Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Ближний Восток: что происходит?....


Ближний Восток: что происходит?....

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

Валентин Домогадский
26.10.2015, 18:33

Русско-турецкие войны продолжаются

Как известно, Турция в российской истории занимает особенное и почетное место, так как нет в мире ни одной страны или военной силы, с которой мы сталкивались на поле боя столь же часто, как с Великолепной Портой. Бесконечные войны за наследие Золотой Орды, за южную Украину и Крым, за Балканы и Кавказ объяснялись как военной географией, так и личными амбициями власть имущих в обеих столицах. Однако эпоха русско-турецкого противостояния ушла в историю, утянув за собой обе Империи.

Крушение двух величайших империй и строительство на их развалинах новых государственных образований принесло в русско-турецкие отношения принципиально новое начало – примат рационализма над всем остальным. В особенности это проявлялось в постсоветский период отечественной истории. Красочной иллюстрацией новой реальности может являться реакция Турции на грузино-осетинскую войну, в ходе которой Анкара отказала американской эскадре в проходе через проливы. Роль Турции в карабахском вопросе также не стоит недооценивать – турецкий премьер неоднократно оказывал давление на руководство Азербайджана, предотвращая тем самым эскалацию конфликта. Молчаливое одобрение отъезда Крыма домой тоже весьма симптоматично.

Но ярчайшим примером примата рационализма над политическими амбициями является сирийский конфликт, в котором, как известно, Турция и Россия находятся по разные стороны баррикад. Турки выступают на стороне террористов, русские на стороне тех, кто этих самых террористов уничтожает. И фундаментальные противоречия по сирийскому вопросу, который определяет будущее всего региона и на который поставлено очень многое как Россией, так и Турцией, до недавних пор никак не мешал развивать экономические и политические связи между Москвой и Анкарой.

В частности, речь идет о сотрудничестве в атомной энергетике, легкой промышленности, сельском хозяйстве, туризме, строительстве, инфраструктурных проектах и в области транспортировки углеводородов. Не так давно обсуждалось наращивание товарооборота до 100 млрд. долларов в год. Однако российское военное вмешательство в сирийский конфликт внесло свои коррективы не только в региональную политику, но и в русско-турецкий диалог.

«У нас дураков турками зовут»

В прошлом материале мы уже отмечали, что исламистский и «неоосманский» курс правящей в Турции «Партии справедливости и развития», обильно приправленный личными амбициями президента Реджепа Эрдогана, не только привел страну к гражданской войне, но и лишил ее подавляющей части союзников и партнеров в мире. Официальная внешнеполитическая концепция идеолога правящей партии Ахмета Давутоглу «ноль проблем с соседями» весьма успешно реализовывалась на практике до начала «арабской весны», в которой Турция заняла сторону могильщиков светских режимов.

Отношения Турции с Ливией, Тунисом, Египтом и Сирией перешли в состояние «холодной войны» после того, как Анкара вскормила и поддержала оппозицию в лице боевых подразделений «Братьев-мусульман» во всех перечисленных странах. С Израилем, который даже принимал участие в военных учениях на территории Турции (беспрецедентная акция для Ближнего Востока), не задалось из-за спора вокруг месторождения углеводородов в Средиземном море, принадлежащего Израилю и Кипру. С Ираном не сложилось на фоне конфликта в Сирии, где, как известно, Тегеран выступает на стороне официального Дамаска. Ирак не смог простить Турции ее заигрывания с иракским Курдистаном, проходящие мимо официального Багдада. С Арменией, Грецией и Болгарией все предельно ясно и без объяснений. С Европой и Соединенными Штатами тоже. Единственным полновесным партнером Турции оставалась Россия, которая, игнорируя непреодолимые противоречия по сирийскому кризису, все-таки продолжала наращивать объемы сотрудничества в экономической сфере.

Однако после прямого военного вмешательства России в сирийский кризис, где Турция выступает в роли застрельщика официального Дамаска, между Москвой и Анкарой пробежала усатая мышь. Потому что самый ценный актив Турции в регионе оказался под угрозой прямого уничтожения.

Поэма двух сердец

Принято считать, что «Исламское государство» своим существованием напрямую обязано Соединенным Штатам. Что в целом соответствует действительности. Однако основной вклад в создание и существование ИГ на территории Ирака и Сирии внесла именно Турция, которая после победоносного шествия «арабской весны» превратилась в главный логистический, финансовый и политический центр исламского терроризма в регионе.

О тесных связях Реджепа Эрдогана с исламистами самых разных мастей, в том числе и представителями террористических организаций, известно давно. Так, один из спонсоров «Аль-Каиды» Ясир аль-Кади только в 2012-ом году четыре раза посещал Турцию, где встречался лично с Эрдоганом. Что примечательно, на момент данных встреч аль-Кади находился в международном списке лиц, поддерживающих терроризм. Что не помешало ему передвигаться по Турции на автомобилях, закрепленных за службой охраны премьера Эрдогана.

Многие турецкие «лагеря для беженцев» (Шанлыурфа, Османия и Караман, к примеру) еще в 2012-ом году превратились в лагеря для подготовки вооруженной оппозиции. Для подобных целей используются они и сегодня. В остальных лагерях для сирийских беженцев активно работают ваххабитские эмиссары, вербующие бежавших от войны на эту самую войну. Многие лагеря вдоль сирийско-турецкой границы еще три года назад использовались как перевалочные пункты для боевиков «Аль-Каиды» и «Братьев-мусульман» из африканского Магриба, то есть прошедших боевое крещение в Ливии и Египте.

О том, что Турция является главным поставщиком исламистских боевиков в Сирию и Ирак в принципе широко известно. Тут стоит отметить, что за счет данного транзита Эрдоган и приближенные к нему бизнесмены существенно увеличивают свои капиталы, потому что любое нелегальное пересечение границы стоит денег. Деньги берут как с беженцев, бегущих от войны, так и с боевиков, формирующих волны этих самых беженцев. По непроверенным данным, имеющим принадлежность скорее к слухам, нежели к новостям, за последние четыре года через Турцию на джихад в Сирию заехало около 150 тыс. боевиков.

Легендарные пикапы «Toyota», фигурирующие на каждом втором ролике исламистов, тоже поставлялись через Турцию. По этим же каналам осуществляется поставки вооружения боевикам. Некоторые свидетельства наличия подобных каналов, в частности задержание грузовиков в сопровождении турецкой разведки MIT, забитых стрелковым оружием и боеприпасами, указывает на то, что к содержанию террористов в Сирии подключена и самая влиятельная турецкая спецслужба.

Семейный бизнес Эрдогана

Широкая турецкая поддержка «Исламского государства» и остальных исламистских группировок в Ираке и Сирии объясняется отнюдь не только неоосманистскими замашками Реджепа Эрдогана, но и его шкурным интересом. Такой прибыльный бизнес, как торговля нефтью и оружием, попросту не мог остаться без хозяина в высших эшелонах власти.

Еще прошлым летом многие эксперты и аналитики били в набат, утверждая, что вся нефть «Исламского государства» проходит через турецкие компании. И если перед всем цивилизованным сообществом стоит задача лишить ИГ финансовой базы, то это самое сообщество в лице ООН должно наложить санкции на турецких бизнесменов. Не так давно выяснилось, что условные «турецкие бизнесмены» представлены одним человеком – сыном турецкого президента Билалом Эрдоганом.

Отпрыск главы государства является владельцем компании BMZ Ltd, которая занимается грузотранспортными перевозками, в частности осуществляет поставки нефти на японский и европейский рынок. До недавних пор данная информация состояла в статусе слухов и догадок. Однако после американской спецоперации по ликвидации ряда чиновников «Исламского государства», в результате которой у Вашингтона на руках оказались документы, свидетельствующие о прямой связи семьи Эрдогана с ИГ, эта самая связь стала очевидной.

Говорил об этом и вице-президент «Народно-республиканской партии» Турции Гюрсель Текин:

«Президент Эрдоган утверждает, что в соответствии с международными транспортными конвенциями в деятельности Билала нет правовых нарушений, и его сын просто ведёт дела с зарегистрированными японскими компаниями. Но по факту Билал Эрдоган по уши увяз в террористической деятельности, однако пока его отец занимает свой пост, Билал будет защищен от каких бы то ни было судебных преследований».

Однако связи семьи Эрдогана с руководством «Исламского государства» не ограничиваются торговлей углеводородами. Так, дочь турецкого президента Сюмейе Эрдоган руководит госпиталем в городе Шанлыурфа, куда на лечение поступают боевики «Исламского государства» и ряда других террористических организаций. Новость пока что «желтая», однако активно обсуждается в турецкой блогосфере. Приводим выдержку из интервью с медсестрой данного госпиталя:

«Почти каждый день несколько турецких армейских грузовиков цвета хаки привозили десятки тяжелораненых обросших боевиков ИГИЛ в наш секретный госпиталь, и нам приходилось готовить операционные и помогать врачам. Мне положили щедрую зарплату 7 тысяч 500 долларов, но они не знали о моей религии. Дело в том, что я придерживаюсь алавитской веры, а с тех пор, как Эрдоган возглавил страну, система показывает полное презрение к алавитскому меньшинству».

«Я стоял у ворот Латакии»

В основе сирийской авантюры Реджепа Эрдогана, премьер-министра Ахмета Давутоглу и ряда других функционеров правящей «Партии справедливости и развития» лежит светлая идея о том, что новое правительство Сирии будет находиться под турецким патронажем, то есть Анкара получит контроль над вилайетом бывшей Османской империи. Реализация данной стратегии принесла бы Турции существенный гешефт. В частности, под властью Анкары оказались бы три важнейшие транспортные артерии нового «Шелкового пути» - Эль-Камышлы, Дайр-эз-Зоир и Пальмира.

Помимо прочего Турция взяла бы под контроль два узла, необходимых для транспортировки ближневосточных углеводородов в Европу. Это сирийская провинция Латакия, ценная своим выходом к Средиземному морю, и другая сирийская провинция Алеппо (Халеб), по территории которой будет проходить любой трубопровод в Турцию.

Однако турецкая стратегия по свержению Башара Асада изначально была провальной, так как основана она на святой вере в то, что террористические группировки никогда не изменят негласной присяге своему спонсору. Саудовская Аравия и Соединенные Штаты, вскормившие «Аль-Каиду» и «Исламское государство», уже дважды убедились в том, что террористы – народ особый, лишенный понятия о верности присяге и благодарности своему патрону. Но жизнь, как известно, дураков ничему не учит. Турецкое руководство посчитало, что ее террористический гамбит обязательно выгорит, и страна чуток прибавит в весе на южных границах.

В данном конфликте у Турции на руках имеются все козыри, так как она является единственным участником антисирийской коалиции, имеющим общую границу с Сирией, то есть обладающим возможностями для обеспечения боевиков живой силой, оружием, финансами и медицинской поддержкой. С этим вынуждены считаться даже откровенно недружелюбные Реджепу Эрдогану силы, а именно Соединенные Штаты и Саудовская Аравия.

Так, еще в начале текущего года были проведены переговоры между Турцией, Катаром и Саудовской Аравией, результатом которых стал раздел сфер влияния в северных провинциях Сирии. Так же  была создана коалиционная группировка «Джейш аль-Фатх», в состав которой вошли карманные боевики всех сторон – «Ахрар аш-Шам», «Джебхат ан-Нусра», «Легион Шама», «Джунд аль-Акса» и т.д. В итоге саудовские террористы взяли Идлиб, а турецкие и катарские заняли северные районы провинции Алеппо, откуда и отступили ручные боевики Саудовской Аравии.

Разграничение сфер влияния с последующим взятием Идлиба давало антисирийской коалиции в лице Турции, Катара и Саудовской Аравии полный карт-бланш, так как путь к Средиземному морю, без которого вся эта военная авантюра не имеет смысла, был открыт. Так как в провинции Идлиб, нависающей на Латакией, «Исламское государство» никак не представлено, американская коалиция ничем не мешала продвижению боевиков. Хотя террористы из «Джейш аль-Фатха» отличаются от своих коллег из ИГ лишь тем, что режут головы справа налево, а не наоборот.

Эрдоган засучил ножками

Таким образом, разграничение сфер влияния и военные успехи в провинциях Алеппо и Идлиб позволили говорить о том, что проект Реджепа Эрдогана по дерибану Сирии успешно реализуется на практике. Так, после взятия части Алеппо силами протурецких боевиков, из города под ноль было вывезено оборудование всех промышленных предприятий, имеющихся там. Крестовый поход против курдов из «Рабочей партии Курдистана» так же свершился – турецкая авиация уже третий месяц наносит авиационные удары по позициям курдов в Ираке и Сирии.

Самый грандиозный проект Эрдогана, подразумевающий под собой создание «буферной зоны безопасности» на сирийско-турецкой границе за счет сирийских территорий, не так давно получил поддержку европейцев. В частности из-за небезызвестного исхода беженцев в Старый Свет.

Уже известно, что за данным актом стоит турецкое правительство, которое силами своей жандармерии сгоняло сирийских беженцев к морю, сажало их на «рыболовный флот» и гнало в Грецию, не забывая при этом зарабатывать на «билетах в новую жизнь».

Европа взвыла – Анкара предложила.

По результатам последних переговоров между ЕС и Турцией было решено выделить 1 млрд. долларов (с перспективой на дополнительные 3 млрд.) потомкам османов на обустройство и содержание лагерей для беженцев. Это при условии, что Турция на это ежегодно тратит около 8-10 млрд. долларов. То есть сумма, предложенная Европой, проблему никак не решит и лично Эрдогана не удовлетворит. Однако все проясняется, когда становится известно, что «европейские лагеря» планируется открыть на «территории безопасности», то есть в сирийской «буферной зоне».

Это означало бы то, что Сирия попадает под нож, потому что создание данной «буферной зоны» подразумевает под собой введение «бесполетной зоны» со всеми последствиями. Такими, как переход части сирийской территории под контроль Турции, так как безопасность будет осуществляться турецкой армией. Все боевики северной Сирии, таким образом, получили бы не только режим полного непрепятствования, но и обзавелись бы полноценной логистической поддержкой турецких силовиков. Которая, как известно, существовала и раньше.

Лидеры террористических группировок уже потирали свои потные ладошки, предвкушая полномасштабное наступление на провинцию Латакию. Чему никто, кроме сирийской армии, препятствовать не мог. Но тут пришли русские, которые имеют совершенно изуверские представления о градациях террористов. Мол, нет никаких умеренных, и «в сортирах валить надо всех». После чего у турецкого руководства и началась форменная истерика.

Турецкий президент Реджеп Эрдоган:

«Россия сейчас пытается создать базу в Сирии, и вместе с этим происходит нарушение нашего воздушного пространства. Мы не можем этого терпеть. К сожалению, в последние дни произошли события, которых мы не хотели. Это полностью противоречит принципам НАТО, об этом уже были сделаны резкие заявления, и я уверен, что позиция НАТО останется неизменной. Согласно этой позиции, любое нападение на Турцию рассматривается как нападение на НАТО».

Турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу:

«Вчера мы сбили беспилотник. Если бы это был самолет, мы бы сделали то же самое. Наши правила применения силы известны. Кто бы ни нарушил наши границы, мы дадим им нужный ответ».

Все это, безусловно, очень смешно. Как и любая другая акция устрашения России со стороны лимитрофов, завязанных на НАТО. На минутку даже может показаться, что приведенные выше выдержки принадлежат не славным потомкам османов, а вполне конкретным политическим деятелям современной Украины. Концентрация безбожной лжи, самоубийственной бравады и надежды на «большого брата» прямо указывает на это. Что примечательно, западные партнеры Турции не испытывают восторга от теоретической возможности оказывать помощь своим восточным братьям.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг:

«Я лишь скажу, что НАТО может защитить всех наших союзников, Турция наш сильный союзник. У них есть свой военный потенциал… они сами могут защитить свое воздушное пространство, мы поддерживаем их, когда они защищают свое воздушное пространство».

Язык мимики и жестов

Как уже упоминалось выше, крайне нервная и местами истеричная реакция официального турецкого руководства на военное вмешательство России в сирийский конфликт объясняется тем, что самый ценный геополитический актив Реджепа Эрдогана в лице ряда террористических группировок в Сирии оказался под угрозой полного физического уничтожения. Все-таки русские наносят авиационные удары по командным пунктам и тренировочным лагерям, а не по экскаваторам, госпиталям и свадьбам.

Российское военное вмешательство попросту обнулило все инвестиции Реджепа Эрдогана в сирийскую оппозицию. Если раньше на территории северной Сирии существовала негласная бесполетная зона, которую обеспечивали турки, то 30 сентября она прекратила свое существование. Чему свидетельствует акция сирийского пилота МиГ-29, взявшего на прицел несколько самолетов ВВС Турции в их же воздушном пространстве. Это при условии, что буквально два месяца назад сирийские летчики не могли работать в некоторых районах северной Сирии, так как там их могли приземлить турки. Что они неоднократно и проделывали ранее.

В преддверии начала российской операции в Сирии наше политическое руководство пыталось донести до турецкого президента крамольную мысль – его сирийская ставка не сыграла. Пока не поздно, Турция должна отказаться от поддержки террористов. Нивелировать экономические и политические издержки от выхода Анкары из состава антисирийской коалиции было возможно при помощи «Турецкого потока». Реджеп Эрдоган, судя по всему, от нашего предложения отказался. За чем последовали вполне конкретные и недвусмысленные намеки от Москвы. В частности, об этом мы упоминали в одном из прошлых материалов:

«В середине сентября в сети появились снимки российской комбинированной радиостанции Р-166-0.5. Утверждалось, что фотография сделана в провинции Латакия, которая прилегает к провинции Идлиб, которую контролируют «зеленые ребелы». Радиостанция интересна тем, что обеспечивает безопасность коммуникаций на больших расстояниях, вплоть до 2 тыс. километров, то есть Р-166-0.5 дает возможность наладить не подавляемую средствами электронной войны связь.
Новость привлекает к себе внимание по причине того, что в течение весны и лета текущего года из провинции Идлиб регулярно поступали новости о том, что боевики полностью подавляют все средства связи сирийской армии. Также была отмечена профессиональная координация «зеленых», которые наносили стремительные и точечные удары именно по тем позициям, где правительственные войска временно испытывали либо «снарядный голод», либо нехватку человеческого ресурса. Все указывает на то, что действия боевиков в провинции Идлиб (а также и в Алеппо) координировались турецкими спецслужбами, а в боестолкновениях были замечены турецкие «отпускники». Появление в сети снимков данного аппарата, судя по всему, призвано охладить пыл Эрдогана».

Недвусмысленный намек от вежливых российских военных, как известно, не нашел понимания в официальной Анкаре. После чего начались точечные бомбардировки позиций боевиков в северной Сирии, где под контролем турецких силовиков находится каждая крыса. В том числе и с гражданством Российской Федерации. Это вызывает вполне обоснованные опасения за свое будущее у Реджепа Эрдогана. Так как у нашего Министерства Обороны существует свой взгляд на послевоенное устройство Сирии. «Умеренная оппозиция» в этом самом будущем никак не представлена, так как к моменту установления в стране мира, популяция боевиков должна быть сведена к минимуму. Желательно к нулевой величине.

Понимание происходящего не пришло к турецкому руководству и после начала наступления сирийской армии на севере страны, конечной целью которого является установление контроля над турецко-сирийской границей с последующим уничтожением боевиков внутри котлов. Ликвидация прямого сообщения джихадистов с Турцией предопределит будущее войны, так как отсечение боевиков от каналов поставки вооружения и боеприпасов, пополнения живой силы, продажи нефти, артефактов и сельскохозяйственной продукции будет означать начало их славного конца.

Без тылового обеспечения и финансовой подпитки ни одна террористическая группировка Сирии существовать не сможет. Половина боевиков разбежится, так как боевик идейный и бескорыстный – вещь экзотическая и крайне редкая. Половина расходов «Исламского государства», к примеру, уходит на зарплаты участников боевых действий. Нет денег – нет терроризма. А если отсутствие финансового поощрения джихада сопровождается эффективной работой сирийской армии и российской авиации, количество разочаровавшихся в идее джихада начнет увеличиваться с каждым днем.

Ставки сделаны, ставок больше нет

Таким образом, даже при реализации наиболее негативного сценария развития событий в северных провинциях Сирии, подразумевающего под собой затяжные и кровопролитные бои за установление контроля над границей с Турцией, Реджеп Эрдоган оказывается на стороне проигравших. Потому что прямое военное вмешательство турецкой армии в конфликт на стороне боевиков (что неоднократно происходило ранее) это чистой воды casus belli. Эрдоган порою неадекватен, вспыльчив и агрессивен, но Эрдоган не самоубийца.

Увеличение контингента «турецких отпускников» в рядах террористических группировок с наибольшей долей вероятности повлечет за собой их физическое уничтожение, так как противостоять им будут не сирийцы, а русские. Не стоит забывать, что «северный ветер» уже месяц как гуляет по Сирии - сирийские артиллеристы вдруг научились кучной и предельно точной стрельбе (вспоминаем Донбасс с «неизвестной артиллерией»). Если раньше функционал сирийской артиллерии ограничивался имитацией «огневого налета», то сегодня появляются свидетельства тому, что процесс интеграции артиллерии с разведывательными комплексами запущен, на некоторых участках фронта даже наблюдалось массированное и централизованное применение артиллерии, с чем ранее были большие проблемы.

Турецкую армию, которую после кадровых чисток военные специалисты несколько неполиткорректно именуют «вялой пипкой Эрдогана», вмешательство в сирийский конфликт на данном этапе может откровенно подкосить. Помимо прочего, в турецкой блогосфере уже полгода мелькают новости о том, что «отпускники» категорически отказываются от командировок в Сирию, так как в случае ранения или смерти материальная компенсация не предоставляется.

Наращивание материально-технической помощи боевикам также может иметь свои последствия. В Турции, как известно, сейчас идет полноценная гражданская война между курдами из «Рабочей партии Курдистана» и армией (с жандармерией). Совершаются теракты против силовиков, проходят нападения на блокпосты и административные здания, объекты инфраструктуры (мосты, железные дороги, трубопроводы) взрываются с регулярностью в неделю. Примечательно, что еще в августе произошло два взрыва на трубопроводах – один на газовой ветке Иран-Турция, другой на нефтяной Баку-Джейхан.

Официальное турецкое правительство на сегодняшний день не контролируют юго-восточные провинции страны. И как будет развиваться данный конфликт в случае появления у боевиков РПК современного российского вооружения – большой вопрос. Но очевидно, что для Анкары подобное развитие конфликта принесет много неприятностей. А связи с «Рабочей партией Курдистана» у нас имеются, каналы для поставок вооружения тоже (вполне легальные – через сирийских курдов, которые аффилированы с РПК). Да и подбор объектов для уничтожения очевиден – газотранспортная система Турции в ее юго-восточных провинциях для наших отношений вещь совсем необязательная.

Несмотря на то, что сомнительность турецких перспектив в сирийском конфликте стала очевидной еще 30 сентября текущего года, рассчитывать на полюбовное соглашение о выходе Турции из антисирийской коалиции не приходится. Любой конструктивный диалог с официальной Анкарой сегодня осложнен хроническим волюнтаризмом Реджепа Эрдогана, чей стиль принятия стратегических решений можно определить как «политику удвоения ставок».

Начиная с провокаций на границе с Сирией и организации химических атак, Эрдоган пришел к прямому военному вмешательству, плотному союзу с «Исламским государством» и прекращению перемирия с «Рабочей партией Курдистана». Вопрос лишь в том, как турецкий президент поведет себя после предстоящих парламентских выборов, на которых его партия, почти наверняка, не сможет преодолеть даже 40-процентный барьер.

Позиция Турции в сирийском кризисе окончательно сможет проясниться в ближайшие два-три месяца, когда у нас на руках будут первые промежуточные итоги российской военной операции в Сирии и наступления правительственной армии. Если успехи будут очевидны, то и Анкара изменит свое мнение. Турки – не украинцы, своей выгоды не упустят. А гешефт от реализации совместных проектов в области энергетики, строительства и сельского хозяйства куда солиднее сомнительных перспектив на сирийской площадке.

То есть у нас и кнуты, и пряники имеются.

http://politrussia.com/world/russko-tur … utsya-486/

0

22

Каковы основные доходы ИГИЛ? ("Atlas Press", Афганистан)

03/11/2015

С момента нападения на Сирию и Ирак члены террористическо-такфиристской группировки ИГИЛ испробовали самые разные тактики обеспечения своих финансовых резервов. Установление контроля такфиристов над некоторыми регионами обеих стран доказало, что они обладают вполне надежными источниками финансирования. Сейчас перед многими специалистами и политическими аналитиками стоит вопрос о том, за счет чего эти казалось бы неисчислимые денежные средства поступают в казну игиловцев. На самом деле террористы ИГИЛ имеют доходы не из одного, а сразу из многих источников, и к настоящему моменту в их арсенале находятся сразу несколько способов получения прибыли.

Основная часть доходов «Исламского государства» обеспечивается за счет контроля за нефтяными месторождениями Сирии и Ирака и добычи там нефти. Так, в прошлом году одна из организаций энергетического комплекса Ирака в своем отчете привела такие данные: «Каждый день террористы ИГИЛ незаконным путем добывают 50 тысяч баррелей нефти в Сирии и 30 тысяч в Ираке, а затем продают их на черном рынке». Оценивая размер доходов «Исламского государства», та же организация публикуют следующую информацию: «За счет продажи этих баррелей нефти игиловцы получают сумму в размере от двух до четырех миллионов долларов в день, то есть в месяц их доходы от нефти составляют почти 100 миллионов долларов».

Разумеется, продажа террористами сирийской и иракской нефти была бы невозможна без иностранной помощи. Одним из посредников в этих операциях выступает Турция, которая помогает членами ИГИЛ в кратчайшие сроки сбывать «черное золото», похищенное ими в Сирии и Ираке. В целом, разного рода хищения являются для террористов одним из надежных источников доходов. Боевики «Исламского государства» периодически занимаются изъятием собственности у граждан, проживающих на подконтрольных им территориям, а также устраивают налеты на сирийские и иракские банки.

Первой подобной вылазкой террористов стало их нападение на городской банк Мосула в иракской провинции Найнава. Такфиристы разграбили это крупное финансовое учреждение в первые дни после захвата города и присвоили себе сумму в размере более 400 миллионов долларов. После этого нападения и хищения столь крупной денежной суммы многие международные организации назвали «Исламское государство» самой богатой террористической группировкой в мире.

С другой стороны, не следует забывать и о том, что игиловские террористы получают значительную денежную помощь из-за рубежа. В частности, в политической, военной и финансовой сфере покровителями такфиристов выступают такие страны, как Соединенные Штаты, Турция, Саудовская Аравия и Катар. Однако с началом своих атак в Сирии и Ираке боевики попытались покончить со своей финансовой зависимостью от иностранных государств, чтобы на случай прекращения помощи с их стороны не понести больших убытков.

Еще одним методом получения доходов террористов считаются вымогательства и сбор налогов с населения подконтрольных территорий. Сразу после установления своей власти в районах Сирии и Ирака террористы назначают конкретную сумму налогов, подушной подати для немусульманского населения (джизию) и других видов сборов и заставляют граждан выплачивать их, а если те отказываются, применяют к ним смертную казнь.

Важнейшим источником пополнения финансовых резервов «Исламского государства» также можно считать хищение предметов древности, находящихся на территории Сирии и Ирака, с их дальнейшей продажей иностранным покупателям. За последние несколько лет игиловские террористы захватили в Сирии и Ираке два крупных города, имеющих древнюю историю, и предприняли массовое разграбление находящихся в них ценностей. Примером жестокого обращения такфиристов стали сирийская Пальмира и иракский Нимруд.

Нападения на эти города произошли совершенно неожиданно. После варварской массовой казни местного населения боевики приступили к разграблению находящихся там древних ценностей. Многие международные организации по правам человека строго осудили данную атаку террористов. К слову, древний город Нимруд на берегу Тигра, расположенный в 30 километрах к юго-востоку от Мосула, считается «жемчужиной ассирийской цивилизации» и был построен еще в XIII веке до нашей эры.

ЮНЕСКО назвала разрушение древнего Нимруда военным преступлением. В одной из своих статей на эту тему британская газета Christian Today написала: «Игиловские террористы продают в социальных сетях археологические ценности и древние рукописи, похищенные ими в Сирии и Ираке». Далее авторы статьи уточняют: «В интернете члены группировки ИГИЛ выставляют на продажу исторические артефакты и манускрипты на арамейском и древнееврейском языках, которые они выкрали из сирийских и иракских музеев и синагог».
Журналисты Christian Today пишут, что за счет продажи культурных объектов «Исламское государство» получает миллионные прибыли, и добавляют: «Для сбыта культурных ценностей боевики ИГИЛ используют свои специальные сети». Та же газета сообщает, что похищенные вещи сначала отправляют в Турцию или Ливан, а уже там они выставляются на продажу. По информации издания, с начала 2011 и вплоть до 2013 годов импорт предметов древности, ввозимых из стран Ближнего Востока и Северной Африки в Соединенные Штаты, значительным образом увеличился.

Британская газета Independent тоже посвятила одну из своих статей теме хищения террористами ИГИЛ культурных ценностей Сирии и Ирака. Издание, в частности, написало: «Некоторые турецкие города играют важную роль в контрабанде похищенных игиловцами предметов древности и незаконной транспортировке их в Европу». «Для контрабандистов одним из основных каналов является турецкий Газиантеп, расположенный недалеко от сирийской границы. Этот город считается основным центром контрабанды произведений древнего искусства, украденных террористами в Сирии. Как правило, эти предметы попадают в руки торговцев, большинство из которых турки, а уже от них они попадают в Великобританию и другие страны Европы».

Советник председателя совета иракской провинции Ди-Кар по вопросам туризм и предметов древности Аамир Абдулразак (Aamir Abdulrazaq) комментирует эту ситуацию следующим образом: «При активной поддержке международной мафии „Исламское государство“ получает колоссальные доходы от продажи исторических артефактов, похищенных в Сирии и Ираке. Если боевикам не удается разграбить культурный объект, они просто напросто его взрывают». Иракский чиновник добавляет: «В настоящее время террористы ИГИЛ контролируют большое количество объектов исторического наследия, расположенных на территории Ирака».

Абдулразак поясняет: «На сегодняшний момент боевики „Исламского государства“ контролируют многие исторические объекты в разных частях Ирака, большинство из которых сосредоточено в Мосуле. Этот город принято считать хранилищем древних ценностей страны, однако все они сейчас находятся в руках игиловцев. В провинции Найнава имеются еще 175 древних объектов, большая часть из которых тоже находятся под контролем террористов. Кроме этого, им удалось захватить многие исторические достопримечательности в провинциях Анбар, Киркук и Салах-эд-Дин».

Британский телеканал ВВС в одном из своих репортажей на тему доходов ИГИЛ от хищения и продажи сирийских и иракских предметов древности сообщил: «Помимо нефтяных доходов, эта группировка получает прибыли от продажи антикварных вещей, похищенных в Сирии и Ираке. В некоторых случаях эти предметы продаются по цене в несколько миллионов долларов». Авторы репортажа также отмечают: «Многие похищенные вещи перевозятся через сирийскую границу, а потом неожиданно оказываются в Соединенных Штатах».

Многие предметы старины, похищенные игиловцами в Сирии, сосредоточены в провинции Аллепо и восточных регионах страны, в частности, в провинции Ракка, и террористы назначают за них сумму порядка миллиона долларов. Один из сотрудников ливанских спецслужб приводит на этот счет такие данные: «Ливанская граница стала одним из перевалочных пунктов для незаконной перевозки культурных ценностей, вывезенных из Сирии».

Сначала члены «Исламского государства» доставляют похищенное на ливанскую границу, а уже оттуда переправляют их заграницу. Сирийский специалист по антикварной продукции Мамун Абдулкарим (Mamun Abdulkarim) комментирует ситуацию следующим образом: «Большая часть предметов старины, похищенных игиловцами в Сирии и Ираке, была перевезена в Европу, в частности, в Швейцарию, Германию, в США, а также страны Персидского залива, включая Катар». Депутат парламента Ирака Маджид Ат-Тамими (Majid At-Tamimi), рассказывая о кражах из этой страны культурных ценностей, сообщил: «Доходы, которые получают такфиристы от присвоения произведений древности, достигают миллиардов долларов». «Террористы ИГИЛ, — добавляет он, — получили уникальные бесценные произведения древнего искусства после разграбления города Нимруд и гробницы пророка Ионы в провинции Найнава».

Другим способом получения доходов «Исламского государства» является продажа органов захваченных пленных. Согласно последним опубликованным докладам, в год игиловские боевики зарабатывают более двух миллионов долларов на продаже органов живых заложников и своих же убитых солдат. Эта террористическая группировка даже создала для этого специальный комитет, который реализует продажу на мировом черном рынке таких органов, как сердце, почки и печень. Обсуждая данную тему, постоянный представитель Ирака в ООН Мухаммад Аль-Хаким (Muhammad Al-Hakim): «Европа считается основным пунктом торговли органами, которой занимается ИГИЛ. За счет продажи органов своих пленников и похищенных людей члены этой группировки зарабатывают в странах Европы миллионы долларов».

Оригинал публикации: مهمترین منابع تامین درآمد داعش چیست؟
Опубликовано: 03/11/2015 09:50

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20151103/2311603 … z3qQM1OIgH
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

23

Foreign Affairs

Столкновение империй

30.11.2015
Акин Унвер (Akin Unver)

Осенью 1914 года два немецких военных корабля, «Гебен» и «Бреслау» укрылись в столице Османской империи Константинополе, избежав столкновения с кораблями британского флота. После секретных переговоров между военными ведомствами Германии и Османской империи «Гебен» и «Бреслау» вместе с османской дивизией кораблей двинулись против российских портовых городов — против Новороссийска, Одессы и Севастополя. По мнению Вильгельма Сушона (Wilhelm Souchon), командующего немецкой средиземноморской дивизией, это должно было стать идеальным поводом для того, чтобы заставить сохранявших нейтралитет османов вступить в великую войну «даже против их воли». Россия была «древним врагом» османов, и, отдав Константинополю два немецких военных корабля для реализации его стратегических приоритетов, Германия, по мнению Сушона, могла склонить эту империю на свою сторону. И Сушон не ошибся.

В прошлом году в своей статье, посвященной геополитике Черного моря, я писал, что курс современных российско-турецких отношений был заложен еще в 1783 году, когда армии русского царя захватили Крым — тогда османы впервые в истории потеряли значительный участок мусульманских территорий. Шок и желание избежать подобного в будущем обусловили поворот османов к Западу и их попытки предотвратить экспансию России посредством вступления в европейские альянсы. Самая серьезная попытка сбалансировать экспансию России была сделана в ходе Крымской войны 1853-1856 годов, в которой британские, французские и османские силы успешно отразили наступление России, стремившейся захватить эти территории.

Несмотря на исход той войны, военное присутствие России в Черном море постепенно усиливалось в течение следующих 60 лет. Вместе с ним увеличивалась и площадь захваченных Россией османских территорий. На самом деле в течение целого столетия Османская империя непрерывно уступала свои земли Российской империи, как на Кавказе, так и на Балканах. Эта травма обуславливала позицию Османской империи во времена Сушона и продолжает обуславливать ее по сей день.

Другими словами, Сушон видел некое рациональное зерно в идее о том, что два немецких военных корабля станут для османов своеобразной психологической лицензией на то, что они, возможно, хотели сделать в Черном море.

Исторические шоры

Трудно переоценить силу влияния истории на современное стратегическое мышление Турции. К примреру, торговое соглашение с Ираном, возможно, было заключено с оглядкой на Зухабский мирный договор 1639 года, который положил конец войне между Османской и Сефевидской империями. Более того, Турция долгое время заявляла, что иранская ядерная программа никогда не станет угрозой для Анкары, потому что на турецко-иранской границе не произошло ни одного серьезного столкновения с момента заключения того договора. Между тем, совместный с Францией проект можно рассматривать в контексте уступок султана Сулеймана I, принявшего решение предоставить французам, в частности французским купцам, статус «наиболее благоприятствуемой нации». В период переговоров между Турцией и таможенным союзом ЕС в 1996 году некоторые члены турецкого парламента открыто заявляли о том, что предлагаемое соглашение было еще менее выгодным, чем уступки султана Сулеймана.

Стоит отметить, что история оказывает серьезное влияние на мышление и позиции многих других держав. Когда Россия аннексировала Крым в марте 2014 года, она ссылалась на события 1783 и 1856 годов. Крым в некотором смысле был «фантомной конечностью» (как сказал британский журналист Мэтью Норман) как для России, так и для Турции. После его захвата президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) подчеркнул, что Турция никогда не признает аннексию Крыма Россией.

С момента отправки российских военных на Украину произошел накал не только в области риторики. Турция столкнулась с увеличением числа нарушений границ ее воздушного пространства, в ходе которых российские самолеты на короткое время вторгались в ее воздушное пространство со стороны Черного моря. Кроме того, корабли Черноморского флота России, поддержку которого обеспечивают порты Новороссийска, Одессы и Севастополя, оказались замешаны в нескольких инцидентах с участием кораблей НАТО и Турции. Самый серьезный из них произошел в марте 2015 года, когда в ходе учебного вылета для отработки бомбового удара российские самолеты провели имитацию налета на ракетный крейсер USS Vicksburg и турецкий фрегат TCG Turgutreis, которые оказались в том районе.

На все эти инциденты Турция отвечала дипломатическими призывами, непосредственными переговорами между военными ведомствами, а иногда и молчанием, чтобы не провоцировать более масштабный кризис с участием НАТО. Чтобы избежать конфронтации в Черном море после аннексии Крыма Россией, Турция даже увела часть своей черноморской эскадры в Южную Африку и Индийский океан, что заставило одного бывшего турецкого адмирала публично выступить с протестом против ослабления военного присутствия Турции в Черном море.

В течение следующих нескольких месяцев Россия увеличила свое присутствие в Эгейском море. Она начала патрулирование восточной части Средиземного моря и активизировала свою деятельность на военно-морской базе в сирийском Тартусе. К лету 2015 года, когда страны НАТО усиливали интенсивность своей военно-воздушной кампании в Сирии (а сирийский президент Башар аль-Асад, союзник России, терял свои позиции), Москва уже считала, что ее доступ к Тартусу находится под угрозой. Главнокомандующий Военно-морским флотом Российской Федерации вице-адмирал Виктор Чирков заявил о том, что эта база крайне важна для России, и что она продолжит свою работу.

Поэтому, после проведения необходимой подготовки летом 2015 года, в конце сентября в Сирию прибыли российские войска с официальной миссией, заключавшейся в поддержке сил Асада, освобождении российской военно-воздушной базы в Латакии и военно-морской базы в Тартусе и, таким образом, в борьбе против суннитских вооруженных группировок — самопровозглашенного Исламского государства и других — в районе Идлиба и Алеппо. Вмешательство России в сирийский конфликт приведет к более серьезным последствиям для Турции, чем аннексия Крыма. Захват Турцией сирийской провинции Хатай в 1939 году стал единственным эпизодом расширения турецких территорий после того, как ее границы были официально закреплены. Более того, Турция поддерживала некоторые их тех повстанческих группировок в Сирии, с которыми Россия сейчас воюет, в том числе группировок туркменов на северо-западе Сирии.

К осени российские корабли уже курсировали вокруг Тартуса и Латакии, по Черному и Эгейскому морям. Турция оказалась практически со всех сторон окружена российскими военными — это довольно опасное положение, которое заставило главнокомандующего турецкими сухопутными войсками Хулусу Акара (Hulusi Akar) заявить о том, что его страна оказалась «внутри огненного кольца».

Такая интерпретация событий, по всей видимости, объясняется событиями 3 октября, когда российский военный самолет вторгся в воздушное пространство Турции в ходе своего боевого вылета в Сирии. Два турецких самолета быстро сопроводили этот истребитель обратно на сирийскую территорию, а Анкара вызвала российского посла Андрея Карлова в Министерство иностранных дел. Россия заявила, что это нарушение границ стало результатом навигационной ошибки, однако Карлову все равно пришлось выслушать длинную лекцию о турецких правилах применения оружия. Министр иностранных дел Турции Феридун Синирлиоглу (Feridun Sinirlioglu) позвонил своему российскому коллеге Сергею Лаврову, чтобы довести эту информацию до его сведения.

Однако всего один день спустя, 4 октября, российский самолет МиГ-29 снова приблизился к турецкой воздушной границе со стороны Сирии и начал преследовать два турецких самолета, патрулировавших границу со стороны Турции. 5 октября все повторилось: российский самолет вел наблюдение за восемью турецкими самолетами, тоже патрулировавшими границу со стороны Турции.

Турция созвала внеочередное совещание НАТО, после которого генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) назвал действия России «преднамеренными». Вскоре Белый дом выступил с заявлением, в котором повторяющиеся нарушения турецкой границы были названы «провокацией». Госсекретарь Джон Керри подчеркнул, что эти инциденты могут привести к эскалации. В ответ на это Министерство иностранных дел России предложило создать совместную российско-турецкую рабочую группу, состоящую из высокопоставленных чиновников военных ведомств, чтобы эффективно координировать воздушные операции в Сирии. Несмотря на все это, ответ на вопрос о том, поняла ли Россия сигнал со стороны Турции и НАТО, и были ли эти нарушения воздушной границы преднамеренными, остался без ответа.

На снимке, обнародованном Министерством обороны России 26 ноября 2015 года, видно, как ракетные комплексы С-400 направляются к военно-воздушной базе Хмеймим в Сирии. Россия отправила эти современные ракетные комплексы в Сирию 25 ноября, чтобы защитить свои самолеты, выполняющие миссию на территории этой страны, и заявила, что ее военно-воздушные силы продолжат свои операции вблизи турецкой воздушной границы — это прозвучало довольно вызывающе на фоне инцидента со сбитым российским бомбардировщиком.

Атака турецких ВВС на российский самолет 24 ноября не должна была стать неожиданностью, хотя этот инцидент заставил экспертов по международным отношениям всерьез задуматься над ситуацией. Президент России Владимир Путин и Эрдоган — это лидеры, которые уже давно находятся на своих постах и которым удалось наладить тесные отношения сотрудничества. Министерства иностранных дел России и Турции тесно взаимодействуют на самом высоком уровне. Армии этих стран не раз проводили совместные учения. Как такое могло произойти?

Турецкая сторона утверждает, что ВВС не смогли опознать российский бомбардировщик, приняв его за сирийский самолет. 26 ноября Эрдоган даже заявил, что реакция Турции была бы совершенно иной, если бы стало ясно, что речь идет о российском самолете. Россия утверждает, что два турецких самолета, которые сбили российский бомбардировщик, находились в засаде, а это значит, что атака была спланированной. В любом случае эти события являются отражением давнего и глубокого недовольства Турции, а это значит, что в следующий раз Турция, вполне возможно, ответит точно так же, хотя она предпочитает об этом не говорить. А тот факт, что одного российского пилота, выпрыгнувшего из самолета с парашютом, расстреляли с земли, делает эту ситуацию гораздо более сложной, увеличивая давление на Путина.

Если сирийский конфликт не будет в ближайшее время урегулирован, он вполне может перерасти из опосредованной войны в масштабную войну с участием России, Турции и, возможно, НАТО. Турция рассматривает попытки России ее окружить как отражение российских имперских амбиций, поэтому она вынуждена оказывать сопротивление. Кроме того, нарушение воздушных границ российскими военными самолетами — это проблема не только для Турции, но и для всего альянса НАТО, который должен защищать своих членов. Между тем, Россия рассматривает свои воздушные операции как вынужденную реакцию на действия НАТО в Арктике и Тихом океане, которые Москва воспринимает как угрозу.

За последние несколько столетий Турция довольно серьезно пострадала, тогда как Россия в значительной мере укрепила свои позиции. В ходе Крымской войны, Первой мировой войны и холодной войны Турция пыталась защитить себя посредством вступления в западные альянсы. Сегодня Россия снова ей угрожает. Однако реакция Турции вовсе не обязательно должна носить военный характер. Только посредством активных и интенсивных переговоров, которые позволят ослабить давление НАТО на Россию в Арктике и Тихоокеанском регионе, и посредством попыток на уровне НАТО донести до Москвы причины обеспокоенности Турции можно освободить российско-турецкие отношения от призраков прошлого. Важно сделать так, чтобы те два турецких самолета, которые сбили российский бомбардировщик, не постигла судьба «Гебена» и «Бреслау», которые, втянув Османскую империю в войну, принесли, как сказал Черчилль, «больше убийств, больше несчастий и больше разрушений, чем когда-либо приносил корабельный компас»

Опубликовано 29/11/2015 15:06
http://inosmi.ru/military/20151130/234634594.html

+1

24

The Telegraph UK, Великобритания

Россия готовится к падению нефтяных цен ниже 30 долларов за баррель

16.12.2015
Амброуз Эванс-Причард (Ambrose Evans-Pritchard)
Бизнес-редактор британской газеты The Telegraph

ОПЕК в ближайшие недели будет вынуждена провести внеочередную встречу с целью стабилизации рынка, если цены на нефть не восстановятся после рекордного за семь лет падения до 35 долларов за баррель. С предупреждением об этом выступили два члена нефтяного картеля.

Нигерийский министр нефти Эммануэль Качикву (Emmanuel Kachikwu), до прошлой недели занимавший пост президента ОПЕК, сказал, что его организация по-прежнему надеется на восстановление рынка к февралю месяцу, поскольку низкие цены истощают излишки добычи сланцевой нефти в США, а также обычной нефти в России и в Северном море. Однако нервы у всех сегодня на пределе.

«Если цены на нефть не начнут расти, мы наверняка проведем очень срочное заседание», — заявил Качикву. Индонезия в последние дни выступает с аналогичными предостережениями, отмечая, что большинство в ОПЕК может попытаться настоять на проведении встречи, если стратегия Саудовской Аравии по переполнению рынка столкнет всех еще глубже в кризис.

Эти заявления прозвучали в момент, когда нефть марки Brent упала до 36,76 доллара за баррель на фоне продолжающихся последствий от состоявшейся в начале декабря встречи ОПЕК, где обнаружились острые противоречия. Сегодня цены вплотную приблизились к минимуму 2008 года, когда случился кризис Lehman Brothers. Марка WTI в ходе поздних торгов упала до 34,54 доллара, после чего немного восстановилась.

Нефть более низкого качества на мировых рынках уже продают дешевле 30 долларов за баррель. В Азии тяжелая нефть из иракской Басры идет по 26 долларов, а низкокачественные сорта из западной Канады едва дотягивают до 22 долларов. Иранская высокосернистая марка с месторождения Форузан продается по цене 31 доллар за баррель.

Нефтяной рынок оказался сегодня в тисках спекулятивных сил, поскольку хедж-фонды выбирают рекордно короткие позиции, а биржевые инвестфонды ликвидируют бумажные авуары, из-за чего крайне сложно понять причины этого падения.

Российский министр финансов Антон Силуанов заявил, что его страна готовится к самому худшему. «Нет выработанной политики среди стран ОПЕК — каждый работает сам на себя, каждый отвоевывает рынки сбыта нефти, и это приводит к тому, что происходит демпинг и дальнейшее снижение цен на нефть», — сказал министр.

«Все указывает на то, что в будущем году цены на нефть будут низкими. Возможно, что в отдельные периоды это будет, может быть, и 30 долларов за баррель, может быть, и меньше, мы не знаем. Если бы кто-то сказал нам год назад, что нефть будет дешевле 40 долларов, все бы засмеялись. Надо готовиться к непростым временам».

Курс рубля по отношению к доллару упал до 71, что помогло смягчить удар по кремлевскому бюджету, однако еще больше снизило уровень жизни россиян. Возглавляющая российский Центробанк Эльвира Набиуллина сказала, что власти сейчас готовятся к средней цене 35 долларов в будущем году, что является радикальным сокращением даже по сравнению с предыдущими планами для чрезвычайной ситуации.

Банк Америки отмечает, что ОПЕК по сути дела приостановила свою работу, поскольку Саудовская Аравия ведет ценовую войну внутри картеля против Ирана, который является ее кровным врагом и соперником в борьбе за геостратегическое господство на Ближнем Востоке. Эта дуэль осложняется параллельной борьбой с Россией, не состоящей в нефтяном блоке.

Майк Уитнер (Mike Wittner) из Societe Generale сказал, что когда саудовцы на саммите ОПЕК выдвинули предложение сократить добычу на один миллион баррелей в день, если к ним присоединятся Россия, Ирак и остальные, их мотивировка носила лишь тактический характер, ибо они хотели показать критикам внутри страны, что такая сделка вообще невозможна.

По словам Уитнера, стратегия наводнения рынка нефтью рассматривается всерьез, и у нее есть поддержка на «самом высоком уровне». Отчасти цель здесь состоит в том, чтобы сдержать рост энергоэффективности и инвестиции в возобновляемые ресурсы.

Спрос на нефть в мире быстро растет. Это позитивный «шок предложения», а не снижение потребностей.

ОПЕК должна была собраться на очередную встречу не ранее июня 2016 года, но к тому времени многие ее члены могут столкнуться с серьезными финансовыми проблемами. Даже Саудовская Аравия замораживает программы государственных закупок и составляет планы строгой экономии, дабы сдержать бюджетный дефицит, составляющий почти 20% ВВП.

В определенном смысле это огромный перевод богатства в США, Европу, Китай, Индию и прочие страны-потребители. Доходы ОПЕК резко сокращаются: если в 2012 году они составляли 1,2 триллиона долларов, то в будущем году их будет чуть больше 400 миллиардов, если цены на нефть останутся на таком же низком уровне. По заявлению JP Morgan, новое падение в следующем году может увеличить мировой экономический рост на 0,3 процентных пункта.

Однако ситуация чревата большими рисками. Саудовская Аравия уже не выступает в качестве «центрального банка» на нефтяных рынках и не направляет цены ради обеспечения долгосрочной стабильности в мире.

Резервная производительность сократилась до рекордно низкой отметки и составляет 1,5 миллиона баррелей в день. В этом большое отличие от обвала нефтяных цен в середине 1980-х годов, когда резервная производительность составляла около 10 миллионов баррелей в день, а саудовцы могли затоварить рынок и вытеснить своих конкурентов с более затратной добычей, не истощая при этом мировые запасы, создававшие буфер безопасности.

Любое серьезное политическое потрясение в какой-нибудь стране типа Ирака или атака террористов на трубопровод в Персидском заливе могут вызвать резкие изменения и в любой момент привести к глобальному нефтяному шоку. «Сейчас намного опаснее, чем в 1980-е годы», — говорит Мисвин Махеш (Miswin Mahesh) из Barclays.

Этот финансовый конгломерат отмечает, что в любом случае цены вряд ли надолго останутся на уровне 30 долларов, поскольку в Ливии сохраняется политический хаос, а Ирану будет трудно увеличить добычу, как он планирует, когда в будущем году с него снимут санкции. На самом деле, экспорт из Ирана в последние месяцы даже упал на 100 тысяч баррелей в день, поскольку его нефтяные месторождения истощаются.

По словам Махеша, в будущем году ожидается падение добычи на 100 тысяч баррелей в день в Алжире, где также очень быстро истощаются месторождения. По прогнозам, добыча сократится на 80 тысяч баррелей в день в Венесуэле, на 50 тысяч в Катаре и на 45 тысяч в Эквадоре.

В Северном море добыча нефти может уменьшиться на 180 тысяч баррелей, а в России и Центральной Азии на 190 тысяч. США более выносливы, поскольку наращивание добычи в Мексиканском заливе компенсирует большую часть потерь от снижения добычи сланцевой нефти на 400 тысяч баррелей.

С другой стороны, в Китае бурно растет спрос. Как отмечает Barclays, за прошлый год он увеличился на 600 тысяч баррелей в день, показав удвоение по сравнению с предыдущим периодом, даже несмотря на использование стратегических хранилищ. За 12 месяцев количество машин в стране увеличилось на 20 миллионов.

Парадокс нефтяного рынка заключается в том, что его перенасыщение скрывает самый непрочный баланс спроса и предложения в современной истории мирного времени.

Опубликовано 14/12/2015 17:38
http://inosmi.ru/economic/20151216/234817522.html

0

25

Project Syndicate, США

Почему нефтяным компаниям пора застрелиться
28.12.2015

Анатоль Калецки (Anatole Kaletsky)
Журналист и специалист по экономике

Цены на нефть закрепились на долгосрочном уровне 30-50 долларов за баррель (я об этом писал еще год назад), поэтому у потребителей энергоресурсов по всему миру появился дополнительный доход в размере более 2 трлн долларов. Это почти неизбежно ускорит рост мировой экономики, поскольку основными бенефициарами данного колоссального перераспределения доходов являются семьи с низкими и средними доходами, которые тратят все, что зарабатывают.

Конечно, кое-кто от этого сильно проиграет — главным образом, правительства нефтедобывающих стран, которые готовы скорее исчерпать все валютные резервы и занимать деньги на финансовых рынках пока возможно, чем сократить госрасходы. В любом случае, именно так и любят поступать политики, особенно когда ведут войны, отстаивают геополитические интересы или сталкиваются с народными протестами.

Однако не все производители нефти проиграют одинаково. Одна группа действительно пострадала очень сильно — это западные нефтяные компании, которые в этом году объявили о снижении инвестиций примерно на 200 млрд долларов. Это решение способствовало ослаблению мировых фондовых рынков, но, как ни парадоксально, акционеры нефтяных компаний могли бы прилично заработать на новой эре дешевой нефти.

Но только при одном условии. Руководители крупнейших нефтегазовых компаний должны осознать новую экономическую реальность и прекратить маниакально тратить деньги на поиск новых нефтяных месторождений. Ведь на разведку и добычу ископаемого топлива, причем во все более сложных природных условиях, 75 крупнейших нефтяных компаний мира по-прежнему тратят ежегодно 650 млрд долларов. Это одно из самых глупых решений о размещении капитала в истории. Оно экономически обосновано только в условиях искусственно монопольных цен.

Но эта монополия переживает трудные времена. Сочетание таких факторов, как разработка сланцевых месторождений, растущие экологические требования и прогресс в чистой энергетике, парализовало картель ОПЕК, поэтому нефть теперь будет торговаться как любое другое сырье на нормальном конкурентном рынке (как уже было в 1986-2005 годах). По мере того как инвесторы привыкают к этой новой реальности, они будут концентрироваться на базовом принципе экономики — «ценообразование от предельных затрат».

На нормальном конкурентном рынке цены будут устанавливаться в зависимости от себестоимости производства дополнительного барреля на самом дешевом нефтяном месторождении со свободными мощностями. Это означает, что все резервы в Саудовской Аравии, Иране, Ираке, России и Центральной Азии должны быть полностью разработаны и истощены, прежде чем кто-нибудь всерьез подумает вести геологоразведку подо льдами Арктики, в глубинах Мексиканского залива или в сотнях миль от берегов Бразилии.

Конечно, реальный мир никогда не бывает так прост, как учебник экономики. Геополитические противоречия, транспортные расходы, узкие места в инфраструктуре — все это приводит к тому, что страны-потребители нефти готовы платить премию за энергобезопасность, в том числе накапливая стратегические запасы на собственной территории.

Тем не менее, поскольку ОПЕК висит на волоске, этот общий принцип вполне применим: ни ExxonMobil, ни Shell, ни BP не могут больше рассчитывать на успех в конкуренции с компаниями из Саудовской Аравии, Ирана и России, обладающих эксклюзивным доступом к нефтегазовым запасам, не требующим применения сложных технологий — нефть можно добывать там обычной «качалкой» из XIX века. Иран, например, заявляет о готовности добывать нефть с себестоимостью всего лишь 1 доллар за баррель. Добыча нефти на его легкодоступных запасах (вторых по размерам на Ближнем Востоке после Саудовской Аравии) может начаться очень быстро, как только будут сняты международные экономические санкции.

Рациональной стратегией для западных нефтяных компаний является прекращение разведки нефти. Вместо этого им следует искать заработки, предоставляя оборудование, геологические ноу-хау и новые технологии, например, технологии гидроразрыва («фракинг»), нефтедобывающим странам. Однако их финальной целью должна быть максимально быстрая распродажа имеющихся нефтяных запасов, а затем распределение этого урагана денег между акционерами, причем раньше, чем иссякнут все их нефтяные месторождения с низкой себестоимостью.

Точно такую же стратегию самоликвидации использовали табачные компании (к выгоде для своих акционеров). Если нефтяные руководители откажутся выйти из бизнеса аналогичным путем, тогда акционеры-активисты или корпоративные рейдеры сделают это за них. Консорциум частных инвесторов может собрать 118 млрд долларов, необходимых для выкупа BP по текущей цене ее акций, и немедленно начать распродажу 10,5 млрд баррелей ее доказанных запасов, которые даже при сегодняшней «низкой» цене 36 долларов за баррель, стоят более 360 долларов млрд.

Есть две причины, почему этого не случилось — пока. С почти религиозным жаром руководители нефтяных компаний продолжают верить в неизбежность роста спроса и цен на нефть. Они предпочитают разбазаривать деньги на поиск новых месторождений вместо того, чтобы максимизировать выплаты акционерам. И презрительно отвергают единственно возможную стратегию — поменять направление инвестиций с разведки нефти на технологии новой энергетики, которая со временем вытеснит ископаемое топливо.

Перенаправив хотя бы половину из тех 50 млрд долларов, которые, как ожидается, нефтяные компании потратят в этом году на разведку новых месторождений, можно было бы как минимум удвоить те 10 млрд долларов, которые выделены правительствами 20 стран на исследования в сфере чистой энергетики (об этом они объявили во время декабрьской конференции по изменению климата в Париже). Почти нет сомнений, что финансовый доход от этих инвестиций будет существенно выше, чем от вложений в поиск нефти. Тем не менее, как сказал один из директоров BP в ответ на мой вопрос (почему его компания продолжает рисковать, занимаясь глубоководным бурением, вместо того чтобы инвестировать в альтернативную энергетику): «Наш бизнес — бурение, в этом мы эксперты. Почему мы должны тратить наше время и деньги, конкурируя в новых технологиях с General Electric или Toshiba?»

Ограничения на добычу в странах ОПЕК и экспансия дешевых месторождений нефти на Ближнем Востоке долгое время уберегали западные нефтяные компании от ценообразования по затратам, поэтому их благодушие было понятно. Но похоже, что саудиты и другие страны ОПЕК теперь осознали, что, ограничивая добычу, они просто отдают свою долю рынка американским фракерам и другим производителям нефти с высокой себестоимостью. Между тем, рост экологических требований и достижения в сфере чистой энергетики превращают почти всю их нефть в бесполезный «выброшенный актив» (так называемый «stranded asset»), который нельзя ни использовать, ни продать.

Марк Карни, управляющий Банка Англии, предупреждает, что проблема «выброшенных активов» угрожает мировой финансовой стабильности. Принятие «углеродных бюджетов» в рамках глобальных и региональных климатических соглашений приведет к обесцениванию запасов ископаемого топлива на балансах нефтяных компаний, которые сейчас стоят триллионы долларов. При этом ужесточение экологических требований сочетается с прогрессом в технологиях, позволивших снизить цену электричества, произведенного солнечными электростанциями, практически до паритета с ископаемым топливом.

Технологии продолжают совершенствоваться, а экологические требования — ужесточаться, поэтому представляется неизбежным, что большинство доказанных мировых запасов нефти так и останутся там, где они находятся сейчас (как и большая часть мировых запасов угля). Шейх Заки Ямани, долгое время занимавший пост саудовского министра нефти, знал об этом еще в 1980-х. «Каменный век завершился не потому, что у пещерных людей кончились камни», — предупреждал он своих соотечественников.

В ОПЕК, кажется, наконец-то, услышали эти слова и поняли, что Нефтяной век подходит к концу. Западным нефтяным компаниям надо проснуться и увидеть эту реальность, им следует прекратить поиски нефти и либо заняться инновациями, либо самоликвидироваться.

Оригинал публикации: Why Big Oil Should Kill Itself
Опубликовано 23/12/2015 11:56

http://inosmi.ru/economic/20151228/234938383.html

0

26

RUE89, Франция

Саркози, Леви, Клинтон и золото Каддафи
Опубликованная переписка Хиллари Клинтон свидетельствует о сомнениях американцев по поводу истинных мотивов Николя Саркози в Ливии и их ироничном отношении к Бернару-Анри Леви.
12.01.2016
Пьер Аски

В разгар войны в Ливии в 2011 году американцы размышляли об истинных мотивах Николя Саркози и высмеивали роль Бернара-Анри Леви в этой авантюре.

Этот исторический период оказался в самом центре вспыхнувшего в США скандала вокруг публикации частной переписки бывшего госсекретаря. Обнародованная в начале года новая порция электронных писем Хиллари Клинтон (с ней, кстати, можно ознакомиться прямо на сайте Госдепа) затрагивает войну в Ливии, начало которой положил прошлый президент Франции.

2 апреля 2011 года Сидни Блюменталь (бывший сотрудник Билла Клинтона в Белом доме и давний друг Хиллари) отправил госсекретарю «конфиденциальное» письмо с оценкой мотивов Николя Саркози, который тогда решил поддержать ливийских повстанцев.

Там говорится не о гуманитарном кризисе или угрозе для мирного населения, а стратегических, экономических и политических интересах (и, что немаловажно, золоте).

Сборщик сведений

Как пишет Дэвид Игнатиус из The Washington Post, Блюменталь получил сведения по Ливии от бывшего сотрудника ЦРУ Тайлера Драмхеллера. Другие источники выражали сомнения насчет достоверности информации Блюменталя, однако Хиллари Клинтон (она хотела взять его в свою команду, но ей помешали из Белого дома) продолжала слушать его: по мнению, Foreign Policy, он был для нее «неофициальным сборщиком сведений».

В письме приводился список из пяти факторов, которые подтолкнули Николя Саркози начать войну в Ливии:

-стремление расширить долю в ливийской нефти,

-усилить влияние Франции в Северной Африке,

-улучшить внутриполитическую ситуацию во Франции,

-дать французской армии возможность восстановить свое положение в мире,

-развеять беспокойство советников касательно долгосрочных планов Каддафи по замещению Франции в качестве    доминирующей державы в Западной Африке.

Кроме того, в письме отмечается существование казны Каддафи (143 тонны золота и примерно столько же серебра), которую якобы перевезли из Триполи в Себху (юг Ливии) через две недели после начала военных операций.

«Это золото было накоплено до нынешнего восстания и предназначалось для формирования панафриканской валюты с опорой на ливийский золотой динар. План заключался в том, чтобы предложить странам франкоязычной Африки альтернативу франку КФА».

7 миллиардов долларов

Автор письма оценивает эти запасы в 7 миллиардов долларов и уточняет, что их существование было установлено французской разведкой после начала восстания в Ливии.

«Это стало одним из факторов, которые повлияли на решение президента Саркози начать операции в Ливии».

В те времена ходило множество слухов о золоте Каддафи и его планах на Африку, что создавало питательную почву для самых разных теорий и спекуляций.

Напомним, что военные операции начались 19 марта 2011 года по инициативе Франции и Великобритании при поддержке США (добиться ее оказалось непросто).

29 марта, то есть за три дня до этого письма, Бернар-Анри Леви (он стоял у истоков ливийской авантюры) рассказал в книге «Нелюбимая война» о беседе с Николя Саркози:

«Он был рассержен на Барака Обаму, который «собирался уйти». Он говорил с ним накануне вечером. Разговор выдался жестким. Очень серьезным и жестким. И он был уверен, что США попытаются отстраниться.

«Странно, — говорил он. — Сначала они были за. Категорически за. Сам Обама принял окончательное решение в споре Гейтса и Клинтон о вмешательстве. Но теперь… Не понимаю, что происходит… Он дал задний ход, я в этом уверен».

Бернар-Анри Леви — полезный идиот

«Члены Ливийского национального совета считают Бернара-Анри Леви, периодического эмиссара Саркози и самопровозглашенного интеллектуала, частично полезной, но несуразной личностью».

В тот самый момент, когда Клинтон получила это письмо, Леви находился в Нью-Йорке, где занимался активным продвижением информационной кампании в поддержку вмешательства в Ливии.

Если верить переписке Клинтон, госсекретарь все это время получала сведения, которые свидетельствовали о недоверии к действиям Франции в Ливии.

19 апреля Блюменталь сослался на членов Национального переходного совета Ливии, которые были обеспокоены тем, что ни французы, ни британцы, видимо, не собирались передавать им необходимое для победы оружие:

«Они особенно недовольны позицией Франции, потому что, по их словам, в самом начале восстания офицеры внешней разведки встречались с лидерами повстанцев и подталкивали их к выступлению против Каддафи, обещая предоставить помощь после начала боев».

Ответ Хиллари Клинтон на письмо:

«Ясно. Можно забрать у страны колонии, но от колониальных рефлексов это ее не избавит».

Блюменталь также подчеркивает, что французская разведка активно развивала связи с генералом Абдулом Фатахом Юнисом (этот офицер армии Каддафи перешел на сторону мятежников) в ущерб Халифе Хафтару, которого считали слишком близким к американцам… Юнис был убит при невыясненных обстоятельствах в июле 2011 года, а Хафтар сегодня играет одну из ключевых ролей в ливийском кризисе.

Мольер в Елисейском дворце

В другом письме к Хиллари Клинтон Блюменталь отмечает «уморительную» статью журналиста The Daily Beast Кристофера Дикки, который описывает «кровосмесительные» отношения Саркози, Леви-«Лоуренса Аравийского» и Карлы Бруни.

«Воздать этому должное мог бы только Мольер», — пишет он Хиллари Клинтон, которая сразу же поделилась новостью со своими советниками…

Эта случайным образом обнародованная переписка (все произошло в результате расследования действий Клинтон, которая продолжала пользоваться личной почтой, находясь на посту главы американской дипломатии) добавляет новых страниц в ливийское дело, а то, несомненно, вновь всплывет на поверхность в ближайшие месяцы.

Вопросы об обоснованности и условиях проведения этой войны могут вновь выйти на первый план на фоне все более четко встающей перспективы новых операций в Ливии (в том числе и французской армии) для противодействия Исламскому государству.

Поднимут их и в том случае, если Николя Саркози станет кандидатом в президенты и вынужден будет вспомнить о результатах своего прошлого пребывания на этом посту и в частности о необычной войне с катастрофическими последствиями.

Оригинал публикации: Sarkozy, BHL, Clinton et l’or de Kadhafi
Опубликовано 09/01/2016 20:19
http://inosmi.ru/politic/20160112/235020917.html

0

27

CounterPunch, США

Западные СМИ игнорируют успехи Путина в Сирии
01.02.2016
Марк Уитни (Mike Whitney)

Главная организация сирийской оппозиции решила бойкотировать переговоры под эгидой ООН, потребовав, чтобы Россия сначала прекратила бомбить ее позиции. Чтобы понять всю абсурдность этого требования, представьте себе следующую ситуацию в США: допустим, Эммон Банди (Ammon Bundy), полоумный главарь вооруженного формирования, захватившего федеральный заповедник на востоке Орегона, потребовал бы отозвать представителей правоохранительных органов, пока ООН проводит переговоры между его представителями и администрацией Обамы относительно смещения того же Обамы после переходного периода продолжительностью 18 месяцев и переписывания конституции для включения праворадикальных политических и религиозных идей пустоголовых последователей Банди.

По-вашему, это разумное требование?

В таком контексте начинаются нынешние «переговоры». Неудивительно, что Москва не относится к ним серьезно, это же полная ерунда.

В какой еще стране вооруженные группировки могли бы захватывать города, убивать мирных жителей, разрушать гражданскую инфраструктуру, творить хаос и угрожать свергнуть избранное правительство?

Ни в какой. Но Обама считает, что это вполне приемлемый способ действий для граждан страны и даже иностранцев (многие «повстанцы» — граждане других стран или джихадисты), если их политические цели совпадают с целями Вашингтона. А так оно и есть. С самого начала единственная цель Вашингтона сводилась к свержению Башара Асада, чтобы открыть западным компаниям доступ к нефтяным месторождениям и трубопроводам и охранять их новыми американскими военными базами, построенными по всей стране. Таков был замысел самого первого дня, и поэтому Обама и компания так стараются замедлить российское наступление всеми мыслимыми и немыслимыми способами, даже путем ведения бесконечных переговоров, вся цель которых сводится к тому, чтобы поддерживаемые США террористы могли перегруппировать силы для продолжения войны с улучшенных позиций.

Президент России Владимир Путин понимает смысл этого приема. Он отправил в Женеву дипломатов, чтобы подыграть и сделать вид, будто принимает все за чистую монету. Но можно ли поймать его и согласиться на «перемирие», чтобы «повстанцы» Обамы сумели подготовиться к новым боям? Очень сомнительно.

Американцы не прочитают в своей прессе о том, что возглавляемая Россией коалиция (Сирийская арабская армия, «Хезболла» и иранское подразделение «Элль-Кудс») после медленного, но верного прогресса, прорвали плотину и наступают по нескольким фронтам, а их противники бегут. Города и поселки в провинции Латакия вдоль турецкой границы, долгое время служившие опорой джихадистам, были разрушены беспощадными российскими бомбардировками и освобождены Сирийской арабской армией. Алеппо, самый крупный город северной части Сирии, окружен правительственными войсками, перерезавшими коммуникационные линии, ведущие в Турцию. В результате такие группировки, как «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам», «Джаищ аль-Ислам», ИГИЛ и прочие связанные с «Аль-Каидой» движения были вынуждены сдаться или уйти в глухую оборону, ожидая последнего решительного боя. Чаша весов склонилась на сторону Асада, который стал однозначно брать верх. То, что западные СМИ называли «трясиной», оборачивается убедительной победой российской коалиции, восстанавливающей безопасность в Сирии, пока ее противники разбегаются в поисках укрытий. Вот что сообщает Reuters:

«Через три месяца после начала операции президент Путин сумел добиться своей главной цели по стабилизации власти Асада. Стоимость боевых действий относительно невысока, и Россия может вести их на таком уровне годы и годы, сообщили американские военные эксперты и чиновники».

Эта оценка противоречит утверждениям президента Барака Обамы и других высокопоставленных должностных лиц о том, что операция по поддержке президента Башара Асада плохо спланирована и, скорее всего, завершится крахом…

С начала кампании, стартовавшей 30 сентября, Россия понесла минимальные потери и, несмотря на серьезные внутренние экономические проблемы, продолжает оплачивать военные расходы, составляющие, по некоторым оценкам, примерно 1-1,2 млрд долларов в год. Расходы покрываются из российского оборонного бюджета, составляющего 54 млрд долларов в год, отмечают представители разведки США…

Трясина?

«Попытка России и Ирана поддержать Асада и умиротворить население просто не сработает и приведет к тому, что они увязнут в трясине», — сказал Обама 2 октября. 1 декабря он предположил, что Россия прочно застряла в конфликте, не поддающемся решению и парализующем участников.

Высокопоставленные представители администрацию утверждают, что нет противоречия между словами Обамы и мнением, согласно которому, Россия проводит довольно успешную кампанию.

«Мне кажется, что президент имел в виду… что в долгосрочной перспективе они не добьются успеха», — сказал чиновник. По его словам, «Россия втянута в гражданскую войну, и ей будет очень нелегко выбраться из нее».

Аналитик из Москвы Василий Кашин сказал, что с финансовой точки зрения война не слишком отяготила Россию.

«Все доступные сведения говорят о совершенно незначительном воздействии нынешнего уровня боевых действий на российскую экономику и российский военный бюджет», — сказал Кашин из Центра анализа стратегий и технологий. «На этом уровне войну можно продолжать год за годом", — добавил он. ("США считают, что Россия пока добилась ключевых целей в Сирии и способна выдержать расходы", Reuters)».

Американцы до такой степени уверены, что любое военное вмешательство обязательно заводит в болото, что очень удивляются, если с кем-то этого не происходит. Это отношение вполне понятно, если учесть, что «лучшая армия в мире» уже 15 лет не в состоянии разгромить жалкую кучку фундаменталистов-козопасов в Афганистане. Понятно, почему американцы ждут поражения. Но дело в том, что президент Путин не собирается «барахтаться» в Сирии 10 или 20 лет. Он собирается разгромить врага и идти дальше. Недавние сводки с фронтов свидетельствуют о том, что именно это он и делает. Как писал Sic Semper Tyrannis:

«Падение Сальмы»

Процесс пошел в начале этой недели, когда подразделения Сирийской арабской армии и Национальных сил самообороны, а также местное ополчение вошли в Сальму, оплот повстанцев и ключ к обороне шоссе М-4, соединяющего Латакию с Идлибом. После нескольких недель подготовки наступления и ослабления обороны, R+6 начали щтурм и вошли в город. Повстанцы мало что могли им противопоставить, чтобы обратить процесс вспять…

…Добившись стратегического прорыва, одна сторона получает преимущество и продолжает натиск, тогда как противник не выдерживает этого давления. Это и произошло в Сальме, бывшем горном курорте на северо-западе Латакии… Когда R+6 пошли на последний штурм, Сальма уже была непригодна для жизни. Ее потеря означает падение всей линии обороны к югу от М-4, что и подтвердили последовавшее продвижение правительственных войск и "тактическое" отступление повстанцев для коррекции линии фронта…

Набеги правительственных войск… снова стали решающими для прорыва линии фронта повстанцев, уже ослабленной вследствии падения Сальмы и шансами быть отрезанной от баз снабжения в Джиср аль-Шугуре ("Оборона повстанцев трещит в Латакии", Sic Semper Tyrannis)».

Картина понятна? Джихадисты-неудачники терпят поражение от превосходящей армии, задавшей им трепку и освобождающей от них ключевые города и стратегически значимые районы вдоль турецкой границе, а также на юге и на востоке Сирии. В результате Асад не будет свергнут, а Сирия не превратится в «Салафитское княжество» под управлением безумных исламистов, правящих с помощью террора.

Это не значит, что впереди мало подводных камней. Существует риск превращения гражданской войны в региональный конфликт с участием Турции, НАТО, США и России. Видите ли, Россия хочет использовать курдских союзников из YPG, чтобы отвоевать пограничные территории, восстановить там сирийский суверенитет и положить конец притоку боевиков из Турции. Президент Турции Эрдоган пообещал, что турецкая армия вмешается, если курды продолжат следовать в этом направлении. В таком случае президент Путин будет защищать курдов. Трудно сказать, как будет развиваться эта взрывоопасная ситуация, но очевидно, что предстоят напряженные недели, пока основные участники точат сабли и занимают выгодные позиции для начала полномасштабной схватки. Возобладает ли хладнокровие?

На это я ответить не могу. Зато могу сказать, что США уже отказались от призывов «Асад должен уйти» и перешли к плану Б, предусматривающему захват территорий и создание баз в северо-восточной части Сирии, которые американские военные смогут занимать так долго, как захотят. Вот что пишет сайт South Front:

«Анализ и разведка месяц назад предсказывали, что союзники по НАТО постараются реализовать новый план и удержать хотя бы северный нефтяной коридор из Ирака и попробуют вовлечь Россию в затяжную и дорогостоящую войну. План предусматривает контроль над ключевыми объектами инфраструктуры, включая нефтяные поля, контингентом НАТО, и формированием антиправительственных, то есть, антироссийских и антииранских сил на этой части разделенной Сирии.

Выполнение этого плана может легко привести к глобальной войне, в случае эскалации конфликта в Сирии. Ставки в глобальном геополитическом противостоянии снова повышены.  (Эскалация в Сирии, South Front)».

Так что даже если Вашингтон и отказался (временно) от планов свергнуть Асада, он все еще верен проекту создания Суннистана в Сирии и Западном Ираке для прокладки сети трубопроводов между Катаром и Турцией и открытия западным нефтяным гигантам доступа к месторождениям, с целью заменить Россию в качестве основного поставщика природного газа в Европу. Все это входит в глобальную стратегию «разворота» в Азию с целью гарантировать контроль над ресурсами и обеспечить их привязку к американскому доллару. Набирающая мощь Россия открыто бросила вызов этому амбициозному замыслу, угрожая вставить палки в колеса американской боевой колесницы и вредоносного однополярного мирового порядка.

Оригинал публикации: Western Media Ignores Putin’s Progress in Syria
Опубликовано 01/02/2016
http://inosmi.ru/politic/20160201/235224180.html

0

28

Голос Армении, Армения

Российско-турецкий конфликт: развязка близка
12.02.2016

Обстановка на Ближнем Востоке продолжает стремительно обостряться. 9 февраля премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил о том, что его страна намерена защитить сирийский Алеппо, призвав вернуть исторический долг «братьям из Алеппо», которые в годы Первой мировой войны защищали турецкие города. Также стало известно о ряде запланированных в регионе крупных учений.

Так, Вооруженные силы Великобритании отработают переброску бронетанковых соединений в Восточную Европу на случай конфронтации России и НАТО. При этом примечательно, что конечной точкой транспортного маршрута станет граничащая с Сирией Иордания, куда будут направлены 1,6 тыс. британских военнослужащих и 300 единиц военной техники. Сообщается, что это позволит отработать логистические схемы переброски вооружения и личного состава «с целью обеспечения развертывания 30-тысячной группировки в условной кризисной зоне». Параллельно иранские СМИ сообщили о запланированных в Саудовской Аравии крупнейших военных маневрах. Как предполагается, в них примут участие военные из 25 стран, в том числе Египта, Судана, Пакистана и государств Персидского залива. Учения продлятся 18 дней и пройдут на севере королевства, сообщается, что на время их проведения воздушное пространство над районом будет закрыто.

С визитом в Анкаре побывал министр обороны Катара, являющегося наряду с Саудовской Аравией и Турцией ключевым спонсором сирийской оппозиции, а также связан с Анкарой военными обязательствами. В ходе визита глава оборонного ведомства Катара провел встречу с президентом Турции Эрдоганом, в которой также принял участие министр обороны Турции Исмет Йылмаз. И наконец 9 февраля президент Турции Эрдоган провел в Анкаре экстренное заседание по вопросам борьбы с терроризмом и ситуации в регионе, в котором приняли участие премьер-министр Давутоглу, начальник Генштаба ВС Хулуси Акар, министр внутренних дел Эфган Ала и глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан. О важности совещания свидетельствовало то, что премьер Давутоглу отложил в связи с его проведением начало своего визита в Нидерланды.

Указанные выше заявления Давутоглу сигнализируют о готовности Анкары пойти на прямой военный конфликт с Россией для защиты позиций Турции в Сирии. Для Анкары на карту поставлено слишком многое: получение контроля или хотя бы твердых позиций в Сирии рассматривалось в Турции как стартовая площадка по реализации геополитического проекта по формированию турецкой сферы влияния на Ближнем Востоке. Данный курс был фактически основным направлением турецкой внешней политики с 2011 года, то есть после начала событий «арабской весны».

Нынешние действия России в Сирии и успешное наступление асадовских сил в районе Алеппо на деле ставят крест на этом проекте Турции, с чем Анкара на данном этапе не может легко смириться. Косвенно о серьезности ситуации свидетельствуют и шаги российской стороны, направившей Анкаре ответный военный сигнал: на фоне воинственных заявлений Анкары российские вооруженные силы 8 февраля начали внезапную комплексную проверку боевой готовности в войсках Южного военного округа. Сообщается, что к ней привлечены объединения, соединения и воинские части Южного военного округа, а также отдельные соединения Воздушно-десантных войск и военно-транспортной авиации ВКС России, в проверке боеготовности подразделений примут участие до 8,5 тысяч человек, 900 единиц военной техники, 50 кораблей, 200 самолетов и вертолетов.

В то же время заявления турецких официальных лиц также являются сигналом и в адрес Вашингтона, от которого в конечном счете  зависит на сегодня дальнейший ход сирийского кризиса. Без одобрения США Анкара, скорее всего, не решится на резкие действия в Сирии, при этом идеальным вариантом для Турции является именно получение гарантий в рамках обязательств НАТО. Ранее президент Турции Эрдоган выступил с примечательными заявлениями в адрес Вашингтона. Он, в частности, подверг критике контакты США с сирийскими курдами, в то же время отметив, что Вашингтон начал смягчать позицию по вопросу создания зоны безопасности на севере Сирии.

По словам Эрдогана, США начали верить в этот проект. Президент также отметил, что Турция готова заниматься созданием зоны безопасности и бесполетной зоны не только на 98-километровом участке между городами Азез и Джараблус, но и в регионе большей протяженности. Эрдоган также заявил, что Анкара в Сирии не должна допустить повторения ситуации периода вторжения сил коалиции в Ирак в 2003 году, напомнив, что тогда Анкара отказалась размещать на турецкой территории американские войска и не вошла в состав международной коалиции. Турецкий президент также подчеркнул, что Анкара готова к любому развитию событий в Сирии.

По сути, высказывания Эрдогана напрямую сигнализируют США о том, что Турция готова работать в их команде, а также стремится к масштабному вторжению в Сирию и для реализации этих планов камнем преткновения является американская поддержка сирийских курдов. Пока ответная реакция США не очень обнадеживающая для Турции: представитель Госдепа США Джон Кирби заявил, что США не считают курдскую Партию демократического союза террористами, назвав ее членов эффективными бойцами с ИГ внутри Сирии. Заявление Госдепа сразу же вызвало негативную ответную реакцию Анкары: МИД Турции вызвал американского посла в Анкаре Джона Басса после заявлений Госдепа США, а министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что в США должны сделать выбор между его страной и курдской Партией демократического союза

Однако, несмотря на неудачи, похоже, что Турция, скорее всего, продолжит интенсифицировать давление на США и уже в ближайшее время станет ясно, пойдут ли американцы на изменение своей позиции по турецкому вмешательству в Сирии, а также решится ли Анкара на такой маловероятный вариант, как проведение односторонней операции без санкции Вашингтона. В целом, однако, очевидно, что острая геополитическая борьба вокруг сирийского кризиса и связанного с ним российско-турецкого конфликта, который потенциально может перерасти в еще одну российско-турецкую войну, стремительно приближается к своей решающей стадии.

Оригинал публикации: Российско-турецкий конфликт: близка развязка
Опубликовано 10/02/2016 14:44
http://inosmi.ru/politic/20160212/235374178.html

0

29

Обратили внимание, насколько немногословна Россия относительно Сирии? Ближнему Востоку предстоит усвоить, что «нет» означает «нет»
Post by Editorial Board  - Feb 15, 2016

В последние несколько дней в СМИ поднялся нешуточный вихрь по поводу событий в Сирии и вероятного вторжения в эту страну. Сирия, как всем известно, является союзником России, которая с санкции законно избранного правительства проводит операцию в пределах этого государства.

Надо сказать, несмотря на шквал заявлений со стороны нескольких арабских стран, НАТО и ООН, Россия озвучила только две вещи. Во-первых, если наземные войска любой страны войдут в Сирию без разрешения Дамаска, это будет объявлением войны. И во-вторых, американский президент и арабские партнёры США должны задаться вопросом, нужна ли им перманентная война.

Помимо этих двух заявлений, Россия хранит молчание. И тот факт, что русские ничего не говорят, очень показателен: больше добавить нечего. Время для разговоров закончилось, будущее будут определять действия. Если… то…

На самом деле всё довольно просто. Россия уже сказала: «Если какие-либо иностранные наземные силы войдут в Сирию без разрешения Дамаска, это будет объявлением войны». Россия не играет словами, а это большая редкость в современном мире. Москва чётко обозначила свою линию. Теперь остальной части мира предстоит определиться, действительно ли Москва подразумевает то, что говорит?

И здесь кроется ошибка, которую могут допустить многие. Арабы, весьма изворотливые в силу своих культурных особенностей, не понимают, что на сей раз они имеют дело с чем-то абсолютным. «Нет» значит «нет». В этой связи арабы действуют довольно глупо. Они, видимо, полагают, что если войти в Сирию достаточно большими силами и сделать это достаточно быстро, им запросто удастся захватить страну. Мысли о том, что их войска будут уничтожены тактическим ядерным оружием, как-то даже не приходят им в голову.

Однако после того как некоторые альтернативные СМИ (наподобие этого) заявили о том, что будет иметь место именно такой сценарий, их стали активно посещать пользователи из Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна, Катара и других стран Ближнего Востока. Люди начинают понимать, что тактическое ядерное оружие вполне может быть использовано. Однако вместо того, чтобы оценить происходящее и отступиться, эти страны, похоже, впадают в некое психологическое «отрицание». Они, по-видимому, думают, что «Россия не решится». Но посмотрим правде в глаза – на самом деле ещё как решится.

Турции, похоже, придётся хуже всех. Лидер этой страны, Эрдоган, кажется, стал маньяком. Возможно, он видит себя неким пророком или сошедшим на Землю Махди (последний преемник пророка Мухаммеда, который появится перед концом света; прим.mixednews)… ну, или кем-то в этом роде.

Эрдоган, эта горячая голова, первым ринется вперёд. Русские, если мы правильно их понимаем, позволят туркам перейти границу и углубиться в Сирию.
После этого на турецкие войска обрушится удар такой силы, что они даже не поймут, чем их сразили! Это будет одновременно и ужасно, и великолепно (в зависимости от того, на какой стороне вы находитесь). Как бы то ни было, для турецких войск всё будет кончено.
Мало кто выйдет живым, если это вообще кому-либо удастся.

Надо думать, увидев это, остальные арабы разбегутся сломя голову. Тем война и кончится.

Что касается США, то у них нет ни денег, ни желания воевать с Россией, да и президент Америки изнеженный слабак. Несколько лет назад, когда речь шла о «красной линии» относительно использования химического оружия в Сирии, все уже видели, что Обама здорово умеет заговаривать зубы, но ведёт себя как девчонка, когда доходит до дела. Ему не хватает решимости вести борьбу.
Осмелимся даже заметить, что во всех этих неприятностях на Ближнем Востоке виноват Обама!
Не будь он такой тряпкой, многих проблем, обрушившихся на весь мир, никогда бы не случилось.

А что же НАТО?
Европа настолько ослабла умственно вследствие политкорректности и настолько финансово разрушена своими социалистическими системами, что не в состоянии защитить даже собственные границы!
Если НАТО не может сказать «нет» нынешним диким ордам варваров, что будет, когда на поле боя начнётся настоящая стрельба?
Спасайся кто может!
Другими словами, альянс превратился в посмешище.

В течение последующих нескольких дней активизируются военные действия в Сирии и вокруг неё. Мир станет свидетелем жестокого поражения Турции и Саудовской Аравии, а затем внезапно возьмут верх более здравомыслящие люди. Надеемся, что так.

Тем не менее, некоторых из нас очень беспокоит нынешняя ситуация. Помните старую поговорку, ставшую знаменитой после фильма «Форрест Гамп»: «Дурак поступает по-дурацки»? Обама и его левые либеральные нытики, как минимум, глупы. Они ещё могут уничтожить всё население США, жёстко выступив против такой страны, как Россия, которая не боится их бахвальства.

Только вспомните, как несколько лет назад президент Слабак по телевидению назвал Россию «региональной державой». Это ложное заявление оказалось огромным просчётом. История отметит, что с того момента, как Обама произнес эти слова, мир покатился по наклонной. Нравится это кому-то или нет, но Россия является сверхдержавой.

Что сказать, дурак поступает по-дурацки.

https://www.superstation95.com/index.php/world/895
перевод для MixedNews — Наталья Головаха
http://mixednews.ru/archives/96770

0

30

Al Ghad, Иордания

Россия в состоянии предотвратить войну. Если нет, ее надо остановить.
20.02.2016
Мухаммед Баргума

Недавний визит короля Бахрейна и возможная поездка саудовского Короля Салмана Бен Абдель Азиза в Москву в следующем месяце указывают на то, что страны Персидского залива продолжают ожидать от России качественных усилий в деле прекращения кровопролития и установления мира в регионе.

Залив крайне негативно отнесся к факту российского вмешательства в Сирию в сентябре прошлого года, благодаря уровень градус умеренности и стабильности в регионе cнизился. Огромное недовольство также вызвали действия Москвы, препятствующие дипломатическим усилиям по выходу из кризиса, и новый поток крови, которому виной те, кто призывает к военному решению кризиса, во главе с сирийским режимом и Ираном. Несмотря на вышесказанное, страны залива, осознающие мощь и силу России, пока не решили, есть ли необходимость осадить ее. Хотя этот момент заслуживает должного внимания, особенно, если послушать рассказы Москвы о «стратегическом повороте» в военной операции в Алеппо, которая в основном нацелена на то, чтобы ударить по Турции и ликвидировать ее влияние в регионе, что откроет путь для дальнейших многочисленных преступлений против сирийских граждан и политики «выжженной земли» методом зачистки территорий. В то же время премьер-министр России Дмитрий Медведев предостерегает региональные державы от идеи направить свои сухопутные войска в Сирию, так как, по его мнению, это может привести к третьей мировой войне, начала которой не хочет никто. Москва не оставляет надежд, что «региональная сила» смирится и подчинится ее ближневосточной стратегии, так как у Сирии сегодня, если вспомнить высказывания министра иностранных дел Сергея Лаврова, есть только три возможных сценария: «решение посредством переговоров, победа арабо-сирийской армии и масштабная война с участием региональных сил». Если Москва решит, что компромисс по прежнему невозможен, то судьба 25-ого февраля выглядит плачевной и похоже, что большой войны не избежать. Это означает, если следовать логике Лаврова, что крайне необходимо принять «российскую стратегию в Сирии», то есть смириться с победой сирийской армии и режима Башара Асада!

Если и далее следовать логике российской дипломатии, то сразу перед глазами встает союз России и ее партнера Ирана, основным принципом действия которых является отказ в той или иной степени от «мягкой силы», а, скорее, полное ее отсутствие. Россия сегодня способна мыслить лишь в категориях «Калашниковых» и «сухих», а Иран не видит иной, более мягкой альтернативы своей «революционной гвардии», зубы которой настолько остры, что заставляют забыть красоту иранских ковров. Тут надо снова вспомнить министра Лаврова, который говорит нам о существовании еще одного, четвертого, сценария, в рамках которого залив и другие протягивают руки в сторону России, отказавшись от идеи загубить ее, смягчив тем самым агрессию российских истребителей и проявляя «мягкую силу», в которой нуждается Россия. Кстати, премьер-министр Медведев не забыл упомянуть о ней в своей речи на Мюнхенской конференции по безопасности, когда говорил о том, что мир переживает новую форму холодной войны.

Москва не ужаснулась тому, что доставила достаточно беспокойства Иордании на юге Сирии, когда поменяла правила игры и передала город Шейх Мискин в Дараа силам режима. Москва настроена неблагосклонно в отношении желания Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии направить сухопутные войска на борьбу с ИГИЛ в Сирии и Ираке. Москва не противится визитам Манамы и Эр-Рияда, требующих проявить достаточную гибкости в Сирии, особенно в отношении роли Ирана в сирийском конфликте. Таким образом, становится понятной логика, на основании которой Россия выстраивает партнерские отношения: интересы другой стороны находятся в нижней части списка…

Скатиться к войне можно в любой момент. Россия и США сегодня несут наибольшую долю ответственности и только они способны предотвратить этот ужасающий сценарий.

Оригинал публикации: إفشال روسيا أو وقف السيناريو المرعب
Опубликовано 19/02/2016 12:06
http://inosmi.ru/politic/20160220/235486160.html

0

31

Atlantico, Франция

Может ли противостояние России и Турции привести к Третьей мировой?
17.02.2016

В пятницу в интервью немецкой газете Handelsblatt российский премьер Дмитрий Медведев заявил, что отправка наземных войск в Сирию может привести к очередной мировой войне. Такие сильные личности, как Путин и Эрдоган, наверное, могли бы ее породить, хотя в перспективе потенциальной эскалации опасаться следовало бы других игроков.

Atlantico: В чем гегемонистские действия и амбиции Путина и Эрдогана представляют угрозу для мирового «порядка»?

Ролан Ломбарди (Roland Lombardi): Хотя большинство западных СМИ и ряд совершенно оторванных от действительности «правозащитнических» идеологов периодически называют путинскую Россию угрозой для мировой безопасности, думаю, здесь все же стоит восстановить определенные истины. В Сирийском кризисе игра Москвы ясна и последовательна. Напомним, уже в который раз, что российское вмешательство в Сирии направлено на выполнение трех задач: восстановление статуса региональной или даже мировой державы с ключевой ролью в урегулировании конфликтов (параллельно это еще включает в себя и демонстрацию нелогичности поведения Запада); поддержка режима Асада для того, чтобы тот стал единственным оплотом на пути «Аль-Каиды» и ИГ; активная и повсеместная борьба с политическим и радикальным исламизмом, который создает угрозу и для российской территории (в стране проживают 20 миллионов мусульман).

Каким образом эти цели представляют угрозу для Запада? Наоборот, нужно быть полным идиотом или слепцом, чтобы не замечать, что, когда Россия отстаивает свои интересы на Ближнем Востоке, она одновременно с этим защищает интересы Европы и Франции.

Нужно ли говорить, что ударившие по Франции в 2015 году террористы действовали не по указке Москвы? Или напоминать, что это не Россия финансирует и поддерживает имамов-салафитов или выходцев из «Братьев-мусульман» (в России оба эти движения, кстати говоря, под запретом), которые проповедуют агрессию и ненависть к нашей стране в некоторых французских мечетях? Наша дипломатия, особенно если судить по последним заявлениям Фабиуса перед отставкой, слишком быстро забыла, что Россия первой поддержала наше вмешательство в Мали в 2013 году. И кто предложил нам сотрудничество, когда мы отправили флот и самолеты в Восточное Средиземноморье в ответ на ноябрьские теракты? Снова Россия! Россия — европейская держава, она ни в коей мере не угрожает нашим интересам. Россияне — наши союзники, и они не требуют ничего большего. Мы сталкиваемся с одними и теми же угрозами, преодолеваем одни препятствия. Вместе мы могли бы сделать намного больше.

Наконец, не стоит обманываться: в настоящий момент единственная угроза для мирового порядка исходит от наших турецких и саудовских «союзников». Тех самых людей, чья двойная игра с террористическими и исламистскими группами сейчас предстает на всеобщее обозрение. Тех, кто хотел посадить салафитов и «Братьев-мусульман» в Дамаске и всех арабских столицах на волне «арабской весны»…

Сириль Бре (Cyrille Bret): Я бы не сказал, что у них на самом деле есть некие гегемонистские амбиции. Несмотря на принятую в настоящий момент стратегию, Российская Федерация скорее придерживается оборонительных позиций. Она стремится отстоять то, что еще остается у нее от прежней зоны влияния. В частности, это касается Сирии с базой в Тартусе, альянса с Асадом, восстановления шиитской оси, которая включает в себя Сирию и Иран, традиционные рынки оружия с 1970-х годов. Как мне кажется, речь идет не о гегемонистских амбициях, а о желании защитить остатки былого блеска двух великих неарабских держав Ближнего Востока. Схожесть же касается жесткости оборонительных позиций.

Что касается рисков и угроз для мира, я бы сказал, что они весьма симметричны.

Со стороны Турции, риск заключается в усилении религиозного характера международных отношений на Ближнем Востоке, так как Партия справедливости и развития с самого прихода к власти расширяет связи с суннитами (это было видно в Сирии).

Со стороны России риск вмешательства в Сирии подразумевает потенциальную невозможность политического урегулирования в результате ударов как по исламистской, так и неисламистской оппозиции…

Путину приписывают желание восстановить границы СССР…

Сириль Бре: Это риторический и идеологический мотив, который проскальзывал в заявлениях самого Путина, книге Мишеля Эльчатиноффа (Michel Eltchaninoff) и т.д. Но речь идет всего лишь об оторванном от действительности идеологическом дискурсе. На самом деле Россия не в состоянии претендовать на некое имперское будущее в обозримой перспективе. Ее экономика сильно подорвана рядом внешних и внутренних факторов.

Эрдоган и Путин — это султан и царь современной эпохи? Что указывает на их раздутое эго (и потенциальную опасность)?

Ролан Ломбарди: Как прекрасно продемонстрировал историк Жан-Батист Дюрозель (Jean-Baptiste Duroselle), психологический профиль глав государств имеет большое значение в международных отношениях. Кроме того, политик или государственный деятель без раздутого эго — весьма редкий случай…

Путин и Эрдоган — харизматичные и сильные личности, властные и уверенные в себе люди. В то же время им обоим свойственны большой реализм и прагматизм. Проблема в том, что если президента России действительно можно было бы назвать новым царем в связи с дипломатическими успехами и возвращением его страны на первые роли на международной арене, об Эрдогане того же не скажешь. Если он и мечтал стать новым султаном, его затея провалилась. Все гегемонистские проекты президента Турции в регионе рушатся. Он оказался в изоляции в региональной политике (в частности, в сирийском вопросе) и пользуется поддержкой одной лишь Саудовской Аравии. Отсюда следуют определенная фрустрация и, действительно, потенциальная опасность его решений…

Сириль Бре: Это серьезное упрощение. Так уже больше года ведет себя The Economist: на передовицах издания их регулярно называют султаном и царем. Но их позиции очень сильно различаются по уже упомянутым мной выше причинам.

Что касается личных качеств и раздутого эго, это в полной мере подтвердилось для Эрдогана за последние полтора десятилетия, как впрочем, и для Владимира Путина. Оба они идентифицируют себя с государством и являются для большей части общественности символом восстановления политической мощи их стран. Чрезвычайная персонализация их политических проектов (особенно у Эрдогана) ведет к тому, что в них на самом деле начинают просматриваться имперские черты.

В этом их сила (они вдохновляют своей личностью, вызывают волну энтузиазма), но в то же время и слабость. Так, например, в ходе инцидента в турецком воздушном пространстве чуть более месяца назад, именно это сделало диалог невозможным. То есть, лидер, который так стремится к персонализации власти и международной стратегии — это палка о двух концах для страны.

Как Турция пользуется мигрантами, чтобы надавить на Европу и мир, склонив тем самым соотношение сил в свою пользу?

Ролан Ломбарди: Говоря проще, Турция сейчас принимает на своей территории два миллиона беженцев (главным образом это сирийцы) и грозится открыть им путь в Европу, если не получит от Брюсселя финансовую помощь (ей уже выделили три миллиарда евро) и дипломатическую поддержку в сирийском вопросе.

— Не напоминает ли такая интернационализация конфликта гражданскую войну в Испании 1930-х годов? И не похожа ли Сирия своей нестабильностью на Балканы начала ХХ века?

Сириль Бре: Книга Кристофера Кларка «Сомнамбулы» (Christopher Clark, Les somnambules) рассказывает о соперничавших гегемонистских проектах на Балканах перед началом Первой мировой войны. Этот анализ во многом изменил наше восприятие конфликта. По мнению Кларка, причиной войны стала безответственность российского имперского проекта.

Сейчас расклад совершенно иной, потому что два упомянутых вами протагониста, и также Саудовская Аравия и Иран не придерживаются динамики идеологического противостояния двух главных типов власти: республиканской антиклерикальной испанской демократии и экспансионистского тоталитаризма. Иначе говоря, мне не кажется, что у Балкан и гражданской войны в Испании есть много общего с сирийским конфликтом.

Думаю, конфликт в Сирии нужно рассматривать как следствие краха уже не существующего сегодня государства. Это дает толчок стратегиям развития и защиты территориальных интересов, которые в географическом и экономическом плане вращаются вокруг власти Асада. Именно поэтому сейчас говорят о перспективе раздела Сирии, хотя это не рассматривалось как решение ни в Испании, ни на Балканах.

— Что можно сказать о форсированной милитаризации России? Могут ли Россия и Турция спровоцировать Третью мировую войну?

Сириль Бре: В 2008 году Владимир Путин произнес в Думе речь о необходимости повышения военных кредитов. С 2009 года оборонный бюджет был ощутимо увеличен, перевалив за отметку в 4% ВВП. Штат армии составил 800 — 850 тысяч человек. Речь идет о новой волне модернизации российских вооруженных сил, которая стала попыткой наверстать упущенное после запустения первых постсоветских лет.

Что касается мировой войны, мне бы вновь хотелось вернуться к сравнению с Кларком. Как мне кажется, причиной мирового конфликта может стать столкновение двух-трех имперских экспансионизмов в стратегическом регионе. В Сирии ни о чем подобном не идет и речи. Первые роли там играют скорее Саудовская Аравия и Иран: именно они задают тон, обладают самыми точными и решительными планами в регионе.

Повторюсь, Россия и Турция защищают ограниченные в географическом и военном плане интересы. Для России все просто: она стремится сохранить клиента, то есть клан Асада, оплотом которого является Латакия (северо-восток страны). Турция же придерживается стратегии влияния, которая направлена против восстановления шиитской оси. То есть, хотя эти страны и привлекают к себе самое большое внимание, тон задают не они. Их лидеры очень известны, им свойственны громкие заявления. Сложно представить себе Хасана Рухани или наследного принца Мухаммада ибн Салмана (занимает вторую ступеньку в ряду престолонаследия) в роли военных лидеров, которые ведут активную информационно-политическую кампанию.

Ролан Ломбарди: Глупо считать, что Россия хочет развязать Третью мировую войну. Несмотря на немалые амбиции насчет своей страны, Путин зарекомендовал себя отличным тактиком и тонким стратегом, который умеет пользоваться слабостями и колебаниями противников. Это настоящий государственный деятель, который сохраняет спокойствие и хладнокровие в любых ситуациях, в том числе и во множестве выпавших на долю его страны кризисов. Нравится нам то или нет, но в Сирии Россия предлагает самое серьезное и рациональное решение, которое отвечает всеобщим интересам.

Президент России заручился не только военным содействием Ирана и дипломатической помощью Китая, но и поддержкой Египта, Иордании, ОАЭ и даже Израиля. Курды тоже все больше ориентируются на Москву. Позиции Америки, несмотря на ряд показных заявлений, меняются…

Как бы то ни было, Вашингтон долгое время стремился свергнуть Асада. Американцы поддерживали мятежников и постепенно наращивали давление на переговорах в ООН. Однако сейчас этот проект оказался под сомнением: впечатляющее наступление у Алеппо (и по всей стране) войск сирийского правительства, «Хезболлы» и иранских спецподразделений при поддержке российской авиации заставило США пересмотреть позицию по сирийскому кризису (эти перемены заметны как в общественном мнении, так и среди стратегов и генералов Пентагона).

Кроме того, до окончания президентского срока Обамы остается меньше года, и мне сложно представить, что он начнет открытый конфликт с Россией ради аравийцев и турок.

При этом напряженность между Турцией и Россией в Сирии достигла беспрецедентного уровня. Как я уже отмечал ранее, Анкара и Эр-Рияд находятся в этом вопросе во все большей изоляции (из игры вышел даже Катар). Они многое теряют. Особенно Турция. Именно поэтому турки в приступе паники необдуманно грозят вмешательством в Сирии (при поддержке аравийцев). Причем не для ударов по ИГ, а ради спасения своих протеже и обстрела курдов (а они являются для нас отважными и ценными союзниками против «Исламского государства»). К тому же, заблокировав нынешние переговоры, они, как ни парадоксально, дают России дополнительное время на бомбардировку всех без разбора противников Асада. Турки испытывают гнев и фрустрацию, у них складывается ощущение, что американцы их бросили. Поэтому они могут поступить непредсказуемо. Главная опасность в том, что Эрдоган отдаст армии приказ перейти сирийскую границу. Тем самым он нарушит международное законодательство, потому что будет действовать без мандата Совбеза ООН (Россия и Китай, без сомнения, пустят в ход право вето). Он рассчитывает на эскалацию и ошибку со стороны России для того, чтобы воспользоваться статьей пять, которая обязала бы НАТО прийти к нему на помощь. А это обернулось бы катастрофой. Стоит ждать новых провокаций, подобных сбитому в прошлом году российскому бомбардировщику. Остается надеяться, что россияне не попадутся в очередную ловушку и вновь смогут сохранить хладнокровие. Было бы хорошо и, если бы американцы так или иначе заставили образумиться беспокойного «союзника»…


Сириль Бре
— преподаватель Парижского института политических исследований, автор блога Eurasia Prospective.

Ролан Ломбарди
— независимый консультант и аналитик JFC-Conseil. Специалист по международным отношениям, Магрибу и Ближнему Востоку.

Оригинал публикации: Le tsar contre le sultan : le choc Russie-Turquie en Syrie est-il en train de nous faire plonger vers la 3ème Guerre mondiale?
Опубликовано 15/02/2016 11:32
http://inosmi.ru/politic/20160217/235440885.html

0

32

История турецко-курдского конфликта
18:07 14.02.2016 (обновлено: 17:54 17.02.2016)

Об истории турецко-курдского конфликта читайте подробнее в справке РИА Новости.

Курды — один из древнейших народов Передней (Западной) Азии. Первоначальный очаг этногенеза курдов находится в Северной Месопотамии, в самом центре исторического и современного Курдистана.

Точных статистических данных о численности курдов нет, так как в странах проживания они часто намеренно искажаются в политических целях.

По оценкам, численность курдов мире составляет около 40 миллионов человек. Численность курдов в Турции — свыше 20 миллионов, в Иране — 11 миллионов, в Ираке — 7 миллионов, в Сирии — до 3 миллионов человек.

Несмотря на свою многочисленность (четвертое место среди народов региона после арабов, турок и персов), курды никогда не имели своей государственности. В настоящее время этот народ является самым многочисленным этносом в мире, лишенным национальных прав и разделенным границами нескольких государств. Острее всего курдская проблема стоит в Турции. Курды составляют большинство населения в Восточной Анатолии, которая в свою очередь занимает до 30 % территории Турции.

Турецкое руководство рассматривает курдов в рамках Лозаннского мирного договора 1923 года, согласно которому национальными меньшинствами Турецкой Республики признаются немусульманские общины, состоящие из турецких граждан еврейского, греческого и армянского происхождения. Курды, в соответствии с турецким законодательством, не относятся к категории национальных меньшинств.

Официальная политика непризнания характеризовалась запретами в области языка, культуры, образования, СМИ, выступления против которых строго карались как проявление "курдизма", сепаратизма и т.п.

Это привело к активизации курдского сопротивления в Турции; в 1960-1970-х годах возникли несколько курдских партий и организаций, действовавших подпольно. Наибольшую популярность, особенно среди беднейших и социально неустроенных слоев курдского населения, приобрела Рабочая партия Курдистана (РПК), основанная Абдуллой Оджаланом в 1978 году, — левоэкстремистская организация, отдающая предпочтение насильственным методам борьбы, в том числе и террористическим. Отдельные партизанские выступления, организованные РПК, отмечены уже в конце 1970-х — начале 1980-х годов, а в 1984 году партия открыто начала повстанческую борьбу против турецких властей и карательных органов в Восточной Анатолии.

В феврале 1999 года лидер РПК Абдулла Оджалан был схвачен турецкой разведкой в Кении. В июне того же года он был приговорен к смертной казни за террористическую деятельность и государственную измену и помещен в тюрьму на острове Имралы. Впоследствии это наказание было заменено Оджалану на пожизненное заключение без права на амнистию.

Конфликт турецких властей с РПК унес более 45 тысяч жизней. РПК была признана террористической организацией ООН и Евросоюзом.

В октябре 2012 года власти Турции начали переговоры с отбывающим пожизненное тюремное заключение лидером РПК Абдуллой Оджаланом. Была разработана дорожная карта, где обе стороны брали на себя обязательства, направленные на решение затяжного конфликта. Впоследствии стороны не раз обвиняли друг друга в невыполнении обязательств.

В марте 2013 года Оджалан призвал сторонников провести конгресс для мирного урегулирования курдской проблемы.

Важную роль сыграл пересмотр идеологической платформы лидерами курдов. Долгое время стоящая на леворадикальных позициях Рабочая партия Курдистана сдвинулась на более умеренные позиции.

Весной 2013 года военные подразделения РПК были выведены в соседний Иракский Курдистан (правительство региона дало свое согласие) и укрепились в горах Кандиль вдоль границ с Турцией и Ираном.

С этого времени курды фактически не вели активных боевых действий против Турции и отказались от практики террористических атак на турецкие объекты.

Ситуация изменилась 25 июля 2015 года. Причиной обострения конфликта стали действия вооруженных сил Турции, которые нанесли несколько авиационных ударов по позициям боевиков "Исламского государства" (ИГ, запрещена в России) на сирийско-турецкой границе.

Однако помимо атаки позиций ИГ, турецкая авиация подвергла ударам и позиции курдов, которые как раз и сражаются против "Исламского государства". Официально турецкое руководство заявило, что атаки по курдским позициям ставили своей целью защиту национальной безопасности турецкого государства. Поэтому руководство РПК сообщило о том, что соглашение о прекращении огня потеряло в современной политической ситуации всякий смысл. Это заявление РПК стало сигналом к действию для многочисленной курдской оппозиции на территории Турции.

В отличие от Турции, Сирия до недавнего времени не была местом серьезного противостояния между курдским национальным меньшинством и правительственными силами. Ситуация стала меняться после начала гражданской войны в Сирии. Первоначально сирийские курды находились в оппозиции правительству Башара Асада. После того, как в оппозиционном движении окончательно возобладали экстремистские настроения и главным оппонентом Асада стало "Исламское государство", ведущее боевые действия против курдов в Ираке, сирийские курды фактически перестали вступать в конфронтацию с правительственными войсками Сирии и обратили все свои усилия на сопротивление продвижению войск ИГ.

Ключевую роль в национальном движении сирийских курдов играет Демократический союз Курдистана, тесно связанный с Рабочей партией Курдистана.

Партия сирийских курдов Демократический союз также считается в Турции террористической организацией.

Курдское ополчение "пешмерга" на территории Сирии и Ирака на протяжении последних лет остается наиболее боеспособным противником наступающих формирований ИГ. На севере Сирии борьбу с ИГ ведут курдские ополчения YPG (Отряд народной защиты) и YPJ (Отряды по защите женщин), которые пользуются поддержкой РПК.

В декабре 2015 года турецкие власти объявили комендантский час в ряде населенных курдами регионов на юго-востоке страны, в частности в районе Сур города Диярбакыр, Джизре и Силопи провинции Ширнак, а также в Нусайбине и Даргечите провинции Мардин. В Джизре и Суре продолжаются уличные столкновения силовиков и бойцов запрещенной РПК. По данным генштаба Турции, с середины декабря в районах объявленной турецкими властями антитеррористической операции уничтожено около 850 курдских боевиков. Курдские активисты, в свою очередь, настаивают, что большинство погибших — случайные жертвы из числа мирных жителей. Около 200 тысяч человек покинули свои дома из страха стать случайными жертвами перестрелок.

13 февраля 2016 года турецкие вооруженные силы обстреляли позиции PYD (военное крыло партии сирийских курдов "Демократический союз") в районе Аазаса. Ранее представители курдских сил самообороны (КСС) заявили, что артиллерия турецких ВС открыла огонь по военному аэродрому Миннех на севере сирийской провинции Алеппо. По заявлению турецких властей, удары были нанесены в качестве ответной меры согласно правилам применения силы. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что во время этой атаки подверглась угрозе турецкая граница, "что сделало необходимым применение правил реагирования".

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

РИА Новости http://ria.ru/spravka/20160214/13744427 … z40yjfkaiP

0

33

Мурат Карайылан: можем инициировать вооруженные выступления в Турции
14:00  17.02.2016 (обновлено: 17:50 17.02.2016)

Мурат Карайылан, второе лицо в организации "Союз курдских общин" (КСК), которая считается гражданским крылом Рабочей партии Курдистана (РПК), ответил на вопросы РИА Новости в штабе, располагающемся в районе горы Кандиль на территории Иракского Курдистана.

Вот уже три месяца продолжается операция турецкой армии и жандармерии против сторонников и активистов вашей организации в юго-восточных провинциях страны. В результате операции имеются десятки раненых и погибших, в том числе и жертвы среди мирного населения. Власти страны обосновывают действия силовиков борьбой с терроризмом и экстремизмом. Как вы оцениваете действия турецких властей? Какие цели, на ваш взгляд, преследует данная операция?

— Прежде всего, хочу сказать следующее: турецкое государство перешло к операции по открытому запугиванию и притеснению курдского народа. Это объявление войны в одностороннем порядке, выраженное в атаках на курдское население. В XXI веке Турция ведет артиллерийский обстрел городов, история которых насчитывает несколько тысяч лет, открыто уничтожает историческое и культурное наследие этого региона. В этих городах, в этих домах живут мирные курды, женщины, дети. Еще раз подчеркну — Турция ведет боевые действия против мирных граждан. Это произвол, преступление, жестокое беззаконие, примеров которому на земле найдется не так уж много.

Сегодня похожие столкновения происходят и в Сирии. Но там у сил, сражающихся с режимом, есть танки, пулеметы, бронетранспортеры. Они вооружены не хуже, чем солдаты армий некоторых стран. За их спиной — поддержка серьезных сил. Столкновения в сирийских городах ведутся с помощью тяжелого вооружения. Между тем в Джизре у людей, выступающих против произвола турецких властей, есть только автоматы Калашникова, охотничьи ружья и "коктейли Молотова". Они могут защитить себя лишь этими нехитрыми средствами обороны. Напротив, турецкое государство со всей жестокостью использует против них тяжелое вооружение. Таким образом, ситуация серьезно отличается от того, что мы видим в Сирии. В Сирии происходит противостояние двух сторон. В Курдистане турецкое государство ведет боевые действия против нашего народа в одностороннем порядке.

  Как позиционирует себя РПК в идеологическом плане? Вы являетесь марксистско-ленинской организацией?

— РПК позиционирует себя в качестве прогрессивного демократического движения. РПК — левое движение. Как известно, наибольших успехов в деле борьбы простого населения против угнетения эксплуататоров добилась Россия. РПК является движением, взявшим за основу именно эту традицию ведения борьбы против угнетателей. Но в наше время условия жизни изменились. Мы верим в демократию, верим в демократический социализм — в возможность существования плюралистической системы власти, в которой каждый член общества может быть замечен, услышан и представлен. Мы убеждены в необходимости демократической модернизации прав. Наш лидер Апо (так члены РПК называют Абдуллу Оджалана — ред.) разработал новую парадигму, которая опирается не на старые, отжившие свое социалистические идеи. Эта парадигма основывается на противопоставлении модернизированных, современных прав капиталистическому порабощению, колониализму. Это демократическая линия, альтернативная политике притеснения и угнетения, которая наблюдается сейчас повсеместно. По этой причине наш председатель Апо разработал такую стратегию, которая направлена на разрешение не только отдельно взятой курдской проблемы, но на разрешение коренных проблем всего Ближневосточного региона, а в каком-то смысле и всего человечества. Мы опираемся на три главных принципа: демократическая революция, революция в области прав женщин и экологическая революция. Наше общество — это общество плюралистическое, в котором имеются различные позиции, в котором можно свободно придерживаться той или иной веры, быть представителем той или иной культуры. Именно на этом понимании строится наша идеологическая основа.

— Сколько времени РПК планирует продолжать вооруженную борьбу?

— РПК не ведет классическую вооруженную войну. Это не соответствует принципам нашего движения. Курды подошли к той стадии общественного развития, которая выражается в провозглашении демократической автономии. РПК строит свою деятельность, исходя из понимания того, что наилучшим примером демократической автономии, в рамках которой сосуществуют рядом различные культуры, языки, религии, является Российская Федерация. На сегодняшний день такая формула общественной жизни в принципе возможна только при федеративном устройстве или в рамках автономии. РПК полагает, что демократическая автономия и демократическая конфедерация — это формы государственного устройства, наиболее подходящие для Ближневосточного региона. В настоящее время Курдистан объявлен демократической автономией. РПК представляет себя в качестве сил обороны и безопасности в рамках этой автономии. РПК ставит своей задачей разрешить проблему курдского урегулирования демократическим, политическим путем. И не просто ставит, а открыто заявляет об этом. Но в нынешних условиях постоянной атаки на нас мы обязаны защищать себя и поэтому ведем оборонительную войну в целях защиты собственной жизни и интересов. РПК ведет вооруженную оборонительную борьбу только потому, что ПСР (Партия справедливости и развития, правящая партия в Турции — ред.) своими подлыми, фашистскими нападениями на мирное курдское население и попытками его полного порабощения просто не оставила нам другого выбора. Таким образом, вооруженное сопротивление РПК является необходимостью, обусловленной постоянной угрозой со стороны турецкого государства. Руководство Турции вынуждает нас делать все для защиты своей культуры, своей идентичности, своего языка, своих интересов. Эта стало для нас своего рода миссией, от исполнения которой мы не имеем права отказаться.

Как только вражеские атаки прекратятся и наш народ обретет свободу и независимость, необходимость в использовании оружия исчезнет. Скажу прямо: когда это произойдет, не останется больше необходимости в вооруженных столкновениях. Кроме того, вот уже 17 лет продолжается незаконное тюремное заключение нашего лидера на острове Имралы. Мы намерены продолжать свое вооруженное сопротивление в Курдистане до тех пор, пока наш лидер и весь курдский народ не обретет независимость и свободу.

Как вы можете прокомментировать тот факт, что сирийские курды из Партии демократического союза (ПДС) под давлением Турции не были приглашены к участию в переговорах в Женеве?

— Турция стремится стать лидером в регионе. По этой причине она слишком глубоко завязла в процессах, происходящих в Сирии. Вместе с Саудовской Аравией и Катаром Турция поддержала джихадистские организации, отпочковавшиеся от "Аль-Каиды". У ПСР есть идеологическое родство с салафитскими группировками-преемницами "Аль-Каиды", хочу особо это подчеркнуть. По этой причине вмешательство в сирийский кризис ПСР и Саудовской Аравии лишило сирийскую оппозицию всех признаков демократичности и умеренности. Потому что эти государства поддержали и вооружили в Сирии радикальные салафитские группировки, которые все свои действия строят на шариате. На этом фоне сирийские курды — представители ПДС и другие курдские силы — резко отличаются из-за своего современного, секулярного взгляда на жизнь и государственное устройство.

В этом и заключается причина той ненависти, которую испытывают джихадисты к сирийским курдам. Что касается враждебного отношения ПСР к курдам, то здесь все еще проще. Турецкие власти рассуждают так: если 3 миллиона курдов, проживающих в Сирии, получат независимое государство и определенный статус, то 20 миллионов турецких курдов тут же захотят добиться того же. И для того, чтобы воспрепятствовать этому и сломить волю курдов к созданию своего государства, ПСР сделала и продолжает делать все, что в ее силах. Например, сначала она в 2012-2013 годах натравила боевиков "Ахрар аш-Шам" и "Джебхат ан-Нусра" на курдские районы в Сирии. Когда джихадисты потерпели там поражение, турецкое руководство предприняло новую попытку, на этот раз направив в Рожаву (территории проживания курдов в Сирии — ред.) бандитов из ДАИШ ("Исламское государство", ИГ, организация запрещена в РФ — ред.). С этой точки зрения битва за Кобани имела огромное значение — если бы кантон Кобани пал, вслед за ним сдались бы и Африн, и Джезире. То есть ПСР очень серьезно подошла к этому вопросу. Все эти террористические, радикальные группировки — "Аль-Каида", ДАИШ, "Джебхат ан-Нусра", "Ахрар аш-Шам" — все они подпитывают ПСР. Мы располагаем документальными подтверждениями данного факта.

Теперь благодаря настойчивому вмешательству Турции и Саудовской Аравии курды не были приглашены в Женеву для участия в межсирийских переговорах. Те самые курды, которые активнее всего сражаются против ДАИШ и больше всех проливают крови в этой борьбе. К сожалению, международные силы не смогли выступить в защиту интересов сирийских курдов. Здесь победило экстремистское, радикальное мышление Турции. Это вызвало очень серьезное разочарование в курдском обществе. Как тогда можно говорить о решении сирийского кризиса, если одна из главных сил этого процесса попросту не допускается до переговоров? Каким образом тогда можно говорить о демократизации Сирии? Поэтому не нужно ждать, что переговоры в Женеве в таком "оскопленном" виде принесут сколько-нибудь ощутимые результаты. Ведь те силы, которые помешали участию ПДС в переговорах, на самом деле вовсе не хотят, чтобы кризис был разрешен.

Турция утверждает, что ПДС является крылом РПК и члены РПК попадают из Сирии в Турцию, где устраивают теракты. Действительно ли ПДС является одним из ответвлений РПК?

— Эти утверждения — ложь от первого до последнего слова, дешевая спекуляция, ни на йоту не отражающая реальную ситуацию. Турецкое государство проводит политику, полностью построенную на лжи. Ложь — основа турецкой государственной системы. Разве может говорить правду государство, которое всеми силами пытается уничтожить, стереть с лица земли древнейший народ — курдов? ПДС не является крылом РПК. Наш лидер Апо создал единую линию, единую концепцию, подходящую для всего курдского народа. В сирийском регионе Рожава было создано несколько партий, которые идеологически близки к взглядам нашего лидера. Наиболее сильная из них — ПДС. Она является организацией, которая принимает магистральную линию, выработанную Апо, но обладает полной свободой проводить свою политику в среде сирийских курдов. Таким образом, можно говорить об идеологической близости между РПК и ПДС, но никак не заявлять о том, что ПДС является составной частью РПК. Просто турецкому государству выгодно утверждать это, чтобы иметь причины для атаки на ПДС. По мнению Турции, если РПК находится в списке террористических организаций, то и ПДС нужно в него занести.

Структура, лидер, устав, программа ПДС известны, то же самое можно сказать и о РПК. Эти две организации напрямую не связаны между собой. Да, между ними есть отношения, этого я отрицать не буду. Но это две разные организации. Например, яблоко и апельсин — это ведь не одно и то же, но и то и другое является фруктом. Таким образом, идеологическая основа, взгляды на некоторые вопросы у ПДС и РПК могут быть похожими, но на этом сходство заканчивается. ПДС — структура, созданная сирийскими курдами. РПК — организация, сформированная на территории проживания курдов Турции. Да, мы поддерживаем контакты с ПДС, как и с любой другой курдской организацией. Наша партия существует уже 40 лет, и, безусловно, уже накопила богатый опыт взаимодействия со многими силами в регионе. Но еще раз повторюсь — ПДС и РПК — не одно и то же. Эти утверждения — ложь, придуманная турецкими властями для подавления и уничтожения курдского народа.

—  Почему был свернут мирный процесс курдского урегулирования? Как вы можете прокомментировать заявления Турции о том, что процесс был свернут по вине РПК?

— Руководство ПСР очень часто повторяет в своих выступлениях, что процесс был свернут РПК. Между тем из некоторых заявлений турецких руководителей явно следует, что это именно они положили конец мирному этапу урегулирования. Например, премьер-министр Ахмет Давутоглу во время пресс-конференции в Саудовской Аравии заявил: "Правильным было решение о проведении нами операции 23 июля. Нам удается добиться значимых результатов и постепенно сжимать кольцо вокруг террористической организации".

Давайте я напомню о том, каким образом Турцией было принято решение начать против нас военную операцию. Изначально Турция подпитывала, всячески поддерживала "Джебхат ан-Нусру" и ДАИШ. После того, как боевики ДАИШ стали терпеть поражения в Рожаве от сирийских курдов и международная коалиция стала предпринимать эффективные шаги против джихадистов, турецкое государство решило объявить войну одновременно и ДАИШ и РПК. На что полагались турки, идя на этот шаг? На решение и договор об открытии турецкой воздушной базы "Инджирлик" для западных союзников. 22 июля Турция заключила договор с США о предоставлении базы, а 23 июля приняла решении о начале военной операции против нашей организации. 24 июля была предпринята первая атака. Ясно, что эту атаку Турция смогла предпринять, полагаясь на поддержку Запада. А теперь обратите внимание — выступает ли сейчас кто-нибудь с осуждением тех зверств, которые творятся по отношению к курдскому населению? Нет, все молчат. И Турция черпает силу из этого молчания. Процесс мирного урегулирования был сорван Турцией, которая не захотела договариваться с нами.

Этот процесс был свернут в результате односторонней инициативы турецкого государства.

На глазах всего мира в Джизре разворачивается настоящая трагедия, гуманитарная катастрофа, совершается преступление против человечности.

Государство безжалостно уничтожает собственных граждан. И весь мир наблюдает за этим. А Турция в это время обвиняет Россию в бомбардировках мирного населения в Сирии, убийствах сирийских туркменов. Непонятно, почему европейские страны, которые так много и красноречиво говорят о защите прав человека, сейчас молчат. Ведь есть Европейский суд по правам человека, почему же его представители сейчас не в Джизре, где турецкими властями совершаются зверские преступления против человечности?

Какие меры собирается предпринять РПК в этих условиях? Готовитесь ли вы начать вооруженные выступления в городах?

— В настоящий момент мы обсуждаем вопрос перенесения военных действий в города. Безусловно, для нас ведение городской войны — очень рискованный шаг. Основой для действия РПК всегда являлась сельская местность. Раньше мы следовали следующей стратегии: партизанские отряды РПК берут под свой контроль сельскую местность, городские образования в структуре РПК ведут общественную деятельность в городах, постепенно создавая свою систему управления — демократическую автономию. Но нынешние условия диктуют необходимость смены тактики. Турецкое государство ведет против курдов, стремящихся к созданию демократической автономии, полномасштабную войну, используя свои вооруженные силы и тяжелое вооружение.

В настоящий момент мы обсуждаем вопрос смены своей тактики.

Возможно ли вновь инициировать мирный процесс урегулирования? Что, на ваш взгляд, для этого необходимо?

— Единственная сила, которая может сдвинуть процесс урегулирования с мертвой точки — это наш лидер Апо. До тех пор пока он находится в тюремном заключении на острове Имралы, речь об урегулировании идти не может. Для того, чтобы турецкому государству прийти к соглашению с курдами, ему в первую очередь необходимо освободить нашего предводителя Апо, которого своим лидером считает подавляющее большинство курдского народа. До тех пор пока этого не произойдет, процесс урегулирования не сможет принести результатов. Мы готовы к переговорам, если турецкая сторона выполнит это первое и главное условие. Но мы не имеем особых надежд на быстрое возобновление процесса урегулирования, потому что знаем, что турецкое государство не согласится на это. Все указывает на то, что турецкая сторона продолжит гнуть свою линию, все больше разжигая пламя войны против курдского народа. Мы же, со своей стороны, уверены в своих силах. Курдский народ вытерпел немало притеснений за свою историю, нам особо нечего терять. Мы продолжим отстаивать свою честь и свободу. Но хочу еще раз подчеркнуть: если Турция сделает шаг навстречу нам и признает автономию курдов, процесс урегулирования сможет принести результаты.

Однако пока что мы видим, как Турция жестоко притесняет курдский народ. Более того, она старается представить эти притеснения в качестве законных, легитимных действий. Сегодня в заключении вместе с нашим лидером Апо находятся более 7 тысяч курдских политических деятелей. До тех пор пока они не обретут свободу, ни о каком процессе урегулирования речи быть не может. Эта проблема не может быть разрешена, пока у власти находится Эрдоган с его нынешней системой взглядов. Либо Эрдоган поменяет эту систему, пересмотрит свою позицию, либо Турция поменяет президента. Та система взглядов, которую мы видим сейчас, — это проявление расизма, фашизма, шовинизма. С ней ничего добиться не получится. Турции необходимы изменения. Если она изменится, превратится в подлинно демократическое государство, а Курдистан получит автономию, тогда вооруженные выступления прекратятся. Тогда не будет необходимости вести войну.

— Как вы можете охарактеризовать воздушную операцию России в Сирии и российскую позицию по отношению к курдскому движению?

— Нужно сразу подчеркнуть, та война, которая ведется сейчас в Сирии, — это война, в которой задействованы далеко не только сирийцы. У этой войны есть региональное и международное измерение, здесь тесно переплетены интересы многих сторон. В Сирии и в целом на Ближнем Востоке ведется война интересов. У России также есть свои интересы в регионе. Ее действия в рамках воздушной операции против ДАИШ демонстрируют стремление России более активно участвовать в разрешении региональных проблем. Я считаю это важным позитивным моментом. Более того, считаю, что если Россия стремится укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, ей необходимо выработать план решения курдской проблемы. На мой взгляд, в нынешних условиях Россия — единственная сила, которая может разработать и реализовать действительно эффективный план по урегулированию этой проблемы. Кроме того, России необходимо подготовить план по демократизации Ближнего Востока и проведению в регионе серьезных реформ. Региону требуются нововведения, требуется формирование новой демократической системы управления. Сирия уже никогда не станет прежней. Ей нужны изменения.

Поэтому та сила, которая сможет разработать такой план и вдохнуть в него жизнь, в конечном счете и выйдет победителем в этом столкновении интересов. Этой силой может стать Россия. Мы считаем очень важными и позитивными действия России в ее борьбе с террористами из ДАИШ, "Нусры" и "Ахрар аш-Шам". Эти организации представляют огромную угрозу для всего человечества. Но я хочу еще раз подчеркнуть, что наряду с борьбой против терроризма необходимо развивать проект демократических преобразований. Необходимо разрешить проблему сирийских курдов. В Рожаве действует система кантонов. Сирийский режим должен признать эти кантоны. Если этого удастся добиться, позиции России в регионе значительно укрепятся.

Министерство обороны России обвинило Турцию в ведении торговли с ДАИШ. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Эта абсолютная правда. Мы на 100 процентов убеждены в том, что Турция поддерживает связи с ДАИШ. Более того, мы видели это собственными глазами. Неоднократно были зафиксированы встречи представителей верхушки турецкой власти с членами ДАИШ. На территорию Рожавы боевики Нусры и ДАИШ переходили с территории Турции. У нас есть подтверждения сотрудничества Турции с ДАИШ. Поэтому мы полностью согласны с заявлениями российского оборонного ведомства.

Некоторое время назад Европа и США всерьез обеспокоились вопросом поддержки Турцией боевиков ДАИШ и даже стали критиковать ее из-за этого. Но здесь произошли два важных события, которые оказали серьезное влияние на Европу. 2,5 миллиона беженцев перешли из Сирии на территорию Турции.

В сущности, этого захотела ПСР. Она сделала все для того, чтобы стимулировать приток сирийских беженцев на свою территорию. Но затем Эрдоган, поразмыслив, решил перенаправить этот поток в сторону Европы. Изначально у беженцев не было таких устремлений. Подавляющее большинство их находилось в лагерях на сирийской границе и никуда не собиралось перебираться. Но турецкие власти спровоцировали их движение в страны Европы. И вот уже Европа стала умолять Турцию остановить этот поток. Естественно, в обмен на немалые деньги. Таким образом, Турция оказала давление на Европу.

Более того, сейчас в условиях усиления позиции России в Сирии Турция пытается оказывать давление и на НАТО с США, поскольку полагает, что является очень важным союзником для Америки.

Отсюда все попытки Турции заручиться поддержкой НАТО в противостоянии с Россией. Взять, к примеру, инцидент со сбитым российским самолетом.

Никакого нарушения со стороны России не было. Акция была заранее спланирована турецкими властями. Российский президент Путин правильно прочитал ситуацию, назвав это откровенной провокацией по отношению к России, ударом в спину. Турция между тем пытается вбить клин между НАТО и Россией.

Параллельно с этим Эрдоган, уверенный в том, что США и Европа не смогут ему никак помешать, ведет военные действия против курдов. Всему этому необходимо положить конец. США, Европа и Россия должны выступить против действий Турции, которые грозят привести к масштабному военному столкновению.

РИА Новости http://ria.ru/interview/20160217/137605 … z40ylTLJYU

0

34

МАТЕРИАЛ Сергей Филатов
25.02.2016 00:45 
Россия на Ближнем Востоке начала гнуть свою линию. Жестко

Не прошло и суток после того, как Путин и Обама согласовали - письменные! - условия по урегулированию в Сирии (подробности в материале "Сирийский кризис. Путин и Обама договорились о совместной работе"), как президент России предпринял сразу несколько шагов для того, чтобы эти решения двух Великих Держав были доведены до сведения, возможно, с определенными пояснениями, до некоторых ключевых участников сирийского кризиса.

В течение дня 24 февраля Глава Российского государства провел телефонные переговоры с рядом лидеров ключевых стран Ближнего Востока.
Вот что сообщает в этот день пресс-служба президента России.

"Состоялся телефонный разговор Владимира Путина с президентом Сирийской Арабской Республики Башаром Асадом.
Обсуждались различные аспекты сирийского кризиса в свете задач по реализации российско-американского заявления (в качестве сопредседателей Международной группы поддержки Сирии) о прекращении с 27 февраля 2016 года боевых действий в Сирии.
Б.Асад расценил содержащиеся в упомянутом заявлении предложения как важный шаг в направлении политического урегулирования. Подтвердил, в частности, готовность сирийского правительства содействовать установлению перемирия.
При этом В.Путин и Б.Асад подчеркнули важность продолжения бескомпромиссной борьбы с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и другими террористическими группировками, включёнными в соответствующий список Совета Безопасности ООН".

Затем состоялся телефонный разговор Владимира Путина с королём Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азизом Аль-Саудом.
"Президент России обстоятельно разъяснил суть предложений, выдвинутых в совместном заявлении России и США по урегулированию в Сирии.
Король Саудовской Аравии приветствовал достигнутые договорённости, выразил готовность к совместной с Россией работе по их реализации.
Условлено о продолжении контактов на этот счёт".

Потом состоялся телефонный разговор Владимира Путина с президентом Исламской республики Иран Хасаном Рухани.
"Основное внимание уделено сирийской проблематике, в частности, обсуждению инициатив и предложений, содержащихся в совместном заявлении России и США о прекращении боевых действий в Сирии.
Отмечена важность дальнейшей совместной работы России и Ирана по вопросам сирийского урегулирования, в том числе, продолжения решительной борьбы с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и другими террористическими организациями, включёнными в санкционный список Совета Безопасности ООН".

И, наконец, в этот день, по инициативе израильской стороны, состоялся телефонный разговор Владимира Путина с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.
"Обсуждён ход партнёрского взаимодействия России и Израиля по актуальным аспектам ближневосточной и двусторонней повестки дня.
Достигнута договорённость о проведении ряда контактов на высшем и высоком уровнях с учётом празднования в этом году 25-летия восстановления дипломатических отношений между двумя странами".
И это ещё не всё.

Пресс-служба президента России сообщила, что в тот же день "Владимир Путин провёл совещание с постоянными членами Совета Безопасности. Обсуждались вопросы, связанные с реализацией российско-американской договорённости о прекращении огня в Сирии".

---------------------------

Итак, за одни сутки - 24 февраля - президент России, не теряя темпа, сделал сразу несколько шагов по продвижению новой российско-американской договоренности по урегулированию в Сирии.

Теперь - буквально в ближайшие дни - надо ожидать реакции всех заинтересованных сторон. А уж их в сирийском кризисе и вокруг него набирается не один десяток стран. Только в коалиции США - более 60 госдударств. В коалиции Саудовской Аравии - три с половиной десятка стран. Правда только у коалиции России с Сирией, Ираком, Ираном и "Хизбаллой" (да уже и с курдами) заметны самые реальные победы над ИГИЛ и Ко в лице различных бандформирований...

На этом фоне малопонятно, чем занимаются долгое время остальные? Но! К шапочному разбору прибегут все-все-все. И сомневаться в том не стоит.

Однако, что бы кто бы из десятков членов разных коалиций себе не думал, процесс двумя Великими Державами запущен, и если смотреть на это не по деталям (а уже слышатся голоса недовольных – видимо, кому-то стало резко неуютно от неожиданного соглашения Путина с Обамой), а по принципиальным, стратегическим вопросам, то ясное дело – мы перехватываем инициативу.

И теперь Россия будет решать – кто в Сирии бандит и не попадает под режим прекращения огня, а кого надо выгонять за границы САР, пока уцелел. Пусть спонсоры эту публику теперь лелеют в собственных пенатах.
Они уже это поняли. И… завыли. Четыре года вкачивали деньги в сирийскую войну – и прибылей уже, похоже, не видать. Завоешь тут…

Вот "Калибры" видать, а прибылей не видать. Уж такая с ними история приключилась.
Кстати, на Ближнем Востоке весьма уважают Силу. Этот так, к слову...

Ждем, что буквально в течение ближайших суток ситуация начнет проЯВЛЯТЬСЯ с точки зрения того, кто на какую сторону станет. В условиях той "каши", что "варилась" в Сирии уже 4 года трудно было обозначить направление Главного удара: здесь - одни, там - другие. И все против Асада. Месиво. Сейчас эта, возможно, фундаментальная задача для определения целей военных операций ВКС РФ и сирийской армии становится почти "прозрачной".

Естественно, спонсоры сирийского кризиса, в ситуации, когда американцы их "сливают", уже в сложном положении. Бумага Вашингтона с Москвой подписана, и далее эти договоренности надо выполнять.
Кто-то уже говорит: "Вон, "Минск-2" год как подписан, но его никто не выполняет".

Только здесь, в Сирии, иная конфигурация, чем на Украине. Слишком много налетело в Сирию иностранной саранчи - пришлых боевиков и проплаченных наемников. Вот их и будут зачищать на земле древней Пальмиры. А собственно сирийские граждане, выступившие против правительства Асада, решат для себя простой вопрос - они на стороне Сирии или на стороне интервентов?

Мы же писали давным-давно, что сирийцам пора объединиться и выгнать со своей земли интервентов. А уж потом решать самим, кто у них будет начальник.

Будем надеяться, что этот трагический период в жизни сирийского народа приближается к концу, благодаря российско-американским договоренностям. Асад уже выборы региональные объявил на середину апреля.
Во всяком случае, в отличие от иных сходных ситуаций, Россия не подписывалась оставить в покое и не бомбить тех, кто хочет на территории Сирии воспрепятствовать этому плану сирийского урегулирования.

"Принуждение к миру 2.0"? Ну, если враг по-иному не понимает, то - "Да".
Гарантией этого решения: "Враг будет разбит - Победа будет за нами!" стали российские ВКС и ВМФ, которые и пришли в Сирию ради Победы над теми силами, что замахнулись на сирийскую Пальмиру.
Кто не забыл - Санкт-Петербург - это "Северная Пальмира".
И этим всё сказано. Нет?

http://cont.ws/post/209769

0

35

МАТЕРИАЛ "Руслан Корупай"
25.2.2016 00:24 

Похоже грядут перемены в отношениях с ЕС.

Что дает победа Асада в войне в Сирии? Все войны в последнее время идут из за нефти и ее транзитные пути. Похоже в Европе осознали невозможность трубопроводов Катарского газа через территорию Сирии.

Не успели анонсировать мирный договор с США, как Газпром подписал договор о поставке газа с Италией, Грецией http://cont.ws/post/209680

Маттео Ренци заверил, что Италия движется в сторону снятия ограничений в отношениях с Россией. http://bloknot.ru/politika/gla... ранее именно Италия была против автоматического продленния санкции в декабре, но поддержку не получила.

Такжее Венгрия заинтересовалась альтернативой «Южного потока» https://lenta.ru/news/2015/02/... и тут же новость, думают провести открытое обсуждение пересмотра санкций в отношении РФ http://ria.ru/world/20160224/1...

Даже Меркель хочет снять санкции с России, но не находит для этого оснований http://fedpress.ru/news/polit_... она то первее всех подсуетилась с Северным потоком 2.

Многих игроков европейского рынка мы уже задобрили  будущими поставками энергоресурсов, остался лишь повод для отмены санкций - им может послужить выполнение минских соглашений. Вопрос лишь смогут ли теперь додавить Украину  для принятия всех законов путем шантажа и угроз со стороны европейских чиновников, зачастивших в последнее время. Или же вмешается США и снова раскалит тлеющих конфликт на Донбасе, спутав все карты.

Похоже что то и им вскоре предложат по часте выгоды ТТП с Евросоюзом к примеру, или уже предложили - заморозить на текущих показателях добычу, давая вздох сланцевикам, или не скидывать вложения в облигации США, тогда объясняется политика нашего ЦБ, события быстро развиваются, скоро узнаем...

http://cont.ws/post/209762

Отредактировано Konstantinys2 (Чт, 25 Фев 2016 08:59:14)

0

36

Le Monde, Франция

«Владимир Путин достиг своих целей»
17.03.2016

15 марта директор Фонда стратегических исследований Камий Гран (Camille Grand) отвечал на вопросы читателей газеты Le Monde о роли великих держав в сирийском конфликте. Что касается недавнего заявления Владимира Путина о выводе основной части российских военных, задействованных с сентября в Сирии, Камий Гран считает, что Россия «по меньшей мере на какое-то время стала победителем в процессе, который завершился прекращением огня и началом вывода войск».

Florent: По Вашему мнению, способствуют ли действия России и внезапный вывод части войск, объявленный в понедельник Путиным, миру и урегулированию ситуации в регионе?

Камий Гран: Вывод войск был объявлен после того, как Владимир Путин достиг поставленных задач: стабилизировал режим Башара Асада, наглядно показал место России в переговорах по будущему Ближнего Востока и продемонстрировал боевую готовность России в операциях, начатых в сентябре 2015 года.
Мне представляется, что в процессе, который завершился прекращением огня и началом вывода войск, порядок которого еще предстоит уточнить, Россия стала победителем, по меньшей мере на какое-то время.

Quentin: Какова позиция различных групп по отношению к текущему перемирию?

— Нынешнее перемирие может восприниматься по-разному разными игроками. Режим Асада укрепил позиции и контролирует большую часть «полезной» Сирии (ось Алеппо-Дамаск). Неисламистская оппозиция сильно сдала в военном плане, но все еще не уничтожена. Радикальные группировки (прежде всего ИГ и «Джебхат ан-Нусра») не имеют отношения к перемирию и продолжают бои на разных фронтах. Что касается внешних игроков, они по-разному воспринимают перемирие, достигнутое по инициативе США и России. Сторонники «умеренной» оппозиции (страны Персидского залива, Турция и в меньшей степени Европа) поддержали его без особого энтузиазма и не слишком верят в добрую волю режима при отсутствии четкого политического процесса.

Сторонники Асада (Иран и Россия) в свою очередь довольны тем, что президент Сирии вернулся в центр игры на возобновившихся политических переговорах и находится в позиции силы в случае возобновления военных действий.

Thomas: Американцы дали задний ход. Остается ли у них еще какое-то влияние в конфликте по сравнению с россиянами, которые предприняли большие усилия за последние месяцы? И как они собираются урегулировать конфликт?

— На самом деле у Барака Обамы имеется очень четкая линия с самого начала конфликта, а его приоритеты отличаются от приоритетов остальных игроков, будь то Россия или европейские партнеры.

Выглядят они следующим образом. Прежде всего, избежать большой вовлеченности США в еще один конфликт на Ближнем Востоке. Далее, стабилизировать ситуацию так, чтобы миграционный кризис еще сильнее не нарушил равновесие Турции и Европы. Наконец, ограничить свою военную кампанию бомбардировками позиций ИГ в Ираке и во вторую очередь, в Сирии. Уход Башара Асада, по всей видимости, больше не является приоритетом для Вашингтона. В такой ситуации компромисс между госсекретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым выглядит вполне логичным, прекрасно сочетается с осторожной стратегической позицией, которая свойственна Америке с самого начала конфликта.

Quentin: Какие страны все еще выступают за смещение Башара Асада? И кто отказался от этой мысли, посчитав, что если он уйдет, последствия будут еще хуже, чем в том случае, если он останется?

— Тут можно выделить две категории стран. С одной стороны, монархии Персидского залива во главе с Саудовской Аравией все еще настаивают на уходе Башара Асада. С другой стороны, есть европейцы и в меньшей степени американцы, которые на словах выступают за уход Асада, но больше не ставят это предварительным условием политических переговоров. В такой ситуации военно-дипломатические маневры России можно назвать успешными, раз все игроки сейчас вынуждены признать, что быстрый уход Башара Асада не выглядит реальной перспективой на ближайшие месяцы.

Quentin: Какую позицию занимают Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива по отношению к радикальным исламистским группировкам и, в частности, двум самым сильным из них, «Джебхат ан-Нусра» и ИГ? Нет ли определенной двусмысленности в этой позиции?

— Прежде всего следует провести черту между «Исламским государством» и прочими радикальными группами. Каким бы неоднозначным ни было отношение некоторых аравийцев к появлению ИГ в Ираке, эта организация воспринимается сегодня монархиями Персидского залива как смертельная угроза. Они опасаются ее распространения по всему Ближнему Востоку. Таким образом, эти страны принимают участие в операциях против «Исламского государства», признанного своим противником.

На самом деле Саудовская Аравия и другие монархии быстро осознали, что использовать «Исламское государство» как инструмент в борьбе между шиитами и суннитами (они рассматривают конфликты на Ближнем Востоке в первую очередь через такую призму) противоречит их долгосрочным интересам, учитывая радикальный характер политического проекта ИГ.

Что касается других вовлеченных в сирийский конфликт исламистских групп и, в частности, «Джебхат ан-Нусра», ситуация — более неоднозначная. Такие страны, как Катар, долгое время опирались на них и, без сомнения, все еще поддерживают связи. Но будет преувеличением утверждать сегодня, что самые радикальные группы все еще получают прямую поддержку стран Персидского залива.

Marc: Какова позиция Франции с начала сирийского конфликта? Проводит ли она независимую политику в арабском мире? Или же равняется на Катар и Саудовскую Аравию?

— Политика Франции продолжает основываться на правильной в нравственном плане мысли о том, что уход Башара Асада является условием стабилизации Сирии и Леванта. Это верно, учитывая, что в результате конфликта погибли 270 тысяч человек, и миллионы стали беженцами. Однако все, к сожалению, наталкивается на военные реалии в стране: умеренные оппозиционные группы сдали позиции в военном плане, а распространение ИГ в Сирии и теракты в Париже подталкивают нас к тому, чтобы активизировать борьбу с этим противником.

Франция принимала участие в переговорах по прекращению огня, хотя в этом процессе она явно находится на вторых ролях по сравнению с Россией и США. Хотя французская позиция во многом совпадала с позицией монархий Персидского залива, не думаю, что Эр-Рияд, Доха и Абу-Даби диктовали Парижу свою волю. У Франции и ее арабских партнеров были разные намерения.

Gabor: Турция сейчас сталкивается с терактами и проблемами на границе с Сирией. Не может ли она против воли оказаться втянутой в сирийский конфликт? В чем заключается позиция Эрдогана? Контролирует ли он ситуацию?

— Прежде всего нужно отметить, что Турция находится на первой линии. Она приняла больше половины сирийских беженцев (более 2 миллионов человек) и является целью террористов ИГ, которые стремятся вывести ее из равновесия. При этом у Анкары имеются собственные интересы.

Турция считает для себя приоритетом противодействие возникновению на севере Сирии автономного Курдистана и, не раздумывая, бомбит позиции курдских повстанцев в северных провинциях Сирии. Это в свою очередь не могло не повлиять на активизацию вооруженного движения в Турецком Курдистане: курдские партии и группы по обеим сторонам границы поддерживают тесные связи. Кроме того, Эрдоган всегда выступал за уход Башара Асада и теперь оказался в неудобном положении из-за возвращения сирийского лидера в центр игры.

Наконец, у Турции возникло противостояние с Россией. В частности, на ум приходит множество пограничных инцидентов с авиацией. Таким образом, сирийский кризис приобрел для Турции экзистенциональный характер. Сложно предугадать, каким будет поведение Анкары в будущем, учитывая существующий соблазн нарастить вмешательство, особенно в случае нарушения перемирия.

Quentin: Изменилась ли как-то позиция Ирана, главного сторонника Асада, после недавней «разрядки» в его отношениях с западными странами?

— Сохранение Башара Асада у власти является для Тегерана важнейшей стратегической задачей. За последние годы Иран выстроил ось с участием ливанской организацией «Хезболла», шиитского правительства Ирака и Башара Асада. Поэтому Тегеран еще до России направил все свои военные и финансовые ресурсы на спасение сирийского режима: оказал ему финансовую поддержку, отправил отряды «Хезболлы» и задействовал собственные силы в сирийском конфликте.

Как ни парадоксально, это активное участие в боевых действиях в Сирии совпало с последовавшей разрядкой вокруг достигнутого в июле 2015 года соглашения по ядерной программе. Без сомнения, это связано с тем, что сирийский вопрос курируют стражи революции во главе с генералом Сулеймани, задвигая на вторые роли более классическую дипломатию министра Зарифа.

Valentin: Может ли, по-вашему, более широкое присутствие великих держав на сирийской территории поспособствовать урегулированию конфликта? Или же оно только еще больше обострит напряженность?

— В условиях хрупкого и не охватывающего всех игроков перемирия политический процесс кажется мне необходимым шагом перед наземным вмешательством внешних держав. Если сторонам удастся запустить настоящий мирный процесс, возможно проведение классической миротворческой операции, которая позволит разграничить стороны и предотвратить возобновление боевых действий.

Кроме того, вопрос поднимается о борьбе против ИГ в том плане, что освобождение Эр-Ракки в Сирии и Мосула в Ираке предполагает более активную поддержку внешних держав, которые не смогут ограничиться воздушными операциями. Тем не менее, проводить это наступление как в Сирии, так и в Ираке, должны в первую очередь местные силы.

Лично я считаю, что масштабное наземное вмешательство Запада может повлечь за собой очень серьезные отрицательные последствия и риски, в частности, сыграть на руку пропаганде групп вроде «Исламского государства».

Filipe: Возможна ли «балканизация» Сирии?

— По сути она уже существует в том плане, что курды фактически контролируют зоны своего расселения на севере страны, а у оппозиции все еще сохраняется несколько важных опорных пунктов. Режим в свою очередь удерживает не только алависткие зоны, но и ось Дамаск-Алеппо, «полезную» Сирию.

Территория ИГ плохо поддается оценке, если не считать его бастиона в Эр-Ракке: северо-восточная четверть страны — это, по большей части, пустыни, и границы там находятся в постоянном движении. Мирный процесс скорее всего будет включать в себя признание широкой автономии этих территориальных объединений, что может поставить целый ряд проблем, например, для Турции с появлением автономного Курдистана.

Hugo: Может ли конфликт перекинуться на соседние страны? Например на Ливан?

— Сирийский (и иракский) конфликт уже очень сильно сказался на соседних странах. Это касается Турции, а также более слабых государств, вроде Ливана и Иордании: их выводит из равновесия массовый приток беженцев, а также угроза распространения конфликта на их территорию.

В первую очередь это относится к Ливану, где существует сильнейший раскол между «Хезболлой» (один из главных сторонников и партнеров Асада) и поддерживающими сирийскую оппозицию суннитами. В Ливане уже были теракты и даже военные столкновения между разными группами. Как бы то ни было, пока Ливан не погрузился в гражданскую войну, вопреки всем опасениям.

Оригинал публикации: " Vladimir Poutine a atteint ses objectifs "
Опубликовано 15/03/2016 13:29
http://inosmi.ru/politic/20160317/235755025.html

0

37

Сирийский гамбит. Почему Россия помогает Ближнему Востоку
11:57  18.03.2016 (обновлено: 13:21 18.03.2016)

Об истории взаимоотношений России со странами Ближнего Востока рассказывает генеральный директор Музея современной истории России Ирина Великанова.

С 15 марта Россия начала вывод военного контингента с территории Сирии. Теперь дело за дипломатами. Если о политических предпосылках нынешней сирийской операции уже много сказано политическими и военными аналитиками, то история взаимоотношений России со странами Ближнего Востока по-прежнему малоизвестна для большинства наших соотечественников.

На днях вышел в свет мартовский номер музейного журнала "Живая история". Одна из ключевых тем номера — история военного присутствия СССР на Ближнем Востоке: оно началось в 50-е годы XX века. Ставшая мировой сенсацией отправка российских армейских подразделений в Сирию прошлой осенью — лишь новый эпизод этой долгой истории.

Участие России в сложном клубке международных конфликтов, связанных со статусом святых как для христиан, так и для мусульман мест в Палестине, а также положением христианских народов в Османской империи, получившем в историографии название "Восточного вопроса", можно проследить с XVII века. Тогда восстановившееся после Смутного времени Московское государство стало рассматриваться православными единоверцами как естественный защитник и покровитель. В середине XVII в. Антиохийский патриарх Макарий дважды посещал Россию, в том числе с целью сбора пожертвований на нужды православного населения Ближнего Востока.

В результате русско-турецких войн конца XVII — начала XIX столетий Россия получила исключительные права на вмешательство в турецкие дела для защиты православных подданных Османской империи.

Однако защита единоверцев порой приводила не только к войнам с Турцией, но и к конфликтам с другими европейскими державами. В начале 1850-х годов вопрос о том, кто именно — православное или католическое духовенство — будет контролировать церковь Рождества Христова и другие христианские святыни в Палестине, стал одной из причин столкновения России с европейскими государствами, что в итоге вылилось в крайне неудачную для Российской империи Крымскую войну 1853 — 1856 гг.

Неудачный для турок ход военных действий против России во время Первой мировой войны стал одной из причин геноцида христианского населения Османской империи — армян, ассирийцев, греков, которых турецкое правительство обвиняло в сочувствии русским единоверцам.

Союзники по Антанте — Россия, Англия и Франция — заключили в 1915 году тайное соглашение, предусматривавшее раздел ближневосточных владений Турции после победы в войне. Россия, согласно этим договоренностям, должна была получить контроль не только над столь желанным Константинополем, но и, самое главное, над западным и восточным побережьями Босфора и островами в Мраморном море, что позволило бы решить наконец вопрос с проливами, ведущими из Черного в Средиземное море. В то же время Англия и Франция собирались поделить между собой турецкие владения в Месопотамии. По англо-французскому соглашению Сайкса-Пико, названному так по фамилиям дипломатов, готовивших договор, Ливан, Западная Сирия, включая Алеппо и Дамаск, а также восток современной Турции, становились прямыми владениями Франции, восточная Сирия и северный Ирак попадали во французскую сферу влияния. Англичане же получали во владение весь южный Ирак с Багдадом и ключевые порты на восточном побережье Средиземного моря — Хайфу и Акку, а также центральный Ирак, Трансиорданию и большую часть Аравийского полуострова в качестве сферы влияния.

Характерно, что население этих территорий узнало о предназначенной им мировыми державами судьбе только благодаря большевикам, опубликовавшим текст соглашения в ноябре 1917 г.

Новый этап в долгой истории русского присутствия на Ближнем Востоке начался после окончания Второй мировой войны в 1950-е годы.

Сотрудничество с возникшими после распада колониальной системы странами Ближнего Востока было одним из ключевых направлений внешней политики СССР. Сам факт выбора получившими независимость арабскими государствами социалистического пути развития ограничивал западным противникам доступ к источникам сырья, рынкам сбыта и важным транспортным артериям.

Политическая обстановка благоприятствовала советскому проникновению в регион. На рубеже 1940-1950-х гг. арабские страны начали искать союзников, которые могли бы помочь им в создании полноценных вооруженных сил и строительстве независимой экономики. Египет и Сирия не стремились присоединиться к прозападным военным блокам и активно искали альтернативу.

Первоначально основным союзником СССР на Ближнем Востоке стал Египет, самая мощная и влиятельная арабская страна, чей лидер Гамаль Абдель Насер в 1956 г. договорился о военно-техническом сотрудничестве с Советским Союзом. Дипломатическая поддержка Египта со стороны советского руководства, а зачастую и угроза прямого военного вмешательства советских вооруженных сил не раз спасали арабских союзников от полного разгрома — как, например, во время Суэцкого кризиса 1956 г.

Крайне важным с точки зрения поддержания авторитета СССР в глазах арабских союзников было участие советских технических специалистов в создании промышленности и инфраструктуры в странах Ближнего Востока. Для их граждан СССР был великой страной, которая помогла остановить агрессию западных держав и Израиля, поставляла им современное вооружение, обучала армию, модернизировала экономику.

Вдохновлённая египетским примером, в августе 1957 г. подписала соглашение с Советским Союзом о военном и экономическом сотрудничестве и Сирийская Арабская Республика.

Как и сейчас, США и их региональные союзники, в первую очередь Турция, крайне болезненно отреагировали на такое изменение стратегического баланса на Ближнем Востоке и даже готовили интервенцию в Сирию. Отказаться от этих воинственных планов их заставила лишь высокая дипломатическая и военная активность Советского Союза, организовавшего в Закавказье и на Черном море масштабные маневры.

Прямое участие СССР в делах арабских государств было особенно важным, поскольку, несмотря на все поставки современных вооружений и постоянное присутствие советских военных специалистов, прямые столкновения с Израилем неизменно заканчивались для арабских армий болезненными и унизительными поражениями. Во время шестидневной войны 1967 г. израильские войска на юге оккупировали весь Синайский полуостров и вышли к Суэцкому каналу, на севере — угрожали столице Сирии Дамаску, а на востоке захватили весь Западный берег реки Иордан.

В этой ситуации советское участие помогло арабским странам избежать политического и стратегического краха. Только прямая угроза санкций и принятия мер военного характера со стороны СССР заставила Израиль прекратить боевые действия.

Еще раз Советскому Союзу пришлось спасать своих арабских союзников во время войны "судного дня" в 1973 г., когда наступление израильской армии на Синайском полуострове и Голанских высотах было остановлено только после приведения советских десантных дивизий в полную боевую готовность.

Несмотря на то, что СССР каждый раз помогал Сирии и Египту восстанавливать военный потенциал, советским военным часто приходилось самим негласно выполнять работу своих арабских коллег. Так было в Египте в 1969-1970 гг., когда наши зенитчики и летчики-истребители нанесли израильским ВВС неприемлемые потери. Так было и в 1982 г., когда после разгрома сирийских ПВО в ходе ливанского конфликта в Сирию были отправлены зенитные комплексы С-200 и несколько тысяч советских военнослужащих, которые обеспечивали функционирование новой системы.
При этом советско-арабские отношения никак нельзя назвать безоблачными. Вспомним хотя бы, как "отплатил" Советскому Союзу за помощь египетский президент Анвар Садат, который не только прекратил в 1977 г. советско-египетское сотрудничество, но и отправлял помощь афганским моджахедам.

После начала перестройки и последовавшего за ней краха СССР наши военные, экономические и дипломатические позиции на Ближнем Востоке постоянно ухудшались вместе со слабеющими внешнеполитическими "мускулами" России.

Полномасштабное возвращение утраченных позиций России на Ближнем Востоке началось лишь в 2013 году, когда усилиями российских дипломатов и лично президента РФ Владимира Путина удалось решить вопрос с сирийским химическим оружием. Проведенная при российском участии операция по вывозу химических арсеналов сирийской армии фактически лишила некоторых зарубежных "друзей Сирии" аргументов для организации полномасштабной иностранной интервенции в эту страну.

РИА Новости http://ria.ru/analytics/20160318/139215 … z447BdTFoY

0

38

Observador, Португалия

Россия демонстрирует несостоятельность западной коалиции в Сирии

30.03.2016
Жозе Мильязеш (José Milhazes)


Освобождение города Пальмиры войсками Башара Асада при военной поддержке России не только является важной победой над ИГИЛ на земле, но и призвано показать миру, что Россия за несколько месяцев способна разрешить то, что так называемый Запад когда-то учинил и с чем на протяжении целого ряда лет так и не смог справиться.

В подобных ситуациях у русских быстро складываются анекдоты, и последний хорошо отражает настроения, царящие в России после этого военного успеха: «Министр обороны заходит в кабинет к Владимиру Путину и торжественно сообщает: «Господин президент, наши войска взяли Аляску и Украину!» Путин как всегда невозмутимо отвечает: «Я же отдавал приказ завоевать Пальмиру, а не полмира!»

Военный прорыв сирийских войск является первым крупным успехом в борьбе с джихадистами в Сирии за последние пять лет войны, и возможным он стал лишь благодаря поддержке российских ВВС. Гибель одного российского военнослужащего в ходе наземной операции указывает на то, что тот мог быть далеко не единственным русским участником боевых действий, однако, как кажется, помимо бойцов спецназа, на стороне Башара Асада сражаются и наемники из России, но это рано или поздно должен подтвердить президент Путин.

Одержанная победа также представляет собой отличную рекламную кампанию российского оружия. По данным российского журнала «Коммерсант Деньги», благодаря военному участию России в сирийском конфликте ее военной техникой уже заинтересовались Алжир, Индонезия, Вьетнам, Пакистан, Ирак, Иран и Саудовская Аравия. В ближайшие годы доходы от потенциальных заказов могут составить примерно шесть—семь миллиардов долларов. Таким образом, военная кампания в Сирии послужила, как признал сам Путин, не только испытанием российского оружия, но и возможностью покрыть расходы.

В этом контексте действительно неожиданными стали заявления госсекретаря США Джона Керри, сделанные по итогам его визита в Москву. На вопрос одного из журналистов американского телеканала CBS о том, «укрепила ли Россия участием в сирийском конфликте свои позиции на Ближнем Востоке», Керри ответил, что подобная идея звучит «нелепо». Но если это так, что же тогда там делают российские войска?

Замечание Джона Керри о том, что русские «с Асадом не венчаны», кажется, не лишено смысла, но это не значит, что Кремль готов отказать в поддержке действующему сирийскому президенту только для того, чтобы совершить акт доброй воли.

А если такая «доброта» у Владимира Путина неожиданно обнаружится, во что верится с трудом, нельзя исключать возможности того, что мы станем свидетелями более глобального соглашения между Россией и Соединенными Штатами, которое также будет включать в себя разделение сфер влияния на Украине. В этом случае Киеву, возможно, придется принять поправку к конституции для «федерализации» страны и предоставить широкую автономию пророссийским сепаратистским регионам. Украинские лидеры, в свою очередь, полагают, что это может привести к распаду страны — перспектива такого развития событий кажется все более вероятной, если учесть, что киевские политики, ввязываясь в бесконечные распри, ставят свои личные интересы выше национальных.

А Европейский союз? Какова его роль в этой сложной политической шахматной партии? Пока что, и особенно после освобождения Пальмиры, он, скорее, напоминает официанта, разносящего напитки.


Оригинал публикации: Rússia revela incapacidade de coligação ocidental na Síria
Опубликовано 28/03/2016 10:20
http://inosmi.ru/politic/20160330/235915763.html

0

39

Al Rai, Иордания

«Мост короля Салмана»
12.04.2016
Хасан Аббас

Достаточно символично выглядело подписание королем Салманом бен Абдель Азизом и президентом Абдель Фаттахом Ас-Сисси соглашения о строительстве моста имени короля Салмана через Красное море.

В ходе визита саудовского монарха в Египет — впервые с момента его прихода к власти — был подписан целый ряд двусторонних договоров, помимо соглашения о возведении именного моста. Кроме всего прочего, стороны подписали соглашение о жилищном строительстве и создании университета имени короля Салмана на Синайском полуострове, было принято решение модернизировать клинику «Каср аль-Айни» в Каире при участии Саудовской Аравии. Также было подписано соглашение о сотрудничестве в выработке и использовании атомной энергии. В общей сложности стороны подписали 17 соглашений на сумму 8 миллиардов долларов.

Надо сказать, что для Саудовской Аравии эти совместные проекты не представляют особой важности в экономическом плане. Объем товарооборота между странами не превышает 6 миллиардов долларов, большая часть этой суммы обеспечивает интересы Египта. Даже мост, который стал главной темой новостей, не является новым проектом. Идея такого строительства возникла еще во времена правления Хосни Мубарака. Но тогда саудовцы не стали торопиться с реализацией этого проекта. Таким образом, важность этих договоренностей различается в зависимости от того, с какого угла на них посмотреть — с египетской стороны или с саудовского берега.

Египетская экономка с момента революционной вспышки до настоящего момента так и не смогла восстановиться, несмотря на многочисленные попытки реанимировать ее.

Частота и последовательность кризисов негативно повлияли на доходы республики. Кризис ударил по доходам Суэцкого канала и туристического сектора, особенно после инцидента с самолетом и последующего исхода иностранных туристов (в основном русских и европейцев) из Египта.

Такая экономическая ситуация побудила египетскую администрацию заняться поиском альтернативных источников доходов и финансирования, чтобы спасти государственную казну. Ситуация настолько плоха, что президент Ас-Сисси вынужден был обратиться напрямую к египетскому народу, призвав внести свой вклад в экономику страны. Ожидалось, что в результате этой акции под названием «Пожелай благополучия Египту фунтом» в государственную казну ежедневно будет поступать 10 миллионов египетских фунтов, однако число желающих принять участие не превысило 2,3 миллиона человек.

Что касается саудовской стороны, то она рассматривает эти соглашения в качестве благоприятной почвы для сотрудничества и создания стратегической коалиции двух стран. Королевство надеется таким образом восстановить баланс сил в регионе, выгодный для государств Персидского залива. Особенно это важно в свете расширения влияния Ирана на Ближнем Востоке, произошедшего в результате подписания ядерного соглашения и снятия санкций с Тегерана, что позволило ему вернуться на мировые нефтяные и финансовые рынки.

Саудовская Аравия традиционно считает Египет стратегически важным элементом в борьбе с Ираном.

Королевство и другие страны Персидского залива всегда считались основными спонсорами египетской экономики. Саудовская Аравия осуществляла инвестиции не только в экономику страны, но и принимала активное участие в политических событиях, происходивших в стране. Поддержав египетскую оппозиция в революционной борьбе, она внесла свой вклад в свержение президента Мубарака. Обеспечив миллиардные вложения в египетский центробанк, она попыталась предотвратить крах египетского фунта. Саудовская Аравия приняла на своей территории более 50% египетских рабочих, выезжающих зарубеж на заработки. Кроме того, число саудовских туристов, посещающих Египет, всегда было больше, чем число туристов из других стран. Этот стратегический (экономический) баланс был нарушен с уходом Мубарака и приходом к власти «Братьев-мусульман», что привело к напряженности в отношениях между странами вплоть до избрания президентом страны Абдель Фаттаха Ас-Сисси. Саудовская Аравия восприняла его приход к власти в качестве благоприятной возможности, которой необходимо воспользоваться без промедлений.

Тем не менее, между странами остались некоторые нерешенные вопросы, в том числе в отношении Йемена. Однако Египет не проявляет решимости в этом вопросе. Такая позиция Египта позволила Саудовской Аравии и странам Персидского залива в целом осознать стратегическую важность восстановления египетской экономики именно сейчас.

Оригинал публикации: «جسر الملك سلمان»
Опубликовано 11/04/2016 11:43
http://inosmi.ru/politic/20160412/236094230.html

0

40

CNN, США

США и Саудовская Аравия: в западне неудачного брака
21.04.2016
Аарон Дэвид Миллер (Aaron David Miller)

Как быть, когда начинаешь понимать, что один из твоих давних партнеров на Ближнем Востоке не разделяет ни твои ценности, ни твои интересы?

Это один из тех тревожных вопросов, с которым столкнулся на этой неделе президент Обама, начиная переговоры с саудовским королем Салманом о ситуации в регионе и об отношениях между США и Саудовской Аравией.

Встречать Обаму в аэропорту саудиты направили руководителя низкого ранга, а саудовское государственное телевидение даже не подумало об освещении прибытия американского президента.

Итак, перефразируя Гамлета, скажем: «Неладно что-то в состоянии американо-саудовских отношений».

Как бы ни закончились встречи и переговоры, американо-саудовский совместный проект будет и дальше испытывать серьезную нагрузку, грозя серьезными последствиями. Ответы на следующие вопросы помогут понять, почему это так.

Саудовская Аравия союзница США?

Конечно, это зависит от того, какой смысл мы вкладываем в слово «союзник». Но по любым меркам, на страны, у которых нет общих ценностей, и чьи интересы по важнейшим вопросам вступают в глубокие противоречия, мы просто не можем смотреть так, как на США и Британию или Канаду, которые объединены нормами демократии.

Саудовская Аравия это авторитарный режим. Она осуществляет дискриминацию женщин, не разрешает свободу религий, препятствует свободе прессы. Она долгие годы экспортирует фундаменталистскую ваххабитскую идеологию, а также демонизирует шиитов, евреев, христиан и Запад.

Но Саудовская Аравия это не исламское государство и не его зачаточная версия, как считают некоторые аналитики.

Она не пытается ослабить региональный порядок, не поддерживает террор против Запада и не стремится к созданию халифата. В действительности саудовцы сами являются жертвами джихадистского террора и совместно с США ведут борьбу против «Аль-Каиды» в Йемене и осуществляют контртеррористическую деятельность против ИГИЛ.

Но «Аль-Каида» появилась на базе ваххабитской доктрины, а Саудовская Аравия внесла немалый вклад в подготовку исламских экстремистов и в финансирование джихадистских группировок в Сирии, таких как «Ан-Нусра». А недавно она пригрозила распродать американские ценные бумаги, если конгресс примет закон, возлагающий ответственность за теракты 11 сентября на королевство саудитов. Это говорит о том, что такая связь все-таки возможна, что вызывает глубокую тревогу.

Интересы США и Саудовской Аравии кардинально расходятся?

По целому ряду вопросов это действительно так. Есть соблазн превратить американо-саудовские отношения в пьесу на тему морали, где силы добра выступают против сил зла. Но неудобная правда заключается в том, что за последние два десятилетия интересы сторон разошлись фундаментально.

Компромиссная сделка, в рамках которой США в обмен на саудовскую нефть обеспечивают безопасность Эр-Рияда от внешних угроз, развалилась, и хотя администрация Обамы продала саудовцам оружия почти на 95 миллиардов долларов, между ними существуют серьезные разногласия по таким важнейшим вопросам как Сирия, Иран, палестино-израильский конфликт, Египет и демократизация в ближневосточном регионе. Представление о том, что США уходят из этого региона, иранская ядерная сделка и кажущаяся уступчивость США по отношению к усиливающемуся Ирану — все это в совокупности создает фундамент подозрительности и недоверия.

Саудовской Аравии грозит дестабилизация и крах?

Не совсем. Хотя некоторые аналитики считают, что Саудовская Аравия по какой-то причине на грани краха, саудовцы еще какое-то время посуществуют как государство. У них много серьезных проблем. Передача власти новому королю и его молодому, неопытному и готовому рисковать сыну породила неразбериху в королевской семье, а это может создать проблемы при передаче власти после Салмана.

В связи с падением нефтяных цен в бюджете Саудовской Аравии возник дефицит и были наложены ограничения на его расходную часть. Саудовцы ведут дорогостоящую войну в Йемене и испытывают давление со стороны усиливающегося Ирана. Но королевство без особых проблем пережило арабскую весну и региональные потрясения, оставаясь стабильным и функциональный государством, имеющим самые большие запасы нефти в мире, низкий уровень долга и большие валютные резервы.

Если сравнивать Саудовскую Аравию с Египтом, Йеменом, Сирией, Ираком и Ливаном, она покажется образцом стабильности. Тем не менее, внутренние проблемы из-за престолонаследия в предстоящие годы могут еще больше осложнить американо-саудовские отношения, создать напряженность и хаос. Саудовская Аравия будет меняться. Но вопрос в том, каким будет этот процесс: эволюционным или революционным.

Американо-саудовские отношения слишком важны, чтобы от них отказаться?

Пока да. Какой бы несовершенной ни была политика Саудовской Аравии, США по-прежнему нужны друзья в этом регионе, чтобы стабилизировать обстановку и отстаивать американские интересы. Соединенные Штаты постепенно ликвидируют свою зависимость от арабских углеводородов, но остальному миру они нужны по-прежнему. А поскольку торговля нефтью как и раньше осуществляется на едином рынке, срывы поставок будут негативно влиять на экономики и рынки всего мира, в том числе, американского.

Таким образом, стабильность в Саудовской Аравии и в Персидском заливе по-прежнему относится к жизненно важным интересам США. И Саудовская Аравия является в этом ключевой составляющей, несмотря на все ее недостатки. Ваххабиты саудовцы или нет, Вашингтону по-прежнему нужна эта страна для обмена разведданными и для проведения боевых операций против ИГИЛ и филиалов «Аль-Каиды» в Йемене. Он нуждается в содействии Эр-Рияда при решении сирийской проблемы, чтобы найти выход из гражданской войны и ликвидировать ту черную дыру хаоса, в которой сегодня существует Сирия.

При новом президенте отношения улучшатся?

Конечно, саудовцы уже смотрят мимо Обамы в ожидании следующей администрации и в надежде на то, что новый президент будет другим. Заявление Обамы Джеффри Голдбергу (Jeffrey Goldberg) из Atlantic о том, что Саудовская Аравия пытается жить за чужой счет, пользуясь гарантиями безопасности США и не внося свой вклад в поддержку американских целей, вряд ли могло понравиться королю. Не могло ему понравиться и нежелание Обамы идти на риск в Сирии, в то время как он пошел на риск ради договоренности с Ираном. Но эта политика вряд ли претерпит серьезные изменения в 2017 году.

Печальный факт заключается в том, что Соединенные Штаты застряли в западне неудачного брака с Саудовской Аравией, не имея особых шансов ни на развод, ни на примирение. Та ближневосточная неразбериха, которая отдаляла их друг от друга, может в итоге заставить их сотрудничать. Несмотря на имеющиеся разногласия, в обозримом будущем Соединенные Штаты и Саудовская Аравия скорее всего найдут способ, чтобы как-то сотрудничать, где это возможно, и согласятся не соглашаться там, где это необходимо.

Оригинал публикации: U.S. and Saudi Arabia, trapped in a bad marriage
Опубликовано 21/04/2016 16:00
http://inosmi.ru/politic/20160421/236247343.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Ближний Восток: что происходит?....