Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Украина-Крым-Россия:2014: до и после майдана


Украина-Крым-Россия:2014: до и после майдана

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Русская служба BBC, Великобритания

Исторический СНБО: армии нет, СБУ нет, милиции нет
Два года после Майдана
24.02.2016
Анастасия Зануда

Парламентский комитет по вопросам национальной безопасности и обороны Украины обнародовал стенограмму заседания Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) от 28 февраля 2014 года.

На этом заседании высшие руководители Украины, только начинавшие выполнять свои обязанности после бегства из страны президента Виктора Януковича, обсуждали последние события в Крыму.

В ночь на 27 февраля 2014 года российские спецназовцы захватили и блокировали Верховную раду и Совет министров Крыма; в заблокированном парламенте было принято решение о проведении референдума о статусе полуострова, а также был «переизбран» спикер Верховной рады Крыма и крымский премьер.

Крым — это Украина?

Согласно стенограмме заседания, тогдашний руководитель СБУ Валентин Наливайченко информировал членов СНБО о том, что новые руководители Крыма — председатель Верховной рады Крыма Константинов и председатель Совета министров Аксенов — «ключевые фигуры Крыма, находятся в полном сотрудничестве, взаимодействии и планировании с военными российского Черноморского флота».

Председатель СБУ также сообщил о «полномасштабном использовании военнослужащих РФ», о «переходе фактически на сторону врага» «Беркута» и других правоохранительных органов, служивших в Крыму, а также о том, что аэропорты и другая транспортная инфраструктура Крыма или берутся под контроль, или блокируются переодетыми военнослужащими Черноморского флота РФ.

В то же время министр внутренних дел Арсен Аваков сообщал, что списки личного состава бойцов «Беркута», которые перешли с оружием «на сторону агрессора» передают прокуратуре для возбуждения уголовных дел.

Кроме того, он предупреждал, что внутренние войска и ППС Симферополя пока несут службу, но противодействовать русским не будут.

Крым — только начало

Между тем тогдашний министр обороны Игорь Тенюх заявил, что на фоне последних событий в Крыму под прикрытием учений происходит концентрация российских военных вдоль всей восточной границы с Украиной: «Их цель — не просто демонстрация силы, но реальная подготовка к вторжению на нашу территорию: переход и выполнение боевых задач».

Игорь Тенюх также сообщил некоторые данные о численности и вооружении российских войск на киевском, харьковском и донецком направлениях:

• 38 тысяч военных

• 761 единица танковой техники

• 2200 бронированных машин

• 720 артиллерийских систем

• 40 ударных вертолетов и 90 вертолетов боевого обеспечения

• 90 самолетов штурмовой авиации

• 80 кораблей ВМФ РФ в акватории Черного моря

По словам министра обороны, те, кто захватывает объекты в Крыму, — это спецназ, который прошел боевую выучку в горячих точках России. Он также сообщил, что боевой состав российских вооруженных сил в Крыму превышает 20 тысяч человек. В то же время он высказал просьбу о том, чтобы не было прямого военного контакта.

«Мы не готовы к полномасштабной войне. Буду говорить откровенно. Сегодня у нас нет армии», — заявил министр обороны Игорь Тенюх.

Он сказал тогда, что по всей стране можно было собрать военную группировку численностью около 5000 военнослужащих, способных выполнять боевую задачу.

Он предупредил членов СНБО, что если российские части войдут утром со стороны Черниговской области, то к вечеру они уже будут в Киеве.

Что делать?

На заседании 28 февраля 2014 члены СНБО не только делились информацией о событиях в Крыму и на восточной границе Украины, но и решали, какими могут быть дальнейшие шаги Киева.

Мысли о том, что Украина не готова к полномасштабной войне, разделял не только министр обороны.

«Мы не готовы к военной операции, к сожалению для нас. И это знают россияне», — считал премьер-министр Арсений Яценюк. Он также отмечал, что введение военного положения станет фактически объявлением войны Российской Федерации.

Представитель министерства обороны обратил внимание и на 2010 год, когда президентом Януковичем были подписаны так называемые Харьковские соглашения, которые обеспечивали Украине скидку в цене на российский газ в обмен на продление базирования в Крыму российского флота. По словам Вадима Скибицкого, «Харьковские соглашения» обеспечили модернизацию российских войск в Крыму.

Представитель ГУР также упомянул и о совместных российско-белорусских учениях «Запад-2013» в сентябре 2013 года на территории Белоруссии, Западного военного округа России и в акваториях Баренцева и Балтийского морей.

По словам Вадима Скибицкого, параметры этих учений очень похожи на то, как разворачивались события в Донецкой и Луганской областях в первой половине 2014 года.

«Агрессор рассчитывал на применение Украиной военной силы для восстановления власти в Крыму, что давало России фактически легитимные основания для военного вторжения в Украину. План российской Федерации предусматривал оккупацию восточной и южной Украины и создание коридора через Одесскую область в Приднестровье», — заявил Вадим Скибицкий, предоставив данные о численности российских войск на восточной границе Украины на март 2014 года.

Планы не осуществились

Представитель министерства обороны заявил, что пока планы России в отношении Украины не осуществились из-за «удачных действий украинской власти, просчетов российской стороны в оценке ситуации в других (кроме Донецкой и Луганской. — Ред.) областях Украины и мощного сопротивления украинского населения».

В то же время Вадим Скибицкий отмечает, что «режим Путина не отказывается от своих целей в отношении нашей страны, включая в себя дезинтеграцию страны, установление российского контроля над нашим государством и восстановление пророссийской власти в Украине».

Россия долгое время отрицала участие своих военных в событиях февраля-марта 2014 года в Крыму, которые привели к аннексии Крыма Россией. Но в марте 2015 года в интервью для фильма «Крым. Путь на Родину» российский президент Владимир Путин рассказал, что вооруженные силы его страны сыграли ключевую роль в тех событиях.

Россия также отрицала участие своих военных в конфликте на востоке Украины. Однако в конце 2015 года президент Путин сделал заявление, которое могло бы толковаться как признание причастности России к конфликту на Донбассе: «Мы никогда не говорили, что там (на Донбассе. — Ред.) нет людей, которые занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере. Но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска. Почувствуйте разницу», — сказал российский президент.

http://inosmi.ru/politic/20160224/235518340.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 28 Май 2017 07:15:30)

0

2

Bloomberg, США

Почему Россия остановилась на Крыме?
24.02.2016
Леонид Бершидский

Президент Владимир Путин хвастался, что Россия отвоевала Крым «без единого выстрела». Есть даже пропагандистское кино, в котором операция представлена как результат блестящего планирования и гладкого исполнения Кремлем. Документ, изданный в понедельник, пролил новый свет на то, почему аннексия прошла бескровно. И на границы агрессии Путина.

Новостной сайт Pravda.com.ua опубликовал расшифровку стенограммы заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины, прошедшего 28 февраля 2014 года. За день до этого российские войска без опознавательных знаков помогли промосковским активистам прорваться в парламент и здание правительства Крыма. На следующий день российская Дума уполномочила Путина начать военные операции на Украине.

Участвовавшие в той встрече чиновники, прорвавшиеся к власти после Революции Достоинства, тщетно пытались найти способ предотвратить потерю Крыма, но сочли оптимальным отдать полуостров, полагая, что альтернатива будет хуже.

Александр Турчинов, исполнявший обязанности президента и спикер парламента, поднял вопрос о возможности сопротивления. Премьер-министр Арсений Яценюк, в отличие от многих пришедших к власти непосредственно после революции в феврале 2014, выступил против контрнаступления.

«Разговоры идут об объявлении войны России. Будет заявление России сразу после введения военного положения «О защите граждан России и русскоязычного населения, которое имеет этнические связи с Россией’. Это сценарий, который написали русские. И мы лезем в этот сценарий!» — говорит он в расшифровке стенограммы.

Яценюк отметил, что банковский счет Министерства финансов был пуст и что, согласно Министерству обороны, у Украины не было военных ресурсов, чтобы защитить Киев в случае вторжения России. Кроме того, Яценюк сказал, что будет «острый межэтнический конфликт» в Крыму, и что украинское правительство будет обвинено в отказе предотвратить его.

Он призвал к политическим переговорам с иностранными посредниками, чтобы предоставить Крыму больше автономии и тем временем попытаться восстановить вооруженные силы.

Другими участниками, выступавшими против сопротивления, были председатель Национального банка Степан Кубив и бывший премьер-министр Юлия Тимошенко, освобожденная из тюрьмы в последние дни революции. Тимошенко утверждала, что Путин хотел завершить тот самый сценарий, который развернул в течение русско-грузинской войны в 2008 году. Тогда грузинский президент Михаил Саакашвили напал на пророссийские вооруженные силы, которые удерживали восставшую область в Южной Осетии, но Россия вмешалась и с боем пробилась через грузинскую армию.

Вот что она говорила о Путине: «Ему нужно только, чтобы мы дали ему повод. Вы помните, как тогда повелся на его провокацию Саакашвили, и проиграл! Мы не имеем права повторять его ошибки. Поэтому призываю всех и каждого семь раз подумать перед тем, как сделать хоть один шаг. Что я хочу сказать: если бы у нас был хотя бы один шанс из ста выиграть в войне, я была бы первой, кто поддержал бы активные действия».

Турчинову тогда поступил звонок от спикера российского парламента Сергея Нарышкина. После разговора с ним, он ответил: «Нарышкин передал мне угрозы от Путина. Они не исключают, как он сказал, принятие жестких решений в отношении Украины за преследование россиян и русскоговорящих. Наверное, намекают на принятие решений относительно введения войск не только в Крым. Передал слова Путина, что если погибнет хотя бы один россиянин, — они объявят нас военными преступниками и будут преследовать по всему миру».

Затем руководитель разведывательной службы Валентин Наливайченко сообщил, что российские войска сосредотачивались на границах Украины. Он сказал: «США и Германия просили Украину не начинать каких-либо активных действий в 2014 году, которые могли бы стать поводом для широкомасштабного сухопутного вторжения РФ».

Совет начал голосование, и только Турчинов выступил за объявление военного положения. В действительности, так и было: Россия провела фиктивный референдум в Крыму и признала его результаты. Украинское правительство сдалось без борьбы, потому что оно боялось потерять всю страну.

Непостижимо, что Путин не знал, насколько слаба была Украина. У него был доступ к разведструктурам из соседней страны. Он даже мог общаться непосредственно со свергнутым президентом Виктором Януковичем, который на тот момент недавно сбежал в Россию.

Ничто тогда не предотвратило российское вторжение. Более того, Путину не был нужен дополнительный повод, чтобы начать наступление: Россия уже объявила низвержение Януковича антиконституционным переворотом, как технически это и было, несмотря на то, что у репрессивного режима бывшего президента было мало общего с конституцией. Возможно, все это и заставило Януковича подписать запрос о помощи, который служит основанием для текущих военных действий России в Сирии.

Все же Путин не сделал ничего подобного. Он не хотел вторгаться в остальную часть Украины и повлечь серьезные международные последствия. Он хотел только Крым, российскую морскую базу, населенную в основном промосковски настроенными жителями. У Яценюка не было иллюзий насчет жителей Крыма, когда он говорил о возможности «этнического конфликта».

Позже, когда Россия поддержала террористическую заварушку в восточной Украине, предоставляя военных советников, оружие и, в конечном счете, войска, Путин так же, как и ранее, старался избежать полномасштабного вторжения, даже при том, что мог сокрушить украинские вооруженные силы. Фактически, даже учитывая, что украинский президент Петр Порошенко хвастался, что его вооруженные силы — теперь «самые-самые в Европе», у России — подавляющее преимущество в численности, технике и опыте.

В течение всего конфликта Путин никогда не опасался получить от Украины отпор. Он не хочет очевидного контроля над соседней страной, ему нужно лишь политическое и экономическое влияние. Он хочет, чтобы Украина понесла достаточные потери, чтобы Запад начал опасаться принимать ее в европейскую систему. До сих пор его план работает: Украина пребывает в состоянии разорения и расколота внутренней борьбой.

Саакашвили, ныне губернатор Одессы на Украине, извлек свой урок: он набирается сил, заявляя своей целью очистку Украины от коррупции. Теоретически такое противодействие Путину намного эффективнее, чем открытое военное столкновение. Западные политики должны учесть это и вместо того, чтобы поднимать военную обороноспособность в Восточной Европе, сконцентрироваться на помощи соседям России в построении эффективной экономической системы и правительства.

Оригинал публикации: Why Russia Stopped at Crimea
Опубликовано 22/02/2016 11:50
http://inosmi.ru/politic/20160224/235515166.html

0

3

Гордон, Украина
Илларионов: Глава Минобороны Украины собирался дать отпор агрессии РФ, но был снят с должности

24.02.2016

В 2014 году уполномоченный Верховной Рады Украины по контролю за деятельностью министерства обороны Владимир Замана, выразивший готовность оказать сопротивление российской агрессии и начавший мероприятия по его организации, не присутствовал на секретном заседании СНБО, тогда как и.о. министра обороны Игорь Тенюх, назначенный накануне по требованию лидера «Батьківщини» Юлии Тимошенко, сыграл не последнюю роль в отказе участников заседания дать отпор РФ. На это обратил внимание бывший советник президента РФ по экономическим вопросам Андрей Илларионов в своем блоге. Издание «Гордон» публикует материал без сокращений.

Нарушителями Конституции Украины стали все участники секретного заседания СНБО

Опубликованная вчера стенограмма заседания СНБО Украины от 28 февраля 2014 года «О неотложных мерах по обеспечению национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины» позволяет сделать несколько комментариев.

1. Основные факты, относящиеся к этому заседанию — его главные участники, их позиции, применявшаяся ими аргументация, принятое решение — были в основном известны и раньше, неоднократно обсуждались (в частности, в этом блоге) в течение прошедших почти двух лет. Поэтому какой-либо содержательной новизны для постоянных наблюдателей за украинскими событиями данная стенограмма не содержит.

2. Однако, насколько можно судить по реакции значительной части украинского общества, публикация стенограммы заседания СНБО все же вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Очевидно, этот эффект вызван прежде всего документальным подтверждением той информации (существовавшей до вчерашнего дня лишь в виде косвенных свидетельств и слухов), какая была уже известна в течение последних двух лет, но в реальность которой, как можно понять, значительная часть украинского общества просто не могла поверить.

3. Основное внимание общественности оказалось привлеченным к ключевой роли в отказе от сопротивления внешней агрессии, какую сыграла, выступая на заседании СНБО, лидер партии «Батьківщина» Юлия Тимошенко:

«Нельзя говорить о срочном вступлении в НАТО, это вызовет еще большую агрессию России… Если бы у нас был хотя бы один шанс из ста выиграть у Путина, я была бы первой, кто бы поддержал активные действия. Но посмотрите, в каком состоянии сейчас наша армия. Посмотрите, разве можем мы противостоять ему в Крыму, где на порядок больше российских солдат, самое современное оружие и полноценные российские базы?…

Поэтому мы должны сегодня умолять все международное сообщество встать на защиту Украины. Это наша единственная надежда. Ни один танк не должен выехать из казармы, ни один солдат не должен взять оружие, иначе это означает поражение. Никакого военного положения и активизации наших войск! Мы должны стать самой мирной нацией на планете, просто вести себя как голуби мира…

Мы должны придумать какие-то нестандартные ходы. Например, пригласить лидеров европейских стран на какой-нибудь мирный саммит в Киев или в Крым. Провести конференцию по вопросам мира. Должны все вместе писать обращение в ООН, в НАТО, США по поводу миротворческих войск. Задействовать все дипломатические связи…

Вы представляете, что начнется в стране, если танки и БТРы поедут по улицам городов? Это спровоцирует массовую панику. Люди начнут массово бежать из страны. Проблема с продовольствием, с горючим…».

С группировкой 38 тысяч военных РФ на границе с Украиной невозможно было успешно вторгнуться. Для вторжения в Грузию использовалась группировка свыше 100 тысяч

4. С другой стороны, в целом позитивную (но, как будет видно ниже, незаслуженную) оценку общественности получила позиция Александра Турчинова, предлагавшего объявить военное положение, но не получившего для своего предложения поддержки других членов СНБО.

5. Почти не получила (по крайней мере пока) необходимого обсуждения (и, как минимум, морального осуждения) позиция большинства других членов СНБО, выступивших на заседании против введения военного положения и отказа от сопротивления агрессии, в частности, со стороны премьер-министра Арсения Яценюка, первого вице-премьера Виталия Яремы, министра обороны Игоря Тенюха, руководителя СБУ Валентина Наливайченко, главы СВР Виктора Гвоздя.

6. За прошедшие два года аргументация сторонников отказа от сопротивления, предложенная на заседании СНБО 28 февраля 2014 года, многократно повторенная впоследствии, включая и в наши дни, продемонстрировала свою полную несостоятельность. Упомянутая на заседании возможная (но, скорее всего, не состоявшаяся бы) жертва пяти тысяч военнослужащих (согласно данной ими присяге готовых отдать жизнь за независимость и территориальную целостность Украины) в случае направления их на отражение внешней агрессии в Крым и при практической гарантии в этом случае удержания Крыма под контролем Украины и отсутствия войны на востоке Украины, с одной стороны, и фактическая гибель почти десяти тысяч украинских граждан (многие из которых были гражданскими лицами, не дававшими военной присяги) в результате двухлетней (и по-прежнему продолжающейся) войны при аннексии Крыма, оккупации восточного и центрального Донбасса, при почти трех миллионах беженцев и перемещенных лиц, при колоссальных разрушениях на востоке Украины, с другой стороны, — это просто несопоставимые результаты двух вариантов развития ситуации, из которых власти Украины 28 февраля 2014 года. выбрали наихудший.

7. Называвшиеся цифры (возможно, завышенные) российского военного контингента, сосредоточенного на российско-украинской границы, даже в случае их соответствия действительности, однозначно говорят об отсутствии со стороны Владимира Путина реальных планов по вторжению даже в левобережную Украину, не говоря уже о захвате Киева и более амбициозных планах. С группировкой в 38 тыс. человек (данные, объявленные на заседании Тенюхом) в такую страну, как Украина, невозможно ни успешно вторгнуться, ни оккупировать сколько-нибудь заметную часть ее территории, ни удержать ее сколько-нибудь осязаемое время.

Для сравнения: для вторжения в Грузию с населением в 12 раз меньшем, чем на Украине (3,8 и 44 млн чел.), и с эффективной территорией страны, еще более скромной, чем одна двенадцатая часть Украины, летом 2008 года была сосредоточена российская группировка численностью свыше 100 тыс. военнослужащих; для вторжения в 1940 году в Эстонию, Латвию, Литву (население соответственно — 1,2 и 2,5 млн чел.) и их оккупации были сосредоточены группировки советских войск численностью соответственно в 100, 150 и 200 тыс.чел. Таким образом, заявление адмирала Тенюха на заседании СНБО об угрозе вторжения на Украину группировки в 38 тыс. чел. следует расценивать либо как демонстрацию его вопиющего непрофессионализма, либо же как сознательный и циничный шантаж членов СНБО, мало знакомых с характером проведения подобных военных операций. Если учесть, что предыдущий де-факто министр обороны генерал-полковник Владимир Замана (официально — Уполномоченный Верховной Рады по контролю за деятельностью Министерства обороны), выразивший готовность оказать сопротивление агрессии и начавший мероприятия по его организации, был снят со своей должности за день до заседания СНБО, а именно 27 февраля, а вместо него на пост министра обороны по требованию Тимошенко был назначен Тенюх (Игорь Тенюх был назначен Верховной Радой Украины на пост и.о. министра обороны 27 февраля 2014 года. — «ГОРДОН»).

За такое решение в четверг, 27 февраля, то подозрения о неслучайности поведения Тенюха усиливаются. Действия (а точнее: бездействие, преступное бездействие) Тенюха продолжилось и в дальнейшем.

Турчинов не должен был приглашать на секретное заседание СНБО Тимошенко — лидера партии, в которой он состоял

8. Тем не менее, главную ответственность за непринятие необходимых решений по защите суверенитета, независимости, территориальной целостности Украины несет исполнявший обязанности президента Украины и председатель СНБО Украины Турчинов. Его личную вину можно сформулировать в следующих пунктах:

· Турчинов на заседании СНБО предоставил слово не члену СНБО (но лидеру партии »Батьківщина», членом которой он тогда состоял) Тимошенко, выступление которой в качестве бывшего кандидата в президенты Украины и наиболее влиятельного политика страны в тот момент оказалось во многом роковым для непринятия членами СНБО необходимого решения;

· Турчинов пригласил на заседание СНБО не только нечлена Совета Тимошенко, но и других лиц, не являвшихся членами СНБО, общим числом, по некоторым свидетельствам, до 50 человек. В таком составе вероятность принятия ответственного решения о противодействии агрессии резко снизилась, не понимать этого А.Турчинов не мог;

· Турчинов не должен был обнародовать на заседании СНБО содержание своего телефоннго разговора с Нарышкиным, намеренно приуроченного тем к проведению заседания СНБО и явно нацеленного на запугивание и шантаж его членов;

· Турчинов не был обязан созывать СНБО по указанному вопросу; в случае созыва СНБО он не был обязан ставить вынесенный им вопрос о введении военного положения на голосование; в случае даже непринятия членами СНБО решения по такому вопросу он не был обязан его выполнять. Согласно п. 19 ст. 106 Конституции Украины исключительная прерогатива по принятию решения об использовании Вооруженных сил Украины принадлежит президенту Украины и никому другому (Президент… принимает решение об использовании Вооруженных сил Украины в случае вооруженной агрессии против Украины). Более того, согласно п. 31 той же ст.106 статьи Конституции Украины, президент Украины не может передавать свои полномочия другим лицам или органам. Но именно это Турчинов и сделал — передал свои полномочия как президента (или как и.о. президента) в части использования ВС Украины в случае вооруженной агрессии против Украины другому органу (СНБО), у которого таких полномочий нет (см. ст. 107 Конституции Украины);

· Таким образом, Турчинов грубейшим образом нарушил пункты 1, 19, 31 ст. 106 Конституции Украины, а также ее следующие статьи: 2, 17, 65, 73, 102.

9. Нарушителями статей 2, 17, 65, 73 Конституции Украины стали также все участники заседания СНБО 28 февраля 2014 года. Члены СНБО, являвшиеся в тот момент народными депутатами Украины, нарушили также и ст. 79 Конституции Украины. Кроме того, ими были нарушены несколько статей закона Украины об обороне.

10. Существование на Украине влиятельных политических сил, принявших, а затем в течение последних двух лет отстаивавших решения властей о сдаче Крыма (а затем — и восточного и центрального Донбасса), в настоящее время оправдывающих эти решения и продолжающих их защищать даже после опубликования стенограммы заседания СНБО от 28 февраля 2014 года, свидетельствует о гораздо более глубинной проблеме, чем »просто» вопиющая некомпетентность, чудовищная коррупция, грубейшие нарушения Конституции Украины и/или циничное предательство ее национальных интересов. Но об этом — в другом тексте.

Оригинал публикации: Илларионов: Глава Минобороны Замана, собиравшийся дать отпор агрессии РФ, был снят с должности за день до секретного заседания СНБО по требованию Тимошенко
Опубликовано 24/02/2016 13:50

0

4

Радио Свобода, США

Почему был сдан Крым?
О публикации секретов СНБОУ — Александр Гольц, Вячеслав Игрунов, Лев Пономарев, Игорь Романенко.
25.02.2016

Владимир Кара-Мурза

Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) обнародовал протокол своего секретного заседания от 28 февраля 2014, на котором обсуждался вопрос о возможности противодействия стремлению России аннексировать Крым. Документ был представлен в понедельник в комитете Верховной рады по вопросам национальной безопасности и обороны. На заседании СНБО 28 февраля 2014 года и. о. министра обороны Игорь Тенюх заявил: «Мы можем собрать со всей страны военную группировку численностью около 5 тысяч военнослужащих, способных выполнять боевую задачу. Их мы можем бросить в Крым, но это не решит проблему Крыма. Мы их там просто положим». «А что делать с тысячами километров границы и подготовкой России к вторжению? Если зайдут утром со стороны Черниговской области, то к вечеру уже в Киеве будут», — говорил Тенюх. По его оценкам, в Крыму на тот момент было более 20 тысяч российских военных против полутора — двух тысяч украинских.

Тогдашний глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко доложил, что руководители Крыма Владимир Константинов и Сергей Аксенов перешли на сторону России, что российские силовики захватили объекты инфраструктуры полуострова, что эти действия получили массовую поддержку населения Крыма. Министр внутренних дел Арсен Аваков сообщил, что военнослужащие внутренних войск Украины противодействия российским военным оказать не готовы. За введение военного положения выступил только и. о. президента Александр Турчинов.

Участники заседания единогласно приняли решение из семи пунктов, включавших, прежде всего, приведение армии в полную боевую готовность, выделение средств на защиту Украины, создание оперативного штаба по Крыму и обращение за помощью к США и Великобритании как гарантам Будапештского меморандума. В заседании принимали участие политики,  не являвшиеся членами СНБОУ, в частности, лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко. Ее выступление, по мнению ряда аналитиков, оказало решающее влияние на решение Киева не применять вооруженные силы для сохранения Крыма в составе Украины.

Историческую роль заседания  СНБОУ от 28 февраля 2014 года и позиции его участников анализируют военные эксперты Александр Гольц, Игорь Романенко (Киев), политик Вячеслав Игрунов,   правозащитник Лев Пономарев. Ведущий – Владимир Кара-Мурза-старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: Главной сенсацией последних дней стала публикация секретного протокола Совета национальной безопасности и обороны Украины, согласно которому в феврале 2014 года, в дни оккупации Крыма, Юлия Тимошенко выступала против введения военного положения. Однако единомышленники экс-премьера утверждают, что Тимошенко не была членом этого Совета, поэтому никак не могла повлиять на его решение. О том, почему был сдан Крым, сегодня, два года спустя, мы поговорим с нашими гостями — лидером Движения «За права человека» Львом Пономаревым и политологом Вячеславом Игруновым. Лев Александрович, какие были нарушены правила игры и, может быть, права человека, когда Россией был оккупирован Крым?

Лев Пономарев: Ясно, что это две самые конфликтные нормы, которые существуют в международном праве и в мире, — проблема нерушимости границ и проблема нации на самоопределение. Проблемы изменения границ иногда возникают в результате многолетней борьбы наций за свое право на самоопределение. Но всегда это происходит кровопролитным образом. В данном случае, хотя на это часто ссылаются, такого конфликта не было. Не было многолетней борьбы крымского народа за самоопределение внутри Украины. Хотя там, как и в любой стране, были разные точки зрения, были и русские националисты, и украинские националисты, — но все это носило вполне благопристойный характер. Поэтому говорить о том, что в результате многолетних усилий крымское население самоопределилось и высказалось в пользу России, мы не можем. Этот конфликт, с которого я начал, фактически отсутствовал. Все это имело искусственный характер. Действительно, это была аннексия Россией Крыма, грубый акт агрессии со стороны России. И самое главное, что был нарушен международный договор, который был подписан и Россией, в том числе, — так называемые «Будапештские соглашения», где Россия была гарантом. И это самое позорное для страны — она была гарантом неприкосновенности украинских границ, а в результате сама же нарушила эти границы. Поэтому с точки зрения и международного права, и политологии Россия была агрессором. Конечно, мы можем постфактум сказать, что там все было бескровно, что могло быть и хуже, но, с другой стороны, мы точно знаем, что если бы не было Крыма, не было бы и Восточной Украины, где не погибли бы тысячи мирных граждан. Поэтому аннексия Крыма, учитывая Восточную Украину, была кровавым событием. И можно только сожалеть, что страна, в которой я живу, была агрессором. Поэтому с самого начала аннексии Крыма я принимал самое деятельное участие в том, чтобы ее остановить и осудить.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вячеслав Владимирович, подходит ли Россия под определение агрессора в событиях февраля 2014 года?

Вячеслав Игрунов: Конечно, не подходит. Если сравнить с действиями других стран, например, НАТО в Сербии или западной коалиции в Ливии, то, конечно же, таким агрессором она не является. Начнем с того, что крымский народ на протяжении долгих лет боролся за самоопределение и за присоединение к России. Борьба за самоопределение началась еще в рамках Советского Союза, во время «перестройки». В начале 91-го года, еще при Советском Союзе, была принята Конституция Республики Крым, крымчане год спустя провозгласили свою государственную самостоятельность. И это было еще при наследнике советского режима, вполне вписывавшегося в украинскую иерархию, — Богрове. В 94-м году они избрали своего президента Мешкова, который говорил о присоединении к России, и парламент, который также ориентировался на это, и они даже правительство составили в основном из людей, приглашенных из Москвы. Но Конституция была растоптана, парламент был разогнан, Мешков был смещен. И все это было сделано незаконным образом. Крым испытывал определенную депрессию, но постоянно стремился к выходу из Украины. Был еще очень серьезный конфликт с крымско-татарским Меджлисом, когда крымские татары, прежде всего Мустафа Джемилев, не признавал за русскими право на самоопределение, говоря, что в Крыму есть только один народ — крымско-татарский, и самоопределение крымско-татарского народа — единственно легитимное. Жить в условиях постоянного унижения со стороны Киева и постоянного презрения со стороны крымских татар, конечно, было очень трудно. Поэтому самая главная причина — долголетняя борьба — присутствовала.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте дадим слово Александру Гольцу, военному обозревателю интернет-издания «Ежедневный журнал». Александр, существовала ли угроза военного вторжения России в Крым два года назад? Есть разные слухи, что была группировка численностью до 40 тысяч человек на случай непредвиденных обстоятельств.

Александр Гольц: Я думаю, что это было частью плана «Б» — в том случае, если бы украинские части в Крыму оказали сопротивление. Те российские части и соединения, которые были развернуты на границе 26 февраля 2014 года, должны были воспрепятствовать выдвижению украинских резервов к полуострову. Для меня в этом нет никаких сомнений.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте дадим слово Игорю Романенко, генерал-лейтенанту запаса, бывшему замначальника Генштаба Вооруженных сил Украины. Игорь Александрович, была ли угроза военного вторжения российских войск в Крым в феврале 2014 года?

Игорь Романенко: Была угроза вторжения не только в Крым, но и в территориальную Украину. Попытка аннексии Крыма — не первая. Она планировалась в связи с «помаранчевой» революцией в 2004 году. Но в 2004 году она не была осуществлена, потому что российские участники ее проведения, как оказалось, были не совсем готовы. А в 2010 году была ситуация, связанная с тем, что если президентом Украины была бы избрана Тимошенко, а не Янукович, тогда тоже ввести в действие этот план. Что касается непосредственно 2014 года, — была развернута группировка, и в этом была серьезная опасность. И именно это повлияло на то, что аннексия Крыма прошла для России бескровно. Группировка, в том числе и авиационная, была развернута вдоль восточной границы. И на заседании Совета национальной безопасности, который вел исполняющий обязанности президента Турчинов, обсуждался этот вопрос. Был звонок, по-моему, Нарышкина из России, и было сказано, что если погибнет хотя бы один российский солдат или будет сопротивление, то в территориальную Украину будут введены войска. И один из вариантов — это был пояс: начиная с Сумской области, по границе восток — юг, до Приднестровья. Или худший для Украины вариант — это Левобережье Украины. На этом Совете только Турчинов предлагал и голосовал за введение военного положения, фактически за военные действия против России. Остальные придерживались варианта, по которому Россия достаточно безболезненно провела аннексию. А это способствовало тому, что по инерции такого легкого подхода начались и действия на востоке. Дальше были попытки на юге, и там с проектом Новороссии не получилось. А на Донбассе мы уже имеем многотысячные жертвы.

Лев Пономарев: Если понимать, в каких условиях находится постсоветское пространство, можно найти много регионов, где все напряжено. Например, Северный Казахстан. Представим себе, что везде все пришло бы в движение — несправедливость в Северном Казахстане, где очень много российского населения, в Латвии, — то постсоветское пространство превратилось бы в кровавую кашу. И вот эти аргументы о том, что где-то стремились к автономии… Для этого и существует политика, чтобы у политиков были свои представления. И они добились автономии внутри Украины. И слава Богу, что это было. Добивались бы и дальше. Я не могу сказать, что все, что делала Украина, — правильно. Я не считаю правильным непризнание российского языка по крайней мере региональным. Но этого можно было бы добиваться путем мирного давления России, я уверен. И возможности именно мирного давления у нас были гигантские — чтобы русский язык был бы региональным в Крыму. Я сам неоднократно бывал в Крыму в постсоветское время, и точно могу сказать, что никакого преследования русскоязычного населения там не было. А то, что было давление татар, — так не надо было их выселять. Да, тут сложное положение. Может быть, были татарские националисты, которые опять-таки вполне оправданы, учитывая жестокое выселение татарского населения, его гибель и искусственное переселение туда украинцев и русских. Но все это — история. Не обязательно разрешать конфликт кровавым образом. А Россия сейчас это сделала.

Владимир Кара-Мурза-старший: Александр, когда президент Путин сказал, что не будем мы присоединять Крым, а потом передумал, — о чем это свидетельствовало? О том, что Россия имеет запасной сценарий?

Александр Гольц: Я не берусь анализировать, чем руководствовался Путин, в течение нескольких суток меняя свои взгляды на прямо противоположные. Более или менее очевидно, что попытки оправдать аннексию волей крымского народа, по-моему, не имеют под собой оснований. В том случае, если мы будем делить границы в соответствии с волей народа, вся бывшая территория Советского Союза превратится в кровавое месиво. Господин Путин в какой-то момент, по-видимому, полагал, что можно пойти в отношении Крыма по «гонконгскому сценарию», как теперь принято говорить. Это когда территория находится под двойным управлением. А потом, когда увидел, что Украина слаба, решил просто взять часть территории соседнего государства.

Владимир Кара-Мурза-старший: А может быть, хотят свести счеты с Юлией Тимошенко?

Вячеслав Игрунов: Юлия Тимошенко — это какая-то «галочка на полях». Тимошенко здесь совершенно ни при чем. Я думаю, что самое главное значение имеют геополитические процессы. Я высказывался относительно воли крымского народа, и я действительно считаю, что это не крепостные, они имеют право на собственную волю. Но я ничуть не сомневаюсь, что Россия действовала вовсе не из тех же соображений, из каких объясняю эту ситуацию я. Я думаю, что речь шла о геополитических процессах. А геополитические процессы затрагивают не такие фигуры, как Тимошенко или Порошенко, они затрагивают отношения между Россией и Западом, между Соединенными Штатами и Россией, между Украиной и Россией, и так далее. Это слишком большие массивы силы, чтобы говорить о каких-то персоналиях.

Владимир Кара-Мурза-старший: Игорь Александрович, хотят ли расправиться с Юлией Тимошенко за то, что она разрушает правящую коалицию?

Игорь Романенко: Она была одной из многих, кто при голосовании поддержал мирный вариант для того, чтобы россияне смогли аннексировать Крым. И только исполняющий обязанности президента Турчинов, понимая, что, согласно функции президента, он отвечает за безопасность границ, за суверенитет государства, голосовал за то, чтобы вводить военное положение и противодействовать. Действительно, тут определенная ситуация в парламенте с коалицией и так далее. И в этих условиях опубликование того, что происходило на Совете национальной безопасности, определенным образом может повлиять на имидж политиков, в том числе и Юлии Тимошенко. Хотя вопросы по Крыму — это не вопросы отдельного политика, это действительно вопрос геополитики. А в геополитику России и Путина, как руководителя государства, вкладывается такое отношение, в том числе к своему соседу, как попрание Будапештских соглашений, со всеми вытекающими отсюда последствиями как для России и ее руководителя, так и для Украины и ее руководителей.

Владимир Кара-Мурза-старший: Лев Александрович, вы не сводите это все к внутрипартийным, межфракционным дрязгам?

Лев Пономарев: Я считаю, что мы должны говорить о том, как это повлияло на внутреннюю ситуацию в России.

Вячеслав Игрунов: Конечно, для Украины это очень важно, потому что Тимошенко — единственная из политических лидеров, которая набрала серьезный вес за истекший год. Все остальные политические силы свой вес потеряли.

Лев Пономарев: Но она же ничего не делала. Она отсиделась, как говорится.

Вячеслав Игрунов: Она сильна риторикой.

Владимир Кара-Мурза-старший: А в чем вы видите выход из ситуации?

Лев Пономарев: Выходить России или Украине?

Вячеслав Игрунов: А разве можно кому-то одному отдельно выйти? Я думаю, что это долгий путь совместного решения.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но его надо когда-то начать.

Вячеслав Игрунов: Конечно, начинать его нужно всегда, хоть сегодня.

Лев Пономарев: Нам хоть когда-нибудь надо проявить в отношениях с Украиной искренность и добрую волю. А добрая воля заключается в том, что когда кто-то что-то делает, никто не ставит под сомнение, что эти действия сделаны,, условно говоря, навстречу своему партнеру. И ясно, что добрую волю должен проявлять сильнейший. А Россия в этом смысле сильнейшая, она просто гигант по сравнению с Украиной, даже с точки зрения военной силы. Вот если хотя бы раз Россия проявила добрую волю, а не пыталась бы обмануть… А ведь наши политики врут, глядя в глаза. Мы видели неоднократно, как президент России, к нашему стыду, врал. Так вот, если бы Россия хоть раз проявила добрую волю, может быть, когда-то наши отношения и наладились бы. Я бывал в Киеве несколько раз, и я не видел недоброжелательного отношения к людям, которые говорят на русском языке. Но я прекрасно понимаю, как можно ненавидеть русских за то, что там погибают дети, мирные люди. И виновата в этом Россия. Самое главное — передать границы. Но при этом, может быть, письменно получить гарантии, что не будет вторжения украинских войск, военных действий со стороны украинцев. Мне кажется, если бы Россия подписала договор «Минск-3» и передала границы, может быть, даже под международный мандат, то все бы стало двигаться намного быстрее.

Владимир Кара-Мурза-старший: Может быть, Россия действительно выведет войска из этого региона, а сосредоточится на Сирии? Некоторые считают, что на два фронта она воевать не способна.

Вячеслав Игрунов: Я как раз не нахожу там войск. Действительно, некоторое время можно было полагать, что какие-то части были во время «иловайского котла» или в Дебальцеве. А говорить о том, что там сейчас есть войска, абсурдно. Их там нет. Выводить нечего. Там проблема совершенно в другом. Но эта проблема не может быть так просто решена, потому что крови пролито так много, ненависть такая яростная, что решить эту проблему щелчком пальца совершенно невозможно. Это долгий процесс, такие процессы тянутся десятилетиями. Посмотрите на Палестину, посмотрите на Индию, что там происходит. Кипр до сих пор еще никак не может устаканиться, а сколько лет прошло. Слава Богу, хотя бы в Северной Ирландии, в цивилизованной стране, что-то начало понемножку налаживаться. А здесь крови пролилось немерено, слов ненависти было сказано столько, что просто отойти в сторону — это положить начало новому кровопролитию. 21-го числа проходили митинги в Москве. К чему призывали митингующие? К войне на Донбассе, к тому, чтобы убрать Порошенко, потому что «он москальский ставленник, продался Москве, он за мир, а надо победить». Причем социология показывает, что враждебность и поляризация на Украине нарастают. Больше 60 процентов населения желают решить эту проблему военным путем. И вот представьте себе, что значит в этой ситуации отойти в сторону. Здесь нужны серьезные переговоры. Но поскольку Россия и Украина не могут сами решить эту проблему, а Россия уже не может от нее избавиться, то здесь должны принимать участие международные посредники. Мне кажется, «минский формат» — это действительно наилучший из возможных вариантов, но не быстрый, за два дня его не решишь.

Владимир Кара-Мурза-старший: Игорь Александрович, действительно ли сейчас на Украине так поляризовалось общество, что часть его выступает за возобновление боевых действий против оккупантов, агрессоров, а часть — за выполнение Минских соглашений?

Игорь Романенко: В связи с тем, что за два года государство и народ Украины многому научились, по многим моментам они вынуждены были пройти такую школу и учебу, то решить вопрос с наскока не удастся, поскольку тысячи людей погибли на востоке, и кровь продолжает литься. Я бы воздержался от таких категорических заявлений, которые звучат в студии, об отсутствии вооруженных сил, — не сепаратистов, не боевиков, а именно вооруженных сил. Можно было бы посмотреть не только российские пропагандистские каналы, а, может быть, украинскую сторону, чтобы понять, что и как там происходит. То есть по гибели российских солдат отработаны такие подходы. Во-первых, у нас ежедневно даются сводки, к ним можно по-разному относиться, которые ежесуточно характеризуют все действия. А во-вторых, по гибели российских солдат идет отдельная информация. Поэтому посмотрите в интернете. Дня два-три назад писали о разведывательно-диверсионной группе, где погибли именно военнослужащие: сержант Никитин и остальные, показывали их военные билеты и так далее. Это делается регулярно, начиная от президента Украины, Верховного главнокомандующего. Он ездил в Европу, показывал эти военные билеты. Но это делается здесь информационно. И если вашим правозащитникам это надо, они тоже берут и показывают. Если на Украине гибель каждого проводится соответствующим образом, отдается дань памяти защитнику своего Отечества, то в России, естественно, это скрывается, поскольку есть утверждение, что собственно Вооруженных сил России, военнослужащих на территории Украины нет. По нашим прогнозам, по данным нашей разведки, в последнее время это где-то 8-9 тысяч. Но дело каждого, как это оценивать.

Что же касается подписания документов между Украиной и Россией, мы уже достаточно научены, начиная с Будапештского соглашения и других документов. Я соглашаюсь с гостями в московской студии в том, что ни один пункт, например, соглашения «Минск-2» на 1 января не доведен до завершения. А пункт о перемирии, когда оно необходимо российско-сепаратистской стороне, например, на праздники, — в принципе, Украине оно не надо, мы хотим двигаться в сторону мира. Но учеба заключается в том, что после того, как Россия относилась к документам, к их выполнению, — с россиянами сейчас готовы подписать любой документ, который бы позволил отстоять жизнь хотя бы одного военнослужащего, насколько бы это ни было сложно. Народ это поддерживает. Но подход к этим документам такой: что мы знаем, что завтра все это может быть попрано. Поэтому какой угодно документ будет подписан, зная о том, что, по крайней мере, на текущий момент и нынешним российским руководством надеяться на что-то лучшее не приходится.

Владимир Кара-Мурза-старший: Лев Александрович, насколько убедительны заявления, что на Украине воюют российские «отпускники», ушедшие в отпуск из армии?

Лев Пономарев: Ко мне обращались сотни контрактников, которые не хотели ехать на Украину.

Владимир Кара-Мурза-старший: А их заставляли?

Лев Пономарев: И мы реально противодействовали тому, чтобы их туда фактически выгоняли насильно. Реально мы помогали этим ребятам. И что интересно, руководство армии шло нам навстречу сразу же, потому что боялись, что какие-то возмущения в армии будут выплескиваться наружу. Действительно, мы способствовали тому, чтобы контрактники туда не ехали, когда они насильно не хотят ехать. Но добровольно ехали другие контрактники. Там простая история. Их просто переодевали в другую одежду и посылали воевать. Сейчас к нам не обращались, поэтому я не могу сказать точно. Но я думаю, что они там есть. Но дело не в этом. Я подчеркивал, что надо отдать границу под международный… сделать какой-то шаг навстречу, а не торговаться из-за каждой буквы в Минских соглашениях и пытаться кого-то обмануть, — а именно это сейчас и происходит. Потому что мы сильнее, и мы должны это показать. Тем более — мы виноваты. Страна, которая должна испытывать вину, конечно, могла бы сейчас пойти навстречу.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вячеслав Владимирович, то, что тайно хоронили российских погибших военных, — по-моему, это не красило нашу сторону.

Вячеслав Игрунов: Многое чего не красит нашу сторону, и не только нашу, но и другую сторону. Мне кажется, конечно, с моральной точки зрения это очень тяжелый конфликт. Он выражается в некоторой деморализации, в том числе и наших людей. И я не очень себе представляю, как мы это будем переживать, как мы будем выходить из этого состояния. Несомненно, наши люди там погибли, и это уже невозможно отрицать. Но прямое признание нашего вмешательства сыграло бы довольно плохую роль для международного политического имиджа страны, для переговорных позиций. Ну, понятно, в войне всегда действуют таким образом. И нам придется как-то разбираться с этим.

Лев Пономарев: Одна из издержек — несменяемость власти в России. В Штатах тоже были случаи, когда они вели несправедливые войны. Но менялось правительство, приходил новый президент — и спокойно печатались документы, как это все принималось. И в общем-то, в каком-то смысле проблема исчерпывалась. Конечно, не сразу, но постепенно. А у нас бессменный руководитель, и он, конечно, никогда свою ошибку не признает. И не надо думать, что страна всегда выигрывает, когда не признаются ошибки. Наоборот, она может освободиться от груза прошлых ошибок и выиграть в чем-то большем, кстати, в том числе и геополитически.

Владимир Кара-Мурза-старший: А возможен ли сейчас обмен пленными «всех на всех» и какие-нибудь подобные шаги доброй воле?

Игорь Романенко: На мой взгляд, есть опыт уже за год после «Минска-2». Такая возможность есть, — и по прекращению ведения военных действий, и по обмену пленными, по отводу тяжелых вооружений и так далее. Но это не решается, к сожалению, в полном объеме, нет продвижения вперед. Принципиально для Украины есть взятие под контроль границ и вывода всех вооруженных структур, начиная с российских войск и, так сказать, боевиков. Мы сделали определенные усилия, провели через парламент законодательство, способствующее выборам. Но в тех условиях, которые сейчас имеют место, когда мы имеем опыт по Крыму, когда завели российских военных, якобы неизвестных «зеленых человечков», и потом в этих условиях провели выборы, — эти условия не могут быть признаны легитимными. Поэтому надо сделать определенные усилия, чтобы прийти к решению этих вопросов.

Владимир Кара-Мурза-старший: Лев Александрович, вы сказали, что власть не готова отвечать. А ведь еще придется отвечать и за малайзийский «Боинг», и за все, что там натворили.

Лев Пономарев: Да, конечно. Когда по команде власти совершаются преступления, а она им попустительствует, ответственность лежит на ней, конечно, — и она не будет это признавать, будет сопротивляться. И у нас идут инерционные процессы, которые саму дискредитируют эту власть, они ее как бы уничтожают. При этом сама власть себя дискредитирует. И мы знаем, что это было с царской властью 100 лет назад, и это закончилось страшным преступлением — захватом власти большевиками в России. И сейчас процессы очень похожие. Власть не позволяет себя критиковать, сама себя не критикует, не меняется, не обновляется.

Владимир Кара-Мурза-старший: Украинская власть за эти годы набирает очки, а кремлевская — теряет.

Вячеслав Игрунов: Я совершенно не думаю, что украинская власть набирает очки. Я думаю, что она теряет их. Я думаю, что сейчас — особенно. Я думаю, что ни одна революционная власть долго не может держаться на плаву и набирать очки. Я думаю, что эта украинская власть обречена. Что касается того, теряет ли Москва, — здесь тоже не все так однозначно. Конечно, Россия сейчас попала в тяжелейшую внешнеполитическую изоляцию, которую с трудом прорывает, я бы сказал, сверхтяжелыми для себя усилиями. Но нельзя сказать, что однозначно Россия теряет очки. Я думаю, происходит переформатирование международных геополитических континентов, и Россия в этом участвует. И нельзя сравнивать с Украиной. Украина находится на периферии. Украина мало что значит в мировой геополитике, особенно сейчас, когда она, грубо говоря, находится под внешним управлением. А в России очень сложные процессы. Россия погружается в очень тяжелые времена, но некоторые шаги, которые она делает, мне, например, представляются очень разумными.

Владимир Кара-Мурза-старший: А процессы Савченко, Сенцова повредили имиджу Москвы на Западе?

Лев Пономарев: Конечно, они вредят имиджу. Но Россия — агрессор, и она по-другому себя вести не может. Поэтому это все на фоне главного события — Россия-агрессор. Конечно, она будет несправедливо судить так называемых украинских заложников. Но она несправедлива и по отношению к российским заложникам. Мы знаем, как у нас судят политических заключенных. Поэтому в этом смысле, мне кажется, ничего с имиджем России не произошло. Были «болотные процессы», теперь идут процессы украинских заложников. Видна ангажированность судов. И если они собственных граждан судят несправедливо, тем более они должны судить украинских граждан, которых они выкрали случайно или сознательно, но так же несправедливо и еще более жестоко. В этом смысле видна последовательность людоедской власти, которая в России проявляется все больше и больше.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вячеслав Владимирович, вы много лет отдали сотрудничеству с Украиной. Как вы относитесь к погрому украинской библиотеки в Москве, аресту ее директора?

Вячеслав Игрунов: Дело ведь не в том, что я много времени уделил работе с Украиной. Кстати, я помогал создавать и украинские библиотеки в России, и русские библиотеки на Украине. Я — диссидент. А как может диссидент относиться к тому, что таким жестким образом ограничивают, по сути, свободу слова? Там была литература, которую я сильно не одобряю. Но действовать такими жесткими методами, мне кажется, неправильно.

Лев Пономарев: В этом мы сошлись.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы сегодня искали участников диалога, так всех наших экспертов выслали из Москвы — и Гиржова, и Семененко. Олег Кудрин уехал сейчас жить в Прибалтику, потому что ему здесь создали невыносимые условия. Это же мирные люди, они не относятся к «идеологической войне».

Вячеслав Игрунов: Очень тяжело жить во время перемен. А революции — как худший вариант перемен, особенно тяжелы.

Владимир Кара-Мурза-старший: Может быть, мы сможем найти какие-то выходы из ситуации. Мне кажется, что второе дыхание переживает минский переговорный процесс. Европа признала Лукашенко в качестве посредника, ему и карты в руки. Есть здесь перспективы?

Вячеслав Игрунов: Я думаю, что если нет перспектив минского процесса, то вообще никаких перспектив на Украине нет. На мой взгляд, сегодня это единственный формат, в котором происходит реальный диалог, и который уже в настоящий момент поддерживают Соединенные Штаты. Посмотрим, что будет после американских выборов. Но, по крайней мере, сейчас есть некоторое понимание Соединенных Штатов, без которых решить украинскую проблему совершенно невозможно. А что касается Лукашенко, он сам бит, сам учен, поэтому он занял взвешенную позицию. И именно это реабилитировало его прежде всего в глазах Европы, и европейцы готовы работать с Минском. Я к Лукашенко отношусь с большим уважением, несмотря на то, что я совершенно не разделяю того авторитарного стиля правления, который он демонстрирует. Я знаю, что это человек очень талантливый, очень способный. К сожалению, он был не очень подготовлен, когда стал президентом. Но сейчас он учится. И мне кажется, что он становится фигурой европейского масштаба, и его вклад может быть очень значительным.

Лев Пономарев: Конечно, я тоже надеюсь на Минские соглашения. Но я хотел бы надеяться, что Россия будет проводить какие-то честные инициативы, а не только каждый раз сопротивляться и пытаться кого-то обмануть. Позиция Россия и руководителей непризнанных республик — это разные позиции, хотелось бы в это верить. У руководителей непризнанных республик ситуация тяжелая. Скорее всего, они должны готовиться к тому, что они покинут эти посты, к некой потере своего политического влияния и политическому краху. И конечно, они будут максимально сопротивляться, обманывать. Но Россия могла бы себя вести более последовательно. Но если бы Россия отдала границы, то я призвал бы украинцев все-таки вести прямые переговоры с руководителями этих республик, считая, что они террористы, но при условии того, что границы переходят к Украине… То есть два прорыва, мне кажется, могло бы быть. Со стороны России — это передача границ, а со стороны украинцев — прямые переговоры с руководителями этих республик, даже если они их не уважают.

Владимир Кара-Мурза-старший: А настолько продуктивны «торговые войны», «войны» с дальнобойщиками?

Вячеслав Игрунов: Когда я наблюдаю это, иногда плакать очень хочется, хотя в моем возрасте плакать трудно. Это печально. Ничего хорошего, кроме ущерба для экономики Украины… Да, Россия пострадает от этих «войн», но гораздо сильнее страдает Украина. Сейчас Украине стоило бы искать максимальные возможности для нормализации отношений. Для того, чтобы поднять свою экономику — защищать сотрудничество, защищать торговлю. А она делает на каждом шагу все, чтобы обрубить свои собственные возможности. Вот Украина стремилась в Европу. И что, Европа предоставила Украине свой рынок? Нет. Европа помогла? Нет. А сегодня, как бы тяжело ни было, надо выстраивать нормальные торговые отношения с Россией.

Лев Пономарев: Если Россия уйдет из Восточной Украины.

Вячеслав Игрунов: Нет, в любом случае.

Лев Пономарев: Но это невозможно!

Вячеслав Игрунов: Сегодня у Украины есть только один путь — путь нормального торгового сотрудничества. Я еще в старые времена, когда только начал развиваться конфликт между Грузией и Абхазией, говорил о том, что надо запускать Транскавказскую железную дорогу, надо, чтобы эти люди, даже не признавая друг друга, одни — желая жить в отдельном государстве, другие — не признавая абхазской государственности, тем не менее, должны были бы сотрудничать. До тех пор, пока эта артерия живет, пока кровеносная сила этих человеческих контактов существует, есть надежда на улучшение положения. А когда это прерывается, пресекается, шансы теряются.

Лев Пономарев: Я тоже не поддерживаю блокировку, я против этого, бесспорно. Я думаю, что полицейские на Украине должны были это пресечь. Это признаки анархии. Но руководители Украины вынуждены маневрировать для того, чтобы сохранить правительство, сохранить свой вес и все остальное. Надо понимать, что им очень трудно. Я разговаривал с украинцами, они говорят, что там не так плохо. Есть признаки подъема экономики на Украине.

Вячеслав Игрунов: Дай Бог, чтобы это было так.

Владимир Кара-Мурза-старший: Украине приходится использовать такие приемы, как площадку «Евровидения», где будет выступать крымско-татарская певица от Украины с песней протеста против депортации 44-го года.

Лев Пономарев: Это их внутренняя проблема…

Владимир Кара-Мурза-старший: Она была бы внутренней, если бы Крым не был не украинским.

Вячеслав Игрунов: А Крым никогда не может быть просто украинским. 200 лет нахождения в составе Российской Федерации, 200 лет прямых и тесных контактов с русскими, заселение Крыма русскими людьми, даже если бы это было в составе Украины, — нельзя не считаться с тем, что крымчане хотели особых отношений с Российской Федерацией.

Владимир Кара-Мурза-старший: Когда они были в составе Российской Федерации, их депортировали.

Вячеслав Игрунов: Но депортировали и чеченцев, и ингушей… Вчера мы отмечали очередную годовщину депортировали немцев. Мало ли кого депортировали!.. Американцы тоже депортировали японцев. И что, они плохо с ними живут? Их со всего западного побережья собрали и выслали в центральную часть. Конечно, открылись материалы, например, по Второй мировой войне. Раз мы вернулись к 44-му году, все знают, как принимались решения о целенаправленном уничтожении гражданского населения Германии и Японии. Никто же не покаялся. Ну, отношения между Штатами и Японией, Штатами и Германией, Англией и Германией прекрасные. К сожалению, это такие раны, которые иногда нельзя или люди не могут признавать, потому что когда признают, и это признание используют не для примирения, а для разжигания новой вражды. Это очень тяжелый процесс.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но есть преступные режимы, поэтому американцы и бомбили Дрезден…

Вячеслав Игрунов: Гражданское население, дети и женщины — это не преступный режим. А была выбрана именно террористическая тактика, чтобы сломить дух солдат, — убивать жен и детей этих солдат. Это была стратегия. Они отказались от бомбардировки военных объектов, потому что это приносило мало эффекта. Они начали уничтожать гражданское население. Это была тактика во время Второй мировой войны. И что? Ничего. Сейчас живут. Это очень тяжелая вещь. Когда мы говорим о международных конфликтах, — это такая опасная дорога, здесь надо быть осторожным…

Лев Пономарев:…чтобы не начинать эти конфликты. А у нас годовщина начала этого конфликта с применением силы. Вот об этом мы и говорим.

Вячеслав Игрунов: Годовщина началась гораздо раньше. Она началась или 21 ноября, или 1 декабря 2013 года.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вы Майдан имеете в виду.

Лев Пономарев: Мы говорим об аннексии Крыма.

Вячеслав Игрунов: То, что произошло с Крымом, является естественным следствием той революции, которая произошла в 2013-2014 годах в Киеве, к сожалению.

Владимир Кара-Мурза-старший: А расколет ли конфликт вокруг обнародования протокола политическую элиту Украины?

Вячеслав Игрунов: Нет, это обычная политическая борьба. Конечно, все будут использовать в ней самые грязные методы. Тимошенко там никому не нужна. У Тимошенко свои собственные интересы, у нее своя собственная поддержка. У других кланов — своя поддержка. И я думаю, что, увы, это не последний выплеск. Но ничего принципиального на Украине это не даст. Элита и так расколота.

Владимир Кара-Мурза-старший: Роспуска парламента не будет?

Вячеслав Игрунов: Дай Бог, чтобы его не было. Потому что на месте этого парламента мы получим…

Владимир Кара-Мурза-старший: Такой же?

Вячеслав Игрунов: Нет! Я недавно смотрел последние социологические опросы. Там фрагментация парламента чудовищная. Там приблизительно семь партий на уровне 10-15 процентов голосов. И как они будут договариваться на Украине, где два казака и три гетмана?.. Это просто безумие! При этом у Украины есть международные обязательства по «Минску», а если брать совокупность партий в Раде — это партии воинственные. И как они будут решать? Они сейчас не могут принять закон о выборах, не могут провести изменения в Конституцию. И как они в этом случае будут действовать?.. Дай Бог, чтобы эти остались. Представьте себе, на полгода в избирательной кампании вывести страну, находящуюся в состоянии кризиса, из обычной жизни, довести ее до состояния хаоса — как это можно?!.. Дай Бог, чтобы сейчас все устаканилось. И вообще выборы во время революций лучше не проводить.

Лев Пономарев: Я очень сочувствую украинцам, украинским партиям. Я иногда разговариваю с украинцами, и скорее, они проявляют некий оптимизм. В чем разница в настроениях россиян и украинцев? Они верят в свое лучшее будущее и строят его.

Владимир Кара-Мурза-старший: Крым — это то, что объединяет всю украинскую нацию, — проблемы Крыма и его возвращения.

Оригинал публикации: Почему был сдан Крым?
Опубликовано 24/02/2016 12:18

0

5

Christian Science Monitor, США

Критический момент для Порошенко
На фоне падения народного доверия на Украине «панамское досье» на этой неделе показало, что у украинского президента есть офшорные счета, а голландцы решительно проголосовали против принятия Украины в ЕС

09.04.2016
Фред Уэйр (Fred Weir)


Москва — У Петра Порошенко была ужасная неделя.

Посреди углубляющегося правительственного кризиса и падения народного доверия президент Порошенко попал под град плохих новостей. В понедельник появились утверждения о его личных финансовых нарушениях, на которые указывают панамские документы. А вчера голландские избиратели решительно отвергли главную надежду украинской революции на Майдане об интеграции с Евросоюзом в ходе не имеющего обязательной силы, но очень символичного референдума.

По мнению экспертов, такая развязка стала результатом того, что Украина за два года под руководством Порошенко так и не провела обещанные реформы. А это в свою очередь вызвало глубокое разочарование в украинском обществе, раскололо непрочное единство элиты и вызвало «усталость от Украины» среди части раздосадованного европейского населения. Многие сейчас опасаются, что революция Майдана может выдохнуться по причине междоусобной борьбы и политических провалов, из-за чего у народа появится цинизм, недовольство и разочарование, как это было десять лет назад после оранжевой революции.

«Мы наблюдаем суммарные последствия неудач Порошенко, и это безусловно окажет влияние на его перспективы, — говорит директор независимого Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — Наверное, нам нужно полностью пересмотреть курс страны. Но вероятнее всего, он будет просто барахтаться и держаться за власть, пытаясь выплыть».

Кризис правительства

Сегодняшний кризис был спровоцирован февральской отставкой пользующегося западной поддержкой министра экономики Айвараса Абромавичуса, который заявил, что не может больше работать в атмосфере повсеместной коррупции, кумовства и закулисного олигархического правления.

«У меня и моей команды нет желания быть ширмой для откровенной коррупции или подконтрольными марионетками для тех, кто хочет в стиле старой власти установить контроль над государственными деньгами», — сказал Абромавичус.

Международный валютный фонд, который должен удерживать Украину на плаву в финансовом плане, из-за политического паралича в Киеве с августа прошлого года не перечисляет ему средства и, похоже, не намерен возобновлять финансирование в ближайшее время. Агентство Bloomberg на этой неделе сообщило, что некоторые иностранные кредиторы избавляются от украинских облигаций в обстановке политической неразберихи, и если кризис не найдет разрешения, за ними могут последовать другие.

В прошлом месяце состоялось голосование по вынесению вотума недоверия премьер-министру Арсению Яценюку. Яценюк усидел в своем кресле, однако правящая коалиция раскололась и ослабла, когда из ее состава вышли ключевые союзники, такие как либеральная партия «Самопомощь». Порошенко, призывавший Яценюка уйти в отставку, пытается продвинуть и поставить на должность премьера собственного союзника, спикера парламента Владимира Гройсмана. Многие призывают провести новые парламентские выборы, чтобы выйти из тупика.

Последние выборы, состоявшиеся в октябре 2014 года, должны были привести к власти новое реформаторское большинство, но вместо этого в парламенте оказались в основном прежние лица, в том числе, представители олигархов и бывшие члены старого режима. По словам экспертов, нет никакой гарантии, что новые выборы существенно изменят этот расклад сил. Но из-за них страна может на несколько месяцев остаться без руководства и стать неуправляемой, так как в ней разгорится политическая борьба.

«Порошенко отказывается даже говорить о возможности проведения новых выборов, потому что это не в его интересах, — заявляет директор киевского социологического агентства „Украинский барометр“ Виктор Небоженко. — Парламентские выборы откроют шлюзы критики. Поскольку он допустил ошибку, создав партию „Блок Порошенко“, эта критика неизбежно польется на него, и ситуация будет выглядеть как репетиция перед новыми президентскими выборами. Порошенко повезло, когда его избрали. Но после этого у него один провал за другим».

Но как считают аналитики, если не будет сформирована новая правящая коалиция, в какой-то момент альтернативы выборам не останется.

«Некоторые группировки из состава элиты думают, что выборы дадут им больше шансов, и они готовы к этому», — говорит аналитик Владимир Панченко, работающий в независимом Центре политических исследований в Киеве. Так, амбициозный экс-премьер Юлия Тимошенко вывела свою партию из переговоров о создании новой коалиции, что по сути дела означает объявление войны правительству.

«Общество в целом устало от всей этой лжи и взаимных обвинений. Поэтому люди ждут очищения элиты посредством выборов, — говорит Панченко. — По крайней мере, новые выборы могут отвлечь людей от экономики, которая находится в плачевном состоянии».

Снижение популярности

Обширное социологическое исследование, проведенное в середине прошлого года Международным республиканским институтом (International Republican Institute), показало, что доверие общества к правительству и парламенту находится на опасно низком уровне. Более двух третей населения говорит о том, что страна «движется в неверном направлении». Институт Гэллапа в декабре провел свой опрос, выявивший тенденцию к ухудшению ситуации. Рейтинг популярности Порошенко, составлявший в 2014 году 47%, опустился до ничтожных 17%.

По словам Небоженко, его «Украинский барометр» в ходе проведенного недавно опроса выяснил, что рейтинг Порошенко «не превышает 10% и падает с каждым месяцем».

В среду в Голландии прошел референдум, на котором избиратели призвали свое правительство не ратифицировать соглашение об ассоциации ЕС с Украиной. Возможно, он в большей мере стал выражением внутриевропейского недовольства, а не признаком отторжения Украины. Но плебисцит нанесет мощный удар по моральному духу тех украинцев, которые поддержали революцию Майдана, поскольку в этом результате они увидят важный «выбор Европы» в отношении их страны.

Новость о том, что в разгар боевых действий с сепаратистами на востоке Украины Порошенко открыл офшорную компанию для управления своими активами, не улучшит его имидж. Президент отрицает какие бы то ни было нарушения, однако это ему не особо поможет, говорит Небоженко.

«Это не экономический и не юридический вопрос, потому что офшорная собственность есть почти у всех украинских бизнесменов. Но Порошенко не только бизнесмен. Так уж случилось, что он еще и президент Украины. И как президент он не должен был этого делать. Его поступок показал людям, что он не верит в свою собственную страну, мало верит в возможность ее реформирования, а поэтому ищет пути отхода. Такой сигнал подает человек, которому мы доверили проведение реформ».

Оригинал публикации: For Ukraine's Poroshenko, a growing crisis hits a critical juncture (+video)
Опубликовано 07/04/2016 16:23
http://inosmi.ru/politic/20160409/236068946.html

0

6

Die Tageszeitung, Германия

Одной иллюзией меньше
Обвинительный приговор, вынесенный двоим якобы российским солдатам, роковым образом напоминает о наследии, типичном для многих бывших советских республик.

20.04.2016
Барбара Эртель (Barbara Oertel)

Тот, кто думал, что Украина медленно, но верно движется в направлении правового государства, в понедельник утратил одну из своих иллюзий. Обвинительный приговор, вынесенный обоим предполагаемым российским солдатам — Александр Александров и Евгений Ерофеев получили по 14 лет заключения за участие в «агрессивной войне» против Украины и совершение «теракта», — это фарс.

И даже то обстоятельство, что Россия со своей стороны дала повод Киеву, обвинив украинскую летчицу Надю Савченко, на родине ставшую кем-то вроде национального героя, ничего не меняет. Равно как и то, что решение Киевского суда позволит вернуть домой живьем объявившую голодовку Савченко, организовав обмен пленными.

Нет, одни только события, которые предшествовали вынесению обвинительного приговора, должны заставить задуматься. Так, адвокат одного из обвиняемых стал жертвой покушения. В кабинете председателя суда устроили пожар. В ходе самого процесса не была однозначно доказана вина подсудимых.

Все это роковым образом напоминает о наследии, характерном для большинства бывших советских республик. И именно в этом заключается проблема. Ни один человек в твердом уме не будет всерьез утверждать, что правосудие в России является чем-то иным, нежели послушным пособником Кремля. В  отличие от российских обстоятельств, новые лица, которые пришли к власти на Украине, в своих выступлениях заявляли о совершенно иных требованиях.

Пока им нечем похвастаться. Это пощечина всем тем, кто во время Евромайдана в 2013 и 2014 году на протяжении многих недель выходи на улицы в поддержку демократических реформ.

Вызывает сомнения то, что при новом премьер-министре Владимире Гройсмане произойдут изменения. Для того чтобы обеспечить ему должность, были подкуплены несколько независимых депутатов. Многообещающий старт выглядит по-другому.

Оригинал публикации: Um eine Illusion ärmer
Опубликовано 19/04/2016 13:44
http://inosmi.ru/politic/20160420/236224284.html

0

7

Спектр, Латвия

Такое счастье, что Россия большая
Новая элита или почему к пенсионерам Донбасса потянулись дети.

23.02.2017
Михаил Скорик




В новом репортаже с Донбасса в рамках совместного проекта «Спектра» и портал Delfi «Осколки» наш специальный корреспондент Михаил Скорик рассказывает о том, как непросто на непризнанной территории ДНР и ЛНР особенно в полувоенное время решаются разнообразные социальные вопросы повседневной жизни.

Это уже третий материал с Донбаса Михаила Скорика. В предыдущих двух наш корреспондент рассказывал, дорога ли жизнь на Востоке Украины и как там на нее можно заработать — этот материал назывался «Что почем на Донбассе. По каким счетам расплачиваются жители ДНР и ЛНР», а также описывал уникальное экономическое устройство непризнанных территорий в материале под названием «Как дела делаются. На чем держатся экономика и финансы ДНР и ЛНР».

В этом же репортаже читайте о том, как повезло пенсионерам Донбасса, и как не повезло ветеранам ополчения, биография Захарченко стала частью школьной программы и из кого теперь формируется новая элита.

По телевидению в Донецке показывают только российские каналы и пропагандистские телеканалы ДНР, которые выходят на оборудовании и в студиях, отобранных у бывших городских частных и государственных каналов. Та же ситуация и с радиостанциями. Все довоенные местные газеты, кроме российских «дочек», закрыты. Через правительство и разрешенные общественные организации финансируются 16 новых районных газет и десяток новых же «областных». На агитацию деньги не жалеют, и она тут тотальна, идет отовсюду.

Интернет работает везде, даже в тех местах, где из-за боев нет мобильной связи. Но провайдерам под страхом сурового наказания приказали блокировать список «подрывных украинских сайтов», и этот приказ старательно выполняется. Из «украинского» здесь можно увидеть только трансляции футбольных матчей «Шахтера», которые местные кабельные сети выборочно пускают по особым каналам. Информационное поле абсолютно монолитно — в местных газетах исключительно оптимистические заголовки о победах на полях, заводах и фронтах.

Нужно понимать, что в Донецке практически не осталось управленцев — на публичное сотрудничество с новыми властями не пошел ни один из действующих депутатов Верховного совета, всего один депутат областного совета, город покинул избранный мэр города. Но сохранились практически полные штаты социальных служб — того же пенсионного фонда, служб по работе с детьми. Поэтому, когда почти через год после захвата города новая власть в апреле 2015 года решила платить пенсии, особых организационных проблем не возникло. Старые украинские пенсии просто пересчитали по заниженному курсу 1 к 2 (реальный тогда был 3 к 1, сейчас где-то 2,2 рубля за 1 гривну (0,04 EUR)) и стали платить в рублях. Так же поступили и с пенсиями по инвалидности, выплатам матерям и прочими социальными пособиями.

Самая массовая пенсия в ДНР до недавнего времени составляла 2490 рублей (40 EUR) — бывшая 1 тысяча 240 гривен, а минимальная — 2 тысячи рублей (32 EUR). В августе 2016 года Александр Захарченко объявил о грядущем первом в истории ДНР подъеме пенсий на 10%. Однако осуществиться этому плану было не суждено — вскоре в Донецке объявили о взломе базы данных украинскими хакерами, в результате чего выплаты пенсии вообще были приостановлены и возобновлены только в октябре 2016 года и уже без обещанной надбавки.

Цифры выплат пенсий и количество пенсионеров — одни из немногих открытых данных в ЛНР и ДНР. Так, по официальному сообщению Пенсионного фонда ДНР, в августе 2016 выплачено 2,9 миллиарда рублей 675 тысячам пенсионеров. Пенсионный фонд ЛНР сообщает о выплатах 474 тысячам пенсионеров. Всего 1,15 миллиона человек!

Невозможно определить насколько эти цифры реальны. Как мы говорили, по версии ООН в республиках проживает 2,7 миллиона человек. Статистические управления ДНР и ЛНР дают соответственно цифры в 2,3 и 1,5 миллиона человек, что значительно больше оценок ООН. Цифры статуправлений непризнанных республик — это примерно 75% довоенного населения этих мест. Но какие цифры не глянь, явный перекос демографических показателей в сторону пожилых людей налицо.

Им труднее всего выехать и они, как ни парадоксально, часто самые довольные жители самопровозглашенных республик. До недавнего времени большинство пенсионеров вместе с «российскими» получали свои украинские пенсии. По информации украинского министерства социальной политики, в Донецкой области пенсии получали 550 тысяч пенсионеров-переселенцев. Украинское государство объявило в свое время, что не может выполнять свои обязательства на оккупированных территориях. Но тем, кто выезжает на украинские территории пенсия начисляется. Люди массово ехали на Украину и регистрировались как переселенцы, а жили в своих домах в Луганске, Донецке и Горловке. Пенсии получали на карточки.

Кроме того, в крупнейших городах ДНР благотворительный фонд Рината Ахметова с осени 2014 года оказывает массовую продуктовую гуманитарную помощь. Сейчас ее получают все люди старше 60 лет, все матери одиночки и все дети до 6 лет. С августа 2015 года ежемесячно выдается 500 000 продуктовых пайков по 13 кг весом. Примерно с того же времени о работе фонда запрещено упоминать во всех СМИ ДНР. Власти не могли перекрыть такой канал поставки продуктов людям, но решили, что политическое влияние украинского олигарха на случай выборов нужно как-то минимизировать.

Цензура здесь не скрывается, министерство информации ДНР одно из самых заметных. А в ЛНР его закрыли в июле 2016-го после скандала с обнародованием имени российского куратора министерства. Им согласно опубликованного скана официального письма являлся Алхазов Дмитрий Михайлович — заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Среднестатистический пенсионер в ДНР получает продукты от Ахметова и две пенсии в рублях и гривнах на фоне резкого обнищания и массовой безработицы. К старикам, как в 90-е, снова потянулись внуки и дети.

С начала 2016 года Украина начала бороться с «пенсионным туризмом». СБУ составила списки людей по электронной базе пересечений линии блокпостов и массово сотням тысяч людей остановили выплаты. Верификация переселенцев идет по сей день, но самый ненавидимый чиновник в стране — министр социальной политики Украины Павел Розенко — отрапортовал в начале июня, что тогда была прекращена выплата пенсий 450 тысячам переселенцам, но после проверок на 2 июня выплата 90 тысяч пенсий было восстановлена. В 2015 году по данным того же Розенко, Украина заплатила переселенцам 30 миллиардов гривен пенсионных выплат (1,05 млрд EUR).

Интересно, что в самопровозглашенных республиках нет Закона «Об ополчении» и соответственно отсутствует как таковой статус ветеранов войны и инвалидов войны для воевавших против Украины. Инвалиды без рук или ног получают минимальные пенсии как по «бытовой травме», семьи погибших — стандартную пенсию «по потере кормильца».

Медицинская помощь в республиках подчеркнуто бесплатна. В смысле попытки взять денег «на лекарства» в случае обращения пациентов в МГБ жестоко пресекаются. Здешние больницы работают в режиме прифронтовых госпиталей, получая снабжение из России. Но специалистов не хватает. Особенно пострадали от выезда квалифицированных врачей областные клиники — Детская областная клиническая больница и Областная центральная клиническая больница. Меньше пострадала областная больница имени Калинина.

В итоге высокотехнологичной помощи не хватает. Скажем, на Донбассе до войны было четыре кардиохирургии, которые могли делать операции по аорто-коронарному шунтированию. Сейчас отделения в Луганске и одно в Донецке закрылись. Работает только отделение в ОКБ имени Калинина. Довольно успешно работает — специализированную кардиохирургическую помощь на Донбассе можно получить только там. Но, скажем, операций по пересадке почки в Донецке больше не делают. И еще много чего не делают.

Раздвоились ВУЗы. Университеты выехали на украинскую территорию, оставив на месте корпуса, оборудование и часть преподавателей и студентов. Университеты в ДНР работают и выдают красивые дипломы с двуглавым орлом. Их можно повесить на стену или предъявить работодателям внутри ЛДНР. Снаружи вопрос решается несколькими учебными заведениями. Заключаются договора с российскими университетами, и выпускники из Донецка и Луганска могут поехать и попытаться подтвердить свой диплом в России, получив в итоге диплом ВУЗа Ростова или Ейска.

Выпускники школ едут поступать в российские вузы и имеют в последний год такие же возможности на Украине.

Школы полностью с начала учебного 2015 года переведены на российские учебники, стандарты и программы обучения. Из библиотек изъяты учебники по истории и географии Украины. Резко сокращено преподавание украинского языка, увеличено русского и введены специальные уроки гражданственности во всех классах, где дети учат биографию Александра Захарченко и слова гимна республики, положенные на музыку гимна России.

Заполняемость классов в центре Донецка на уровне 30-40% от довоенного, наиболее обеспеченные и мобильные люди всегда жили ближе к центру. В благополучных (в смысле необстреливаемых) окраинах классы в 23 человека считаются уже нормальными, там почти не было сокращения количества классов. Министерством образования ДНР принят норматив в 26 человек в классе.

Российская гуманитарная продовольственная помощь не раздается массово населению, а идет очень отдельным категориям граждан. Но за счет этой помощи организуется бесплатное питание в школах, больницах и детских садах. До ноября 2016 гуманитарные «российские» пакеты могли получать люди, получавшие меньше 2 тысячи 33 EUR) на человека в семье. Сейчас пакетов не стало, обещают раз в два месяца помогать материально — давать на еду 1 тысячу 500 рублей (чуть больше 21 евро).

Одно из самых «рабочих» министерств — министерство юстиции. Знаменитые «подвалы» в 2014 году имел каждый уважающий себя батальон или вооруженная группа. Затем организовали прокуратуру, но не было судов. Знаменитые расстрельные приказы Стрелкова были суровой реальностью. Министры ДНР могли попасть в СИЗО по одному слову лидера. Внесудебные посадки «на первоспитание» стали данностью. Обычный срок в СИЗО был 30 суток.

К исполнению в ДНР принят Уголовный кодекс Украинской СССР от 1961 года. Советский кодекс довольно жесткий и дает неограниченные возможности прокуратуре. В Донецке любят напоминать, что в СССР была смертная казнь, но официально ее еще не применяли ни разу. Хотя первый приговор к «высшей мере» уже есть — к расстрелу приговорены казаки насиловавшие и убивавшие мирных жителей на линии фронта.

Первые уголовные суды заработали 17 марта 2015 года и долго не давали приговоров — никто не понимал, что с ними потом делать. Сейчас работают ЗАГСы, нотариусы и полторы сотни судей. 1 января 2015 года самопровозглашенные республики были отключены Украиной от всех электронных реестров. На месте не могли регистрировать даже смерти и вели специальный журнал умерших вручную. Сейчас, по уверениям министра юстиции ДНР Елены Радомской, нотариусы и государственные органы России и «дружественных государств» в лице Южной Осетии и Абхазии принимают справки о смерти, о браке и еще три десятка документов с территорий республик. На днях Россия объявила о том, что будет признавать выданные в ЛДНР официальные документы, но кроме нее на это не пошел никто, даже Белоруссия.

Начата выдача своих паспортов, по которым теперь можно попасть в Россию и можно передвигаться внутри — за два года выросло целое поколение 16-летних без документов, взрослых воюющих, которые не могут поехать на украинскую территорию и вклеить фотографии по достижению 25 или 45 лет, просто людей со сгоревшими во время обстрелов документами. Паспорта выдают с февраля и их получило чуть больше трех десятков тысяч человек. Бланки есть, но не хватает специальных принтеров для внесения информации в документы.

Россия уже какое-то время принимала их неофициально даже в миграционных службах, поэтому желающих получить книжицу стало больше. С паспортом ДНР можно даже поехать в отпуск «за границу» — в Абхазию. Можно поступить в российский ВУЗ, купить билеты на самолет или поезд в Ростове-на-Дону. Гражданство при этом система в электронном билете показывается как «Украина».

В республике еще можно получить водительские права, номерные знаки ДНР для автомобилей, зарегистрировать машину. Все автосалоны были разграблены в первые летние месяцы 2014 года и новые не открылись, но можно пригнать автомобиль из России, где они серьезно дешевле, чем на Украине. Этот автомобиль можно зарегистрировать в непризнанной республике, получить номер и ездить только там и в России. Правда налоговая в последнее время дотянулась до автомобилистов, и пошлину в ДНР придется заплатить, хоть и не такую большую как украинскую.

«Знаешь, такое счастье, что Россия большая, — сказал мне один заслуженный в республике человек. — Теперь будем изучать ее. Получить визу в украинский загранпаспорт и получить новый шансов больше нет. И запрет на свободу перемещений для меня самый болезненный». Этот человек относительно обеспеченный и успел объездить всю Европу до войны, а также попутешествовать даже и во время ее, вылетая с Ростова-на-Дону, но закончился срок действия виз в украинском паспорте и закончились поездки за пределы «Русского мира».

Те, кто не состоит в списках СБУ и может выезжать на территорию Украины, пользуются преимуществами «не России» — например летали через Украину в запрещенные до недавнего времени в России дешевые Египет и Турцию. Турагенства работают — хотя платежеспособных клиентов не так много.

Элиты теперь формируются другие — из новой прокуратуры, военных командиров, валютных менял, хозяев сборных пунктов металлолома и всевозможных розничных торговцев. Все больше становится россиян, которые охотно скупают квартиры. Донецк принимал в 2012 году Чемпионат Европы по футболу, он был успешным, богатым и остается очень красивым и удобным городом, в котором разрушен аэропорт, не работает железнодорожный вокзал и есть разрушения на окраинах, зато работают пять театров и филармония, переживающие всплеск посещаемости.

Война привлекает людей в театры, тем более, что билеты недорогие. Есть даже социальные спектакли — это заранее объявленные представления среди недели, на которые человек может взять билет и сообщить в кассе свой район. После спектакля формируется несколько бесплатных маршрутов автобусов на окраины. Спектакли в 17-00, люди должны успеть домой до комендантского часа. Билеты от 40 до 80 рублей (0,70-1,30 EUR).

Люди, живущие в Донецке и Луганске, стараются не думать о будущем. По опросу «Фабрики мысли Донбасс», проведенному в начале июня 2016 года, только у 1% людей есть некое представление о будущем, 18% называют себя гражданами ДНР. Примерно такие же проценты поддержки ДНР — в 15-17% — дают социологические опросы ассоциации предпринимателей Донбасса, обнародованные «Газетой.Ру».

На территориях ДНР и ЛНР есть выборы, но к ним допущены только две общественные организации — «Донецкая республика» Александра Захарченко и «Свободный Донбасс» Павла Губарева. В самом начале «Русской весны» протест опирался на негласную поддержку местных элит, но организационно его поддержали только местные коммунисты, небольшая группа Александра Пургина и сеть МММ, созданная нынешним спикером парламента ДНР Денисом Пушилиным. Без дисциплинированных членов комиссий от коммунистов никакой даже видимости референдума от 11 мая 2014 года создать было невозможно. Первый Народный совет ДНР составили «герои», которые первыми ворвались 6 апреля в сессионный зал Донецкого облсовета и сдали свои паспортные данные организатору.

В слове «герои» никакой иронии, тогда сепаратистов еще активно сажали, штурмующие прятали лица и имена, и тех, кто сдавал паспорта, было не так много. Главой того совета стал лидер местных коммунистов Борис Литвинов.

В Народном совете ДНР 100 депутатов, они свободно ротируются по решению своих общественных организаций. На отдельных выборах был объявлен Главой ДНР Александр Захарченко. Он же назначает всех администраторов городов и районов. Местных выборов в ДНР и ЛНР не было, хотя их должны были провести в рамках минских договоренностей.

При этом на Донбассе идет довольно бурная законодательная работа. Например, 24 июня обсуждали закон о религиозных организациях. Докладывала юрист, заместитель спикера Народного совета Ольга Макеева. Она сообщила, что проведено сложное исследование, которое определило, что название статьи закона «О свободе совести» не применимо в народной республике, потому что эта формулировка может трактоваться как закон «о свободе от совести». В итоге приняли закон со сложным и длинным названием разрешающем работу в самопровозглашенных республиках только «традиционных религий» — православной церкви, мусульманской, иудейской и греко-католической. Протестантские общины традиционно подвергаются гонениям.

Сразу после «Русской весны» из-за угроз Донецк покинули проукраински настроенные муфтий Донецкой области Саид Исмаилов и раввин Донецка Пинхас Вышецкий. Изгнаны лидеры протестантских общин типа пастора Сергея Косяка, организовавшего в 2014 году межконфессиальный молитвенный марафон за мир на Украине на набережной Кальмиуса в районе площади Конституции. Тогда его забрали и били в НКВД (была такая организация на 6 этаже Дома правительства ДНР).

Уже в июле 2016 года Сергей Косяк был призван в украинскую армию и служил военным капелланом и все это время помогал жителям прифронтовой Марьинки. В декабре 2016 года служение закончил и написал всем, что он покидает зону АТО и уезжает к жене и детям. Пастор закрыл для себя войну, а семья его получила убежище в Германии еще в 2014-м.

Донецк пока еще не застывшее место, закрывшее свою историю. Война меняет его от недели к неделе, но все более медленно.

«Знаешь, здорово, что журналистов меньше стало — сказал мне один из местных предпринимателей — Вас меньше, значит у нас скучнее и войны меньше. Глядишь, как-то все оно и придет хоть к чему-то постоянному».


http://inosmi.ru/social/20170223/238772739.html
Оригинал публикации: Такое счастье, что Россия большая
Опубликовано 22/02/2017 12:03

0

8

Jornal de Noticias, Португалия

Крым: факты и мифы

28.05.2017
Анатолий Коваль



Факт 1. Крым известен человечеству на протяжении уже нескольких тысячелетий. В течение 134 лет крымский полуостров входил в состав Российской империи, 33 года был частью Советского Союза и 63 года принадлежал Украине как одной из республик СССР, а затем как независимому государству.

До этого в течение многих веков на этой территории господствовали скифы и киммерийцы, находились греческие колонии, какое-то время Крым был протекторатом Римской империи. Позднее полуостров был захвачен готами и гуннами и находился под контролем турок и кочевых булгар. В средневековый период Крым принадлежал Византийской империи и Хазарскому Каганату. На протяжении почти двух веков, с середины 15 века до 1783 года, Крым относился ко владениям Золотой Орды и впоследствии на его территории образовалось Крымское ханство, бывшее вассалом Османской империи.

На протяжении более трех столетий Крым был неразрывно связан с татарским народом. Как можно видеть, с исторической точки зрения в списке претендентов на полуостров Россия занимает далеко не первое место. Однако соображения исторического свойства в принципе не имеют никакого значения для определения государственной и юридической принадлежности Крыма.

В соответствии с договором о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) от восьмого декабря 1991 года, Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной от 31 мая 1997 года, Договором о российско-украинской государственной границе от 28 декабря 2003 года, Россия обязана считаться с территориальной целостностью Украины, включая Автономную Республику Крым и город Севастополь, и гарантировать ее суверенитет. С момента подписания и ратификации упомянутых договоров любые отсылки к богатой истории Крыма с целью оправдать территориальные претензии России являются не более чем домыслами.

Факт 2. Передача Крыма из Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской ССР — далеко не единственный случай, когда советские власти перераспределяли территории между республиками СССР.

Стоит напомнить, что в период между 1919 и 1928 годом часть территорий советской Украины была в «добровольно-принудительном» порядке передана России, речь идет о Белгороде и Стародубе (северном уезде Черниговской губернии — в соответствии с административным делением Российской империи), Таганроге и Восточном Донбассе. В качестве главного аргумента назывались национальные и этнографические критерии, в отдельных случаях дополнявшиеся экономическими тенденциями. То есть данные решения оправдывались тем, что на этих землях преобладало этнически неукраинское населения и, следовательно, они должны быть переданы Российской Советской Федеративной Социалистической Республике.

Но, как говорится, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку. Когда в 1925 году встал вопрос о передаче Украине территорий, населенных этническими украинцами, как в случае северной Слобожанщины (частей Курской и Воронежской губерний), советский режим тут же позабыл об этническом и национальном критериях. В тот период и позднее были отклонены все требования властей советской Украины о передаче республике украинских этнических территорий. Многие из них продолжали находиться в составе РСФСР. Как показывает перепись населения 1926 года, к территориям с этническим украинским населением относились не только северная Слобожанщина, но и Кубань, Ставрополье и другие земли.

Факт 3. В 1954 году советские руководители передали Украинской ССР Крымскую область, находившуюся в составе РСФСР.

По официальной версии, это событие было приурочено к 300-летию Переяславской Рады — состоявшегося в 1654 году собрания представителей запорожского казачества, на котором было одобрено решение об объединении с Русским царством. Передача Крыма Украинской ССР преподносилась как символ российско-украинской дружбы. Однако несмотря на восторженные и благородные объяснения, которые предлагала советская пропаганда, правда была совершенно иной.

Вторая мировая война прокатилась по Крыму разрушительной волной, в два раза сократив население полуострова: в мае 1944 года произошла массовая депортация татар — которую можно считать актом геноцида против крымских татар. Насильственному переселению подверглись более 183 тысяч человек, 46% которых погибли в ходе депортации или в первые годы жизни в изгнании. Кроме того в июне 1944 года проходило изгнание из Крыма армян, чехов, болгар и греков, в результате чего регион потерял большую часть своего населения и сделался экономически несостоятельным. Эту печальную реальность подтверждают статистические данные, которые можно найти в крымской периодической печати за период 1953-1954 годов.

В то время наиболее подходящим и эффективным способом вернуть жизнь крымскому региону оказалась передача полуострова Украине на основе экономических, культурных и политических связей прошлого. Что и было сделано. Тем не менее Крым превратился в «советскую здравницу», о чем неоднократно заявлялось в советских фильмах, именно благодаря Украине и украинцам.

Несмотря на тяжелые послевоенные времена и учитывая, что Украинская Советская Социалистическая Республика потеряла около 13 миллионов людей, ей все же удалось наладить работу крымского аграрного сектора, построить инфраструктуру и дороги, а также обеспечить поставки различных товаров. Украинское руководство управления водного строительства отвечало за создание Симферопольского и Старокрымского водохранилища, а также Северо-Крымского канала, благодаря которым была разрешена одна из самых насущных проблем Крыма — нехватка пресной воды. Кроме того украинские электростанции обеспечивали Крым электричеством.

Для не слишком осведомленных Крым был «щедрым подарком Хрущева» Украине. Прочим, у которых хватило мудрости и терпения изучить этот вопрос в подробностях, совершенно ясно, что Украина заплатила за «этот подарок» астрономическими затратами из собственного бюджета, направленными на снабжение жителей и возрождение экономики опустошенного полуострова.

Факт 4. Существует миф о том, будто бы инициатива передачи Крыма Украине принадлежала тогдашнему лидеру СССР Никите Хрущеву и будто он «передал полуостров украинским товарищам незаконно и ни с кем не посоветовавшись». Этот миф усердно культивируется сторонниками политического реваншизма Советского Союза и защитниками имперских представлений о России.

Однако он не имеет ничего общего с реальностью.

Не исключая того, что Хрущев как опытный руководитель видел явные преимущества в передаче Крыма на экономические «поруки» Украинской ССР, на момент принятия политического решения он не располагал достаточными полномочиями, чтобы сделать это в одиночку. Несмотря на свое избрание генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) в сентябре 1953 года, после «развенчания» Берии, правительство в Москве по-прежнему составляли ближайшие сторонники Сталина: Маленков, Молотов, Ворошилов, Булганин и Каганович. Реальная власть оставалась в руках «кремлевских стариков». Если бы партийные чиновники не видели в передаче Крыма срочной необходимости, она бы не состоялась.

Что касается формальной инициативы, то она принадлежала руководителям Верховного Совета РСФСР. Именно они санкционировали соответствующее решение и представили ходатайство в Верховный Совет РСФСР, который на заседании 19 февраля 1954 года принял указ о «передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР», тем самым окончательно поменяв административно-территориальные границы двух республик. Упомянутое постановление было принято в полном соответствии с тогдашним законодательством Советского Союза и формализовано в соответствии с решениями компетентных органов Союза.

Эти факты подтверждают то, что любые обвинения Хрущева в волюнтаризме или злоупотреблении властью в деле передачи Крыма Украине не имеют под собой никакого основания.

Факт 5. Защитники сепаратистских идей в Крыму часто аргументируют свою позицию тем, что на крымском «референдуме» в январе 1991 года большинство его жителей проголосовали за возрождение автономии Крыма как независимой республики в составе СССР.

Верховный Совет УССР восстановил автономию Крыма, но в составе Украины. Некоторые воскликнут: «Жителей Крыма обманули!» Остается только разобраться, кто именно их обманул… Крымский обком КПСС во главе с Николаем Багровым или власти Украинской ССР? Первый, Николай Багров, не опираясь на нормы законодательства (тогда в принципе не существовало никакого закона о проведении местных референдумов) и не обладая соответствующими полномочиями, организовал опрос, по результатам которого провозгласил создание Крымской Советской Социалистической Республики, таким образом введя жителей полуострова в заблуждение. Между тем украинские власти волновало мнение людей, и они предоставили Крыму автономию как союзной республике в соответствии с национальным законодательством и нормами международного права.

Голосование крымчан на референдуме 1991 года сыграло важную роль. 24 августа 1991 года, продолжая тысячелетнюю традицию создания государства, Верховный Совет Украины провозгласил независимость страны. 1 декабря 1991 года состоялся первый украинский национальный референдум, где на всеобщее голосование был вынесен только один вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины, принятый Верховным Советом 24 августа 1991 года?» В референдуме приняли участие 84,18% украинского населения, из них 90,32% ответили «да». Также в голосовании участвовало 67,50% населения Крыма. За независимость проголосовало 54,19% крымчан. Таким образом, население полуострова, примкнув к украинцам, поддержало создание независимой Украины, признав себя частью украинской нации.

Факт 6. Первые свидетельства радикальных изменений российской политики в отношении независимой Украины начали появляться в 1993 году. Если до этого парламенты обеих стран сохраняли благоразумие в подходе к вопросам Крыма и Черноморского флота, то с 1993 года ситуация изменилась. Российский парламент (Государственная Дума) начал медленно, но верно двигаться в сторону популизма и неоимперских амбиций. 9 июля 1993 года парламент России принял постановление «О статусе Севастополя», объявляя Севастополь частью России и главной базой российского флота на Черном море.

В ответ на это 14 июля украинский парламент (Верховная Рада) принял резолюцию, которая расценивала действия России как нарушение международного права, обязательств перед ООН, ОБСЕ и другими международными организациями, а также ряда двусторонних соглашений. Решение Думы было объявлено юридически недействительным. США и ЕС выразили свою поддержку территориальной целостности Украины и заявили, что территориальные претензии России на украинскую территорию будут иметь «катастрофические последствия для стабильности во всей Восточной Европе».

Об этом мало известно, но факт остается фактом: Совет Безопасности ООН сыграл важную роль в разрешении этого кризиса. Украинские дипломаты направили в Совет Безопасности ООН срочное обращение, которое обсуждалось на заседании 21 июля 1993 года. В то время все члены Совета, в том числе Россия, поддержали заявления председателя Совета Безопасности. Этот документ не оставлял сомнений в том, что решение российского парламента не имеет силы, и подтвердил территориальную целостность Украины в соответствии с Уставом ООН. Следует отметить, что президент России также осудил действия российского парламента, признавшись журналистам, что ему «стыдно» за это решение. Как показывает история, Борис Ельцин был первым и последним российским президентом, который испытывал стыд за националистическую риторику и агрессивную политику своих соотечественников

Факт 7. В ночь с 26 на 27 февраля 2014 года «неизвестные зеленые человечки» штурмом взяли здания парламента и правительства Автономной Республики Крым. Утром 27 февраля все мировые СМИ демонстрировали кадры проходившего под дулами пулеметов внеочередного совещания депутатов Верховной Рады Крыма, которые выбрали в качестве нового «премьер-министра» преступника Сергея Аксенова и объявили «референдум» о присоединении к России. Затем прозвучало заявление президента России Владимира Путина о «группах самообороны Крыма» и «военной форме, которую можно купить в любом военторге», о защите интересов русскоговорящих жителей Украины, которые внезапно оказались под угрозой.

Вышедший год спустя документальный фильм «Крым. Путь на Родину» раскрыл некоторые детали российской спецоперации по военному захвату полуострова. Вся информационная кампания базировалась на дате 22 февраля 2014 года — когда произошло «свержение законного президента Украины Януковича».

Утверждалось, что Россия заранее не планировала ничего занимать и захватывать, не собиралась никуда вторгаться и действовала в соответствии с обстоятельствами, «чтобы защитить население Крыма от боевиков „Правого сектора"».

Но есть один факт, опровергающий этот пропагандистский мираж. Его разоблачению способствовало само Министерство обороны Российской Федерации, учредившее знак отличия для тех военных, которые участвовали в операции по захвату полуострова — медаль «За возвращение Крыма». На обратной стороне медали, изготовленной по срочному заказу Министерства обороны производителем российских государственных наград Lenta Ltd, значатся даты начала и окончания военной операции: «20 февраля — 18 марта 2014». То есть захват Крыма был осуществлен не местными силами самообороны, но российскими регулярными войсками, и начался он не 22 февраля, а 20-го. Если сопоставить этот признанный Министерством обороны Российской Федерации факт с имевшими место событиями, мы увидим, что оккупация Крыма началась в то время, когда Виктор Янукович еще был законным президентом Украины, лишь на следующий день, 21 февраля, в присутствии министров иностранных дел Германии и Польши, а также специального представителя президента России В. Лукина он подписал с лидерами оппозиции Соглашение об урегулировании политического кризиса. К тому моменту Россия уже развернула свое наступление, нарушив Устав ООН и нормы международного права; оккупация Крыма началась тогда, когда в Киеве, на площади Независимости и на Институтской улице сотни протестующих гибли под пулями спецподразделений МВД и служб безопасности. Таких совпадений не бывает — единственное логическое объяснение, которое можно дать поспешному бегству В. Януковича вместе с членами семьи и имуществом после достижения компромисса с оппозицией, заключается в том, что ему было известно о начале необратимого процесса российского вторжения на территорию Украины, и первой мишенью России стал Крым.

15 сентября 2015 года Верховная Рада приняла закон 685-VIII, установивший дату начала оккупации Крыма и Севастополя — 20 февраля 2014 года, тем самым официально подтвердив предательство бывшего президента Украины Виктора Януковича и ложь российских лидеров.

Факт 8. После того, как Совет Европы и Венецианская комиссия в феврале 2014 года с резкой критикой обрушились на проект конституционного федерального закона 462741-6 Российской Федерации «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон „О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации"», известного как «закон о присоединении», основным инструментом легитимизации оккупации и присоединения Крыма и Севастополя к России стал «общекрымский референдум».

Российские власти пытались придать своим преступным действиям видимость законности в надежде на то, что при благоприятных обстоятельствах окажется возможным сбить с толку международное сообщество и разрешить проблему Крыма с пользой для себя и с минимальными потерями.

6 марта 2014 года «подконтрольный Крымский парламент» принял решение об организации «общекрымского референдума», тем самым нарушив принцип территориальной целостности Украины и превысив собственные полномочия. Факт этого нарушения был четко установлен Конституционным Судом Украины, который в своем постановлении от 14 марта отметил, что это решение противоречит Конституции Украины, объявил его неконституционным и обязал крымские власти приостановить какую бы то ни было подготовку к референдуму.

15 марта 2014 года Верховная Рада Украины приняла решение о роспуске парламента Автономной Республики Крым, и, как следствие, тот окончательно утратил свою легитимность. Тем не менее, находящиеся под абсолютным контролем Москвы крымские власти уже не могли повернуть свое решение вспять: 16 марта 2014 года был проведен референдум, участие в котором приняло свыше 80% избирателей.

В пользу присоединения Крыма к России, предположительно, отдали свои голоса 96,77% избирателей, в Севастополе этот показатель составил 95,6%. Пусть эти астрономические цифры, выражающие «волю народа», останутся на совести социологов (по данным независимых источников, доля принявших участие в голосовании крымчан не превысила 30%), а объяснения обстоятельств и последствий — на совести политологов, мы же приведем три причины их юридической несостоятельности. «Общекрымский референдум» был незаконным и не может иметь юридических последствий, поскольку:

— грубо нарушил Конституцию Украины, Конституцию Автономной Республики Крым, украинский закон «О Верховной Раде Автономной Республики Крым» и положения других законов и нормативных актов;

— противоречит нормам и основным принципам международного права, которые отображены в Уставе ООН, Уставе Совета Европы, Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и других итоговых документах Хельсинских соглашений / ОБСЕ, равно как и соглашении о создании Содружества Независимых государств от 1991 года;

— условия его проведения не совместимы с демократическими принципами организации референдумов, которые были разработаны под эгидой ОБСЕ и Совета Европы и являются неотъемлемой составляющей принципов и ценностей этих международных организаций.

Едва ли возможно говорить о свободном выражении воли в украинском регионе, который, по сути, был оккупирован воинскими подразделениями Вооруженных Сил Российской Федерации. Присутствие российских военных и военизированных формирований на территории Крыма, за пределами их постоянных мест дислокации, установленных соглашением о статусе и условиях пребывания Черноморского флота России на Украине, радикальным образом скомпрометировало демократический избирательный процесс. Назовем и другие факторы, не совместимые со «свободой выражения воли» в ходе «референдума»:

— отсутствие в украинском законодательстве нормативно-правовой базы для организации местных референдумов;

— существенные нарушения в области свободы выражения мнений и права на информацию, выявленные украинскими и международными организациями по защите прав человека; регулярное нарушение сепаратистскими властями Крыма права журналистов осуществлять свою профессиональную деятельность;

— слишком короткий период, отведенный для организации и проведения референдума. Постановление крымского парламента об организации референдума было утверждено 6 марта, а голосование прошло всего десять дней спустя, 16 марта 2014 года. Ярким «проявлением демократии» стал двухкратный перенос даты проведения референдума: с 25 мая на 30 марта, в потом с 30 марта на 16 марта;

— тот факт, что крымская Верховная Рада уже 11 марта 2014 года утвердила Декларацию о независимости Крыма и города Севастополь, где в пункте 3 прямым текстом говорится о вхождении в состав Российской Федерации, поставил под сомнение юридические последствия референдума, а также свидетельствовал о том, что власти нарушили свою обязанность сохранять нейтральную позицию в отношении его результатов;

— отсутствие в избирательных бюллетенях референдума вопроса о поддержке статуса Автономной Республики Крым в составе Украины, что нарушает права той части населения, которая высказалась в пользу сохранения Крыма в составе Украины.

Откровенная незаконность «всеобщего референдума в Крыму» была признана Генеральной Ассамблеей ООН. 27 марта 2014 около ста государств-членов поддержали резолюцию 68/262 «Территориальная целостность Украины», в которой утверждалось, что референдум, проведенный 16 марта 2014 года в Крыму и Севастополе без опоры на правовую базу, не может быть основанием для каких-либо изменений в статусах этих территорий. Хотя этот документ не смог остановить агрессию России, он заложил фундамент для политики непризнания аннексии Крыма Россией, которой международное сообщество продолжает следовать по сей день.

Факт 9. Желая оправдать свои действия, направленные на захват и аннексию Крыма, Россия нередко ссылалась на пример Косово. Этот прецедент также упоминался самопровозглашенными властями Крыма; к нему обращался российский МИД с целью оправдать законность «общекрымского референдума»; на него указывал президент Владимир Путин в своих многочисленных интервью и выступлениях по телевидению. Казалось, такое сравнение выглядит вполне справедливо: оба случая имеют ряд общих характеристик. Однако более тщательный анализ показывает, что Крым никак не может быть копией Косово: ситуация в этих регионах настолько разная, что любые сравнение выглядят неверно.

Во-первых, согласно различным источникам, косовские албанцы подвергались национальному угнетению со стороны сербских властей. В 1996 году этнический конфликт перерос в периодические столкновения между войсками так называемой Армии освобождения Косово и югославской полицией и армией. С начала 1998 года эти столкновения превратились в своего рода войну. Югославская армия, со своей стороны, подвергла гражданское население репрессиям, которые в конце 1998 года и в начале 1999 года достигли масштабов этнической чистки. В ходе этих чисток были убиты более 12 тысяч косоваров, а 500 тысяч жителей были вынуждены покинуть Косово. В период независимой Украины ни одна этническая группа в Крыму не подвергалась притеснениям или дискриминации по национальному признаку. Напротив, в составе украинского унитарного государства Крым получил уникальный статус автономной республики. Все этнические группы обладали равными правами на участие в политической, экономической и культурной жизни полуострова. К началу 2014 года противоречия, существовавшие между отдельными группами населения в Крыму, носили политический, а не этнический характер. Любые сообщения российской пропаганды об актах насилия в отношении жителей Крыма со стороны украинских властей не имеют под собой фактических оснований и доказательств — они остаются лишь голословными заявлениями.

Во-вторых, в результате операции НАТО против Югославии, направленной на прекращение войны в Косово, провинция находилась под контролем Миссии ООН — в соответствии с постановлением Совета Безопасности ООН под номером 1244. Только по прошествии девяти лет, в течение которых сохранялся статус-кво, и после того, как международное сообщество признало не только неэффективность, но и бесполезность всех усилий по внутреннему самоопределению Косово в составе Сербии, было принято решение не вмешиваться в право косоваров на внешнее самоопределение. Независимость Косово была провозглашена в 2008 году.

Ситуация в Крыму складывалась иначе. Там не было ни руководящей роли ООН, ни многочисленных раундов переговоров, ни длительного переходного периода в поисках политического решения. С начала «мнимых нарушений прав россиян в Крыму» и до акта «самоопределения» прошло всего несколько недель.

В-третьих, декларация о независимости Косово являлась односторонним актом. В случае Крыма решающую роль сыграло внешнее вмешательство. Провозглашение независимости Крыма стало результатом неподобающего применения силы и угроз со стороны Российской Федерации в отношении Украины. Это уже не односторонний акт, но акт неспровоцированной военной агрессии, который не может иметь никаких юридических последствий. Противоправное деяние, совершенное Российской Федерацией и признанное таковым международным сообществом, не может узаконить провозглашение «Республики Крым» и ее включения в состав Российской Федерации.

В-четвертых, важным фактором является воля самих коренных народов. Косовские албанцы являются коренным народом, который, в соответствии с Декларацией ООН о правах коренных народов, имеет право на самоопределение. В отличие от них русские в Крыму составляют лишь одну из этнических групп, которая не может по своему усмотрению определять правовой статус полуострова. За отсутствием такого понятия, как «народ Крыма», единственной группой, обладающей правом на самоопределение в Крыму, являются крымские татары. Но, как всем известно, крымские татары проигнорировали так называемый «общерымский референдум» и выступили против российской оккупации полуострова. Сегодня российские оккупационные власти подвергают их гонениям и дискриминации.

Одним словом, аргументация собственной позиции по Крыму отсылками к «косовскому прецеденту» является со стороны России откровенным политическим кощунством. Россия лишена морального права ссылаться на эту правовую позицию, поскольку сама не признает независимость Косово. Так, в заявлении российского парламента о последствиях самопровозглашения независимого Косово (Сербия), утвержденном 18 февраля 2008 года, четко говорится, что право наций на самоопределение не оправдывает признание независимости Косово. В то время обе палаты парламента Российской Федерации «посчитали невозможным признание Косово в качестве суверенного государства, принятие Косово в ООН и другие международные организации, которые хранят приверженность основополагающим принципам международного права».

То, что Россия применяет в отношении Украины те же методы, которые ранее сама осуждала и не признавала в отношении Сербии, можно рассматривать только как использование двойных стандартов. Никак иначе…

Факт 10. Последний и, пожалуй, самый печальный факт состоит в том, что, несмотря на высокопарные обещания превратить оккупированный Крым в Эдемский сад, российские оккупационные власти с первого дня оккупации полуострова начали массированную атаку на все основные гражданские права и свободы. Любая империя инстинктивно стремится к безусловному уничтожению на завоеванных территориях «островков свободы» и «очагов диссидентства». Эта участь не миновала и Крым.

По сообщениям авторитетных организаций в области прав человека, таких как Amnesty International, Human Rights Watch, Freedom House и многих других, всего за три года оккупации Крым был отброшен на три века назад в том, что касается прав человека и верховенства закона, превратившись в «полуостров страха и отчаяния».

Социальная атмосфера на полуострове отравлена рядом нерасследованных убийств, пытками, похищениями, уничтожением основных процессуальных гарантий и пренебрежением к справедливым судебным разбирательствам, запретом на проведение митингов и демонстраций, гонениями на журналистов и независимые средства массовой информации, а также закрытием украинских и татарских школ. По данным правозащитной организации CrimeaSOS, только в прошедшем 2016 году в Крыму произошло три насильственных исчезновения, к 38 годам заключения были приговорены шесть подсудимых, которым были предъявлены сфабрикованные обвинения в причастности к деятельности «Хизб ут-Тахрир» (признана террористической организацией), участии в «евромайдане» и подготовке террористических актов; было открыто 32 новых уголовных дела, один нелепее другого. В частности, Ильми Умерова, Сулеймана Кадырова и Николая Семена, выступающих за возвращение Крыма Украине, обвиняют в «сепаратизме», три человека находятся под стражей в ожидании приговора за участие в проукраинской демонстрации «26 февраля 2014 года», семь человек были подвергнуты принудительной психиатрической экспертизе.

Карательные органы оккупационного государства осуществили более 177 арестов и провели более 50 обысков. Апогеем политики национального угнетения стало запрещение государством-захватчиком Меджлиса —представительного органа крымских татар. Это вопиющее попрание закона вызвало серьезное осуждение всех международных организаций и международного сообщества. Совет Европы объявил о том, что политика репрессий поднялась на новый уровень — массовых репрессий против народа крымских татар как сообщества.

Сегодня правительство Украины лишено какого бы то ни было контроля над Крымским полуостровом и не может обеспечить тамошним жителям защиту прав человека и гарантировать верховенство закона. Тем не менее украинское правительство продолжает чувствовать ответственность за судьбу своих граждан. В настоящее время все усилия направлены на то, чтобы остановить преступные действия оккупационных властей и привлечь Россию к международно-правовой ответственности как государство-агрессора и оккупанта. Сегодня на рассмотрении у Европейского суда по правам человека, находятся пять межгосударственных исков Украины против России и более трех тысяч индивидуальных дел, возбужденных на основании жалоб на российскую агрессию со стороны граждан Украины. В апреле 2014 года и в сентябре 2015 года Украина обратилась к Международному уголовному суду за признанием своей юрисдикции. В отчете прокурора МУС за 2016 год констатируется то, что Крым был оккупирован в результате международного вооруженного конфликта между Россией и Украиной.

В сентябре 2016 года Украина, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву (1982 года), инициировала арбитражное разбирательство в отношении Российской Федерации, чтобы защитить свои права прибрежного государства на прилегающие к Крыму зоны Черного, Азовского моря и Керченский пролив.

16 января 2017 Украина представила в Международный суд иск с требованием применить в отношении Российской Федерации положения Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Предварительное решение по данному делу было оглашено 19 апреля 2017 года.

Российская Федерация должна понести наказание за свои незаконные действия, поскольку безнаказанность всегда ведет к совершению еще более тяжких преступлений.

Анатолий Коваль — консул, глава миссии Украины в Португалии.

Оригинал публикации: Os factos e os mitos sobre a Crimeia
Опубликовано 22/05/2017

0

9

Financial Times, Великобритания

Украинская экономика преодолела кризис
Будущее страны определят реформы, а не военная мощь.

05.07.2017
Дэвид Кларк (David Clark)



На первый взгляд, на Украине мало что изменилось с тех пор, как сепаратисты при поддержке России три года назад захватили восточные районы страны. Периодически там вспыхивают боевые действия, но линия фронта остается практически без изменений, а попытки найти дипломатическое решение зашли в тупик.

Но это далеко не все. Хотя средства массовой информации пишут в основном о военных аспектах этого конфликта, настоящее сражение за будущее Украины идет в другом месте.

Это будущее зависит от того, сможет или нет Украина восстановить стабильность и благополучие даже в условиях грубого нарушения ее территориальной целостности. И на этом направлении она начинает добиваться реальных успехов.

Российская интервенция замышлялась главным образом как форма экономической войны. Цель состояла не в территориальных захватах, а в ослаблении Украины и в превращении ее в несостоятельное государство.

На начальном этапе Москва действовала успешно. Находясь в состоянии войны со своим крупнейшим торговым партнером и лишившись многих самых производительных промышленных предприятий на востоке, Украина оказалась на грани экономического краха.

Гривна подешевела на 70% по отношению к доллару, инфляция выросла до 60%, а совокупный фискальный дефицит (включая бюджет государства и государственной энергетической компании «Нафтогаз») составил более 10% ВВП. В 2014 году спад в экономике был равен 6,6%, а в 2016-м 9,8%. Он оказался гораздо серьезнее всего того, что пережила Греция.

Прошло три года, и ситуация очень сильно изменилась. Восстановлена макроэкономическая стабильность, а Украина, судя по всему, встала на путь экономического подъема. Стабилизация обменного курса помогла взять под контроль инфляцию (в прошлом году она снизилась до 12,4%, а в следующем ожидается на уровне шести процентов).

Впервые с 2012 года отмечен рост производства. В прошлом году он составил два процента, в этом может увеличиться до 2,8%, а в 2018-м его прогнозируют на уровне трех процентов. В свою очередь, возобновление роста и снижение инфляции позволили начать повышение уровня жизни народа, который резко снизился. В 2016 году на 11,6% увеличилась реальная заработная плата.

Украинское правительство также наметило путь к долгосрочной устойчивости бюджета за счет сокращения расходов и налоговой реформы. Дефицит бюджета, составивший в прошлом году 2,2%, был существенно ниже потолка в 3,7%, установленного МВФ.

В этом году дефицит должен вырасти до 3,1%, но это увеличение вызвано главным образом сокращением налогов по социальному страхованию, которое было необходимо для снижения затрат на оплату труда и стимулирования экономики.

Совершенствование и упрощение налогового кодекса вкупе с ростом экономической активности привели к увеличению государственных доходов от подоходного налога и налога на добавленную стоимость. «Нафтогаз» сегодня безубыточен.

Следующий серьезный вызов — это реформа несостоятельной пенсионной системы, съедающей более четверти государственных расходов и названной Всемирным банком «важной бюджетной уязвимостью».

План, составленный министром финансов Александром Данилюком, в настоящее время находится на рассмотрении в Раде. Он нацелен на приведение расходов в соответствие с доходами за счет ужесточения правил по предоставлению льгот, расширения доходной базы и повышения пенсионного возраста.

Поскольку дефицит пенсий сегодня превышает шесть процентов ВВП, срочно нужны перемены, чтобы реализовать поставленную правительством цель по снижению общего дефицита бюджета до двух процентов к 2020 году.

Достигнутый на сегодня прогресс был бы невозможен без международной финансовой поддержки, основу которой составляет кредит МВФ на 17,5 миллиарда долларов.

То, что Украина смогла получить четыре транша этого кредита на общую сумму 8,38 миллиарда долларов, выполнив поставленные ей условия, само по себе является важным достижением. Из-за прежних неудач в осуществлении реформ ни одно украинское правительство до сих пор не могло получить более одного транша из средств МВФ.

Нынешняя администрация заслуживает похвалы за то, что она пошла на непопулярные, но необходимые реформы, от которых уклонялись ее предшественники, в частности, отменив субсидии на энергоресурсы, которые порождали неэффективность и коррупцию.

Правительство также заслуживает похвалы за свои оперативные действия по ликвидации серьезной финансовой угрозы, в рамках которых оно национализировало крупнейшую в стране кредитную организацию «Приватбанк», ставшую в декабре банкротом.

Экзаменом для этих перемен на эффективность станут настроения инвесторов и то, позволят ли эти реформы Украине получить остро необходимый иностранный капитал. Потоки прямых иностранных инвестиций, полностью остановившиеся с началом войны, сегодня возобновились, хотя инвесторы действуют с большой опаской.

В значительной мере это связано с изменением структуры капитала в банковской системе, но сегодня появились значительные новые зарубежные инвестиции в ориентированное на экспорт производство, особенно на западе Украины.

Соглашение о свободной торговле с ЕС и близость к европейскому рынку дают Украине возможность стать неотъемлемой частью континентальной системы поставок и создать новые центры экономически выгодного производства взамен утраченных восточных мощностей.

В этом году на Украине может произойти еще одно знаковое событие, когда она вернется на рынок суверенного долга, выпустив первые с 2013 года облигации.

Когда в 2015 году была заключена сделка о реструктуризации украинского долга, такая перспектива казалась очень отдаленной. Но программа МВФ всегда предусматривала, что Украина будет готова вернуться на этот рынок в 2017 году, и сейчас появляются признаки заинтересованности инвесторов.

Для достижения этих целей Украине потребуется продолжать и углублять начатые реформы.

Разобравшись с пенсионной системой, правительство выйдет на новый рубеж, которым станет земельная реформа. Государство надеется, что либерализация увеличит поток инвестиций и придаст дополнительную динамику сельскохозяйственной отрасли.

На этой неделе правительство отложило представление в парламент законопроекта о реформе, поскольку политики из популистской оппозиции пытаются помешать необходимым изменениям, а это задерживает передачу Украине очередного транша МВФ. Момент истины в этом вопросе наступит осенью.

Как и всегда, необходимы дальнейшие шаги по искоренению коррупции, которая мешает прогрессу Украины гораздо сильнее, чем любые схемы и козни Кремля.

Значительная часть работы в этом направлении уже проделана, но индекс восприятия коррупции на Украине по-прежнему высок. Изменение ситуации в этом вопросе является самой важной задачей для страны.

Становится все более очевидно, что стратегия российского президента Владимира Путина по ослаблению Украины и увеличению издержек для Запада за поддержку Киева потерпела крах, ибо эта страна добивается все новых успехов на пути к экономической самодостаточности.

А вот самопровозглашенные республики на востоке Украины становятся для Москвы все более непомерным и непродуктивным бременем.

Именно такая динамика, а не баланс военной силы дает Украине надежду на восстановление своей территориальной целостности. Реформы были и остаются самым мощным ее оружием.


Дэвид Кларк — председатель Фонда «Россия» (Russia Foundation)
.

http://inosmi.ru/politic/20170705/239732771.html
Оригинал публикации: Ukraine's economy has turned a corner
Опубликовано 05/07/2017

0

10

Politico, США

Курт Волкер: полная стенограмма беседы

30.11.2017
Сьюзан Глассер (Susan B. Glasser)


Сьюзан Глассер: Привет, я Сьюзан Глассер, добро пожаловать на передачу The Global Politico. Рада представить нашего сегодняшнего гостя посла Курта Волкера, которого я знаю уже давно, и который сегодня выполняет по-настоящему трудные задачи, оказавшись в самом центре новостей. Он стал специальным представителем Соединенных Штатов по украинскому кризису и очутился в эпицентре неспокойных и захватывающих российско-американских отношений. Я бы сказала, что сегодня вы один из немногих в американском правительстве, кто проводит переговоры с русскими на высоком уровне.

Вы совсем недавно вернулись с очередного раунда переговоров, которые состоялись у вас с одним из главных помощников Владимира Путина Владиславом Сурковым. Расскажите нам о них, Курт.

Курт Волкер: Что ж, Владислав Сурков работает в президентской администрации. Ему поручали заниматься некоторыми замороженными конфликтами типа Абхазии, Южной Осетии. Его считают человеком, который несет ответственность за российскую интервенцию на Украине — как в Крыму, так и в Донбассе.

Госсекретарь Тиллерсон от имени Госдепартамента и от имени американского правительства попросил меня представлять США и более активно подключиться к переговорам, нацеленным на урегулирование конфликта в Донбассе на востоке Украины. Разрешить его призваны так называемые Минские соглашения

Это была моя третья встреча с Сурковым. Мне кажется, что русские задумались вот над чем: может, стоит закончить этот конфликт, установить мир, уйти оттуда, а потом посмотреть, что из этого получится? Не думаю, что они приняли окончательное решение, и что они твердо намерены это сделать. Однако мне кажется, что они рассматривают такую возможность.

Я обнаружил, что сам Сурков очень умный, очень профессиональный и очень способный человек. Возможно, у него несколько циничное чувство юмора, однако он знает, что делает. Мне кажется, что он в этом смысле хороший собеседник. Поэтому, если мы чего-то и добьемся, то это будет исходить от Суркова и от его отношений с президентом Путиным.

— То есть, вам кажется, что у него есть определенные возможности добиться каких-то результатов? Он говорит от имени Путина?

— Я думаю, что решить этот вопрос может только сам президент Путин. Однако Сурков имеет возможность общаться с президентом, а это очень важно. Кроме того, он скроен не по лекалам Министерства иностранных дел или Министерства обороны. Он политтехнолог. Он занимался предвыборными кампаниями, он занимался некоторыми региональными конфликтами, имел дело с лидерами Чечни, а также Южной Осетии и Абхазии, о чем я уже говорил. Поэтому у него имеются каналы общения. Однако я считаю, что решения принимает Путин.

— Хорошо. Многие люди говорят — в том числе, люди из администрации, с которыми я беседовала в последнее время — они говорят, что наши отношения в настоящий момент не только очень плохи, но и не достигли пока самой нижней точки. Так что переговоры с ними об Украине — это довольно интересный момент.

Насколько плохи, на ваш взгляд, эти отношения?

— Что ж, это интересно. Безусловно, сегодня существует очень негативная реакция на то, что делает Россия, будь это выдворение дипломатов из нашего посольства в Москве, какие-то ее действия в Сирии и других странах, или договор РСМД.

Украина — это интересная тема, по которой у нас очень разные точки зрения. Однако мы можем договариваться о каких-то совместных действиях, и это может стать основой для достижения чего-то позитивного. Я считаю, что Россия хочет, чтобы Украина была пророссийской, дружественной по отношению к ней страной, и чтобы с ее правительством можно было работать.

Тем не менее, вторгшись на Украину и захватив часть ее территории, они добились лишь того, что эта страна стало гораздо более сплоченной, националистической и ориентированной на Запад.

— Да, обратная реакция. Как это ни парадоксально, многие люди говорят, что путинская интервенция еще больше сплотила украинцев.

— Верно. Это прямо противоположно тому результату, которого они добивались. Поэтому у них есть основания сказать: «Что ж, мы не добились того, чего хотели. Это дорого нам обходится, как в плане затрат на ведение боевых действий и на поддержание гражданской администрации, так и в плане санкций, репутации, отношений с Европейским Союзом, отношений с Соединенными Штатами». Поэтому не исключено, что они заинтересованы в разрешении этой проблемы.

И конечно, мы хотели бы, чтобы при разрешении этой проблемы была восстановлена территориальная целостность Украины.

— Хорошо. Как вы думаете, в какой мере Сурков и прочие россияне готовы признать эти факторы? Насколько они откровенны с вами?

— Это любопытно, потому что есть разница между тем, что они говорят и что, согласно моей интуиции, они знают. Они ни за что не скажут: «Да, мы совершили вторжение, да, мы сделали то, сделали это». Но мы знаем, что они знают, и они знают, что мы знаем, и…

— Я знаю, что ты знаешь, что он знает.

— Поэтому можно вести речь о том, чего мы можем достичь.

— По этому поводу, в какой степени мы можете поднимать вопросы о Крыме и о Донбассе? Или вы говорите только об одном?

— Это очень хороший вопрос, потому что разницы между ними почти нет. Это российское вторжение, оккупация чужой территории. Что касается Крыма, то они заявляют, что присоединили его, но в обоих случаях мы это не признаем, Это незаконно.

Минские соглашения действуют в отношении только конфликта на востоке Украины, где сейчас ведутся активные боевые действия. Сегодня в среднем каждые три дня гибнет один украинский солдат, гибнет на территории Украины, защищая свою страну. Поэтому там происходит очень горячий конфликт.

В Крыму ситуация иная. Безусловно, мы не согласны с российским вторжением и оккупацией Крыма, а также с его присоединением к России. Но если мы можем добиться прогресса по другому вопросу, вопросу Донбасса, мы должны это сделать.

— То есть, вы не поднимаете вопрос о Крыме?

— Я поднимаю вопрос о Крыме. Я поднимаю вопрос о Крыме, а русские говорят мне в ответ: «Мы не собираемся вести переговоры о Крыме». Просто важно понизить планку и договориться о том, что мы в этом вопросе не соглашаемся,

— Понятно. Итак, сейчас идет дискуссия о том, существует ли возможность для ввода миротворцев в соответствии с российской инициативой, которая была выдвинута в сентябре.

— Да. Здесь возникает вопрос о том, хочет ли Россия уйти, что далеко не ясно. Но между русскими и украинцами существует глубокое недоверие. Русские не верят в то, что украинцы будут выполнять Минские соглашения, поскольку они предусматривают большое количество политических шагов. А украинцы считают, что русские никогда не откажутся от контроля над этой территорией.

Так что миротворческие силы должны будут навести мосты и устранить недоверие. Они позволят укрепить безопасность, создать условия для проведения выборов в местные органы власти, создать условия для того, чтобы украинцы могли выполнить другие положения Минских соглашений, получив в результате свои территории назад и восстановив украинский суверенитет. Это и будет полным выполнением Минских соглашений.

Но проблема в том, что патовая ситуация существует уже три года, и дело не сдвигается с мертвой точки. Поэтому идея с миротворцами предназначена для того, чтобы обеспечить безопасность, а также дать время и пространство для достижения этой цели.

— Некоторые люди говорят, что дипломаты неисправимые оптимисты, так как в противном случае они бы этого не делали. В сообщениях о вашей последней встрече — мне кажется, это была ваша третья встреча с Сурковым — говорится, что вы предложили список из 29 пунктов, где изложены некие принципы, и что русские отвергли все эти пункты, за исключением трех.

Я полагаю, что эти три пункта были о том, как писать слово Украина.

— Да, я даже не считал. Ситуация складывается следующим образом. Россия в сентябре представила в Совет Безопасности ООН проект резолюции. Ее предложение предусматривает направление сил ООН на Украину для защиты наблюдателей ОБСЕ, которые работают на востоке. Предполагалось, что миротворцы будут следить за соблюдением условий прекращения огня и за отводом тяжелых вооружений.

Безусловно, сейчас все знают, что условия прекращения огня не соблюдаются. Их нарушают каждую ночь, иногда по несколько раз. Ведет огонь артиллерия, звучат взрывы, стреляют минометы и так далее. А тяжелое вооружение так пока полностью и не отведено.

Так что соглашение на самом деле не работает. А замысел русских заключается в том, что если наблюдатели будут находиться под защитой, они смогут углубиться на территорию, будут в безопасности, и им не придется преодолевать большие препятствия. На мой взгляд, это довольно спорный аргумент, потому что если бы русские хотели пустить наблюдателей во все районы Донбасса, они бы сделали это. Нет, здесь что-то другое.

Поэтому мы сказали: «Смотрите, нас заинтересовала идея, которую Россия предложила ООН. Следует подумать над направлением миссии ООН на Украину. Но это должны быть настоящие миротворческие силы, это должны быть такие силы, которые смогут обеспечивать безопасность на всех спорных территориях, которые будут знать о местах размещения тяжелых вооружений, и которые смогут реально контролировать украинскую сторону границы с Россией, чтобы через нее не переходили свободно люди, и не перебрасывалось оружие. Если сделать это, такой шаг будет очень полезен, и он позволит перейти к исполнению Минских соглашений».

Я считаю, что русские выступили с этим предложением для того, чтобы начать диалог. Они хотели запустить переговорный процесс по вопросу о том, какими должны быть миротворческие силы.

Наша третья встреча, как вы сказали, была шагом назад. Они снова вернулись к своему первоначальному предложению. Не знаю, какой после этого будет их следующий шаг. Возможно, это произошло совсем по другим причинам, никак не связанным с Украиной, и что это просто отражение нынешнего состояния российско-американских отношений. Наверное, это в большей степени связано с тем, что двусторонняя встреча между президентами Трампом и Путиным не состоялась.

— Наверное. Значит, это их очень сильно разозлило?

— Ну, мы не знаем. Просто такова была последовательность событий. Двусторонняя встреча не состоялась. У нас была встреча с Сурковым в Белграде, которая совершенно очевидно стала шагом назад. Это была теплая встреча, у нас состоялась хорошая дискуссия, но это был шаг назад. Посмотрим, что произойдет на следующей встрече, которая должна состояться где-то в декабре.

— Хорошо. И конечно же, это будет ближе к марту 2018 года, когда Владимир Путин предположительно будет баллотироваться на очередной срок, когда пройдут более или менее формальные выборы, вокруг которых, тем не менее, будет много политики. Итак, очень многие из числа тех, кто следит за Россией, задают вопрос: сможет ли Путин до выборов сделать что-то в отношении Украины, а не просто топтаться на месте, заняв выжидательную позицию. Какова ваша точка зрения на сей счет?

— Ну, это открытый вопрос. На выборах 2012 года он действовал на националистической платформе, защищая российский народ от внешних врагов и оправдывая необходимость сохранения своей власти в России. Как будет на сей раз — захочет ли он снова разыграть националистическую карту или решит действовать иначе — это пока неясно.

Думаю, позволительно сказать, что он решил помириться, решил прекратить боевые действия и уничтожение украинцев и русских. Он добьется особого статуса для восточной Украины. Он добьется исполнения Минских соглашений, и международное сообщество обеспечит безопасность в этом регионе, безопасность для русскоязычного населения и для всех остальных.

Так что если он захочет, он сможет претендовать на большие достижения. Но нам неизвестно, как он хочет это повернуть.

— Хорошо. Конечно, можно допустить, что будет именно такая версия кампании, которая нравится нам. Но Владимир Путин добивается успехов не только за счет критики США и своей националистической политики, но и благодаря тому, что в последние годы на российском телевидении была создана целая повествовательная линия, целая теория о том, что это буквально передовая войны между Россией и Западом, войны между Россией и США. Он публично заявляет об этом.

Поэтому, как мне кажется, у вас должны быть некоторые сомнения в том, что Владимир Путин откажется от повествовательной линии об этом конфликте, которую он сам создал.

— Это верно, и откровенно говоря, все в его руках. А мы можем только четко заявлять о том, что такое состояние дел — это настоящая война, это гуманитарная трагедия, это негативно отражается на населении региона, которое он якобы защищает. Именно эти люди несут на себе основное бремя страданий и лишений. И это очень дорого обходится России.

Они могут это сделать. Они сделали это в Абхазии, они сделали это в Приднестровье. Они могут это сделать. Но это для них не лучший вариант. А мы можем попытаться создать некие рамки, некую концепцию, показав, какой может быть альтернатива. Что будет, если Россия поддержит размещение миротворцев на этой территории, поддержит реализацию Минских соглашений, согласится на восстановление украинского суверенитета и увидит, какой результат это ей дает.

Думаю, есть немало причин, по которым они захотят попробовать. Но решение будут принимать только они.

— Безусловно, ведь мы очень много говорили о российской стороне, о том, чего хочет Путин. Это всегда самый важный вопрос с тех пор, как он пришел к власти.

Но есть еще и американская сторона, и я должна задать тот же вопрос: чего хочет Трамп? Мне очень интересно, какую политику в отношении России в данный момент проводит администрация, особенно в связи с тем, что в Вашингтоне сегодня говорят о России больше, чем когда-либо, по крайней мере, на моей и вашей памяти.

С кем вы работаете по этим вопросам? Насколько согласована эта политика? И как идут дебаты в администрации о поставках оружия на Украину, какова ее позиция, и насколько это осложняет вашу работу?

— Мне предложил заняться этой работой госсекретарь Тиллерсон, и я подчиняюсь напрямую госсекретарю Тиллерсону, ведя с ним активные беседы. Кроме того, я получил возможность встретиться с большинством высокопоставленных руководителей из кабинета и администрации, и поговорить с ними об Украине и о том, что мы делаем.

Я бы сказал, что в этом вопросе есть большая степень единодушия, есть единая и сплоченная позиция. Кроме того, я также имел возможность принять участие во встрече президента Трампа с президентом Порошенко на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Исходя из этого, я могу сказать, что в администрации существует довольно прочный консенсус. Проще всего об этом можно сказать словами президента, который заявил, что он хочет мира. На Украине воюют и гибнут люди, и он хочет, чтобы там был мир.

Кроме того, если мы хотим каких-то улучшений в российско-американских отношениях — а я думаю, что это должно быть целью США — мы не должны стоять на месте. Мы хотели бы более конструктивных отношений. Тогда удастся добиться прогресса по Украине. Именно так надо действовать, и именно об этом президент Трамп сказал президенту Путину на встрече G-20 в Гамбурге. Именно так, если мы хотим улучшений…

— Что касается поставок оружия на Украину, то дебаты на эту тему идут с переменным успехом уже долгое время. Считаете ли вы, что это решение будет в конечном счете утверждено — это первый вопрос. А во-вторых, какое воздействие это окажет на ваши переговоры о мире?

— Что ж, важно правильно сформулировать этот вопрос. Эта страна — Украина, она ведет боевые действия на собственной территории, защищается от насилия, там каждый день гибнут люди. Речь идет о самозащите. А этот принцип заложен в уставе ООН. Так поступила бы любая страна, которая хочет защитить свою территорию, защитить свое население от агрессии.

У США есть военные связи с десятками и десятками стран во всем мире, и Америка поставляет оружие в десятки и десятки стран. Я не вижу никаких убедительных причин, по которым Украина является чем-то особенным. Почему бы это не сделать? Ведь украинцы активно пытаются защитить свою территорию. Это вопрос обороны, а не…

— Могло ли что-то быть иначе, если бы администрация Обамы, которая точно так же не могла решить этот вопрос, несмотря на рекомендации госсекретаря и Пентагона (а в итоге Обама отказался), все же сделала это? Теперь возникает такая же ситуация, и Госдепартамент с Пентагоном снова выступают с такой рекомендацией.

Могло ли что-то пойти иначе в этой войне, если бы решение было принято? И если мы решим осуществить такие поставки, к чему это приведет?

— Аргументы, с которыми некоторые люди выступали в прошлом, они не очень убедительны, на мой взгляд. Один аргумент состоит в том, что поставки могут привести к эскалации боевых действий, к гонке вооружений, что у России всегда будет больше возможностей для эскалации, что мы сами разжигаем этот конфликт. Но на самом деле, конфликт уже существует, Россия уже разжигает его, уже ведет боевые действия. Так что, на мой взгляд, эти доводы неубедительны.

А еще говорят, что такие подставки придадут смелости украинцам, которые перейдут в наступление. Но украинцы не глупцы, они тоже это знают. Еще один довод состоит в том, что есть разница между летальной и нелетальной боевой техникой.

— Похоже, именно это поставило в тупик администрацию Обамы.

— Опять же, смысл поставок военной техники в том, чтобы Украина могла применить силу в целях самообороны. Администрация Обамы, например, поставляла туда контрбатарейные РЛС. Контрбатарейные РЛС дают возможность определить, откуда ведется минометный огонь, и точнее скорректировать ответный огонь, чтобы можно было убить тех людей, которые делают это. Их называют нелетальной боевой техникой, однако это была очень эффективная помощь украинцам со стороны администрации Обамы, и я считаю ее весьма уместной.

Также важно помнить о том, что украинцы и сами производят большое, очень большое количество военной техники.

— Правильно. Украина была одним из центров производства вооружений в Советском Союзе.

— Точно. И они до сих пор их производят, они провели довольно большую работу по восстановлению и перестройке своей армии. В 2014 году эта армия была почти полностью разгромлена, но они ее восстановили, и эта армия, надо сказать, довольно успешно поддерживает стабильность на линии конфликта.

— Верно. Именно об этом я хотела вас спросить. Они более или менее — они как бы остановили русских, повстанцев. Изменится ли что-то…

— Я бы сказал иначе: Россия решила не продвигаться дальше на украинскую территорию.

— Хорошо.

— И я думаю, украинцы нарастили свои возможности, усилили армию.

— Хорошо. Это в большей степени похоже на сдерживание, чтобы Россия снова не перешла в наступление.

— Именно так. Именно так. Это сдерживание.

— По крайней мере, таковы аргументы в его пользу.

— Да, таковы аргументы. Опять же, я не хочу углубляться в детали и говорить о том, что это большая проблема. Просто Украина, как и любая другая страна в мире, должна иметь возможность защитить себя и сдержать агрессию. Но есть вопрос гораздо важнее. Это вопрос о том, сможет ли Украина добиться успеха как страна. Сможет ли она создать демократию, рыночную экономику, добиться благополучия, укрепить безопасность и так далее. А еще, сможем ли мы урегулировать этот конфликт, что, на мой взгляд, является важным шагом в восстановлении суверенитета, в восстановлении территориальной целостности в Европе, в выходе из того тупика, в котором мы сегодня оказались вместе с Россией. Именно в этом направлении мы хотели бы двигаться.

— Но я бы не сказала, что вы возлагаете большие надежды на скорейшее установление мира. Еще один вопрос по поводу поставок оружия. Можно себе представить другую версию того, как на это отреагирует Россия.

Скажем, Трамп принимает решение о поставках, и они начинаются где-то в следующем месяце или около того. То есть, до президентских выборов в России. Вы же понимаете, как это преподнесет российское телевидение, как на это посмотрят в Москве. Начнутся разговоры о том, что Соединенные Штаты снова начали свои провокации, и поэтому России необходимо сделать в ответ то-то и то-то. Начнется новый виток пропаганды, а Путин снова заговорит о том, как он защищает страну от злобного западного агрессора. И все это будет происходить накануне выборов.

— Что ж, прежде всего, позвольте мне повторить, что никакого решения пока нет.

— Я это понимаю, я понимаю.

— И сделаем мы это или не сделаем, это наше решение. Да, и в связи с вашим вопросом, я не думаю, что мы должны принимать свои решения, исходя из того, что будут говорить об этом российские СМИ, какую повествовательную линию они представят. Я думаю, что мы должны принимать решения, исходя из американских интересов, из национальных интересов США, из того, как мы позиционируем себя в мире. Мы должны исходить из своих собственных суждений, а не из чего-то другого.

— Хорошо. Давайте немного поговорим о другом, потому что это очень интересно, и я уверена, что это заинтересует наших слушателей. Вы работали в администрации Буша. Теперь вы вернулись назад в правительство в совершенно иных обстоятельствах. Это совершенно другая республиканская администрация. Я знаю, что у вас есть множество друзей, которые по-разному относятся к нынешней версии внешней политики, существенно отличающейся от прошлого.

Но у вас другая позиция, которую вы, как я слышала, излагали в Госдепартаменте. Совершенно очевидно, что сегодня звучит много вопросов, проходит много публичных дискуссий о том, не зашел ли госсекретарь Тиллерсон слишком далеко; о том, что случилось с нашим моральным состоянием, и к чему приведет эта реорганизация. На самом деле, никто этого не знает. А еще он собирался ликвидировать все должности специальных представителей, видимо, за исключением вашей. Так что это очень интересно. Расскажите нам немного о том, почему вы решили вернуться, и что вы обнаружили, придя в Госдепартамент.

— Ну, ответить на первый вопрос довольно просто. Мне небезразличны эти проблемы, мне небезразлична Украина как страна, небезразличен ее успех. Я хочу, чтобы этот конфликт был урегулирован. Я хочу, чтобы мы вернулись к идее о том (об этом говорили многие, очень многие администрации, начиная с Джорджа Буша-старшего и далее), что Европа должна быть единой, свободной и мирной. Что мы стремимся продвигать демократические общества, общества процветающие, приводимые в движение рыночными силами. Мы хотим безопасности для всех без исключения, в том числе, для России.

Но мы этого не добились Да, мы многое сделали. Многие страны, которые в 1990 году не являлись членами НАТО, позднее вступили в эту организацию, и сегодня это демократические, процветающие и надежно защищенные государства, такие как Чехия, Эстония и так далее.

Так что мы добились колоссальных успехов, но мы прошли не весь путь. В Европе сохраняются активные конфликты. Поэтому, если есть какой-то способ решения этих вопросов, я бы очень хотел сделать это. Я готов делать все возможное в этих целях.

И во-вторых, из-за этого меня не очень-то беспокоит связанная с этим политика, будь это политика демократической администрации республиканской администрации, политика Буша, Трампа и так далее. Я думаю, что в этом многие со мной согласятся. Если мы не будем втягиваться во внутриполитические дебаты, которые сегодня идут в нашей стране, и сосредоточимся на сути и содержании внешней политики, с этим тоже очень многие согласятся.

А что касается Госдепартамента, то там работают замечательные люди. Это люди очень умные, очень целеустремленные. Они хотят вносить свой вклад, они хотят упорно работать. Передача власти всегда очень трудна, а нынешняя передача особенно. И мне кажется, что такие люди как Уэс Митчелл (Wes Mitchell), которые сегодня занимают…

—  Это новый помощник госсекретаря по европейским делам.

— Верно. Новый помощник госсекретаря по европейским делам. Возникает связка между политическим руководством, находящимся на самом верху администрации, дипломатической службой и теми профессионалами, которые в ней работают. Такую связку надо укреплять и наращивать. Она нужна для того, чтобы Госдепартамент ощущал себя полезным, чтобы он осознавал свою способность вносить полезный вклад.

Теперь, что касается цифр. После 2001 года Госдепартамент очень сильно разросся. Если посмотреть на Госдепартамент и его бюджет в то время, а затем взглянуть на то, что произошло потом, на те миссии, которые он выполнял после этого, то можно сказать, что он разросся колоссально.

Вы здесь говорили о специальных посланниках. Их очень много, этих специальных посланников Я не знаю точное их количество но…

— 78 человек или около того?

— Да, огромное количество. Знаете, хотелось бы думать, что правильнее было бы поступать по-другому. Те люди, которые занимают свои должности, которые назначаются президентом, утверждаются сенатом и несут ответственность за различные регионы мира — именно они должны отвечать за внешнюю политику.

Мне предложили заняться этими переговорами по Украине тогда, когда помощник госсекретаря еще не был утвержден. Французы, немцы, украинцы, а также русские громко требовали, чтобы США назначили такого человека для ведения переговоров. И я рад тому, что занимаюсь этой работой. Я делаю это добровольно, бесплатно, я не ввожу в расходы налогоплательщиков, и я…

— Да? Я не знала об этом. Это интересно.

— Да, и я бы хотел, чтобы такая должность появилась в Госдепартаменте, когда это будет целесообразно.

— Да, это интересно, потому что они очень хотели, чтобы за столом переговоров присутствовал кто-то из США.

— Да.

— Еще об этом. Я понимаю вашу мысль о том, что из этого нужно убрать политику, которая раскалилась до предела во всем, что связано с Россией. И я понимаю, что в конкретном плане, если США сядут за стол переговоров и попытаются помочь запустить некий миротворческий процесс, они найдут в этом немало единомышленников. Но что вы думаете по этому поводу? Я имею в виду, чтобы работали на Джона Маккейна, который, пожалуй, является самым видным республиканским критиком внешней политики президента Трампа. И совершенно очевидно, что по-прежнему существует конфликт между глобалистами (я полагаю, что мы с вами тоже попадаем в эту категорию) и идеей о том, что появился и усиливается национализм нового типа, действующий под лозунгом «Америка прежде всего» и превращающийся во внешнюю политику. Видите ли вы практические выражения такого национализма, или он пока еще не проявился?

— Речь идет о том, чтобы сотрудничать и взаимодействовать с остальным миром. Со всем миром.

— Но есть люди, которые могут сказать: «Это не наша забота. Почему Америка должна этим заниматься?»

— Соответственно, я не могу говорить от имени сенатора Маккейна. Существуют разные точки зрения, находящие отражение во внутренней политике. Но вопрос в том, как это делать, как решать на практике эту внешнеполитическую проблему. И мне кажется, что когда мы начнем заниматься реальным делом, возникнет серьезное единодушие.

Людям нужна сила, им нужны американские ценности, им нужны американские интересы. Они хотят добиваться успеха. И я бы сказал, что это касается всех, и демократов, и республиканцев.

— Хорошо. А вот еще один момент. Смотрите, мы только что говорили о Суркове и о том, в какой мере решению этих вопросов содействуют соответствующие руководители. Готов ли Путин добиваться мира? Готов ли Трамп добиваться мира? Это очень важный вопрос.

Безусловно. Я знаю, я слышал это непосредственно от президента, он хочет добиться этого. Он хочет добиться мира, хочет урегулирования, хочет, чтобы Украина вернула свою территорию. Это предельно ясно.

Что касается Путина, то мне кажется, что мы видим некие проблески надежды, мы видим причины, по которым они тоже могут на это пойти. Однако они сами будут принимать решение на сей счет, и вполне возможно, что их решение будет прямо противоположным.

— Что ж. Это очень важный момент. Я хотела бы спросить вас — ведь вы занимаетесь этим всего несколько месяцев, вы человек новый, и вы три раза вели переговоры с Ссурковым. Так вот — что вас удивило? Как вам кажется, что нового вы узнали? Появились ли какие-то новые мысли, новые взгляды на происходящее, отличающиеся от того, что мы обычно наблюдаем в Вашингтоне?

— Ну, я бы не стал так говорить, но что меня действительно удивило, так это те изменения, которые произошли в отношении Западной Европы к России с тех пор, как я ушел из правительства.

— Я должна заметить, что вы занимали должность представителя США в НАТО.

— Да Я занимал эту должность с 2008 по 2009 год. Как раз в то время Россия вторглась в Грузию. Но тогда существовало сильное нежелание откровенно говорить о том, что сделала Россия, или резко выступать против нее. Если вы помните, после того, как они вторглись в Грузию, буквально через шесть месяцев мы привезли эту большую кнопку перезагрузки, а Лавров с госсекретарем Клинтон заявили, что мы будем двигаться дальше.

Сегодня отношение Западной Европы к России совершенно иное. Налицо гораздо больше откровенности, больше понимания того, что Россия вмешивается в их выборы, в их политические процессы. Больше понимания того, что Россия сделала со своими соседями, такими как Грузия, Молдавия, Украина. То есть, налицо совершенно другое отношение, не то, что существовало 10 лет тому назад.

— Сегодня все ястребы, что касается России.

— Знаете, Россия сама все это создала. Люди этого не хотели. Люди были за то, что всегда говорит президент — что мы хотели бы поладить с Россией, но из-за ее действий поладить с ней чрезвычайно трудно.

— Вы подняли вопрос о вторжении в Грузию. У меня сложилось такое впечатление, что тот шестимесячный период после вторжения, о котором вы говорили, был ключевым. За это время Путин каким-то образом уверовал в то, что карательные меры за нападение на соседей будут не очень серьезными. Наверное, это повлияло на его ошибочное решение вторгнуться на территорию Украины.

— Да. Думаю, вы правы. Если посмотреть прямо на эти взаимосвязанные моменты, возникает впечатление, что после вторжения в Грузию он получил карт-бланш. Наверное, он подумал, что и с Украиной будет точно так же, что и в этом случае он тоже получит карт-бланш. Еще один момент. Если говорить откровенно, все красные линии в Сирии по химическому оружию, которые мы обозначили, но не стали соблюдать, то есть, поговорили об этом, а потом замолчали — это каким-то образом убедило Путина в том, что мы не будем предпринимать активные действия в случае с Украиной.

Это, как мне кажется, привело к просчетам, так как он подумал, что ему снова все будет дозволено. Но вместо этого мы ввели санкции, которые действуют уже три с половиной года. Изменилось отношение в Западной Европе. Изменилось отношение в нашей стране. Мы в ответ увеличили численность группировки войск в прибалтийских странах, в Польше и Румынии, сделав это для того, чтобы укрепить силы сдерживания НАТО, чтобы помочь нашим союзникам. Мне кажется, он этого не ожидал, думая, что все будет как прежде.

— Да, интересно, что вы подняли вопрос о санкциях и о НАТО. Вы давно уже за этим наблюдаете, и у меня в связи с этим вопрос. Должна ли Украина в будущем стремиться к членству в НАТО?

— Ну, никто не может отнять у нее эти устремления. Решение будут принимать сами украинцы. Чего они хотят для своей страны? Ни мы, ни европейцы, ни кто-то еще не должен вести переговоры через их головы, показывая, что выбор у них небольшой. Но мы должны сохранять свои стандарты. Мы не должны понижать стандарты членства в НАТО. Мы должны настаивать на демократии, на реформах, на рыночной экономике, на борьбе с коррупцией, на реформах в армии, на вкладе в общую безопасность, на оперативной совместимости. Все это пришлось сделать чехам, все это пришлось сделать полякам. Эти вопросы пока не решены. Следовательно, Украине предстоит еще пройти долгий путь.

— Вы считаете, что от дальнейшей агрессии Путина удерживает то, что Польша и страны Прибалтики являются членами НАТО?

— Да. Знаете, это гипотетический вывод, потому что практические выводы делать трудно. Но я думаю, что русские знают: если они предпримут что-то против одного из прибалтийских государств, это вызовет многостороннюю реакцию со стороны Европы и США. Это сдерживающий фактор.

Конечно, здесь могут быть разные точки зрения. Скажем, НАТО важна в психологическом плане. Но есть и приверженцы другой точки зрения. Например, если бы мы не продемонстрировали такую решимость, русские могли пойти на агрессию даже против члена НАТО. Так что на это можно смотреть по-разному. Но мне кажется, факты говорят о следующем: Россия считает, что мы продемонстрировали свою готовность ответить на ее нападение. А поэтому ей не стоит этим заниматься.

— Это любопытно. Я имею в виду, как вы обрисовали вопрос о том, что администрация Обамы по сути дела непреднамеренно подала Путину неправильный сигнал, показав после Грузии, что он не понесет серьезное наказание за вторжение в соседнее государство, что издержки ему по карману, и что именно из-за этого он решил ввести войска на Украину.

Как вам кажется, дошли ли до него до него новые сигналы, или он думает так же, как и прежде? Кто-то из администрации говорил мне, что русских на самом деле это не убедило. Может быть, Владимир Путин считает, что это нечто вроде хоккейного буллита. Ты занимаешь место в воротах, тебя обстреливают санкциями пару минут, а потом ты возвращаешься на лед и снова начинаешь играть. Понял ли Путин, дошло ли до него, что он уже не сможет играть как раньше?

— Ну, я смотрю на это так. Это стабилизирует обстановку. Они начинают думать: да, надо что-то делать, надо начинать решать некоторые проблемы, начинать урегулирование. Вот почему — здесь я снова возвращаюсь к теме Украины — они могут прийти к выводу, что мы в состоянии с ними о чем-то договориться.

— Итак, мы совершили полный круг. Наш сегодняшний гость — посол Курт Волкер, который, как мне кажется, занимает одну из самых интересных должностей в администрации Трампа, который реально говорит с русскими. Многие другие высокопоставленные американские руководители сегодня этого не делают. Так, надо закругляться. Но позвольте задать вам еще один вопрос: каковы в процентах шансы на то, что через год боевые действия на востоке Украины будут продолжаться?

— Я бы сказал, как минимум 80%.

— 80%?

— Думаю, есть шанс, что боев не будет, но наиболее вероятный сценарий — это их возобновление. Дело в том, что люди там по-прежнему гибнут. Это плохо для населения Донбасса, которое Россия, по ее словам, пытается защитить. Это плохо для самой Украины. За время боевых действий на востоке Украины погибло уже более 10 000 человек. Если боевые действия продолжатся, это будет очень и очень печально.

Мы должны предпринимать все возможные усилия для решения этой проблемы, но мы должны быть реалистами и понимать, что это очень трудно.

— Когда ваши внуки будут изучать карту, Крымский полуостров будет в составе России?

— Нет. Здесь ситуация такая же, как в моем детстве. Тогда на карте Прибалтики была сноска со словами о том, что Соединенные Штаты не признают насильственное включение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. Я думаю, на новых картах будет то же самое.

— Так что на пенсии поедем отдыхать в Ялту.

— Ну, будем надеяться на то, что рано или поздно мы добьемся такого результата. Но к счастью для меня, до внуков мне уже совсем недалеко.

— Это были очень интересные взгляды на Россию, которым не уделяется должное внимание здесь, в Вашингтоне. Я была рада побеседовать о политике в отношении России и Украины с послом Куртом Волкером, и я благодарю вас за то, что вы пришли на передачу The Global Politico. И спасибо всем нашим слушателям за то, что слушали нас.

— Великолепно. И спасибо вам за то, что пригласили меня.

— Спасибо.

Сьюзан Глассер — главный обозреватель POLITICO по международным делам. Она ведет новую еженедельную передачу The Global Politico.

http://inosmi.ru/politic/20171130/240895510.html
Оригинал публикации: Kurt Volker: The Full Transcript
Опубликовано 27/11/2017

0

11

Riga.Rosvesty, Латвия

Украина доигралась
В ЕС всерьез заговорили о возобновлении отношений с Россией.

01.12.2017
Олег Пономарев



Киев — Ушатом ледяной воды на разгоряченные головы украинских националистов стало недавнее заявление президента Польши Анджея Дуды, точнее главы его Канцелярии. Хотя это, по сути, одно и то же.

Официальная Варшава, до последнего считавшаяся не только «верным другом и товарищем», но и едва ли не единственным «адвокатом» Киева в Европе, (сюда можно добавить и Литву), без обиняков заявила: ЕС устал от Украины. Настолько устал, что сегодня всерьез поднимается вопрос об отмене антироссийских санкций. Более того, такого же мнения придерживается и целый ряд других европейских стран, заявляющих, что в случае необходимости выбора между Украиной и Россией европейцы могут склониться в пользу Москвы.

Польша: «Мы вынуждены будем предпочесть Киеву Москву»

«Европа устала от Украины», «Сколько волка не корми, а толку никакого» — с приблизительно такими заголовками на днях вышло большинство газет в Польше. Причиной тому послужило накануне заявление главы канцелярии президента Польши Кшиштофа Щерского изданию Sieci.

По его словам, время показало, что Украина не только ненадежный партнер, но и неблагодарный союзник, который только потребляет, но ничего не дает взамен. И это всерьез напрягает уже целый ряд европейских стран.

«Только для стран нашего региона отношения с Киевом не являются функцией отношений с Москвой. Боюсь, что если дойдет до ситуации, в которой Европа будет вынуждена выбирать между Украиной и Россией, другие столицы, на которые рассчитывает сегодня Киев, выберут Москву, — сказал Щерский. — При таком развитии событий украинская власть обратится к странам Восточной Европы за помощью, как это было во время первого и второго Майданов. Но Польша уже может не поддержать Украину так, как делала это раньше».

Следует также отметить, что данное заявление было сделано не частным лицом или представителем какой-либо из партий, а вполне официальным высокопоставленным лицом, что уже придает заявлению вес. В августе 2015 г. президент Польши Анджей Дуда назначил Щерского на пост госсекретаря Канцелярии президента Республики Польша. Он возглавил консультационный центр Комитета президентов Польши и Украины, поэтому об Украине знает не понаслышке. В апреле 2017 г. Щерского назначили на должность начальника кабинета президента, на которой он заменил Квятковского. Поэтому, все заявления от его лица по праву считаются официальной позицией Польши.

Буквально через два дня после заявления Польши о возможности отмены санкций против России и признании Крыма неотъемлемой частью Российской Федерации заявили в Совете Европы.

Такую возможность в интервью изданию Financial Times допустил генеральный секретарь СЕ Турбьерн Ягланд. «Никто не хочет давать сигнал, что мы принимаем завоевание Крыма. Дело не в подрыве этой принципиальной позиции. Представители Совета Европы должны в перспективе иметь в виду мандат организации, который предусматривает защиту прав человека в России, в Крыму и на континенте», — цитирует слова политика «Радио Свобода». По словам Ягланда, было бы очень плохо, если бы Россия покинула Совет Европы, «потому что конвенция о правах человека от 1949 г. и Европейский суд по правам человека очень важны для российских граждан. «У нас будет Европа без России. Это будет большим шагом назад для Европы», — добавил политик.

Украину просят не устраивать самодеятельность

Как мы уже сообщали ранее, кризис в отношениях некогда дружественных Польши и Украина, возник далеко не на ровном месте. И «заслуга» в этом больше принадлежит Украине.

Резкое ухудшение отношений европейских стран с Украиной произошло в 2016 г., когда на смену послу ЕС Яну Томбинскому пришел Хьюг Мингарелли. В ходе 5-го саммита Восточного партнерства Украине четко дали понять, что у нее нет никаких перспектив на членство в ЕС. Более того, Украину, Молдавию и Грузию попросили воздержаться от заявлений о скором вступлении стран в ЕС. Аналогично европейцы прошлись и по Таможенному союзу, бросив Киеву с «барского плеча» минимальные преференции в поставках действительно необходимых Европе продуктах и товарах. Например, меда, пшеницы или отборного карпатского леса. Не сбылись надежды Украины и на Шенген. Вместо этого ЕС предоставил Украине т. н. безвизовый режим с более чем унизительными условиями, где четко прописан механизм его моментальной отмены.

О том, что опрос о членстве Украины в Европейском Союзе не стоит даже в повестке дня заявляют и в Великобритании. По словам члена парламента, председателя межпартийной парламентской группы по Украине Джона Виттингдэйла Украине никто не предлагал членства в Евросоюзе в обозримом будущем, это очень долгосрочная цель, при этом Киев должен развивать тесные отношения с Россией вне зависимости от того, как будут развиваться переговоры с Брюсселем. «Никто не говорил о том, что Украина может вступить в ЕС в каком-либо обозримом будущем, хотя этот вопрос и обсуждался — в рамках Соглашения об ассоциации и об углубленном всеобъемлющем соглашении о свободной торговле. Я хотел бы надеяться, что такое соглашение еще возможно, но вопрос о членстве в ЕС не стоит на повестке дня сейчас, и я думаю, что это очень долгосрочная цель», — добавил депутат британского парламента.

Никакой Европы, пока Киев не откажется от культа Степана Бандеры

Очень больно по Украине ударило и решение отказать в предоставлении кредита в размере 600 миллионов евро, на которые так рассчитывал лично президент Петр Порошенко. Из 22 требований ЕС Украине не выполнила четыре и касаются они самой главной проблемы — галопирующей по стране коррупции.

А ведь начиналось все весьма безобидно и прозаично. Вначале, какому-то явно неумному человеку пришло в голову обстрелять из гранатомета консульство Польши в Луцке в то время, когда в Варшаве проходили траурные мероприятия в память жертв Волынской резни — массовых убийств поляков, совершенных нацистами УПА (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.). Тогда же и прозвучало первое громкое заявление министра иностранных дел Польши Витольда Ващиковского о том, что его страна будет выступать категорически против интеграции Украины в ЕС до тех пор, пока Киев не откажется от культа Степана Бандеры. Вместо этого, как специально, на Украине начали массово открывать памятники Бандере и его сторонникам, а именами пособников фашистов называть улицы и проспекты. Еще одним негибким и далеко неумным оказался директор Института национальной памяти Владимир Вятрович, который и стал детонатором «взрыва». Своими заявлениями о культе УПА он явно прошел в украино-польских отношениях точку невозврата.

По словам польского политика и депутата Европарламента VIII созыва Януша Корвин-Микке, ОУН-УПА (экстремистские, запрещенные в России организация — прим. ред.) несут ответственность за те убийства, признать ответственность для украинского общества — трудно.

«Но Бандера только для украинцев хороший, для остальных он — террорист! Признание исторических фактов улучшило бы отношения Польши и Украины, и даже Украины с другими странами. Ведь в годы войны массово убивали и представителей других национальностей. Нападения на польские диппредставительства — это, конечно, никакая не официальная политика Киева, правительство не может поощрять такие вещи. Но всегда найдутся инициативные активисты в низах, кандидатов в экстремисты очень много. Такие тенденции есть, а власть в Киеве слабая. У официальной Варшавы нет никаких территориальных претензий к Украине, но в народе подобные настроения есть: почему мы должны забыть Львов и Волынь?» — говорит политик.

http://inosmi.ru/politic/20171201/240902132.html
Оригинал публикации: Украина доигралась
Опубликовано 30/11/2017 11:10

0

12

Riga.Rosvesty, Латвия

Как сегодня живет российский Крым спустя три года «исхода» из Украины. Взгляд из Киева

26.12.2017
Олег Пономарев



Киев — Последний раз я побывал в Крыму в июле 2015 года. Лето, курортный сезон, масса туристов, полное отсутствие мест не то что в гостиницах — раскладушки на ЮБК поставить было негде. В соответствии с высоким спросом Алушта, Коктебель и Ялта взвинтили цены на все едва ли не до небес. Но даже эта безумная дороговизна не остановила десятки и сотни тысяч туристов, в том числе и из Украины. Но, как говорится, все курортные города полгода работают, а полгода (может, меньше), отдыхают и живут за счет заработанного летом. Именно для «чистоты эксперимент» я вновь решил отправиться в Крым в декабре.

На территории Украины можно свободно рассчитываться российскими рублями

И вновь для своего путешествия я выбрал наиболее скандальный КПП «Чонгар». Именно отсюда украинские «патриоты» и националисты подрывали ЛЭП, ведущие в Крым, когда несколько дней города и поселки сидели без электроэнергии, и света не было даже в роддомах. Именно на этом участке границы проходила железнодорожная ветка на Джанкой, которую подорвали вместе с мостом. И именно на этом участке дороги количество желающих въехать в Крым давно превысило технические возможности пропускных пунктов. О том, что это стало сверхприбыльным бизнесом, и вовсе говорить не стоит — это нужно видеть.

Итак, последней железнодорожной станцией на украинской территории является ничем неприметный городок Новоалексеевка. Раньше все крымские поезда проходили мимо станции или останавливались на пару минут. Сегодня станция стала важнейшим перевалочным пунктом. Из Киева в Новолексеевку ежедневно ходит фирменный поезд №12, билеты на который раскупают в считанные дни. За час до прибытия в конечный путь, в Мелитополе, в поезд подсаживаются менялы, предлагающие купить рубли и российские сим-карты. Сервис построен таким образом, что буквально с поезда вас «снимают» местные и тащат к машинам и микроавтобусам. В основном весь этот бизнес держат крымские татары, сбежавшие в Херсонскую область. Если вы едете легковым автомобилем — то поездка с вещами вам обойдется в 200 гривен или 400 рублей. В микроавтобусе, забитом под завязку — 70 гривен или 140 рублей. 20 минут экстремальной езды по разбитым дорогам, минуя какие-то явно незаконные блокпосты и блиндажи с реющими над ними украинскими флагами, и вы оказываетесь перед последним украинским КПП.

Шум, гам, базар-вокзал, усеянные мусором обочины — так вы проходите к КПП, минуя придорожное кафе с терминалами пополнения счета мобильных телефонов. Здесь можно выпить отвратительный кофе, который уже продают в два раза дороже — за 15 гривен или 50 рублей. При этом на украинской территории никто не стесняется открыто рассчитываться за все российскими рублями. Полтора часа томительного ожидания под каким-то навесом, огороженным сеткой-рабицей, где даже невозможно присесть, и вот вы подаете в окошко какой-то будки свой паспорт. Пограничник что-то смотрит в компьютере, выписывает на талончик номер паспорта и без лишних вопросов, даже не досматривая вещи, отпускает вас на все четыре стороны. Еще минут десять вы идете по буферной зоне до моста, с одной стороны которого реет украинский флаг, а с другого — уже российский. Тут же вас поджидает раздолбанный микроавтобус, который за 20 рублей везет вас пару километров по степи к российскому КПП «Джанкой».

Российско-украинская граница: почувствуйте разницу

На самом КПП, бывшем когда-то административной границей АР Крым сохранился бетонный советский обелиск «Крым», а вот сразу за ним Россия с нуля построила действительно европейского образца пешеходно-автомобильный переход, но окруженный колючей проволокой и вышками. Как и на Украине, россияне не слишком озаботились о комфорте людей и ожидать своей очереди приходится под открытым небом в узком коридоре. Внутри просторного помещения уже все более цивильно и напоминает аэропорт. Стойки пограничников и сканирование вещей. Ввиду «обострения» ситуации на границе мужчинам, путешествующим в Крым в одиночку, уделяется внимание особое. Много вопросов о цели поездки, месте проживания и т.п. Кстати, в 2015 году проблем с прохождением границы было меньше. Сейчас же с российской стороны контроль стал куда более жестким и изнуряющим. Но! Ни хамства, ни унижения лично я на себе не прочувствовал. Поэтому, если вы ведете себя нормально и общаетесь, отношение к вам будет аналогичным.

И вот последние десятки метров — и я оказываюсь в Крыму. В отличие от Украины, на границе с крымской стороны, кроме вездесущих таксистов, вас ожидают автобусы едва ли не во все концы Крыма. 300 российских рублей, два часа пути и вы прибываете на Центральный железнодорожный вокзал Симферополя.

Кто помнит Крым, тот возможно и не увидит каких-то разительных перемен. Симферополь живет по старинке: тот же вокзал, те же дома. А вот часть легендарных троллейбусов Симферополь-Ялта заменили на современные. Еще что бросилось в глаза — в субботу местный Генбанк и еще пара отделений других банков были закрыты и поменять доллары на рубли я просто не смог. На вокзале Симферополя и в его округе попросту не было привычных для Украины обменных пунктов. Все расчеты только в банке!

Другой разительной переменой стало открывшееся в здании бывшего привокзального «Макдональдса» его российского аналога — «Авто-кафе». Весь ассортимент и меню до боли напоминает американский фаст-фуд, но уже с российским колоритом. Кто-то скажет, что «оккупационная» власть отобрала рестораны у «Макдональдса». С другой стороны, как говорят местные, компания ушла сама и три года рестораны стояли пустыми на балансе города и охранялись за счет бюджета. Более того, если в «Макдональдсе» полагали, что это их имущество — за аренду земли вообще-то нужно платить или разрывать контракт. Поэтому все обвинения в «отжиме» бизнеса этого фаст-фуда как минимум голословны.

Украина потеряла Крым не столько юридически, сколько ментально

Описывать в деталях некурортный сезон — дело абсолютно неблагодарное, да и не имеет смысла. Полуостров «спит», жизнь течет своим чередом и размеренно. Грандиозных изменений для тех, кто время от времени сюда приезжает, возможно, и не видно. А вот дух, беседы с местными и какие-то особые детали явны, и их можно уловить. Будучи честным до конца, стоит сказать, что эйфория от «крымской весны» прошла, но не прошла связь с Россией. Многим стало тяжелее, выросли цены, кто-то недоволен ситуацией и властью. Во-первых, недовольные были всегда — всем сразу не угодишь. Больше стало порядка, правила стали жестче. Распивать пиво или курить на улице, как это привыкли делать на Украине, здесь уже не выйдет. На вас составят административный протокол, откупиться не получится, а штраф необходимо будет оплатить в течении трех дней.

Но за что крымчане несомненно благодарны России — здесь сохранилась родная и близкая многим советская топонимика и названия улиц, нет безумных переименовании украинской «декоммунизации» и даже памятник Ленину в центре Ялты никому не мешает на фоне фирменных магазинов Adidas. Понятно, что людей не это беспокоит. А еще Ялта, Алупка и Алушта очень чистые. До безобразия чистые, с аккуратными подстриженными кустами, зелеными горами, покрытыми снегом и какой-то уверенностью в полной безопасности. Именно за эту уверенность и покой крымчане блгодарны России, а мы должны сказать спасибо, что Россия сохранила Крым таким, каким мы его помним. Больше мне добавить нечего! Украинцев здесь помнят, любят и с недавних пор разрешили менять гривну на рубли. Здесь всегда ждут гостей, но всегда напомнят, что со своим уставом в чужой монастырь лезть не надо, и оголтелому украинскому национализму дадут отпор.

«Мы всегда ждали и знали, что рано или поздно Россия придет. А на фоне того, что творится на Украине, и вовсе…» — сказали мне ялтинские друзья. И я им верю….


Оригинал публикации: Как сегодня живет российский Крым спустя три года «исхода» из Украины. Взгляд из Киева
Опубликовано 25/12/2017 11:25
http://inosmi.ru/social/20171226/241090828.html

0

13

Обозреватель, Украина

Крым. Деградация, или Что ожидает жителей полуострова в 2018

04.01.2018
Юрий Смелянский



Что можно говорить с точки зрения имеющихся тенденций в Крыму, и как они будут развиваться в дальнейшем. На протяжении без месяца четырех лет оккупации Крым развивался в определенном алгоритме, который оккупантами был задан еще в момент начала оккупации — развитие военной базы и все те последствия, которые с этим связаны.

Наша организация, «Майдан иностранных дел» в своих публикациях и выступлениях, неоднократно на протяжении всех этих четырех лет говорили о том, что туризм и военная база — это несовместимые вещи. Категории антагонисты. И теперь можно с уверенностью говорить о том, что это так. При этом речь идет не только о туризме, а в целом об экономике Крыма и соответственно о полной деградации крымской экономики, всего социально-экономического пространства в оккупированном Крыму. Падение качества жизни крымского населения.

Чем отличался 2017-й год? Как итог 2017-го можно говорить о том, что, во-первых, это был год, в котором очень ярко проявилась деградация системы здравоохранения в Крыму.

Во-вторых, это год начала ликвидации права собственности, с точки зрения прав частной, индивидуальной собственности человека, домохозяйства. Если за предыдущие три года оккупации в основном оккупанты экспроприировали государственную собственность Украины или частную собственность, но только лишь в плоскости бизнеса: малого — разрушения рынков, ликвидации мелких частных предприятий; среднего, крупного — экспроприации крупных предприятий, санаториев, так называемой национализации с попытками перепродажи в дальнейшем. Все это мы наблюдали.

В 2017-м году наступил следующий этап:

— Это отъем частного жилья под интересы оккупантов, и эти все интересы связаны как раз-таки с развитием военной базы и в том числе инфраструктурными проектами, которые должны обеспечить жизнедеятельность военной базы.

— Отъем земельных участков. Больше всего это проявилось в районах строительства Керченского моста, трассы Таврида и в Севастополе, где создан центр военной базы оккупантов, где штаб, управление и все остальное.

В-третьих, по сути, в Крыму ликвидировано право на труд в том понимании, в котором понимаем его мы, в котором его понимают в западной цивилизации. Когда люди имеют равные базовые условия на труд, а дальше уже в рамках конкуренции, в зависимости от компетенций, которые человек приобрел за время своей жизни.

Почему мы говорим о том, что в Крыму это уже произошло? 2017 год показал, что приоритетом при предоставлении более высокооплачиваемых рабочих мест имели люди, которых в нарушение международных норм, международного гуманитарного права переселяли с материковой части России в оккупированный Крым. И более высокооплачиваемые должности, в первую очередь руководящие в местных органах самоуправления, в коммерческих предприятиях, в системе здравоохранения, в системе образования и т.д. предоставлялись так называемым сегодня в Крыму «понаехавшим», а не жителям Крыма. В том числе и за счет снижения уровня заработной платы, за счет увеличения требований к исполняемой работе (в первую очередь они связаны с дополнительной отчетностью, документоведением и т.д) для местного населения.

Т.е. создали условия, при которых уровень заработной платы не является взаимосоответствующим предъявляемым к работнику требованиям и возложенным на него обязанностям. И крымчанам в последнюю очередь с точки зрения проводимых «конкурсов» предлагались рабочие места и т.д. Приоритет для мигрантов с материковой России.

В 2018-м году все эти перечисленные тенденции получат свое развитие, потому что задача оккупантов укреплять и развивать созданную военную базу. Задача оккупантов продолжить пока еще мягкое выдавливание жителей Крыма, граждан Украины с оккупированной территории — они им там не нужны. С точки зрения оккупантов — это потенциально нелояльное население.

Мы уже неоднократно на протяжении четырех лет озвучивали свое мнение о том, что та военная база, которую оккупанты создали и развивают в Крыму, требует 500 тысяч, максимум до миллиона гражданского населения для обслуживания этой базы. Остальное население лишнее. Оккупанты будут продолжать решать эту двуединую задачу: сократить численность населения в Крыму и заменить его на более лояльное население — материковых жителей Российской Федерации.

Все эти тенденции, направления через ухудшение качества здравоохранения, ухудшения качества образования и жизни населения оккупированного Крыма в целом, уменьшение заработных плат для крымчан, дальнейшее увеличение тарифов, увеличение налогового давления, цен — это все в 2018 году будет продолжаться. И соответственно будет развиваться уныние, страх будущего, рост недовольства теми жизненными реалиями, которые сегодня в оккупации имеют крымчане, независимо от того, к какой социально-политической группе они относятся, т.е. это были проукраинские или это были пророссийские жители Крыма, или те, которые оценивали все происходящее через качество личной жизни.

В сложившихся условиях, для приближения момента деоккупации полуострова украинской власти необходимо прекратить практику формирования ложных реальностей и пиар использования темы оккупированного Крыма. Необходимо перейти к последовательному формированию внутренней политики по отношению к оккупированному полуострову в рамках норм действующего законодательства и реализации направлений, которые определены Рекомендациями парламентских слушаний по Крыму в июне 2016 года.

С момента принятия упомянутых Рекомендаций прошло полтора года. Ни одного пункта утвержденных депутатами Верховной Рады Рекомендаций ни законодательная, ни исполнительная вертикаль власти не выполнила. Если в 2018 году отношение украинской власти к формированию внутренней политики и созданию условий будущей деоккупации Крыма не изменится — говорить о временной перспективе восстановления территориальной целостности Украины бессмысленно!

http://inosmi.ru/social/20180104/241135272.html
Оригинал публикации: Обозреватель
Опубликовано 03/01/2018

0

14

EurasiaNet, США

Крым: Невыполнение ФЦП вызвало недовольство в Москве

29.01.2018
Александр Аликин


Исполнение кремлевской Федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя» в 2017 году можно считать провалившейся. За месяц до начала 2018 года она была выполнена приблизительно на 50%. Заявления чиновников Крыма о достижении 89% к концу декабря пока не подтверждены документально, а характер их расчетов указывает на избирательное отношение к цифрам.

Проблема носит хронический характер: в 2015 — 2016 годах планы в рамках программы также были сильно недовыполнены. В правительстве РФ возмущены итогами ФЦП и грозят уволить крымских чиновников, отвечающих за ее реализацию. Представители властей и сторонние наблюдатели объясняют неудачи изолированностью полуострова, недобросовестностью подрядчиков и низким уровнем работы местных органов управления. Глава Крыма Сергей Аксенов хочет добиться в 2018 году 100-процентного исполнения программы, однако уже сейчас появляется информация, позволяющая считать прогноз чиновника крайне сомнительным.

Как исполнили ФЦП

Как следует из данных крымского Минфина, 1 декабря 2017 года процент освоения денег ФЦП составлял 47,6%. Эта информация, вероятно, близка к действительности, поскольку куратор ФЦП, Минэкономразвития РФ, приводит похожую цифру на 1 ноября — 53,8%: из 154,7 млрд выделенных из федерального бюджета РФ денег фактически было потрачено 83,2 миллиарда. Отметим, что данные Минэкономразвития РФ об исполнении программы пока неполные, поскольку не включают в себя расходование внебюджетных средств (дополнительно 27,7 миллиарда).

Кроме того, информация крымского Минфина содержит исполнение ФЦП только по 11 ведомствам республики Крым (без Севастополя), хотя программа покрывает весь полуостров. Не говоря уже о том, что 11 ведомств — это «главные распорядители» денег, то есть существуют другие распорядители, не учтенные Минфином. По данным правительства Севастополя, выделено на 2017 год было 6,4 миллиарда рублей, а освоено на 1 октября — 468 миллионов (7,3%). Более свежие данные отсутствуют.

Данные самих чиновников являются в меньшей степени определенными. Например, 10 октября глава Крыма Аксенов заявлял, что в тот момент исполнение ФЦП составляло 75 — 80%, хотя теперь в данных крымского Минфина и Минэкономразвития РФ можно увидеть, что эта оценка была далека от действительности. По итогам года Аксенов ожидал тогда 92-93%. Далее, 12 декабря, чиновник объявил, что около 30% объектов ФЦП строятся с отставанием от графика, и на этот раз он отказался делать прогноз по итогам года: «Не хочу говорить, пока нет понимания».

Наконец, 25 декабря Аксенов сказал, что ФЦП выполнена на 89%. В дополнение чиновник привел цифры, которые втрое ниже тех, что, по данным Минэкономразвития РФ, были выделены Крыму. Вероятно, Аксенов в своих расчетах опирается на определенную группу распорядителей средств ФЦП, и к тому же, скорее всего, расположенных только в республике Крым (без Севастополя). К примеру, реконструкция аэропорта Симферополя, предусмотренная ФЦП, частично ведется на инвестиции АО «Международный аэропорт Симферополь», которое хотя и расположено в республике, но очевидно не учитывается в расчетах местного Минфина, а, следовательно, и самого Аксенова. Процент исполнения программы, таким образом, не отражает общей картины. Годовые данные по расходованию всех средств программы Минэкономразвития пока не опубликовало.

Почему ФЦП плохо исполняют

Уровень исполнения ФЦП вызвал серьезное недовольство со стороны правительства России. В середине декабря вице-премьер РФ Дмитрий Козак распорядился в кратчайшие сроки устранить нарушения ФЦП, а в противном случае уволить заместителей глав госструктур Крыма и Севастополя, которые отвечают за реализацию программы, а также заместителей руководителей Минтранса и Минобрнауки РФ (курируют часть программы). Кроме того, Минэкономразвития и Минфин РФ должны подготовить заключение о «негативных последствиях для социально-экономического и бюджетно-финансового положения субъектов», вызванных неисполнением ФЦП.

Счетная палата РФ летом 2017 года пыталась найти причины неисполнения ФЦП. Как следует из ее заключения, плохое освоение средств наблюдалось и в предыдущие годы: 23,6% в 2015 году, 63% — в 2016-м. Причина в «отсутствии эффективной системы управления». Обязанность управления программой была возложена на «Дирекцию по реализации ФЦП» (структура Минэкономразвития РФ). Как выяснила Счетная палата, по итогам 2016 года ее руководители получали зарплату по 472,6-607,5 тысячи рублей ежемесячно, а сотрудники неруководящего звена — 302,8 тысячи рублей. Задержки в строительстве 40,8% объектов, по мнению аудиторов, были связаны с длительностью изыскательских работ, низким уровнем составления исходных данных для работ и неготовностью ресурсоснабжающих организаций к выдаче технических условий.

Крымские власти объясняют проблемы с ФЦП «ущербной транспортной логистикой» и недобросовестностью компаний, которые получили контракты на работы в рамках программы. «Логистика, мягко выражаясь, не способствует ускоренным темпам строительства объектов», — считает де-факто депутат Госдумы РФ от Крыма Константин Бахарев (мировое сообщество признает Крым в качестве составной части Украины и рассматривает присоединение полуострова к России как аннексию). По его словам, у некоторых подрядчиков нет техники и достаточного числа работников, чтобы вовремя выполнить работы, и наблюдаются проблемы с проектными решениями.

По состоянию на октябрь, власти Крыма расторгли в общей сложности 19 госконтрактов на работы по ФЦП, еще по 10 контрактам подрядчики получили аванс и не начали работы. Как считает вице-премьер Крыма Виталий Нахлупин, подрядчики с материковой части России не имеют возможности перебазировать в Крым спецтехнику, а местного оборудования недостаточно.

Как рассказал EurasiaNet.org источник в Минтрансе Крыма, часть выполненных работ, которые учтены в составе исполненной части программы, придется переделывать в 2018 году, поскольку их качество вызвало претензии у заказчиков. Например, сообщил он, в 2017 году две компании занимались проектно-изыскательскими работами для реконструкции в морских портах. Их работы были приняты и оплачены, однако на этапе подготовки к строительству оказалось, что их нужно полностью переделывать. В результате теперь власти пытаются взыскать с исполнителей деньги, чтобы заново провести изыскания (типичный пример). По словам источника, из-за подобных проблем затягивается и строительство, которое приходится откладывать в связи с недобросовестными изысканиями, то есть в результате становится невозможным исполнение уже последующих работ, на которые в рамках ФЦП выделены деньги, и программа начинает плохо исполняться.

Некоторые наблюдатели обращают также внимание на проблемы с проведением государственных закупок. По мнению местного бизнесмена Александра Юрьева, в этой сфере творится «абсолютный хаос». «Недобросовестное распределение заказов и нарушение процедур. Некоторые объекты, которые планировалось сделать в этом году — школы, детсады и все остальное — они так и остались заморожены. Цены по многим строительным объектам были завышены. Сомнительные подрядчики, которые с уставным капиталом в 500 тысяч получают миллиардные подряды, причем по распоряжениям Совмина в обход тендерам. Повсеместное невыполнение сроков строительных работ, по некоторым — просто залит фундамент, хотя должен быть уже финальный этап строительства, и деньги подрядчиком получены», — заявил он.

Наконец, глава Крыма Сергей Аксенов указал на бюрократические сложности, из-за которых затягиваются работы. «Есть случаи, когда документ долго лежит на согласовании. Поднимаем, начинаем разбираться — 30 или 40 дней. То есть уже готово заключение, а его просто не забирают. Почему — на этот вопрос никто ответить не может», — сказал он.


Проблему решит «многоуровневая матрица»?

Для решения всех этих проблем власти Крыма намерены изменить подход к контролю исполнения ФЦП. С 2018 года начнет работу новая система — «многоуровневая матрица управления», которая будет «своевременно выявлять риски и их оперативно устранять», утверждается в сообщении пресс-службы Аксенова. В сообщении не вполне объясняется, что это значит.

В 2018 году Сергей Аксенов рассчитывает на 100-процентное исполнение ФЦП. «И это возможно», — уверен он.

Но есть основания серьезно усомниться в прогнозах чиновника. Дело в том, что, по данным EurasiaNet.org, некоторые ведомства, несмотря на планы Аксенова, уже перенесли на 2019 год часть работ, которые были запланированы на 2018 год и на которые заложены деньги в программе.

Оригинал публикации: Крым: Невыполнение ФЦП вызвало недовольство в Москве
Опубликовано 29/01/2018 09:35
http://inosmi.ru/politic/20180129/241302838.html

0

15

Рабочий сценарий: почему всё больше украинцев получают разрешение на временное проживание в РФ

05.02.2018,   07:06
Марина Тищенко

В 2017 году более 96 тыс. украинцев получили разрешение на временное проживание на российской территории, что почти в три раза превышает данные 2012 года. Об этом сообщили в МВД РФ. В Федерации мигрантов России полагают, что повлиять на рост этого показателя могли боевые действия на юго-востоке Украины, а также ухудшение состояния её экономики. RT разбирался, почему всё больше жителей соседней страны едут в Россию.
За 6 лет число украинцев, получивших разрешения на временное проживание в России, увеличилось почти втрое

По данным МВД, за пять лет число украинцев, получивших разрешения на временное проживание на территории России, увеличилось почти в три раза: в 2012 году было выдано 33 101 разрешений, а в 2017-м — 96 612. В прошлом году Украина стала лидером по количеству граждан, получивших такие разрешения, следом за ней идут Казахстан (45 317 разрешений), Таджикистан (40 887), Узбекистан (36 469) и Армения (22 860).

Для временно проживающих существует ограничение: они не могут самостоятельно выбирать регион России, в котором будут жить. Зато такие граждане имеют возможность работать, не оформляя патент или разрешение на работу, а также право на бесплатную медпомощь и посещение поликлиник по месту проживания.

Кроме того, разрешение на временное проживание — необходимый этап для получения гражданства. Срок его действия составляет три года. После можно запросить вид на жительство, который выдаётся на пять лет, а затем иностранцы могут подать документы на получение российского паспорта.

Право иностранца временно проживать в России оформляется в виде отметки в паспорте или ином документе, удостоверяющем личность. По словам президента Федерации мигрантов России Вадима Коженова, получить её не так-то просто. Большинство иностранцев предпочитают жить в России, оформляя трудовой патент.

    «Если просто два человека сели и поехали в Россию жить, то не факт, что им дадут разрешение на временное проживание. Патент для таких людей — практически единственный доступный путь, — объясняет Коженов. — Однако если вы получили разрешение — это 50% успеха на пути к паспорту. При его наличии нужно просто не нарушать закон, нигде не попадаться. Через полгода можно подать на вид на жительство, далее уже имеете право обратиться за получением гражданства».

Он добавил, что желающие переселиться в Россию, помимо патента и разрешения на временное проживание, могут воспользоваться программами по переселению соотечественников и носителей русского языка.
За работой и от войны

Коженов отмечает, что за последние годы в Россию действительно стало приезжать больше украинцев. Больше всего жителей Незалежной переселилось в Россию в 2014 году после начала вооружённого конфликта на юго-востоке страны, считает эксперт.
Также по теме
Речь вне закона: число школьников, обучающихся на русском языке на Украине, сократилось вдвое с 2010 года
Количество обучающихся на русском языке школьников на Украине снизилось почти вдвое за последние шесть лет: с 659 тыс. в 2010—2011...

«Как начались боевые действия — начался пик. Сейчас поток будет сохраняться на уровне 2017 года, потому что ситуация более или менее стабилизировалась», — рассказал он.

Переезжают не только из ДНР и ЛНР. По словам Коженова, в Россию перебираются и жители остальных регионов Украины из-за ухудшения экономической ситуации в стране. Судебный юрист украинской диаспоры в Москве Леонид Козак отмечает, что украинцы едут в Россию на работу и учёбу.

«В промежуток с 2013 по 2017 год действительно наблюдалось увеличение потока украинцев в Россию. В основном это была трудовая и учебная миграция», — говорит он.

По данным Центра социологических исследований Минобрнауки, в 2015/16 академическом году Украина находилась на втором месте по числу обучающихся в России иностранных студентов (23 217).

Козак полагает, что количество украинских мигрантов в Россию существенно снизится, если между странами будет прекращено железнодорожное сообщение. О том, что такой вопрос рассматривается Киевом, в декабре 2017 года сообщил украинский министр инфраструктуры Владимир Омелян.

    «Это не будет хорошо как для России, так и для Украины, потому что есть взаимоотношения, которые налажены годами, а украинские специалисты, в том числе работники интеллектуального труда, высоко ценятся на территории России», — говорит он.

Эксперт также предположил, что в этом случае миграционный поток в Европу увеличится.

Директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко напомнил, что безвизовый режим Украины с ЕС, официально вступивший в силу 11 июня 2017 года, не даёт украинцам права работать в странах Европы. Он также отметил, что законно вести трудовую деятельность гражданам Украины проще всего в России.

«Часть украинцев с помощью безвиза едут в Европу, ищут там работу, заключают контракт, а потом получают трудовую визу. Пока зарплата в Евросоюзе выше — будут ехать туда, но зато в России украинцам проще легально работать, — объясняет он. — На сегодняшний день много украинцев едут работать в Польшу, но безвиз запрещает работать. Польша разрешает временно работать лишь на сезонных работах — не больше девяти месяцев в году. За 2017 год больше миллиона граждан так работали».

По его словам, за последние годы в Россию на работу приехали около 400 тыс. украинцев. В основном речь идёт о выходцах из ДНР и ЛНР. Жители остальных частей страны чаще переезжают для восстановления семьи, считает Охрименко.

    «Для многих жителей этих республик основной доход — это поехать заработать в Россию, чтобы перечислить своим родственникам деньги. Такая тенденция будет только усиливаться. Даже если человек едет на заработки не в Москву, а в регионы, то он будет получать значительно больше, чем, например, в Донецке», — заключил украинский эксперт.

Каждый год правительство определяет размер квоты на выдачу разрешений на временное проживание в России. Так, например, в 2017 году квота составила всего 110,1 тыс. разрешений на временное проживание.

В 2018 году квота станет ещё меньше — иностранцам и лицам без гражданства по ней выдадут не более 90,4 тыс. разрешений. Соответствующее распоряжение подписал премьер-министр России Дмитрий Медведев.

В ведомстве объяснили RT, что число выданных разрешений больше, чем предусмотрено квотой, так как некоторые категории граждан могут получить разрешение на временное проживание вне установленного количества. Чаще всего это иностранцы, состоящие в браке гражданами РФ, а также люди, рождённые в России или в РСФСР и ранее имевшие гражданство СССР.

https://russian.rt.com/russia/article/4 … azhdanstvo

0

16

"ВЗГЛЯД"

Украина начала экономическую интеграцию со «страной-агрессором»
Даже отказавшись от российского газа, Украина продолжает наращивать импорт российских энергоресурсов

8 февраля 2018, 17:05

Текст: Ольга Самофалова


Четыре года потребовалось Украине, чтобы осознать бессмысленность экономической ориентации на Европу. Киев, с одной стороны, кричит о «стране-агрессоре», а с другой – интенсивно налаживает с ней экономические связи, и это наглядно показывает новая статистика товарооборота между двумя странами. Росту взаимной торговли, как ни парадоксально, способствовала украинская гражданская война.

Товарооборот между Россией и Украиной в 2017 году увеличился на 25,6% по сравнению с 2016 годом и составил 12,855 млрд долларов, свидетельствуют данные ФТС РФ. Украина купила в России товаров почти на четверть больше, чем годом ранее – на 8 млрд долларов. Кроме того, Украина нарастила более чем на 26% поставки своей продукции в Россию: она продала «стране-агрессору» товаров почти на 5 млрд долларов.

Вопреки тому, что официально Киев называет Россию «оккупантом» и «агрессором», с экономической точки зрения сосед, наоборот, идет по пути восстановления связей с РФ.

«Заложенный (Украиной) еще в далеком 2012-м курс на евроинтеграцию в ущерб евразийской экономической интеграции в конце концов был осознан и исправлен. Здравый смысл возобладал, и Украина, не отказываясь от имплементации политической части соглашения об ассоциации с ЕС, фактически начала реинтегрироваться в евразийское экономическое пространство», – считает экономист «Украинского выбора» Александр Колтунович.

Для России рост торговли с Украиной не так важен. Доля Украины в общем обороте внешней торговли РФ за 2017 год не изменилась – 2,2%. Москва в целом в 2017 году нарастила объемы торговли со всем миром – рост составил 25% по сравнению с 2016-м. Россия наторговала на 584 млрд долларов, поэтому несколько миллиардов долларов с Украиной выглядят незначительно. А вот для Украины эта торговля крайне важна. Особенно после того, как стало понятно, что ЕС не приветствует на своей территории продукцию с Украины с высокой добавленной стоимостью. Зерно, мед, немного мяса – да, а товаров машиностроения в Европе и своих достаточно.

Конечно, несмотря на рост торговли с Россией, она еще далека от показателей 2013-го, и тем более 2011 года, когда отмечался наибольший расцвет товарооборота. По сравнению с 2011 годом, когда Украина продала России товаров почти на 20 млрд долларов, прошлогодний экспорт в четыре раза меньше.

    Если бы Украина полностью восстановила прежние объемы экспорта в Россию, то смогла бы получать более 20 млрд долларов валютной выручки, в стране бы заработали высокотехнологические сектора промышленности, а граждане получили бы рабочие места с высокой заработной платой, отмечает украинский эксперт. «Украинцы скоро поймут, что есть выгода в восстановлении экономических отношений с Россией», – уверен Колтунович. Прагматизм в экономических отношениях должен победить, как он победил, например, в Грузии, которая сегодня пытается вернуться на российский рынок.

Что же Украина продает «агрессору» и что покупает? «Когда снизилась социальная напряженность вокруг взаимоотношений России и Украины, именно малые предприятия Украины, поставляющие, например, обувь, детскую одежду, фурнитуру для одежды и обуви и так далее, стали искать партнеров в России. Европейский рынок для них слишком высококонкурентен, там строгие правила, и главное – там полно своих производителей, которых ЕС защищает пошлинами», – отмечает Сергей Звенигородский из УК «Солид Менеджмент».

Во-вторых, по его словам, Украина остановила свои химические заводы, и теперь нефтехимию приходится закупать у России – это тоже положительно влияет на товарооборот. В-третьих, для большого агропромышленного комплекса Украины нужны топливо и удобрения, которые дешевле и доступней в России, поэтому украинские фермеры покупают их также у российских продавцов, несмотря на геополитическое противостояние.

Наконец, Украина по-прежнему продает России продукцию металлургии и машиностроения: трубы, котлы, арматуру, трансформаторы, двигатели, станки и т. д. «Украина, конечно, хотела бы продавать те же тракторы в ЕС, но высокие пошлины не дают этого сделать. Фактически возможность продавать России продукцию машиностроения является условием выживания этой отрасли на Украине», – говорит Звенигородский.

По структуре экспорт Украины в Россию практически не изменился, а рост в денежном выражении объясняется ростом спроса со стороны российского рынка. «На протяжении всего прошлого года курс гривны падал, а рубль укреплялся, что давало продукции украинских производителей конкурентные преимущества в цене. Несмотря на объявленную евроинтеграцию, технологические процессы по-прежнему связывают украинскую промышленность с российской», – отмечает Кирилл Яковенко из «Алор Брокер».

Самое интересное – что же такого российского начали покупать украинцы, что так значительно нарастили импорт из России? Все то же самое, что и раньше – Украина все больше покупает российских энергоресурсов, несмотря на декларируемую Киевом «энергетическую независимость от России». Казалось бы: после отказа Нафтогаза закупать российский газ напрямую у Газпрома доля энергоресурсов в структуре российского экспорта на Украину логично упала (почти на треть). И Нафтогаз начнет снова покупать российский газ только в марте 2018 года – ибо таково решение Стокгольмского арбитража. Откуда же рост?

Дело в том, что Украина так и не отказалась от российской нефти, нефтепродуктов и, что еще более важно, от российского каменного угля. Еще в 2016 году Украина закупила у России угля на 635 млн долларов, а нефтепродуктов – на 501 млн. «По большей части Украина наращивала импорт за счет закупки энергоресурсов, что в целом могло бы быть объяснено положительной динамикой изменения стоимости нефти на мировых рынках, если бы речь шла о любой другой стране. Но в случае с Украиной рост обеспечил каменный уголь, которого только в январе – ноябре Украина закупила на 800 млн долларов, а нефти и нефтепродуктов – на 100 млн больше. Объемы закупки последних остались примерно прежними, выросла лишь цена», – объясняет Яковенко.

Парадоксально, но ключевым фактором роста товарооборота между двумя странами является именно геополитический конфликт, заключает эксперт. Ведь, как известно, до этого конфликта Украина сама себя обеспечивала тем же углем – а теперь, отрезав от себя ДНР и ЛНР, Киев покупает американский и африканский антрацит и более привлекательный по цене российский каменный уголь.

Стоит ожидать, что в 2018 году товарооборот между двумя странами продолжит увеличиваться.

https://vz.ru/economy/2018/2/8/907378.html

0

17

Корреспондент, Украина

Изгнанный полуостров. Как Украина отрезала от себя Крым по живому
Крым отрезали от Украины по заранее подготовленному сценарию. И это были не россияне

24.02.2018
Максим Могильницкий




С июля прошлого года адвокатское объединение «Могильницкий и партнеры» осуществляет защиту Сергея Аксенова, Владимира Константинова и Натальи Поклонской в деле об утере Украиной контроля над Крымом. Я использую эту формулировку потому что она гораздо лучше описывает то, что на самом деле произошло в 2014 году. Давать оценку действиям моих клиентов нужно, учитывая все события и обстоятельства ситуации в Крыму, в том числе поведение и поступки людей, которые тогда заняли властные кабинеты в Киеве и по сей день управляют Украиной.

Готовясь к судебной защите наших клиентов, я и мои коллеги проделали большую работу. Опросили участников и очевидцев крымских событий. Изучили огромное количество документальных материалов. Провели анализ исторических документов. Мы собрали множество доказательств, которые объясняют, как и почему Украина потеряла Крым на самом деле. Мы подготовили целую серию публикаций, в которых изложили все, что нам удалось выяснить.

Я прекрасно понимаю, что наша работа затрагивает крайне сложные и болезненные для украинского общества вопросы, разбираться с которыми придется историкам нескольких поколений. Но поднимать это вопрос необходимо хотя бы затем, чтобы не допустить повторения подобных событий.

Вопросы, с которых мы начинали свое исследование были вполне предсказуемыми. В результате чьих действий на полуострове возникли протестные настроения? Как крымское население отнеслось к событиям на майдане и свержению действующей на тот момент власти?

Но чем больше фактов мы узнавали, тем сложнее становились вопросы. Почему переговоры по урегулированию крымского кризиса были сорваны одной из сторон? Почему отдельные представители новой власти делали все возможное, чтобы начать на полуострове столкновения и кровопролитие? Кто запугал население Крыма настолько, что оно было вынуждено искать защиты у другого государства?

Отвечая на эти вопросы, мы пришли к однозначному выводу: сценарий по созданию мощного давления на русскоязычное население Крыма, которое было не согласно с политикой майдана, был подготовлен сразу после прихода новой киевской власти, а расправы и преступления в отношении крымчан и жителей востока Украины были частью этого сценария.

Самый очевидный пример таких преступлений — это нападения на крымчан 19 и 20 февраля 2014 года на трассе Одесса-Киев.

19 февраля 2014 года возле села Победное Черкасской области группа людей напала на сотрудников налоговой милиции АР Крым. Они ехали в Киев — охранять здание Нацбанка. Нападающие были вооружены холодным оружием. Налоговики не были вооружены вообще. Нападавшие устроили кровавое побоище прямо на камеры центральных украинских каналов.

Автобус, в котором ехали налоговики, подожгли «коктейлями Молотова». Всех, кто был в автобусе жестоко избили. Пострадали все 50 человек. Многие получили тяжелейшие травмы. Почти всем им пришлось добираться в Крым своим ходом. Им приходилось скрывать свою личность. Многим раненым больницы отказывали в медицинской помощи.

Во время нападения над крымскими налоговиками издевались. Некоторых ставили на колени, заставляли «отжиматься». Других обливали бензином.

На следующий день, недалеко от места первого нападения, произошло второе. Возле села Корсунь-Шевченковское вооруженные люди разгромили колонну автобусов, возвращающихся из Киева в Симферополь. Пожилых людей били палками по голове, заставляли ложиться на землю в кучу и выкрикивать чуждые им лозунги. На одного из крымчан наехали автомобилем. С тяжелыми травмами мужчину госпитализировали.

Оба вооруженных нападения были хорошо спланированы. Нападавшие владели всей необходимой информацией. Их действия были организованы.

Оба нападения попали в эфир минимум двух центральных украинских каналов. Позже один из этих каналов выпустил наспех смонтированный сюжет, из которого сцены нападения и насилия по отношению к крымчанам вырезали.

Одновременно агрессия к крымчанам звучала и из уст известных лиц.

Тогдашний активист, а сегодня — Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко: «Отдельная благодарность Галичине и Западной Украине, которые были авангардом этой революции».

Народный депутат Украины Игорь Мосийчук: «…як український націоналіст скажу так…будь які спроби розірвати територіальну цілістність України будуть жорстко покарані. Якщо влада на це не здатна, Правий Сектор сформує "поїзд дружби", і ми, як в 91-му УНСО поїдемо в Крим, і тоді "отета публіка" подібна до цієї, як щури тікали, коли колона УНСОвців входила в Севастопіль».

Народный депутат Украины Ирина Фарион: «Я бы действовала в отношении населения Крыма намного жестче. Я бы их просто стреляла. Враг господствует на нашей земле. Его нужно было гнать отсюда еще с 1954 года. Поэтому сегодняшняя реакция абсолютно адекватна, но меры должны быть намного жестче. Наши люди положили свои жизни. Поэтому эти существа, которые ездят сюда, заслуживают только одного — смерти».

Народный депутат Украины Виталий Кличко: «С Крымом поступим еще жестче чем с Киевом и помогут в этом нам оттуда».

Народный депутат Украины Олег Тягнибок: «Вмиються кров'ю і все зрозуміють. Зламаємо як віник. У нас у цьому питанні існує міцна підтримка».

Еще одним подтверждением, происходившему в отношении крымчан, является следующий факт, 22 февраля 2014 года группа депутатов ВР Крыма чудом избежала расправы в Харькове. Вместе с представителями «новой власти» в Харьков на съезд депутатов прибыла военизированная группа захвата. Депутатам с трудом удалось покинуть город и добраться в аэропорт.

Агрессия по отношению к людям, проживающим в Крыму выражалась и в нанесении гуманитарного удара. 23 февраля 2014 года, под давлением вооруженных боевиков, Верховная Рада Украины приняла роковое решение (проголосовало 232 народных депутата Украины) о признании утратившим силу Закона Украины «Об основах государственной языковой политики». Этим решением, фактически, вводился запрет на использование на территории Украины русского языка. А основную часть населения Крымского полуострова составляли русскоязычные граждане.

Череду изложенных выше событий трудно назвать ошибкой или совпадением. Мы детально исследовали все эпизоды и у нас не осталось сомнений, агрессия, и дискриминация были направлены именно на русскоязычное крымское население. […]

https://inosmi.ru/social/20180224/241552466.html
Оригинал публикации: Корреспондент
Опубликовано 23/02/2018

0

18

Корреспондент, Украина

Государство Украина не состоялось? Нет. Не состоялось общество

Кучма разговорился. А два года назад у него была возможность сказать правду. Но он и тогда, и сейчас «тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачивали». И что так?

25.02.2018
Елена Маркосян

https://inosmi.ru/images/24155/47/241554729.jpg

Кучма разговорился. А два года назад у него была возможность сказать правду. Но он и тогда, и сейчас «тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачивали». И что так? Пинчук денежку носил Хиллари, фонд её поддерживал, а сейчас носи — не носи, одна зараза. Увидел бывший президент, что Украина на задворках и вообще, «…никогда не была государством в полном смысле…»

Нет, Данилыч, не надо трепаться. Была Украина государством, да только у президента (Кучмы) не хватило мужества подняться над интересами слишком богатых друзей и родственничков. Кто Януковича презентовал как своего преемника? Не я же! Кто потом пытался это обосновать тем, что тот был эффективным губернатором. Он не только губернатором, он ещё и эффективным завгаром был, так и что? Какое это отношение имело к тем вызовам, с которыми Украина столкнулась в 2003-м году? Янукович не был политиком априори. И все это понимали. Ну да ладно, что было, то ушло. Сегодня как быть?

Сегодня, оказывается, Гройсман виноват в том ужасе, в который погружается страна? Если верить Кучме, то да, но я не верю. Потому что знаю: все проблемы Украины от глупости и жадности тех, кто у власти. Что делать со страной не знают, но вместо того, чтобы искать выходы и решения сдают суверенитет за гроши. И уходить из власти не хотят, потому что ответственности боятся.

Зря боятся. Посмотрела я сегодня репортаж журналистки, которая показала, как патриоты разграбили дом Пшонки. Назвать это варварством, значит, сделать им комплимент.

Думаете эти мародеры за другую власть когда-нибудь проголосуют? Вряд ли. Потому что они — свои для этой власти. Просто грабили на чуть более низком уровне. Во имя национального достоинства грабили. У Пшонки мебель, картины, подоконники и ступеньки на лестницах… блин… А на Донбассе стиралки, ворота, чайники…

Животные ненасытные, до чужого голодные, ни на что собственное неспособные, завистливые, ленивые… Им Путин не нравится? Конечно… Понимаю… Им и страна своя не нужна. Им достаточно своего хутора, своей банды, пожрать, поржать и с пафосом обустроить схрон. А Закон, Порядок, Справедливость, Честность — чуждое и мешает.

Так что этой власти пока ничего не угрожает. Пока ничего. Вот если действительно дефолт и денег не станет ни на зарплаты, ни на пенсии, вот тогда пойдут эти патриоты по другим домам тех, кто по-выше сидит, устанавливать справедливость, вырывая розетки из стен…

Это имел в виду Кучма, когда вдруг заговорил о задворках? Поздно заговорил.

Власть, которая достойна своей миссии, думает не только о том, что народ ест, во что одет и как трудится, но и какими духовными ценностями руководствуется в жизни.

Обществом украинское государство не приросло и не состоялось. На майданы побежало в своем достоинстве самоутверждаться. А в итоге утвердилось в жадности, завистливости, ненависти и глупости.

Да да да… не все мы такие и много среди нас хороших людей. НО!!!! Майданы выпустили на свободу и подняли над нами самых недостойных, проявили в людях низменные инстинкты, сделали нормой вранье и предательство. Это случилось. И не надо врать друг другу и себе. Это случилось с нами. А значит, меняться надо всем и каждому. И не обосновывать собственные слабости и заблуждения чьим-то злым умыслом. Чей-то умысел не оправдывает собственного падения.

Одно я знаю абсолютно точно: сначала общество — потом государство. Состоимся мы, состоится страна, построим и государство.

Правда… сомневаюсь, что у нас на это осталось время. Слишком быстрыми шагами пошла наша власть к большой войне, цель которой изменилась. Не Россию будет побеждать эта война, а уничтожать Украину. Окончательно. Вместе с мародерами и теми, кто забытый пятак вернет на кассу…

https://inosmi.ru/social/20180225/241554733.html
Оригинал публикации: Корреспондент
Опубликовано 24/02/2018

0

19

Українська правда, Украина

Анатолий Могилев о потере Крыма: У силовиков была проукраинская позиция

27.02.2018
Оксана Коваленко




Анатолий Могилев — последний глава Совета Министров Крыма. Он, хоть и «донецкий», родом из Славянска, но связан с полуостровом еще с 2007 года. Тогда он был руководителем Главного управления МВД Украины в АРК и засветился в громком скандале против крымских татар на Ай-Петри, когда «Беркут» на основании решения суда силой зачистил крымскотатарские летние кафе и торговые точки.

В 2010 году Могилев возглавлял крымский штаб Януковича на президентских выборах. После инаугурации Януковича Могилев был назначен министром внутренних дел, а через полтора года — в ноябре 2011 года — его заменил на этой должности представитель «семьи» Виталий Захарченко. Могилева же сослали в Крым руководить полуостровом.

Именно при его руководстве Крымом Россия вела подготовку к захвату полуострова, пока внимание общественности было приковано к событиям в Киеве.

Замглавы Меджлиса крымскотатарского народа (организация запрещена в РФ — прим.ред.) Ахтем Чийгоз напрямую обвиняет Могилева в бездействии и убежден, что тогдашний руководитель Совета министров Крыма способствовал сдаче полуострова.

Кроме того, позиция властей Крыма, впрочем, как и позиция официального Киева, неизбежно вела к тому, что крымчане не приняли Революцию Достоинства. Крымский «Беркут» воевал с активистами на Майдане. Масла в огонь подлил и ролик с участием Могилева, направленный против Евромайдана, который в феврале 2014 года крутился в общественном транспорте на полуострове.

В парламенте АРК, прикрываясь событиями в Киеве, стали говорить об изменении статуса Крыма и возможном обращении к России «за защитой». 20 февраля тогдашний спикер парламента АРК Владимир Константинов в Москве угрожал, что Крым уйдет в РФ в случае победы Майдана.

Могилев заявляет, что не имел полномочий влиять на СБУ и заставлять кого-то заводить уголовные дела. Хотя, по информации «Украинской правды», после сепаратистских заявлений Константинова, он потребовал от прокуратуры немедленной реакции.

Фактически эту информацию подтвердил и Константинов. В одном из интервью он признался, что 20 февраля прокурор Крыма повесткой вызвал его в прокуратуру по поводу «сепаратистских высказываний».

Однако дальше вызова в прокуратуру дело не пошло. А уже в конце февраля 2014 года после тайного голосования парламента Крыма за его отставку Могилев покинул полуостров.

Спустя четыре года он снимает в центре Киева офис с шикарной отделкой на Банковой. Возглавляемая им общественная организация занимается юридической помощью бывшим силовикам.

Он убежден, что действовал по закону и сделал все, что мог для спасения Крыма, а также обижен на «молодую команду» Януковича и осуждает экс-президента за его побег.

Об интервью «Украинская правда» просила Могилева три года подряд. И лишь после дачи показаний на суде о госизмене Януковича он согласился ответить на наши вопросы о том, что происходило во время Майдана и в момент оккупации Крыма.

— Во время событий на Майдане Вы наверняка ездили к экс-президенту Януковичу в Киев. Обсуждали ли Майдан или Крым?

— С Януковичем я общался раз в две-три недели, приезжал в Киев и докладывал ситуацию по региону. Вопросы касались социально-экономического развития Крыма. В тот период политическая ситуация в АРК была спокойная.

Возможно, у спецслужб были разведданные, но они докладывают по отдельной линии.

Последний раз с Януковичем я виделся 21-го числа (О своей встрече с Януковичем Могилев рассказывал на допросе в суде. Встреча была в АП, где Янукович готовился подписать соглашение с оппозицией. Во время встречи Янукович жаловался Могилеву на угрозы жизни).

— Были ли какие-то указания от Януковича, как действовать в Крыму, например, отправлять ли кого-то в Киев на Антимайдан или не пускать людей на Майдан?

— Ко мне Янукович с такими вопросами не обращался. От меня таких указаний тоже не было. Если были какие-то партийные проекты, я их не исключаю, то их проводили городские и районные отделения штаба.

Хоть я формально считался главой партии в Крыму, у меня по горло было своих обязанностей в Совмине.

— Советовался ли с Вами Янукович, как поступить с Майданом?

— Нет. Может быть, я на себя много возьму, но я скажу так. Молодая команда, которая пришла к власти — Арбузов, Янукович-младший и другие — они перевернули ценности, на которые власть вообще должна работать. Пришли люди, которые не понимали, что нужно делать в таких ситуациях.

По инициативе этой молодой команды меня и убрали с должности министра. Если бы я оставался главой МВД, то не допустил бы таких кровавых событий на Майдане. Это была абсолютно неадекватная реакция руководителей силовых структур.

Я общался со своими бывшими коллегами, говорил о недопустимости противоправных действий. Приказы, которые уходили сверху вниз, по всей видимости, были абсолютно неадекватны тем событиям, которые развивались.

— Но Майдан тоже сносили, основываясь на решении суда.

— Я же говорю, что задачу, которую поставили, исполнить можно по-разному. Тогда ее исполнили с дуростью, я бы сказал. Абсолютно с дуростью тех лиц, кто давал команды на самом верху.

Сейчас привлекают сотрудников «Беркута» к ответственности. «Беркут» по большому счету — это инструмент власти. Как скальпель у хирурга: можно им помочь, а можно повредить человека так, что он погибнет, не дай Бог.

Так вот в этом всем виноваты те лица, которые принимали решения о неадекватных действиях власти на тот момент.

— А ситуация на Ай-Петри в 2007 году, когда Вы использовали «Беркут» против крымских татар, там были жертвы.

— Последствия после Ай-Петри какие были? Там снесли здание. Несколько человек были привлечены к ответственности, которые вели себя агрессивно. Когда стоит большое число людей, и один из граждан тащит баллон с газом в костер, то это вообще-то бомба, которая может взорваться.

Жесткие меры по его остановке и изъятию этого баллона вполне оправданы, потому что если бы он бросил его в костер, то был бы взрыв. Мы упредили то, что там могло быть. А здесь надо было нормально действовать.

— Почему Вы требовали, чтобы АТR прекратила трансляцию Майдана, как нам рассказывает Ленур Ислямов?

— Я требовал у АТR? Я скажу так. Ислямов однажды высказался обо мне в эфире, мне потом из Крыма звонил его отец и извинялся, мол он у нас эмоциональный, такое говорил. Канал АТR работал в Крыму, показывал то, что он хотел, не было никакого запрета на его деятельность.

— Я не говорю о запрете. По его словам, в личных беседах от Вас передавали, чтобы его телеканал не вел прямую трансляцию.

— Это Ислямов, мягко говоря, лжет. Не хочу про Ислямова говорить.

Я приходил на канал АТR, там участвовал в ток-шоу с Лилей Буджуровой. Если бы я запрещал этот канал, думаете, я бы пошел туда что-то говорить? Нет.

Его отец, который владел крупным транспортным предприятием, его никогда не ограничивали, он участвовал во всех тендерах.

— В Крыму во время Майдана в гражданском транспорте транслировали ролик, который настраивал людей против Майдана. Что это за ролик и как Вы его допустили? Это было Ваше сознательное решение?

— Ситуация накалялась. По телевизору показывали, что происходит в Киеве, со всеми драками, избиениями. В Крыму это вызывало страх и требовало какой-то реакции. Естественно наши информационные службы приняли меры, чтобы объяснить, что надо как-то себя удерживать. Я удерживал ситуацию в Крыму, чтобы не было никакого насилия.

— Но этот ролик — это прямое запугивание — с использованием соответствующих устрашающих кадров.

— Это предупреждение о том, чтобы не допускать подобные кровавые события в Крыму. Там же есть очень сложные межнациональные, межконфессиональные вопросы. Это единственный регион, который на протяжении своей истории раз 10 переходил из рук в руки. Там конфликт мог возникнуть очень просто.

Если мы пытаемся упредить какую-то драку между кем-то, то мы, наверное, рассказываем о последствиях этой драки?

И до событий 24-25 февраля, возможно, 20 февраля в Крыму не было допущено никаких особо негативных действий.

— 4 февраля 2014 года, когда всеобщее внимание было сосредоточено на событиях в Киеве, «регионал» Владимир Клычников и еще один депутат Сергей Цеков заявили о намерении пересмотреть Конституцию, статус Крыма вплоть до обращения к РФ с просьбой, чтобы Москва выступила гарантом и защитником «российской автономии». Почему это не получило резких оценок?

— Вопросы об изменениях в Конституцию Украины возникали в Киеве на Майдане.

После принятия крымской Конституции 1994 года на протяжении последующих 20 лет постепенно отдельные полномочия Крыма уходили в центр. Наступала централизация. Этот процесс продолжался, когда я уже был главой Совмина в 2012-2013 году. Все это видели. Поэтому когда возник вопрос об изменении Конституции Крыма, естественно зашла речь о том, чтобы вернуть хотя бы те полномочия, которые у нас были до этого.

— Но обращение к России как гаранту безопасности — это совсем другое.

— Надо учесть, что Крым — это русский регион. В памяти людей, которые там жили до 1954 года, когда Крым перешел УССР, осталось еще то постсоветское прошлое, что они были в Российской Федерации.

Вспомните, другие страны же выступали гарантами нашей неприкосновенности, например по Будапештскому меморандуму. То же самое и тут, депутаты начали говорить по аналогии.

Но во всех своих выступлениях, после бесед с ними, они уточняли, что все в рамках правового поля Украины. До 27 февраля — дня захвата зданий — при заявлениях, что они хотят обратиться к России, они подчеркивали, что это в рамках правового поля Украины.

— То есть у Вас эти заявления не вызывали никаких опасений и подозрений?

— У меня вызывали опасения те высказывания политиков, которые могли что-то повлечь. Я полемизировал и с Константиновым, и с депутатами, просил оставаться в правовом поле, не высказывать сепаратистские мысли.

Цеков действительно получал деньги от РФ, но для Крыма это не было удивительно. Он 20 лет говорил одно и то же, мол «Мы русские, у нас есть братская российская сторона». Но еще раз подчеркну, эту тему они все время вуалировали формулировкой «в рамках украинского правового поля».

— Я подняла Ваши заявления, они звучали в другом контексте — скорее оправдывающем, как будто Вы за них заступаетесь.

— Я говорил о том, что любой депутат имеет право высказывать свое мнение. Ни один из депутатов до 27-28 февраля не призывал к отделению Крыма от Украины. Это пошло уже потом, когда парламент Крыма доблестно отправил меня в отставку.

Выступать за то, чтобы Россия была гарантом нашей неприкосновенности — это не призыв к сепаратизму, не призыв к отделению Крыма. Гарантом может быть кто угодно. И США, и Великобритания, и Франция в конце концов.

— 20 февраля Константинов был в России и заявил, что если победит Майдан, то Крым будет принимать все решения сам. Это уже было некое проявление сепаратизма. Знали ли Вы, что он едет в Россию?

— 20 и 21 февраля я был в Киеве. Константинова после 20 числа я видел один раз. Когда он вернулся из Москвы, я с ним разговаривал в Верховной Раде Крыма на заседании фракции и предупредил, что у Крыма нет внешнеполитических функций, и не его компетенция делать такие заявления в другой стране.

— Встречались ли Вы в этот период с помощником президента РФ Владиславом Сурковым?

— Я с Сурковым встречался, когда он приезжал в Крым, в конце 2013 или начале 2014 года. С ним приехали еще 4-5 человек, как он представил — работники инженерных служб. Речь шла о том, что еще в 1995 или 1997 году было подписано совместное соглашение Украины и России о возведении Керченского моста. Этот документ ходил между Россией и Украиной в Кабинетах министров, он обсуждался, шло согласование служб. Одно из согласований зависло в Киеве.

Сурков объяснял, что его приезд связан именно с этим. Я тогда связал его с кем-то из украинских министров, кто вел транспорт — или министр транспорта, или вице-премьер, который курировал эту должность. Мы с ним обсуждали только этот проект.

Никаких намеков и обсуждений ситуации в стране у нас не было вообще.

Я с ним поговорил минут 40 или час. И все. Я не знаю, были ли еще какие-то встречи у него с кем-то другим. Я даже не могу сказать, улетел ли он из Крыма в этот день или на следующий.

— Докладывали ли Вы в Киев о ситуации, которая начала складываться в Крыму с 20-х чисел февраля? Если да, то кому?

— Доклады в Киев были после захвата зданий Верховной Рады и Совмина Крыма.

— До 26 февраля никаких докладов не было?

— Во-первых, еще было непонятно, с кем разговаривать в Киеве. 23-24 февраля там еще формировались органы власти.

23-24, когда в Крым приезжали Аваков и Наливайченко. Вот я ни одного из них не видел и никто из них к нам не обращался. По логике, надо было спросить, что у нас происходит.

Единственное, что ко мне в понедельник, 24 числа приехал Андрей Сенченко (на тот момент депутат ВР, впоследствии в. и. о. замглавы АП при Турчинове — УП) и говорит: «Понимаете, в Киеве изменилась вся структура власти. Вам, наверное, нужно уходить».

Я ответил, что прекрасно понимаю, что работать главой Совмина без понимания в Киеве невозможно, но я работаю в этой должности не потому, что мне нравится сидеть в этом кресле, а потому что необходимо удерживать ситуацию в Крыму.

Он еще попросил, чтобы я его к крымскому «Беркуту» свозил как представителя новой власти. Я Сенченко оставил там и вернулся в Совмин.

Потом мне позвонил Пашинский. Советовался, кого назначать на мое место. Видимо, товарищи уже делили портфели.

Говорит: «Вот есть две кандидатуры — Куницын (Сергей Куницын — с 27 февраля 2014 года представитель президента в Крыму — УП) и Сенченко. Кого из них лучше назначать?»

Я говорю: «Мне, конечно, тяжело вам что-то рекомендовать, потому что я их знаю. Но с моей точки зрения, более разумно было бы назначить Сенченко — его знают в Крыму, он там работал. Куницын тоже работал, но у него постоянно были какие-то коррупционные скандалы».

Еще я сказал, что нельзя допустить, чтобы ситуация накалялась, потому что Крым «взорвать» очень легко. Пашинский согласился, высказал мне еще свое уважение. Этот разговор закончился.

А уже после 27 февраля, когда захватили административные здания, я доложил в Киев, что меня будет снимать парламент и что надо принимать решения. Мне позвонил или Сенченко, или Пашинский: «Анатолий, вы остаетесь, и разруливайте там ситуацию».

Я говорю: «Подождите, господа дорогие, чтобы как-то разруливать ситуацию, нужно иметь полномочия. А меня тут уже почти снимают».

— Наливайченко рассказывал, что 23 февраля в Крыму они видели российскую технику на дорогах.

— Он был уполномоченным ВР по работе СБУ. Эта должность была у него 2 или 3 дня. Если он видел какую-то технику, то как куратор такого силового ведомства должен был принимать адекватные действия. Если не предпринимал, то это уже вопрос к нему.

— А Вы? Опять же 23 февраля в Севастополе появляется «народный губернатор» Чалый, на улицах — противотанковые ежи.

— Давайте так, Севастополь и Крым — это разные территориальные единицы. Кто должен был бы докладывать мне о ситуации в Севастополе? Ни один силовой представитель в Севастополе — СБУ, МВД, прокуратура, налоговая, МЧС — отношения ко мне не имеют. Они обязаны докладывать по своим линиям.

— Но когда произошел захват зданий 26 февраля, Вы, не имея влияния на правоохранительные органы, пришли в Главк и принимали участие в заседании силовиков. То есть это была чрезвычайная ситуация, а Чалый, ежи и российская техника на дорогах — нет?

— Я отвечаю за ситуацию в Крыму, а не в Севастополе. У меня и так забот по Крыму хватало с головой. А то, что я пришел в Главк и собрал там всех, я считаю, что в той ситуации я не превышал свои полномочия, но должен был скоординировать их деятельность.

Мы смотрели видео, которое мы сняли с видеокамер, все определили, что это профессиональные военные. Чьи они — одному Богу известно. Сейчас-то можно предполагать, что это был спецназ таких-то государств.

— Каких государств?

— Я не могу утверждать. Я могу лишь предполагать. На тот момент можно было предположить что угодно. Это могли быть любые подразделения. И российские, и национальные, и какие-то еще.

— То есть Вы даже не подумали, что это россияне?

— Нет. Я это подумал. Последующие события показали, что с великой долей вероятности это были именно российские военные. Это опять же предположение, я ведь документы не проверял.

— На суде Вы говорили, что в день захвата зданий Вы приходили туда и разговаривали с одним из захватчиков.

— Я подошел к зданию Совета министров Крыма. Разбито стекло входной двери, за ним стоит человек в балаклаве, камуфляжной форме без знаков отличия. Вооруженный и с автоматом.

Через стекло я увидел два поставленных пулеметных гнезда. Я много лет проходил в погонах, поэтому понимаю, как расставляются такие точки. Расставлено было все по уму: секторами обстрела, соответствующими всем правилам науки. Это были люди с военной подготовкой.

Я ему говорю: «Вы кто, откуда, какие у вас требования, зачем захватили здание?»

Он говорит: «Я не уполномочен говорить ни с кем и ни о чем».

Я дал ему мой номер телефона и попросил позвонить того, кто уполномочен говорить.

Он сказал: «Хорошо». Записал мой номер, и я от двери отошел.

— По его говору нельзя было понять, что он не местный? Он говорил с акцентом?

— Он говорил на русском языке. Аканья, как говорят москвичи, или оканья не было. Если на Донбассе, или в Харькове русский язык с украинизмами, то в Крыму практически все говорят на русском языке. И он говорил на чистом русском языке.

— Вы после этого пошли в главк?

— Я вернулся. На совещании я сказал генералу начальнику главка Валерию Радченко, что необходимо оцепить здания Совмина и Верховной Рады, потому что там вооруженные люди. Аваков после этого сказал, что это он дал команду. (Турчинов в своих показаниях в суде заявил, что это он дал такую команду — УП). А команду Радченко давал я. Не команду, а просьбу, потому что я командовать им не мог.

— Тогда у силовиков были силы? Они не отказывались?

— Абсолютно все силовики были с проукраинской позицией. Подтверждение этому — тогдашний командующий береговой обороны генерал Воронченко — теперешний командующий ВМС Украины. Генерал Балан тогда командовал территориальным управлением внутренних войск в Крыму. Сегодня он — замглавы Нацгвардии Украины.

— А СБУ? О них говорят, что первые предатели были именно там. Об их главе Геннадии Калачеве нет никакой информации после его отставки 2 марта 2014 года.

— Во-первых, силовое подразделение для массовых операций — СБУ — это орган несколько иного направления. Тут больше должны участвовать войска, внутренние войска, МВД.

Генерал Радченко сейчас в Украине. Он на пенсии. К нему претензий никаких нет. Руководители силовых ведомств Крыма были готовы принимать решения.

Более того, в тот день ранним утром мы с Воронченко разговаривали. Он мне говорит: «Надо подгонять технику, я буду заниматься».

Я говорю: «Так, подожди. Вопрос в одном — кто тебе даст команду? Ты сам по своему положению и статусу принимать решение о проведении военной операции на территории города — гражданский объект — не имеешь права. Надо вводить какие-то определенные условия АТО, военное положение — тогда будет приемлемо. Вы все, господа, докладывайте наверх своим ведомствам, а там пусть принимают решение. Я бы действовал так, будучи начальником главка или министром МВД».

Все руководители силовых ведомств, министры, и. о. министров входят в СНБО по своей должности. Надо было собираться 27 вечером, ночью, 28 утром и рекомендовать и. о. президента принимать соответствующие меры по Крыму.

У каждого чиновника на высокой госдолжности есть обязанность — принимать решения. Если он этого не делает, то как минимум можно говорить о составе преступления — бездействии.

Меня даже на это СНБО не звали, чтобы ситуацию прояснить. Ладно, не доверяли мне, то хотя бы пригласили всех силовиков, чтобы они рассказали.

Если бы власть адекватно отреагировала в первые сутки в Крыму, эти граждане из админзданий отошли бы в сторонку. Никто бы не рискнул развязывать вооруженный конфликт на территории чужого государства при отсутствии каких-то гарантий и полномочий.

— Давайте вернемся к тому, что происходило в главке 27 февраля после захвата зданий.

— Утром мы сняли информацию с видеокамер. Часов в 9 я пошел в главк, переговорил с человеком в балаклаве. Там, кстати, возле двери было несколько использованных гильз и холостых патронов. Они также собрали пластиковый заряд. Я об этом доложил.

Из здания, кстати, всех милиционеров отпустили с оружием. Вывели и отправили в расположение частей.

От захваченных зданий я вернулся обратно в главк.

Подозревая, что это могут быть понятно чьи войска, я позвонил и пригласил консула РФ, который находился в Крыму. Он мне сказал, что ничего не знает и что сейчас поедет в Севастополь, где у них находятся свои закрытые каналы связи. И уехал.

Потом в крымском главке появился господин Чубаров. Мы в течение получаса обсудили ситуацию. Он попросил себе охрану, начальник главка ее предоставил. По-моему, двух милиционеров.

После этого все силовики находились в главке до вечера. Вели переговоры с Киевом.

— С кем вели переговоры они и Вы?

— Я разговаривал по линии своей подчиненности с кем-то из Администрации президента. Я не готов сказать, был ли это Сенченко или Пашинский. И с Наливайченко. Первый мой разговор с ним был, наверное, часов в 5 или 6 утра.

Я полностью описал ситуацию: какие меры по блокировке этих зданий мы предприняли, по окружению их милицейским кордоном, чтобы там не ходили гражданские лица, потому что люди с оружием — это опасная вещь.

Наливайченко сказал, что будет думать и принимать какое-то решение.

— Какие ответы Вы получали?

— За весь этот период 27 числа с утра и до вечера никаких вразумительных слов вообще не поступило ни от кого. Я один раз говорил с Сенченко, который сказал, что теперь я должен остаться и руководить. Мол, мы вас не будем смещать с должности. Я говорю: «Я тут еле-еле порядок удерживаю, а вы решение какое-то примите, куда мы будем двигаться. Или приезжайте сюда, полномочия мне какие-то давайте, гарантируйте полномочия».

Тогда все еще было под контролем нашей власти. А 27-28 снимают начальника Крымского главка. Радченко там почти год работал, пользовался авторитетом. А назначили зама мэра Феодосии Игоря Овруцкого.

Это бывший милицейский полковник, но давно уже не работал. Естественно, его авторитет намного ниже. Он продержался в главке полдня и ушел из кабинета. Практически Крымский Главк перешел под юрисдикцию Аксенова.

— А в Администрации президента какая была реакция?

— Мы думаем, подождите. Вот мы и дождались до упора. Они думали весь день. И никакой реакции не было. А 27 вечером было голосование.

— В этот период кто-то еще с Вами контактировал? Депутаты из РФ или украинские, туда приезжал Порошенко?

— Я ни с кем из российских и украинских депутатов не общался. После того, как меня сняли с должности, формально я там еще день, 28 числа, с кем-то разговаривал из своих товарищей, и все. Когда приезжал Порошенко, меня уже не было.

— Почему Вы так быстро уехали? Вы не считали, что могли Вы что-то еще сделать?

— Мне не очень комфортно было там находиться. Когда ты лишен всех рычагов управления, кроме телефона, по которому ты можешь кому-то позвонить… тем более поймите, кому звонить? Депутатскому корпусу? Я собрал в здании Министерства финансов Крыма членов своего Кабинета министров, Совета, человек 10-12. Сели, обсудили ситуацию, что делать. Они уже тоже были отстранены от должностей.

— Когда Вы выезжали, перешейки уже были заблокированы?

— Я свободно выехал из Крыма. Там стоял блокпост, но это еще был свободный проезд. Через несколько дней или недель я еще ездил в Крым забрать личные вещи и документы.

Когда я выезжал, на блок-посту стояли одетые в форму без опознавательных знаков люди. Я спросил, откуда они. «Мы из Крыма», — ответили они. Меня визуально могли бы опознать, думаю 95% населения. Учитывая, что люди на блокпосту меня не узнали, они не были крымчанами. Но сказать это точно я не могу.

— Вас задерживало СБУ, однако никаких дел на Вас не завели, я правильно понимаю?

— Никаких обвинений мне не предъявляли.

Я прилетел из-за границы в Киев и оттуда ехал домой в Артемовск, нынешний Бахмут. На посту ГАИ в Славянске остановили мою машину. Выяснили, что я бывший министр внутренних дел. Мне сказали ждать. Из Краматорска приехали два микроавтобуса, наверное, человек восемь. Они сопровождали меня в Киев.

Мы приехали в Киев где-то к половине второго ночи. Зашли в здание СБУ, но оказалось, что следователь будет лишь завтра. Я ночевал там на маленьком диванчике. Утром пришли ребята, напоили меня чаем — надо отдать им должное. Ждем следователя.

Я случайно услышал разговор с ним по телефону. Ему говорят: «Мы привезли Могилева». Этот следователь задает вопрос: «А какие материалы на него есть?». Ему отвечают: «У нас нет ничего, но сказали вам его доставить».

Я понимаю, что это все какая-то фикция. Он кладет трубку, я говорю — уважаемый капитан (или майор), вообще-то по идее меня надо допросить по делу об аннексии Крыма. Где-то через полчаса меня таки допрашивали до самого вечера.

— Оглядываясь сейчас, есть ли что-то, что Вы бы сделали иначе?

— Мне понравился Евгений Червоненко, он сказал, что Могилев бился лбом в киевские двери, чтобы принять решение. Например, вы сидите в больнице, ваш родственник в тяжелом состоянии. Что я мог сделать? Вы можете потрясти врача, что, товарищ, иди делай операцию. Вы сами можете ее сделать? Нет. Вот и я так.

Я не имел ни таких возможностей, ни сил, ни прав. Я считаю, что то, что я мог сделать, я сделал, пробивая лбом киевскую власть — примите решение.

— Чувствуете ли Вы свою ответственность за то, что произошло в Крыму?

— Нет. Убежден, что нет. В рамках своих полномочий, возможностей я сделал все. Более того, в какой-то мере я находился уже в положении, когда я пытался сделать то, что не свойственно моей должности — координировать силовиков, это не моя компетенция. Но тем не менее я это делал, потому что я понимал, кто может принимать решения, я разговаривал именно с ними.

— Как Вы думаете, зачем Янукович обратился с этим письмом к Путину?

— Вы это письмо видели? Я тоже его не видел.

Путину нужно было легитимизировать то, что произошло в Крыму. Поэтому говорить об этом письме… Письмо можно написать под угрозой потерь материального характера, под угрозой семье и родственникам, просто под угрозой оружия. Или в ходе переговоров.

На самом деле я полагаю так, что сам Янукович и его адвокат должны на такой вопрос ответить — было такое письмо или нет. Если да, то спрашивать, почему такое письмо появилось.

Во всяком случае алогично — убежать из страны и потом писать письмо о введении войск.

— Для Вас Янукович — предатель?

— Эту формулировку пускай подтверждает суд. Я убежден, что какое бы решение ни было, потом его будут рассматривать европейские суды, адвокаты не остановятся. А вообще суд должен принимать решение, почему бездействовали в Крыму, это вопрос к тем, кто был при власти уже в 2014 году.


Оригинал публикации: Анатолий Могилев о потере Крыма: У силовиков была проукраинская позиция
Опубликовано 27/02/2018 19:03
https://inosmi.ru/politic/20180227/241581753.html

0

20

Россия ответила на очередной обман Запада по Украине
Действия "Газпрома" говорят о том, что договоренности о компромиссе перечеркнуты

Развитие украинского кризиса перешло в новую фазу. Она началась незаметно и как будто привычно – с очередной "газовой войны". А между тем есть все основания полагать, что Россия заняла принципиально иную позицию по отношению к Украине. И она стала ответом на отмашку Запада киевскому режиму. Как связаны между собой киевский закон об "оккупации Донбасса", депортация Михаила Саакашвили и резкий демарш "Газпрома" – в материале Накануне.RU.

Запад снова обманул

Неожиданное решение "Газпрома" прекратить поставки газа на Украину было принято 1 марта, т.е. в день послания президента России Владимира Путина Федеральному Собранию, на котором он объявил об обладании Россией новейшим вооружением. Такое совпадение имеет большое символическое значение, а символы в российской политике, да и вообще в политике, играют немаловажную роль. Формальным поводом для этого послужило предвзятое решение Стокгольмского арбитража в пользу Украины. Однако причиной стало, скорее всего, изменение отношения Запада к вопросу урегулирования украинского кризиса.

Вспомним, что реальные действия, направленные на воссоединение Крыма с Россией, были начаты только тогда, когда в Киеве при поддержке и одобрении Запада был совершен вооруженный государственный переворот. Тогда Россию просто "кинули", объявив достигнутые накануне соглашения недействительными, и в сложившихся условиях Россия была вынуждена жестко ответить. Нынешние действия также стали ответом. На что?

Пока помощник президента России Владислав Сурков и спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт Волкер встречаются для обсуждения того, как урегулировать конфликт в Донбассе с помощью миротворцев, что уже является уступкой со стороны Москвы (ведь никаких миротворцев в Минских соглашениях не предусмотрено), за спиной Москвы Запад ведет на Украине совершенно другую игру. Принятие Киевом закона об "оккупации Донбасса" не могло быть сделано без его разрешения, поскольку он прямо противоречит Минским соглашениям. Конечно, киевский режим и раньше называл Россию "агрессором", "оккупантом" и т.д., но все это были слова. Сейчас же Киев законодательно перечеркнул "Минск-2", как заявили в МИД РФ. Урегулирование конфликта в Донбассе более законодательно невозможно, что Киев продемонстрировал, а Запад отмолчался.

В середине февраля глава МИД РФ Сергей Лавров предупредил, что подписание украинским президентом Петром Порошенко (Вальцманом) закона об "оккупации Донбасса" будет иметь серьезные последствия.

"Тот, кто сделает первый шаг по слому Минских договоренностей, совершит колоссальную ошибку", - сказал Лавров и отметил, что Киев находится "в одном шаге от этой ошибки".

Уже после подписания Вальцманом этого закона МИД РФ официально заявил, что он может стать "гибельным для украинской государственности" и "чреватым непредсказуемыми последствиями для европейской стабильности и безопасности". Очевидно, что уже тогда в Москве имели план действий, который начал реализовываться с 1 марта. Поэтому Москва ждала до последнего, прождав еще целых 4 дня после подписания закона – до его вступления в силу после официального опубликования. А сам закон пролежал месяц после принятия Верховной радой и был нарочито подписан Вальцманом 20 февраля, когда в Киеве отсчитывают начало "российской агрессии". Посыл как нельзя более ясный.

Решение Стокгольмского суда было принято за день до послания Путина, что явно было сделано намеренно с целью обеспечить негативный фон выступлению (три года назад Центробанк "под послание" разгонял инфляцию, опуская рубль). Однако за это время Москва успела подготовиться, и ответ формально стал ответом на решение суда, однако его настоящий смысл в том, что российское руководство перешло в новый этап отношений с Украиной. Та фактически стала находиться в состоянии войны с Россией. Хотя это не объявляется официально, в законе это достаточно четко прописано. Вальцман тоже стал произносить слово "война", чего раньше старался избегать.

Но на войне как на войне. И Россия, "кинутая" в очередной раз Западом, давшим отмашку Киеву на принятие конфронтационного закона, стала действовать по-новому. Неожиданно резкое решение "Газпрома" прекратить поставки газа стало ответом на враждебные действия Запада. Тот не только дал добро на саботаж "Минска-2", но и начал открытую военную помощь Украине. В этой связи военная часть послания Путина приобретает иной смысл: попытки захватить Донбасс военным путем бесполезны. Разумеется, действия России обусловлены не только заботой о ДНР и ЛНР, но вообще неприемлемым развитием украинского кризиса, который в Киеве и на Западе хотят решить в нужную для себя сторону. С чего это Волкер вдруг заговорил о ликвидации ДНР и ЛНР?

"Мы так не договаривались", - примерно таков смысл ответа "Газпрома" и России. Речь идет об общих договоренностях с США переучредить Украину на компромиссных началах, т.е. даже без формальной федерализации, но с делегированием полномочий регионам. Однако эта договоренность перечеркнута. Запад дал понять, что она больше недействительна. Для России существование ТАКОЙ Украины неприемлемо.

Обратим внимание, что Вальцман заговорил о внесении в преамбулу конституции курса в НАТО и ЕС. То есть любой человек, выступающий за союз с Россией, станет нарушителем конституции. Эти действия носят подчеркнуто антироссийский характер и, в отличие от пропаганды, существенно изменяют положение дел, на что Россия не могла не ответить.

"Мы категорически против"

Что дает основания полагать, что Запад изменил свою игру на Украине? 2 марта в "Нафтогазе" заявили, что подписали контракт с польской газовой компанией PGNiG на покупку в марте более 60 млн кубометров газа и уже начались поставки. Как это понимать? Что после прекращения поставок "Газпромом" с поляками за несколько часов был подписан и мгновенно начал работать контракт? Нет. "Нафтогаз" был готов к этому, а Киев – заранее осведомлен о решении Стокгольмского суда и возможной реакции "Газпрома". 2 марта было лишь озвучено заранее принятое решение. При этом действия "Газпрома" подвернулись как нельзя кстати для Киева.

Напомним, что в 2017 году МВФ не раз напоминал Киеву, что он обязан повысить цены на газ для населения и предприятий. В январе это согласие был дано. Но замаскировано оно будет как вынужденный шаг, а виноватым назначен "Газпром". Недаром "Нафтогаз" сразу же заявил, что разницу между ценами на газ из России и из Европы обязан будет компенсировать "Газпром". Для этого Вальцман дал поручение подготовить арест активов "Газпрома" в Европе. Оно также было озвучено практически мгновенно после демарша "Газпрома", что говорит о хорошо спланированных действиях, к тому же невозможных без санкции США.

Таким образом, прижимистый Запад получил желаемое повышение цен на газ, а обещанный транш Украине (который уже по счету?) решил выдать руками "Газпрома", обязав того выплатить $2,56 млрд. Вот это и возмутило "Газпром".

"Мы категорически против, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины", - сказал глава "Газпрома" Алексей Миллер.

То есть новые договоренности между Западом и Киевом не только опрокинули предыдущие договоренности с Россией по украинскому кризису, но и легли бременем на плечи России.

О чем договорились США и Киев

О каких новых договоренностях Запада с Киевом можно говорить? Это согласие Запада на законодательный отказ от выполнения Минских соглашений (закон об "оккупации Донбасса") и демонстрация военной поддержки Украины. Риторика киевских первых лиц в последние недели стала заметно воинственнее. То секретарь СНБО Украины Александр Турчинов заявил о возможности военного захвата ДНР и ЛНР, причем подчеркнул, что именно новый закон создает для этого предпосылки. То Вальцман призвал армию готовиться к военному "освобождению" Донбасса. В феврале Турчинов заявил, что ВСУ продвинулись в Донбассе на 10 километров, продемонстрировав пренебрежение Киева к "Минску-2".

Неужели Вашингтон дал добро на военный захват Донбасса? По-видимому, нет. Воинственные шаги нужны Киеву и имеют для него прежде всего политическое значение. Вальцману через год предстоит избираться на второй срок, и он ни по каким опросам не побеждает на выборах. Поэтому ему нужно предпринимать шаги для сохранения своей власти. И они были приняты. Закон об "оккупации" резко расширяет полномочия президента, а также создает имидж защитника "территориальной целостности" Украины, готового на самые крайние меры.

Что же получили США? 1 марта в первом чтении Верховная рада приняла законопроект об Антикоррупционном суде (АС). Причем внесенный самим Вальцманом, который до этого несколько месяцев затягивал дело под разными предлогами, а в конце февраля неожиданно внес законопроект и заявил, что его нужно принять немедленно. Для США АС - это орган контроля и управления украинской властью, где "независимые" судьи могут привлечь любого чиновника за коррупцию. То есть это орган внешнего управления. Недаром директор Национального антикоррупционного бюро Украины (еще одна американская креатура) Артем Сытник заявил о необходимости до конца марта принять и подписать закон об АС. Разумеется, для Вальцмана он невыгоден, а потому принятие снова будут пытаться затянуть хотя бы на несколько месяцев (до выборов остается всего год), чтобы обезопасить себя. О заинтересованности США в создании АС будет свидетельствовать жесткая реакция, которая последует при затягивании вопроса.

Невозможно не отметить тот факт, что палаточный городок возле Рады сторонников Михаила Саакашвили был разгромлен 27 февраля. Видимо, это бонус, который получил Вальцман за свое согласие по АС и по ценам на газ, - убрать мешающего ему скандального грузина. Причем полиция действовала очень жестко, ставя на колени многих участников протеста. Это унижение, конечно, только позорит украинскую полицию. Бедные протестанты и позорники-полицейские, они даже не поняли, что являются пешками в большой игре: протестующие оказались расходным материалом (хорошо еще, что без жертв), а полиция выместила злость на них, помня о многочисленном унижении в последние годы со стороны разных бандитов-"активистов".

И что же Запад? Неужели он гневно отреагировал на "подавление мирного протеста"? Ничуть. При этом Саакашвили и его сторонники были использованы с целью давления на Вальцмана и выброшены, как изделие одноразового пользования. Неужели можно всерьез полагать, что в течение нескольких холодных месяцев люди жили в палатках и ходили на митинги против Вальцмана для того, чтобы был принят закон об АС? А ведь именно это требование было изначально выдвинуто Саакашвили. Потом к нему добавились требования об отставке, но и требования по АС никуда не исчезли. Это значит, что через Саакашвили и его способность увлечь доверчивых людей на Вальцмана просто давили с целью склонить к созданию АС. Сакашвили же, видимо, обещали должность, которую он получит, как только "народ сметет власть барыг".

Но в итоге Вальцман оказался умнее и просто решил договориться. И ему даже разрешили депортировать Саакашвили. К тому же к концу февраля гривна начала быстро укрепляться, хотя в начале года казалось, что дальнейшего обвала не избежать. Что изменилось? В экономике ничего. Просто США получили желаемое и прекратили давить на режим. Эту роль также выполняли многочисленные публикации в западных СМИ о махинациях Вальцмана на рубежом и на Украине. Они временно прекратились, чтобы снова появиться в нужный момент, когда Западу потребуется от Киева что-то новое.

Таким образом в течение нескольких недель были реализованы новые договоренности между Киевом и США. Киев поднял цены на газ и принял закон об АС, занял желаемую им "антиминскую" позицию по Донбассу и был поддержан США, а также разогнал "михомайдан", заодно избавившись от Саакашвили. США же, видимо, обеспечили принятие в Стокгольме нужного решения, о чем заранее проинформировали Украину. В этих условиях Россия решила ответить асимметрично. Игра пошла по другому сценарию, и соблюдать прежние правила России больше не имеет смысла.

https://www.nakanune.ru/articles/113752/

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Украина-Крым-Россия:2014: до и после майдана