Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » С русскими лучше миром по хорошему


С русскими лучше миром по хорошему

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

СТРАНИЦА 1

лист 1...............................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 2....."ЧЕТЫРЕ ОШИБКИ УБИВАЮЩИЕ ТУРИЗМ", MILLIYET. Турция, 20.04.2016

лист 3....."Конец халявы прибалтийского экономического чуда", А. Запольскис, 19.04.2016

лист 4.....Dedefensa.org, Бельгия, "Сирийский парадокс Путина", 03.10.2017

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 3 Окт 2017 15:45:19)

0

2

Milliyet, Турция

Четыре ошибки, убивающие туризм
20.04.2016

У нас проходит неделя туризма. Мы отмечаем открытие сезона, но только между собой.

Туристов нигде нет.

Власти говорят: «Будут», — и надеются, что иностранцы приедут, а знающие люди возражают: «Нет, не приедут».

В этом году мы будем бить баклуши!

Одни полагают, что, может быть, Анталья, сдавая комнаты за три куруша (турецкая разменная монета — прим. пер.), хорошо проведет июль и начало августа. Дней 45 она будет заниматься делом. Поэтому мы не будем наблюдать драматическое падение числа туристов, но доходы предприятий резко упадут.

Другие же убеждены, что и в численности туристов падение будет драматическим.

Хорошо, но почему?

***

Наши власти совершили четыре крупных ошибки.

1. Я не стану глубоко вдаваться в сирийскую политику, но замечу, что главной ошибкой было вмешательство во внутренние дела Сирии. На страну обрушились 2,7 миллиона сирийских беженцев. Что будут делать эти люди? Нет ни работы, ни каких-либо перспектив занятости. Те, у кого были деньги, отдали их торговцам людьми. В прошлом году Эгейское море стало непроходимым из-за контрабандных судов.

Прибрежные районы кишмя кишели сирийцами.

А наши власти, рассчитывая, что Европа возьмется за ум, не вели эффективную борьбу. В результате под давлением Германии Европа уступила, но имидж Эгейского региона был окончательно испорчен.

Об Эгейском море стали говорить как о море смерти.

Вы поехали бы отдыхать в приморский городок с таким имиджем? Вы зашли бы в море, на дне которого лежат тела детей?

Нет?

Почему тогда мы все еще ждем туристов?

В прошлом году в приморских городах были толпы сирийских беженцев. Они ждали своей очереди, чтобы сесть в катер и бежать. В этом году нет ни одного сирийца.

Почему?

Пусть власти дадут ответ на этот вопрос!

***

2. Из-за политики открытых границ мы перестали понимать, кто въезжает и выезжает из Турции. На джихадистов закрывали глаза. ИГИЛ оформился и в Турции. Возник турецкое ИГИЛ. С тех пор прошло пять лет.

Перед нами возникли живые бомбы. Они подрывали себя.

В такую страну туристы приедут?

В туристических зонах будет многолюдно?

Нет?

Почему мы еще ждем туристов?

***

3. Уничтожение российского самолета из-за 17-секундного нарушения воздушного пространства было ошибкой. Еще более крупной ошибкой были наши попытки после инцидента задействовать НАТО, представив ситуацию так, будто это русские нас атаковали.

Самой большой ошибкой было вопить, как премьер-министр, на встрече групп его партии: «Это я приказал стрелять, я».

Мы разорвали отношения, мы потеряли русских, благодаря которым туризм стоял на ногах.

***

4. Губернаторы, главы администраций, командиры жандармерии, руководство полиции закрыли глаза на то, как в некоторых районах Рабочая партия Курдистана (РПК) хранила оружие и накапливала взрывчатку. Не было произнесено ни звука, чтобы не навредить процессу мирного решения курдского вопроса. Когда курды перешли к оборудованию окопов и созданию баррикад, было уже поздно.

РПК начала городскую войну.

Посмотрите на кадры, приходящие из Юксековы, Нусайбина, Ширнака, где продолжаются бои. Они напоминают Вторую мировую войну. Военные шаг за шагом продвигаются по полуразрушенным улицам.

В такую страну туристы приедут?

Нет?

Почему мы еще ждем туристов…

Оригинал публикации: Turizmi Öldüren Dört Büyük Yanliş
Опубликовано 18/04/2016 18:27
http://inosmi.ru/social/20160420/236213623.html

0

3

Александр Запольскис
19.04.2016 13:52

Конец халявы прибалтийского экономического чуда
Моськи догавкались: Россия перестает кормить русофобские режимы Прибалтики.

Почти сразу с момента отделения от СССР, или, как они говорят — «освобождения от советской оккупации», экономика республик Прибалтики демонстрировала бурный рост. К примеру, ВВП (по ППС) на душу населения с 1993 по 2008 год там вырос в 3,6 раза, достигнув в Латвии $18 тыс., в Литве $19,5 тыс., а в Эстонии вообще $22 тыс. В то время как в России он вырос только в 2 раза и составил $21,6 тыс. На этом основании правящие элиты Прибалтики, подражая Японии и Южной Корее, с гордостью начали именовать себя Прибалтийскими экономическими тиграми. Мол, дайте срок, всего-то еще несколько лет, и тогда мы всем покажем, кто кого кормил в Советском Союзе…

С тех пор прошло целых семь лет, но чуда почему-то не случилось. Да и откуда ему там было взяться, если вся экономика этих республик продолжала существовать исключительно на российском товарно-сырьевом транзите? Все помнят возмущение поляков по поводу ставших ненужными яблок и финнов с их внезапно затоварившейся молочной отраслью. На этом фоне проблемы Литвы, поставлявшей в Россию 76,13% производимых у себя овощей и 67,89% — фруктов, казались не столь существенными. Взятые вместе они обеспечивали всего 2,68% общего экспорта страны. И даже тот факт, что Россия покупала до половины (46,3%) литовской промышленной продукции — тоже выглядел бледно ввиду незначительности общего объема её выпуска в Литве, что в штуках, что в тоннах, что в деньгах. Как, впрочем, в Латвии и Эстонии тоже.

Собственное производство в постсоветский период не являлось сильной стороной ни одного из прибалтийских «тигров». В реальности жили они, как говорится, не с промышленности, а с дороги. После отделения от СССР им даром достались порты, через которые проходил грузооборот объемом примерно 100 млн тонн, за перевалку которого Россия платила до $1 млрд ежегодно, что равнялось 4,25% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии за 1998 год. По мере восстановления российской экономики экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах. По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн т, в том числе: порт Рига — 41,1 млн т; Клайпеда — 36,4 млн т; Таллин — 28,3 млн т; Вентспилс — 26,2 млн т. Только один российский либеральный «Кузбассразрезуголь» своим покупателям через Прибалтику отгружал больше 4,5 млн т угля в год.

Особенно показательна картина с прибалтийской монополией на транспортировку нефти. Советский Союз в свое время построил на побережье мощный по тем временам нефтеналивной терминал Вентспилс и протянул туда единственный в регионе транспортный трубопровод. При «обретении независимости» всё это хозяйство бесплатно досталось Латвии. Так в 1990-е годы она получила трубу, через которую бывший «оккупант» перекачивал более 30 млн т нефти и нефтепродуктов в год. Если учесть, что логистика обходилась примерно в $0,7 за баррель, а баррелей в тонне 7,33, то по самым скромным прикидкам «за проезд» латышам каждый год набегало по $153,93 млн. Причем этот их «заработок» увеличивался по мере роста российского нефтяного экспорта.

Пока российские либералы гнобили страну за слишком сырьевую структуру экономики, к 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн т, из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 млн т. В «транспортных деньгах» это больше $1,14 млрд. Они все, конечно, латышам не доставались, часть грузооборота шла через Санкт-Петербург и порты Ленинградской области, но их развитие прибалты очень сильно тормозили всеми доступными способами. Видимо, не стоит специально объяснять — почему.

Вторым важным источником «дорожных денег» для прибалтийских портов стала перевалка морских контейнеров (TEU). Даже сейчас, когда в активную работу включены Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тыс. TEU), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тыс. TEU), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тыс. TEU). В сумме эти лимитрофы за перевалку одного TEU берут от $180 до $230, что приносит им на троих около $177,7 млн в год. Причем приведенные цифры отражают положение за 2014-й. Десять лет назад доля прибалтов в контейнерной логистике была примерно в три раза выше.

Кроме нефти, угля и контейнеров, Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, которых только через Ригу в 2014 году было отгружено большее 1,71 млн т, и прочей химии, как, например, жидкий аммиак, 1 млн т которого перекачал порт Вентспилс. До 5 млн т удобрений перегружалось на корабли в Таллине. В целом можно с уверенностью сказать, что до 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского «морского» экспорта, обеспечивая «тиграм» не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда следует прибавить еще железнодорожный транзит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32,4 поезда в сутки, что только таллинскому порту приносило около $117 млн ежегодно!

Таким образом, в течение двадцати лет, в целом на круг, только за счет своего транзитного положения «на дороге», кстати, построенной «советскими оккупантами», Литва, Латвия и Эстония получали до 30% их ВВП.

При этом они

а) очень активно кричали на Россию и всячески провоцировали рост конфликтной базы между Россией и США — ЕС;

б) позволяли себе унижать и уничтожать русскоязычное население своих стран, предполагая, что им за это не придется никогда отвечать. Кстати, многие так думают. И ошибаются. Как бы не так.

Вместе с тем они еще имели рабочие места, налоговые поступления и возможность кичиться чрезвычайно высокими темпами собственного экономического роста, минимум в полтора раза обгонявшими российские. Причем это нисколько не мешало прибалтам заявлять о невероятно огромном российском долге перед ними за «разрушительную» советскую оккупацию. Им казалось, что альтернативы просто не существует, и, значит, эта антироссийская халява за российский же счет (!) будет длиться вечно.

Построить «с чистого листа» новый порт вроде Риги стоит примерно четыре годовых ВВП Латвии. Специально подчеркиваю — четыре года вся страна, от младенцев до дряхлых стариков, должна не пить, не есть, ни на что больше копейки не тратить, только дружно пахать на строительство порта. Невероятность подобного сценария и создавала у прибалтийских геополитических мосек убеждение в их абсолютной безнаказанности. Позволявшей одновременно и на российские деньги претендовать, и в антироссийской политической и экономической вакханалии активно участвовать, а местами даже выступать ее инициатором. Стоит ли удивляться, что у России подобное положение вещей — громкий лай мелких геополитических карликов — не вызывало понимания? Другое дело, что результат, из-за которого эстонская правительственная делегация на днях срочно рванула в Россию «договариваться», возник не вчера и не является следствием российских ответных продовольственных санкций.

Даже формальный повод — российское уведомление о переходе с 12 до 6 поездных пар в железнодорожных перевозках с Эстонией — является всего-навсего финальной точкой партии, начатой 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге. Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн т в 2004 году до 10,3 млн т в 2009-м и 87,9 млн т в 2015-м. А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра продолжает очень быстро увеличиваться.

Постепенно совершенствуя портовое хозяйство и развивая собственную транспортную инфраструктуру, Россия сегодня пришла к тому, что больше 1/3 контейнеров, ¾ экспорта газа, 2/3 экспорта нефти, 67% экспорта угля и прочих насыпных грузов мы можем обеспечить собственными силами. Это к популярному у либералов вопросу о том, что «в этой отсталой стране-бензоколонке за десять лет ничего толком не построено». Как выяснилось — построено. Причем настолько много, что надобность в прибалтийском транзитном транспортном коридоре практически отпала. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через сопредельные порты упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%, хотя по этому показателю они еще сохраняют высокую степень монополизации. Тем не менее, по большому счету, всё — халява кончилась. Теперь русофобы могут гулять на свои.

Резкое снижение грузооборота прибалтийских портов в I квартале 2016 года (например, в Риге — на 13,8%, в Таллине — на 16,3%) играет роль последней соломинки, способной сломать хребет верблюду. Собственно, Эстония потому и засуетилась, что вдруг уяснила, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Более того, падение объемов грузовых перевозок окончательно пускает под откос всю экономику железных дорог как самой Эстонии, так и соседних Литвы с Латвией. Они становятся тотально убыточны как в грузовом, так и в пассажирском сегментах.

Для страны, в которой всего работающих чуть больше 500 тысяч человек, из которых 372 тысячи заняты в обслуживающем секторе, — это не просто печальная перспектива, а крах всей экономики. Вот и побежали ублажать, покупать и всяческими иными способами замаливать грехи. Но, как говорится, поезд ушел. Сделав безоговорочную ставку на ЕС и США, ставку на уничтожение и унижение русских Прибалтики, ставку на унижение России, прибалтийские правящие элиты совершили стратегическую ошибку, которую уже невозможно исправить.

Несмотря на все политические коллизии, жизнь прибалтийской экономики все постсоветские годы обеспечивалась только благодаря одному — торговым отношениям с Россией. И Россия долго терпела, призывала, вразумляла, уговаривала прибалтийскую элиту, получая в ответ одни плевки. Наш русский имперский подход им представлялся слабостью. Полтора десятка лет прибалтийские «тигры» делали все, чтобы этот интерес уничтожить. Наконец их можно поздравить — они добились своей цели.

В ближайшие полтора года можно ожидать окончательного и прогрессирующего падения товарооборота, после чего экономика Прибалтики накроется медным тазом и вернется к тому, чем она была двести лет назад — и станет глухим, бедным, нищим и никому не нужным краем. Причем выглядящим одинаково бесперспективно что из Брюсселя, что из Москвы, что из Вашингтона. Вместе с этим можно биться об заклад — оттуда испарятся и американские танки и натовские истребители, так как оборонять эти глухие места станет тоже незачем. Потому и из НАТО их, скорее всего, в ближайшие пять лет тоже выставят. Чуда не будет. Халява закончилась.

Специально для ИА REGNUM
https://cont.ws/post/251555

0

4

Dedefensa.org, Бельгия

Сирийский парадокс Путина

03.10.2017


30 сентября 2015 года, два года назад, Россия начала военную операцию в Сирии. Двух лет оказалось достаточно, чтобы практически полностью выполнить поставленные задачи. Недавно сирийская армия форсировала Евфрат при активной логистической поддержке российских военных инженеров (не говоря уже о классической военной помощи), которые всего за несколько дней навели мост с высокой пропускной способностью (8 000 единиц техники в сутки, в том числе танки массой в 60-80 тонн через эту реку под обстрелом врагов (им, как всегда помогают «американские друзья»).

Начатая два года назад операция объединяет в себе скромные средства (40-80 боевых самолетов, контингент порядка 5 000 человек), очень низкую стоимость, осторожную и внимательную к законности дипломатию и чрезвычайно жесткую решительность в операциях. Все это с опорой на два пункта в Сирии (две крупные военные базы) с продвинутыми техническими средствами для обеспечения контроля над воздушным пространством в регионе. В силу своей гибкости и приспособляемости, такая схема является противоположностью традиционным американским подходам и превращает заявление президента Обамы (тот сам скрылся от мира за стеной ложных пророчеств) в 2015 году (о том, что Россия «увязнет») в прекрасную иллюстрацию его полного непонимания стратегических реалий и поведения Москвы. В этом плане прогноз президента Обамы говорит о тупиковости американского стратегического анализа событий: он стал заложником железобетонных аксиом, которые опираются на поразительные предрассудки об «исключительности» Америки (они поручили немалый размах при этом президенте, подпитываясь как его высокомерием, так и заносчивостью американской системы). Президент Трамп в свою очередь отличается большей яркостью и экзотикой, но у него просматривается то же стремление к самоудовлетворению американизма, в связи с чем он вряд ли исправит эти пробелы.

За два года операция поставила Россию в самый центр стратегической ближневосточной зоны в качестве ключевой державы. Она выступает одновременно посредницей между сторонами («внешний посредник», по концепции Рене Жирара, не пытается как-то изменить сущность участников, то есть уважает их суверенитет) и основным гарантом порядка, который она стремится установить («городской шериф», как сказали бы американские обозреватели, в основном о роли США, которая теперь осталась в прошлом). От Ирана до Саудовской Аравии, от Турции до Израиля никто в руководящих сферах сегодня больше не предпринимает каких-либо действий без учета отношения России к ним. Причем, все это без какого-либо давления и принуждения, но с существенными дипломатическими переменами.

Рассмотрим один из самых впечатляющих примеров: сегодня Россия — единственная страна в мире, которая может похвастаться одинаково хорошими и значимыми отношениями с двумя заклятыми врагами, Ираном и Израилем. Кроме того, Москва обладает достаточным влиянием на израильтян, чтобы те подумали отказаться от провозглашенной в начале 1970-х годов цели по свержению власти в Дамаске. Адам Гарри (Adam Garrie) отмечает эти перемены в недавних заявлениях министра Зеэва Элькина на радио «Эхо Москвы» и полагает, что у России может получиться убедить Израиль отказаться от воинственных планов в отношении Ирана или даже принять альянс Сирии и Ирана без реакции с его стороны.

«…Если у России получится добиться этого дипломатической ловкостью, это будет означать, что она станет единственной страной в мире, которой удалось отговорить Израиль от конфликта. Это само по себе можно рассматривать как подвиг Геракла и самый выдающийся успех российской дипломатии на Ближнем Востоке».

В настоящий момент обозреватели практически без колебаний признают достигнутые Россией с сентября 2015 года выдающиеся результаты. Наладить связи с Россией для проведения гуманитарных операций пытается даже Европейский союз, несмотря на его крайне антироссийскую позицию в данном вопросе и отсутствие в Сирии, где некоторые из государств-членов отметились одновременно беспросветной глупостью и выдающейся посредственностью, заняв позиции типа «Саддам должен уйти» и проявив конвульсивно-услужливый антирусизм. (Россияне рассматривают такие инициативы с их стороны без особого интереса и с явной долей иронии). Французский Sputnik, без сомнения, с удовольствием выложил обзор статьи из американского Forbes под названием «Как Путин поставил США шах и мат в Сирии».

«Вмешательство России в Сирии изменило ход сирийской войны», — пишет журналистка Forbes. С приближением 30 сентября, то есть второй годовщины российской операции в Сирии, она оценивает промежуточные результаты вмешательства и утверждает что оно «спасло» президента Асада от неминуемого краха, а также помогло Владимиру Путину достичь поставленных в самом начале целей.

«Путин достиг в Сирии всего, чего хотел. Он сохранил Асада у власти. Он закрепил российское военное присутствие в Сирии по меньшей мере на 9 ближайших лет. (…) Так, Путин ограничил американские возможности по проведению военных маневров в регионе и обеспечил влияние России в одной из самых важных в стратегическом плане ближневосточных стран», — продолжает она.

«Самое важное для Путина заключается в том, что сейчас он может выстраивать сотрудничество с Западом на собственных условиях». Кроме того, журналистка отмечает созданные в Сирии зоны деэскалации и утверждает, что «Россия добилась международного признания своей недавней инициативой по перемирию в Сирии».

Все это заставляет вспомнить о единогласном вердикте западных экспертов и интеллектуалов, которые в 2014-2015 годах (на фоне украинского кризиса, а также начала операции в Сирии), как попугаи, самодовольно твердили о полной изоляции России на международной арене и в международном сообществе. Российский успех в свою очередь позволяет нам оценить потрясающую бездну глупости и посредственности политики стран западной контрцивилизации, в которую летит их милитаристская и правозащитническая дипломатия… Дело в том, что российское вмешательство является не результатом концептуальной наступательной дипломатии, а плодом реакции Москвы на разрушительную деятельность системной политики западного блока.

Когда осторожность подталкивает к решительности

Таким образом перед нами встает парадокс: эта системная политика, которой слепо руководствуются США и западный блок (обычно ее создателями и главной движущей силой считаются неоконсерваторы, что делает этой группе слишком много чести), по большей части плодит беспорядок, чреватый самыми серьезными разрушительными последствиями в политическом, экономическом, культурном и психологическом плане. Вопреки всем заявлениям неоконсерваторов (за ними в любом случае необходимо признать опыт и интриганство во влиянии и пиаре) в сформированном как минимум после 11 сентября нарративе (по факту, он существовал в теоретической форме еще в 1990-х годах), в таком беспорядке нет ничего «созидательного».

(…Еще чаще употребляется выражение «созидательный хаос», поскольку оно звучит как музыка для ушей постмодернистов и сулит одновременно новые и примерные демократии и открытые всем ветрам привлекательные сделки, причем все это в мире постмодернизма и по заветам его моды).

Все намного проще, радикальнее и страшнее, чем коррумпированность и истерия неоконсерваторов. Системная политика плодит беспорядок ради самого беспорядка, поскольку именно в этом заключается путь к энтропизации мира без различий с точки зрения идентичности (уничтожение таких различий как раз таки является целью). Энтропизация мира — именно то, к чему стремится системная политика.

Возможно, Путин и Россия поняли это, осознали, что речь идет о пути к энтропизации мира. Мы убеждены, что они (особенно с 2015 года) действовали не в противовес все менее вероятной гегемонии западного блока в регионе и не ради формирования гегемонии России, а попросту против перспективы беспорядка и энтропизации. Они всегда опосредованно высказывали эту мысль, выражая растущее удивление глубиной нигилизма политики западного блока, и признавали (осознанно или нет), что данная сила выходит за рамки этих стран и грозит всеобщим беспорядком и хаосом.

(Изумление России и психоанализ касаются всей политики западного блока — как Украины, так и Сирии, как антирусизма, так и скандала Russiagate).

На удивление России накладывается и парадоксальная ирония при виде того, что основные движущие силы этого беспорядка, который вынудил Москву заявить о себе, и главные операторы системной политики находятся в США (это, кстати говоря, вполне логично с учетом царящих в Вашингтоне после 11 сентября и лишь обостряющихся с тех пор настроений). США сами действовали в полнейшем беспорядке: каждая власть (ЦРУ, Пентагон, командование спецопераций и т.д.) следовала совершенно независимым курсом и зачастую конкурировала с другими, что влекло за собой на вид «братоубийственные» столкновения.

Тем самым США, если хотите, обеспечивали «упорядоченное развитие беспорядка», и каждый раз, как в ситуации намечалась стабилизация, грозили России новым усилением беспорядка, чтобы вызвать с ее стороны все более активное, но неизменно осторожное участие. Именно последние маневры США и их марионеток подтолкнули Россию к тому, чтобы не препятствовать и даже существенно помочь сирийским войскам Асада перейти Евфрат на восток Сирии, хотя по изначальному соглашению эта территория должна была остаться под влиянием Америки при условии сохранения порядка и препятствия разделу страны.

Путин выступает за порядок и придерживается, скорее, умеренных и оборонительных позиций, пусть и считает безопасность России важнейшей задачей. Он — осторожный человек. Как нам кажется (этот вывод опирается в большей степени на интуицию, чем на факты), он не поступил бы таким образом (этот смелый шаг противоречит его темпераменту), если бы не усматривал огромную опасность в погружении всего региона в беспорядок и хаос. Путин выступает за осторожность и порядок, однако на фоне подобной угрозы осторожность означает необходимость проявить смелость, чтобы не дать угрозе проявиться на практике.

Этот вывод кажется нам тем более обоснованным, что Россия никогда не сомневалась, что погружение региона в хаос приведет к его продвижению к ее собственным границам, в частности посредством терроризма вроде чеченского. Россияне открыто выдвигали этот аргумент в оправдании вмешательства в сентябре 2015 года, отметив, что среди боевиков «Исламского государства» находились чеченские террористы. Это означает, что их поток мог бы двинуться в обратном направлении после решительной победы хаоса.

В некотором роде такой анализ событий два года спустя после начала российского вмешательства может показаться контрастирующим или даже противоречивым по сравнению с отмеченной недавно возможностью столкновения США и России. Наоборот, речь идет о продолжении и расширении той же ситуации, а также другом аспекте той же картины. Хотя сейчас мы можем символически отметить успех российского вмешательства (два года спустя после его начала и после форсирования Евфрата), ничего еще окончательно не определено, и обстановка продолжит меняться со всеми вытекающими рисками. Один из них как раз подразумевает формирование ситуации, в которой один из крупных игроков вроде США окажется в положении практически полного провала в Сирии, и у него возникнет соблазн изменить это путем задействования дополнительных средств, что станет нарушением молчаливого равновесия и может привести к эскалации и прямому конфликту с Россией.

(Тем не менее, если верить Орлову, все это может означать для США еще более громкий провал, который благотворно скажется на их развале: кризис станет всего лишь катализатором краха).

Как бы то ни было, в настоящий момент США не смогли ни остановить, ни даже затормозить спираль затянувшего их конфликта, в котором все складывается в пользу России с точки зрения контроля и влияния. Здесь стоит отметить кардинальное изменение стратегической ситуации по отношению к 2010-2012 годам, с кризисом в самих США, что ведет к продолжению производства беспорядка. Это не формирует новую и контролируемую стратегическую ситуацию, поскольку все мы находимся в динамике кризисного водоворота, который не собирается останавливаться. Как бы то ни было, это позволяет оценить возможности тех и других, в частности основных игроков (прежде всего России), обернуть игру в свою пользу, даже если она непостоянна, неуловима и не поддается контролю.

http://inosmi.ru/politic/20171003/240421806.html
Оригинал публикации: Le paradoxe syrien de Poutine
Опубликовано 28/09/2017 11:42

0


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » С русскими лучше миром по хорошему