Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » РУССКИЕ О СОВРЕМЕННОМ ЗАПАДЕ » МИР ГЛАЗАМИ ПУТИНА: Интервью немецкому изданию Bild. 05.01.2016


МИР ГЛАЗАМИ ПУТИНА: Интервью немецкому изданию Bild. 05.01.2016

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Bild, Германия

Владимир Путин: Мы готовы искать компромиссы
Интервью немецкому изданию Bild. Запись интервью состоялась 5 января в Сочи.
11.01.2016

Bild: Уважаемый господин Президент!

Мы только что отметили 25‑летие с момента окончания «холодной войны». За прошедший год во всем мире наблюдалось большое количество войн и кризисов, такого долгие годы не происходило. Что мы сделали неправильно?

Владимир Путин: Вы начали сразу с ключевого вопроса. Мы все сделали неправильно, с первых шагов, мы не преодолели раскола Европы. 25 лет назад Берлинская стена пала, но раскол Европы не был преодолен, невидимые стены просто были передвинуты на восток. Это создало предпосылки для будущих взаимных упреков, непонимания и кризисов. Многие, в том числе и в Федеративной Республике, критикуют меня за известное выступление в Мюнхене на конференции по безопасности. А что такого я сказал необычного?

После того как пала Берлинская стена, говорили о том, что НАТО не будет расширяться на восток. Это говорил тогдашний Генеральный секретарь НАТО, гражданин Федеративной Республики господин Вернер, насколько я помню. Между прочим, некоторые немецкие политики того времени предупреждали об этом и предлагали свои решения, например, господин Эгон Бар.

Знаете, я, естественно, встречаясь с немецкими журналистами, подумал, что мы так или иначе выйдем на ту проблему, которую Вы сейчас затронули, и взял из архива беседы того времени советского руководства, 90‑го года, с некоторыми немецкими политиками, в том числе с господином Баром. Это никогда не публиковалось.

— Это интервью?

— Нет, это рабочие беседы немецких политиков Геншера, Коля, Бара с советским руководством: Горбачевым, господином Фалиным, который, по‑моему, тогда возглавлял международный отдел ЦК. Это никогда не было достоянием гласности. Вы будете первыми и ваши читатели, которые узнают про эту беседу 90‑го года. Смотрите, что говорит господин Эгон Бар: «Если при объединении Германии не сделать решающих шагов к преодолению раскола Европы на враждебные блоки, развитие может принять весьма неблагоприятный характер, обрекающий СССР на международную изоляцию». Это было сказано 26 июня 90-го года.

Господин Бар предлагал конкретные вещи. Он говорил о необходимости создания в центре Европы нового союза. Она не должна двигаться в НАТО. Вся Центральная Европа, включая Восточную Германию либо без нее, должна была бы объединиться в отдельный союз с участием и Советского Союза, и Соединенных Штатов. И вот он говорит: «НАТО как организация, во всяком случае, ее военные структуры не должны распространяться на Центральную Европу». Он уже был в то время патриархом европейской политики, у него был свой взгляд на будущее Европы, и он говорил своим советским коллегам: «Если вы с этим не согласитесь, а согласитесь, наоборот, с распространением НАТО, и Советский Союз с этим согласится, то я больше в Москву вообще не приеду». Понимаете, он был очень умный человек. Он видел в этом глубокий смысл, был убежден в том, что нужно поменять формат абсолютно, уйти от времен «холодной войны». И мы этого ничего не сделали.

— Он еще приезжал в Москву?

— Не знаю. Это был разговор от 27 февраля 1990 года. Это запись беседы между Фалиным со стороны Советского Союза, со стороны немецких политиков — господин Эгон Бар и Фойгт.

Что произошло на самом деле? Произошло то, от чего предупреждал господин Бар. Он предупреждал о том, что нельзя развивать военную структуру на восток — североатлантический блок. Надо создать нечто общее, объединяющее всю Европу. Ничего этого не произошло, а произошло как раз обратное, произошло то, против чего он предупреждал: инфраструктура НАТО начала развиваться на восток, и произошло расширение.

Мы тысячу раз слышали как мантру, повторяемую нашими американскими и европейскими политиками: страны имеют право выбирать сами способ обеспечения своей безопасности. Да, мы знаем об этом. Это правда. Но правда также и то, что другие страны имеют право принимать решение расширять свою собственную организацию и не расширять, действовать так, как они считают целесообразным с точки зрения обеспечения всеобщей международной безопасности. И ведущие члены НАТО могли бы сказать: нет, мы рады, что вы хотите к нам присоединиться, но мы не собираемся расширять нашу организацию, мы видим по‑другому будущее Европы.

За предыдущие 20‒25 лет, особенно после развала Советского Союза, когда исчез второй центр силы в мире, возникло желание получить полное удовольствие от своего единоличного пребывания на вершине мировой славы, власти и благополучия. И вообще не было никакого желания уже обращаться ни к международному праву, ни к Уставу Организации Объединенных Наций. Там, где они мешали, сразу объявлялось, что ООН устарела.

Кроме расширения НАТО на восток в области безопасности возникла система противоракетной обороны. Все это в Европе развивается под предлогом купирования иранской ядерной угрозы.

В 2009 году нынешний Президент Соединенных Штатов господин Барак Обама сказал, что если ядерная угроза Ирана перестанет существовать, то тогда никакого стимула к созданию системы противоракетной обороны не будет, этот стимул исчезнет. Но договор с Ираном подписан, сейчас рассматриваются вопросы о снятии санкций, все это поставлено под контроль МАГАТЭ, первый уран увозится уже на территорию России для переработки, а система противоракетной обороны продолжает развиваться. Подписаны двусторонние соглашения с Турцией, Румынией, Польшей, Испанией. В Испании размещаются морские силы, которые должны функционировать в сфере противоракетной обороны. В Румынии уже позиционный район создан, в Польше будет создан где‑то в 18‑м году, в Турции радар ставится.

Мы активно возражали против того, что происходило, скажем, в Ираке, в Ливии, в некоторых других странах. Мы говорили: не надо этого делать, не надо туда забираться и не надо совершать ошибок. Нас же никто не слушал! Наоборот, считали, что мы занимаем какую‑то антизападную, враждебную Западу позицию. А сейчас, когда вы имеете сотни тысяч, уже миллион беженцев, как вы думаете, у нас позиция была антизападная или прозападная?

Насколько я понял, Вы сложили те ошибки, которые Запад допустил в отношении Вашей страны. Как Вы считаете, Россия со своей стороны какие‑то ошибки допустила за эти 25 лет?

— Да, допустила. Мы не заявляли о своих национальных интересах, а нужно было делать это с самого начала. И тогда, может быть, мир был бы более сбалансированным.

То, что Вы сейчас сказали, означает, что начиная с 1990-1991 годов, с момента распада Советского Союза, в последующие годы Россия недостаточно четко формулировала свои национальные интересы?

— Абсолютно.

— Мы знаем, что у Вас особое отношение к Германии. Десять лет назад в интервью с нами по случаю 60‑летия окончания Второй мировой войны Вы сказали, что в истории Россия и Германия никогда не были так близки друг к другу, как сейчас.

Что осталось, по Вашему мнению, из этой близости к настоящему моменту?

— Взаимная симпатия двух народов — это самое главное, это лежит в основе наших отношений.

— Здесь ничего не изменилось?

— Думаю, что нет. Несмотря на попытки — на ваши попытки, на попытки ваших коллег — испортить наши отношения с помощью средств массовой информации и антироссийской пропаганды, мне кажется, все равно это сделать не удалось так, как вам бы хотелось. Не ваши лично, конечно. Я имею в виду СМИ вообще, в целом, в том числе в Германии. В Германии очень сильное зарубежное влияние на средства массовой информации, прежде всего из‑за океана.

Вы сказали, что я сложил все, что мы считаем ошибками со стороны Запада. Я совсем не все сложил, я только некоторые вещи назвал, наиболее важные. После распада Советского Союза у нас возникли такие же сложные процессы внутри самой России. Это сокращение промышленного производства, развал социальной системы, сепаратизм и особенно очевидная атака международного терроризма.

Конечно, мы сами в этом виноваты, что там говорить, здесь некого винить. Но то, что международный терроризм использовался в борьбе против России, а никто либо не обращал на это внимания, либо наоборот поддерживал ‒ антигосударственным силам России оказывали поддержку политическую, информационную, финансовую, а иногда даже вооруженную поддержку оказывали, — это для нас очевидный факт. И конечно, знаете, в этот момент мы осознали, что разговоры разговорами, а геополитические интересы ‒ это совершенно другое дело.

По поводу российско-немецких отношений. Действительно, в 2005 году они вышли на очень высокий уровень, и дальше бы они развивались очень успешно. У нас товарооборот вырос до 80 с лишним миллиардов долларов.

Огромное количество рабочих мест в Германии было создано благодаря сотрудничеству между Россией и Германией. Мы вместе старались воспрепятствовать неблагоприятному развитию событий на Ближнем Востоке, в Ираке в частности.

Мы сделали очень серьезные шаги в расширении энергетического сотрудничества. Огромное количество немецких предпринимателей открыли свое дело в России, тысячи предприятий были созданы. Увеличилось количество обменов между гражданами, развивались гуманитарные контакты. В это же время был создан и форум общественности «Петербургский диалог».

Я говорил, товарооборот у нас был 83-85 миллиардов долларов, а за первые месяцы текущего года в два раза упал. Я думаю, в конце года будет где‑то

Тем не менее все‑таки у нас отношения сохраняются, мы регулярно встречаемся с Федеральным канцлером на различных мероприятиях, по‑моему, семь раз в прошлом году встречались, 20 раз разговаривали с ней по телефону. У нас проводятся перекрестные годы литературы и немецкого языка и, соответственно, русского языка в Германии и в России, в этом году мы планируем провести год молодежных обменов — то есть отношения все‑таки развиваются, слава богу. Надеюсь, что и дальше будут развиваться. Мы преодолеем те сложности, с которыми сегодня столкнулись.

Насколько я понял из Ваших высказываний, НАТО следовало бы в то время сказать восточноевропейским государствам, что оно не будет их принимать в свой состав. Как Вы думаете, НАТО смогло бы это пережить?

— Конечно.

— Но это же в уставе НАТО зафиксировано.

— Но кто пишет устав? Люди. Что, разве в уставе написано, что НАТО обязано принимать всех кто захочет? Нет. Нужны критерии, нужны условия. Была бы политическая воля, все бы смогли сделать, если бы захотели. Не хотели просто. Хотели царствовать. Уселись на этот трон. И что дальше? Теперь мы обсуждаем кризисные ситуации.

А если бы сделали так, как предлагал старый умный немец, господин Эгон Бар, создали бы нечто новое, объединяющее Европу, и кризисов бы этих не было. Была бы другая ситуация, были бы свои проблемы. Может быть, они не приобрели бы такой остроты, понимаете?

— Есть такая теория, что существует два Путина: один — молодой, до 2007 года, который заявил о солидарности с американцами, Шредер был его другом, и затем, с 2007 года, появился другой Путин. В 2000 году Вы говорили: мы никогда не должны иметь конфронтации в Европе, надо сделать все для того, чтобы преодолеть. И сейчас у нас такая конфронтация имеется.
У меня совершенно прямой к Вам вопрос. Когда мы получим назад прежнего Путина?

— Я никогда не менялся. Во‑первых, я и чувствую себя молодым сегодня. Я был другом Шредера, я и остаюсь другом Шредера. Ничего не изменилось.

А что касается отношения к проблемам, таким как борьба с терроризмом, оно тоже не изменилось. Да, тогда, 11 сентября, я был первым, кто позвонил Президенту Бушу и выразил ему свою солидарность. И мы готовы были сделать все для того, чтобы вместе бороться с терроризмом. Сейчас, когда произошли теракты в Париже, я также разговаривал, а затем встречался с Президентом Франции.

Если бы тогда прислушались к Шредеру, прислушались к Шираку, прислушались бы ко мне, может быть, и не было бы сегодняшних террористических актов в Париже, потому что не было бы такого всплеска терроризма на территории Ирака, Ливии и других стран Ближнего Востока.

У нас есть общие угрозы, мы как хотели, так и сегодня хотим, стремимся к объединению усилий всех государств мира, и в Европе, и в мире вообще, для борьбы с этими угрозами. Это не только терроризм, это и преступность, торговля людьми, это борьба за сохранение окружающей среды — много общих проблем. Но это не значит, что мы каждый раз со всеми должны соглашаться по этим либо по другим вопросам. И если наша позиция кому‑то не нравится, то не самый лучший способ каждый раз объявлять нас врагами. Может быть, лучше послушать иногда, критически переосмыслить, в чем‑то согласиться и поискать общие решения? Именно об этом я и говорил в Нью-Йорке на 70‑летии образования ООН.

— Я хотел бы высказать мнение, что сегодня вызовы борьбы с исламским терроризмом настолько остры, что могли бы свести Россию снова воедино с Западом в этой борьбе, но возникает проблема Крыма. Действительно ли Крым стоит того, чтобы ставить на карту совместное сотрудничество с Западом?

— Что Вы подразумеваете под словом «Крым»?

— Изменение границ.

— А я под этим понимаю людей ‒ 2,5 миллиона человек. Это люди, которые испугались переворота, надо прямо сказать, были встревожены государственным переворотом на Украине. И после переворота в Киеве, а это было не что иное, как государственный переворот, как бы его ни приукрашивали, крайне националистически настроенные силы, которые приходили тогда к власти и отчасти, в значительной степени пришли к власти, они просто впрямую начали угрожать людям. И русским людям, и русскоязычным людям, проживающим на Украине вообще и в Крыму в частности, потому что там концентрация русских и русскоговорящих больше, чем во всех других частях Украины.

Что мы сделали? Мы не воевали, не оккупировали никого, нигде не стреляли, ни один человек не погиб в результате событий в Крыму. Ни один! Мы использовали Вооруженные Силы только для того, чтобы сдержать находившихся там двадцать с лишним тысяч военнослужащих Украины от вмешательства в свободное волеизъявление людей, проживающих там. Люди пришли на референдум и проголосовали. Они захотели быть в составе России.

Вопрос: что такое демократия? Демократия — это воля народа, люди захотели жить так, как они проголосовали. Для меня важна не территория и не границы, а судьбы людей.

Но границы — это составная часть европейского миропорядка. Вы говорили о том, что это как раз очень важно, в том числе и в плане расширения НАТО.

— Это важно — всегда соблюдать международное право. В случае с Крымом международное право не нарушено. В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций каждый народ имеет право на самоопределение. В случае с Косово Международный суд ООН определил, что при решении вопроса о суверенитете мнение центральных властей можно не учитывать. Возьмите, если вы серьезное издание, честное перед своими читателями, поднимите из архива выступление представителя ФРГ на этом Международном суде и процитируйте его. Возьмите письмо, по‑моему, американский госдеп писал, или выступление представителя Великобритании. Возьмите и прочитайте, что там написано. Косово заявило о своей независимости, и весь мир принял это, по сути, знаете, каким способом?

После войны?

— Нет, решением парламента. Они даже не проводили референдум.

Что произошло в Крыму? Во‑первых, крымский парламент был избран в 2010 году, и тогда Крым входил в состав Украины. Это чрезвычайно важная вещь, о которой я сейчас говорю. Собрались депутаты, которые были избраны, еще когда Крым был в составе Украины, проголосовали за независимость и назначили референдум. А граждане на референдуме проголосовали за воссоединение с Россией. Кроме того, как Вы правильно сказали, события в Косово состоялись после нескольких лет войны и фактически интервенции стран НАТО, после бомбардировок Югославии, ракетных ударов по Белграду.

Теперь я хочу Вас спросить: если косовары в Косово имеют право на самоопределение, почему жители Крыма не имеют такого же точно права? Если мы хотим, чтобы отношения между Россией и нашими друзьями ‒ соседями в Европе и во всем мире строились в позитивном, конструктивном ключе, нужно как минимум соблюдать всегда одно обстоятельство, одно условие ‒ нужно уважать друг друга, уважать интересы друг друга и придерживаться одинаковых правил, а не менять их каждый раз, как выгодно кому бы то ни было.

Вы меня спросили: Ваш покорный слуга — друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по‑другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я Президент Российской Федерации. 146 миллионов человек — у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого.

Если Вы говорите, что в Крыму не было нарушения международного права, как Вы можете тогда объяснить своему населению, своим людям, что в результате этого шага Запад, в том числе по инициативе госпожи Меркель, ввел санкции против России, от которых страдает российское население?

— Вы знаете, российское население прекрасно чувствует и сердцем, и умом понимает, что происходит. Наполеон как‑то сказал, что справедливость ‒ это воплощение Бога на земле. Вот воссоединение Крыма с Россией ‒ это справедливое решение.

Что касается реакции наших западных партнеров, мне кажется, она была ошибочной и направлена не на поддержку Украины, а на сдерживание роста возможностей России. Мне кажется, что этого не следует делать, в этом и заключается главная ошибка, а нужно, наоборот, использовать возможности друг друга для взаимного роста, для совместного решения проблем, перед которыми мы стоим.

Вы сказали о санкциях. Я думаю, что это глупое решение и вредное. Я говорил о том, что у нас товарооборот был с Германией 83‒85 миллиардов долларов, и тысячи рабочих мест в Германии были созданы в результате этой совместной работы. Для нас какие ограничения? Это не самая сложная вещь, которую мы переживаем, но тоже вредная для нашей экономики — выход на внешние финансовые рынки.

Что касается наибольшего вреда, который наносится сегодняшней ситуацией, конечно, прежде всего вред нашей экономике — это вред от снижения цен на традиционные товары нашего экспорта. Но и в первом, и во втором есть негативные, но, как ни странно, есть и позитивные вещи. Когда цены на нефть высокие, нам очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов на текущие расходы. И у нас ненефтегазовый дефицит вырос, на мой взгляд, до очень опасной черты. Теперь мы вынуждены его понижать. И это оздоровляет…

— Бюджетный дефицит?

— Мы делим. У нас есть общий дефицит, а есть ненефтегазовые доходы. Есть доходы, которые мы получаем от нефти и газа, а мы еще делим и все остальное.

Общий дефицит небольшой. А если вычистить ненефтегазовый, то от нефти и газа получается слишком большой. И для того чтобы его сокращать, такая страна, как Норвегия, скажем, значительную часть ненефтегазовых доходов направляет в резервы. Очень трудно удержаться от того, чтобы тратить, еще раз повторяю, на текущие расходы доходы от нефти и газа. Снижение именно этих расходов оздоровляет экономику. Это первое.

И второе: все можно купить за нефтедоллары. И когда доход от них высокий, то тогда происходит дестимуляция собственного развития, особенно в высокотехнологичных отраслях. У нас сейчас наблюдается падение ВВП на 3,8% промышленного производства ‒ на 3,3%, выросла инфляция до 12,7% Это много, но при этом у нас сохраняется положительный баланс внешней торговли, и у нас впервые за многие годы значительно вырос объем экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. Это точно совершенно позитивный процесс внутри экономики.

У нас сохраняется высокий уровень резервов, у Центрального банка примерно 340 миллиардов золотовалютных резервов, сейчас могу ошибиться, но за 300 миллиардов. И два резервных фонда Правительства, примерно по 70, по 80 миллиардов долларов каждый, один — 70, другой — 80. Мы считаем, что мы постепенно будем выходить все‑таки на стабилизацию и на подъем экономики. Мы приняли целый набор программ, в том числе по так называемому импортозамещению, а это как раз и есть вложения в высокотехнологичные сферы.

Вопросы санкций, а также вопросы Крыма Вы часто обсуждали с госпожой Федеральным канцлером Ангелой Меркель. Вы понимаете ее? Вы доверяете ей?

— Да, я уверен, что она очень искренний человек. У нее есть определенные рамки, в которых она должна работать, но она искренне, и в этом я не сомневаюсь, стремится к поиску решений по урегулированию в том числе и ситуации на юго-востоке Украины.

Вы говорили о санкциях. Все говорят о том, что нужно обязательно исполнить Минские соглашения, и тогда можно пересмотреть вопрос о санкциях. Поверьте мне, это сейчас приобретает характер театра абсурда, потому что основное, что должно быть сделано по исполнению Минских соглашений, лежит на стороне сегодняшних киевских властей. Нельзя требовать от Москвы то, что должен сделать Киев. Например, самым главным во всем процессе урегулирования, ключевым вопросом является вопрос политического характера, а в центре — конституционная реформа. Это 11‑й пункт Минских соглашений. Там прямо записано, что должна быть проведена конституционная реформа, причем не в Москве же должны быть приняты эти решения!

Вот смотрите, у нас все помечено: проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года. Пункт 11. 2015 год прошел.

Конституционная реформа должна была быть проведена после того, как будут прекращены все боевые действия. Так там было написано?

— Нет, не так.

Смотрите, я Вам отдам на английском языке. Что написано? Пункт 9‑й — восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины на основании закона Украины о конституционной реформе к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11, то есть проведения конституционной реформы.

То есть сначала конституционная реформа, политические процессы, а потом на основе этих процессов создание атмосферы доверия и завершение всех процессов, в том числе закрытие границы. Наши европейские партнеры ‒ и Канцлер ФРГ, и Президент Франции — должны как‑то побольше вникать, мне кажется, в эти проблемы.

—Вы думаете, это не так?

— Я думаю, что у них много своих проблем. Но если уж мы занимаемся этим, то нужно туда вникать. Например, здесь написано, что изменения в Конституции должны быть на постоянной основе. Правительство Украины внесло в переходные положения, имплементировало туда закон об особом статусе этих территорий, ранее принятый. Но этот закон, который они внесли в Конституцию, принят всего на три года. Два года уже прошло. Мы когда в Париже встречались, и Канцлер ФРГ, и Президент Франции согласились с тем, что этому закону должен быть придан другой характер, и он должен быть включен туда на постоянной основе. И Президент Франции, и Канцлер это подтвердили. Так эта Конституция не была проголосована даже в том виде, в котором она сейчас есть, а закону так и не придан статус постоянно действующего. Как можно требовать от Москвы то, что должны сделать в Киеве наши коллеги своим решением?

Каково Ваше отношение сейчас к госпоже Федеральному канцлеру? Вы сказали в свое время, что восхищались многими ее качествами. Как сейчас обстоит дело?

— Когда это я говорил?

—То есть уважаете ее.

— Я и сейчас к ней так отношусь. Я уже сказал, что она очень искренний человек, очень профессиональный. Во всяком случае, уровень доверия, мне кажется, очень высокий.

Задам теперь очень личный вопрос. Когда в январе 2007 года госпожа Федеральный канцлер посещала Вас в Сочи, Вы знали тогда, что она боится собак?

— Нет, конечно. Ничего я об этом не знал. Мне, наоборот, хотелось ей сделать приятное, когда я ей показал свою собаку. Я потом объяснился с ней и извинился за это.

Оригинал публикации: „Grenzen sind für mich nicht wichtig“
Опубликовано 11/01/2016 11:38
http://inosmi.ru/politic/20160111/235008537.html

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 15 Янв 2016 08:50:26)

0

2

Интервью немецкому изданию Bild. Часть 2

Публикуется заключительная часть интервью Владимира Путина немецкому изданию Bild. Запись интервью состоялась 5 января в Сочи.

12 января 2016 года 06:00 Сочи

Вопрос: Господин Президент, Вы будете предпринимать какие‑то шаги по восстановлению формата «большой семёрки» в формат «большой восьмёрки»?

И второе: как Вы восприняли слова американского Президента о России как региональной державе?

В.Путин: Никак я не воспринял эти слова. Каждый человек, тем более Президент Соединённых Штатов, имеет право иметь собственное мнение о ком бы то ни было: о своих партнёрах, о других странах. Это его мнение, так же как мне известно его мнение о том, что американская нация, Соединённые Штаты являются исключительными. Я не согласен ни с тем, ни с другим.

Я сейчас поясню по поводу России. Во‑первых, мы не претендуем на роль какой‑то супердержавы. Это очень дорого и ни к чему. Мы занимаем пятое-шестое место в мире по объёму экономики. Сейчас, может быть, чуть поменьше, имея в виду те экономические сложности, про которые я сказал, но мы точно знаем, что у нас есть очень хорошие перспективы развития и потенциал. По паритету покупательной способности это где‑то шестое место примерно.

Если говорить о России как о региональной державе, то сначала нужно определиться, о каком регионе идёт речь. Надо посмотреть на карту и сказать: это какая, европейская часть? Или восточная часть, где у нас соседями являются Япония и Соединённые Штаты, если иметь в виду Аляску, и Китай? Это азиатская часть? Или это, скажем, южная часть? Или посмотреть на север. По сути, на севере мы граничим с Канадой через Ледовитый океан. Или на юге? Где? О каком регионе идёт речь? Я думаю, что рассуждения о других странах, попытка рассуждения о других странах в уничижительном порядке ‒ это обратная сторона доказать свою исключительность. Мне кажется, что это ошибочная позиция.

Вопрос: А что по поводу «большой восьмёрки»?

В.Путин: Мы планировали принять «восьмёрку» в 2014 году. Мне кажется, во‑первых, полноценным членом «восьмёрки» Россия так и не стала, потому что всегда были какие‑то разговоры между министрами иностранных дел семи стран отдельно. Не могу сказать, что это какой‑то бесполезный инструмент. Всегда на пользу идут встречи, обсуждения, поиск каких‑то совместных решений.

Мне кажется, что присутствие России всё‑таки было полезным, потому что звучало хоть какое‑то альтернативное мнение по некоторым обсуждавшимся вопросам. То же самое примерно мы обсуждаем в рамках «двадцатки», АТЭС ‒ на Востоке, в рамках БРИКС. Мы готовы были принять и «восьмёрку» в 2014 году. Не мы же куда‑то не поехали ‒ к нам не приехали. Если коллеги решат к нам приехать ‒ ради бога, пожалуйста, мы их с удовольствием примем, но сами никуда мы билетов пока не покупали.

Вопрос: Хотел бы спросить: как Вы думаете, если не в рамках «большой восьмёрки», то, может быть, по линии НАТО будет возобновлено сотрудничество? Ведь существовал Совет Россия‒НАТО, проводились совместные маневры. Как Вы думаете, возможно ли восстановление этого сотрудничества или мы должны отказаться от этой перспективы?

В.Путин: Когда‑то этот Совет, можно сказать, почти что придумал, во всяком случае, активно поддержал бывший премьер-министр Италии Берлускони, и мы подписали, по‑моему, как раз документ об образовании Совета Россия‒НАТО в Италии. Не мы же прервали сотрудничество в рамках «восьмёрки», в рамках Совета Россия‒НАТО. Мы готовы работать со всеми, если есть предмет для совместного обсуждения. Мы считаем, что он есть, но любовь может быть счастливой, если она взаимная. Если с нами не хотят работать, значит, не надо.

Вопрос: Отношения между Россией и НАТО сейчас переживают, к сожалению, не этап сотрудничества, а этап конфронтации. Турецкие вооружённые силы сбили российский военный самолёт, всё чаще отмечаются случаи опасного сближения военных кораблей России и Турции. Как Вы думаете, такого рода развитие событий не может ли привести на каком‑то этапе к перерастанию «холодной войны» в «горячую», к настоящим боевым действиям?

В.Путин: Турция ‒ член НАТО. Но проблемы, которые возникли, не связаны с членством Турции в НАТО ‒ на Турцию никто не нападал. Турецкое руководство вместо попыток объясниться с Россией за совершённое военное преступление, в связи с тем что они сбили наш военный бомбардировщик, наносивший удары по террористам, кинулось в штаб-квартиру НАТО искать защиты, выглядит это очень странновато и, на мой взгляд, для Турции унизительно.

Повторяю ещё раз: НАТО должно защищать своих членов от нападения на них, но на Турцию никто не нападает. Если у Турции есть какие‑то интересы где‑то в мире, в ближайших государствах, в странах, это значит, что НАТО должно защищать и обеспечивать все эти интересы, что ли? Это значит, что такой член НАТО, как Германия, должен помогать Турции осваивать близлежащие территории, что ли?

Я надеюсь, что ни к каким масштабным столкновениям подобные инциденты не приведут. Конечно, мы все понимаем, что Россия при каких‑то угрозах в отношении себя будет отстаивать интересы своей безопасности всеми доступными и имеющимися у неё средствами, если такие угрозы в отношении России будут возникать.

Вопрос: Теперь перейдём к теме Сирии, если позволите.

Мы говорим о том, что здесь мы боремся с общими вызовами. Это касается совместной борьбы с «Исламским государством» в Ираке и в Сирии. Но на Западе некоторые утверждают, что российские Вооружённые Силы в Сирии ведут борьбу не с силами «Исламского государства», а с повстанцами, которые борются в свою очередь с Асадом. Что Вы можете сказать на это в ответ? А именно, что Россия бомбардирует не тех?

В.Путин: Всё они врут. Смотрите, те видеоматериалы, которые появляются в обоснование этого тезиса, появились ещё до того, как наши лётчики стали наносить удары по позициям террористов. И этому есть подтверждение. Но наши критики стараются этого не замечать.

Американские лётчики, я думаю, по ошибке, конечно, нанесли удар по больнице в Афганистане, в Кундузе, по госпиталю «Врачей без границ». Люди погибли, врачи пострадали и погибли тоже. Об этом в западной прессе стараются умалчивать, ничего не говорят, забывают, быстренько-быстренько всё забывают. Сказали пару раз и положили под сукно. Сказали пару раз только потому, что там были иностранцы, «Врачи без границ».

Кто сейчас вспоминает про уничтоженные свадьбы? Сто с лишним человек одним ударом уничтожили.

А вот эти фальшивки тиражируют постоянно ‒ по поводу того что наши лётчики наносят удары по гражданским объектам. Если считать, скажем, «живые нефтепроводы», состоящие из тысяч бензовозов и нефтевозов, мирными объектами, тогда да, тогда можно считать, что наши лётчики наносят удары по таким объектам, но по ним наносят удары все: и американцы, и французы, и кто угодно.

Вопрос: Но однозначно и то, что Президент Сирии Асад наносит удары по собственному населению. Можно ли говорить, что Асад является Вашим союзником?

В.Путин: Вы знаете, это всегда очень тонкая тема. Ведь я думаю, что Президент Асад совершил немало ошибок в ходе развития конфликта в Сирии. Но разве мы с вами не знаем, что конфликт не приобрел бы такого масштаба, если бы изначально не был поддержан извне в огромных количествах деньгами, оружием, боевиками? В таких конфликтах, конечно, к сожалению, к огромному сожалению, страдает мирное население.

Но кто несёт ответственность за это? Правительство, которое стремится сохранить суверенитет и борется с этими антиконституционными действиями, либо те, кто организует такую вооружённую борьбу с правительством?

И по поводу: союзник Асад, не союзник, чего мы хотим в Сирии. Знаете, я Вам скажу точно, чего мы не хотим: мы не хотим, чтобы ситуация в Сирии развивалась так, как она в Ливии развивалась или в Ираке. Надо отдать должное, я уже говорил об этом Президенту ас-Сиси в Египте, если бы он не взял на себя ответственность, не проявил мужество и не взял бы контроль над страной в свои руки, то и в Египте могло произойти то, что в Ливии происходило. На мой взгляд, нужно стремиться всеми силами к тому, чтобы укрепить легитимную власть в странах региона. Это касается Сирии. Восстановить и укрепить складывающиеся структуры власти в такой стране, как Ирак, и в такой стране, как Ливия. Добиться стабилизации в такой стране, как Сомали, скажем, и в других странах. Укрепить власть в Афганистане. Но это не значит, что нужно оставить всё как есть. На базе этой стабилизации нужно, конечно, проводить политические реформы.

Что касается Сирии, то я считаю, что нужно двигаться по направлению к конституционной реформе. Это сложный процесс, конечно. А затем на базе новой Конституции провести досрочные выборы и президента, и парламента. И только сам сирийский народ должен определить, кто и как будет управлять страной. Только в этом случае можно будет создать ситуацию стабильности, безопасности, создать условия для роста экономики и благосостояния людей, создать условия для того, чтобы они не бежали в Европу, а жили в своих собственных домах на своей собственной родине.

Вопрос: Но Асад, по Вашему мнению, является легитимным руководителем, если он допускает уничтожение собственного населения?

В.Путин: Он не стремится к уничтожению собственного населения. Он борется с теми, кто пришёл к нему с оружием в руках. А если от этого страдает мирное население, то я думаю, что прежде всего ответственность за это несут те, кто борется с ним с оружием в руках, и те, кто помогает вооружённым формированиям.

Но я же сказал, что это не значит, что там всё хорошо и все правы. Именно поэтому считаю, что нужно проводить политические преобразования. Первым шагом в этом направлении должна быть работа над новой Конституцией и её принятие.

Вопрос: Если Асад вопреки ожиданиям проиграет выборы, Вы дадите ему возможность убежища в Вашей стране?

В.Путин: Вы знаете, мне кажется, что обсуждать это преждевременно. Мы господину Сноудену предоставили убежище, это было сложнее, чем предоставить Асаду.

Сначала нужно дать возможность сирийскому народу высказаться. И я Вас уверяю, если это пойдёт демократическим способом, таким путём, то, может быть, и не нужно будет Асаду никуда уезжать. И не важно, будет он президентом или нет.

Вы говорили о том, куда и как мы наносим удары, а сейчас говорите об Асаде как о нашем союзнике. А Вам известно, что мы поддерживаем боевые действия вооружённой оппозиции, которая борется с ИГИЛ? Вооружённая оппозиция к Асаду, которая борется против ИГИЛ. Причём мы согласовываем с ними наши совместные действия и поддерживаем ударами нашей авиации их наступательные операции на различных участках фронта. Речь идёт о сотнях, тысячах вооружённых людей, которые борются с ИГИЛ. Мы поддерживаем как армию Асада, так и вооружённую оппозицию. Некоторые из них уже публично заявили об этом, некоторые предпочитают молчать, но работа идёт.

Вопрос: Хотел бы под конец затронуть тему, которая раньше ещё у нас не возникала, а именно: разногласия между Саудовской Аравией и Ираном, как будто нам не хватает Сирии. Не означает ли это, что эти разногласия могут привести нас к очень серьёзному конфликту?

В.Путин: Точно совершенно это нам осложняет работу по решению сирийской проблемы и решению проблемы борьбы с терроризмом, решению проблемы прекращения потока беженцев в Европу. Это совершенно очевидно.

Приведёт это к какому‑то крупному региональному столкновению, я не знаю. Мне не хочется говорить и даже думать в этих категориях. У нас очень добрые отношения сложились с Ираном, и устойчивые партнёрские отношения складываются с Саудовской Аравией.

Мы, конечно, сожалеем по поводу того, что там произошло. Но у вас ведь нет смертной казни? Мы, несмотря на очень тяжёлое время борьбы с терроризмом в России в 90‑е годы, в начале 2000‑х годов, отказались от применения смертной казни. И сейчас у нас тоже её нет. Есть страны, в которых смертная казнь применяется: Саудовская Аравия, Соединённые Штаты, в некоторых других странах.

Мы сожалеем о том, что это произошло, тем более что этот проповедник, он же не боролся с оружием в руках против Саудовской Аравии. В то же время нападение на посольство ‒ это абсолютно неприемлемое в современном мире событие, это правда. Насколько мне известно, иранские власти арестовали несколько зачинщиков этого погрома. Если наше участие в этом будет как‑то востребовано, мы готовы всё сделать для того, чтобы конфликт был исчерпан и как можно быстрее.

Вопрос: Господин Президент, последний вопрос.

В ходе подготовки к проведению зимних Олимпийских игр в Сочи на Западе очень громко звучала критика в отношении развития демократии, соблюдения прав человека в России. Предвидите ли Вы, что волна такой критики опять может подняться в ходе подготовки к чемпионату мира по футболу в 2018 году?
Мне кажется, русский язык более масштабный, чем немецкий. (По поводу длительности перевода вопроса с немецкого на русский язык.)

В.Путин: Немецкий язык, я бы сказал, поточнее. Русский язык более многообразный, более изящный. Хотя, конечно, у таких гениальных людей, как Гёте, допустим, и немецкий звучит очень изящно и красиво – только по‑немецки можно почувствовать эту красоту. Почувствовать можно, только когда понимаешь, чувствуешь.

Что касается демократии. О свободе, как правило, говорят правящие классы для того, чтобы мозги запудрить тем, кем они управляют. Ничего нового нет по поводу демократии в России. Как мы уже установили, демократия ‒ это власть народа и влияние народа на власть. Мы хорошо усвоили прививку единоличного управления со стороны одной политической силы ‒ Компартии, КПСС. Поэтому, конечно, мы давно сделали свой выбор и будем развивать институты демократии внутри страны. 77 партий у нас сейчас могут принять участие в парламентских выборах. Мы вернулись к прямым выборам губернаторов.

Мы развиваем и будем дальше развивать инструменты прямой демократии, имея в виду самые разные общественные организации. Но не может быть одинаковых клише в области демократии ‒ американской, европейской ‒ немецкой, российской, индийской. Вы знаете, что в истории Америки было два случая, когда Президент избирался большим количеством выборщиков, за которыми стояло меньшее количество избирателей? Это что ‒ отсутствие демократии, что ли? Нет, конечно. Но это не единственная и не самая главная проблема. Как мне говорил один из европейских лидеров: в Штатах невозможно выйти на выборы Президента, не имея нескольких миллиардов долларов.

О парламентской системе демократии. Мне всё время говорят: как долго Вы работаете Президентом. Но в парламентской системе первое лицо ‒ глава Правительства ‒ вообще без ограничений количество раз может возглавлять Правительство.

Мы вернулись к прямым выборам руководителей регионов. Но в некоторых странах руководители регионов назначаются центральным правительством. Не знаю, могу ошибиться, может быть, лучше об этом не писать или проверить, по‑моему, в Индии то же самое.

Наверное, у нас очень много ещё проблем, связанных с тем, чтобы люди почувствовали, что они реально влияют на власть, а власть реагирует на их требования. Мы будем работать над тем, чтобы совершенствовать наши инструменты.

Что касается попыток использовать спорт в политических каких‑то дрязгах и политической борьбе, я считаю, что это огромная ошибка. Это делают глупые люди. Если возникают какие‑то проблемы, особенно на межгосударственном уровне, спорт, искусство, музыка, балет, опера ‒ это те средства, которые должны сближать людей, а не разъединять их. Нужно поддерживать эту роль искусства и спорта, а не принижать и не уничтожать её.

Реплика: Благодарю Вас, господин Президент, за прекрасный и очень подробный разговор.

http://www.kremlin.ru/events/president/news/51155

0

3

Newsweek Polska, Польша
Почему Владимир Путин дал интервью немецкому таблоиду Bild?
14.01.2016
Михал Кацевич (Michał Kacewicz)

Президент России невероятно редко дает специальные интервью иностранным СМИ. Обычно он устраивает ежегодные масштабные представления под названием «пресс-конференция», на которых представляет свое мнение. На этот раз он сделал исключение и побеседовал с газетой Bild. Несмотря на то, что это легкий таблоид, Путин отнесся к крупнейшему немецкому изданию всерьез.

Он использовал интервью, как прелюдию к крайне важной европейской баталии. Ясно, что дело здесь не только в формировании положительного имиджа Владимира Путина. Россия задыхается под гнетом европейских санкций. Москва продолжает отправлять свои бомбардировщики в Сирию и ежедневно атакует сирийскую оппозицию и силы так называемого Исламского государства, в частности (если не в первую очередь), для того, чтобы убедить Запад, что в войне с терроризмом она выступает его партнером. В интервью газете Bild Путин подчеркивал это практически в каждой второй фразе. «Мы были партнерами после 11 сентября 2001 года и остаемся ими», — указывал он.

Президент заигрывал также с немецкими читателями (известно, что Bild — излюбленное чтение, например, немецких рабочих), напоминая, что объем торгового оборота Германии и России доходил до 85 миллиардов долларов. До введения европейских санкций. После он снизился на 50%. Путин говорит прямо: от этого страдают немецкие рабочие.

Российский лидер преподнес на блюдечке аргументы поборникам отмены санкций. А их в Германии не так мало: как среди политических и предпринимательских элит, так и среди простых немцев, что показывают хотя бы восхваляющие Россию плакаты, с которыми выходят на демонстрации сторонники антииммигрантского движения «ПЕГИДА».
Крым? Но в чем проблема? Россияне в Крыму выразили свою волю демократическим образом. Впрочем, одной воли людей Путину мало, ему нужна еще воля божья. «Справедливость — это воплощение Бога на земле, — цитировал российский президент Наполеона. — А воссоединение Крыма с Россией — это справедливое решение».

Своим интервью в Bild Путин подтвердил, что он стремится к контактам с Западом, но на своих условиях. И поле маневра у западных дипломатов будет очень узким. Ведь Путин не намерен ни на шаг отступать от сформулированной в последние годы российской доктрины. НАТО не следует расширяться на восток, а идеальный для Москвы вариант — существование в Центральной Европе «нейтральной» федерации государств, не связанных с какой-либо организацией.

Россия не отступит в вопросе системы ПРО и продолжит выступать с ее резкой критикой. Не уступит она также в отношении Украины и Крыма. Она будет настаивать на проведении конституционной реформы, которая в итоге ослабит власть Киева и введет на Украине федеративное устройство, сделав страну слабой и нейтральной (то есть податливой к российским влияниям).

В этих вопросах Путин не отступит. Российский президент вроде бы не сказал ничего нового: он лишь собрал вместе все российские тезисы и озвучил их, адресуя массовому немецкому читателю. Он рассчитывает, что внутринемецкая дискуссия, которая в последнее время вращается преимущественно вокруг темы мигрантов, станет для России благоприятной. Что немцы начнут требовать от своих политиков отмены санкции против России и возвращения к докризисной ситуации, когда Москва была важным партнером Берлина.

Путин этого не скрывает. Он говорит прямо: подсчитывайте убытки и выбирайте. Я такой, какой я есть, и я не изменюсь. Путин добавляет, что в международной политике нет друзей: он не может быть другом для всех, так как за ним стоит народ, интересы которого он обязан защищать. Однако в конце интервью российский президент сделал дружественный, хотя не лишенный яда жест в адрес немецкого канцлера, объяснив известный инцидент с собакой.

В 2007 году во время визита в Россию, Ангела Меркель испугалась путинского лабрадора: она просто не любит этих животных и боится их. Говорилось, что Путин специально выпустил собаку, чтобы досадить Меркель, но сейчас он объяснил, что не знал о ее фобии и надеялся доставить ей удовольствие, показав питомца. Владеющей всей информацией (в особенности о слабостях своих партнеров) бывший сотрудник разведки и вдруг не знал? Путин всегда знает, каковы болевые точки тех, с кем он ведет игру. И он мастерски это использует.

Оригинал публикации: Władimir Putin udzielił wywiadu niemieckiemu tabloidowi Bild. Dlaczego?
Опубликовано 12/01/2016 17:41
http://inosmi.ru/politic/20160114/235044316.html

0

4

Deutsche Welle, Германия

Интересно, о чем Путин не рассказал в интервью Bild
Немецкий социал-демократ Карстен Фогт подтвердил Deutsche Welle высказывания Эгона Бара в 1990-м в Москве, процитированные газете Bild президентом России. И отметил, что Путин сказал не все.

13.01.2016
Роман Гончаренко

Карстен Фогт (Karsten Voigt) c 1976 по 1998 год был депутатом бундестага от Социал-демократической партии Германии (СДПГ). С 1983 года был экспертом партии по международной политике. В опубликованном в понедельник, 11 января, интервью газете Bild президент России упоминает Фогта как свидетеля одной беседы социал-демократа Эгона Бара (Egon Bahr) в Москве о будущем Европы и НАТО. Бар, умерший в 2015 году, в 1960-е годы являлся одним из архитекторов новой восточной политики ФРГ.

В интервью немецкому изданию Путин говорит о кризисе в отношениях России и Запада и называет одной из его причин расширение НАТО. По просьбе DW социал-демократ Фогт вспомнил о своем визите с Баром в Москву и дал оценку германо-российским отношениям.


Deutsche Welle: В интервью Bild Владимир Путин цитирует неопубликованные разговоры западногерманских политиков с советским руководством в начале 1990-х. По его словам, ваш коллега по СДПГ, Эгон Бар, тогда говорил о необходимости создания в центре Европы нового союза, в который бы вошли и СССР, и США. Бар также выступал против расширения НАТО. Согласно Путину, разговор состоялся 27 февраля 1990 года, в нем принимали участие представитель ЦК Валентин Фалин, Эгон Бар и вы. Это правда?

Карстен Фогт: Путин точно цитирует тот разговор. Эгон Бар тогда выступал против полноценного членства объединенной Германии в НАТО. Я придерживался другой точки зрения и тогда ему возразил. Интересно то, о чем Путин не упоминает. 27 и 28 февраля 1990 года в Москве состоялись беседы не только с Фалиным, который разделял мнение Бара, но и с советским министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе, ответственным за международную политику членом политбюро Александром Яковлевым и маршалом Советского Союза Сергеем Ахромеевым. На всех этих встречах Бар также озвучил свои представления. Любопытно, что ни один из советских собеседников, за исключением Фалина, на них не отреагировал. Для меня тогда это было знаком, что в советском руководстве не было непреодолимо зафиксированной позиции против членства объединенной Германии в НАТО.

— СДПГ тогда не была членом правящей в ФРГ коалиции. В каком качестве была задумана эта поездка в Москву?

— У нас тогда были интенсивные контакты, как и полагается оппозиции, с Советским Союзом и США. За месяц до этого я выступал в Совете национальной безопасности в Вашингтоне и говорил о тех же вопросах.

— Вы сказали, что в беседе с Фалиным возразили Бару и, очевидно, до сих пор считаете расширение НАТО на восток правильным…

— Это две разные темы. Непосредственно после падения Берлинской стены (9 ноября 1989 года — прим. ред.) я, как и Эгон Бар, не считал возможным, что Советский Союз согласится с членством объединенной Германии в НАТО. Я думал так до конца января 1990 года. Затем, поcле многочисленных бесед с советскими и американскими представителями, я пришел к выводу, что членство объединенной Германии в НАТО возможно и имеет смысл. Расширение НАТО на восток — другая тема. Я выступал за такое расширение, но связанное с тесным сотрудничеством с Советским Союзом и позднее — с Россией.

Москва воспринимает расширение НАТО как направленную против нее провокацию. Считаете ли вы, оглядываясь назад, правильным принятие в альянс Польши и других стран бывшего Восточного блока?

— Да, я считаю, что эта политика была разумной, что она вносит вклад в стабильность в Европе. Но хотел бы отметить, что такая политика делает это, если одновременно удается установить отношения сотрудничества с Россией, насколько это возможно в свете сегодняшней российской политики. Нынешняя российская внешняя политика чрезвычайно усложняет политику сотрудничества, но это не означает, что не стоит пытаться и прилагать к этому усилия.

— Путин снова и снова говорит, что его страна выступает против однополярного мира во главе с США. Россия стремится к новому миропорядку. Как вы к этому относитесь?

— Я не считаю, что мир однополярен. Сегодня США намного сильнее зависят от сотрудничества с партнерами, чем в предыдущие десятилетия. Проблема для России заключается в том, что большинство ее соседей, прежде всего — небольшие соседи на западе, из-за обеспокоенности и страха по поводу российской политики сегодня все активнее ищут защиты у ЕС, НАТО и США. Их стремление получить защиту у Запада не является результатом американского заговора, направленного против России. Понятные опасения западных соседей России и наших восточных соседей осложняют и отягощают и нашу политику по отношению к России.

— Как вы считаете — пик осложнений в германо-российских отношениях пройден?

— На это можно всегда надеяться, но я не уверен. Наблюдается определенная стабилизация, но многие проблемы по-прежнему не решены, например, на востоке Украины. (…) Путин в интервью газете Bild утверждает, что они не решены, потому что Украина выполнила не все условия договоренностей в Минске. Я же наоборот соглашаюсь с позицией федерального правительства Германии, которое видит причину сложностей прежде всего в действиях сепаратистов. Лично я считаю неприемлемой ситуацию, когда Украина до сих пор не имеет возможности контролировать собственную границу с Россией во всех регионах на востоке. Если Россия признает Украину в качестве суверенного государства, она должна без предварительных условий поддерживать право этого государства контролировать всю свою границу с Россией.

Оригинал публикации: Интересно, о чем Путин не рассказал в интервью Bild
Опубликовано 12/01/2016 13:18
http://inosmi.ru/politic/20160113/235038665.html

0

5

Deutsche Welle, Германия

Заместитель шеф-редактора Bild: Слова Путина меня потрясли
Почему в немецкой и русской версиях интервью Владимира Путина газете Bild есть отличия, чем президент РФ удивил журналистов - впечатлениями об этом с DW поделился Николаус Бломе.
14.01.2016
Беседовал Роман Гончаренко

5 января заместитель шеф-редактора самой тиражной газеты Германии Bild Николаус Бломе (Nikolaus Blome) вместе с издателем Кайем Дикманом (Kai Diekmann) записал большое интервью с президентом России Владимиром Путиным. Интервью было опубликовано на этой неделе в двух номерах газеты. В беседе с DW Бломе рассказал об отличиях российского и немецкого текстов и главных посылах Путина.

DW: Журналисты в России и мы на DW сравнили немецкую и русскую версию вашего интервью с Владимиром Путиным, опубликованную на сайте Кремля. Возникает впечатление, что вопросы Bild были смягчены. Вам об этом известно? Что вы об этом думаете?

Николаус Бломе: Высказывания президента, насколько я знаю, не были смягчены. Во всяком случае в процессе авторизации (принятая в Германии практика, когда по желанию собеседника текст интервью до публикации высылается ему для согласования. - Ред.) у нас не возникло впечатление, что он что-то убрал из своих высказываний.
Текстовый протокол, который российская сторона опубликовала на русском и английском языке на своем сайте в интернете, конечно, намного длиннее, чем версия, которую мы опубликовали после авторизации.
Это связано с тем, что двухчасовой разговор, конечно, не мог поместиться на четырех газетных страницах. Поэтому мы отредактировали интервью и отправили на утверждение. Обе версии - то, что сказал и хотел сказать президент.

- В интервью есть пассаж о сравнении Крыма и Косово, отделившегося от Сербии. Вопрос Bild на немецком языке звучит так: "До этого сербское центральное правительство вело войну против косовских албанцев, выгнав тысячи с родных мест. В этом все-таки есть разница". В российской версии вопрос очень короткий: "После войны?". То есть в немецком варианте этот вопрос звучит критично, а в российском - нет. Что вы на это скажете?

- Думаю это связано с тем, что дополнительный вопрос, который мы задали в интервью, был коротко сформулирован: "Была же война в Сербии против жителей Косово?". В версии, поданой на согласование, мы несколько расширили вопрос, чтобы читателям было понятно, о чем мы говорим. Поэтому у нас вопрос чуть длиннее. Но, по сути, что касается остроты вопроса, того, что речь идет о войне центрального правительства против меньшинства - и в этом отличие от событий в Крыму - думаю, отличий нет.

- То есть вы не считаете, что в российской версии вашего интервью с Путиным вопросы Bild смягчены? Вам нечего критиковать?

- Мы не жаловались и, думаю, жаловаться не на что. Для нас имеет значение то, что напечатано в нашей газете, то, что мы можем предложить нашим читателям на немецком и английском языках. Думаю, это очень хорошо передает разговор. Словесный протокол может немного отличаться, но для нас важен конечный результат, который был окончательно согласован и получил, если хотите, печать (президента. - Ред.). Мы довольны результатом и сотрудничеством, все было очень профессионально.

- Каков основной посыл Владимира Путина в этом интервью?

- Я думаю, ему были важны два пункта, которые не совсем новые для знатоков Путина и российской политики. Но то, как четко и резко это было сказано, для меня, как политического журналиста, было новым. Во-первых, это слова о том, что "границы в Европе меня интересуют меньше, чем люди", то есть русские. То есть, если по другую сторону российской границы живут русские, как, например, в Крыму, и им не нравится, как с ними обращается правительство, в данном случае - Украина, я их просто заберу в свою страну, просто передвину границы. На самом деле это фундаментально ставит под вопрос тот принцип, который сделал Европу очень мирным континентом - признание и уважение границ. И если их менять, то только путем мирных переговоров. После этих слов Путина у меня перехватило дыхание.

- Вас, как западного журналиста, это шокировало?

- Я был сильно удивлен, что в 21-м веке это можно так четко преподносить. Это позволяет глубоко заглянуть в мир Владимира Путина. При этом не совсем обязательно разделять его взгляды. Мы сказали: "Вы же не можете на самом деле ставить под вопрос конститутивный элемент этого континента!" Он ответил, могу, для меня имеют значение люди. По его словам, это - важнее. Это взгляд в особый мир, который очень важен, потому что с этим человеком нужно обращаться, иметь с ним дело. Нужно научиться вести себя с Россией, супердержавой или нет. Для этого нужно понимать, как другая сторона думает. Думаю, в интервью это прозвучало очень четко. Интересной была суть, а суть - "границы для меня не так важны".

- Можно ли интерпретировать эти слова как угрозу другим государствам, бывшим советским республикам?

- Это сами эти государства должны решать. Думаю, что многие страны, граничащие с Россией, конечно, давно думают, что может с ними произойти, если живущее у них российское меньшинство в какой-то момент решит сказать, к нам здесь плохо относятся и попросят российского президента о помощи? Произойдет ли с нами то же, что произошло в Крыму, что произошло с Украиной? Наверняка, некоторые правительства на востоке Европы задавали себе эти вопросы и после этого интервью.

- Эксперты в Германии гадают, какой сигнал хотел Путин послать этим интервью Западу - о том, что Россия хотела бы возобновления диалога? Каково ваше впечатление?

- Думаю, он видит, и в этом интервью он впервые это признал, что санкции серьезно вредят его стране, экономически. Думаю, он хотел бы на равных говорить с Западом, чтобы его воспринимали как серьезного игрока на мировой арене, которым он фактически является. Если посмотреть на Сирию, решения без России не будет. Можно считать, что это хорошо или плохо, но без Владимира Путина эту проблему, к сожалению, не решить. Думаю, он очень охотно приехал бы снова на саммит "большой восьмерки", но хотел бы, чтобы его пригласили.

- Ваша газета - особенно после Крыма - много критиковала и Россию, и Путина. Это не было для него проблемой?

- Он вскользь сказал, что, мол, СМИ не смогли создать антироссийское настроение в Германии и, что, мол, кстати, немецкие СМИ управляются из США. Не думаю, что он серьезно имел это в виду. У меня такое ощущение, что Владимир Путин, который, вероятно, не является демократом чистой воды, как когда-то сказал один канцлер Германии, - профессиональный политик. Он знает, что он должен делать, чтобы когда-то открыть своей стране путь назад - в G8, к сотрудничеству с НАТО и ЕС. Потому что, я думаю, он знает - без хороших отношений с Западом он не сможет удержать свою страну на плаву.

- Вы упомянули пассаж, в котором Владимир Путин говорит о влиянии США на немецкие СМИ. В немецкой версии интервью есть ваше возражение - "Для нас это новость", а в российской - нет. Что скажете?

- Много сказать не могу. Мне это еще не бросилось в глаза. Для нас главное - результат в нашей версии, которая, по сути, отображает то, о чем мы говорили с президентом. По немецким правилам, а именно по ним велось интервью, значение имеет авторизированная президентом версия. В ней этот момент есть, поэтому мы его напечатали. Для нас все в порядке.

- Что вас удивило во время интервью?

- Меня удивило, хотя я об этом знал, как хорошо он говорит по-немецки и понимает нюансы языка, и как он спонтанно процитировал "Лорелею" Гейне. Хотя он и приписал стихотворение Гёте, что было не совсем верно.

http://www.dw.com/ru/заместитель-шеф-редактора-bild-слова-путина-меня-потрясли/a-18977372

0

6

Материал блогера "Русский коммунист"
13 января 22:34

Что год грядущий нам готовит?


Каким будет 2016 год? Не думал, что 12 дней января могут помочь дать ответ на этот вопрос.

Никогда еще начало января не было таким насыщенным. Попробую дать прогноз на 2016 год на основании того, что уже случилось в этом году. Как некую ось буду использовать интервью Путина, которое он дал немецкой газете Bild 5 января. Все, кто интересуется политикой, должны прочитать это интервью внимательно, оно есть на сайте Кремлин.Ру.

Что можно сказать об интервью? Во-первых, главное. Это интервью есть разговор Путина с европейской и прежде всего германской элитой. Попытка наладить порушенные за 2014-2015 годы связи и выстроить новые отношения. Это — главная задача и она понятна. Эту задачу пытаются решить наши дипломаты два года, последнее время её решает Путин лично. Это говорит и о важности задачи, и о степени её нерешенности.

Процитируем первый, очень важный отрывок интервью (с некоторыми сокращениями):

"Вопрос: Мы только что отметили 25‑летие с момента окончания «холодной войны». За прошедший год во всём мире наблюдалось большое количество войн и кризисов, такого долгие годы не происходило. Что мы сделали неправильно?

В.Путин: ... Мы всё сделали неправильно, с первых шагов, мы не преодолели раскола Европы. 25 лет назад Берлинская стена пала, но раскол Европы не был преодолён, невидимые стены просто были передвинуты на восток. ... говорили о том, что НАТО не будет расширяться на восток. Это говорил тогдашний Генеральный секретарь НАТО, гражданин ФРГ господин Вернер, насколько я помню. Между прочим, некоторые немецкие политики того времени предупреждали об этом и предлагали свои решения, например, господин Эгон Бар.

Знаете, я, ... взял из архива беседы того времени советского руководства, 90‑го года, с некоторыми немецкими политиками, в том числе с господином Баром. Это никогда не публиковалось.

... это рабочие беседы немецких политиков Геншера, Коля, Бара с советским руководством: Горбачёвым, господином Фалиным, который, по‑моему, тогда возглавлял международный отдел ЦК. ... Смотрите, что говорит господин Эгон Бар: «Если при объединении Германии не сделать решающих шагов к преодолению раскола Европы на враждебные блоки, развитие может принять весьма неблагоприятный характер, обрекающий СССР на международную изоляцию». Это было сказано 26 июня 90-го года.

Господин Бар предлагал конкретные вещи. Он говорил о необходимости создания в центре Европы нового союза. Она не должна двигаться в НАТО. Вся Центральная Европа, включая Восточную Германию либо без неё, должна была бы объединиться в отдельный союз с участием и Советского Союза, и Соединённых Штатов. И вот он говорит: «НАТО как организация, во всяком случае, её военные структуры не должны распространяться на Центральную Европу». Он уже был в то время патриархом европейской политики, у него был свой взгляд на будущее Европы, и он... был убеждён в том, что нужно поменять формат абсолютно, уйти от времён «холодной войны». И мы этого ничего не сделали...

А если бы сделали так, как предлагал старый умный немец, господин Эгон Бар, создали бы нечто новое, объединяющее Европу, и кризисов бы этих не было".

Сказано очень много интересного, и спасибо блоггеру i_nteres, который собрал информацию о господине Эгон Баре. Я ниже частично использую данные этого блогера, с которыми я полностью согласен и еще раз выражу ему свою благодарность.

Как вы видите, Путин рассказал очень много нового об объединении Германии и о договоренностях вывести Центральную Европу из НАТО. То есть, из под контроля США. Вы понимаете грандиозность этой затеи?

Почему Путин стал цитировать какого-то неизвестного немца? Оказывается, что Эгон Бар «широко известен в узких кругах». Он в конце 60-х «наладил тайный канал по взаимодействию с Москвой». Процитирую сайт Форбс.ру.

"...задачей было снятие напряженности в отношениях между Западом и Востоком и выработка взаимного доверия. Это и было поручено Бару, который наладил тайный канал по взаимодействию с Москвой, которую представлял Вячеслав Кеворков, высокопоставленный сотрудник КГБ. (Они) и подготовили дипломатический прорыв — Московский договор 1970 года, по которому ФРГ впервые признала нерушимость послевоенных границ в Европе... Со своей стороны СССР обещал не препятствовать гипотетическому объединению Германии мирным путем в будущем."

Это называется - "мост" или канал по постоянному и тайному взаимодействию элит разных государств. Такие "мосты" не обходятся без участия в этом спецслужб (как минимум, со стороны СССР был человек из КГБ) и без выстраивания долгоиграющих игровых комбинаций. Именно это было и сделано.

Вернемся к Эгон Бару. Вот что сказано на на официальном сайте МИДа по поводу договора от 1970 года:

«Политика Бонна по отношению к Советскому Союзу и другим восточноевропейским странам на протяжении длительного периода строилась на основе непризнания европейских территориальных и политических реальностей, сложившихся после Второй мировой войны. Правительство ФРГ, отказываясь признавать государственный суверенитет ГДР…». «Принципиально важное значение имело договорное закрепление нерушимости существующих в Европе границ, как и территориальной целостности государств континента».

И всё это выглядело бы как уступки, со стороны ФРГ, если бы не такие строки: «Договор … отвечал стратегическим целям ФРГ на объединение Германии и курсу на разрядку напряженности в отношениях с СССР».

Получается, что ФРГ отказалась от притязаний на поглощение ГДР в жесткой форме и за это получила разрешение поглотить ГДР мягко. И по факту поглотила. Чем не игровая стратегическая комбинация?

Эгон Бар стоял у истоков этого поглощения, он же и довёл дело до конца. И сегодня Путин, говоря с германской элитой, вспоминает этого человека, Эгона Бара, и германская элита четко понимает, о чем речь.

Путин и раньше говорил, что кто-то там обещал нерасширение НАТО, но теперь он уже ссылается на конкретные протоколы, зафиксировавшие обещания конкретного человека с полномочиями. Он предъявляет, почти официально, претензию о невыполнении условий некоего соглашения. Мне интересно, что еще Путин раскроет об этом в будущем, ведь ясно, что он говорит не всё, что знает и может сказать.

В этом соглашении явным образом было ещё что-то большее, т.к. Путин продолжает:

«Вся Центральная Европа, включая Восточную Германию либо без неё, должна была бы объединиться в отдельный союз с участием и Советского Союза, и Соединённых Штатов».

Давайте подумаем, выскажем предположения. Переговорщики со стороны СССР рассчитывали на слияние с Западом. Под слияние делались уступки (а сдача своего союзника, ГДР, недружественному государству, конечно, является уступкой и, по совместительству, предательством). Возможно, что и развал Советского Союза был одной из таких уступок.

Путин далее публично заявляет, что политика СССР, в эпоху заката, и Российской Федерации, как его правопреемницы, являлась ошибочной. Выскажу предположение, основанное в том числе на вышесказанном. Запад «кинул» элиту СССР, нацелившуюся на объединение с Европой, пообещал объединение, а часть элиты СССР «повелась» и пошла на умышленное разрушение СССР по соглашению со своими западными партнерами. Эту часть элиты СССР, а конкретно часть высшего руководства КГБ, можно сказать переиграли за карточным столом международного покера.

Не секрет, что именно «Перестройка» являлась по-сути проектом по уничтожению СССР и по факту привела к этому уничтожению. Перестройку формально начал Горбачев. А по словам одного из ныне живущих элитариев КГБ, Филиппа Бобкова, руководителя 5-го Управления КГБ «Перестройку начал Юрий Андропов», глава КГБ. Известно, что Горбачев был ставленником Андропова.... Согласитесь, Картина разрушения СССР и создания РФ вырисовывается очень интересная и многое проясняющая и диаметрально отличная от официального «СССР развалился сам».

Вернемся к Путину. Далее журналисты Бильд и Путин обсуждают фразу Б. Обамы, в которой он называет Россию «региональной державой». В. Путин прокомментировал её в интервью, как уничижительную, а поведение Запада в целом он описал следующим образом:

«Что касается реакции наших западных партнёров, мне кажется, она была ошибочной и направлена не на поддержку Украины, а на сдерживание роста возможностей России».

Напомню, что такое стратегия сдерживания США, это – стремление предотвратить подъем региональных гегемонов, потенциально способных бросить вызов США.

Когда Обама называет Россию региональной державой, то он называет её потенциально опасной для США . Со всеми вытекающими последствиями для России. Думаю, что Путин же, говоря о «сдерживании» явно «отвечает» Обаме в его ключе. «Вы хотели Россию сдерживать? Мы это понимаем. Но одновременно мы хотим восстановить отношения с Германией и с Европой». Я полагаю, что в 2016 году Путин и российская элита будут пытаться именно это и делать, то есть стратегически восстановить отношения с Европой, понимая, что этому осознанно мешает США.

Далее в интервью прозвучало нечто еще более интересное:

"Путин: Вы меня спросили: Ваш покорный слуга ‒ друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по‑другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я Президент Российской Федерации. 146 миллионов человек – у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого".

Вообще, нужно определённое мужество, чтобы признать ошибочность курса вхождения в Европу длинной в четверть века. Именно столько говорили про дружбу с Западом, но теперь в том же интервью Путин сказал, повторю: «Я не друг, не невеста и не жених, я Президент Российской Федерации». Это очень показательная, четкая и ко многому обязывающая позиция.

Как прокомментировали это интервью в германских СМИ? "Путин доверился бульварной прессе" - DW Новости (12.01.2016). Действительно, Бильд — это такая народная газета Германии и мне кажется, я понимаю, почему была выбрана именно эта газета.

Бильд читают простые немцы, и обращение к ним — вторая задача, которую решал Путин этим интервью.

Немцы прочитают это интервью Путина и через этих простых немцев Путин как бы говорит им и всем жителям ЕС:

«Я — Путин для русских, для России. А где ваша Меркель для немцев? Или ваш Оланд для французов? Где ваши политики, которые в первую очередь отстаивают интересы Германии, Франции, Польши? Их нет!»

Это выводит нас на большой вопрос о Европе. Проблема в том, что сегодня в европейской политике нет или почти нет серьезных респектабельных правых политиков и партий, активно работающих с избирателями, которые выступают за суверенные ценности своих государств и народов, не за мультикультурализм, и являются в хорошем смысле этого слова консерваторами, не являясь при этом радикалами или хуже того неофашистами. К слову, нет и серьезных классических "левых" партий, ведь то, что выступает за права ЛГБТ невозможно назвать "левыми". Вся европейская политическая поляна зачищена и стерилизована от всего классического и демократичного.

Что такое классический национализм, который работал в европейских государствах в 18-19 и в части 20 века и создал эти государства? На каких основаниях создавались нации?

Это, прежде всего: общность языка, то есть во Франции язык только французский и никаких гальских, гасконских и прочих.

Далее, это самоидентификация. Например, гражданин говорит — «Я — француз». Не галл, не франк, не гасконец, никакой этнической идентификации. Француз!

Из этого следует: общий национальный этос — священные камни, священное в истории, уважение к этому во всем обществе, как некие скрепы нации. Например для французов это — Великая Французская революция и Республика, для американцев — отцы основатели.

Далее — общность истории, уважение и любовь к ней.

Далее, общая культура, французская, немецкая, которую уважают и на основе которой строят жизнь. Из этого всего следует гражданское и политическое единство нации.

И, обратите внимания, тут нет места идентификации религиозной и этнической. Нация — категория политическая. Вокруг этих принципов правыми политическими силами и строились национальные государства европейские прежде всего.
А сегодня? Мультикультурализм, когда все социальные группы, самые мелкие и самые крупные равны в обществе и в государстве, когда коренные французы равны любой маленькой этнической или другой социальной группе, диаметрально противоречит всем этим национальным принципам. Я думаю, более пояснять не надо, итак все понятно. Именно политика стран ЕС последних десятилетий (мультикультурализм, открытые границы, интеграция и т.п.) привела к фактическому уничтожению классических национальных государств в ЕС и правых респектабельных, не маргинальных политических сил.

И с этой Европой, в которой нет независимых консервативных политических сил, которая сильно зависима от США Путин пытается и будет пытаться восстановить отношения в 2016 году. Кстати, на днях в Киев приехал по поручению Путина Борис Грызлов (как хорошо выбран человек, согласитесь!), он встретился с Порошенко и у них состоялись некие договоренности о выполнении Киевом Минских соглашений. Логика этого события та же самая: Россия любыми средствами стремится к выполнению Минских соглашений, к замирению Украины и к тому, чтобы вернуть свои позиции на Западе.

Это — вероятная стратегия России на 2016 год. Вернуть свои позиции и отношения с Западом, прежде всего с Европой на "докризисный" уровень. И продолжить так или иначе свою "евроинтеграцию", ведь очень вероятно, что для этого разрушали СССР. Выполнима ли эта стратегия? Большой вопрос, но это отдельная тема и мы её затронем в другой раз.
А завтра мы продолжим неблагодарное занятие прогнозирования ближайшего будущего.

http://cont.ws/post/179773

0

7

Материал блогера "Русский коммунист"
14.01.2016   21:36

Что год грядущий нам готовит? Итог.


Пока Россия в январе назло всему отдыхала, кушала салаты и смотрела "Иронию судьбы", весь мир трясло. И трясло так активно, что уже примерно понятно, что будет дальше в 2016 году.

В первой части попыток "предсказать будущее" мы рассмотрели интересные тезисы из интервью В.В. Путина немецкой газете Бильд. И сделали вывод, что в 2016 году Путин и российская элита будут пытаться стратегически восстановить отношения с Европой, понимая, что этому осознанно мешает США. При чем сама Европа политически представляет собой жалкое зрелище, ввиду практически отсутствующей независимости её от США и отсутствия внутри Европы конструктивных правых и левых сил.

Но это еще не все. В начале января Германию (и не только) охватила волна социальной напряженности между коренными жителями и "новыми европейцами", которыми Европу летом "обеспечила" Турция. Приведу несколько характерных цитат из лент новостей об этом.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya...
7 января немецкая Bild опубликовала доклад полиции, в котором подробно описывается, что именно произошло на площади перед Кельнским собором и в здании городского вокзала. Как стало известно ранее, около тысячи молодых людей, преимущественно "арабской и североафриканской наружности" делились на группы и совершали нападения на женщин. К настоящему моменту из одного только Кельна в полицию поступило более ста заявлений от пострадавших, они сообщают о домогательствах, изнасилованиях, оскорблениях и грабеже. Около 50 заявлений обрабатывает полиция Гамбурга, есть аналогичные случаи в Берлине, Дюссельдорфе и Штутгарте. При этом полиция... считает, что злоумышленники действовали по предварительному сговору. "Когда 1 тыс. мужчин из Северной Африки собираются в одном месте, это не может быть случайностью".

http://tass.ru/mezhdunarodnaya...

8 января. Почти каждый третий немец после событий в Кельне избегает мест скопления людей.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya...
8 января. СМИ: первый случай нападения на женщин в новогоднюю ночь зафиксирован в Вене. В венскую полицию поступило заявление от трех девушек, пострадавших от действий мигрантов.

http://tass.ru/mezhdunarodn...

9 января. Несколько сотен человек собрала акция сторонников антиисламского движения ПЕГИДА, к которой примкнули правые экстремисты и футбольные фанаты

Примерно 1,3 тыс. человек собрала ответная демонстрация, направленная против расизма, сексизма и в защиту беженцев. Правопорядок обеспечивают около 1,7 тыс. сотрудников полиции.

http://tass.ru/mezhdunarodn...
9 января. Полиция применила водометы против демонстрантов в Кельне, акция правых прекращена. Сразу после начала демонстрации в стражей порядка полетели бутылки и пиротехнические средства.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya...

10 января. Министр юстиции ФРГ: нападения на женщин в Кельне могли быть спланированы.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2577185


БЕРЛИН. 11 января
. /Корр. ТАСС Антон Долгунов/. Волна насилия продолжается в Кельне - поздно вечером в воскресенье неизвестные совершили нападения на семерых иностранцев.

Итак, в начале января в странах Европы прошли массовые согласованные хулиганские акты насилия со стороны "беженцев" в адрес коренных жителей. В ответ встречный процесс по "борьбе с нелегалами" ожидаемо перехватывают местные радикалы и неофашисты. Создается серьезный очаг социальной напряженности и возможность для роста политического влияния правых радикалов в Европе.

За этим информационным фоном произошло еще несколько событий, которые укладываются в эту логику, но которые остались практически незамеченными в СМИ. За анализ благодарен блогеру kotbayun1965 , которого с удовольствием частично процитирую (http://kotbayun1965.livejourna...)

7 января, в годовщину нападений террористов на редакцию французского бульварного еженедельника Charlie Hebdo в Париже произошел еще один инцидент. В начале многое указывало на то, что это новая попытка теракта, однако на деле всё оказалось весьма банальной и довольно грубой провокацией.

Возле комиссариата полиции 18-го округа Парижа полицейские застрелили мужчину, который пытался ворваться в здание с криком «Аллах Акбар». Сотрудники правоохранительных органов открыли огонь, злоумышленник был тяжело ранен и в скором времени скончался на месте. Полицейские сначала подозревали, что на убитом был закреплен "пояс шахида", однако позже СМИ сообщили со ссылкой на представителей полиции, что пояс смертника оказался муляжом.

Таким образом налицо примитивная провокация. И совсем не случайно, что она произошла ровно через год после событий вокруг Charlie Hebdo, потому что к тому нападению тоже было очень много вопросов. Уж очень там, у Шарли, всё было, по военному четко организовано.

Год назад вполне резонно возникал вопрос: «А если во время и после теракта под маской террористов действовали разные люди?»

Очень серьезные вопросы возникают по поводу терактов, совершенных в Париже 13 ноября. Почему теракты совершили люди, которые не один год находились под контролем европейских спецслужб? Какой идиот идет совершать теракт с удостоверением личности?
Почему человек, которого официально называют главным организатором этих терактов, был сперва задержан французскими спецслужбами, а затем благополучно отпущен? Почему после этого сильнейшие европейские спецслужбы несколько дней гонялись за этим человеком по нескольким городам Европы, а он преспокойненько разъезжал по разным странам, а затем благополучно скрылся на территории Сирии? Какие покровители обеспечили ему такую непробиваемую «крышу»?

Все эти вопросы остаются без ответа.

Основные мировые СМИ замолчали сенсационную информацию по поводу террористического акта в городе Сан-Бернардино (США).
По официальной версии, якобы исламистские экстремисты Cайед Ризван Фарук и его жена Ташфин Малик, вооруженные двумя автоматами и двумя пистолетами, убили в Сан-Бернардино 14 человек и ранили 21. Оба «совершенно случайно» были застрелены полицией через несколько часов после того, как скрылись с места происшествия.
Однако известный американский новостной сайт zerohedge.com опубликовал свидетельства очевидцев, согласно которым «это сделали три белых мужчины высокого роста». Эти трое имели атлетическое телосложение и были одеты в черные головные уборы, в черную униформу военного образца и бронежилеты, вооружены они были штурмовыми винтовками.
К этим «странным» обстоятельствам произошедших за последний год терактов добавляются практически анекдотические подробности инцидента 7 января в 18-м округе Парижа. Если соединить всё это, то разного рода непонятностей и вопросов возникает огромное количество.

Однако, если при этом вспомнить, что за последний год мы также стали свидетелями прекрасно организованного и хорошо регулируемого потока беженцев в Европу, а также не менее хорошо организованной и весьма своевременно освещенной в СМИ волны нападений на женщин в новогоднюю ночь в различных городах Германии и Швейцарии, то нетрудно увидеть логику во всех этих событиях и затем ответить на два очень важных вопроса:

Кто это организовал?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить, что на протяжении нескольких десятилетий, со времен введения Советских войск в Афганистан, исламистские террористические организации имеют самые тесные связи со спецслужбами США. Многие из этих организаций являются прямой креатурой ЦРУ и часто используются в качестве инструмента для реализации политических планов Соединенных Штатов. Имеются прямые указания на то, что ИГИЛ создана спецслужбами США. И сегодня Соединенные Штаты по разным каналам направляют на обучение и вооружение игиловцев сотни миллионов долларов.

Кому это выгодно?

Прежде всего, это выгодно радикальным правым и неофашистским организациям Европы, ведь респектабельных правых в Европе нет, их «уничтожили». Сейчас неофашисты на равных шагают в рядах антиисламских демонстраций, зарабатывают себе легитимность и популярность в глазах населения своими антиисламскими лозунгами.

А что произойдет, если исламистам удастся совершить в Европе еще несколько террористических актов? Несложно предсказать, что в этом случае неофашисты окажутся самой популярной политической силой Европы и путь к власти в ряде европейских стран им будет открыт. Но неофашистские партии и движения – это далеко не главный бенефициар развивающихся в современной Европе процессов.

Тот факт, что Европа сегодня беременна фашизмом, очень серьезные политические силы за океаном готовы использовать в целях устранения своего экономического и геополитического конкурента (и ЕС, и РФ). Можно предположить, что весь 2016 год социальная и прочая напряженность и радикализация Европы будет нарастать.

И с этой Европой Путин старается восстановить отношения. Но может так статься, что наши заокеанские партнеры сделают так, что Европе, мягко говоря, будет не до этого и европейская элита будет поглощена решением своих проблем.

Ближний Восток.

Происходит радикализация и обострение ситуации не только в Европе. В январе очень серьезные события произошли на Ближнем Востоке.

Вот краткая хроника за 2-3 января.

1. В субботу Саудовская Аравия заявила о казни шиитского проповедника ан-Нимра, который был задержан в 2012 году в ходе акций протеста на востоке страны.

2. Иран публично и жестко осудил эту казнь. Ситуация в Саудовской Аравии обострилась, шииты очень недовольны, начались уличные протесты.

3. В Тегеране разгромили посольство Саудовской Аравии.

4. Начались массовые отзывы послов стран Ближнего Востока из Ирана.

Итак, за несколько дней января мы имеем еще одно обострение отношений на Ближнем Востоке: Иран против Саудовской Аравии и наоборот. Ближневосточный клубок еще больше запутывается.

Далее, Турция продолжает свою антироссийскую политику.

Президент Турции Эрдоган отреагировал на освобождение армией Сирии города Сальмы – ключевого опорного пункта «Аль-Каиды» («Джебхат ан-Нусры») в Латакии. Согласно заявлению Эрдогана, разгром террористов говорит о том, что «политика России представляет опасность для всего мира». То есть в один день происходит освобождение важного с военной точки зрения города от «Аль-Каиды», и звучит вот этот бред от Эрдогана.

Кроме того, Эрдоган обвинил Россию в подготовке почвы для создания карликового государства на базе северной провинции Сирии Латакия – помимо всего прочего, расположена военная авиабаза России. Новое де-факто алавитское государство, по мнению Эрдогана, нужно России для нападений на туркоманов. Это такой Публичный бред имени Эрдогана. Зачем? Только поддержка Турцией Аль-Каеды и ИГИЛ (запрещенных в РФ) может стоять за всем этим информационным мусором.

Напомним, что ранее глава турецкой национальной разведки (MIT) Хакан Фидан уже призывал к официальному признанию ИГ на Западе и к диалогу с террористами.

Интересно, что 12 января сказали о Турции и Саудовской Аравии (КСА) в США. (https://www.rt.com/usa/3285...).

Республиканский сенатор штата Вирджиния сказал, что Саудовская Аравия и Турция являются величайшей угрозой миру. RT добавляет, что говоря Саудовская Аравия - это “абсолютное варварство”, сенатор упускает из виду давние связи КСА с США.

Далее цитата: “Угроза находится в Саудовской Аравии, и через учение ваххабитов распространяет терроризм по всему миру.”

Сенатор так же рассказал RT, что президент Турции Эрдоган намерен ввести абсолютную диктатуру:

“Эрдоган мечтает стать главой новой Османской империи,” “Он очень расчетливый, очень порочный индивидуалист и, я думаю это - большая опасность. Эрдоган победил абсолютным большинством в турецком парламенте, которое позволит ему переписать Конституцию. Как только он узнал, что способен навязать абсолютную диктатуру – что он и намерен делать – он (Эрдоган) публично заявил, что его идеалом является Адольф Гитлер.”

Коктейль на Большом Ближнем Востоке вообще и в Сирии в частности замешан мутнейший. Что и как из него выпрыгнет – вопрос, от ответа на который зависит будущее устройство мира.

Есть силы (Турция, КСА, ИГИЛ, часть элиты США), которые хотят хаоса на Ближнем Востоке (далее БВ) и его переформатирования. Есть силы (РФ, Сирия, Иран, Китай), которые хотят порядка и на БВ и в мире.

Путин в своем интервью Бильд об этом прямо сказал:

«...чего мы хотим в Сирии. Знаете, я Вам скажу точно, чего мы не хотим: мы не хотим, чтобы ситуация в Сирии развивалась так, как она в Ливии развивалась или в Ираке. Надо отдать должное, я уже говорил об этом Президенту ас-Сиси в Египте, если бы он не взял на себя ответственность, не проявил мужество и не взял бы контроль над страной в свои руки, то и в Египте могло произойти то, что в Ливии происходило. На мой взгляд, нужно стремиться всеми силами к тому, чтобы укрепить легитимную власть в странах региона. Это касается Сирии. Восстановить и укрепить складывающиеся структуры власти в такой стране, как Ирак, и в такой стране, как Ливия. Добиться стабилизации в такой стране, как Сомали, скажем, и в других странах. Укрепить власть в Афганистане.»

Итак, в мире идет борьба сил, насаждающих порядок против сил хаотизации. И эта борьба будет обострятся весь 2016 год. Кто победит? И как мы сможем победить, какой ценой? Как выковать эту победу?

Проблемы в мировой и российской экономике

Январь был ОЧЕНЬ богат на события. За информацию я благодарен блогерам kotbayun1965 и zzer0k. В начале января произошёл обвал на китайском фондовом рынке и следом падение на биржах США.

Как сообщает РБК за первые четыре торговых дня 2016 года индекс Dow Jones потерял 911 пунктов, или 5%. Согласно данным Bloomberg, самое большое падение в первый день торгов — на 6,9% — было зафиксировано в 1932 году, то есть в разгар Великой депрессии; следующее за ним — на 2,8% — в 2001 году.

Цитата: «дополнительным инструментом, обеспечивающим «посадку» фондовых рынков по всему миру и, прежде всего, в США, кроме завершения политики «количественного смягчения», стало повышение ключевой ставки ФРС». То есть, по факту, ФРС сама "валит" рынки.

Кроме биржевых потрясений так же идёт неуклонное снижение цен на нефть. Цена корзины ОПЕК снизилась до $28 за баррель.

Когда лихорадит две мощнейшие экономики мира США и Китай, а так же продолжается падения цен на нефть - это не может не коснуться и России.

Что же произошло в РФ 11 января? Катастрофы с курсом не произошло, хотя рубль, конечно, ещё чуть сдал свои позиции. Официальный доллар на 12 января — 75,95 рубля, евро — 82,81.

Я, к слову, удивлен по хорошему словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной о том, что "национальная валюта могла бы быть крепкой при двух условиях: либо стабилизируется нефть, либо диверсифицируется экономика — то есть снизится ее зависимость от производства и продажи углеводородов. Государству нужно выбрать одно из двух — ждать или же развивать не нефтегазовые сектора. С учетом того, что в бюджет заложена стоимость «черного золота» в 50 долларов за баррель, пассивный режим может оказаться губительным".

Кстати, Путин в интервью Бильд говорил, что в структуре экспорта России углеводороды падают, а растет доля продукции с высокой прибавочной стоимостью, что конечно радует, так как тем самым снижается и нефтяная зависимость экономики РФ и зависимость курса рубля от стоимости нефти. Я полагаю (надо это проверить) что рост экспорта товаров с высокой прибавочной стоимостью связан с заработавшими нашими экономическими союзами, прежде всего ЕвроАзЭс, выходом из "зоны комфорта" в связи с санкциями и необходимостью импортозамещения.

13 января. Нефть на биржах продолжает дешеветь седьмой день подряд, пробивая двенадцатилетние минимумы и преодолевая очередные психологические рубежи. При чем нужно заметить, что при цене даже 30 долларов никакое воспроизводство добычи нефти в мировом масштабе невозможно, ни одна компания не будет инвестировать в разработку новых залежей нефть при такой цене.

При этом нефть фактически утратила качества реального товара, превратившись в финансовый инструмент. Важно понять, что нефть уже не товар и не сырье. Это больше инструмент глобальной политики. Это такой шкворень, которым целенаправленно, умышленно и непреклонно переворачивают мир, делая ситуацию для России очень тяжелой.

Во вторник, 12 января по состоянию на 9.00 мск стоимость февральского фьючерса на североморскую смесь Brent опустилась ниже 31 долл. и торговалась по 30,67 долл. за баррель. Падение нефтяных котировок на марки Brent и WTI с начала торгов составило 9% и 8% соответственно. На то же время стоимость барреля российской марки Urals составила 30,5 долл.

При этом ни события на Ближнем Востоке, ни иные значимые для ценообразования факторы практически не оказывают вообще никакого влияния на нефтяные котировки. Крупнейшие игроки финансового рынка прогнозируют цену на нефть в 2016 году на уровне 20-25 долл. за баррель, и этот фактор пересиливает все остальные.

Рынку указан уровень и биржевые спекулянты работают на его достижение. Вот как свой ценовой прогноз обосновывают аналитики еще одного банка - Standard Chartered:

«Так как никакие рыночные показатели не ведут рынок нефти к равновесию, цены почти полностью зависят от финансовых потоков, вызванных колебаниями цен на другие активы, включая доллар США и фондовые рынки».

Что же касается управления финансовыми потоками, то эксперты не без сарказма отмечают:

«Нефтяные котировки начинают валиться вниз почти каждый раз, как только начинается американская торговая сессия, что является еще одним подтверждением того, что падение цен на нефть искусственно провоцируется не столько фундаментальными факторами, сколько целенаправленной игрой на понижение крупнейших финансовых институтов, которые имеют «прописку» в США». И если мы вспомним текущую геополитическую ситуацию, то нет никаких оснований удивляться этому падению цен на нефть. Это — экономическая война против России, никакой другой логики в этом процессе нет. И эта война будет обострятся весь 2016 год..

Что же в сухом остатке?

Итак, в мире определенными силами насаждается хаос, целью этого является переустройство мира и этот процесс уже явно виден не только на БВ но и в Европе. На Ближнем востоке ситуация всё более обостряется, и за этим обострением стоят и ИГИЛ и многие страны БВ, Турция, КСА, и, скорее всего США. Россия со своей стороны работает на восстановление государственности и Сирии, и других стран, пострадавших в т.ч. от «арабских весен».

Хаос насаждается в Европе, причем хаос явно управляемый и в 2016 году будут нарастать противоречия и с беженцами, и рост терроризма возможен, и недовольство коренных граждан ЕС, а значит - рост влияния неофашистских сил. В ЕС будут нарастать свои внутренние проблемы, которые могут привести к еще большему ослаблению ЕС. А если вспомнить ситуацию с долгами южных стран - членов ЕС, то можно говорить о потенциальном рассыпании ЕС, как субъекта.

Мировая экономика все больше и больше входит в неуправляемое кризисное (катастрофической) пике (напомню, что кризис начался в 2008 году) и не видно не выхода из него, ни инструментов выхода, которые предлагаются мировыми элитами. Повышение ставки ФРС или накачка экономики ликвидностью - это не инструменты выхода из кризиса - катастрофы. Это - маразм.

Никакого просвета, никакого света в конце туннеля, мировой капиталистический тупик.
И в этих условиях Путин пытается снова договорится с Западом, восстановить статус-кво отношений. Кто-то искренне думает, что это в таких условиях возможно?

Напомню, что против России идет многомерная война со стороны прежде всего США. Война экономическая — санкции и цены на нефть, война — политическая — задача снять Путина, вернуть Крым, война информационная — постоянная ложь про Россию в ведущих мировых СМИ и так далее. Я считаю, что нужно готовиться к еще более серьезному, сложному и тяжелому году в котором эта многомерная война против нас будет еще и еще усилена.

Готовтесь.

http://cont.ws/post/180438

0


Вы здесь » Россия - Запад » РУССКИЕ О СОВРЕМЕННОМ ЗАПАДЕ » МИР ГЛАЗАМИ ПУТИНА: Интервью немецкому изданию Bild. 05.01.2016