Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Эра Владимира I


Эра Владимира I

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

СТРАНИЦА 1..................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 2....."Путин пришел, увидел, победил". Haqqin.az, Азербайджан,25.02.16

лист 3....."Война ПВО: российская ставка сыграла, США повержены". 04.03.16, ФАН.

лист 4....."Путин, который изменил мир", Юлия Бражникова, 17.03.2016

лист 5....."Амбиции Владимира Путина изменили миропорядок", The Financial Times, Великобритания, 07.04.2016

лист 6....."Трамп и Москва: черно-белый подход неуместен", Le Figaro, Франция, 22.01.2017.

лист 7....."Советник Путина: В лице России ЕС бросает вызов гораздо более сильному партнеру", Die Welt, Германия, 13.02.17

лист 8....."Внешняя политика России обретает силовой характер", Юрий Баранчик, 25.02.17.

лист 9....."Украина: вхождение в состав российской империи – надолго", Sueddeutsche Zeitung, Германия, 20.03.2017

лист 10....Handelsblatt, Германия, "Он пришел, посмотрел и победил", 09.06.2017

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 9 Июн 2017 08:55:25)

0

2

10:53 25.02.2016
AlbertAkbashev

Ничесе, какая грамотная аналитическая статья!
Удивительно читать такое, молодец автор!
Кратко, емко и беспристрастно охарактеризовал все основные течения.
Но все же я до конца не уверен (надо подумать), что автор прав в части: "в России две экономики и две реальности – в одной живет Кремль, в другой русский народ. А русский народ в политику не вмешивается. " Но все равно, и здесь Юсиф Алиев порадовал краткостью и емкостью.

Из комментов к статье
--------------------------------------------------------

Haqqin.az, Азербайджан

Путин пришел, увидел, победил

25.02.2016
Юсиф Алиев

В чем же заключается победа Владимира Путина? Полагаю, что мало кто сомневался в истинных целях фактического вторжения России в Сирию. Де-юре, конечно же, российские войска исполняют свой «интернациональный долг», появившись в далеком Востоке по зову товарища Асада. Однако будем называть вещи своими именами – Путин вошел в Сирию, чтобы защитить власть Асада, повисшего на волоске от страшной участи Каддафи. Наголову разбитая армия сирийского диктатора оказалась в котле, преследуемая группировками, входящими в ИГИЛ (запрещенная в России организация – прим. ред.) с одной стороны, и прозападной оппозицией с другой.

«Хезболла» совместно с КСИР – иранским ополчением — были последним оплотом Асада, преградившим путь оппозиции в Дамаск. Именно в этой арабской столице и должна была завершиться новая геополитическая революция, нареченная «арабской весной». Потеряв Сирию, Иран безусловно потерял бы и Ливан. После падения Дамаска судьба Бейрута была практически предрешена, а с ними вместе лидеры исламской революции могли бы распрощаться и с былым влиянием на Ближнем Востоке. Вот почему Иран боролся за Сирию не на жизнь, а на смерть. Но при всей своей геополитической мощи, Ирану в одиночку было бы довольно сложно остановить надвигающуюся смертельную машину – ИГИЛ и хорошо вооруженную инструкторами ЦРУ сирийскую оппозицию. С потерей политического влияния на Ближнем Востоке Иран утерял бы свою региональную значимость и поле для геополитического маневрирования. Более того, после исторической сделки с Западом, Латакия и проект газопровода Иран-Ирак-Сирия, приобрели для Тегерана первостепенное значение.

Почему же в Сирию вторгся Путин? Безусловно, эта блестящая военно-политическая комбинация была рассчитана в первую очередь на снижение актуальности украинского вопроса. На Украине Путин достиг главных политических задач. Эпопея «Крымнаш» сыграла большую роль в поднятии русского духа. А захват Донбасса и фактический раскол Украины с перспективой федерализации этой страны оставляли в руках Кремля важный инструмент манипулирования ситуацией во всей стране.

Если Евромайдан явился первой попыткой, с помощью которой Запад выбил российское влияние в Киеве, то вторая партия, исполненная в Крыму и Донбассе, осталась за Путиным. Он победил на Украине. И эту победу у него хотели отнять. Украинский вопрос стал доминировать в мировой политической повестке дня. И Запад создавал из России образ изгоя. Вспомните позорный бойкот, который мировые лидеры устроили Путину в Австралии.

Что же делает Путин? Казалось бы, в самой безнадежной ситуации, когда он загнан сильными мира сего в угол, Путин разыгрывает совершенно неожиданную партию, застигнув противника врасплох. Российские войска вторгаются в Сирию по приглашению с формальной точки зрения легитимного президента Асада. Другой власти в Сирии на тот момент не было. И как признаются американцы, за считанные месяцы русские войска уничтожают всю военную инфраструктуру и боевые позиции главного противника Асада – прозападную оппозицию. В Анталии мировые лидеры Путина встречали с большим почетом – ах, как же циничен и конъюнктурен наш мир…

Путин добивается двух главных задач: а) мировая повестка дня переключается с Украины на Сирию, б) российская авиация останавливает наступление оппозиции на Дамаск. С первого дня «арабской весны» из уст кремлевских идеологов звучали непреодолимый страх и угроза, что новая волна демократизации или вакханалии хаоса (оставим в сторону идеологический окрас) после Ближнего Востока перекинется на Турцию, далее в Южный Кавказ, и наконец, в центрально-азиатский регион.

Оранжевый пояс вокруг России – главная политическая фобия кремлевских идеологов, о которой они беспрестанно говорят вслух. Ведь не случайно во время судьбоносной схватки Эрдогана с так называемой «пятой колонной» во главе с Фетуллой Гюленом, Путин оказал всемерную поддержку Анкаре. Во время столкновения с представителями «параллельного государства» список гюленистов в кабинетах турецкой власти Эрдогану представили из Москвы. И даже во время сирийской экспедиции Путин был почти до конца уверен в Эрдогане, считая его своим союзником. Меньше всего удара он ожидал из Турции. Вот почему после истории со сбитым российским пилотом Путин заговорил об ударе в спину. Он рассчитывал максимум на нейтралитет своего союзника. Поскольку всячески убеждал Эрдогана, что после Асада хаос революции может вторгнуться и в турецкие города и районы.

Но и вопрос Сирии для Эрдогана был больше, чем обычная ставка. Сирия – традиционный рынок сбыта для Турции, и это страна, в борьбе за которую она столкнулась с Ираном. Эрдоган все еще рассчитывал на лавры победителя и духовного отца ближневосточного региона после арабской весны. И конечно же, вторжение Путина в Сирию испортило планы Эрдогана.

Турции оставалось либо под предлогом этноцида туркманов, либо нарастающей курдской опасности ввести свои войска в Сирию и столкнуться с Россией, либо испить чашу проигравшей стороны. Запад отчетливо дал понять Турции, что вмешиваться в конфликт с Россией не намерен, да и не станет.

Во время сирийской кампании Запад сильно рассчитывал еще на два фактора. Первый: Россия введет свои сухопутные войска в Сирию, и в скором будущем в Россию пойдут цинковые гробы. Повторения так называемого «афганского синдрома». Путин не совершил этой ошибки, и в капкан не попался. Он ограничился лишь войной с небес. В борьбе с оппозицией Асаду хватило и участия иранцев. Второй: Запад рассчитывал, что санкции и обвал нефтяных цен подорвут экономику России. Но Запад при этом не учел главной закономерности: в России две экономики и две реальности – в одной живет Кремль, в другой русский народ. А русский народ в политику не вмешивается. Да и экономика России находится в руках у олигархической касты. А у них свои расчеты и свои теневые доходы.

В результате Западу ничего не оставалось, как признать Путина стороной-участницей сирийской драмы, что принесло огромные дивиденды стране, которую еще полгода назад хотели превратить в изгоя, и наконец, признать тяжелейшее положение отступающей под российскими бомбами сирийской оппозиции.

В Сирии решалась не только судьба Дамаска и Асада, но и всего мира. Арабская весна закончилась. И Путин задушил ее в самом Ближнем Востоке. Об этом страшно даже было подумать еще несколько лет назад.

На наших глазах происходит формирование нового миропорядка. И похоже, что на Западе Путина сильно недооценили. Он продолжает наступать. И я не удивлюсь, если в скором времени начавшиеся беспорядки в Киеве выльются в новые политические баталии. Пора менять мировую повестку дня…

Оригинал публикации: Путин пришел, увидел, победил
Опубликовано 23/02/2016 10:10
http://inosmi.ru/military/20160225/235528574.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 6 Мар 2016 08:57:11)

0

3

РИА ФАН

Война ПВО: российская ставка сыграла, США повержены
15:28 4 МАРТА 2016
Олег Денежка

Последние события в горячих точках мира показали все более четкую тенденцию: Россия выиграла «гонку за небо» у США, сделав ставку на наземные и морские ракетные и комбинированные средства ПВО, а не на истребительную авиацию, как американцы. И сегодня это начало приносить российской армии дивиденды.

Что у них

Такая схема системы ПВО, построенная, главным образом, на авиации, стала складываться в США (и не только) достаточно давно. Пожалуй, еще с 30-х годов. Зенитная артиллерия того времени требовала сложного управления, массового применения, то есть по-настоящему эффективной была даже не батарейная, а дивизионная стрельба (от 12 до 32 стволов), стоившая весьма дорого. А вот эффективность в плане уничтожения воздушных целей ПВО 30-50-х имела весьма скромную. Главным критерием было не столько количество сбитых самолетов, сколько эффект от заградительного огня, снижающего точность и интенсивность вражеских бомбардировок.

Одним из первых больших и трагических эпизодов Второй мировой войны стала так называемая «Битва за Британию» — массовые бомбардировки Британских островов немецкими бомбардировщиками. Вот тогда-то и стало ясно: единственное, что может противопоставить ПВО Великобритании Люфтваффе, — истребители «Харрикейн» и «Спитфайер». Артиллерия играла второстепенную роль.

Основа системы: «Триумф» против «Пэтриота»

Затем последовала тихоокеанская кампания США против Японии. После катастрофы в Перл-Харборе американские военные окончательно поставили крест на наземной ствольной зенитной артиллерии. Во время битв за бесчисленные острова ствольные системы ПВО присутствовали только в виде корабельной артиллерии. Сухопутные войска прикрывали исключительно авиацией, причем большей частью с авианосцев.

Американцы были настолько очарованы эффективностью подобной системы ПВО, что в последующем развивали только этот концепт: завоевание господства в воздухе с помощью авиации и подавление всякой активности противника в воздухе.

Во вьетнамской войне этот подход достиг категории абсолюта. В то время, как Северный Вьетнам и Вьетконг вовсю использовали советские комплексы СА-75 «Двина» С-75 «Волга» и «Волхов», к американской морской пехоте прилетали самолеты прикрытия буквально по щелчку пальцев. Кроме того, и воздушных атак было немного. В основном это была война в воздухе — самолет против самолета.

Нет, ракетные системы на Западе создавались: например, «Хок» или «Чаппарел». Но выпускались они весьма ограниченно и предназначались, скорее, для тылового прикрытия. Как, пожалуй, «Найк-Геркулес» в стационарном или буксируемом вариантах. То есть система ограниченной подвижности.

Однако в этой модели не учитывался фактор все возрастающей роли баллистических и крылатых ударных ракет. Такая схема «посадим врага на землю» оказалась хороша лишь против заведомо слабого и отсталого в техническом отношении противника. Как говорят военные: «В войне против папуасов».

Но для США, если верить заявлениям их лидеров, враг не только «папуасы-террористы». Есть рыба и покрупнее, а в последнее время сталкиваться с нею Америке приходится и в «папуаcской войне». Например, на Ближнем Востоке. Или в Южной Осетии.

У нас все складывалось иначе. Хрущев был настолько очарован перспективами ракетного оружия всех видов, что ствольную артиллерию и даже танки буквально резали на металлолом сотнями штук. Считалось, что ракеты заменят все.

Ракеты не заменили, к артиллерии пришлось вернуться, а количество танков даже стало расти. Но за время господства ракетных войск в советской армии был сделан немалый качественный задел систем ЗРК.

С начала 70-х советские, а впоследствии и российские системы ПВО были исключительно мобильные. Концепция молниеносного танкового броска к Ла-Маншу и не приемлет другого подхода. Стационарных систем мы больше не разрабатываем. Практически все ЗРК малого и среднего радиусов способны вести прикрытие войск на ходу, в ходе марша или наступления.

Например, ЗРК 2К12 «Куб» (по иронии разработчика, экспортный вариант носит имя «Квадрат», что как бы намекает на несколько более скромные возможности). Это не самая новая из наших систем, она разрабатывалась в начале 60-х. Но ни США, ни их союзники до сих пор не имеют ничего подобного. Ограниченное количество систем «Улучшенный хок», подвижность которого заставляет желать лучшего.

Что же касается мобильности, то американцы и их союзники решили, что на поле боя основную опасность с воздуха представляют низколетящие цели — в основном, вертолеты. А все, что выше 3,35 километра, отдали на откуп истребительной авиации. Поэтому основу их наземного фронтового ПВО составляют различные модификации Стингера и его аналогов, например французского «Мистраля». В США основным считается ЗРК «Авенджерр» на базе легкобронированного джипа ХАМВИ.

А мобильных комбинированных ракетно-пушечных систем, вроде нашего «Панциря-С1» или «Тунгуски», в странах НАТО нет и вовсе.

Но интереснее всего, конечно же, сравнить то, что является основой системы ПВО. У нас это С-300 «Фаворит» и С-400 «Триумф». У них — ЗРК «Пэтриот».

Можно долго описывать преимущества С-400 «Триумф» перед «Пэтриотом». Основные мы отобразили в нашей таблице. Но главных преимуществ все же три, и они говорят о многом, если не обо всем.

Прежде всего, радиус поражения. В самых лучших комплектациях С1 и С2 дальность пуска у «Пэтриот» достигает 160 километров отдельными типами ракет. У «Триумфа» дальность 250 всеми типами семейства 48Н6, и в настоящий момент разрабатываются и проходят испытания новые серии ракет с дальностями до 400 километров.

А это значит, что ударные самолеты США, на которые Пентагон и делает ставку, будут болтаться не то, чтобы в прихожей или перед дверью, а за воротами на другой стороне улицы. Они просто будут вынуждены делать пуски управляемых ракет «воздух-поверхность» с предельных дистанций, то есть ракеты будут преодолевать все три эшелона нашего ПВО. Это сводит эффективность американского управляемого оружия воздушного базирования на нет.

Второе касается широко пропагандируемой США ПРО — противоракетной обороны. Дело в том, что противоракетный режим ЗРК «Пэтриот» нуждается в специальном спутнике, который должен находиться на орбите и заранее сообщить на локационную станцию координаты баллистической ракеты и предполагаемую траекторию ее полета. Это занимает целых 90 секунд, что почти в 10 раз дольше, чем у С-400 «Триумф».

Мало того, что касается баллистических целей, то здесь «Пэтриот» за последние десятилетия потерпел полное фиаско. И мобилизация спутниковых средств для повышения эффективности комплекса — вынужденная и искусственная мера. Что-то вроде изоленты для ремонта автомобиля.

К примеру, во время второй компании в Ираке ракетам «Пэтриот» удалось перехватить лишь 45 из 93 запущенных иракских ракет, при расходе в 158 зенитных ракет. То есть вероятность поражения была менее 50%. При заявленных 90%.

А ведь речь идет об устаревших, практически самодельных, иракских ракетах «Скад», представляющих из себя переделку старых советских тактических ракет Р-17 50-х годов разработки, ласково прозванных у нас в войсках «керосинками».

А что же будет в случае с новейшими «Искандерами»? Я уже не говорю о «Скальпелях», «Калибрах», «Гранатах» и им подобных.

Второй важнейший недостаток «Пэтриота» — фиксированный сектор стрельбы. И пусковая, и радар имеют возможность обнаруживать, сопровождать и вести огонь по целям, находящимся в пределах 45 градусов вправо и влево от направления ориентации комплекса. При атаках с фланга. Не говоря уже о тыле позиции, требуется доворот всего комплекса.

Учитывая, что основная масса выпущенных ЗРК «Пэтриот» имеют не мобильную, а буксируемую базу, этот недостаток становится фатальным для использования комплекса на мобильном театре боевых действий. То есть фактически «Пэтриот» годится только для формирования тыловых стационарных зон прикрытия.

В отличие от гордости американского США, наш скромный С-400 «Триумф» имеет вертикальный пуск, а это означает, что он способен вести огонь по всем ракурсам, не меняя позиции. И готов к развертыванию в любой ориентации пускового комплекса без необходимости предварительной оценки опасных ракурсов, то есть направления ожидаемой атаки.

Он даже способен запустить ракету вдогонку, то есть по цели, которая уже миновала пусковую позицию. При этом минимальная скорость цели равна 0 км/час. А это, например, висящий в воздухе вертолет ДРЛО — дальнего радиолокационного обнаружения.

И, наконец, на десерт. Это уже не преимущество, а другое качество, и не ЗРК «Триумф» персонально, а всей российской системы ПВО, которая формировалась с начала 60-х годов. Практически с того самого момента, когда ракетой, выпущенной одним из первых советских зенитных комплексов С-75 «Волхов», был сбит американский пилот Фрэнсис Гэри Пауэрс. А ведь самолет, который он пилотировал, был самым совершенным на тот момент в мире высотным разведчиком U-2.

Так вот. С того самого момента, от проектирования отдельных комплексов ПВО, советский ВПК перешел к разработке глубоко эшелонированной системы, в которой комплексы малой, средней и большой дальности, как ракетные, так и ствольные, а также радиолокационные средства обнаружения и наведения сводились в одну схему. Они могли взаимодействовать, передать друг другу данные, помогать с указанием и наведением. Но главное, в любой момент мобильно переконфигурироваться и создавать отдельные узлы в нужной на данной момент позиции и направлении.

«Триумф» стал триумфом в этом направлении, простите за тавтологию. С-400 — не просто зенитный комплекс, он не только может действовать по чужим целям и командам из центра управления, он сам в любой момент может стать центром, узлом локальной зоны прикрытия, объединив под своим началом системы ПВО всех уровней: дальнего — С-300. С-400, среднего — «Куб», «Тор-М1» и «Оса» и малого радиусов — «Панцирь-С1» и «Тунгуска».

И все они, подчеркиваю, в отличие от большинства западных комплексов, — мобильные, а часть из них способна вести огонь в движении. То есть этот узел может легко и быстро, не теряя боеспособности, реагировать на все позиционные изменения на театре военных действий.

То, что произошло сегодня в битве за небо, иначе чем фатальной ошибкой США и не назовешь. Это провал не просто в технологиях, это опережение не в отдельных видах вооружений. Это гораздо более глубокий просчет США — концептуальный. Чтобы развернуть свою систему ПВО в другом направлении развития, потребуются десятилетия. Но ведь эти десятилетия и мы не будем стоять на месте.

С-500 уже проходит испытания.

http://riafan.ru/507065-voina-pvo-rossi … -proigrali

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 6 Мар 2016 09:04:14)

0

4

Юлия Бражникова
17.03.2016 17:02
Путин, который изменил мир

Вообще-то, откровенно говоря, поссориться с Западом было гениальным ходом Владимира Путина.

Конечно, самостоятельность всегда вызывает раздражение у мелкого тирана. И остановить наглого хама можно лишь демонстрацией силы. Верно и то, что внешняя угроза сплачивает тех, на кого она направлена. Это, так сказать, основы психологии любого уровня. Однако в данном случае независимая политика России, по правде сказать, ни при чём.

Можно не сомневаться, что у Путина хватило бы дипломатичности на более мягкий способ отстаивания своих интересов. Предельно жёсткий вариант, выбранный для выстраивания отношений с коллегами, потребовался ему совсем для иных целей, которые начинают проясняться только сейчас.

Любое гениальное решение раскрывается через не менее гениальное воплощение.

Момент был выбран со сталкерской точностью. Россия могла вернуть себе статус супердержавы именно в период глобальной турбулентности. Показать всей планете выход из катастрофы, перехватив инициативу у закатывающейся американской звезды, можно было только на пике мирового кризиса. Вопреки пословице, в спокойные времена человечество как-то не склонно менять коней. Везут – ну и пусть везут. Сомнения в дееспособности правящей упряжки возникают в бурю, особенно когда её колёса начинают буксовать.

Беда в том, что Америка этого вовремя не поняла. Подумать только, если бы США предложили какой-то более-менее приемлемый для большинства выход из кризиса, их положение, скорее всего, осталось бы незыблемым. Но вместо этого они поставили ультиматум трём четвертям Земли, по сути, предложив им выбор между физическим либо духовным уничтожением. И после этого ещё продолжают удивляться, что потенциальные жертвы с ними не согласны.

Гений не мыслит причинно-следственными связями. Он идёт за намерением событий, в том числе политических. Наивно думать, что США сотворили экономический кризис, чтобы прикончить задиристого Путина в отместку за Сирию и Крым. Совсем наоборот. Это кризис случился, потому что наглой Америке пришёл, как говорил Данила Багров, кирдык.

Простота решения – ещё один признак гениальности. За ней, однако, стоит такой объём работы, который даже страшно представить.

Во-первых, надо было чётко и без тени сомнений осознать, что США более не могут претендовать на роль первого среди всех. Собственно, это нужно было увидеть так, как видят видящие. Настоящие, конечно, а не липовые. Потому что никаких предпосылок для подобного вывода всего несколько лет назад как бы и не было.

Осознание такого рода возникает только на основе огромного количества самых разных данных, которые свидетельствовали о предстоящем крахе долларовой финансовой системы и кризисе власти в США. Если судить стереотипно, это лишь периодическое падение экономики и предвыборный ажиотаж. Далеко не каждый политик обладает столь нетривиальным мышлением, чтобы понять: перед нами – конец целой эпохи.

Во-вторых, при существующей конъюнктуре дорога к процветанию любой державы только одна – через грабёж, насилие и подавление других. Но для России, в силу исторически сложившегося в ней менталитета, этот путь неприемлем. Поэтому для дальнейшего успешного развития ей придётся менять внешние условия.

Лобовая конфронтация с трансконтинентальным гегемоном – дело чрезвычайно кровопролитное, а с учётом ядерного потенциала – смертельно опасное. На это не был способен даже СССР. Россия, лишившаяся республик, едва оправившаяся после перестройки, тем более не вытянет открытое противостояние с США, вкупе с ЕС, НАТО и прочими халифами на час, типа Саудовской Аравии. Кроме того, одна из аксиом успеха гласит: действуй, как всегда, и получишь тот же результат. Это значит, что для новых условий потребуются другие методы.

В-третьих, основой для новой парадигмы взаимодействия РФ и Запада стал хорошо известный обеим сторонам парадокс: Россию можно победить, только если с ней дружить. Находясь с ней в конфронтации, это сделать невозможно – мы всегда будем начеку.

Сталин не дружил с США и Великобританией. При нём мы победили фашизм и подняли страну из руин за одну пятилетку. Зато с ними очень дружил Горбачёв, при котором СССР перестал существовать, и Ельцин, при котором едва не перестала существовать Россия. Наполеон заявился к нам, когда правящий класс повально говорил по-французски, забыв родной язык. Исторические аналогии можно продолжить вширь и вглубь, но суть ясна.

Нас может уничтожить только тот, кому мы верим. Недаром в христианстве предательство, а не убийство или воровство, считается тягчайшим грехом. От предателя нет защиты. Она в этом случае не предполагается.

Когда мы считали Америку хорошей, она стала идеалом нашей жизни. Она влезла к нам в мозги, в казну, в правительство, в закрома. В 90-е писком моды было намалевать название занюханного магазинчика на английском. Это тоже было по-своему талантливым шагом – представить колонизатора не захватчиком, а совершенством, к которому надо стремиться всеми фибрами души.

Из этого печального опыта следует, что время для нашей дружбы с Ротшильдами (Рокфеллерами, кто предпочитает) ещё явно не настало. Равноправных отношений между государствами вообще быть не может. По крайней мере на современном этапе развития человечества. Никакого равноправия с Америкой тем более. Однако для проведения в жизнь новой концепции мира нужно сперва освободить место от старой. Что делать?

Ещё один признак того, что перед вами гений, – его максимальная эффективность при минимальном воздействии. Бои без правил со смертельным исходом – это не наш метод. Значит, для достижения нужного результата достаточно красиво, вкусно, а главное – публично отхлестать мелкого тирана, извините, по морде. И сделать это строго в нужный момент.

В путинской стратегии изменения отношений с Западом все уровни игры расположены по нарастающей. Переход с одного этапа на другой совершается в точном соответствии с трансформацией глобальной финансовой и геополитической панорамы.

Первый этап. Мюнхенская речь Путина в 2007 г. В историческом контексте она была, по существу, самой натуральной провокацией, или прощупыванием реакции противника.

Второй этап. Коллеги предсказуемо отрезонировали цветными революциями в Грузии и Киргизии. Нашим ответом Обаме стало отделение Абхазии и Южной Осетии и образование ЕАЭС. То есть Россия показала всему миру, что американское влияние далеко не безгранично, ему вполне можно и нужно выставлять заслон.

Может, кто-то забыл или не заметил, но данное действие разыгрывалось на фоне очередного экономического кризиса. Похоже на разведку боем: насколько точно оценит оппонент опасность и изменит ли своё поведение. Увы. Противник, видимо, слишком уповал на незыблемость своего могущества. А недооценка конкурента чревата летальным исходом.

Третий этап. Успешное открытое противодействие США – отмена бомбардировок Сирии в 2013-м. С нашей стороны это была демонстрация: а) международной поддержки российского курса, б) возможности оказывать воздействие на пространстве не только ближнего, но и дальнего зарубежья.

Четвёртый этап. Гегемон не понял и устроил майдан. С целью, как мы сейчас понимаем, руками Незалежной отобрать у РФ Черноморский флот и выгнать Россию с акватории Чёрного моря. Вариантов Путину было оставлено всего два, и оба очень плохие: воевать с Украиной или отдать Чёрное море под базы НАТО. Владимир Владимирович, как всегда, выбрал третий вариант и присоединил Крым к России. Это было уже настолько серьёзной заявкой, что после неё путь назад в 2000-е для России был отрезан.

Обострение вновь пришлось на начало спада мировой экономики. Но Россия в этот раз повела себя как-то не так. Вместо того чтобы молча сидеть в углу на табурете, не ссорясь с соседями, пережидая шторм и проедая накопленные в тучные годы запасы, она вполне сознательно довела дело до серьёзных санкций и принялась ударными темпами снижать экономическую зависимость от Европы.

Пятый этап. После этого осталось только дожать сирийскую проблему и выдавить США с Ближнего Востока. Надо сказать, это было сделано крайне своевольно: когда захотели – ввели войска, когда сочли нужным – вывели. Наверное, ИГИЛовцев, вздумавших вернуться на родину после сирийских боёв, можно было по-тихому передушить на границе, без всяких ВКС. Но... Сильный – этот тот, кто делает, что хочет, и знает, что ему за это ничего не будет.

Можно себе представить, в какой всё более глубокий шок погружались аналитики ЦРУ, АНБ, Пентагона и т.п. Какой идиот пустил в западные мозги идею о том, что Путин, мол, тактик, а не стратег? Создаётся впечатление, что Темнейший всё продумал ещё в 2001-м или, в крайнем случае, в 2002-м...

Мелкий тиран оказался способен лишь на жалкие попытки сопротивления, типа расширения НАТО (можно подумать, они и вправду собраются стрелять этими ракетами!) или уничтожения наших самолётов чужими руками. Даже раскачать Эрдогана до войны и то не вышло.

Изощрённой тирании очень далеко до гения. Любой акт гениальности рождается не для того, чтобы доказать всему миру свою правоту, а для того, чтобы изменить этот мир, сделав его чуть ближе к Истине.

А Истина в том, что в современном мире Россия, конечно, может существовать при определённых усилиях. Но вот процветать в нём, раскрыть свой поистине безграничный потенциал она не в состоянии. Ибо Америке для подъёма благосостояния нужна война. А России для расцвета нужен мир. В этом одно из кардинальных различий между нами. Почему так сложилось – тема для отдельного исследования. Но мы не можем наживаться на чужой беде. Мы даже не можем спокойно жить, когда где-то беда. И дело не в том, что она может дойти до нас. Просто у нас не получается думать о себе, прежде не подумав о других.

Поэтому новая схема российско-американских отношений, запущенная Путиным, должна изменить мир так, чтобы жёсткие варианты противостояния стали вообще не нужны. Для этого в момент ослабления прежней власти миру демонстрируется другая сила. После дьявольской лжи и полицейского надзора трансконтинентальных олигархов она наверняка покажется человечеству более привлекательной.

Что дальше? Напуганный монстр, стремящийся сохранить хоть часть ускользающего могущества, всё же не настолько глуп, чтобы тупо лезть на рожон, то есть на ядерную боеголовку. Потому что ВВП однозначно дал понять, что в случае прямой угрозы колебаться не будет. Тиран станет искать примирения. Только оно состоится уже на условиях Путина. Визит Киссинджера в Москву – верный признак согласия на компромисс. И вообще, судя по предвыборной кампании Трампа, период антироссийских президентов в США завершился.

Что касается внутренней политики, то правительство (читай – Путина; его просто не решаются напрямую назвать) с завидным постоянством, достойным лучшего применения, обвиняют в том, что оно не предпринимает кардинальных мер по реструктуризации экономики. Однако такое переустройство, какими бы благими целями оно не руководствовалось, всегда связано с неизбежными потрясениями и потерями для населения. Не бывает так, чтобы всё менялось хорошо для всех. Кому-то лучше так, как сейчас. И совсем не обязательно потому, что он плохой. Просто его личные обстоятельства сложились таким образом, что в настоящих условиях он на плаву. А если эти условия изменятся, он может утонуть.

И когда эти тонущие прибавятся к тем, которые уже сейчас захлёбываются из-за изменения внешней конъюнктуры, то запросто может получиться перебор. Чего наши оппоненты за бугром только и добиваются. Особенно перед нашими выборами, к которым они, как сказал Владимир Владимирович, тоже готовятся. Поэтому надо разобраться, какими побуждениями инициирована критика финансового сектора. Как-то кажется, что, будь Набиуллина, Силуанов и Улюкаев агентами Запада и ставленниками сионизма, они как раз таки занимались бы радикальными реформами, а не стабилизацией экономики.

Кстати, нас совершенно зря пугают неизвестностью, которая якобы будет с Россией после Путина. Вся накрутка страхов радикальных и либеральных псевдопатриотов вокруг передачи / смены власти, наличия / отсутствия преемника и т.д. в конечном счёте выкипает в рутину. Русская гениальность заключается в том, что она бесконечно разнообразна. Сейчас России нужен гений, способный развернуть курс глобальной политики от взаимного уничтожения к совместному существованию. Такой гений у нас есть. Это Владимир Путин.

Истинная гениальность никогда не подстраивается под окружающее. У неё достаточно силы, чтобы менять мир вокруг себя. Задача для гениального политика, создающего будущее своей страны, пусть даже оно пока что кажется нам отдалённым, – изменить обстановку так, чтобы он сам в ней больше не понадобился. И тогда в России будет востребован гений иного качества. Тот, кто поведёт мир от разобщённости к единству.

Но это будет уже совсем другая история.

http://cont.ws/post/226151

0

5

The Financial Times, Великобритания

Амбиции Владимира Путина изменили миропорядок
Представления о России как о слабой стране, ушедшей с мировой арены, не соответствуют действительности.

07.04.2016
Юджин Румер (Eugene Rumer)


Москва хочет изменить мировой порядок, считает генерал Филипп Бридлав (Philip Breedlove), командующий силами НАТО в Европе. Американские военные круги называют Россию крупнейшей угрозой США. В ответ на действия Москвы Пентагон направляет в Восточную Европу солдат, бронетехнику и артиллерию и хочет получить на это дополнительные 3,4 миллиарда долларов.

При этом президент США Барак Обама заявил, что в Сирии Россия «перенапряглась и изнемогает», а также, что российская экономика «серьезно сокращается». Некоторые эксперты презрительно называют Россию «имитацией сверхдержавы», за зарубежными авантюрами которой не стоит реальной стратегии.

Какая же из этих двух картин истинна? Обе. Российская экономика, действительно, сокращается. Бедность нарастает. Без глубоких и широкомасштабных реформ, которые вряд ли пройдут при Владимире Путине, перспективы выглядят безрадостно. Президент — на законном основании — может остаться в Кремле еще надолго. Под его властью стагнация в стране будет продолжаться, что будет компенсироваться конфронтационным поведением во внешней политике.

В то же время, если учесть, что и экономика и оборонный бюджет у России намного меньше, чем у Америки, российский лидер хорошо справляется с ситуацией. Он удерживает власть большую часть двух последних десятилетий, обороняется от НАТО на постсоветском пространстве и сумел стать одним из ключевых игроков на Ближнем Востоке.

В Сирии он продемонстрировал безжалостность, ловкость, решительность и здравомыслие. Понимая, что ни Америка, ни Европа не хотят вмешиваться в гражданскую войну, он закрыл глаза на жестокость президента Башара Асада и использовал открывшуюся возможность переломить ход конфликта с помощью авиации. После этого он заявил о выводе войск, но оставил себе возможность для возвращения.

В результате — задача выполнена. Россия спасла г-на Асада, вдобавок убедив все стороны гражданской войны в том, что военная победа недостижима. Парадоксальным образом, вмешательство г-на Путина привело к первому прочному перемирию за все время войны и, возможно, подготовило почву для полноценных переговоров о мире — правда, на российских условиях.

Если смотреть на ситуацию шире, следует признать, что Россия вернулась на Ближний Восток. Сейчас она находится в центре сложной паутины, включающей в себя не только Сирию, но и все стороны, которые оказались прямо или косвенно вовлечены в широкий региональный конфликт — в том числе США и Евросоюз. Решить проблемы региона Москва не может (и никто не может), но решать их без нее теперь тоже не получится.

Пример Сирии показывает, что Россия, которую списали со счетов в 1990-х годах, сочтя обычной региональной державой, обладает боеспособными вооруженными силами и готова — при случае — ими пользоваться. Означает ли это, что Москва теперь будет все время ввязываться в военные авантюры? Нет. Г-н Путин приблизился к красной черте, проведенной НАТО, но пересекать ее не стал. Война 2008 года в Грузии и начавшаяся в 2014 году война на Украине были направлены против стран, на которые не распространяются гарантии НАТО. Собственно говоря, целью войн как раз и было не позволить этим странам подпасть под натовские гарантии. В случае Сирии Россия была уверена в том, что США и их союзники не захотят вмешиваться.

Что будет дальше? Г-н Путин, вероятно, будет пробовать НАТО на прочность в Прибалтике — но не военными методами. У него есть другие способы подрывать прочность альянса и доверие между его членами, не рискуя навлечь на себя войну. Российский президент предпочитает кибероперации, экономический бойкот и угрозы ядерным оружием. Все эти инструменты стоят относительно дешево — во всяком случае, он может себе их позволить.

Идея о том, что экономические трудности станут для Кремля препятствием, а санкции могут заставить Россию отступить с Украины и принудить Москву к уступкам, не подтвердилась. Представления о том, что России ослабла и ушла с мировой арены, и о том, что российская правящая элита целиком сфокусирована на экономической стабильности как на средстве для политического выживания, не соответствуют действительности. Так дела обстояли в 1990-х годах, о которых в России многие помнят, но мало кто любит вспоминать.

Сейчас у Москвы есть серьезные амбиции, и заметно увеличились ресурсы. Вдобавок теперь она готова отвечать на вызовы вызовами. Г-н Путин поступил в Сирии именно так, и логично было бы ожидать от него такого же поведения и в дальнейшем.

Автор — сотрудник Фонда Карнеги за международный мир.

Оригинал публикации: A world order reshaped by Vladimir Putin’s ambitionОпубликовано 06/04/2016 14:14
http://inosmi.ru/politic/20160407/236046516.html

0

6

Le Figaro, Франция

Трамп и Москва: черно-белый подход неуместен

Противостояние Вашингтона и Москвы в сфере киберпространства можно понять лишь в свете истории 20 последних лет

22.01.2017
Тома Гомар (Thomas Gomart)

Переходный процесс между администрациями Обамы и Трампа не стал залогом политического примирения, а лишь разжег страсти в СМИ, что предвещает бурю страстей вокруг работы будущего президента. Бывший президент неожиданно принял решения с более чем серьезными последствиями: резолюция ООН с осуждением строительства израильских поселений, выдворение российских дипломатов.

Новый президент в свою очередь сделал первые шаги на международной арене с череды громких «твитов» и интервью, которые неизменно получали широкий отклик в мире и вызывали резкую реакцию Китая и Мексики. В то же время он отказался от брифингов разведсообщества. Сейчас преемник Обамы находится в центре внимания всей планеты.

Использование президентом своего информационного капитала посредством интернета должно оказаться в центре его дипломатической деятельности. Это может кардинально изменить характер отношений Белого дома и разведсообщества, которые структурируют президентские механизмы принятия решений. Такая подковерная борьба за выработку и проведение американской политики уже началась.

Кампания, избрание и переходный период несут на себе печать России, то есть позора практически для всего американского разведсообщества. Для понимания того, что происходит сейчас между российскими и американскими спецслужбами, нужно вернуться на 20 лет назад. В 1996 году администрация Клинтона устроила вмешательство в России, чтобы добиться переизбрания Бориса Ельцина и не допустить коммунистов к власти.

Кроме того, в 1996 году в Москве тайно прошли первые российско-американские переговоры о киберпространстве. Тогда российская сторона хотела принятия в ООН резолюции о запрете «логических бомб» (активируемый в определенный момент вирус) и дезинформационных операций, включая террористическую деятельность в этой сфере, для ограничения рисков внутренней дестабилизации. Россия тогда потерпела поражение в Чечне, и джихадисты проводили широкомасштабные операции на территории РФ.

Американская сторона в свою очередь была против такой регуляции с помощью международных соглашений по идеологическим и операционным соображениям. Вашингтон тогда рассматривал киберпространство как средство утверждения своего доминирования в экономике (в том числе над европейскими союзниками), усиления технологического преимущества над стратегическими соперниками и распространения собственных ценностей в гражданских обществах.

20 лет спустя США, Китай и Россия ведут масштабные оборонительные и наступательные операции в киберпространстве, в которых (напрямую или опосредованно) принимает участие целый ряд негосударственных организаций, промышленных предприятий, а также отдельных людей или их групп. Цифровой суверенитет и контроль данных стали непременным условием стратегической автономии. Направив основную часть ресурсов на выполнение приоритетных задач (борьба с терроризмом и сохранение преимущества над Китаем), американское разведсообщество отвернулось от России, которая считалась простой региональной державой.

Идеологическая решительность Москвы, подъем ее военных возможностей и ее инвестиции в цифровой сфере, скорее, даже не недооценивались, а анализировались изолированно. Но Россия Владимира Путина смогла воспользоваться презрением Америки для выработки и реализации целостной стратегии. Объединив различные регистры деятельности, она смогла добиться психологического влияния на ряд западных лидеров, в первую очередь на Дональда Трампа.

На этом этапе нужно избежать двух проблемных моментов. Было бы абсурдом объяснять победу Трампа одними лишь российскими кибератаками. Разнообразные доклады сеют информационную сумятицу, которая заставляет упустить самое важное. Явление Трампа соответствует глубокой социологической трансформации США и их отношения к миру. Формирование среднего класса в развивающихся странах шло в ущерб американскому среднему классу, который избранием Трампа напомнил о себе своему истеблишменту. В то же время было бы неосторожно с ходу освобождать Россию, как и другие державы, от ответственности за операции по дезинформации и дискредитации соперничающих политических режимов. В Москве пробил час «управляемого хаоса», то есть фазы расформирования западного порядка, который подразумевает в частности девальвацию демократических режимов для оправдания существования авторитарных. Вчера риторика о ценностях представлялась западным лицемерием, сегодня — европейским фольклором.

Дональд Трамп провозгласил политический курс с опорой на сделки и односторонний подход. В ближайшем будущем он может натолкнуться на три препятствия. Прежде всего, его первая встреча с Путиным привлечет к себе самое пристальное внимание всех мировых СМИ, что вынудит его продемонстрировать результаты, если он хочет показать, что выполняет обещанное. При этом за ним будет следить собственное разведсообщество, готовое интерпретировать любую уступку как признак реальных или выдуманных связей.

Далее, Трамп может настроить против себя два главных течения в цифровом поле: недовольную им Кремниевую долину и цифровую отрасль ВПК, которая беспокоится насчет уязвимостей.

Наконец, Трампу предстоит найти практический ответ на платоновский вопрос: кто устережет самих сторожей? Наверное, он сам, но ему вряд ли удастся это с помощью громких «твитов».


Оригинал публикации: Trump face à Moscou: éviter le manichéisme
Опубликовано 19/01/2017

http://inosmi.ru/politic/20170122/238574476.html

0

7

Die Welt, Германия

Советник Путина: В лице России ЕС бросает вызов гораздо более сильному партнеру

Европа должна понять очевидное, пишет советник Путина Сергей Караганов: мир развивается не в сторону постмодернизма. И тот, кто позиционирует себя противником России, может лишь проиграть.

13.02.2017
Сергей Караганов (Sergei Karaganow)



Победа Дональда Трампа усилила те тенденции международной политики, которые для русских уже давно были очевидными и которые направляли поведение русских в прошлые годы. Одна из этих тенденций — деглобализация. Ее продвигают те самые силы, которые до этого форсировали глобализацию, но потом захотели дистанцироваться от нее, когда им пришлось осознать, что другие от этого выигрывают больше, чем они сами.

Смещение власти от Старого света в Азию будет продолжаться, хотя и более медленными темпами, чем в последние десятилетия. Уже в обозримом будущем Китай будет действовать на равных с США, Европа и ЕС, напротив, будут кое-как перебиваться. Надеюсь, что это не закончится крахом, а приведет к более стройному, стабильному и здоровому ЕС, а именно в форме Общего рынка, исключая Шенген либо исключая две или одну еврозоны.

Соперничество Соединенных Штатов и Китая в будущем продолжат определять отношения между этими двумя державами. Конфронтация между Россией и Западом будет продолжаться и дальше, но постепенно будет сходить на нет. Эта конфронтация имеет своей причиной своего рода «ревизионистское» сопротивление Москвы, как и других новых игроков, играть по тем правилам, которые Запад установил после своей видимой победы в 90-е годы. Конфронтация, которая еще более обострилась в результате «реваншистской» попытки Запада отвоевать назад те позиции, которые он стремительно терял с начала второй половины нулевых годов.

Разборки ревизионистов и реваншистов

Противостояние между «ревизионистами» и «реваншистами» дополнительно осложнило и без того достаточно тревожную, если не сказать опасную картину. Переезд Хиллари Клинтон в Белый дом только еще сильнее ухудшил бы ситуацию.

Поскольку она является олицетворением либеральных интервенционистов, а также неоконсервативных элит, которые все без исключения потрепели поражение и жаждали реванша или по крайней мере возможности доказать, что они были правы. Даже если Клинтон была более-менее понятным игроком и политиком предсказуемой величины, «ее» Америку отпугнул бы баланс сил.

Дональд Трамп, конечно, менее предсказуем. Он говорил много такого, на что даже в политически гораздо менее корректной России только пожимали плечами. Но некоторые элементы политики его правительства, вероятно, уже можно проследить: будет больше протекционизма, и потому усилится напряженность в отношениях с Китаем; ускорится частичный исторический уход США из Европы, независимо от той или иной администрации; оцененная в один триллион долларов программа инфраструктуры США поможет оживить экономику США и «сделать Америку снова великой». Но США не будут больше выступать в роли предводителя либерального глобального экономического порядка.

У России и США сейчас больше шансов избежать столкновения. В то время, как они по многим пунктам остаются каждый при своем мнении, эти страны должны перестать двигаться в направлении новой военно-политической конфронтации в Европе. Вариантом могло бы стать замораживание численности войск на сегодняшнем уровне, снятие некоторых форпостов или достижение договоренности о том, чтобы все военные самолеты летали с включенными транспондерами.

Таким образом появилась бы возможность не противостоять друг другу, как раньше, а, например, сотрудничать с целью разгрома ИГИЛ (запрещена в России — прим. ред.) в Сирии и в Ираке и решить проблему политическим путем. Также предоставился бы шанс для решения проблемы с Украиной, пока страна не лишилась сил.

Дональд Трапм не заинтересован в том, чтобы подливать масла в огонь этого конфликта. Россия и США могли бы даже вместе выйти вперед и призвать других партнеров к тому, чтобы предпринять совместные усилия для укрепления международной стратегической стабильности, что включает в себя роль атомного оружия в мире, который и так стал опаснее.

Европа должна сама о себе позаботиться

Но, конечно, никто не знает, будет ли все именно так. Никто не знает, что могло бы произойти, и предпримет ли новый американский президент конструктивные шаги в этом направлении. Трамп действует на фоне разделенной страны и с учетом американской элиты, которая его в большинстве своем прямо-таки физически ненавидит.

Что может сделать Европа? Ей надо сначала понять, что она должна сама о себе позаботиться и залечить те раны, которые она получила из-за своих собственных ошибок. Она должна в первую очередь понять очевидное: мир развивается не в сторону постмодернизма. В то время, когда Европа цепляется за либеральные утопии, европейские элиты обрекают Евросоюз и его нации на дальнейшие ошибки и в конце могут привести даже к изоляции.

ЕС также не может решить свои проблемы, позиционируя себя противником России. Поскольку тем самым он бросает вызов гораздо более сильному партнеру — партнеру, обладающему более мощным стратегическим видением и выдержкой. Между тем Россия, судя по поведению господствующей элиты и большей части населения, однозначно не является больше второстепенной европейской нацией, а стала евразийской и глобальной державой.

И все же Россия продолжает проявлять большой интерес к тому, чтобы сохранить и развивать свои культурные и экономические связи с Европой. По этой причине Россия, глядя в сторону Востока, начала вместе с Китаем и другими азиатскими партнерами развивать концепцию евразийского партнерства — совместного пространства для развития, сотрудничества и безопасности от Шанхая (или Сингапура, или Токио) до Лиссабона.

Само собой, что это не направлено против США. По крайней мере, не против США Дональда Трампа, если новый президент сможет и позволит себе последовать лучшим импульсам и инстинктам. Как своим собственным, так и Америки.

Сергей Караганов является деканом факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. Он почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике в Москве.


http://inosmi.ru/politic/20170213/238719600.html
Оригинал публикации: „EU fordert mit Russland weit stдrkeren Partner heraus“
Опубликовано 12/02/2017 17:04

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 14 Фев 2017 08:04:39)

0

8

Юрий Баранчик

25.02.17, 12:38

Внешняя политика России обретает силовой характер

Анализ внешней политики России за последние несколько месяцев показывает, что она все более выраженно обретает силовой характер. В 2014-2016 годах Украина и Сирия стали двумя большими маркерами происходящих изменений. Один – военно-стратегического усиления России, второй – в рамках гибридных войн. Однако и на тактических уровнях то, что внешняя политика России становится все более и более жесткой, что является свидетельством силы, становится все более заметным. Предлагаю рассмотреть только несколько примеров.

Во-первых. Наиболее ярким примером этой новой политики стоит признание паспортов и других документов жителей ЛНР и ДНР. Эта тема достаточно хорошо была разобрана блогерами, и мы на ней останавливались в одном из прошлых обзоров. Цитирую по статье «Признание Новороссии. Путин повысил ставки. Западу крыть нечем»: «данным решением Москва делает промежуточный, но очень важный шаг к тому, чтобы когда на той территории «братской Украины», что захвачена хунтой, начнется полная вооруженная анархия между бандами всех мастей, именно ЛНР и ДНР стали остовом новой государственности русской окраины. Какой она будет — федеральным округом в составе России, вторым русским государством, а с учетом будущего Белоруссии — третьим — нам еще неведомо. Но то, что этот план есть, — это несомненно.

Подводя итог, необходимо отметить и следующую, наверное, главную деталь, которая говорит о том, что Россия на украинском дипломатическом направлении перешла в наступление. Последние три года Запад все время шантажировал Москву необходимостью выполнения Минских соглашений, как будто Россия являлась стороной конфликта. И вот что сказано в указе президента России — что документы ЛНР и ДНР будут признаваться на период до политического урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины на основании Минских соглашений.

Данным решением Москва показала, что ей теперь наплевать, что и как думает Запад насчет выполнения Минска-2 и своей роли в этом процессе. Москва не говорила, что дедлайн наступит тогда-то и тогда-то, а просто взяла и поставила и официальный Киев, и Запад перед фактом. Соответственно, все те предположения, что, мол, де Трамп начнет торговаться насчет Украины и пытаться продать России то, что и так у нее в кармане, или о том, что он готов подарить Украину Москве в ответ на размен по Сирии, разбиваются об озвученную позицию Москвы».

Прошедшие на Украине за прошедшую неделю события не только еще более укрепили блогеров в том, что Украина движется к коллапсу, но главное в том, что позиция России в отношении гражданского конфликта на Украине ужесточилась: «Москва все более явно меняет курс в отношении Украины. Щедрый лимит времени, отпущенный киевским главарям на то, чтобы они «излечились от оранжевого вируса» исчерпан практически полностью. И официальный представитель МИД РФ своими кавычками вокруг слова «власть», применительно к Украине, это очень наглядно подтверждает» - отмечает Юрий Селиванов.

Можно предположить, что далее в рамках процесса формирования на базе ЛНР и ДНР новой русской государственности окраины, в отношении граждан Украины будет введен визовый режим, в результате чего уже работающие на территории России украинцы будут постепенно вытесняться с российского рынка труда, однако получить новую возможность работать в России они смогут только через принятие гражданства ЛДНР. Будут предприняты и другие шаги по ликвидации украинской государственности косвенным, но явочным порядком.

Запад в ответ может произносить тысячу и одно китайское предупреждение, но ввязываться не будет. Здесь сказывается уже как фактор Трампа, так и фактор выборов во Франции и Германии. Элиты этих стран, возможно, и хотели бы занять и отстаивать более активную позицию по Украине, но на это у Европы нет никаких военных, политических и экономических ресурсов – Европа свои проблемы решить не в состоянии, что говорить о 40-миллионном государстве, находящимся в российской зоне влияния и расколотом гражданской войной.

Во-вторых. Гораздо более растянутым во времени конфликтом, но от этого не менее важным, стал конфликт с официальным Минском. В начале 2016 года официальный Минск развязал традиционную газовую войну с Россией в надежде на приход к власти в США Хиллари Клинтон, чтобы Москва в очередной раз заплатила «союзнику». Однако комбинация сорвалась – победил Трамп. Москва в ответ тоже повысила ставки, что оказалось неожиданностью для официального Минска, и он перевел конфликт в политическую плоскость.

Это стало большой ошибкой: если раньше политическая элита России по-разному относилась к Лукашенко, то теперь, особенно после 7-мичасовой пресс-конференции, произошла ее консолидация в отношении официального Минска точно также, как в 2014 году в отношении необандеровского Киева. Конечно, время для разрешения конфликта у официального Минска еще есть. Но отношения уже никогда не будут прежними. Москве не интересно иметь в республике (и не только в Беларуси) – исторически составной и неотъемлемой части Русского мира - чью-то частную княжескую вотчину, которая тормозит развитие России, и ее новое геополитическое позиционирование в мире, проедая только общие ресурсы и ничего не вкладывая в общую копилку.

Главное, однако, заключается в другом. В результате годового конфликта – Лукашенко не только потерял доверие Москвы, но и монополию на отношения с Москвой. И лучшее этому подтверждение – ошибка пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова в сообщении относительно того, что встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко не состоится. В нем перепутано отчество Лукашенко – он назван не Григорьевичем, а Георгиевичем. Исходя из того, что данное сообщение Дмитрий Песков делал в письменной форме, можно говорить о том, что президент Беларуси более не рассматривается Москвой как желанный гость.

Кроме того, Москва наконец-то обратила внимание, что почему-то именно пророссийский и евразийский общественно-политический сектор зачищен Лукашенко практически полностью при одновременной свободной деятельности в стране агрессивных националистов и русофобов, хотя исходя из риторики официального Минска по поводу русских и так далее, должно было бы быть исключительно наоборот. Поэтому как бы не завершился конфликт, Москва начнет работать в республике и с другими политическими силами. То, что это будет именно так, говорит следующий пункт.

Третьим проявлением нового тренда в российской внешней политике стала встреча на этой неделе в Москве председателя Госдумы Вячеслава Володина с лидером партии «Альтернатива для Германии» Фрауке Петри. Делегация находилась в России по приглашению правительства Москвы в рамках реализации программ сотрудничества с регионами Германии. В ходе встречи обсуждались вопросы сотрудничества региональных парламентов, межпартийного сотрудничества, а также развитие контактов молодежных организаций.

Во встрече также приняли участие заместитель председателя Госдумы Петр Толстой, руководитель фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский, председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Комитета Госдумы по энергетике, координатор депутатской группы по связям с парламентом ФРГ Павел Завальный.

Как отмечает Петр Акопов, «короткое сообщение имеет огромное значение как для российско-германских отношений, так и для всей тактики нашей политики по отношению к Западу. В чем революционность этого события? В том, что представители партии, которая сейчас является третьей по популярности силой в Германии (и получит на сентябрьских выборах в бундестаг от 10 до 20 процентов голосов), партии, которую официальная немецкая пропаганда все еще пытается называть ультрарадикальной и чуть ли не экстремистской, совершенно открыто общаются в Москве с руководителями нашего парламента. И это явный сигнал Ангеле Меркель: Россия делает ставку на смену власти в Германии.

Прием Фрауке Петри на Охотном ряду меняет многое и в нашей европейской политике в целом. Мы теперь уже не придерживаемся так строго правила, неоднократно сформулированного президентом Путиным – контактировать только с властями, избегая или не афишируя контактов с оппозицией, тем более антисистемной. Если уж нас совершенно голословно обвиняют в попытках повлиять на выборы на Западе – то с какой стати нам соблюдать добровольно взятые на себя ограничения?

Теперь Россия будет поддерживать официальные отношения с оппозицией на Западе. Москва не становится ни новой столицей Коминтерна, ни центром сборки консерваторов-традиционалистов всего мира. Мы просто начинаем работать со всей палитрой западного политического спектра. Все равно нас обвиняют во вмешательстве во внутренние дела – так надо хоть познакомиться с теми, кого объявляют нашими «марионетками». А то потом неудобно будет – когда они к власти придут».

Четвертый факт. На этой неделе министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что в текущем году планируется завершить формирование четырех новых дивизий, в том числе для защиты Курил. Казалось бы, что здесь такого. Однако данный политический жест очень отличается от того, что ожидали от России ранее в контексте возможных договоренностей с Японией.

По этому поводу эксперты отмечают: «Внешняя политика России становится всё более бескомпромиссной и решительной. И если раньше Россия просто выжидала диалога с Японией, то теперь эти ожидания закончились. Мы перешли к конкретным шагам. Военное присутствие на Курилах «в одночасье» превращает виртуальные японские «северные территории» в реальные русские земли, защищённые четырьмя дивизиями, одна из которых будет непосредственно размещена на «крайних» островах. В прессе, например, часто упоминается остров Матуа, как один из наиболее удобных для размещения на нём Базы Российского Флота.

Картина для самураев получается ясной и «жёсткой». Со стороны Юга, на их островах американские базы, крупнейшая из которых на Окинаве, а с другой стороны - с Севера - Курилы на которых создаётся российское Военное Присутствие. И будем реалистами, это "Присутствие" уже создано ибо никогда не бывает стратегических шагов, которые бы делались явно и открыто. Если Шойгу доложил, то значит всё уже сделано. У Японии фактически не остаётся пространства для политического манёвра. Также как почти не осталось и Времени».

Как мы видим, на всех направлениях внешней политики – Запад, Восток, Юг, СНГ - Москва резко ужесточила свои позиции и переходит от пустого диалога c «партнерами», в результате которого мы только тратим время, к реализации своих национально-государственных интересов. Москва сейчас имеет все возможности и ресурсы для того, чтобы начать навязывать всем именно свою повестку дня и те решения, которые выгодны, прежде всего, России.

Можно многое говорить по поводу описанных выше тенденций. Можно спорить или давать им иную трактовку. Однако данные изменения в российской внешней политике не нуждаются в эмоциональных оценках. Они просто неизбежны, как восход и закат солнце. Мир, пока в нем существует силы зла, партии войны, никогда не будет мирным. Эти силы может остановить только другая сила, которая не будет договариваться, а будет навязывать свою волю. Это происходило всю мировую историю, и не надо этому удивляться.

Россия перестает обращать внимания на пустую риторику и предупреждения Запада, так как они не соответствуют его реальному политическому весу. Агрессивная риторика – это все, на что сегодня способна та политическая элита, что еще находится у власти на Западе. Если Трамп не возьмет власть в свои руки и продолжит слушать родственников – то это тоже будет играть на руку России, так как при таком Трампе США вообще будут не способны ни на одно осмысленное внешнеполитическое действие. Соответственно, минимум пару лет, а может, и больше, в течение которых Россия может серьезно расширить зону своего геополитического влияния, мы имеем. И надо этим временным лагом воспользоваться.

Юрий Баранчик

ИА REGNUM
https://cont.ws/@salei/537026

0

9

Sueddeutsche Zeitung, Германия

Украина: вхождение в состав российской империи – надолго
Через три года после аннексии Крыма в сферу влияния все отчетливее попадает также и Донбасс. Украина же, со своей стороны, делает все, чтобы закрепить результаты отделения этого региона.

20.03.2017
Катрин Кальвайт (Cathrin Kahlweit)


Когда через год 18 марта исполнится четыре года после аннексии Крыма Россией, Владимир Путин хочет в четвертый раз окунуться во всенародную любовь: по сообщениям из Москвы, предлагается перенести день президентских выборов — и тем самым его триумфального переизбрания — на годовщину «возвращения Крыма домой». Перенос дня голосования стал бы демонстрацией наплевательского отношения Москвы к мнению международного сообщества и новым унижением Украины.

Однако именно таково соотношение сил: в Киеве в минувшие выходные с возмущением и бессилием вспоминали о нарушении международно-правовых норм в 2014 году, а глава МИД Украины подчеркнул, что власти страны не успокоятся до тех пор, пока полуостров вновь не станет украинским. А в Вене представитель США при ОБСЕ заявил, что оккупация Крыма незаконна, и он неразрывно связан с Украиной. Все это громкие слова, которые, однако, останутся без последствий.

И в Киеве, и в западных столицах прекрасно понимают, что Крым вошел в состав России надолго. О возвращении полуострова в состав Украины нет и речи. Лучшее доказательство тому: соответствующих переговоров никогда не велось.

Несколько иначе на протяжении долгого времени обстояла ситуация в Донбассе, где пророссийские сепаратисты провозгласили создание «народных республик». Минский мирный процесс, несмотря на его очевидную тщетность, по-прежнему продолжается, потому что никакого «плана Б» попросту нет. Если переговоры прервутся, то возникнут основания для санкций. «Минск» является идеальным форматом для управления перемирием. У каждой стороны есть свои приоритеты и свой план действий, который игнорируется противоположной стороной.

Вполне возможно, что эти встречи будут продолжаться еще много лет — как и безуспешные переговоры между Россией и Грузией по поводу государственности Южной Осетии и Абхазии, начатые под эгидой ЕС, ОБСЕ и ООН в 2008 году. Москва признала их «независимыми государствами» после грузинской войны, и сейчас они входят в ее сферу влияния, хотя на дипломатическом языке ситуация там называется «замороженным конфликтом».

Донецкая и Луганская «народные республики» постепенно все больше входят в сферу влияния России. До недавних пор там еще оставались отдельные элементы украинской государственности и экономики, а также украинского гражданского сознания. При этом украинцы еще не утратили надежду на политическое урегулирование ситуации.


Крым и Донбасс практически потеряны

Москва позиционирует себя как не участвующая в гражданской войне третья сторона и отрицает свое вмешательство, утверждая, что поддерживает Донбасс из альтруистических соображений. Это настолько же абсурдно, насколько и цинично, но именно это зафиксировано в Минских соглашениях. Формально западные участники переговоров согласились на этот фарс и лишь периодически просят Москву оказать влияние на сепаратистов.

Однако эта игра с распределенными ролями подходит к концу. Об этом говорят факты: Путин постепенно лишает власти местных сепаратистов, а тамошние властные структуры шаг за шагом русифицируются. Не исключено, что кремлевский автократ воспользуется тем, что ослабленная Европа переживает год судьбоносных выборов, а в Америке у власти стоит президент, не имеющий четкой ориентации в политическом пространстве.

Правительство Украины, в свою очередь, делает все, чтобы «зацементировать» отторжение Донбасса. Победители внутренней схватки за власть добились экономической блокады оккупированных территорий, утверждая, что не хотят своими действиями поддерживать сепаратистов. Причины этого могут быть самыми разнообразными.

Заметно, однако, что в Киеве многие укрепляются во мнении, что лучше смириться с территориальными потерями, чем еще глубже погрязнуть в войне. Пока еще, судя по всему, существуют альтернативы для Минских соглашений, которые, впрочем, обсуждаются не за столом переговоров в ОБСЕ, а за закрытыми дверьми в Москве и Киеве.

http://inosmi.ru/politic/20170320/238912554.html
Оригинал публикации: Ukraine: Auf Dauer eingemeindet ins russische Reich
Опубликовано 20/03/2017 15:18

0

10

Handelsblatt, Германия

Он пришел, посмотрел и победил

09.06.2017
Матиас Брюгман (Mathias Brüggmann)



Если Дональд Трамп своими предполагаемыми отношениями с Россией хотел бы сделать большое одолжение Владимиру Путину, то по крайней мере в Персидском заливе он это делает. Потому что правитель России стал главным победителем в глобальной геополитической борьбе, в ходе которой Кремль долгое время выглядел проигравшим.

До щекотливой ближневосточной инициативы Трампа ситуация выглядела так: западные санкции, введенные в ответ на аннексию Крыма, должны были изолировать Россию. Российская экономика упала, миллиарды из московского стабилизационного фонда быстро сгорели. В Сирии последний союзник России — диктатор Башар Асад — был вынужден обороняться, так как оказался на грани свержения. Во время бомбардировок Западом Ливии Москва возмутилась, что правитель Муаммар Каддафи был свергнут вопреки мандату ООН. По мнению Кремля, в Ливии произошла организованная извне смена режима. По утверждениям из Москвы, НАТО все больше наседала на огромную империю. Владимир Путин сердился, отношения с Западом омрачились. Уже больше года понятие «новая холодная война» в Европе остается крылатым выражением.

Сегодня ситуация выглядит совершенно иначе — лишь отчасти из-за действий хозяина Кремля Владимира Путина. А прежде всего потому, что он перенял тактику, которую успешно применяла его соперница Ангела Меркель, и которая теперь принесла пользу и ему: подождать и дать остальным самим разобраться. Это, вкупе с несколькими активными самостоятельными шагами, снова вывело на ведущие позиции в глобальной иерархии Россию, уже списанную со счетов историками, политологами и некоторыми западными политиками. И ее значение будет продолжать расти — в том числе благодаря Трампу.

Вероятно, в действительности никогда не будет доказано вмешательство российских хакеров в ход предвыборной борьбы в США с целью привести к власти Трампа. Так же как и предположение, которое до сих пор остается темой только на CNN — будто киберпреступники из России так фальсифицировали сообщения на сайте информационного агентства Катара, что другие страны Персидского залива из-за этого изолировали маленькую страну.

Но факт в том, что США и Европа так же страстно рассорились, как и арабский мир. Свою первую поездку глава Белого дома провел именно в Королевском дворце Саудовской Аравии. В Эр-Рияде Трамп восторженно расхвалил деспотов, не осознавая, что из-за своего упрямого поведения они зачастую были виновниками бунтов в регионе, которые были названы «арабской весной». В то время как Трамп в Эр-Рияде танцует арабский танец с саблями, западные спецслужбы обвиняют вождей суннитского ислама в поддержке салафитских групп, финансировании радикальных мечетей в Европе и покровительстве преступникам, совершившим теракт 11 сентября во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке. Но в финансировании террористов уличены Иран и Катар.

Своей политикой Трамп расколол арабов, которых на самом деле хотел объединить против Ирана. И он поддерживает тех, кто полагается на армию, а не на дипломатию, хотя суннитский альянс под руководством Саудовской Аравии не раз одерживал победу в борьбе за карликовый с военной точки зрения Йемен. Даже без помощи логистической и разведывательной поддержки США, Великобритании и Израиля.

Трамп разжег опасное пламя, а Путин греет на нем руки

Когда Запад хотел изолировать Россию, Китай и Иран были на стороне Москвы. С тех пор, как у власти в Каире опять встали военные, Россия — снова желанный партнер в Египте. Нынешний конфликт в Персидском заливе гонит к Кремлю не только Катар, который уже обеспечил себе пакет акций российского нефтяного гиганта Роснефти. Турция, страна НАТО, в этом споре отвернулась от Европы. Антироссийские санкции никогда не касались по-настоящему важной газовой промышленности и платежная система Swift не отключалась. К малодушию присоединяются все более громкие возгласы даже с Запада, призывающие отменить санкции.

В Сирии Россия решительно встала с Ираном на сторону диктатора Асада и теперь снова превратилась в одну из решающих сил в арабском регионе. Отвернувшаяся от Европы Турция давно уже видит в России близкого партнера. Иран твердо стоит на стороне Москвы.

Китай, которого Трамп оскорбил своим отношением к вопросам климата, и так уже близок Путину. В Ливии российские энергетические концерны уже давно снова прочно обосновались, и политически значительно теснее взаимодействуют с новым режимом, чем европейские конкуренты. Страны Персидского залива в данный момент политически разъединились сами. И Трамп не может отвернуться от России, когда речь идет о поисках партнеров в борьбе против международного терроризма. Сегодня о Путине можно сказать вариацией цитаты Юлия Цезаря: он пришел, посмотрел и победил.

http://inosmi.ru/politic/20170609/239547327.html
Оригинал публикации: Er kam, sah zu und siegte
Опубликовано 08/06/2017 16:52

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Эра Владимира I