Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ЕВРАЗИЯ » АТР и договор о Транс-Тихоокеанском партнерстве:плюсы,минусы,проблемы.


АТР и договор о Транс-Тихоокеанском партнерстве:плюсы,минусы,проблемы.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

СТРАНИЦА 1

лист 1................................................ОГЛАВЛЕНИЕ

лист 2….."Транстихоокеанское партнёрство". Материал из Википедии

лист 3….."Транс-Тихоокеанское партнёрство как изнанка рыночного либерализма", 16.11.2013

лист 4….."Как Россия заставила Америку вновь повернуться к Китаю", The National Interest, США

лист 5…..«ТТП позволяет Америке, а не таким странам, как Китай, писать правила игры для ХХI века», Подписано соглашение о ТТП.  04.02.2016
лист 6….."Краткий анализ договора о ТТП", М. Хазин.

лист 7....."Вашингтон создает НАТО 2.0 на Востоке Евразии","Рolitrussia",13.03.16

лист 8....."Поле битвы-АТР", "Рolitrussia", Е. Радугин, 11.03.16

лист 9....."Варвара Ремчукова: Транстихоокеанское партнерство: анализ текста Соглашения", 25.01.16, НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА.
лист10...."Американцы готовят замену ВТО", Известия, 26 апреля 2016

лист11...."Обама: Диктовать правила мировой торговли", The Washington Post, США, 03.05.2016

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 3 Май 2016 18:29:19)

0

2

Транстихоокеанское партнёрство
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Штаб-квартира:

Новая Зеландия, Веллингтон

Тип организации:

Соглашение о создании зоны свободной торговли

Транстихоокеанское партнёрство (ТТП или ТЭП; англ. Trans-Pacific Partnership, TPP) — планируемая к созданию международная торгово-экономическая организация, целью которой является создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Организация создаётся на основе разрабатываемого торгового соглашения между её участниками.

Данная структура должна стать альтернативой АСЕАН и АТЭС, её создание является продолжением американской политики по сохранению контроля над Тихоокеанской зоной, созданию экономического блока для противостояния растущему влиянию Китая и России[1].

По прогнозам, доля стран ТТП (вместе с Японией) в мировом ВВП может достигнуть 38—40 % и четверть оборота мировой торговли (при этом лидируя по объёму доли в ВВП, но уступая в обороте мировой торговли торговому блоку АСЕАН+6 при условии участия Китая в АСЕАН)[2].

Члены

Действительными участниками ТТП остаются его четыре учредителя, а остальные страны соглашение об учреждении ТТП от 2005 г. не подписали и ведут переговоры об условиях своего участия, а также о правилах нового торгового блока, которые, как можно ожидать, будут отличаться от установленных действующим соглашением. Иными словами, когда говорят, что такая-то страна вступила в ТТП, имеется в виду, что она присоединилась к переговорам[2].

По состоянию на октябрь 2013 года в переговорном процессе участвуют 16 государств:

Страна Статус Дата
Бруней Бруней учредитель июнь 2005
Чили Чили учредитель июнь 2005
Новая Зеландия Новая Зеландия учредитель июнь 2005
Сингапур Сингапур учредитель июнь 2005
Соединённые Штаты Америки США участник переговоров февраль 2008
Австралия Австралия участник переговоров ноябрь 2008
Перу Перу участник переговоров ноябрь 2008
Вьетнам Вьетнам участник переговоров ноябрь 2008
Малайзия Малайзия участник переговоров октябрь 2010
Мексика Мексика участник переговоров октябрь 2012
Канада Канада участник переговоров октябрь 2012
Япония Япония участник переговоров март 2013
Китайская Республика Тайвань объявлено о заинтересованности сентябрь 2013
Колумбия Колумбия объявлено о заинтересованности январь 2010
Филиппины Филиппины объявлено о заинтересованности сентябрь 2010
Республика Корея Южная Корея объявлено о заинтересованности ноябрь 2013
История создания[править | править вики-текст]
Предложение о создании ТТП было выдвинуто в 2003 году тремя странами — Новой Зеландией, Сингапуром и Чили. В 2005 году участником стал Бруней, в том же году четыре страны подписали соглашение об учреждении ТТП, вступившее в силу в 2006 году[2].

В соглашении об учреждении ТТП было заявлено, что его участники создали, в соответствии с нормами ВТО, зону свободной торговли[2].

Далее на протяжении двух лет новая организация практически ничем себя не проявляла.

В 2008 году данным проектом заинтересовались США, а затем Австралия, Вьетнам и Перу. В 2010 году переговоры о присоединении к ТТП начала Малайзия, в 2012 году — Канада и Мексика.

В апреле 2012 г. США заявила о намерении включить в состав организации Японию, в марте 2013 Япония решила начать переговоры о вступлении в ТТП[3] В мае 2013 года было анонсировано начало переговоров по Японии, в предпринимательской среде Японии началось активное обсуждение перспектив вхождения в ТТП[4][5].

Переговорный процесс

С 2010 года по сентябрь 2013 года страны провели 19 раундов официальных переговоров по проекту соглашения о ТТП. 5 октября 2015 года в Атланте (США) достигнуто соглашение по Транстихоокеанскому партнерству между 12 странами: США, Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу[6][7][8].

Содержание проекта соглашения

Полное название документа — Соглашение о Транстихоокеанском Стратегическом Экономическом Сотрудничестве (англ. Trans-Pacific Strategic Economic Partnership Agreement).

Подготовка проекта Соглашения ведется в абсолютной секретности переговоров при обсуждении его условий[9][2].

На конец 2012 года в Интернет просочились лишь несколько предложений отдельных стран по формулированию тех или иных разделов соглашения, но его предварительного полного текста никто не видел. Тогда как из ставших известными отрывков Проекта очевиден его уникальный по строгости регулирования характер[9].

Соглашение регулирует большой круг вопросов, связанных с правовой охраной интеллектуальных прав (доменные имена в Интернете, регистрация и защита товарных знаков, охраны авторских и смежных прав, ограничения в производстве дешёвых аналогов запатентованных лекарств и др.), с сельским хозяйством, телекоммуникациями, финансовыми услугами, таможенным сотрудничеством и тарифами, взаимными инвестициями и т. д.[9]

США отстаивают идею ввести порядок, при котором страну — члена ТТП можно было бы обязать поднять трудовые и экологические стандарты до определенного, «международного» уровня[2].

Также США принадлежит инициатива учреждения в рамках ТТП особого суда для рассмотрения споров между транснациональными корпорациями и правительствами[2].

Прогнозируемый результат

По японским оценкам, либерализация аграрного рынка может привести к резкому, примерно на 40 %, падению собственного производства в Японии основных продовольственных товаров, поскольку японское сельское хозяйство полностью зависимо от господдержки и не способно к открытой конкуренции. При этом, вступление в ТТП снизит цены на импортируемые в Японию продукты питания[2].

Выгоду от вступления в ТТП получат Японские экспортеры автомобилей, электроники и другой продукции обрабатывающей промышленности, в связи с чем ведущие американские автомобилестроительные компании выступили против участия Японии в ТТП[2].

Мнения и оценки

По оценке китайских экспертов, начавшаяся с конца 2009 года подготовка американцами торгового соглашения в рамках ТТП была обусловлена тем, что Вашингтон пришёл к выводу о том, что АТЭС оказалась не особо действенной структурой в плане продвижения американских интересов в Азии[10].

По мнению антиглобалистов создание ТТП представляет собой «корпоративный переворот», поскольку только 2 из 26 глав соглашения о ТТП имеют какое-либо отношение к торговле, а большая часть соглашения «предоставляет новые права и привилегии глобальным корпорациям, в особенности, связанные с защитой интеллектуальной собственности (законы об авторских и патентных правах), а также — ограничение на государственное регулирование»[11].

По мнению премьер-министра Японии Синдзо Абэ: «Историки в будущем, без сомнения, скажут, что ТТП открывает век Азиатско-Тихоокеанского региона. И Япония должна быть центром этого века»[5].

По мнению члена парламента Малайзии Нурул Анвар соглашение о ТТП «позволяет иностранным корпорациям обходить внутреннее законодательство стран и нормативные акты, принятые правительством в общественных интересах, среди которых положения о природных ресурсах, охране окружающей среды, а также политике в области здравоохранения»[12].

На форуме АТЭС в 2011 году президент России Д.Медведев прокомментировал инициативу США по созданию ТTП: «Я пока не очень понимаю, что получится из транстихоокеанского партнёрства. Когда оно заработает и принесёт свои плоды, тогда я скажу, что этот клуб стал для нас интересным, и тогда можно думать о том, хорошо ли, что мы отсутствуем в нём, или плохо. Пока это только проект. Хотя проект небезынтересный, вне всякого сомнения. Поживём — увидим
-----------------------------------------------------------
Примечания
1. Завтра — еженедельная газета
2.  д.э.н. В. С. Загашвили — О ПЕРЕГОВОРАХ В РАМКАХ ТРАНС-ТИХООКЕАНСКОГО ПАРТНЕРСТВА, Официальный сайт ИМЭМО РАН, 26 июля 2013
3. Япония планирует вступление в Транс-Тихоокеанское партнерство — Абэ, «РИА Новости», 15.03.2013
4. Тэцуя Ямада — Япония и Транс-Тихоокеанское партнерство, «Toyo Keizai», 06.05.2013 (перевод ИноСМИ.ru)
5. В.Суковицын — США добрались и до японских аграриев, «Правда. Ру», 23.07.2013
6. TPP: What is it and why does it matter? (англ.). BBC (5 October 2015). Проверено 6 октября 2015.
7. Новости / 06 октября, 03:13 | В США успешно завершились переговоры, которые эксперты называют важнейшими для мировой торговли. Эхо Москвы. Проверено 6 октября 2015.
8. Krista Hughes and Kevin Krolicki. Historic Pacific trade deal faces skeptics in U.S. Congress (англ.). Reuters (5 October 2015). Проверено 6 октября 2015.
9. Соглашение о Транстихоокеанском Сотрудничестве (Trans-Pacific Partnership Agreement), проект Д. И. Тарасова, 09.10.2012
10. А. Тимофеев — Саммит АТЭС-2012: Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество или Транс-Тихоокеанское партнерство?, «Служу Отечеству» № 3 (49) март 2012 года
11. Andrew Gavin Marshall — Why So Secretive? The Trans-Pacific Partnership as Global Corporate Coup, occupy.com, 21.11.2012  (англ.)(частичный перевод с сайта «ВОПРОСИК»)
12. Транс-Тихоокеанское партнерство: свободная торговля, но не справедливая, сайт компании Таможенный брокер — ЗАО «Юнитрейд», 11.06.2013
13. Дмитрий Медведев принял участие в работе Делового саммита АТЭС, Сайт «президент.рф», 13 ноября 2011

ru.wikipedia.org/wiki/Транстихоокеанское_партнёрство

0

3

Транс-Тихоокеанское партнёрство как изнанка рыночного либерализма
16 ноября 2013

13 ноября на сайте «WikiLeaks» был опубликован секретный текст договора по Транс-Тихоокеанскому партнёрству (Trans-Pacific Partnership, TPP), касающегося правовых аспектов интеллектуальной собственности. Эта тема может показаться скучной — но лишь на первый и поверхностный взгляд. Дело в том, что этот крупнейший межгосударственный договор представляет собой поистине всеохватный документ, знаменующий наступление новой (и страшной) глобальной эры.

Как сообщает «Викиликс», проект охватывает страны, представляющие более 40% мирового ВВП. По данным информирующей организации, скоро (19-24 ноября 2013 года) в США (Солт-Лейк-Сити, штат Юта) состоится саммит главных переговорщиков по TPP. Черновой текст, который попал в распоряжение «Викиликс», показывает широчайший спектр тех областей, которые попадут под наднациональный глобальный контроль, если только документ будет подписан государствами-участниками. Договор распространит своё действие на лекарственные препараты, биологические патенты, издательскую деятельность, услуги провайдеров Интернета и на гражданские свободы.

Напомним, что Транс-Тихоокеанское торговое соглашение предполагает отмену таможенных пошлин на товары и на услуги между государствами-участниками. Заявленная цель торгового пакта звучит вполне прилично: либерализация экономик стран Тихоокеанского бассейна. Первыми о снятии пошлин договорились Чили, Новая Зеландия, Бруней, Сингапур. Соединённые Штаты не могли остаться в стороне от такой глобальной инициативы и тоже присоединились к переговорщикам. Следом за Америкой пактом заинтересовались Австралия, Вьетнам, Малайзия и Перу. Далее участники пригласили в TPP Канаду, Мексику и Японию. Таким образом, сформировался круг из двенадцати государств, которые готовятся сказать новое слово не только в мировой экономике, но и в геополитике. Двенадцать — не предел: к договору могут присоединиться Филиппины, Таиланд и Колумбия.

Один из самых любопытных аспектов договора — его секретность. В США даже конгрессмены не могут познакомиться со всем текстом документа. Установлено, что лишь по три человека в каждом государстве TPP имеют право ознакомиться с полной версией договора.

Майкл Снайдер («Activist Post»), сославшись на многочисленные источники, подверг анализу политику американской администрации, проводимую в отношении данного договора.

Само понятие «торговое соглашение» автор заключил в кавычки, давая тем самым понять, что речь далеко не только о либеральной коммерции. Знаете ли вы, спрашивает он, что администрация Обамы ведёт переговоры о сверхсекретном «торговом соглашении», даже не позволяя членам Конгресса ознакомиться с текстом? Договор имеет 29 глав, но лишь 5 из них имеют отношение к торговле! Автор указывает, что большинство американцев не осознаёт этого, однако документ коренным образом изменит американские законы о свободе Интернета, здравоохранении, торговле деривативами, о вопросах авторского права, продовольственной безопасности, экологических стандартах, гражданских свободах и многие другие.

Заодно документ гораздо глубже интегрирует Соединённые Штаты в формирующуюся единую мировую экономическую систему.

Почему же мистер Обама не желает, чтобы американский народ знал о содержании договора? Снайдер полагает, что после подписания документа странами-участницами американский народ заполучит весьма строгие ограничительные меры в сфере Интернета — под видом борьбы за авторские права, а дельцы с Уолл-Стрит получат гораздо большую свободу в своих рискованных операциях. Мало того, американская экономика окончательно растворится в мировой. Целый ряд пунктов говорит о том, что Обама не смог бы провести текст через Конгресс. Однако будущей весной он надеется «в последнюю минуту» получить согласие конгрессменов на это «соглашение о свободной торговле», прежде чем заседатели поймут, чем грозит этот пакт.

Автор сайта «Infowars» Курт Ниммо, ссылаясь на «Викиликс», указывает, что доступ к проектам TPP защищён от широкой общественности. Даже члены Конгресса США могут просмотреть лишь отобранные фрагменты, связанные с договором, причём под строгим контролем. Ранее было установлено, что всего три человека в каждой стране соглашения имеют доступ к полному тексту документа. Между тем 600 торговых советников, выступающих в качестве лоббистов, стоящих на страже интересов крупных корпораций США («Chevron», «Halliburton», «Monsanto» и «Walmart»), получили привилегированный доступ к важным разделам текста.

Обычно подобные соглашения о свободной торговле одобряются большинством в Палате представителей и Сенате, чему предшествуют длительные прения. Но сегодня Белый дом ищет способ обойти обсуждения, апеллируя к «содействию развитию торговли». Прикрываясь необходимостью такого «содействия», президент может потребовать от Конгресса голосования в течение 90 дней и без каких-либо поправок.

Разумеется, в США не все довольны поведением президента.

Некоторые члены Конгресса уже «проснулись». Неделю тому назад небольшая группа республиканцев и небольшая группа демократов послали Обаме письмо, резко осуждающее это соглашение.

Любая страна-участница обязана будет переписать все свои внутренние законы и правила в угоду TPP, подчиняясь правилам, которые будут диктовать корпорации. По сути, это государственный переворот. Причём, в отличие от большей части внутреннего американского законодательства, договор TPP не будет иметь срока действия.

Автор полагает, что постепенное слияние американской экономики с экономикой остальной части планеты — полная катастрофа для Америки. Вот и нехитрая статистика.

Соединённые Штаты испытывают дефицит торгового баланса на сумму более 8 триллионов долларов в торговле с остальным миром (с 1975 года). США потеряли более 56000 предприятий с начала 2001 года. Если в 2000 году более 17 миллионов американцев трудилось на производстве, то сегодня их число меньше 12 миллионов. По данным Института экономической политики, каждый год Америка теряет до полумиллиона рабочих мест — из-за того, что производство уходит в Китай. Как утверждает профессор Алан Блайндер из Принстонского университета, если нынешняя тенденция сохранится, более 40000000 рабочих мест в США будет переведено в оффшоры в течение следующих двух десятилетий.

Новый договор о «свободной торговле», пишет Снайдер, на деле ни свободный, ни справедливый, и он «абсолютно выпотрошит» средний класс.

В обзоре на портале «Global Research» отмечается, что договор TPP, так же как и TTIP (Transatlantic Trade and Investment Partnership, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство), исключает Китай. Отмечается, что TPP и TTIP совокупно могут охватить более 60% мирового ВВП.

Высшие государственные деятели, включая президента Обаму, заявили о намерении подписать и ратифицировать договор TPP до конца 2013 года.

Главный редактор «WikiLeaks» Джулиан Ассанж заявил, что администрация США агрессивно проталкивает пакт TPP.

Самая длинная глава в договоре — «Обеспечение соблюдения» — посвящена подробному изложению новых глобальных полицейских мер, которые будут иметь далеко идущие последствия и отразятся на правах личности, гражданских свободах, деятельности провайдеров, на частной жизни, коснутся творчества, биологической сферы, экологии и др. Особое беспокойство вызывают наднациональные судебные трибуналы, имеющие приоритет перед суверенными национальными судами и не дающие гарантий соблюдения прав человека. Эти суды смогут проводить слушания, пользуясь некими секретными доказательствами.

Джулиан Ассанж считает, что режим TPP будет попирать права и свободы, помыкать интеллектуальным и творческим достоянием. Если вы читаете, пишете, публикуете, думаете, слушаете, танцуете, поёте или придумываете, если вы — фермер, или если вы больны, то TPP возьмёт вас в «перекрестье своего прицела».

Также СМИ стало известно, что сторонниками наиболее жёстких пунктов в этом договоре явились США и Австралия. На создании наднациональных судов настаивают именно они.

Отсюда понятно, кто собирается диктовать основные условия глобальной «либерализации» и выступать в роли мирового кукловода. Товарищ Снайдер напрасно опасается национального краха США: сдаётся нам, он застанет то время, когда Барак Хусейн Обама, покинув Белый дом, возглавит глобальный судебный трибунал. Он как раз юрист по образованию. Правда, Снайдера может опечалить то, что тотальная слежка АНБ, проводившаяся (и проводящаяся) по «приоритетам» Обамы, скоро может показаться лишь разминкой перед мировым матчем…

Обозревал и переводил Олег Чувакин
http://topwar.ru/35998-trans-tihookeans … lizma.html

0

4

МАТЕРИАЛ ВРОДЕ БЫ НЕ В ТЕМУ, НО ВСКРЫВАЮЩИЙ РАССТАНОВКУ СИЛ В РЕГИОНЕ, носит вспомогательный характер.

Константинус.
----------------------------------------------------
The National Interest, США

Как Россия заставила Америку вновь повернуться к Китаю

24.12.20151
Мишель Шеван-Коэтци (Michelle Shevin-Coetzee), Эксель Хеллман (Axel Hellman)

Цикл мировых новостей меняется мгновенно. Одну неделю СМИ освещают преимущественно те события, которые происходят в Европе, а на следующей неделе внимание приковывает Ближний Восток. Хотя для международной безопасности крайне важны непосредственные вызовы, исходящие из обоих этих регионов, Соединенным Штатам не следует отдавать предпочтение краткосрочным проблемам, исключая стратегические задачи, рассчитанные на дальнюю перспективу. Ради урегулирования кризисных ситуаций Вашингтон не должен отказываться от стратегического планирования.

Эта «раздвоенность» особенно актуальна, учитывая, что России удается охватывать обе эти сферы — ускоряя ближайшие кризисы и вкладывая средства в будущие партнерские отношения. Следовательно, несмотря на возобновившуюся неразбериху в Европе и продолжающуюся нестабильность на Ближнем Востоке, американские политики не могут себе позволить пренебрегать Азиатско-Тихоокеанским регионом и не обращать внимания на ту роль, которую там играет Россия. Этот регион — с его бурно развивающимися экономиками, активно формирующимися и перспективными государствами, где проживает более половины населения планеты — имеет огромный экономический потенциал. Но там существуют реальные риски и потенциальные угрозы, требующие особого внимания.

С учетом этого Вашингтон проводит стратегическую «перебалансировку» или «поворот» в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Эта инициатива, целью которой является (вновь) занять свое место в этом наиболее динамичном регионе XXI века, до настоящего времени носила в основном военный характер и сочетала в себе элементы устрашения, сдерживания и подбадривания с целью налаживания отношений США с доминирующим игроком Азиатско-Тихоокеанского региона — Китаем.

Однако в последнее время американских политиков должны заботить не только действия Пекина. Сейчас более тесные военные, экономические и энергетические связи с Китаем и другими странами региона налаживает Россия. Однако эти крепнущие и активно развивающиеся партнерские китайско-российские отношения не являются панацеей от имеющихся у двух стран проблем. Они для них весьма удобны, поскольку Москва обеспечивает альтернативные экспортные рынки и гарантирует политическое влияние, а Пекин в ответ на сопротивление США создает новый мировой порядок, удобный для Китая. С учетом этого вновь обретенного согласия и стратегического поворота России на восток Азиатско-Тихоокеанский регион стал источником новых вызовов, которые не были столь ощутимыми, когда США впервые объявили о стратегии «перебалансировки».

С точки зрения безопасности Пекин и Москва предпринимают действия, которые могут представлять угрозу интересам США, а также интересам их союзников и партнеров. В частности, Россия играет ключевую роль в модернизации китайской армии, предоставляя ей новейшие ракеты, радарные установки и другие системы, имеющие центральное значение для комплектования систем ограничения/блокирования доступа (A2/AD). Как раз в прошлом году две страны окончательно оформили договор о поставке зенитно-ракетных комплексов дальнего радиуса действия С-400. Несмотря на отсутствие подробностей, этот договор стал важной вехой в отношениях между двумя странами: Китай станет для России первым зарубежным покупателем этой современной техники. На протяжении многих лет Пекин безуспешно пытался добиться от Москвы ЗРК С-400, но получал отказ от российских властей, которых беспокоила репутация Китая, занимавшегося обратным инжинирингом других систем вооружений. Однако недавно российские СМИ сообщили, что Москва все же осуществит поставку С-400 в Китай в течение года или полутора лет. По-видимому, это вызовет опасения американских союзников и партнеров — особенно Японии — в связи с растущей угрозой систем A2/AD в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что потребует от США увеличения затрат, необходимых для принятия мер в ответ на дальнейшие действия Китая.

Кроме того, укрепление китайско-российского союза может негативно повлиять на способность США проецировать свою экономическую и финансовую мощь. Например, введенные Западом санкции против России ограничивают возможности Москвы осуществлять внешние займы, вынуждая компании, попавшие под санкции, обращаться к российским властям за предоставлением резервного финансирования и тем самым истощать суверенные фонды России. Однако китайско-российское сотрудничество в финансовой сфере может смягчить эти негативные последствия. В 2014 году Москва и Пекин подписали соглашение о валютном свопе на сумму 24 миллиарда долларов, целью которого было снизить зависимость Москвы от доллара и продвинуть на международный рынок китайский юань. В рамках еще одного соглашения предусмотрено многомиллиардное финансирование китайской стороной российских компаний, оказавшихся в сложном финансовом положении, которое будет осуществляться совместными действиями Китайского строительного банка (China Construction Bank Corporation) и Российского фонда прямых инвестиций. И хотя китайские банки оказывают финансовую помощь России довольно неохотно, имеющаяся у доведенных до отчаяния российских фирм возможность обратиться к Пекину с просьбой о предоставлении новых капиталов может ослабить финансовые рычаги в руках США и их союзников. В целом, финансовое взаимодействие двух стран способствует формированию имиджа США как более слабого игрока — особенно в отношении той роли, которую играет доллар на мировых рынках.

Китайско-российский союз и связанные с ним новые вызовы подчеркивают необходимость того, чтобы США сосредоточили особое внимание на этом регионе и расширили стратегию «перебалансировки». Прежде всего, Вашингтону следует разработать четкий порядок межведомственной работы, который позволит в максимальной степени задействовать дипломатические, финансовые и военные возможности. Америке следует учитывать агрессию России — причем, не только действия Москвы в Европе и на Ближнем Востоке, но и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это позволит всем ведомствам — от Министерства энергетики, госдепартамента и Министерства обороны до Министерства юстиции — играть конкретную и согласованную роль в действиях, направленных против напористости России. В более широком плане это позволит Соединенным Штатам привлечь своих союзников и партнеров во всех трех регионах к различным трехсторонним или многосторонним диалогам, совместной работе и обменам. И интерес России к Азиатско-Тихоокеанскому региону следует рассматривать лишь как один из элементов более масштабной стратегии.

Столкнувшись с растущим спросом на американские ресурсы, активность и участие, вашингтонские политики считают Азиатско-Тихоокеанский регион лишь одним из многих регионов на планете, которые требуют внимания. Однако динамика развития АТР и вероятность более тесных отношений между Китаем и Россией будут, по сути, формировать мировую экономику и обеспечивать международную стабильность на планете в XXI веке. Американская стратегия «перебалансировки» предоставляет Соединенным Штатам уникальную возможность активно реагировать на возникающие вызовы. И упускать эту возможность Вашингтону никак нельзя.

Мишель Шеван-Коэтцинаучный работник Центра новой американской безопасности, где Эксель Хеллман стажировался у Джозефа Ная-младшего (Joseph S. Nye, Jr.) по программе национальной безопасности.

Оригинал публикации: How Russia Made America Pivot Back to Asia
Опубликовано 24/12/2015 12:26
http://inosmi.ru/politic/20151224/234904630.html

0

5

«ТТП позволяет Америке, а не таким странам, как Китай, писать правила игры для ХХI века»
Подписано соглашение о создании Транстихоокеанского партнерства
04.02.2016, 16:43

12 стран, участвовавших в переговорах о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП), сегодня официально подписали соглашение о создании нового торгового блока. Срок его вступления в силу, однако, пока не ясен — формально на ратификацию отводится два года, однако часть разногласий на уровне отдельных стран до сих пор не сняты.

Сегодня в новозеландском Окленде состоялось официальное подписание соглашения о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Подписи под документом поставили министры торговли 12 стран — Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, США, Сингапура, Чили и Японии. Соглашение вступит в силу после того, как его ратифицируют как минимум шесть стран, составляющих не менее 85% суммарного ВВП торгового блока (в первую очередь США и Япония). На это отводится еще два года.

В администрации президента США Барака Обамы заявили, что намерены добиваться ратификации документа до конца года. «ТТП позволяет Америке, а не таким странам, как Китай, писать правила игры для ХХI века, что особенно важно для столь динамичного региона, как Азиатско-Тихоокеанский», говорится в заявлении президента.

Однако часть конгрессменов не поддерживает соглашение.

Неоднозначна позиция и некоторых других стран подписантов, в частности в Минторге Канады заявили, что «подписание соглашения не эквивалентно ратификации».

На российскую экономику, по словам заместителя главы Минэкономики Станислава Воскресенского, влияние ТТП будет ограниченным и находится «в пределах погрешности 0,01%». «Важно понимать, что на долю стран, заключающих это соглашение, приходится не более 10% нашей торговли»,— отметил замминистра, добавив, однако, что «в перспективе компаниям многих стран придется подстраиваться под новые правила, тем более когда речь идет о торговле несырьевыми товарами».

Принципиальная договоренность сформировать торговый блок была достигнута в октябре прошлого года на встрече глав торговых ведомств в американском городе Атланта (штат Джорджия). Тогда были обнародованы лишь некоторые общие положения соглашения (переговоры были засекречены) полностью документ был опубликован лишь в начале ноября. Из текста следует, что создание ТТП позволит его участникам обнулить пошлины по 18 тыс. товарных позиций, но это потребует не менее десяти, а в отдельных случаях и 25 лет. При этом в отличие от других региональных соглашений (к примеру, таможенного союза АСЕАН), в документ включены главы о защите прав на интеллектуальную собственность, о правах работников — включая взаимное признание квалификации — и экологические нормы (как ограничение субсидирования вылова рыбы).

Татьяна Едовина

http://www.kommersant.ru/doc/2907872

0

6

Краткий анализ договора о Транс-Тихоокеанском партнерстве
Михаил Хазин

Заключение договора о транстихоокеанской зоне свободной торговли, безусловно, является внешнеполитической победой США. Но именно потому, что это победа, имеет смысл подробно и внимательно изучить, чего же на самом деле США добились, тем более что на этот счет есть разные мнения.

У меня есть некоторое априорное преимущество перед большей части других экспертов по этой теме, а именно, наличие уже, в общем, достаточно проверенной теории, которая описывает весь процесс кризиса. Именно последний, как будет видно ниже, заставляет США разрушать те элементы «старой» (Бреттон-Вудской) системы, которые обеспечили им победу во второй половине ХХ века, Однако есть ли у США новый позитивный план? Сам по себе он, безусловно, существует (иначе, зачем столько сил тратить на заключение договоров о зонах свободной торговли?), однако каков его потенциал, в части преодоления кризиса именно для США? Вот на этот вопрос я и попытаюсь ответить.

В соответствии с нашей теорией (см. http://khazin.ru/khs/hs_1060229), главная проблема США состоит в том, что стимулирование частного спроса, начавшееся в 80-е годы в рамках политики «рейганомики» и основанное, в соответствии с базовыми принципами Бреттон-вудской системы, на эмиссии доллара, стало невозможным. Точнее, если до того, за счет расширения рынков или же изменения структуры денежной массы, такая эмиссия не приводила к инфляции, то с 2014 года это стало невозможным - и с эмиссией (в виде программ QE) пришлось закончить. В то же время, за период стимулирования спроса в США накопились изрядные проблемы.

Две главные из них состояли в следующем. Первое - американские домохозяйства привыкли к высокому уровню потребления, в то же время, средняя заработная плата в США находится (по уровню покупательной способности) на уровне 1958 года. Все превышение этого уровня связано с тем, что спрос домохозяйств стимулируется за счет роста долга (частного и федерального) и снижения сбережений относительно исторического для США уровня в 10%. Дальнейшее безинфляционное стимулирование невозможно (ну, точнее, я придумать как это можно сделать не могу, видимо, такая же ситуация у руководства денежных властей США), то есть неизбежно серьезно падение уровня жизни в США, примерно, раза в полтора сильнее, чем было в начале 30-х годов прошлого века, что привело к «Великой» депрессии.

Второе - желание простимулировать очередной виток научно-технического прогресса в 80-е годы (с целью борьбы с СССР) привело к тому, что власти США включили Китай в свою систему разделения труда, причем на вполне конкретную роль: поставщика дешевой продукции массового потребления. Это дало американским домохозяйствам (спрос которых как раз в это время начали стимулировать) дополнительные деньги и готовность их тратить на нечто новое, что и позволило профинансировать «информационную революцию». Грубо говоря, люди стали брать кредиты и покупать «гаджеты», а сэкономленные в результате удешевления ширпотреба деньги пошли на обслуживание этих кредитов.

Но в результате экономика США и Китая оказались связаны мощной «пуповиной»: США не могут отказаться от импорта из Китая, поскольку в этом случае их граждане вынуждены будут перейти на закупку более дорогой продукции, что поставит под угрозу американское технологическое преимущество в мире. Какой может быть выход из этой ситуации?

Их, в общем и целом, два, Первый - нужно заменить Китай на каких-то других поставщиков. Этот процесс шел в последние годы, однако достаточно медленно, кроме того, Китай активно включал потенциальных альтернативных поставщиков в США в свои хозяйственные связи и, в общем, планам США активно противодействовал. План второй (или, точнее, вторая часть плана) состоит в том, чтобы найти новые рынки сбыта американской продукции и обеспечить американским предприятиям дополнительные доходы, что позволит и поднять зарплаты, и создать новые рабочие места (то есть увеличить внутренний спрос в США за счет естественных процессов, без использования эмиссии), и компенсировать внутренний рост цен за счет увеличения объемов производства.

Отметим, что единственный более или менее крупный еще не поделенный рынок в мире - это Евросоюз. И совершенно понятно, что именно туда нацелены США, именно для захвата этого рынка сбыта и создан проект «Северо-Атлантической» зоны свободной торговли. Об этом прямо не говориться, но абсолютно очевидно, что этот проект должен включать в себя закрытие границ ЕС для других поставщиков (Россия, Турция), прежде всего, Китая, с его проектом нового «Великого шелкового пути», который, конечно, нацелен, главным образом, на Евросоюз.

Разумеется, этот проект дико не выгоден европейским производителям (поскольку предполагает, что граждане ЕС должны покупать американскую продукцию, а не немецкую, например, как это происходит мы уже увидели на примере Греции или, скажем, Болгарии, которым объяснили, что немецкая продукция лучше местной), но брюссельская бюрократия и проамериканские режимы в странах Восточной Европы поддерживают его безоговорочно. Но суть его понятна: для возврата производства в США им нужны новые рынки сбыта и таковыми рынками должны стать страны ЕС. Все остальные производители, что внешние, что внутренние, должны с надеждами на этот рынок расстаться.

Именно отсюда идет «демонизация» России с переводом энергетических рынков ЕС на альтернативные нашей стране источники (пусть они и экономически невыгодны, но они соответствуют интересам «старшего» партнера ЕС) , именно по этой причине «взрывают» Украину (которая находится на на пути китайский товаров в ЕС, пути именно сухопутном, поскольку морской контролируют американские военные базы), именно по этой причине США сегодня крайне заинтересованы в целостности ЕС. И именно по этой причине опросы общественного мнения показывают возросшее желание жителей Британии покинуть Евросоюз - еще живы люди, которые помнят величие это империи, им совершенно не улыбается стать частью, фактически американского протектората. Если договор о зоне свободной торговли с США ЕС подпишет, Великобритания из состава ЕС, скорее всего, выйдет.

Для нас это. впрочем, не принципиально. Важно здесь то, что, скорее всего, США сегодня поставили главную карту именно на заключение договора свободной торговли с Евросоюзом с целью не только получить дополнительные рынки сбыта своей продукции и отнять их у Китая, но и вернуть значительную часть производства обратно в США и тем самым разорвать ту «пуповину», которая их связывает с их же главным на сегодня геополитическим противником. Напомним, что экономические связи США с СССР были достаточно ограничены и уж точно не были для американской экономики принципиальными.

А вот «тихоокеанское партнерство» - это, как раз, попытка получить возможность закрыть часть стран - потенциальных альтернативных от Китая поставшиков ширпотреба, от влияния этой страны. В частности, обеспечить то, чтобы доходы от этих поставок получали именно эти страны, а не стоящий у них за спиной Китай (напомню, что, например, в Малайзии, китайцы контролируют более 80% всей экономики страны). Именно для этого нужен механизм внешнего контроля за «правилами игры» (то есть контроль США над арбитражами и судами, решающими экономические споры): чтобы отрубать «китайские щупальца». А на политическом уровне проблема будет решаться просто: США будут предъявлять рост экспорта этих стран и доходов от него - и просить закрыть глаза на «отдельные случаи», которые, к тому же, направлены не против стран - партнеров, а против Китая. А сами партнеры стать новым Китаем не смогут - слишком они малы поодиночке.

Таким образом мы видим, что оба «партнерства», что Тихоокеанское, что Североатлантическое, являются частью единого плана США по разрыву своих отношений с Китаем (с резким усилением при этом экономических проблем последнего), причем второе партнерство является главным, а первое - вспомогательным. И без партнерства с ЕС, второй план, в общем, обречен на поражение (он просто будет для США экономически невыгодным).

При этом, фактически, речь идет о том, что механизмы Бреттон-Вудского экономического взаимодействия (ВТО, в первую очередь) будут списаны в утиль, а США будут выстраивать собственную, регулируемую только ими, систему разделения труда. Все, кто в нее не попадет, будет, по их планам, обречен на экономическую отсталость и поражение, а сами они смогут преодолеть кризис, пусть их сателлиты, ЕС, в первую очередь, и вынуждены будут серьезно деградировать в экономическом смысле.

Таков, в самом первом приближении, план США, который они сегодня, железной рукой реализуют, и под него готовы жертвовать многим из того, что вчера им казалось принципиально важным. И другого плана у них, судя по всему, нет. Почему я так думаю? А дело в том, что даже самая предварительная оценка показывает, что план этот неосуществим. Слишком велики структурные дисбалансы в экономике США. Грубо говоря, им нужно «закрыть» проблему в три триллиона долларов в год, а получить они могут только триллион.

Правда, это моя оценка основана на оценке межотраслевых балансов, а США считают финансовые потоки, что дает более оптимистическую картину. Но все равно - и в этом случае все балансируется на очень тонком пределе. И если бы у США был бы более надежный план, они бы никогда не стали реализовывать этот, который, к тому же, зависит от целой кучи идеологических и политических проблем. В частности, нет сегодня никакой уверенности, что североатлантическая зона свободной торговли будет существовать.

Но в любом случае - рассматривать заключение договора о тихоокеанской зоне свободно торговли имеет смысл только с точки зрения реализации «большого» плана США. Иначе - это не позволит сделать правильные выводы.

Источник: http://politobzor.net/show-67154-hazin- … rstve.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 13 Мар 2016 16:24:52)

0

7

Рolitrussia

Святослав Князев
13.03.2016 12:00

Вашингтон создает НАТО 2.0 на Востоке Евразии


С дерзкими предложениями выступил на днях на конференции по вопросам безопасности, проходившей в Дели, командующий вооруженными силами США в Тихоокеанском регионе адмирал Харри Харрис. Он вслух заявил о целесообразности создания военного альянса между США, Австралией, Японией и... Индией.

То, кем и как именно была озвучена данная идея, говорит о многом. Дели явно пытаются подвести к предложению, "от которого невозможно отказаться".

Во-первых, Харрис озвучил свое предложение не в кулуарах, а прямым текстом на весь мир, что само по себе должно перевести дискуссию на публичный уровень и вынудить Индию как-то отреагировать на американскую идею.

Во-вторых, Харри Харрис — явный фаворит Обамы, военный, делающий в последние годы потрясающе быструю карьеру. Он —  первый американец азиатского происхождения, ставший адмиралом, самый высокопоставленный этнический японец в США и первый офицер морской авиации, получивший погоны с четырьмя звездами. Обама, как мы знаем, был избран президентом США в 2008 году. Харрис в 2009 году был назначен командующим 6-м флотом, в 2011 - 2013 он отвечал за взаимодействие генштаба с госдепом, в 2013 — стал командующим тихоокеанским флотом США, а с 2014 — командующим всеми вооруженными силами США в регионе... Нужно понимать, что сказанное таким человеком на серьезной международной конференции не является только его частным мнением...

Формально Харрис предлагает тихоокеанским державам совместно с США "защищаться от экспансии Китая". И для начала запустить совместное патрулирование Индийского океана и Южно-китайского моря. Но реальные планы Вашингтона в данном случае, очевидно, идут куда дальше.

Штаты пытаются создать на базе одновременно Атлантического и Тихого океанов синхронно военные и экономические структуры, центральным элементом которых будут именно США. Военная структура в Атлантическом океане существует уже достаточно давно — это блок НАТО. И сейчас Вашингтон выкручивает руки Европе с целью создания трансатлантической ЗСТ, которая полностью нивелирует роль ЕС как самостоятельного игрока, превратив Союз в придаток Америки. В Тихом океане пока более успешно шла экономическая экспансия. В октябре 2015 был дан старт Транстихоокеанскому партнерству — ЗСТ с участием Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, Сингапура, США, Чили, Японии. А вот в военном плане тут имеет место разрозненное сотрудничество с Австралией и Новой Зеландией с одной стороны, Японией — с другой, Южной Кореей — с третьей, Филиппинами — с четвертой. Долгое время залогом влияния США в Южной Азии была "дружба" с Пакистаном, но с каждым годом она пробуксовывает все больше и больше. Зато связи Исламабада с Пекином крепнут просто на глазах. Пакистан даже должен стать элементом "морского шелкового пути", создание которого инициировала КНР.

И в этой непростой для себя ситуации Штаты делают ответный шаг — к Дели. Индия — крупнейшая страна, имеющая одновременно серьезные территориальные споры и достаточно натянутые отношения и с Китаем, и с Пакистаном.

Для начала Штаты инициировали проведение регулярных совместные военно-морских учений "Малабар". Затем к участию в них на постоянной основе привлекают Японию и Австралию... И вот прообраз блока уже намечается!

Конечно, все не так просто. Индия — один из самых видных участников движения неприсоединения, поддерживающий в то же время очень теплые отношения сначала с СССР, а затем — с Россией. Сегодня Дели — крупнейший покупатель российского оружия (на Индию приходится 39% всего нашего военного экспорта, на Китай, для сравнения, — 11). Эксперты предполагают, что Индия со своим принципиально внеблоковым статусом расставаться не пожелает. Но американцы, судя по "презентации идеи" в исполнении Харриса настроены очень серьезно. Ведь, втянув Индию в военный блок, со временем можно будет завести речь и о ее участии в американских экономических проектах. Опять-таки под благовидным предлогом "борьбы с китайской угрозой"... С Вьетнамом, кстати, этот номер частично уже прошел... Понятно, что это дело не одного дня, но американцы, как показывает опыт (в частности, последних событий в Латинской Америке) умеют ждать.

Риск не только в том, что между нами и одним из наших стратегических партнеров может быть вбит клин (хотя и это очень неприятно). Тревожит тот факт, что американцы пытаются сформировать единую систему из своих сателлитов в Азиатско-Тихоокеанском регионе и усилить ее странами, которые традиционно считаются нашими друзьями. Разрозненные связи — это одно, единый блок с единым командованием по образцу НАТО — это нечто совершенно другое. Понятно, что в роли "пугала" для Североатлантического Альянса Штаты сегодня используют в первую очередь Россию, в той же роли для нового альянса в АТР выступит КНР. Но, по сути дела, США будут пытаться собрать их в двуединую структуру с общей целью — удушение Евразии.

Уже более ста лет назад американский контр-адмирал Альфред Тайер Мэхэн сформулировал так называемый "принцип анаконды", которому США следуют и по сей день. Он заключается в "удушении" континентальных пространств путем максимального блокирования им доступа к морям и окружения их поясом враждебных государств.

Посмотрим на карту мира. Что происходит на наших границах? Еще относительно недавно нейтральную Скандинавию США всеми силами настраивают против России и втягивают в орбиту своего влияния. Прибалтика — уже давно американский форпост, и недавно на этот форпост американцы перебросили дополнительные силы. Украина... Тут слов нет, "остались одни выражения". Турция уже на нас натравлена. Грузию, несмотря на провал Саакашвили, просто так Запад из сферы своего влияние не отпускает. Армению и Азербайджан прощупывают на возможность организации "цветных революций". Ближний Восток благодаря проделкам Вашингтона — в огне. И США держат рядом с этим огнем свои войска. В Афганистане — американский контингент. Юго-восточную Азию Вашингтон всеми силами втягивает в зону своего влияния. Военное присутствие в Корее наращивается под предлогом противодействия КНДР. В Японии — американские войска... Теперь вот начата "проработка" Индии.

Возможно, кто-то наивно предполагает, что США могут остановиться на определенном этапе на достигнутом. Так вот, этого не будет никогда. США и Запад в целом останавливаются там, где их остановят. Не раньше.

Что нам делать в сложившейся ситуации?

Ну, во-первых, продолжать активизировать свою внешнюю политику, являющуюся сегодня одним из залогов нашего суверенитета.

Во-вторых, стараться укреплять БРИКС и содействовать все же сближению Индии с Китаем, несмотря на все сложности. Сейчас нормальное взаимодействие этих двух гигантов станет огромной нашей победой, так как оно смешает все карты американцам.

В-третьих, укреплять обороноспособность. Помните, кто наши главные союзники? Армия и флот. Сегодня еще — РВСН и ВКС!

В-четвертых, вести более активную политику, создавая пояс дружественных нам государств по всему периметру границ. Эта тема сегодня порядком утомила россиян, но это — залог безопасности России.

В-пятых, бросить еще больше сил на освоение Арктики и Дальнего Востока. В этих регионах скрыт просто гигантский потенциал. И есть неограниченный выход в Мировой океан. Но Запад это тоже знает, и уже скоро нам стоит ожидать новых провокаций на этом направлении.

Очень важен вопрос идеологии. В свое время наличие ее было огромным плюсом Советского Союза. Москва тогда шла к партнерам из Азии, Африки, Латинской Америки с набором достаточно понятных ценностей, которые многим были симпатичны. Понятно, что времена меняются. Но нам нужно постараться, чтоб наши сегодняшние ценности для иностранных партнеров были, как минимум, не менее привлекательны, чем в свое время советские. А в идеале — даже более...

Если кто-то думал, что конфликты будут быстро свернуты и нас ждут новые годы стабильности, он сильно ошибался. США основательно исчерпали свой запас экономической прочности, и спасти их может, как и в свое время их "идейного наставника" Гитлера, только внешняя экспансия. Так что выбор у нас прост, как у спартанцев: "Со щитом или на щите"...

http://politrussia.com/world/ssha-pytay … yanut-968/

0

8

politrussia

Евгений Радугин 
9 МАРТА 2016, 11:00

Поле битвы - Азиатско-Тихоокеанский регион

События на Ближнем Востоке продолжают приковывать к себе всеобщее внимание, но в это время в АТР начинают очень быстро раскручиваться события, которые могут изменить лицо современного мира

Проследим цепочку событий.

Совсем недавно появилась новость о провокационных учениях, которые начали США и Южная Корея. Цель операции - отработать навыки по уничтожению северокорейского правительства!

Пхеньян немедленно привел ядерное оружие в полную боевую готовность и поклялся превратить базы США и их союзников в «море огня и пепелища». Реакция вполне предсказуемая, но на самом деле малозначимая в этой игре. Есть ощущение, что проводимые учения – катализатор, необходимый для того, чтобы проследить реакцию других игроков региона.

Давайте рассмотрим партию, которая, возможно, будет разыграна на Востоке.

У этого региона есть свои цели и задачи, он были определены еще в середине XX века на заседании Ассоциации государств Юго-Восточной Азии — АСЕАН.

Справка:

Созданная в 1967 году Ассоциация считала, что основные тенденции в развитии региона должны заключаться в следующем:

1.Приспособлении к новым геополитическим реалиям;

2. Стремлении к решению спорных проблем мирным путем;

3. Уменьшении военного присутствия США;

4. Создании механизма консультации по вопросам безопасности;

5. Активизации военной политики.

В третьем пункте соглашения записана цель, которая не может устроить Вашингтон априори. Мощь Америки, ее лидирующие позиции в этом регионе диктовались экономическими приоритетами и ядерным зонтиком, а опирались на Южную Корею и Японию.

Во времена Советского Союза этот пункт не стоял на повестке дня, поскольку безопасность, развитие и само существование союзников США зависело от помощи их обороне американской армии. Затем мир стал монополярным, а положение дел осталось прежним. США автоматически приобрели доминирование в регионе.

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) - один из самых важных с геостратегических позиций. США, которые стремятся доминировать в мире, должны сохранять свои лидирующие позиции в этой части Азии, чтобы оставить мир однополярным. Но…

Китай обрел огромную финансовую мощь и стал претендовать на роль как минимум региональной державы. И эта проблема еще не приобретала бы масштаба глобальной для Штатов, если бы ни неожиданный дебют российских войск в Сирии.

Реформа нашей армии, к которой с насмешкой относилась все западные аналитики, показала себя на практике. Запад ждал неприятный сюрприз: Россия восстановила статус великой военной державы. Объединение Китая и России (не будем говорить об экономическом, политическом, у нас слишком много противоречащих интересов) в качестве стратегических партнеров стало угрожать доминированию Вашингтона на мировой арене.

Упуская инициативу на Ближнем Востоке, американцы обязаны для сохранения позиции мирового сеньора оставить за собой доминирование в АТР.

Два крупных игрока в АТР, Китай и Россия, заинтересованы в паритетных отношениях со всеми игроками в регионе. И здесь налицо конфликт интересов.

Сначала между ними и США шла подковерная борьба, игра мышцами. Достаточно вспомнить историю со спорными островами и вводом кораблей флота США в акваторию этих островов, которые Китай считал своими. Но тут на руку Белому дому сыграла КНДР, взорвав что-то и объявив это водородной бомбой.

США воспользовались моментом. КНДР сразу же наказали, приняли резолюцию 2270 ООН, которая ограничила и без того неширокую внешнюю торговлю страны. Напуганную Южную Корею, у которой нет возможности приобрести ядерный щит, буквально «развели» на размещение на их территории американских ПРО и скандальные учения.

Катализатор сработал, после этих событий уже последовали заявления Пекина и Москвы. Китай предупредил, что он не позволит уничтожить КНДР, Москва же выразила свою обеспокоенность: «Развитие обстановки на Корейском полуострове и вокруг него вызывает растущую тревогу. Начавшиеся 7 марта американо-южнокорейские военные учения, хотя формально являются плановыми, в реальности носят беспрецедентный характер по свои масштабам, количеству и видам задействованных вооружений, а также типу отрабатываемых операций».

В ответ на это в столицу России летит предупреждение Сеула, что он выходит из крупного проекта по грузоперевозкам «Наджин–Хасан». Для ослабленной санкциями Москвы это жесткий удар: путь почти готов, он сулит хорошие прибыли, но внезапно его перспектива ставится под вопрос из-за отказа Южной Кореи.

Задачей этой транспортной программы было создание кратчайшего маршрута по доставке грузов из стран Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. Он должен был войти в Транскорейскую железнодорожную магистраль с началом в российской станции Хасан и концом в северокорейском порту Наджин, где предусмотрено строительство портового грузового терминала. Основным грузом бы являлся уголь.

Этот проект был настолько важен для РФ, что при принятии резолюции 2270 ООН по вопросу санкций в отношение КНДР Москва специально оговорила, чтобы запрет не относился к добытому за пределами страны углю, «транспортировка которого осуществлялась через КНДР исключительно в целях экспорта из порта Наджин».

Верить, что Сеул решил выбросить на ветер свои уже вложенные деньги и будущие прибыли по своей инициативе – наивно. Однако цена ядерного зонтика выше.

Завершает этот раунд оценка, которую дал МИД Китая отношениям с Россией. Глава китайского МИД Ван И заявил, что наше «сотрудничество основано на взаимном уважении и поддержке, оно не может измениться под воздействием внешней конъюнктуры».

Из такой цепочки новостей следует только одно: АТР становится новым полем для битвы за многополярный мир. Китай и Россия против триумвирата: Америка, Япония, Южная Корея.

Радует одно - здесь вряд ли заговорят пушки, но битва может быть долгой и трудной.

Следующий ход за дуэтом дракона с медведем.

http://politrussia.com/world/pole-bitvy … nskiy-560/

0

9

25.01.2016 00:01:00
НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА.

Варвара Ремчукова: Транстихоокеанское партнерство: анализ текста Соглашения
От торговли товарами к созданию институциональной однородности экономик

Об авторе: Варвара Константиновна Ремчукова – аспирантка МГИМО(У) МИД РФ, член совета директоров ЗАО «Независимая газета».

Анализ текста Соглашения о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП), подписанного 12 странами (США, Австралией, Новой Зеландией, Японией, Канадой, Мексикой, Перу, Вьетнамом, Сингапуром, Чили, Брунеем и Малайзией) – дело трудоемкое, но интересное. Дело в том, что общий объем страниц этого документа со всеми приложениями, дополнениями, примечаниями, пояснительными письмами и графиками колоссален – 6370 страниц. Многие параграфы отсылают читателя к приложениям, а те, в свою очередь, к безликим цифрам таможенной классификации, которые надо поднять по Таможенному кодексу той или иной страны, чтобы разобраться, о каком именно товаре идет речь.

Интересен же текст прежде всего своим концептуальным содержанием. Главной особенностью ТТП является нацеленность на создание институциональной однородности экономик стран-участниц. Выравнивание институциональных стандартов регулирования таких сфер деятельности, как инвестиции, конкурентная политика, государственные закупки, работа государственных корпораций и монополий, правила в области трудовых отношений и охраны окружающей среды, функционирование международных цепей поставок в рамках глобальных производственных систем – вот главные инструменты создания безбарьерной среды для ведения бизнеса на территории стран, производящих более 40% мирового ВВП. Содержание Соглашения дает ответ на вопрос, почему в течение ряда лет его инициаторы утверждали, что ТТП – это соглашение нового типа. Именно упор на трансформацию институциональной среды в странах-партнерах, прежде всего из развивающегося мира, дает представление о конкретике требований современных инвесторов к качеству делового и правового климата на той или иной территории. Это вызвано тем, что 60% мировой торговли сегодня (около 12 трлн долл.) – это торговля внутрифирменная, то есть между подразделениями одной производственной системы, звенья которой размещены в разных странах.

Принципиальные основы Соглашения о ТТП

Стороны ТТП уже в преамбуле Соглашения заявляют, что оно создано на основе соответствующих прав и обязательств, вытекающих из Марракешских соглашений об учреждении Всемирной торговой организации (ВТО). Они также признают различия в условиях развития и диверсифицированности экономик стран – участниц Соглашения. Из этого вытекает признание необходимости переходного периода для каждой слаборазвитой страны. Провозглашается задача укрепления конкурентоспособности, в том числе и за счет поддержки, продвижения, развития и укрепления региональных цепей поставщиков.

Признавая, что предприятия государственного сектора (ПГС) могут «играть законную роль в различающихся между собой экономиках стран-участниц», авторы Соглашения указывают, что предоставление несправедливых преимуществ ПГС подрывает справедливые и открытые торговлю и инвестиции. Стороны Соглашения намерены решительно создать правила для ПГС, которые поощряют выравнивание условий для частного бизнеса, а также понятные и прозрачные бизнес-практики.

Уже в Преамбуле Соглашения о ТТП заявляется намерение сторон поощрять высокий уровень защиты окружающей среды,  укреплять права рабочей силы. Отдельным принципом обозначено стремление к прозрачности и верховенству законов, устранению взяточничества и коррупции в торговле и инвестициях. Признается важность укрепления макроэкономического сотрудничества, включая вопросы, связанные с обменным курсом.

Последний пункт Преамбулы однозначно гласит, что Соглашение предполагает расширение партнерства за счет вхождения в него других государств либо отдельных таможенных территорий с целью дальнейшего укрепления региональной экономической интеграции и создания Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли.

В статье 1.1. Главы 1 говорится, что стороны Соглашения в соответствии со статьей XXIV ГАТТ от 1994 года и статьей V ГАТС создают зону свободной торговли (ЗСТ) в соответствии с положениями Соглашения.

Стороны Соглашения признают действующие права и обязательства друг перед другом, вытекающие из их принадлежности другим международным соглашениям, включая соглашение о ВТО. Этот принцип  распространяется также на действующие обязательства и права, существующие между по крайней мере двумя членами ТТП.

Если же стороны считают, что членство в ТТП нарушает их права и обязанности в отношении другого члена ТТП, возникшие в результате уже действующего между ними соглашения, то они должны в соответствии с Главой 28 Соглашения о ТТП провести консультации и найти приемлемое решение.

Важно отметить, что понятие «региональный уровень правительства» к таким странам с унитарным устройством, как Бруней, Чили, Япония, Новая Зеландия, Сингапур и Вьетнам, не применяется. К остальным членам ТТП он применятся в отношении провинций и штатов.

Изъятие из режима наибольшего благоприятствования

При всей стратегической нацеленности на создание институциональной однородности экономик стран партнерства, большое внимание уделяется вопросам торговли товарами. Режим наибольшего благоприятствования (РНБ) и доступ к рынкам со всеми исключениями из общих правил расписаны в подробностях. Приложение 2-А «Национальный режим и ограничения импорта и экспорта» содержит информацию об  изъятиях из РНБ в тех или иных секторах экономики по каждой стране.

Далее приведем некоторые примеры.

Канада сохраняет за собой исключения на: экспорт необработанной древесины; экспорт непереработанной рыбы; акцизы на чистый спирт; использование судов в каботажной (прибрежной) торговле, во внутренней торговле и дистрибуции вина и крепких спиртных напитков.

Чили сохраняет особый режим регулирования импорта подержанных автомобилей.

В период до 1 января 2019 года сохраняется запрет или ограничения на импорт в Мексику бензинового и дизельного топлива в соответствии с действующим законодательством Мексики, одежды и использованных покрышек, подержанных машин и шасси с закрепленным двигателем.

Перу отдельным образом регулирует импорт подержанной одежды и обуви, подержанных автомобилей, подержанных автодвигателей и запчастей и использованных покрышек.

Вьетнам выторговал себе право запрета на импорт машин с правым рулем (включая переделанные на правый руль из изначально произведенных с левым рулем), за исключением специализированной техники с правым рулем, такой как краны, землеройные машины, мусоровозы, дорожно-уборочные машины, самосвалы, используемые в дорожном строительстве, пассажирские автобусы, используемые в аэропортах, складские и портовые погрузчики; запчастей, используемых исключительно для машин с правым рулем, не являющихся специализированной техникой; автомобилей старше пяти лет и т.п.

Закон Джонса

В свою очередь, США зафиксировали исключение из режима РНБ экспорта всех видов необработанной древесины и всего, что касается мер, содержащихся в Законе о торговом флоте США от 1920 года на том основании, что эти меры относились к обязательному законодательству на момент присоединения США к ГАТТ (1947) и не были тогда изменены с целью снизить несоответствие с частью II ГАТТ 1947. Поразительный аргумент при создании «образцового партнерства ХХI века»!

Что же это такое, Закон о торговом флоте США, или Закон Джонса?

Он был принят вскоре после окончания Первой мировой войны и носил ярко выраженный протекционистский характер с большой долей соображений, обусловленных проблемами национальной безопасности.

В первой части Закона Джонса говорится, что «в целях национальной обороны и для должного роста внешней и внутренней торговли США должны иметь торговый флот самого высокого качества и разнообразие судов, достаточных для осуществления большей части торговли и выполнять вспомогательную военно-морскую функцию в период войны и чрезвычайного положения. Флот должен принадлежать и управляться частными лицами – гражданами США». Декларируется, что «это должно оставаться целью политики Соединенных Штатов, которые должны делать всё возможное для достижения этих задач в развитии и поддержании торгового флота. Министр транспорта обязан всегда руководствоваться целями данного закона при выработке правил и норм регулирования и администрирования законов морской перевозки».

Раздел 27, собственно, и известный как Закон Джонса, регулирует каботажные (прибрежные) перевозки. По нему требуется, чтобы все товары перевозились на кораблях под флагом США, суда также должны принадлежать гражданам США, команда судов должна состоять из граждан США или лиц, имеющих постоянный вид на жительство в США. Поправками в Закон Джонса от 2006 года введено изменение, снижающее долю членов экипажа судна – граждан США до 75%. Закон требует, чтобы при ремонте судов на иностранную сталь приходилось не более 10% веса корпуса судна. Эта норма препятствует прохождению капитального ремонта на иностранных верфях.

Главная претензия к Закону, что он – протекционистский и повышает издержки перемещения грузов между портами США. Критики также утверждают, что требование к постройке судов в США повышает их стоимость, из-за этого американские судостроители глобально неконкурентоспособны. В 2001 году в США строился всего 1% крупных торговых судов в мире. Операторы каботажной (прибрежной) торговли не имеют экономических стимулов к обновлению парка судов.

Отмечается также, что американский торговый флот неконкурентоспособен на мировом рынке, так как кораблям под флагом США, построенным в США, с экипажем из граждан США невозможно конкурировать с судами, плавающими под иными флагами и с экипажами, получающими существенно меньшую зарплату, чем американские моряки. Он также ведет к повышению цен на товары для граждан США на Гавайях, Аляске, в Пуэрто-Рико и Гуаме.

Закон Джонса открыто поддерживали самые разные президенты США: от Рональда Рейгана, заявившего в 1980 году, что его администрация «не поддержит законодательство, которое поставит под угрозу долгосрочные интересы, воплощенные в Законе Джонса», до Барака Обамы, заверившего 28 августа 2008 года, что «в вопросах Закона Джонса вы можете положиться на меня». Он также пообещал продолжить исключать вопросы морской торговли из Соглашений о международной торговле.

Переходный период к свободному рынку протяженностью  в 100 лет

Очень большая и тщательная работа была проведена участниками Соглашения по вопросу установления пороговых значений количественных ограничений (квот) для политически и социально чувствительных товаров, прежде всего продовольствия.

Уровень пошлин в рамках режима наибольшего благоприятствования, установленный на 1 января 2010 года, берется за основу. Отдельным приложением фиксируется переходный период и квотированный объем импорта в страну различных товаров из стран – членов Соглашения.

США оговорили для себя переходный период полного упразднения пошлин в рамках РНБ по разным категориям товаров от 3 до 30–35 лет. Например, если Австралия сможет ввезти сахар в США по своей квоте в 2016 году – 2075 т, то к 2021 году эта квота вырастет до 2407 т. Начиная с 2022 года объем австралийского сахара, экспортируемого в США на беспошлинной основе, может расти на 3% в год. Квоты на  молочные продукты из Австралии также предполагают рост.

Аналогично квотируется и импорт сыра из Канады в США. Общее количество сыра, которое Канада может беспошлинно ввозить в США, может увеличиваться с 3000 т в 2016 году до 20 486 т к 2035 году. Вырастет и квота Канады на экспорт сухого обезжиренного молока в США с 2000 т до 17 622 т и цельного сухого молока с 667 т до 4552 т, сухого йогурта и сливок – с 2083 т до 14 226 т за 19 лет, начиная с вступления Соглашения в силу.

Эти примеры интересны не столько конкретными цифрами, сколько сутью принципиального подхода США и их партнеров к переговорам. Американцы в очередной раз продемонстрировали концептуальную цепкость в защите интересов своих чувствительных рынков и бизнесов. Притом что США находятся в системе ГАТТ/ВТО с 1947 года, то есть уже почти 70 лет, они считают возможным устанавливать переходный период к свободному рынку по ряду позиций протяженностью в 30–35 лет.

Иными словами, на снятие протекционистских барьеров на ряде рынков сельхозпродукции потребуется 100 лет. Целый век! Это яркий пример прагматичного подхода при реализации общих принципов свободной торговли. Что касается партнеров США по Соглашению, то, очевидно, их долгосрочным интересам соответствует выход и закрепление позиций на очень привлекательных сегментах американского рынка.

Тариф на сверхквотный импорт риса в Японию равен 778%

Меры количественного квотирования применяет и Япония. Она, например, ограничивает импорт хлебопродуктов (в основном из пшеницы). Совокупный импорт по квоте увеличивается в течение шести лет с 15 000 до 22 500 т и остается на этом уровне и в дальнейшем. Квоты сохраняются и на продовольственные жиры, масла, сухое обезжиренное молоко, какао, жевательную резинку и конфеты, содержащие какао, кофе, чайные смеси, тесто, шоколад, тростниковый сахар и др.

Япония импортирует беспошлинно 770 000 т риса, 360 000 т из них приходится на рис из США. В среднем японский потребитель платит за килограмм риса в пять раз дороже, чем потребитель в США. Однако феномен риса для японца – больше чем просто продукт ежедневного потребления. Рис – важная составляющая культурной концепции Японии. Можно утверждать, что ключевые элементы социального поведения японцев берут начало в культуре выращивания риса. Такие качества, как стремление к гармонии, консенсусу, чувство взаимозависимости, развились в японском народе в ходе совместного весьма трудоемкого процесса выращивания риса. Например, общее использование водных ресурсов – горных ручьев и рек – требовало высокого уровня координации потребления между соседями. Аналогично сам процесс культивации риса требовал высокой согласованности совместных действий, подчиненных групповым интересам.

Неудивительно, что правительство Японии занимает жесткую позицию в вопросе квот на импорт риса. Сегодня импортный тариф на рис, поставляемый вне утвержденных квот, составляет 778%!

Упразднение привилегий

Несмотря на исключения,  Соглашение проникнуто пафосом содействия и облегчения торговли товарами. Для ускорения процедуры прохождения грузов через таможню каждая сторона должна быстро опубликовать следующую информацию «недискриминационным и легкодоступным способом для ознакомления заинтересованных сторон по следующим вопросам»: 1) импортные, экспортные, транзитные процедуры (включая информацию о портах, аэропортах и других процедурах в пунктах въезда), а также требования к формам и документам; 2) применяемые ставки пошлин и налогов на импорт/экспорт; 3) правила для классификации оценки стоимости продукции для таможенных целей; 4) законы, правовое и административное регулирование общего применения правил происхождения товара; 5) ограничения или запреты на экспорт/импорт/транзит; 6) платежи и сборы, взимаемые с импорта/экспорта/транзита, или связанной с ними деятельностью; 7) штрафы за нарушение требований к оформлению импорта/экспорта/транзита; 8) процедуры апелляции; 9) соглашения или части соглашений страны или нескольких стран в отношении импорта/экспорта/транзита; 10) административные процедуры, относящиеся к установлению импортных квот; 11) корреляционные таблицы, показывающие соответствие между новой и предыдущей национальной номенклатурой товаров.

Такое внимание к скорости прохождения торговли обусловлено сдвигом в товарной структуре экспорта/импорта в сторону промежуточной продукции, используемой в качестве полуфабрикатов в глобальных цепочках стоимости. Задержки на таможне  ведут к росту издержек конечной продукции.

Обращают на себя внимание и требования Соглашения в отношении экспортных субсидий в сельском хозяйстве, которые, как известно, оказались камнем преткновения на Дохийском раунде многосторонних торговых переговоров. В ТТП Стороны поддерживают цель многостороннего упразднения экспортных субсидий для сельскохозяйственных товаров. Ни одна из Сторон не может принимать новые или сохранять старые экспортные субсидии на какой-либо сельскохозяйственный продукт, направляемый на территорию другой Стороны ТТП. Стороны Соглашения подчеркивают свое стремление содействовать успеху переговоров в рамках ВТО, как бы опровергая скептиков, утверждающих, что ТТП – могильщик ВТО. Судите сами, в статье 2.24 говорится: «Признавая работу, которая ведется в рамках ВТО в области экспортной конкуренции, учитывая, что вопросы экспортной конкуренции остаются ключевым приоритетом многосторонних переговоров, стороны должны работать совместно в ВТО по развитию многосторонних норм, регулирующих предоставление экспортных кредитов, гарантий по экспортным кредитам, программ страхования». 

Регулирование госзакупок и предприятий госсектора (ПГС),  конкуренция

Очень часто критики ТТП указывали на его антикитайскую направленность. Однако текст Соглашения однозначно свидетельствует, что любая страна АТЭС имеет право подать письменную заявку на вступление в ТТП, после чего будет создана рабочая группа, которая и проведет переговоры со страной-претендентом об условиях вступления. Иными словами, принципиальных или формальных препятствий ни для Китая, ни для России, ни для Южной Кореи по вступлению в ТТП нет. Есть содержательные барьеры, связанные с требованиями статей Соглашения, регулирующих конкуренцию и рынки, деятельность «назначенных монополий», госкорпораций, а также недискриминационный доступ к государственным закупкам. На сегодняшний день реальная структура экономики и проводимая государственная экономическая политика, нацеленная на выращивание «национальных чемпионов», не позволяет ни Китаю, ни России, ни Южной Корее с немедленной выгодой для себя стать участниками ТТП.

ТТП предусматривает, что каждая Сторона должна обеспечить, чтобы любое из ее ПГС, осуществляя коммерческую деятельность, действовало в соответствии с коммерческими соображениями в своих закупках или продажах товаров и услуг на принципах национального режима и РНБ. Даже понятие «коммерческих соображений» оговаривается специально. Под ними понимаются «цена, качество, наличие, рыночность, транспортировка и другие условия покупки или продажи, а также другие факторы, которые обычно принимают во внимание в коммерческих решениях частные компании в соответствующих бизнесах и отраслях».

Помимо недискриминационного отношения к другим местным и иностранным компаниям на рынке Соглашение требует справедливой и объективной судебной и административной системы и отсутствия некоммерческой помощи в адрес ПГС со стороны государства и подконтрольных ему структур.

Предусмотрено, что закупающее ведомство должно ограничивать участие в заявленных государственных торгах только теми условиями, которые гарантируют наличие у поставщика правовых и финансовых возможностей, а также коммерческих и технических мощностей для выполнения требований данной закупки. Также  закупающая организация не должна предписывать такие технические спецификации, которые требуют либо ссылаются на конкретную торговую марку или торговое имя, патент, авторское право, дизайн, тип, специфическое происхождение, производителя или поставщика.

В главе, посвященной конкурентной политике, прямо отмечается, «что каждая Сторона должна принять и исполнить национальное законодательство о конкуренции, которое запрещает неконкурентное бизнес-поведение. Целью такого законодательства должно быть обеспечение экономической эффективности и благополучия потребителя. Оно должно предусматривать соответствующие меры в отношении неконкурентного поведения. Эти законы (законодательства) должны принимать во внимание принципы АТЭС по усилению конкуренции и регулятивных реформ, принятых в Окленде 13 сентября 1999 года. Более того, есть требование, чтобы национальное законодательство о конкуренции применялось ко всей коммерческой деятельности на всей территории страны.

Инвестиции, визы, труд и окружающая среда

Регулирование инвестиций предполагает отсутствие обязательных дополнительных обязательств по уровню локального контента в экспорте или местных закупках. В этой же главе подробно рассматриваются вопросы защиты инвесторов от прямой и косвенной экспроприации их активов и определения объемов справедливой компенсации. Предусмотрена процедура разрешения спора между инвестором и государством.

В Соглашении имеется глава о временном разрешении на въезд для различных групп экспертов, специалистов, профессионалов и управленцев разного уровня, а также членов их семей.

Глава о труде направлена на устранение всех форм принудительного и детского труда, защите прав занятых на свободу ассоциаций и коллективный договор.

Глава об окружающей среде оговаривает неприемлемость использования национального экологического законодательства как скрытой формы протекционизма.

Заключение

В последней, 30-й главе прописаны механизмы введения в действие данного Соглашения, процедуры приема новых членов, выхода из него. В частности, отмечается, что если не все государства, подписавшие Соглашение о ТТП, смогут его должным образом юридически оформить в соответствии с национальным законодательством в течение двух лет, то оно все же сможет вступить в силу. Для этого нужно, чтобы его ратифицировали минимум шесть членов, на долю которых в 2013 году приходилось не менее 85% совокупного ВВП стран – исходных подписантов.

В одной газетной статье, конечно же, невозможно осветить все нюансы такого гигантского текста, как Соглашение о ТТП. Тем не менее главная его специфика, надеемся, ясна: при всей прагматичности подходов к вопросам тарифной и нетарифной защиты своих товарных рынков по отдельным позициям, стороны основное внимание уделили вопросам гармонизации законодательства, процедур и практик, которые должны привести к созданию институционально однородного пространства для ведения бизнеса. Именно это позволяет назвать ТТП преференциальным торговым соглашением институционального типа.

http://www.ng.ru/ideas/2016-01-25/9_analitycs.html

0

10

Известия

26 апреля 2016, 10:00   
Тимофей Бордачев 

Американцы готовят замену ВТО

Политолог Тимофей Бордачев — о том, зачем США склоняют Европу к Трансатлантическому партнерству

Трансатлантическое партнерство, о котором президент США Барак Обама напомнил немецкой публике в ходе визита в Ганновер, — масштабный и очень амбициозный проект формального объединения самых крупных торгово-экономических партнеров в мире.

Уже сейчас Европейский союз и США являются самыми важными друг для друга внешнеэкономическими партнерами. Если бы им удалось создать некий экономический блок, они, безусловно, получили бы шансы на доминирование в мире.

В долгосрочной перспективе идея Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства — это, по сути, создание общего рынка в сфере торговли и инвестиций между ЕС и США. Но для Европейского союза этот проект в первую очередь представляет собой серьезный вызов, поскольку многие регулятивные практики в Новом и Старом Свете существенно различаются.

Американское регулирование намного либеральнее европейского, и открытость к США потребует от европейских стран существенно ограничивать в первую очередь социальные права, пойти на смягчение экологического законодательства, использование генетически модифицированных продуктов и так далее.

Для Европы это будет очень непростым шагом. И сейчас большинство европейских политиков к нему не готово. Скорее всего сторонам все-таки удастся достичь согласия по некому рамочному видению этого партнерства в период президентства Обамы, но это будут только самые предварительные и недетализированные договоренности.

Впрочем, можно утверждать, что следующий американский президент продолжит работу в этом направлении, ведь Трансатлантическое партнерство, так же как и уже активно реализуемый США проект Тихоокеанского партнерства, является, по сути, частью долгосрочной стратегии по вытеснению Всемирной торговой организации.

Раньше схема была очень простая. Была ВТО, которую создали страны Запада. Но, когда закончилось противостояние двух систем, ВТО стала универсальной организацией, куда вступили практически все страны, включая Китай, Россию и Индию. ВТО стала слишком демократической, и возможности США управлять через нее мировой экономикой оказались размыты.

Убедившись в том, что в современных условиях ВТО уже не может быть достаточно эффективным инструментом, американцы пытаются создать параллельные институты.

Фактически сейчас США играют на опережение и создают новые форматы, которые станут вытеснять ВТО, подменять ее и создавать новые правила. Эти форматы должны и дальше помогать американцам осуществлять свою руководящую функцию в мире и на этом зарабатывать.

Тем же, кто останется в ВТО, но не войдет в Транстихоокеанское или Трансатлантическое партнерство, придется делать выбор. Либо вставать в оппозицию и создавать собственные институты, вызывая обвинения в том, что они разрушают ВТО, либо идти на поклон к нашим американским партнерам и вступать в организации, созданные без их участия.

И в первую очередь это относится к Китаю. В этом проекте Китай — главный объект атаки, поскольку именно пекинское руководство после вступления в ВТО, а в последние годы и в рамках «большой двадцатки», стало все более активно требовать, чтобы его интересы, его экономическое могущество были учтены в процессе принятия решений. Цель второго уровня — Россия. Потом — Индия.

Но можно нейтрализовать атаку и не дать конкурентам возможности нас переиграть. Для этого нашим странам надо начинать договариваться друг с другом. Нужно создавать реальные интеграционные форматы и форматы углубленного международного сотрудничества в Евразии, серьезно развивать экономическую составляющую Шанхайской организации сотрудничества и работать над сопряжением проекта евразийской интеграции и «Шелкового пути».

Выбор прост: либо начинать действовать, либо какое-то время ждать, а потом идти на поклон к американцам.

Автор — директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/611491#ixzz472XHqWTe

Отредактировано Konstantinys2 (Ср, 27 Апр 2016 18:17:16)

0

11

The Washington Post, США

Обама: Диктовать правила мировой торговли
03.05.2016

Барак Обама (Barack Obama)

За последние шесть лет американские компании создали более 14 миллионов рабочих мест. Чтобы этот процесс продолжался и дальше, нам необходимо использовать любой способ обеспечения экономического роста. Сегодня некоторые из имеющихся у нас величайших экономических возможностей связаны с Азиатско-Тихоокеанским регионом, который становится самым густонаселенным и прибыльным рынком на планете. Расширение торговли в этом регионе мира стало бы огромным благом и стимулом для американских компаний и американских рабочих, и помогло бы нам превзойти наших конкурентов в области экономики, в том числе и того из них, о котором мы в последнее время много слышим в предвыборных выступлениях — Китай.

Как известно, самые большие экономические возможности Китая тоже связаны с регионом, находящимся у него по соседству, и поэтому Китай времени не теряет. Пока мы ведем разговоры, Китай ведет переговоры о торговом соглашении, которое приведет к переделу одного из самых быстрорастущих рынков в мире в ущерб нам, что поставит под угрозу рабочие места для американцев, американские компании и товары.

На прошедшей неделе Китай и еще 15 стран провели встречу в Австралии с тем, чтобы заключить свое соглашение по созданию Всестороннего регионального экономического партнерства (Regional Comprehensive Economic Partnership) к концу этого года. Это торговое соглашение не станет преградой для недобросовестной конкуренции между государственными предприятиями. Оно не защитит свободный и открытый интернет. Не обеспечит оно и соблюдения прав на интеллектуальную собственность в такой степени, чтобы американские разработчики, творческие работники, кинопродюсеры и предприниматели получали то, что им причитается. И, само собой разумеется, оно не будет способствовать обязательному соблюдению высоких стандартов в области нашего производства и охраны нашей окружающей среды.

К счастью, у Америки есть собственный план, позволяющий достичь всех этих целей. Как тихоокеанская держава, США стремятся создать основанное на высоких стандартах Транстихоокеанское партнерство — торгово-экономическую организацию, которая поставит американских рабочих на первое место и обеспечит нам возможность устанавливать правила мировой торговли в XXI веке.

Это соглашение укрепляет американскую экономику. ТТП объединяет 12 стран, представляющих около 40% мировой экономики, и гарантирует частным фирмам возможность на равных конкурировать с государственными предприятиями. Оно сохранит интернет открытым и свободным. Оно укрепляет защиту интеллектуальной собственности, которая необходима американским инноваторам, чтобы иметь возможность идти на риск и созидать. Оно также создает равные условия для компаний, устанавливая обязательные высочайшие стандарты и устраняя барьеры при продаже товаров в другие страны — в частности, отменяя более 18 тысяч налогов, которыми товары, произведенные в Америке, облагаются в других странах. Проще говоря, когда будет создано ТТП, американские компании будут экспортировать большую часть производимой продукции. А это означает, что появится возможность поддерживать большее количество высокооплачиваемых рабочих мест.

Это соглашение также укрепляет национальную безопасность США. Когда от нищеты страдает меньше людей, когда наши торговые партнеры процветают, и когда мы еще больше связываем нашу экономику с экономикой других стран в стратегически важном регионе, Америка становится сильнее, и ее безопасность возрастает.

Но этого не произойдет, если ТТП не будет создано. Потому, что Азиатско-Тихоокеанский регион все равно продолжит свою экономическую интеграцию — с Соединенными Штатами или без них. Мы можем возглавить этот процесс либо оставаться в стороне и наблюдать, как успех и процветание проходят мимо нас.

Если мы не ратифицируем соглашение о ТПП, американские товары будут и дальше облагаться высокими пошлинами и сталкиваться с другими барьерами в этом регионе. Американские компании лишатся возможности конкурентного доступа на азиатские рынки, а значит, меньше автомобилей американского производства попадут на растущие рынки, больше продуктов наших фермеров столкнутся с препятствиями за границей, а мелкие предприниматели, рассчитывающие продать свой товар за рубежом, по-прежнему будут сталкиваться с чиновничьими препонами и запутаются в бумажной волоките. Если мы не подпишем соглашение о ТТП, работодатели по всей Америке лишатся возможности на равных конкурировать с компаниями и предприятиями других стран. А когда американские рабочие и компании конкурируют на равных, никто не в состоянии нас превзойти.

Я понимаю скептицизм людей в отношении торговых соглашений, особенно в тех сообществах, где последствия автоматизации и глобализации больнее всего ударили по работникам и семьям. Но если мы будем строить стены, чтобы изолировать себя от глобальной экономики, то тем самым мы лишь изолируем себя от тех невероятных возможностей, которые она дает. Вместо этого Америка должна писать правила. Америка должна диктовать условия. Другие страны должны играть по правилам, которые устанавливает Америка и наши партнеры, а не наоборот.

Именно таким правом наделяет нас ТПП. Именно поэтому моя администрация тесно взаимодействует с Конгрессом, чтобы добиться одобрения нашего торгового соглашения представителями обеих партий, принимая во внимание то, что, чем дольше мы будем ждать, тем труднее будет ратифицировать ТПП. Мир изменился. А с ним меняются и правила. И устанавливать их должны США, а не страны, подобные Китаю. Давайте воспользуемся этой возможностью, ратифицируем Транстихоокеанское партнерство и сделаем так, чтобы Америка не лишилась своей доли, а диктовала правила.


Оригинал публикации: President Obama: The TPP would let America, not China, lead the way on global trade
Опубликовано 02/05/2016
http://inosmi.ru/politic/20160503/236388423.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » ЕВРАЗИЯ » АТР и договор о Транс-Тихоокеанском партнерстве:плюсы,минусы,проблемы.