Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » Ф. К. Кокен » Ф.К.Кокен. - Образ Ленина


Ф.К.Кокен. - Образ Ленина

Сообщений 21 страница 31 из 31

1

Ф.-К. КОКЕН

ОБРАЗ ЛЕНИНА В РЕВОЛЮЦИОННОЙ
И ПОСТРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИКОНОГРАФИИ

Перевод с французского Т.В. Партаненко

Studia culturae. Вып.7. - СПб., 2004 - С.271-296.

0

21

Официальная церемония однажды завершилась, .и тело Ленина
под стеклянной крышкой было выставлено для почитания у полно-
жья Кремля. Жизнь брала свои права, а художникам надлежало пла-
стически выразить посмертную жизнь вождя и его доктрины сооб-
разно с речами Центрального Комитета. Задача деликатная: фа-
мильярность Черемных могла теперь показаться неуместной, а про-
стой портрет Ленина (по фотографии Оцупа), как на памятной поч-
товой марке, выпущенной 28 января 1924 года, был отныне недо.
пустим.

Не прошло и трех месяцев, как настоятельно необходимое изо-
бражение явил плакат Страхова. Соединив разрозненные элементы
героического прошлого, художник представил Ленина в полный
рост, в движении, с рукой и напряженным взглядом направленными
вперед, по существу доминирующего всей своей «гигантской» фи-
гурой в композиции плаката (рис. 8). Не говоря уж о цветовой сим-
волике, унаследованной от гражданской войны, здесь ничего не
случайно: усыпанная солдатами и штыками бронированная машина
и непременный знаменосец, становящийся символом и воскрешаю-
щий в памяти Ленина Октябрьской революции и гражданской вой-
ны, его кепка или заводские трубы, символизирующие вождя проле-
тариата и главу правительства, энергичное лицо и всевидящий
взгляд, пронзающий будущее.

0

22

http://s1.uploads.ru/i/WSqOf.jpg

0

23

Все-таки этот силуэт Ленина очень существенно превышает
смысл единственного понятия вождь. Примечателен здесь ореол
сияния, излучаемый театральным солнцем, исходящим от персоны
нашего героя, неподвижный и как бы надреальный силуэт которого
являет сверхисторические габариты, освободившиеся по его смерти.
На грани между привычным лидером прошлых лет и социалистиче-
ским пророком, чья мысль и практика неколебимо руководила дея-
ниями учеников и последователей, этот плакат служил лримером
развивающегося апофеоза вождя. Наконец, сдержанность надписей:
двойная дата (1870-1924) на верхней линии, которой соответствует
простая подпись председателя совнаркома - надписи, утверждаю-
щие и усиливающие впечатление от Ленина, остановленного в рас-
цвете сил и отныне времени неподвластном. Если существует пла-
кат, заслуживающий титул «революционная икона» [18], то это,
безусловно, плакат Страхова, Отметим, что художник добился ус-
пеха, сумев соединить в одно целое и даже запечатлеть, различные
персонажи, прославляемые воззванием Центрального Комитета. ЭТО
все сразу - товарищ Ленин, Владимир Ильич, и «дорогой Ильич»,
смерть которого, как тому и должно быть, совершенно не помешала
его жизненному поприщу.
Наконец, вопреки некоторым более поздним утверждениям,
единство партии, оставленное якобы без внимания в работах, по-
священных Ленину, не утрачено. Этот колоссальный силуэт, еди-
нолично выделяющийся на горизонте будущего, воплощает имен-
но единство Партии, для которой Ленин стал высшим авторитетом
и «воплощением коллектива». Соединив элементы - и сантимен-
ты, - разрозненные до тех пор, превосходная обобщающая компо-
зиция Страхова указала путь и дала покойному вождю образ, взя-
тый - в большей или меньшей степени - за образец всеми ленин-
скими иконографами.

0

24

Последнее действительное нововведение появилось в 1927 году
благодаря фильму Эйзенштейна «Октябрь», афиши которого изо-
бразили Ленина стоящим на башне броневика, по мотивам его при-
езда в Петроград в апреле 1917 года [19]. Эта фигура, вдохновившая
(среди других) памятник С. Евсеева, воздвигнутый около Финлянд-
ского вокзала (рис. 9), представляла двойное своеобразие: не до-
вольствовшись воскрешением в памяти автора «Апрельских тези-
сов», отсутствующего в композиции Страхова, она явила Ленина на
пьедестале, достойном его. Стратег революции, оседлавший свой
броневик, обретает новое величие и, наконец, может соперничать с
традиционными конными изображениями. Конным императорам
прошлого соответствует Ленин на своем паровом военном коне, ко-
торого ему не доставало. Пустота заполнилась, Советская Россия
наконец-то обрела своего «Медного всадника».

0

25

http://s1.uploads.ru/i/HgV3Z.jpg

0

26

Тот же 1927 год стал свидетелем издания первого изображающе-
го Ленина лубка, выпущенный тиражом десять миллионов экземп-
ляров и продававшийся по цене пять копеек, этот овальный портрет
художника Эберлина имел своей целью противостоять в деревен-
ской глубинке лубкам старого режима, продолжавших украшать
крестьянские избы, и популяризировал образ вождя большевиков,
уверенного в себе, властного, внешность которого была нарисована
по фотографии Оцупа. Выпущенный многоцветным, на бумажном
картоне, этот чуть ли не официальный портрет Ленина вытеснил
изображение революционера-полуанархиста октября 1917-го, под-
стрекающего народ «грабить награбленное», о нем свидетельствует
любопытная иллюстрация (рис. 5), уникальная в своем роде, отно-
сящаяся к эпохе гражданской войны. Это двусмысленное изображе-
ние революционера-большевика - в руках - огонь, лицо - преступ-
ника - станет решительно устраняться, и Ленин никогда больше не
будет увиден как разрушитель старого порядка, и еще менее как
поджигатель. Страница перевернул ась: революция народная, сво-
бодная, импровизированная уступила в пользу доктринальной рево-
люции сверху, ставшей результатом руководства, «управляющего»
страной и указывающего путь для большинства народа.

0

27

Прервем здесь анализ и попытаемся кратко резюмировать ос-
новные выводы. Заметим, прежде всего, что образ Ленина начал
распространяться с 1918-1919 годов, значительно раньше, чем это
считается обычно. Ссылаясь на личную скромность Ленина, неко-
торые авторы описывают его как человека, враждебного всем фор-
мам прославления его персоны, В действительности же руководи-
тель советского государства, как никто внимательный к проблемам
пропаганды, был достаточно осмотрителен, чтобы не понимать ее
мобилизационной роли и отвергать художников, даже если его лич-
ная скромность при этом и страдала.

Вначале это олицетворение Советской власти не имело такого
размаха, и изображение Ленина в большинстве плакатов граждан-
ской войны как раз отсутствовало. Более того, Ленин здесь пред-
ставлен отлично от того образа, который установится: на одном
уровне с остальными действующими лицами.

В самом деле, надо было дождаться 1920-х годов и сооружения
мавзолея, чтобы изображение Ленина забралось на бронированную
башню 1917 Г., чтобы оно прекратило быть настоятельно необходи-
мым и, мало-помалу, уступило любому другому изображению, С
1918 по 1925 год начальный образ Ленина-большевика эволюцио-
нировал и наполнился всеми теми атрибутами и новыми смыслами,
которые породили иное воплощение: сразу предводитель мирового
пролетариата и вестник нового мира, про образ и проводник буду-
щего человечества, вождь коммунистической партии, с которой он
себя отождествляет, и которая создана лишь им самим, как провоз-
глашали хорошо известные стихи Маяковского. От Наппелбаума до
Страхова и Евсеева, метаморфоза поразительная.

0

28

Может быть, если все взвесить, эта метаморфоза была неизбеж-
на, и невозможно представить было (особенно после 1924 года) Ле-
нина как простого умершего, не включая так или иначе в его образ
эту значительность, сущность которой составила его посмертную
политическую жизнь и интернациональный уклон его революцион-
ного дела. Разумеется, это изображение верховного и чуть ли не не-
погрешимого руководителя не соответствует духу «Государства и
революции», который как раз подразумевает уничтожение вековой
дистанции между руководителями и руководимыми, отмечая этим
знаком будущее социалистическое общество. Но было трудно и аб-
страгироваться от необходимости почитания народными массами,
привыкшими (и не только они одни) видеть руководителей окру-
женными помпой и триумфальным величием.

Плохо согласованное с анархичным и децентрализованным ду-
хом революции в ее начале, это превозношение советского лидера
могло, однако, апеллировать к тексту Маркса и Энгельса, призы-
вавших «суровыми рембрандтовскими красками во всей своей жиз-
ненной правде» изобразить руководителей победившей революции.
Но если растущий вал изображений Ленина так находил себе теоре-
тическое оправдание, тогда художникам стоило бы и вдохновение
свое искать у автора «Золотого шлема» и «Борьбы с ангелом». В
сущности, вопреки важности символики, заключенной в них, эти
многочисленные изображения Ленина были и продолжают оста-
ваться выполненными в реалистичном стиле, отделенном от изоби-
лия художественного опыта современного русского искусства. Это
не странно: социалистический или нет, этот «реализм», кажется,
больше соответствует культуре и эстетическим традициям народа,
который не мог бы усвоить политическую идею, выраженную в
терминах абстрактных или не доходчивых, но оставался большой
риск заморозить эволюцию на командном реализме.

0

29

И полбеды, когда бы персонаж Ленина ограничился лишь иден-
тификацией с его личныи режимом, не устраняя при этом все иные
формы аллегорий и символов. Ведь художники начали поиск в
1918 году во время первых революционных праздников, были под-
готовлены пластические воплощения Революции, Конституции,
Свободы или Труда, наконец-то освобожденного. Довольно привес-
ти пример стелы, посвященной Конституции, оформленной Андрее-
вым в античном духе в виде крылатой победы, или же всадника Ре-
волюции, с мечом в руках, сидящего на вздыбленном коне, укра-
шавшего Большой проспект Васильевского острова. Какими бы не
были недостатки этих первых работ, но это был достойный путь и,
остававшаяся вначале на заднем плане фигура Ленина, перестала бы
монополизировать и заслонять собой всю иную революционную
символику. Монополизировать до такой степени, что развитие ле-
нинекой иконографии вызвало атрофию любых иных представле-
ний. Советский Союз, к сожалению, не познал ни своей Марианны,
ни своей Свободы (Делакруа), ведущей народ и освещающей мир,
на который она могла бы претендовать по праву. Ибо, приняв все во
внимание, единственный персонаж Ленина был не в состоянии
справиться со всем сразу.

И последнее замечание: оказалось, что, затмив собой все прочие
аллегории - Революции, Свободы или Правосудия, изображение
Ленина придало новому режиму образ преимущественно муж-
ской [20], не сохранив от Рембрандта ничего кроме могучих и стра-
стных мазков. Можно ли не сожалеть, что Советская Россия лиши-
лась иного полюса, всякого женского противовеса и всего, что есть
в женских аллегориях - нежности, сострадания, «света»?

+1

30

Примечания:

1. Утро России. 8 марта 1917, № 65.

2. Декрет «Об изобразительном искусстве» от 11 января 1918 г.,
предлагавшим «рассматривать искусство как средство агитации».

3. Шишло Б. Улицы революции //Декоративное искусство СССР.
1970. № 3. C.5-12.

4. Искусство. 1934. № 1. С.148-149. Возможно этот рисунок
был отголоском похорон кота-Петра Великого, известного рус-
ского лубка.

5. Одна из этих фотографий послужила иллюстрацией к статье
«Ленин» // БСЭ. 1973. Т.15. Ил. 17. С 1919 по 1925 гг. П.А. Оцуп
был официальным фотографом ВЦИК.

6. Агитпоезда ВЦИК: их история, аппарат, методы и формы ра-
боты. М., 1920. С.5-6.

7. Беднота. 1918, № 85,10 ноября. С.1. Здесь видно, что термин
«вождь» больше не отрицается, он появляется в первые месяцы Ок-
тябрьской революции.

8. Коммунар. 1918, № 26,9 ноября. С.l. Рисунок фигурирует под
названием «Товарищ Ленин, сметающий хлам с лица земли». См.
также: Беднота. 1918, № 85,10 ноября. С.1.

9. Бутник-Сиверский Б.С. Советский плакат эпохи гражданской
войны, 1918-1921. М., 1960. С.206-207 (репродукция). Вопреки обо-
значению, данному автором, это плакат работы Черемных совмест-
но с Дени.

10. В новой пролетарской символике революционного периода
земной шар служил представлением npолетариата как «хозяина все-
ленной», боевой меч гражданской войны имел вид «скипетра». На-
конец, не забудем, что железная метла была обычным аксессуаром
сказок и легенд русского народа.

11. Алексеев Д., Серов А. Георгий Алексеев. М., 1971. С.11-12. В
общем было разослано тридцать восемь бюстов.

12. Бутник-Сиверекий Б.С. Указ. соч. C.170-171,  № 285. В жур-
нале «Искусство» (1934, № 1. С.101.) есть репродукция этого плака-
та, «одного из самых первых изображений Ленина в советском пла-
катном искусстве», уточнение - Иоффе М.Л. М.М. Черемных. М.-
Л., 1949. с.16.

13. Плакат хранится в музее Революции, Санкт-Петербург.

0

31

14. Полонский В. Русский революционный плакат. М., 1925. С.5.
По-своему этот плакат иллюстрирует принцип «единовластия», с
которым в промышленности тогда же боролась Рабочая оппозиция.

15. Использованный в дальнейшем в рамках пропаганды для
«выдвижения Ленина», этот плакат, экземпляр которого хранится в
музее Ленина в Ленин граде, воспроизведен в статье М. Иоффе.
Плакат // Искусство. 1934. № 1. С.102.

16. Сердцем слушая революцию. Л., 1977. Репродукция 260.

17. Луначарский А.В. Ленин в Совнаркоме // Луначарский А.В.

Воспоминания и впечатления. М., 1968. С.186. Здесь портрет Лени-
на этого автора, который «не знал лица прекраснее, чем лицо Ильи-
ча», запечатлевшее «необычайную силу».

18. Если учесть выражение плакатиста Д. Моора, совершенно
серьезно употребившего обратное сравнение: «Икона - плакат эпо-
хи феодализма». Кауфман г. С.Д. Моор. М., 1937. С.95.

19. В Санкт-Петербурге на правом берегу, где он «рифмуется» с
конной статуей Петра Великого работы Фальконе.

20. В образе самой Коммунистической партии, насчитывающей в
1926 году 85% мужчин.

0


Вы здесь » Россия - Запад » Ф. К. Кокен » Ф.К.Кокен. - Образ Ленина