Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Украинский кризис


Украинский кризис

Сообщений 41 страница 60 из 390

41

Бармен написал(а):

Когда свет выключат - мы быстро присоединимся))

Ну так вырубай.)))

0

42

Голясо, насяльника!))

http://s9.uploads.ru/S4TCn.gif

0

43

Бармен написал(а):

Голясо, насяльника!))

Хоспидяяяяя, тебя что, учить надо?
Возьми специальный инструмент

http://s8.uploads.ru/f7hXa.png

0

44

Домовой написал(а):

Хоспидяяяяя, тебя что, учить надо?
Возьми специальный инструмент


Коне-е-ечно, не тебе вкручивать лампочку ))) Приглашай потом специалистов)

http://s8.uploads.ru/2cnJ7.jpg

0

45

Автор - Александр


Дорогой В.П.!

Все нынешние «страсти», волна лицемерия, засилье «мелкоты», т.е., в сущности, суета, неизбежно схлынет. Но, по-моему, остается один очень глубинный и «проклятый» момент, с которым я уж не знаю, что делать.

Подобно тому, как мы совершенно искренне возмущаемся поведением Запада, точно так же и не менее искренне (даже поверх всей пропагандистской «дезы» ) возмущаются и они. И, мне кажется, во многом тоже обоснованно – исходя из собственного типа не только мировоззрения, но и еще глубже – мирочувствия. Я имею в виду различие наших цивилизационных кодов: Запада, с одной стороны, и православного Востока, с другой (у нас различны даже интуиции!). В нынешнем политическом кризисе, похоже, разверзлась как пропасть эта цивилизационная граница – по большому счету замазывавшаяся веками.

В чем есть и наша вина: не умеем объяснять. А почему? Мы сами, столетиями осваивая европейскую культуру, по сути приняли ее систему категорий. Мы говорим, вроде, по-русски, но при этом – используя чужой понятийный язык – говорим, по существу, и не «по-русски», но также не полностью и на европейский манер. Можно сказать, что мы в конечном счете «плохие европейцы», и это, с «их» точки зрения, по-своему верно. А «хорошими – в том числе внятными – русскими» мы до сих пор не сумели стать.

Русская философия (а философия – это сама глубинная формула, система мышления) весьма много обещала, но так и не успела «дозреть». В начале ХХ в. мы остановились буквально в шаге от собственных внятных формул – и сорвались: в марксизм, т.е. опять-таки в европейский в конечном счете тип мышления.

То же относится и к политической мысли, политологии – мы все так или иначе говорим с Западом на их языке, и нам даже самих себя (в рамках этого языка) до конца не удается понять. И мы только норовим все время внести в европейский стиль мысли «поправки», которые они в основном воспринимаются как «второстепенные», малосущественные. Но ведь дело-то, конечно, не в «поправках», а в том, что сама основа нашего цивилизационного чувствования – принципиально иная. Европейцы даже не понимают, в чем наш «пафос», какие силы нами движут, когда мы порываемся им объяснить: «Да, в принципе можно смотреть на вещи и с того угла, как вы говорите, но все-таки все обстоит не совсем так: мир устроен иначе».

Ну, различие тут пусть не в такой, разумеется, степени как между европейским и китайским сознаниями: одним в принципе не понять других. Вернее, чтобы понять китайцев, придется погрузиться в их «странную» систему категорий типа «инь-ян», т.е. стать, по сути, «чудиком» в восприятии «нормального» европейца. Адепты китайской культуры становятся маргиналами в собственных, т.е. западных, странах (здесь: включая и Россию). У них не только интересы совсем иные, чем у «нормальных», но они и иначе себя ведут, говорят, выглядят. У них другой «смысл жизни», т.е. сверхценности.

Н.И. недавно прислал мне прекрасную статью историка Николая Ульянова «РУССКОЕ И ВЕЛИКОРУССКОЕ». Речь там, в частности, – о самом начале русской истории, т.е. самых первых шагах превращения разрозненных славянских племен (пребывавших еще на достаточно низком уровне развития) в единое государство. Даже не только в «единое», но и вообще «государство», т.к. прежде славянские племена (кривичи, вятичи и т.д.) стояли на догосударственной ступени.

«Русь», «русский» – это исходно та многонациональная элита (в которую входили представители многих народов, вплоть до еврейских купцов), которая превратила множество славянских племен в своих данников. Однако роль этой «Руси» отнюдь не сводилась к «крышеванию» и «доению» последних. Мол, мы будем вас защищать от внешних врагов (от «наездов»), а вы нам должны постоянно «отстегивать». Нет, функция изначальной господствующей элиты (т.е. «Руси») была одновременно и цивилизующей.

Они не просто «доили» своих подданных (собирали с них дань) и даже не просто действительно защищали их от внешних врагов (с помощью профессиональных военных дружин, состоящих во многом из «местных»), они – организовывали народы славян, просвещали их, они внушали этим разрозненным и зачастую враждующим друг с другом племенам сознание их единства. Т.е. единства не только государственного (в качестве подданных единой державы), но и национального, конфессионального – еще даже до принятия христианства. А с принятием последнего (вернее, утверждением: порой «огнем и мечом») – еще и перенос ряда культурных ключей из Византии (включая и кириллическую письменность).

Цивилизующая роль властей была и социальной. Если исходно у славянских племен – гл. обр. родовые формы самоорганизации, то новые формы вносились именно властями. Тут излишне прибегать к презумпции «доброты» властной элиты. Дело не в «доброте», а в рачительности хозяев. Более рациональным образом организуя подвластные сообщества («модернизация»), «Русь» повышала на своих территориях производительность труда, по-нынешнему, ВВП (значит, можно собирать больше дани). Она стремилась предотвращать и традиционные межплеменные конфликты (если подданные будут драться друг с другом, то работников станет меньше, земля станет меньше родить).

Так вот, эта исходная матрица, согласно Н.Ульянову, запечатлелась в русской политической жизни навеки. Подобно тому как каждый из нас становится тем, кто он есть, в основном уже в раннем детстве («все мы родом из детства»). Эта матрица, соответственно, прошла через всю нашу историю. И, скажем, в Российской империи ее элита – не только государственно-политическая, военная, но и культурная – всегда была многонациональной (не только из славян, но и из татар, немцев, поляков, шведов, шотландцев, грузин…).

Когда Пушкин говорил, что «у нас единственный европеец – правительство», он имел в виду не столько собственно «европейскость», сколько «рациональность», цивилизующую роль.

Совершенно справедливы – с европейской точки зрения – упреки в адрес нас, русских, что мы очень плохо умеем самоорганизоваваться. В частности, результаты последнего референдума в Крыму доказали, насколько страстно хотело тамошнее население в Россию («домой», «на родину»). Но что им мешало еще раньше – еще до всяких межгосударственных конфликтов – образовать свои мощные «русские» партии? (Конструктивно договорившись и с татарскими, т.е. предлагая им больше, чем может дать Киев.) Выигрывать все выборы, выступать с внятными требованиями независимости от киевских властей. Тогда бы и «мировое сообщество» (т.е. Запад) понял бы резоны нынешнего отделения. И принял бы его.

Низкая способность к самоорганизации у русских и в той же Прибалтике. А также – на казахстанском Севере. Ведь на момент распада СССР в Казахстане было 40% русских («русскоязычных»), а теперь – только 20% (и в основном старичье). Все, кто мог, «проголосовал ногами», т.е. убежал от новых властей (переехав в Россию или, как немцы, в Германию). И кто, мол, мешал всем этим массам образовать собственные политические движения, формулировать ясные (и твердые) требования?

Та же неспособность к самоорганизации – и на нашей собственной почве: череда неудач формирования партий «снизу». Если кто-то активно самоорганизуется, отчетливо формулирует свои «хочу», то это прежде всего «инородцы» – пусть не всегда этнические, но культурные («вестернизованные»).

«Русские – рабы по природе»? «Они сами ничего политического не хотят делать, а только ждут благодеяний от своих властей»? Так выглядит подобная картина в европейских глазах. Сюда же – «этатизм».

Все так, да не так. Речь – о самом типе отношений между людьми, отношений общества («народа») и государства. И даже экономические отношения, не говоря о социальных, политических – лишь материальное выражение культурных («духовных»).

Начнем с самого простого – с категории «рабства». Как известно, массовому римскому, а затем и американскому рабству (раб – только «говорящее орудие», вокруг – вооруженные охранники, щелкающие бичи) исторически предшествовало так называемое патриархальное рабство. Оно принципиально отличалось от позднейшего обезличивающего, чисто насильственного. Раб был по существу таким же членом семьи, как и дети ее главы. Раб трудился, жил и питался вместе и наряду с сыновьями. Он мог был быть продан? – Да, но так же, как и дочери и сыновья. Тут не было еще того отчуждения и даже кровной вражды между рабом и хозяином, как это было на римских и американских латифундиях, на рудниках. Не было, соответственно, запредельной бесчеловечности.

И позднее: если для западноевропейских рыцарей-феодалов их крестьяне – только «навоз», то для России – в норме (как во всякой норме, пусть с исключениями) – все же не было характерно такое уничижение.

И дело, конечно, не в гипотетической «доброте» русских бояр и помещиков, с одной стороны, и в исключительной «злобности» европейских господ, с другой. Работали вполне позитивные факторы, и историки их давно объяснили. Для любого аграрного общества главная ценность – земля и люди, т.е. работники. В Европе было мало земли и много людей, в России – наоборот, много земли и мало людей. Стандартные рыночные законы: чего много – ценится низко, чего мало – высоко. Оттого в средневековой Европе –постоянные войны (за землю) и смертные казни. Тогда как русская история вплоть до начала ХХ в. в целом была намного менее «кровава». Дело, повторяю, вовсе не в «доброте» русских феодалов, властителей, но убивать массы людей тут было все равно что рвать ассигнации, выбрасывать золото. На такое идут лишь безумцы (хотя и они, понятно, периодически попадаются).

В результате мы, жители России, даже «рабство» воспринимаем иначе, чем европейцы. Для нас в нем не исчезли коннотации «патриархальной, т.е. отеческой, заботы» (отсюда: «царь-батюшка» и помещик – тоже «батюшка»). Отец, если что, может и выпороть, но он «имеет право», в конечном счете «учит» ради нашей же пользы. И главное тут – чтобы отец любил, по-доброму относился (вот к этому в России очень чутки). Это и к «правам человека»: выстраивать ли строгую сетку предписаний (что можно, чего нельзя – напр., шлепнуть своего любимого ребенка по попке)? Или жизнь настолько богата, что и томами законов ее не регламентировать?

Таким образом, в русской матрице до сих пор нет того фундаментального недоверия в отношениях между обществом и государством, которое в высшей степени присуще Европе.

Кроме того, психологи, исторические географы давно отметили: высокая скученность людей предрасполагает к агрессии и конфликтам. Плотность населения в Европе намного выше российской, заметно раньше там началась и интенсивная урбанизация.

В России, если жизнь становилась совсем невыносимой, всегда было куда бежать (далеко, в незаселенные земли). В Европе такой возможности не было («бежать некуда»: вплоть до эпохи колонизации, позволившей наиболее недовольным, пассионарным слоям массово «выплеснуться» за океан).

Если бежать некуда, то приходится либо воевать, устраивать революции (столкновения одних групп с другими), либо же – создать-таки строгие правила общежития. Установить четкий закон, выстроить сбалансированную систему взаимных прав и обязанностей (а конфликты разрешит суд). В России развитой правовой системы по существу нет до сих пор. Для нас «воля» (в том числе и бежать, а там – в одиночестве – хоть стой на голове, хоть кричи ясным соколом) до сих пор подменяет «свободу» (ответственную перед другими: «моя свобода заканчивается там, где начинается твоя»).

Весьма различны на Западе и в России и силы, формирующие социальные отношения, т.е. отношения внутри общества (уже не между обществом и государством). На Западе – это агональность (соревновательность, конкурентность) и риторика. Т.е. мало того, что люди самостоятельно (уже не по инициативе и с подачи властей) объединяются в группы по «интересам», но затем эти группы («прижатые» – в силу скученности – одна к другой) вступают в конкуренцию между собой. Каждая из этих групп формулирует и ясно высказывает свои рациональные требования, стремится – путем убеждения – навербовать себе больше сторонников, чтобы затем, посредством голосований, провести эти требования в общую жизнь.

Агональность и риторичность – еще со времен древнегреческих полисов. Затем – в Европе Нового времени. Капитализм (как древнегреческий, так и европейский) – с его экономической конкуренцией, системой договоров (взаимовыгодных сделок) – материальный коррелят подобного социокультурного состояния.

Совсем иной тип отношений в общине (первоначально родовой). Члены семьи, общины, конечно, тоже могут поссориться между собой (даже «насмерть»). Но все же для общинных отношений типологически не свойствен подход «ты мне – я тебе». Отец покупает дочери сафьянные сапоги отнюдь не за какие-то встречные услуги, а потому, что ей «надо», она «заневестилась». Покупка для нее одной на общие деньги всей семьи – исходя из понимания, если не прибегать к такому напыщенному слову как любовь.

Есть ли в таком подходе ГАРАНТИЯ справедливости? – Ее нет. Возможно ли, что покупкой дочери дорогих сапог будет нанесена обида другим членам семьи, «обделенным»? – Вполне возможно. Жадность, ревность, зависть, как уверяют психологи, – из-за внедренных в межчеловеческие отношения критериев «больше-меньше». Ну, это по-библейски: Бог любит Авеля БОЛЬШЕ, чем меня, Каина, значит, – из злости, из зависти и из ревности – Авеля нужно убить.

Каков выход? Парадигма капитализма (как античного, так и нынешнего) – во всяком распределении благ (материальных ли, правовых) следует исходить из точного расчета, из «справедливости» и закона. Как бы ни понимать подобную «справедливость»: «каждому – по заслугам» (сколько наработал, столько и получай: собственно «капитализм») или «всем поровну» («коммунизм»). Своеобразная «дигитализация». И это – вполне эффективный путь к предотвращению большого зла (наподобие инцидента Каина с Авелем).

Но предотвращение зла – это еще далеко не путь к добру! Предупреждение конфликтов (вплоть до кровавых) – вовсе не равнозначно утверждению доброго мира. Например, если внедрить в семье какие бы то ни было строгие отношения «справедливости» (наподобие «ты мне – я тебе», «по заслугам» или даже «всем поровну»), то любовь, душевное взаимопонимание из такой семьи уйдут навсегда. Ведь, скажем, Маше уже исполнилось восемнадцать, и ей нужны сафьянные сапоги («девка на выданье»), а вот Катя, которой лишь одиннадцать, пока обойдется без таких сапог. Пусть подождет. И главное – пусть ПОЙМЕТ! И приняв подобную «несправедливость», Катя – которой тоже, разумеется, до слез хочется таких же сапог – в конечном счете станет любить и Машу, и своих родителей еще больше. Ведь, ПОЖЕРТВОВАВ своими желаниями ради другого, мы не только опираемся на любовь к своим ближним, но и еще более взращиваем такую любовь в себе. Разве не этому – и в еще значительно более экстремальной форме – учит нас христианство? Как говорят западные психологи: «инвестиция любви», – хотя лично мне не нравится тут «инвестиция», ибо она всегда – в расчете на будущую прибыль, а тут – жертва, без какого бы то ни было практического расчета («на моем месте Маша поступила бы так же, т.к. мы любим друг друга»).

Ну да, с конца XIX ¬¬¬¬– начала ХХ вв. вместе с мощной волной индустриализации в Россию властно ворвались и капиталистические отношения. Тонны бумаги написаны о коллизиях столыпинских реформ, разрушения крестьянской общины. Социальные формы резко менялись, но вот поспевали ли за ними нормы социокультурные? И не обязано ли крайнее УРОДСТВО советского коммунизма скрещиванию ужа с ежом, т.е. отчужденно-индустриалистских и традиционно православных норм? (И кровища, насилие тут полились буквально рекой.)

Упаси Бог, я ни в коем случае не призываю, подобно некоторым консервативным философам, к возвращению былых патриархальных, общинных форм. Это совсем смешно – и исторически («необратимость истории»), и практически. Да если бы Россия не стала индустриализироваться (еще с Петра, затем и через большевиков), ее ныне бы просто не было: она была бы «размазана» колоннами танков и тучами самолетов со всей своей «духовной самобытностью». Но я предлагаю только ПОНЯТЬ – нас, русских. Хотя, конечно, если априори нет такого желания, то понимания и никогда не найти. Внушить другому свою систему категорий – уже полпути к власти над ним. Особенно если из этой системы вытекает, что внушаемый второстортен.

Но хотят ли на Западе даже только попробовать нас понять, влезть в нашу кожу?

Да, в том же Крыму население более 20 лет не могло самоорганизоваться, чтобы в «цивилизованных» политических формах отстаивать свое желание быть вместе с Россией. Они лентяи и дураки? – По-европейски, да. А может, в такой неспособности присутствует и нежелание политических конфликтов? Ведь последних, конечно, не удалось бы избежать, если бы русские сорганизовались и вступили бы в противостояние с народом остальной Украины. Что, драться? Драться (хотя бы ругаться на повышенных тонах) с теми, кого в конечном счете воспринимают как братьев, т.е. с украинцами? Возможно, отчасти и страх: у украинцев – большое государство, а мы, крымчане, – «маленькие».

Однако теперь в Киеве сами украинцы ожесточенно передрались между собой. И это – власть? Мало того, новая власть вдруг запретила нам, русским, говорить на своем языке. Вы – братья? Но братья так не поступают. Не естественно ли желание стремительно бежать от подобного ужаса? Ужаса пусть даже еще не практического (хотя у страха всегда глаза велики), но явно метафизического: рушится мир.

Мы, русские, с таким же ужасом и возмущением смотрели на события осени 1993 г. в Москве – со стрельбой, расстрелом из танков парламента. Кто был прав там, кто виноват: «демократы» или «патриоты»? – Прав – НИКТО, а виноваты – стороны обе. Ведущее ощущение – «мир сошел с ума» (после нашей Гражданской большинство очень боится подобного). И когда на ближайших парламентских выборах побеждает «третья сила» (ЛДПР), один из ведущих «демократов» восклицает: «Россия, ты обалдела!» – Ну, это еще неизвестно, кто «обалдел», а кто в самом деле «нормальный»: вы, политические активисты, или же те, кто видит в яростных политических столкновениях сплошное безумие. Большинство воевать не хочет!

Совсем не хотели воевать и крымчане, месяцами наблюдавшие на экране картины насилия и боявшиеся: «Потом придут к нам!»

На кого им было надеяться? Исключительно на свои силы: вооружаться, готовясь дать отпор националистам, которые вторгнутся в Крым? Ведь понятно, что пришлось бы воевать друг с другом еще и русским с татарами (симпатизировавшими Майдану) в самом Крыму. Т.е. еще и гражданская война?

Каков выход? Оттого и обращение к России: «Родимые, вы уж не бросайте нас снова!» И что, со своей стороны, было делать России? Ждать, пока прольется первая кровь? Или терпеливо смотреть, как националистические молодчики, приехав на «поездах дружбы», утверждают свои «порядки»? А кто бы стал спокойно смотреть как хулиган с битой «разбирается» с вашим братом? Да, может быть, даже и не ударит, но запугает насмерть.

Я понимаю европейцев: с одной стороны (новых киевских властей) – ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ угроза, а с другой (России) – РЕАЛЬНЫЕ действия с применением армии. С правовой точки зрения, явная «несимметричность» (неадекватность ответа). Но в результате: полилась ли в Крыму кровь (как в том же Киеве)? Оказались ли люди в Крыму запуганными? – См. не только цифры результатов референдума, но и общее ликование на улицах. «Нас спасли наши братья! Мы вместе! Нас любят!»

Если честно, то лично я (в тоге «политтехнолога») до сих пор считаю стремительное воссоединение России с Крымом НЕРАЦИОНАЛЬНЫМ. Как я и писал Вам в предыдущем письме, я полагаю, что был более «трезвый» путь («замораживание» экономических связей с русофобским режимом + финансовая и организационная поддержка «сопротивления» на Востоке, Юге Украины и в том же Крыму). Тогда можно было бы «выиграть» всю Украину. И Россия в глазах Запада выглядела бы более «цивилизованно», чем сейчас. Но «мой» вариант предполагал бы, конечно, кровь, возможно, не совсем малую.

Для «теоретика» и для «политика» реальная кровь – всего лишь аргумент, выкладываемый на стол переговоров. Чем больше крови, тем аргумент «весомей».

И оттого я в конечном счете не знаю: оставаться ли мне в рамках «рациональности» (сюда же и «прАва») или же обратиться к анализу последних событий своей более «человеческой» стороной? В последнем случае тогда каждая спасенная жизнь – главное благо. Не дать смертельно запугать другого (тем более «своего») – благо тоже.

И тогда – в конечном счете НЕВАЖНО, чем дальше обернется поступок Москвы. Долговременные, стратегические потери для нас всех – очевидны. И тут не только и даже не столько экономические санкции Запада (я верю, что они в конечном счете смогут придумать, как «наказать»), сколько – прощание очень надолго с надеждами на экономическую интеграцию СНГ, тем самым и лишение России перспектив более-менее приличного «собственного» рынка. Да, этот – еще недавно самый реалистичный – вариант, скорее всего, провалился. Я также понимаю, что «приобретение» Крыма – совсем не полноценная компенсация подобных «больших» потерь. Вполне возможно, что Путин здесь повел себя не вполне как политик, а скорее как человек. Хотя имеет ли право президент перестать быть политиком (значит, «трезвым», «циничным»)?

Но это на Западе постоянно «считают», а мы, в России, ведем себя зачастую «неразумно». Однако неразумно ли в другом смысле? Впрочем, мне, как человеку все же преимущественно рациональному, также понятно, что у России все же есть рациональный выход. И, если сумеем, то «не было бы счастья, да несчастье помогло».

Да, я верю, что Европе удастся постепенно отказаться от русских газа и нефти, перекрыв нам тем самым источники финансирования. Понимаю прекрасно, что альтернатива – нефть и газ в Китай – отнюдь не будет полноценной заменой: Китай, конечно, никогда не станет брать тот же газ за 400 долл. за тысячу кубов, тем более зная, что у России уже нет выбора.

Россия сейчас – перед огромным историческим ВЫЗОВОМ. Каким может быть ОТВЕТ?

Ой, боюсь, что Путин, говоря о «мобилизационной экономике», имеет в виду что-то чисто «защитное» и внутренне консервативное. Хотя, с моей точки зрения, настоящая «мобилизация» тут – призвание всех национальных сил. А это означает НАСТУПАТЕЛЬНОСТЬ. Что я имею в виду?

Неотложное продвижение больших совместных проектов с различными странами. Например, с теми же Индией и Бразилией – совместный ГЛОНАСС. Об этом давно говорят, но нужно форсировать. Не нужно бояться «утечки технологий». На одни собственные деньги мы все равно ничего не сделаем, так что пропадет и то, что имеем (все наши идеи пойдут в мусорную корзину). Совместно, на общие деньги делать одно и параллельно разрабатывать свое другое. Умных голов у нас хватит, а увеличившееся финансирование и национальный энтузиазм не заставят ждать и новых идей.

Аналогично – с совместными атомными, космическими, авиационными проектами. И вообще любыми – везде, где только у нас есть идеи. Ни в коем случае России нельзя оставаться одной, опираться только на свои экономические ресурсы. Не «стесняться» и с военными технологичными разработками.

Но и этого очень мало, ибо такой вариант – только для русских «больших» игроков (наших концернов, КБ). Совершенно необходимо, по-видимому, подключить «народный энтузиазм», убрав все препоны с развития малого и среднего бизнеса. Начиная, конечно, со стандартного импортозамещения. Напр., я пишу самыми дешевыми шариковыми ручками по 10 руб. – все из Италии! Это что, мы пластммассу из собственной нефти не можем сделать и наладить штамповку? Зачем тратить валюту? Нефтегазовые деньги некуда девать?

Импорт продовольствия – просто абсурд, при обилии наших земель. Если мы по-прежнему будем развивать сельское хозяйство гл. обр. через мегафермы наших концернов, то так можно двигаться к цели десятки лет, которых – как теперь понятно – у нас нет. В конечном счете ведь можно пустить и таджиков на пустые земли – пусть работают как хотят, даже мотыгами. Когда земля своя, люди чудеса совершают. Купят они вскоре и тракторы (тем самым поддержав наше машиностроение).

ОСВОБОЖДЕНИЕ – вот что я понимаю под «мобилизацией». А освобождение экономическое, конечно, неотрывно от политической демократизации (к примеру, через тот же вариант с «активизацией» Народного фронта). Т.е. освобождение народной инициативы (чтобы чиновники не слишком «вязали»).

В «Известиях» недавно один автор напоминал о предпосылках несостоявшихся косыгинских реформ («хозрасчет», «шабашники»…). В 1960-х развернулась «холодная война», а также «сдерживание» СССР. И Косыгин (а он ведь во время войны отвечал за снабжение блокадного Ленинграда, у него навсегда – «комплекс блокадника») понял: единственный выход – развязывание народной инициативы. Однако вскоре в Сибири нашли «большую нефть», начался экспорт, и реформы похерили. Но теперь-то нам в самом деле светит «перекрытие крана», так что надо срочно вспомнить о старых разумных средствах! Заранее, а не ожидая, что Запад вдруг «одумается»!

Возможно, России и Европе действительно следует отдохнуть друг от друга лет 10. А когда (и ЕСЛИ) за это время мы не только не «завянем», но и, наоборот, «расцветем», превратившись в экономически мощную державу со множеством живых связей с другими странами во всем мире (не стоит забывать ни о ком – ни о Латинской Америке, ни об Африке, ни Индокитае…), то и разговор с нами будет совсем иным. Мы – не бедные родственники Европы, в позе просителя, а богатая невеста или богатый жених. Тогда еще неизвестно, кто к кому больше захочет присоединяться.

Мне кажется, что альтернатива этому – консервативно мобилизационная экономика («на всем экономить»), «подмораживание» внутриполитическое – неизбежно закончится крахом, московским Майданом. А нам это нужно? Ведь если мы «повалимся», то, боюсь, польется большая кровища, да и страна распадется. Вот тогда нас порознь – «бери голыми руками»: «We win, you lose! We live, you die!» по отношению к нам.

Подключив же к нашей деятельности действительно МИРОВЫЕ ресурсы, а также развязав энергию собственных масс, мы просто обречены на выигрыш. Ведь у Запада уже нет временнОго ресурса в несколько десятилетий – у него неуклонно будет лишь обостряться ситуация «тришкина кафтана» для поддержания своего уровня жизни, доминирования в мире.

Вчера по «Эху» какой-то поляк нам грозил: Америка поставит большую военную базу в Прибалтике, в нескольких минутах лёта от Санкт-Петербурга. Пусть ставят. «Если что», наши ракеты долетят до США и из Сибири. Пусть даже ставят как можно больше баз. Он что, забыли, как сами задушили СССР, взвалив на него гонку вооружений? Если хотят, пусть теперь сами проваливаются в ту же яму. Им даже можно в этом «помочь» – например, разрабатывая с одной страной один вид оружия (скажем, для сбивания спутников), со второй – другой (к примеру, информационно-электронное), с третьей – роботизированные танки, самолеты… Самой же России почти ни фига такого МАССОВО не производить (надолго хватит и ядерного). Пусть янки «погоняются» со всем миром! Пусть готовятся к тотальной «защите» от опасностей со всех сторон. А мы посмотрим, насколько мощна американская экономика.

А.С.

0

46

Уве Клусманн | Der Spiegel

Пекин поддерживает Москву

Недавно центральный печатный орган Коммунистической партии Китая газета "Жэньминь жибао" в передовице написала, что ввиду ситуации вокруг Украины, "окутанной духом холодной войны", "стратегическое сближение России и Китая станет оплотом стабильности в мире". "Россия под руководством Владимира Путина заставила Запад понять, что в холодной войне не может быть победителей". Еще одна китайская газета, Global Times, также контролируемая КПК, пишет о политике западных стран на Украине как о "фиаско Запада". "Его проект создания прозападного режима провалился и создал хаос, упорядочить который у Запада нет ни возможностей, ни мудрости". В этой связи, заключает издание, "мы не можем разочаровать Россию, когда ей приходится бороться с трудностями. Китай должен стать надежным стратегическим партнером".

Дружелюбные и сильные слова о России в ведущих китайских изданиях, комментирует обозреватель немецкого  Der Spiegel Уве Клусманн, свидетельствуют о том, что "в противостоянии России с Западом самая населенная страна в мире стоит на стороне самой обширной страны". Первые полосы китайских госизданий не оставляют ни малейших сомнений.

В частности, Москва и Пекин уже работают над созданием союза, который способен существенно изменить соотношение сил в мире. В настоящее время эксперты российского МИДа разрабатывают проект договора о "военно-политическом сотрудничестве" с КНР. Детали, продолжает журналист, еще неизвестны, но это "соглашение должно пойти намного дальше, чем подписанный Путиным в 2001 году договор о "добрососедстве, дружбе и сотрудничестве".

Ранее Москва, ссылаясь на американцев, отказывалась продавать Китаю ряд своих оружейных систем, но в скором времени может измениться это, пишет Клусманн. Китай, например, давно хочет приобрести у России атомные подводные лодки "проекта 949A", вооруженные крылатыми ракетами, которые способны уничтожать американские авианосцы. Влиятельные представители российского военно-промышленного комплекса также требуют отменить все ограничения для Китая. Эксперты считают, что в авиа- и кораблестроении возможна совместная разработка крупных проектов.

Между тем заинтересованность Китая в военном сотрудничестве присутствует также в отношениях Пекина и Киева. Украина является третьим по величине поставщиком оружия в Поднебесную: только в 2012 году сумма контрактов составила 690 млн долларов. И сближение Украины с НАТО, как опасаются в Китае, может поставить крест на подобном сотрудничестве. По этой причине Китай желает, чтобы Украина осталась в российской зоне влияния, говорится в статье.

0

47

Вот что меня удивило.)))

Разговаривала по тефону со своими друзьями и родственниками из  США и Франции.

Все они там такие правые, что уж правей них тока стенка.)))

Но все в один голос говорят, что Крым присоединяли совершенно правильно.
А вот все эти санкции - это скорей США выгоду ищет, например, для своего сланцевого газа.

0

48

Там опять хотели Майдан, но два крыла Майдана не пришли к консенсусу по вопросу нового майдана. поставили требование с утра объявить мобилизацию и идти на восток.

Мои знакомые девчонки с Востока уже третью неделю сидят на седативах. Мечтают, чтобы нашлись рычаги у России (?) всех уторкать в мирное русло.... За мужчин боятся, за детей, за будущее.

Но когда начинаешь осторожно и спокойно (как с детьми) вводить канву, на которой можно факты разложить, соглашаются, что основную работу им там самим надо проводить. Бедный народ, и это 21 век.... какая-то махновщина.

0

49

Maquis написал(а):

А вот все эти санкции - это скорей США выгоду ищет, например, для своего сланцевого газа.

Их засланцевый газ получится дороже для Европы. Разве что если вся Европа перейдет на биотопливо... А если учесть, сколько дерьма они выливают в сторону России, то его должно с лихвой хватить и на отопление!

0

50

https://plus.google.com/ ЕвгенийКоротин/posts/ao9dHXs3o3e

А последним в списке шло Приднестровье. Пришлось возмутиться и список отредактировали. Кто еще чего ему скажет?)

0

51

Бармен написал(а):

перейдет на биотопливо... А если учесть, сколько дерьма они выливают в сторону России, то его должно с лихвой хватить и на отопление!

:D  :cool:

Бармен написал(а):

в списке

Маразматический список

0

52

Да уж, хотел было раздолбать по каждому пункту по-порядку, но вспомнил комментарии, которые были до этого и подумал, что лучше не терять время с дураком

0

53

Можно я тут положу?

Какой-то дикий фарс происходит. В Киев прилетает глава ЦРУ в поисках пропавших на просторах Донбасса "чёрноводных" наёмников. Мужики Луганска на "Ниве" гоняют по полям ржавый танк. Инвалид Тимошенко объявляет о наборе своей армии добровольцев. В Краматорске другая армия переодетых в форму бандитов громко и неуклюже атакует никому не нужный аэродром. Дегенерату Парубию звонит Жириновский и передаёт предупреждение Кремля. Тот краснеет ушами и хорохорится перед камерой укро-афганского журналиста Найема, с сообщения которого о евромайдане началась вся эта катавасия. Мужики Краматорска берут в плен чемпиона СССР по греко-римской борьбе, которого недавно провозгласили замсекретаря СНБО и послали руководить операцией по зачистке мирных граждан. Тот вышел к мужикам как на духу рассказать им, что они террористы. Мужики поверили и взяли его в заложники.

Тем временем в Киеве Раду легальных экстремистов осаждают нелегальные экстремисты, которые требуют действовать экстремистнее и обвиняют официальных экстремистов в том, что они все куплены Путиным. В ответ следуют такие же обвинения - что Путин подослал под Раду лжемайдановцев, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в самый ответственный момент. Пока экстремисты Киева спорят, кто из них более купленный Путиным, на избитого мирными протестувальниками кандидата в гетьманы несуществующей Украины заводят уголовное дело - видимо, за то, что остался жив. Другого кандидата не пустили в телестудию под угрозой избиения так называемые автомайдановцы - понятное дело, куплены Путиным вместе с покрышками. Самого реального кандидата на победу в выборах, лидера тёмных сил Дарта Вейдера, и вовсе сняли с дистанции - оказался уж слишком светлым и благоразумным на фоне остальных. По телеканалам народ одновременно убеждают в двух вещах: что Украина едина и все вокруг братья и что часть этого народа являются террористами и сепаратистами. Самое забавное, что многие телезрители верят и тому и другому.

Адская смесь цирка шапито, гуляй-поля и экспортной демократии. Ощущение, что сценарий писал редкостный голливудский идиот типа Сталлоне. Хочется нажать кнопку "выкл".
http://russkiy-malchik.livejournal.com/456997.html

Это было бы гомерически смешно, если бы не было так отчаянно грустно.

0

54

Лентяйка написал(а):

Это было бы гомерически смешно, если бы не было так отчаянно грустно.

точные слова :yep:

0

55

Лентяйка написал(а):

Какой-то дикий фарс происходит. В Киев прилетает глава ЦРУ в поисках пропавших на просторах Донбасса

зашла что бы запостить это же..)

0

56

Шедевр очень в духе советских политических анекдотов.)))

А политические анекдоты того времени были и отличные.

0

57

Да, политический свинюшник, согласен. Жалко людей, погибших(( А народ в очередной раз надули, только это не все еще понимают

0

58

сегодня в Луганске и Донецке собираются марши и митинги за единую Украину, ну, вроде как сторонники Майдана, или противники России. Некоторые товарищи пророчат что-то нехорошее. Пугают провокациями в стиле Майдана, когда побили мирных студентов (именно студентов). и вообще, для полноценной операции не хватает уже крови...
от не могу я все отойти. как-то не рассталась я с детским ощущением нас единым народом. и Украина для меня всегда была ну, поле золотое бескрайнее под небом бездонным голубым, редкой птицей до середины Днепра, вечерами на хуторе близь Диканьки, колыбелью Руси. Жалко мне всего этого до слез. неужели ничего уже не склеить?

0

59

Лентяйка написал(а):

неужели ничего уже не склеить?

Да конечно склеится.

С Украиной подобные ситуации весьма не первый раз.)))

Мазепа тоже на Запад рвался, а народ украинский решил к России примкнуть.)))

0

60

Maquis написал(а):

Мазепа тоже на Запад рвался, а народ украинский решил к России примкнуть.)))

Ну, не скажи, сперва много казаков с ним было. И даже в нашем городе отсиживались и плели интриги на пару с Карлой императорской. А потом, когда у гетмана, как говаривал Попандопуло, кончился золотой запас - казачки подались обратно. А Карла, 12-й который, говорят, даже не разрешил им поучаствовать в Полтавской битве   http://s2.uploads.ru/R0MYj.gif от такая историческая правда...

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Украинский кризис