Россия - Запад

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » Космос » ТРУДНАЯ ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ: Китайский путь ...


ТРУДНАЯ ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ: Китайский путь ...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Фонд Стратегической Культуры
ЭЛЕКТРОННОЕ ИЗДАНИЕ

«Американский Королёв» и «китайский Королёв»

Игорь ШУМЕЙКО | 10.04.2016 | 00:00

Часть I

Исторический полет Гагарина сделал 12 апреля Всемирным днём авиации и космонавтики. К концу 2014 года свои искусственные спутники  на орбите имели  около 50 стран, однако «космическими державами» и членами «космического клуба», имеющими возможность самостоятельно их запускать считаются лишь 10 государств. Тут есть известная аналогия с термином «члены ядерного клуба», а исторически связь этих двух «клубов» еще глубже: ядерное оружие и ракеты как средство его доставки развивались в тесной взаимосвязи; часто ядерные заряды доводили (по весу, объему) под существовавшие типы ракет и наоборот. Ситуация зимы 2015-16 гг., когда запуск северокорейского спутника дистанционного зондирования Земли рассматривался на Западе в разрезе угрозы ядерного нападения, только подчеркнула эту связь.

Утвердился за 55 лет космической эры и термин «космические сверхдержавы», применяемый к странам, которые имеют возможность запускать пилотируемые корабли или орбитальные станции. Таких на сегодня три - Россия, США и Китай.

Их соперничество-сотрудничество в области ракетно-космической техники является одним из важнейших измерений мировой  истории примерно с начала 1940-х годов и по сегодняшний день. Ракетное оружие сыграло определенную роль в ходе Второй мировой войны, а в послевоенные годы его состояние и развитие стало практически главным элементом стратегического баланса сил и, как считает большинство экспертов,  предотвратило новые мировые войны.

Состязание нескольких стран за звание «космической сверхдержавы» влияло на уровень развития науки, техники, а кроме того было фактором идеологического противоборства. Советскому Союзу, например, предъявляли обвинения в несамостоятельности разработок, в «заимствовании» атомных и ракетных секретов. В ракетно-космической сфере эти обвинения звучат нелепо.

К концу Второй мировой войны безусловным мировым лидером в ракетостроении была Германия.  Первые поколения как советских, так и американских ракет отражают это влияние, многие узлы этих ракет копировали ФАУ-2. Однако как было поделено «германское наследство»? Советскому Союзу достались несколько экземпляров ФАУ-2, инженеры, причастные к их созданию, а вся уцелевшая документация, 1800 ученых, конструкторов и, наконец, главный конструктор и создатель первых баллистических ракет штурмбанфюрер СС Вернер фон Браун работали на США.

Добиться такого «улова» американцам удалось благодаря операции «Скрепка» (Operation Paperclip), проведенной предшественником ЦРУ – Управлением стратегических служб США.  Это была операция по вербовке и перемещению в Америку лучших научно-инженерных кадров Третьего рейха. Действуя в обход Ялтинских и Потсдамских соглашений, американцы фальсифицировали биографии ученых - членов НСДПА и СС (название «Скрепка» - от манипуляций с папками личных дел).

Решающую роль в успехе этой операции сыграло получение американцами так называемого списка Озенберга. Вернер Озенберг, директор германской Ассоциации оборонительных исследований (Wehrforschungsgemeinschaft), составил каталог ведущих германских ученых и инженеров, занимавшихся разработкой новых видов оружия. По этому каталогу немцы собирали людей с фронта, со случайных мест неквалифицированной работы и даже из концлагерей. Хотя директору Ассоциации оборонительных исследований поручалось собирать только политически благонадёжных,  было известно, что попадание в «номенклатуру Озенберга» спасало от преследований политической полиции. В частности, Вернер фон Браун, попавший за решётку по доносу, обвинявшему его в пораженческих разговорах, был выпущен на свободу и направлен на работу в Пенемюнде.

В хаосе лета 1945 года главной удачей англо-американских союзников стало то, что «список Озенберга» попал в их руки. Отступление немцев происходило в такой спешке, что многие документы не успевали уничтожать. Ценный документ нашли в университете Бонна … затолканным в унитаз. Сначала «список Озенберга» прошёл через руки MI6, потом попал к американцам, став основой успешного «отлова» германских специалистов. Угодил в эту  сеть и «американский Королев» — Вернер фон Браун. Так что в некотором смысле американская космическая программа выплыла из немецкого унитаза (сообщаю эту подробность для тех, кто любит повторять, что «СССР выкрал секреты»). Ну а определение «американский Королев» появилось столь же объективно, в силу первенства СССР в разработке космического проекта, как и вошедшее во все языки мира слово sputnik.

Возвращаясь к трём «космическим сверхдержавам», мне хочется отметить некоторые особенности судьбы «китайского Королёва» - Цянь Сюэсэня (1911-2009). Об этом человеке я впервые услышал от космонавта, члена-корреспондента РАН, директора Института истории естествознания и техники РАН, в 1990-х помощника президента России по национальной безопасности Юрия Михайловича Батурина, сделавшего невероятно много для развития российско-китайских связей.

Некоторое представление о нерядовой судьбе «китайского Королёва» даёт книга Ли Чэнчжи «Развитие китайских космических технологий», изданная в русском переводе в Москве в 2013 году под редакцией Юрия Батурина. Вот что говорится там о  Цянь Сюэсэне:  «Происходит из богатой китайской семьи. С 1935 года работал в США, был одним из основателей Лаборатории реактивного движения (1944). Полковник ВВС США, в 1945 году командирован в Германию, допрашивал сдавшегося американцам Вернера фон Брауна. Автор классического труда «Реактивное движение», который изучали все, кто занимался в Соединенных Штатах ракетной техникой. Профессор Массачусетского и Калифорнийского технологических институтов. Выдающийся ученый и организатор космической отрасли в КНР. В Китае ему установлен памятник при жизни».

Многие подробности жизни Цянь Сюэсэня остаются, видимо, вне поля зрения широкой публики, но один эпизод, касающийся его возвращения в Китай, представляется мне знаменательным.

В ходе начавшейся в США в 1950-е охоты на ведьм ФБР обвинило Цянь Сюэсэня в пособничестве коммунистам. В 1955 году он был отстранён от секретных работ по ракетной тематике и фактически посажен под домашний арест. Через две недели учёный объявил о своём намерении вернуться в Китай и обратился с письмом к Чжоу Эньлаю. Премьер Госсовета КНР  дал указание предложить на китайско-американские переговорах в Женеве освободить 11 американских военнопленных летчиков, если США перестанут препятствовать возвращению Цянь Сюэсэня  на родину… Переговоры прошли успешно, и  8 октября 1955 года учёный вернулся в Китай.

Откуда, однако, взялись 11 американских военнопленных летчиков? Дело в том, что китайская армия участвовала в Корейской войне 1950-1953 годов, а воздушное прикрытие осуществляли советские самолеты и зенитные ракеты. То есть получение «материала для обмена» на Цянь Сюэсэня тоже не обошлось без советской авиационной и ракетной техники!

И, наконец, фактом исторической значимости является прямое участие советских ученых и конструкторов  в появлении на свет третьей «космической сверхдержавы» - Китайской Народной Республики.

(Окончание следует)

http://www.fondsk.ru/news/2016/04/10/am … 39574.html

0

2

Фонд Стратегической Культуры
ЭЛЕКТРОННОЕ ИЗДАНИЕ

«Ветер с востока довлеет над ветром с запада»
Игорь ШУМЕЙКО | 10.04.2016 | 14:59

часть II

Советский вклад в создание космической индустрии и укрепление оборонного потенциала Китая трудно переоценить. Автор исследования «Развитие китайских космических технологий» Ли Чэнчжи пишет: «В 1954 году ЦК КПК принял решение о разработке атомного, а в 1956 году — ракетного оружия… 3 октября 1954 г. Мао Цзэдун и первый секретарь ЦК КПСС Хрущев провели переговоры в резиденции Чжуннаньхай, и в дружеской обстановке Мао заявил: "Нам интересны атомные ресурсы и ядерное оружие. Не мог бы СССР оказать помощь в данном вопросе?"» СССР требуемую помощь оказал.

В своей статье «О десяти важнейших взаимоотношениях» Мао Цзэдун подчёркивал: «Благодаря урокам корейской войны наша армия стала сильнее, еще сильнее, чем Красная армия СССР перед Второй мировой войной. У нас пока нет атомной бомбы. Но раньше у нас не было ни самолета, ни пушки, мы победили японский империализм и Чан Кайши с помощью пшена и винтовки… Нам нужна и атомная бомба. В современном мире, чтоб не подвергаться нападкам, без этой вещи обойтись нельзя».

И Китайская Народная Республика не осталась «без этой вещи». «По рекомендации Ражаленко, советского советника президента Академии наук Китая, - пишет Ли Чэнчжи, - пригласили 16 советских ученых, чтобы китайские учёные ознакомились с современным мировым техническим уровнем. В 1957 году китайское правительство направило научно-техническую делегацию в СССР… Было утверждено 122 пункта научно-технического сотрудничества». В МАИ, в МВТУ им. Баумана была направлена китайская молодёжь, овладевавшая ракетной специальностью.

Тень будущей размолвки КПК и КПСС тогда ещё не возникла, и Мао Цзэдун вдохновенно славил советскую космонавтику: «Сейчас международная обстановка достигла новой поворотной точки. В мире два ветра: ветер с востока и ветер с запада… особенность нынешней обстановки: ветер с востока довлеет над ветром с запада. Сила социализма занимает преимущественное положение относительно сил империализма… На нашем небе яркий свет, на западном — темные облака. Мы очень оптимистичны, они встревожены. Запуск двух спутников не дает им спать... СССР запустил два спутника. Сколько имеется стали у государства, которое запустило спутник? 51 млн тонн. Говорят, что США очень сильны. Так почему ж они до сих пор даже картошку не запустили? У них есть 100 млн тонн стали, они так этим расхвастались, даже передовой план приготовили. Название передовой следует заменить на отсталый... В США сейчас спорят, через год, два или через пять смогут догнать СССР. Мне неважно, через год, два или 5 лет они запустят спутник, все равно они всегда будут позади».

Образы этой речи Мао Цзэдуна (1957 год) - «ветер с востока», «свет на восточном небе» - позже будут воспроизведены в названиях китайских ракет и спутников «Дунфэн» и «Дунфанхун». Как не сопоставить с первыми советскими кораблями - «Восток», «Восход», с полигоном «Заря» на Байконуре!

Китайский космический комплекс был построен своеобразно. 7-е министерство машиностроения КНР, отвечавшее за ракеты, включало четыре академии, семь «баз третьей линии», одиннадцать «заводов прямого подчинения».

Линии (первая вторая, третья) – понятия китайской экономической географии. 1-я линия – приморские города. 3-я - наиболее далекие от побережья провинции (Сычуань, Шэньси, Ганьсу). Эти «линии» мне напоминают классификацию отелей в приморских курортных зонах. 1-я – самая развитая, но и самая уязвимая. Базы третьей линии соответствуют принципу древней китайской военной стратегии «опора на горы, рассредоточение, скрытность». Первая из четырёх академий отвечала за базы «062» (Сычуань) и «067» (Шэньси). Заводы прямого подчинения были номерными, как в Советском Союзе.

Первая китайская ракета «Дунфэн-1» — это копия советской «Р-2». В 1957 году СССР предоставил китайской стороне два экземпляра данной ракеты, материалы, чертежи, инженеров и 102 военных, включая боевой расчет «Р-2». Первую собственно китайскую ракету «Дунфэн-2» испытали 21 марта 1962 года (годом прекращения советской помощи Ли Чэнчжи называет 1959-й). Неудача: сильная вибрация, взрыв, падение ракеты на 69-й секунде полета. После этого были ещё два года упорной работы и первый удачный старт 29 июня 1964.

В 1970 году ракета «Чанчжэн-1» вывела на орбиту первый китайский спутник.

Датой нового старта программы пилотируемой космонавтики в Китае Ли Чэнчжи называет 21 сентября 1992 года, когда Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь одобрил Проект 921, предусматривавший создание пилотируемого космического корабля, и собственноручно написал иероглифы «шэнь» и «чжоу». «Шэньчжоу» читалось как «Волшебный корабль» и вместе с тем это была поэтическая метафора Китая. «Если проводить сравнения с пилотируемыми кораблями СССР и США, то более всего «Шэньчжоу» похож на «Союз», - писал Ли Чэнчжи.

20 ноября 1999 года ракета «Чанчжэн-2F» вывела на орбиту «Шэньчжоу» в беспилотном варианте. Всего беспилотных проб китайцы произвели четыре, тогда как в СССР и США их было гораздо больше. «Это говорит о том, что многие ранее неизученные вопросы стали общедоступными знаниями… Первый китайский космонавт подвергался гораздо меньшему риску, чем Юрий Гагарин», - комментирует Ли Чэнчжи.

15 октября 2003 года ракета «Шэньчжоу-5» вывела на орбиту космический корабль с Ян Ливэем, осуществив, как пишет исследователь, «тысячелетнюю мечту китайской нации». Надо сказать, что в этом случае обычный штамп «тысячелетняя мечта» получает некое новое звучание. Ведь Китай – родина пороха и ракет, и хотя Ли Чэнчжи не упоминает сей факт, его соотечественники, запуская ракеты с середины XI века, не могли не мечтать о полетах человека.

Я беседую с Юрием Михайловичем Батуриным - космонавтом, совершившим два космических полета, Героем Российской Федерации, членом-корреспондентом РАН, помощником президента РФ по национальной безопасности в 1990-е годы... Он ответственный редактор и автор послесловия к книге Ли Чэнчжи.

- Юрий Михайлович, расскажите о Ваших лекциях в Китае.

- Самый большой мой лекционный тур состоялся в 2011 году. Сначала я прочитал серию лекций на космические темы в университете Цинхуа… Большая часть китайского руководства окончила именно его. Мне говорили, что многие создатели китайской космической техники - выпускники Цинхуа, среди нынешних студентов - будущие китайские космонавты. Темы лекций: история космонавтики, повседневная жизнь на борту, что такое научный космический эксперимент и как его проводят, международное космическое право и прочее… Самое главное: после двухчасовой лекции студенты задавали вопросы еще два часа, пока не приходила уборщица и не гасила свет. Огромный интерес и сильнейшая тяга к знаниям. Их глаза просто светились. Я преподаю в нашей высшей школе с 1990 года и давно уже забыл такие глаза у российских студентов.

- А где еще, кроме Цинхуа, Вы работали?

- В городе Чанша. Есть такой военно-научный город на юге Китая. Лекции примерно те же, но подготовленные уже не для студентов, а для специалистов научных институтов.

Был три раза в «китайском Звездном городке» на окраине Пекина. В 2012-м и 2013 г. вел отдельные лекции. В 2013 году в Пекине проводилась моя персональная выставка космической фотографии. Тогда же читал и лекцию по этой теме.

…Больше всего из рассказа Юрия Михайловича Батурина мне почему-то запомнись его слова о том, что он преподаёт в российской высшей школе с 1990 года, но уже давно не помнит на родине Гагарина такой сильнейшей тяги к знаниям и такого неподдельного интереса в глазах, как у китайских студентов – слушателей его лекций по космонавтике.

http://www.fondsk.ru/news/2016/04/10/ve … 39584.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » Космос » ТРУДНАЯ ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ: Китайский путь ...