Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » ЕЭС: распад уже идет


ЕЭС: распад уже идет

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

СТРАНИЦА 1

лист 1..................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 2....."БАРТОСЯК огеополитике, армии США, Европе, России...", WPOLITYCE, ПОЛЬША, 07.04.16

лист 3....."НАТО после Америки", The National Interest, США, 08.04.16

лист 4....."Любимый налоговый рай мира — это США", Bloomberg, США, 08.04.2016

лист 5....."Венгрия открыта для «настоящих беженцев» с Запада", Boulevard Voltaire,  13 февраля 2017

лист 6.....Реплика "МЕХАНИК"

лист 7....."Эдуард Лимонов. Пропащая Франция", 02.03.2017, КОНТ

лист 8....."О выходе из ЕС начинают задумываться даже поляки", ВЗГЛЯД
13 марта 2017

лист 9.....Реплика "МЕХАНИК"

лист 10....Le Monde, Франция, "Европа должна заполнить оставленный Трампом вакуум", 07.07.2017

лист 11.....Период распада: кого Евросоюз потеряет первым, РИА Новости, 17 ноября 2017

лист 12.....21 декабря 2017, Der Spiegel, Spiegel: энтузиазм Восточной Европы от ЕС сменился на «разочарование, страх и усталость»

лист 13.....Die Welt, Германия, "Немцы заблуждаются по поводу истинных целей России", 22.03.2018

лист 14....."Нашло Косово на камень. Сербы больше не хотят уступать", 01.04.2018, Сергей Осипов, радио Sputnik

лист 15.....Foreign Policy, США, "Не вся пророссийская политика порочна", 02.04.2018, Франц-Стефан Гэйди

лист 16....The New York Times, США, "Что происходит с Европой?", 22.05.2018, Пол Кругман

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 22 Май 2018 18:06:01)

0

2

wPolityce, Польша

Бартосяк о геополитике, армии США, Европе, России и угрозе войны: «Мы должны играть в свою игру»
Интервью с экспертом Национального центра стратегических исследований Яцеком Бартосяком
07.04.2016
Станислав Жарин (Stanisław Żaryn)


wPolityce.pl: В Польшу должны приехать американские войска. Бригада из США расположится в Центральной Европе. Министр обороны Антоний Мачеревич (Antony Macierewicz) и профессор Анджей Зильбертович (Andrzej Zybertowicz), комментируя это решение, назвали его геополитическим переломом. Вы с этим согласны?

Яцек Бартосяк (Jacek Bartosiak): Я бы не говорил о переломе, поскольку это решение не изменило нашего стратегического положения в Европе. Мы не знаем, где будет дислоцироваться эта бригада, не знаем, каков точно будет ее состав. При этом известно, что ее присутствие будет ротационным. Американцы отчетливо продолжают политику ухода из Европы, оставляя себе возможности для входа и выхода.

Какая у них цель?

— Они хотят, чтобы мы, союзники США, продолжали верить в американское лидерство, но чтобы это обходилось как можно дешевле. Мы должны верить в это лидерство и подчинять ему свою политику. Но США не хотят поддерживать постоянную активность в Европе. Это развязывает американцам руки в треугольнике с Россией и Китаем, а также в создании нового расклада сил. Я бы был очень осторожен с оценками обещаний по размещению войск. Перелома нет, есть последовательное воплощение в жизнь концепции ротационного точечного присутствия США.

За что Польше следует бороться? Должны ли стать нашей целью постоянные базы вроде базы Рамштайн?

— Но это невозможно, у американцев не будет постоянных баз в Польше.

Почему вы в этом уверены?

— США не считают Россию первостепенной угрозой. Они не воспринимают исходящую от россиян опасность всерьез, поскольку те слабы. Мы знаем, что военные технологии стремительно меняются, поэтому американцам невыгодно иметь постоянные базы. Все лучше развиваются разведывательно-ударные комплексы. Американцы не хотят, чтобы их солдаты становились заложниками нашей политики в отношении России. А если в Польше появится постоянная база, это будет неизбежно. США предпочитают ротационное присутствие, которое укрепляет нас в вере, что все остается по-старому.

А это так? Или мир меняется?

— Однополярный мир подходит к концу. Россияне и китайцы знают об этом, а мы находимся на границе сфер российского и американского влияния. Мы должны действовать очень осторожно, так что я бы не объявлял о каких-то радикальных переменах. Их нет. Россияне все еще обладают преимуществом в конвенциональных силах. Это проистекает из географии стран Балтии и имеет свои практические последствия.

Какие? На кого работает география?

— Нужно задуматься, не слишком ли сильно мы верим в то, что нужно помогать странам Балтии, что эту помощь должны нести мы. Возможно, это для нас не совсем хорошо.

Отказ в помощи — это нарушение Статьи 5 Вашингтонского договора. Последствия могут оказаться для Польши очень опасными…

— Что мы предпочитаем защищать: Варшаву или Таллин? Проблема сводится к этому. А, может, мы бы предпочли, чтобы Таллин и Вильнюс защищали американцы, а мы сосредоточились на Варшаве. Нам нужно проанализировать конкретные и насущные проблемы. Взгляните на карту: какое расстояние от Варшавы до Таллина? По какой сухопутной оси придется вести войска? А Варшава находится в 190 километрах от границы с Белоруссией. Бронетанковая бригада из США ничего здесь не изменит.

Однако сложно сказать, что она не нужна. Это в любом случае усиление.

— Будет лучше, если она будет дислоцироваться в Латвии. И посмотрим, как она будет действовать.

Для кого будет лучше?

— Это лучшее решение для нас, а также для НАТО. Пусть она первой несет потери, пусть ее бойцы погибают первыми. Это подразделение должно находиться у границы с Россией. Их следует разместить там, а потом посмотрим.

Вы сказали о границе с Белоруссией. Мы знаем, насколько велик военный потенциал в Калининградской области. Польшу оставили на милость и немилость России?

— Россия не так сильна, а у нас есть свой потенциал. Суть в том, что мы выступаем предметом в игре между США и Россией. Но нам следует играть в свою игру, и не обязательно в ту, в какую играют американцы и россияне. С 1945 года над нами господствовал СССР, позднее мы зачастую слишком охотно играли по американским правилам. А нам пора играть по своим.

На что должна опираться эта игра?

— На наш национальный интерес. Сейчас формируется новая структура архитектуры безопасности. Европейский союз распадается, Россия занимает ревизионистскую позицию, Китай наращивает силы, главенству США, которое мы видели в 1990-х годах, приходит конец. Нам необязательно решать сразу, какое место мы займем.

Из перечисленных вами стран только Россия ведет явно противоречащую нашим интересам политику. Это следует учитывать?

— В долгосрочной перспективе мы обречены на конфликт с Россией. Однако в краткосрочной, в настоящий момент, — нет. Мы должны не конфликтовать с Россией, а без лишнего шума формировать свою силу. Когда Россия начнет распадаться, тогда нам придется подключиться к важной игре. А пока пусть кто-то другой занимается тем, чтобы она распалась быстрее. Если мы войдем в игру сейчас, как главный противник Москвы, мы будем рисковать, а американцы смогут отказаться от активности в Европе. Так происходит на Украине.

Американцы бросили украинцев?

— А где на Украине американцы? Там мы видели опосредованную войну, которая велась за счет Киева. Важно, чтобы нас не ожидало нечто подобное, раз мы считаем, что за нами стоят американцы, потому что через польскую территорию по ротационному принципу проезжает американская танковая бригада… Чтобы нам не пришлось удивиться. Формируется новый уклад, мы не можем на него повлиять. Так что следует действовать спокойно и, держа оружие наготове, играть в свою игру. И следить за обеими державами, избегая резких реакций. Маршал Пилсудский тоже советовал такой метод.

Оригинал публикации: Mec. Bartosiak o geopolityce, wojsku USA w Europie, Rosji i zagrożeniu wojną. «Musimy grać swoje»
Опубликовано 06/04/2016 15:43
http://inosmi.ru/military/20160407/236050239.html

0

3

The National Interest, США

НАТО после Америки
08.04.2016
Стефан Соэсанто (Stefan Soesanto)


Пренебрежительные высказывания Дональда Трампа о том, что НАТО себя изжила, и что было бы неплохо, если бы альянс распался, вызвали сильное раздражение по обе стороны Атлантики. Председатель объединённого комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford) стал первым чиновником американского правительства, кто открыто осудил лидирующего кандидата-республиканца, заметив, что «актуальность и востребованность НАТО, на мой взгляд, сомнений не вызывает и вообще не обсуждается». В понедельник президент Обама выступил в том же духе, заверив Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга (Jens Stoltenberg) в том, что альянс «по-прежнему является стержнем, краеугольным камнем политики безопасности США». Хотя европейские лидеры в основном отказываются высказываться по вопросам, касающимся президентских выборов в США, президент Польши Анджей Дуда (Andrzej Duda) отметил, что США больше всего заинтересованы в стабильной Европе.

Однако давайте отвлечемся на минуту и рассмотрим радикальную идею Трампа, предположив в качестве гипотетического сценария, что США уходят из НАТО, поскольку следующему американскому президенту надоело защищать и платить за этих любящих прокатиться за чужой счет европейцев — не получая при этом ничего взамен.

(В соответствии со Статьей 13 Североатлантического договора, «любая Договаривающаяся сторона может выйти из [НАТО] через год после того, как она уведомит [правительство Соединенных Штатов Америки] о расторжении ею Договора». Чисто теоретически опустим эту часть договора как простую формальность).

Решение Вашингтона выйти в одностороннем порядке из НАТО, вызовет цепную реакцию и, вероятнее всего, другие двадцать семь стран-членов альянса начнут пересматривать его общие цели и его незыблемость.

Второй страной, которая выйдет из состава НАТО, вероятно, будет Канада — учитывая ограниченные возможности Оттавы перебрасывать войска через Атлантику и ее возможную боязнь запутаться в сложных европейских конфликтах, происходящих вдали от канадских берегов. Возможно, что Турция сочтет заманчивым остаться в составе альянса — в зависимости от того, насколько к тому времени продвинется решение вопроса о ее вступлении в Евросоюз. Правда, большинство европейских стран скорее всего захотят отгородиться от Ближнего Востока буферным государством, а значит, они вытолкнут Анкару из любой союзной организации, которая возникнет после НАТО.

Без участия в альянсе США, Канады и Турции, вектор геополитического развития Европы скорее всего будут определять следующие пять факторов:

(1) Степень обеспокоенности в европейских политических кругах и уровень общественного недовольства на континенте в связи с решением Вашингтона в одностороннем порядке выйти из состава НАТО;

(2) Способность Общей политики безопасности и обороны Евросоюза (CSDP) служить организационной структурой, отражающей концепцию и практическое использование НАТО;

(3) Реализуемость Статьи 42.7 Договора ЕС о взаимной помощи в сфере безопасности и обороны с целью оказания поддержки и укрепления единства по аналогии со Статьей 5 Североатлантического договора;

(4) Способность европейских стран-членов НАТО найти точки соприкосновения в вопросах политики в области ядерных вооружений при отсутствии «ядерного зонтика» США;

(5) Изменения внешней и оборонной политики России в ответ на новые геополитические реалии в Европе.

Согласно наиболее благоприятному сценарию оставшиеся европейские страны-члены НАТО продолжат укрепление «Европейского» альянса за счет стремления к повышению способности взаимодействовать и увеличения оборонных расходов с тем, чтобы компенсировать отсутствие в Европе вооруженных сил США, вооружений, средств и техники передового базирования. Эта новая союзническая структура — назовем ее Организацией Европейского договора (ЕТО) — возможно, будет поддерживать еще более тесные связи с Европейским Союзом до тех пор, пока эти две организации не станут со временем одним целым. При этом Вашингтон будет вынужден наблюдать со стороны, как европейцы стремятся координировать свою собственную оборонную политику, которая, возможно, окажется диаметрально противоположной национальными интересам США за рубежом. «Европеизация» оборонной политики приведет прежде всего к переориентированию экспорта американского оружия в сторону Европы и развитию ВПК США как основного поставщика вооруженных сил ЕТО.

Одна из серьезных проблем, с которой с самого начала столкнется ЕТО — разработка эффективной политики в области ядерных вооружений. Если ЕТО поставит перед собой задачу нераспространения ядерного оружия, то Франции придется решать — выходить ли ей из альянса и вернуться к идее, провозглашенной Шарлем де Голлем, или же активно включиться в дело интеграции ЕТО, стремясь сформировать полноценную оборонную мощь Европы. Великобритания, с другой стороны (если она к тому времени не выйдет из состава Европейского Союза), тоже будет поставлена перед выбором. Ей придется решать — либо воздержаться от модернизации своей программы «Трайдент», либо выйти из ЕТО и попытаться найти защиту в каком-нибудь оборонном альянсе англоязычных стран, в котором могут участвовать США, Канада, Австралия и Новая Зеландия — наподобие организации «Пять глаз» (Five Eyes), созданной этими странами для обмена разведывательной информацией.

Что касается внутренней структуры ЕТО, то она будет либо раздроблена с учетом наличия нескольких внешнеполитических стратегий, из-за чего альянсу в решении большинства оборонных задач за пределами континента придется сохранять нейтралитет (невмешательство), либо ЕТО преодолеет национальную неприязнь на континенте и станет демократическим равным конкурентом для США (конкуренция великих держав). Ни тот, ни другой вариант интересам вашингтонских политиков не отвечает.

Согласно самому неблагоприятному сценарию НАТО просто распадется, а Евросоюз будет не в состоянии заполнить образовавшийся институциональный вакуум. В итоге возникнет несколько двухсторонних и многосторонних военных альянсов, основанных не на экономической взаимозависимости, а на принципах географической близости, культурного сходства, восприятия угрозы, относительной военной мощи и существующих на континенте военных организаций.

Германия, по-видимому, возьмет на себя роль уравновешивающей силы, учитывая ее исторический опыт и географическое положение в центре Европы. Вероятнее всего, Берлин стремится действовать в союзе, прежде всего, с Францией, Польшей и странами Бенилюкса, пытаясь подстраховаться от создания в Европе каких-либо противовесов и блоков. Оборонная политика Германии, прежде всего, будет противоречить оборонной политике бывших социалистических стран, которые будут стремиться, например, к расширению «Вышеградской группы» для защиты от возможной агрессии России. Если Франция, Британия и США не захотят выступать в качестве внешних уравновешивающих сил, то в странах восточно-европейского блока, скорее всего, возникнет желание распространять ядерное оружие. Скандинавские страны, видимо, либо выберут путь нейтралитета, либо найдут точки соприкосновения со странами «Вышеградской группы» — если восприятие угрозы со стороны России существенно сблизит их политические стратегии.

Балканы, скорее всего, опять станут самым нестабильным и взрывоопасным регионом Европы. После распада НАТО, а также с учетом того, что Евросоюз в условиях сокращения экономических инициатив будет не в состоянии удержать вместе страны бывшей Югославии, на континенте может вновь усилиться влияние националистических идей и произойти эскалация насилия, направленного, например, на лишение независимости Косово. Не исключено, что и Турция, которой руководит президент, все больше действующий как диктатор, почувствует необходимость заявить о себе и объединить Кипр силой