Lidove noviny logoLidovky, Чехия

Не один только Донбасс станет частью России

07.03.2017
Петра Прохазкова (Petra Procházková)



Так считает российский военный корреспондент Андрей Бабицкий, в недавнем прошлом сотрудник «Радио „Свободная Европа"». В России, по его словам, царит образцовая демократия.

После 16 лет, проведенных в Праге, самый известный российский военный корреспондент Андрей Бабицкий заявляет: «Это были потерянные зря годы», — и возвращается на войну. На украинском Донбассе среди пророссийских сепаратистов Бабицкий, как он сам утверждает, наконец-то счастлив. Но интервью газете Lidové noviny он дал в Чешской Республике, где недавно подал документы на продление разрешения на проживание.

Петра Прохазкова: Почему вы хотите жить в Праге, если западная цивилизация столь чужда вам?

Андрей Бабицкий: Моя семья привыкла к Праге. Я должен к ним приезжать, так что причины у меня чисто практические. Те 16 лет, которые я провел в Праге, я считаю потерянными. Я оказался в чужой для себя обстановке. А на Донбассе, напротив, вокруг меня люди, которых я понимаю, и там я живу полноценной жизнью.

- Что, по-вашему, послужило причиной взрыва насилия на востоке Украины?

— Мало кто помнит, что в 2014 году бандиты с Майдана заставили Верховную раду отменить закон о региональных языках. Это был удар по русскому языку. И люди на Донбассе встали на защиту своего языка.

- Но ситуация тогда была несколько другой. Пока в Верховной Раде Украины эту проблему только обсуждали, российское государственное телевидение уже утверждало, что всех, кто говорит на Украине по-русски, будут преследовать.

— Украинцы отменили русский язык как официальный, а потом изменили решение, но в течение трех дней люди пребывали в состоянии неопределенности. Кроме того, вы не знаете, что там происходило с момента распада СССР. Донбассу приходилось склоняться перед украинским национализмом. Украинцы медленно, но верно вытесняли из публичного пространства русскую культуру и язык. А потом они перешли уже всякие границы. Ведь язык — главное культурное богатство. Например, обучение во всех вузах велось только на украинском…

- Наверное потому, что находятся они на Украине. Не свидетельствует ли тот факт, что русские, проживающие за пределами России, никогда не учат местный язык той страны, где они живут десятилетиями, об имперском высокомерии?

— Это не так. Русские на Донбассе говорят по-украински. Но вариантов украинского несколько: сейчас продвигают галичскую форму, которая близка к польскому и является придуманным искусственным языком. Это не тот язык, на котором писал Шевченко, а творение украинских националистов.

- Вы и аннексию Крыма будете оправдывать защитой русской культуры?

— Выход Крыма из состава Украины — следствие нападок на русский язык и государственного переворота на Украине. В этом виноваты сами украинцы. Ведь Крым долгое время оставался частью Украины, и хотя сами крымчане были не в восторге от этого, все терпели. И только Майдан стал стартовый выстрелом, трамплином, который помог крымским русским отделиться от украинского государства и вернуться к России. В Киеве должны были просчитать, что Крым воспротивится украинскому национализму. Его радикальные формы уже носят характер нацизма. Я не понимаю, почему Европа этого не замечает.

- Но украинский национализм — это, скорее, маргинальное явление. И вам трудно судить, если вы не ездите на Украину, за исключением Донбасса…

— На самом деле Украина, учитывая ее национальный состав, является уменьшенным вариантом России. Именно поэтому она должна быть устроена по тем же принципам, которые для своего управления избрала Россия. В России у каждой этнической группы есть свои особенные права.

- Не слишком ли идеалистичны ваши воззрения? В России все, в какой республике они ни жили бы, говорят на русском языке и получают образование на русском. Того же хотят и украинцы…

— Видите ли, в Крыму все языки: русский, украинский, татарский — равноценны. Именно так мы решаем эту проблему в России. Политики русификации у нас нет.

- Когда вы работали для американского радио в Чечне, вы придерживались другого мнения и делали репортажи об истреблении чеченского народа…

— Я всегда говорил о неприемлемых средствах, которыми велась война. И продолжаю на этом настаивать. Это была диспропорциональная война, но она не велась против чеченцев как народа. А на Украине ведется планомерное истребление этносов, которые украинцы не считают первоначальными. Интересно, что среди украинских националистов есть не только украинцы. Там есть и евреи, и румыны, и даже русские. Но они называют себя украинцами, чтобы получить все гражданские права. В отличие от остальных!

- Вы говорите лишь о небольшой группе украинских националистов. Но Майдан был движением украинских граждан, а не радикалов…

— Майдан был государственным переворотом.

- Вы отрицаете право граждан на восстание?

— Не отрицаю, но оно не должно совершаться под националистическими лозунгами. В один момент нацисты приватизировали энергию Майдана, а теперь все это восстание можно выбросить на помойку.

- Вы видели Майдан через призму российского телевидения, а с Донбассом знакомы лично. Что бы вы порекомендовали Киеву сделать с этой территорией?

— Ничего. Донбасс все решает и решит сам. Он уже сделал исторический выбор в пользу своей идентичности и исторической культуры. Как будут решаться конкретные проблемы, конечно, имеет значение, но не существенное. Донбасс уже существует как часть русской земли, как часть русской истории. Однако перспективы не слишком радужные — война и нищета. Хаос.

- Не превратится ли конфликт на Донбассе в замороженный, как в Приднестровье?

— Нет. У Донбасса, в отличие от Приднестровья, есть общая граница с Россией. Он может снабжаться из России, и перед ним открыт российский рынок. В конце концов однажды Донбасс станет неотъемлемой частью России. И не только он. По мере того как люди на Украине будут «приходить в себя», к России будут присоединяться все новые украинские регионы.

- Добровольно?

— Нужно создать некий союз. Из России никто не придет силой отбирать землю, на которой живут сумасшедшие люди. Потому что их лечение (без гарантий на успех) будет стоить огромных денег и усилий. Они еще могут сопротивляться, и тогда начнется партизанская война, а России это не нужно. Пусть остынут, придут в себя, подумают, а потом признают свою вину, накажут виновных, и тогда уже может начаться разговор о форме контракта или партнерства.

- Похоже, что прежде чем сбудется ваш прогноз, Украина вступит в Европейский Союз…

— Я не могу представить себе, чтобы государство, имеющее явно расистские черты, стало частью европейского пространства. Кроме того, важно, что будет с самим ЕС, а не вступит в него или нет бедная, агрессивная и обезумевшая страна с фанатично мерзкой культурой политической жизни, коррумпированная и нестабильная.

- Я встречала даже некоторых русских, которые взяли в руки оружие, чтобы защищать Украину…

— В Киеве вы тоже найдете русских, которые с презрением смотрят на украинских националистов, но при этом не хотят быть частью России, потому что не считают ее демократической страной. Таких людей предостаточно, но это очень глупые люди.

- Глупые или умные, но это их мнение…

— Любое мнение имеет право на существование, и в этом смысле Россия может послужить примером для всего постсоветского пространства. В России все могут свободно говорить угодно — даже самые оскорбительные слова в адрес президента…

- Когда я смотрю российские телеканалы, у меня складывается противоположное впечатление…

— Образованная российская общественность обращается к интернету. Для нее телевидение перестало существовать. Речь не о большинстве россиян, а о наиболее образованной части, которая двигает историю и формулирует общественное мнение.

- Но не влияет ли телевидение как раз на то голосующее большинство, которое потом выбирает президента и парламент?

— Слава Богу. Потому что мы видим, что случается, если дела обстоят иначе. Майдан! Переворот, который стал причиной разочарований огромного количества людей.

- Я не думаю, чтобы в России СМИ организовали государственный переворот. А что если бы выборы были свободными, альтернативными?

— С момента распада СССР прошло 25 лет. За такое короткое время в России просто еще не могли сформироваться органичные механизмы демократических выборов. Россия бросилась в море свободы, а теперь старается с этим справиться.

- Однако Россия вместо того, чтобы пестовать эти свободные механизмы, втаптывает в землю то, что успело взойти…

— Я так не думаю. Россия — более свободная страна, чем прибалтийские государства или Украина. Россия может послужить примером для большинства постсоветских республик.

- Ваша позиция претерпела значительные изменения за последние 15 лет. Вы бежали в Чешскую Республику от режима Владимира Путина, который вас хотел, скорее всего, убить. Вы работали на американском радио, жили в достатке в Праге. А теперь все поменялось?

— Мое мнение начало меняться, когда я стал писать о Грузии, и видел, что президент Саакашвили — тиран, который создал полицейский режим. А мои коллеги по «Радио „Свобода"» восхваляли Грузию как образец демократии. Потом был Крым, а с ним пришел конец моей карьеры на радио. Я был рад. Меня ограничивали стены этого гетто, которое называлось «Радио „Свобода"». Теперь, когда я работаю для российских СМИ, я свободен.

- Вы утверждаете, что на Украине идет гражданская война? И Россия в нее не вмешивается?

— Разумеется, вмешивается. Россия финансирует и снабжает Донбасс. Зарплаты, социальные пособия, деньги — все это выплачивает Москва. Она взяла на себя примерно 80% всех расходов и, таким образом, держит на плаву около пяти миллионов человек, которые проживают в Луганской и Донецкой народных республиках. Кроме того, Россия, конечно, снабжает донецкие и луганские вооруженные силы оружием и боеприпасами, а также отправляет своих военных инструкторов. Россия помогает создать армию ДНР и ЛНР. Но на поле битвы российской армии нет. Я считаю правильными подобные действия Москвы. И даже приветствовал бы, если бы она расширила свое присутствие. Это русская земля.

- А договоренности, которые Россия подписала в 90-х годах прошлого века, и которые гарантировали украинскую территориальную целостность, уже не имеют никакой силы?

— Украина сама себя разрушила. Это государство было уничтожено государственным переворотом. Все прежде подписанные договоренности теряют силу. Сегодня Украина переходит от хрупкой стабильности квазигосударства к этапу, когда страна разделена на бандитские группировки. Донбасс этому воспротивился, и теперь его окружило море безумия. Украинцам следовало бы вправить мозги, но никаких эффективных инструментов для этого не существует.

- То есть цивилизованный мир ошибается, считая Россию агрессором?

— Ваш цивилизованный мир живет на протяжении многих десятилетий в лживых представлениях. На постсоветском пространстве вы выбрали себе в союзники локальные националистические режимы, которые антидемократичны по своей сути. Но для вас они гарантия коалиции против России. Потому что цивилизованный мир по-прежнему боится России, по-прежнему считает ее противником.

- Вас это удивляет после того исторического опыта, который мы получили?

— Украинские нацистские действия оправдать ничем нельзя — даже негативным историческим опытом.

В 90-х был одним из лучших военных репортеров на постсоветском пространстве. С 1989 года работал на американском «Радио „Свободная Европа"». Стал знаменит после серии репортажей из Чечни, в которых он критиковал жестокость российской армии. В 2000 году был арестован российскими военными. При до сих пор невыясненных обстоятельствах ему удалось бежать. Тогда президент России Путин назвал его предателем Родины. Из-за опасений за жизнь семьи Бабицкий переехал в Прагу. В 2014 году он поддержал Путина во время аннексии украинского Крыма. С «Радио „Свободная Европа"» он ушел на Донбасс.


http://inosmi.ru/politic/20170307/238831579.html
Оригинал публикации: Nejen Donbas bude součástí Ruska
Опубликовано 04/03/2017 16:21