Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Собаки на войне: Подвиги собак на Великой Отечественной войне


Собаки на войне: Подвиги собак на Великой Отечественной войне

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/fFU2V.jpg

0

2

http://sg.uploads.ru/n24LT.jpg


В память о собаках войны

Сколько сказано слов.
Может чья-нибудь муза устала
Говорить о войне
И тревожить солдатские сны…
Только кажется мне,
До обиды написано мало
О собаках-бойцах,
Защищавших нас в годы войны!

Стёрлись в памяти клички.
Не вспомнить теперь и мордашку.
Мы, пришедшие позже,
Не знаем совсем ничего.
Лишь седой ветеран
Ещё помнит собачью упряжку
В медсанбат дотащившую
С поля боя когда-то его!

По всем военным дорогам прошли более 68 тысяч собак, которые внесли неоценимый вклад в дело Великой Победы над врагом.

http://sg.uploads.ru/9DTB2.jpg

На историческом параде Победы в Великой Отечественной войне в Москве в 1945 году в одном строю с пехотинцами, разведчиками, танкистами, саперами шли солдаты подразделений военного собаководства со своими четвероногими питомцами.

http://sg.uploads.ru/cCgT1.jpg

http://sg.uploads.ru/KVefr.jpg

На том историческом параде за «коробкой» солдат с собаками шел главный кинолог страны подполковник Мазовер. Ему было разрешено не чеканить шаг и не отдавать честь главнокомандующему, поскольку он нес на руках бойца 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады — собаку по кличке Джульбарс.
Четвероногий боец принимал участие в боях и разминировании местности на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии. Там Джульбарс обнаружил 468 мин и 150 снарядов, за что был представлен к боевой награде — медали «За боевые заслуги». Ко дню исторического парада Джульбарс еще не оправился после полученного ранения.

http://sg.uploads.ru/Acz3w.jpg

В период Великой Отечественной войны собаки-санитары вынесли на себе с поля боя более 700 тысяч раненых бойцов! Стоит отметить, за вынос 100 раненых санитару и носильщику присваивали звание Героя Советского Союза.
Всего за время военных действий было сформировано около 15 тысяч собачьих упряжек, которые доставляли раненых солдат в укрытие, где им можно было оказать срочную медицинскую помощь.

Участник Великой Отечественной войны тюменец Сергей Соловьев рассказывал, как во время боев он нередко был свидетелем подвига четвероногих санитаров: «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты... На помощь приходили собаки.

Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими...»

Из воспоминаний Елизаветы Александровны Ераниной (Самойлович), сержанта "девичьей команды" — 34 отдельного инженерного батальона миноразыскников и истребителей танков:
"Минные поля снимали, доставляли донесения, разматывали связь и раненых вывозили на упряжках. Овчарок запрягали по четыре. Дворняжек, лаечек - по пять-семь. Раненые, тяжелораненые целовали собак и плакали.
Мой Мигуля водил упряжку на передовую под огнем. Упряжка собак ползком подавала раненому нарты. Представьте только - сто-сто пятьдесят метров ползком. Туда и обратно - по рытвинам, по снегу, по земле. Один раз тяжелораненый, грузный мужчина кричит мне: "Стой, стой, сестра, стой!" Я думала надо перевязать. А он из последних сил говорит мне: "Сестричка, у меня колбаска в вещмешке и сахар, отдай собачкам. Сейчас, при мне от-дай!" Моя упряжка вывезла на прорыве семьдесят два человека. И другие наши упряжки не меньше"

http://f2.s.qip.ru/14Jj1hfPv.jpg

Отредактировано FINE (Сб, 13 Май 2017 17:12:54)

0

3

БОЙЦАМ - СОБАКАМ, ГЕРОЯМ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

0

4

http://savepic.net/6745261.jpg

0

5

http://sh.uploads.ru/8QziB.jpg

0

6

Убитый пограничник и его собака. 22 июня 1941 года

Автор: Аркадий Бляхер

В государственном архиве области, фонде № 873, хранится небольшое дело из семи страниц. В нем перечислены фамилии воинов-пограничников и описаны обстоятельства их гибели в первый день Великой Отечественной войны, 22 июня 1941 года, в Домачеве, что под Брестом. Упомянуты политрук заставы Павел Пшеничный и его заместитель Стенькин, которому в бою оторвало обе ноги.

Также речь идет о двух однофамильцах — старшине и младшем сержанте Еремовых, о пулеметчике Алексееве, успевшем в последний момент утопить свой пулемет в Буге, о комсорге Артамонове, на теле которого не было живого места от уколов штыками, о знаменосце пограничного отряда Федоре Левченко, о рядовых Мартынове и Смирнове. Фамилии были установлены по горячим следам — уцелевшим красноармейским книжкам, комсомольским билетам, письмам. Но четырнадцать погибших на этой заставе пограничников так и остались в ранге неизвестных.

Описание в архивном документе гибели инструктора по собаководству напомнило мне о публикации многолетней давности. Она была основана только на рассказе тогдашнего начальника Домачевской заставы Петра Салявы, собравшего богатый материал о боях на границе в первые дни войны, и на воспоминаниях местных жителей. Тогда история, честно говоря, больше напоминала легенду. Но найденные впоследствии архивные материалы придали ей реальные контуры.
Привожу строки из раздобытого документа дословно: «Инструктор служебных собак Басыров и боец Устюгов были убиты в бою. Их тела на протяжении пяти суток охраняла собака. Польский бурмистр поймал собаку и держал ее у себя двадцать дней. Давал ей пищу. Она пищу не принимала. После чего сошла с ума и скончалась».

По рассказам же местных жителей, с которыми довелось мне встречаться в послевоенные годы, эта история случилась так. Бой закончился в полдень, вокруг была вздыбленная земля, множество воронок, едкий дым и запах гари. Тела убитых пограничников свидетельствовали о том, что бой был жестоким и неравным. Буян, так звали собаку, по словам очевидцев, ни на шаг не отходил от своего погибшего хозяина. Сельчане хотели забрать тела убитых и похоронить, но пес их упорно не подпускал. Кто-то вспомнил, что Басыров дружил с местной девушкой, дочерью поляка Анной. Позвали ее. Но на зов и уговоры Буян никак не реагировал, он по-прежнему не сходил с занятой им позиции, лишь глухо рычал. Потом девушке все же удалось оттянуть овчарку от тела погибшего хозяина и привязать к забору.

Басырова вместе с его товарищами похоронили под развесистым дубом. Анна подошла к собаке, стала ее ласково гладить, с большим трудом ей удалось увести Буяна к себе во двор. Утром встревоженная мать Анны сообщила дочери, что пес оборвал поводок и исчез. Вместе женщины направились к дубу, у которого накануне похоронили пограничников. Еще издали увидели: Буян там, он почти весь скрылся в вырытой норе и все еще выбрасывал оттуда песок. Наконец, рыча, пес выбрался из ямы, но, увидев Анну, тут же нырнул обратно, так что снаружи был виден только поводок. Девушка потянула за него, спустя некоторое время неохотно пес вылез из норы. Анне вновь, хотя и с помощью неимоверных усилий, удалось привести Буяна домой. Она привязала к ошейнику цепь, прикрепив ее за скобу, к которой когда-то привязывала свою дворнягу. Принесла собаке поесть, но она есть не стала. Ни ласка, ни уговоры Буяна не трогали. Он упорно смотрел в сторону дуба, где была могила его хозяина, сотрясался мелкой дрожью и скулил. Буян даже пробовал грызть цепь, но из этой затеи, разумеется, ничего не вышло. Потом прыгал, пытаясь ее порвать. Но привязь никак не поддавалась...

Наутро хватились, что на месте нет ни скобы, ни цепи, а Буян исчез со двора. Анна тут же бросилась к могиле пограничников. Там, вытянув передние лапы и положив на них голову, неподвижно, словно изваяние, лежала собака. На зов девушки Буян не откликнулся и даже не шелохнулся. Анна приблизилась к нему, положила руку ему на голову и только тогда поняла, что пес мертв.

Несмотря на небольшие разночтения между строками архивных документов и воспоминаниями жителей Домачева, история о пограничном псе — вовсе не легенда, а быль и одно из ярких свидетельств преданности собаки человеку.

Первоисточник: http://podvig.gpk.gov.by/article/his..._to_those_fou/

0

7

http://savepic.net/6704301.jpg

0

8

Это выдержки из реферата Фазуллиной Регины,  активистки Музея боевой славы Героя Советского Союза Н.Ф. Кайманова школы №9 г. Нижнекамска, Республика Татарстан.

«В 2007г. я была участницей экспедиции активистов Музея боевой славы Героя Советского Союза Н.Ф.Кайманова на боевую именную заставу на карело-финской границе. Среди многочисленных ярких событий мне особо запомнились занятия инструктора служебных собак Дмитрий Карпова с собакой Чили.Она по голосу и движениям руки инструктора выполняла самые различные команды. Чуть позже, вместе с дежурным патрулем и с Чили, мы отправились на саму границу. На память нам разрешили с ней сфотографироваться.

Разбирая собранные в ходе экспедиции материалы, меня особо заинтересовали воспоминания В.С.Счеревского, написанные им в 1973г. В них он рассказывал о собаке Рекс, которая служила на знаменитой заставе летом 1941г.

Пребывание на именной, «каймановской»,пограничной заставе, знакомство с особенностями несения службы собаками в мирное время, обнаруженные воспоминания пограничника-фронтовика, натолкнули меня на написание исследовательской работы о том, как использовались собаки в годы Великой Отечественной войны.

Во время Великой Отечественной войны на различных фронтах действовали 69 отдельных взводов и 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 29 отдельных рот и 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого, в боевых действиях участвовали 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства «Красная Звезда»(III.3.76).
На боевом счету частей военного собаководства подбитые танки, тысячи доставленных донесений, подвезенные на огневые рубежи тонны боеприпасов, вывезенные с поля боя тяжелораненые, разминированные крупные города и населенные пункты, среди которых: Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага.Помимо этого, собаки подвозили на передовые позиции боеприпасы и пищу для бойцов.

Отношение к военному собаководству за время войны резко изменилось. Эффективность применения собак стала очевидна не только рядовому, который видел работу четвероногих в деле, но и генералам. Цитата из директивы того времени: «ГУКР считает нужным еще раз напомнить, что при проведении войсковой операции в Шиловическом лесу собаки, обладающие верхним-дальним чутьем и опытом отыскания тайников и схронов, должны быть использованы на самых перспективных участках. Приказываю собак веселить!»(III.3.82).
И вот еще некоторые из выдержек шифротелеграмм тех лет: «Срочно! Егорову. В дополнение к нашему No И-1-9486 разъясняю, что все служебные собаки, привлекаемые к розыскным мероприятиям и войсковой операции по делу «Неман», должны обеспечиваться трехразовым котловым питанием, получая при этом ежедневно полторы суточные нормы продуктов по линии НКО независимо от ведомственной принадлежности. Основание: Распоряжение начальника тыла Красной Армии No 7352 от 19.08.44 г.» А в другом, не менее интересном документе говорится: «В июле с.г. на 1-м Украинском фронте у нескольких собак в результате грубого недосмотра было заварено чутье, в связи с чем предлагается обращать внимание на температуру пищи при кормлении. Также необходимо предотвратить закладку некомпетентными поварами в котлы полевых кухонь различных специй, снижающих остроту нюха у собак».

В архивах сохранилось еще одно распоряжение: «За то, что на утреннем выгуле собаки выгуливаются вяло, имеют печальный вид, а курсанты не пытаются развеселить их, объявляю командиру подразделения наряд вне очереди»(III.3.84-92).

II.1.Ездово-санитарная упряжка

В 1924 г. при Высшей стрелково-тактической школе "Выстрел" был сформирован Центральный учебно-опытный питомник военных и спортивных собак. Помимо сторожевых, питомники поставляли в армию собак-"саперов", "связистов", "санитаров", а также ездовые упряжки - в основном для санитарной же службы.

Первый опыт широкого применения ездовых служебных собак в СССР относится к Зимней войне с Финляндией. В 1939-1940 г.г. в боях на Карельском и Кандалашском направлениях активно использовались нартовые упряжки. По результатам этой работы в армии утвердили ездово-нартовую службу.

http://savepic.net/6655569.jpg

Собаки везут раненого, 1944 год.

Отряды ездово-нартовых упряжек были важной частью санитарного транспорта и зимой, и летом. Санитарные собаки находили тяжело раненных воинов в сложнейших условиях - в лесах, болотах, оврагах и приводили за ними санитаров, неся на своих спинах тюки с перевязочным материалом.

Они вывозили с поля боя тяжело раненых бойцов и офицеров и доставляли на огневые позиции боеприпасы. На Карельском фронте, в условиях снежных заносов, бездорожья и распутицы нартовые упряжки были основным видом транспорта для доставки питания на передовые линии фронта и подвоза боеприпасов.

В своих донесениях начальник 53-й Санитарной армии писал о ездово-санитарных упряжках: "За время нахождения при 53 Армии отряд собак нартовых упряжек участвовал в наступательных операциях по эвакуации тяжело раненных бойцов и командиров с поля боя по взятии Демянского укрепленного противником района и, несмотря на трудные условия эвакуации, лесисто-болотистую местность, плохие, труднопроходимые дороги, где не было возможности вывозить раненых конным транспортом, успешно работал по эвакуации тяжело раненных бойцов и командиров и подвозу боеприпасов наступающим частям. За указанный период отрядом вывезено 7551 человек и подвезено 63 тонны боеприпасов".

Начальник санитарной службы 855-го стрелкового полка отмечал: "Санитарные упряжки имеют большую возможность маскироваться. Каждая упряжка заменяет минимум 3-4 санитара. Эвакуация при помощи санупряжек осуществляется быстро и безболезненно для раненых".
Такую же высокую оценку работы санитарных упряжек давал начальник санслужбы 1-й Ударной Армии: «В результате применения санитарных собак в дивизиях заменено значительное количество санитаров-носильщиков, в некоторых случаях нартовые упряжки заменяли полностью работу санитаров рот и батальонов, вместе с этим сроки эвакуации раненых с поля боя сократились. За период активных действий Армии с 1 января по 28 марта 1944 года было вывезено 13500 человек тяжело раненных и доставлено на передовую 300 тонн боеприпасов»(III.3.104-105).

29 августа 1944 г. начальник Главного военно-санитарного управления Красной Армии сообщал в приветственном письме по случаю двадцатилетия Центральной школы: "За истекший период Великой Отечественной войны на собаках было вывезено 500 тысяч тяжело раненных офицеров и бойцов, и теперь этот вид транспорта получил общее признание"»(III.3.105).

Санитарная собака Мухтар за годы войны вытащила с полей сражений более 400 раненых бойцов. Спасла она и своего напарника, контуженного взрывом бомбы.

Благодаря сообразительности и выучке собачьи команды могли действовать поразительно слаженно. Вот как описала работу такого "подразделения" во время снятия блокады в 1944 г. Т. Р. Овсянникова, служившая связисткой: "...Я взяла катушку, и побежала по этому полю около железной дороги... И вдруг смотрю - вроде как волки, две собаки. Смотрю - волокуша, раненый лежит, и они вокруг раненого вертятся, вертятся. Я волокушу подтащила им. Собака легла рядом с раненым, а у нее на боку санитарная сумка - раненый себе ногу перевязал, я им помогла его на волокушу погрузить, они впряглись, и потащили его. Вот так я в первый раз увидела собак-санитаров. Это меня поразило очень. С тех пор я собак очень уважаю..."(III.3.114).

Славно потрудились на дорогах войны 15 тысяч пар ездовых собак. Зимой на нартах, а летом на специальных тележках с поля боя ими было вывезено 700 тысяч тяжело раненных советских бойцов. Подвезено было к боевым частям 5 900 тонн боеприпасов.


II.2.  Собаки службы связи

http://savepic.net/6739118.jpg

Из донесения штаба Ленинградского фронта можно прочитать: «Шесть собак связи, … заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений и приказаний от командного пункта стрелковой бригады в роты и боевое охранение ускорилась в 3—4 раза. Потери же собак, даже при условии большой плотности артиллерийского, минометного и пулеметного огня противника, весьма незначительны (одна собака в месяц)».
Так же умело использовались собаки для службы связи в частях Брянского фронта:«Собаки связи несут службу четко и уверенно. Отмечено много случаев, когда при полной невозможности использовать другие средства связи собаки своевременно доставляли все донесения и приказания. Даже тяжело раненная собака, как правило, доползает до места своего назначения и доставляет донесение».

Связной пес Бульба, которого воспитал вожатый М. Терентьев, на фронте передал более 1500 депеш и проложил десятки километров телефонного кабеля. Иногда, вместо документов, Бульбе приходилось доставлять боеприпасы на передовую.(III.3.132).

II.3.   Собаки – истребители

Особой была участь собак-истребителей танков. Их готовили к одному-единственному бою, который был для собаки всегда последним. После долгих тренировок на учебном полигоне собаки утрачивали страх перед гремящим, изрыгающим пламя и вонючий дым танком, а единственной задачей такой собаки было забежать под его днище. Заряды взрывчатки были закреплены в брезентовых сумках на спине пса. Достаточно было коснуться торчащим вверх штырем-взрывателем относительно тонкого танкового днища, и экипаж танка противника взлетал вверх.
В период оборонительных боев, когда противник имел превосходство в танках, а нашим солдатам и воевать против них было нечем, все школы собаководства были переключены на подготовку собак-истребителей танков.

Насколько противник боялся собак-истребителей танков, можно судить потому, что в январе 1942 г. гитлеровское командование издало инструкцию для своих войск о борьбе с собаками-истребителями танков.

В донесении командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.говорилось:«... В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного отряда. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

В битве под Сталинградом служебные собаки истребили 42 танка и две бронемашины.

Огненная дуга также была местом применения служебных собак. Так, 6 июля 1943 г. на второй день Курской битвы, на Воронежском фронте в полосах обороны наших стрелковых дивизий собаки подорвали 3 танка, остальные повернули назад. Всего в течение того дня подразделения собак - истребителей танков подорвали 12 фашистских танков.

На другом участке 20 машин, с ходу ведя огонь, устремились к высоте, оборонявшейся гвардейцами. Младший лейтенант Мухин со своими четвероногими бойцами находился недалеко от наблюдательного пункта командира полка. Собаки, находясь в укрытии, чувствовали приближение танков и отчаянно скулили, рвались с поводков. На всех собаках были надежно закреплены специальные ранцы со взрывчаткой, оставалось только привести в боевую готовность взрыватели и вставить в них стальной прутик, который, ударяясь о днище танка, вызывал взрыв.

Когда до танков оставалось не более 100 метров, отделение сержанта Горячева с поводков спустило семь собак. Они стремительно выскочили из окопа и, прижимаясь к земле, помчались навстречу рокочущим чудовищам, и вскоре четыре взрыва сотрясли воздух. Три танка сразу остановились, четвертый, волоча гусеницу, завертелся на месте, а затем вспыхнул. Но и собаки погибли, как воины.

В оперативной сводке Советского Информбюро от 2 июля 1942 г. сообщалось: «На другом участке 50 немецких танков пытались прорваться в расположение наших войск. 9 отважных истребителей из Истребительного отряда старшего лейтенанта Шанцева подожгли 7 немецких танков».
В приказе по 6-й армии № 96 от 18 сентября 1943 г. говорилось: «В 6-ой Гв. Армии в боях на Белгородском направлении батальон уничтожил собаками-истребителями 15 танков противника»(III.3.156).

Овчарка по кличке Дина была обучена диверсионному делу. Принимая участие в знаменитой «рельсовой войне» в Белоруссии, Дина сумела затащить вьюк со взрывчаткой прямо под колеса паровоза, пустив вражеский эшелон под откос. Сама она погибла. «Собаки-смертники» — так называли их немцы. Потому что собака, несущая на спине вьюк с миной, гранатами или взрывчаткой, приближалась к танку и ныряла под его днище в передней части. И никакая сила не могла ее остановить. Немцы, как шальные, выскакивали из танков, понимая, что пес точно сделает свое дело.

За время войны с использованием служебных собак было уничтожено свыше 300 немецких танков.

II.4. Минно-розыскные собаки

В годы Великой Отечественной войны одним из наиболее эффективных видов применения собак на фронтах была минно-розыскная служба. При помощи собак за два года (июнь 1943 г.- май 1945 г.) было обнаружено и обезврежено более 4 млн. различных мин и фугасов, что сохранило многие и многие тысячи жизней наших воинов.

К концу 1940 г. была создана первая, еще небольшая, группа минно-розыскных собак и инструкцию по их дрессировке.

В годы Великой Отечественной войны подразделения собак-миноискателей выполняли следующие задачи:

1. В период подготовки наступательных операций минно-розыскные собаки применялись для скрытного проделывания проходов в своих минных полях, для пропуска танков и стрелковых частей или полного снятия своих минных полей.

2. В наступательных операциях минно-розыскные собаки использовались для скрытного обнаружения и устройства проходов в минных полях врага перед его передним краем и в глубине обороны, для разминирования дорог и колонных путей вслед за отступающим противником. Это одна из основных задач подразделений минно-розыскных собак.

3. При достаточном количестве времени и средств эти подразделения использовались для сплошного разминирования местности, населенных пунктов, зданий, поиска фугасов, для контрольной проверки объектов, разминированных саперными частями.

В наступательных операциях минно-розыскных собак придавали инженерным частям. И это себя полностью оправдало. В ходе начавшегося 12 января 1945 г. наступления наших войск обширные минные поля врага быстро и при небольших потерях были успешно преодолены. В ходе этой операции вожатые с мино-розыскными собаками проверили 221 километр дорог, восемь населенных пунктов, обнаружили и обезвредили более 3 тысяч различных взрывных заграждений. За успехи в этой операции 2-му отдельному полку специальных служб приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почетное наименование "Келецкий".

Были случаи применения минно-розыскных собак в танковых войсках.

В директиве начальника инженерных войск Красной Армии от 17 ноября 1944г., говорилось: "В Ясско-Кишиневской операции взвод специально отобранных собак-миноискателей, прошедших особую тренировку, успешно выполнял боевую задачу по сопровождению танков. Этот специально обученный взвод собак-миноискателей сопровождал танки на всю глубину зоны оперативных заграждений противника. Собаки привыкли в езде на броне танков, к шуму моторов и к стрельбе из орудий. В местах, подозрительных на минирование, собаки-миноискатели под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля".

Зимой 1942-1943 гг. минно-розыскные собаки работали в районе Сталинграда. В январе 1943 г. на окраине Сталинграда при помощи собак было обнаружено 2 минных поля, около хутора Гончара - еще одно, затем на реке Дон у станции Сиретинская и хуторов Зимовский и Хмелевский было обнаружено и обезврежено еще 2 минных поля. Всего 6-ю минно-розыскными собаками за 13 дней работы было обнаружено и обезврежено около 2-х тысяч взрывных заграждений, в том числе более 1тысячи противопехотных мин.

Собаки-миноискатели оказывали большую помощь саперам в обнаружении мин, особенно противопехотных. Другими средствами обнаружить мины было трудно из-за большого количества осколков, неразорвавшихся снарядов, бомб.

Успешное применение первых минно-розыскных собак под Сталинградом послужило основой для широкого использования их на других фронтах.

В августе 1943г.специальный отряд с собаками прибыл на Степной фронт и получил боевую задачу: проверить и разминировать бывший оборонительный рубеж противника в районе Ерик - Белгород. Собаки работали уверенно и безошибочно, нашли много не обнаруженных саперами мин и целые минные поля. Затем была поставлена новая задача: разминировать рубеж Белгород - Чугуев вдоль реки Северский Донец. Условия для применения собак здесь оказались очень сложными: весь правый берег реки был густо заминирован, минные поля тесно соприкасались, на всех танкодоступных местах противопехотные минные поля были усилены противотанковыми минными полями. Кроме этой боевой задачи было приказано вести работы по разминированию только что освобожденного Харькова. Здесь собакам пришлось действовать в условиях большого города, множество разрушенных зданий.

На Степном фронте за 2 месяца 1943г. было проверено и очищено от взрывных заграждений около 780 км дорог и более 800 кв.км площади. Было обнаружено и разминировано около 400 минных полей, обезврежено почти 86 тысяч мин различных типов, более 3 тысяч различных фугасов, собрано и складировано около 76 тысяч различных видов боеприпасов.

Начальник инженерных войск Степного фронта дал высокую оценку работы отряда. Он писал: "Собак-миноискателей нужно рассматривать как наиболее надежное контрольное средство в руках инженерного начальника, прекрасно дополняющее используемые обычно войсками щуп и миноискатель.

Собаки улучшают работу инженерных частей по разминированию, легко завоевывают популярность в войсках и вызывают спрос со стороны общевойсковых командиров, у которых пользуются большим доверием".

В сентябре 1943 г. на Западном фронте для собак - миноискателей для была поставлена задача очистить от взрывных заграждений сильно заминированный бывший немецкий оборонительный рубеж, проходивший по реке Вопец, южнее Дорогобужа. Работать приходилось в очень сложных условиях, так как мины противник здесь поставил еще шесть - семь месяцев назад, да притом в болотистой пойме реки, заросшей кустарником и высокой травой. Поэтому здесь особенно хорошие результаты получились при применении собак как средства саперной разведки - для обнаружения минных полей, отдельных групп мин, проверки обочин шоссе Москва-Смоленск. Батальон вожатых солдат с поставленной задачей справился успешно и за 18 дней разминировал район в 52 кв.км, сняв более 50 тысяч мин различных типов.

Собаки-миноискатели участвовали в зимнем наступлении войск Ленинградского фронта и разгроме немцев под Ленинградом, по разминированию городов Урицк, Красное село, Пушкино, Гатчина и других населенных пунктов. При контрольной проверке с собаками улиц Урицка ранее разминированных саперами, было вновь обнаружено 128 противотанковых мин, а в г.Пушкино более 209 мин.
Овчарка Букет 5 июня 1944 г. при повторном обследовании дома, предназначенного для размещения штаба стрелкового корпуса, нашла в земляном полу несколько мин. Овчарка Роза в подвале здания, где предполагалось разместить госпиталь, нашла мину замедленного действия.
Во Львове 10 августа 1944г. собаки- миноискатели обследовали 34 км улиц, 102 государственных учреждения, пять жилых домов. При этом было обнаружено и обезврежено 20 противотанковых, 15 противопехотных мин, два фугаса и 487 авиабомб.

Во время обследования города Новоград-Волынский собака Федор в подвале здания горисполкома обнаружила фугас замедленного действия из 30 ящиков тола по 80 кг каждый. Фугас обезвредили за шесть часов до взрыва.

19 ноября 1943 г. вожатые с собаками проделали проходы в минных полях противника перед его передним краем для обеспечения наступления нашего танкового корпуса. Работая под огнем противника, ночью, они обнаружили и обезвредили более 900 различных мин, в том числе 125 сигнальных мин-ракет.

При захвате нашими частями плацдарма на реке Северский Донец в районе г. Нижний 2 сентября 1943г. поставлена задача проделать проходы в минных полях противника для пропуска наших танков и артиллерии. За два с половиной часа работы только две собаки обнаружили 250 мин.

Всего же в сентябре 1943 г. минно-розыскными собаками было обнаружено и обезврежено около 40 тысяч мин раз личных типов.
К концу Великой Отечественной войны (с 1943 по май 1945 г.) только 2-м отдельным полком специальных служб обнаружено и обезврежено более 76 тысяч различных взрывных заграждений; обследовано более 4 тысяч км дорог, около 800 кв. км площади, 34 города и населенных пункта, более двух с половиной тысяч зданий, шесть мостов и др.

Пес породы колли по имени Дик был призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны он обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги, обследовавший 108 километров дорог, более 150 зданий. Но свой главный подвиг Дик совершил в Павловске, обнаружив в фундаменте старинного дворца фугас с часовым механизмом весом в две с половиной тонны. До взрыва, который превратил бы дворец в руины, оставалось менее часа. Талант и выдержка Дика спасли жизнь тысячам солдат.После войны пса-фронтовика возвратили в Ленинград к хозяйке, и Дик успел поучаствовать в первых послевоенных выставках. Несмотря на многочисленные ранения, боевой пес умер от старости, и был похоронен с воинскими почестями.

Пришел долгожданный день Победы. Но еще не скоро он наступил для многих подразделений с минно-розыскными собаками. Так, с 12 мая по 5 июня 1945 г. минеры продолжали очищать Прагу от оставленных фашистами "гостинцев".

Всего по минно-розыскной службе было подготовлено более 6000 собак, на фронтах Великой Отечественной войны действовали 29 отдельных рот и 19 отдельных батальонов собак-миноискателей; роты собак-миноискателей 1-го и 2-го отдельных полков специальных служб и периодически - семь учебных батальонов Центральной школы военного собаководства.

Этими подразделениями обследовано более 15 тысяч км дорог, свыше трех тысяч городов и населенных пунктов (в том числе Харьков, Киев, Одесса, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшава, Будапешт, Вена, Берлин, Прага), около 30 тысяч различных зданий. При этом было обнаружено и обезврежено свыше четырех миллионов различных мин, фугасов и других взрывных устройств.

За отличное выполнение боевых заданий ряд частей с минно-розыскными собаками были удостоены высоких правительственных наград.
1-му отдельному полку специальных служб было присвоено наименование "Рижский", и он был награжден орденом Красной Звезды; 2-му отдельному полку специальных служб было присвоено наименование "Келецкий", и он был награжден орденами Александра Невского и Богдана Хмельницкого; 27-й и 63-й отдельные батальоны собак-миноискателей были награждены орденом Красной Звезды.

Хотелось бы привести историю собаки Рекс, служившей на 5-й заставе в 1941г.

«Осенью 1938г. из школы подготовки инструкторов служебных собак к нам, на заставу, прибыл младший сержант Шишков Вячеслав с обученной собакой Рекс.Шишков очень любил свою профессию инструктора служебных собак. А без своего друга Рекса, как говорится, дышать не мог. В вопросе содержания и обучения своего друга был строг и пунктуален. Рекса держал…всегда в «рабочем» состоянии.
…Наряд, несший службу без собаки, обнаружил следы «животного». Для установления истинного положения была выслана группа, куда был включен Шишков со своей собакой. Несмотря на давность следа, собака взяла его и была пущена по нем. Половина суток шло преследование «неизвестного». Временами казалось: все исчерпано. Следы были путанными, зигзагами, то вели к нам в тыл, то в сторону границы. Но Рекс стремился вперед, сбивая с ног уставшего хозяина. Послышался треск сухих деревьев. Группа приготовилась к окружению и к бою. Старший группы на просеке увидел лося. «Нарушитель» был обнаружен, настигнут…

Когда наша застава в конце июня 1941г. начала боевые действия, наши собаки были с нами. Они не получали применения своим способностям. … Враг не щадил нас. В первые дни нас массированно обстреливали из минометов и артиллерии. Гибли люди и животные. Я лично не предполагал, что собаки очень тяжело переносят огневые налеты. Собаки с испуга и страха стали вести себя странно: прятались в укрытия, выли, визжали. Пользы от них становилось все меньше и меньше.

При выходе из окружения, из животных выходила с нами только собака Рекс. Руководство рискнуло взять ее, полагая, что она обстрелялась и возможно пригодится. Да и Шишков не мыслил с ней расстаться.

…Если выход прошел у нас благополучно, то дальнейшее поведение Рекса было не в нашу пользу. На привалах, особенно ночью, видимо, от нервного напряжения, усталости, скученного положения, плохого питания, Рекс стал выть, визжать. А это губительно влияло на нашу конспирацию. Что только Шишков не принимал для его успокоения, ничего не помогало. Из животного, приносившего пользу, он превратился в нашего демаскировщика. Что делать с ним? Отпустить его на волю – нельзя, может навести на нас врага. Было принято решение уничтожить его. Но кому и как? Пристрелить нельзя. Выстрел демаскировал бы нас. Кто-то предложил применить штык от винтовки. Но кого исполнителем? Когда Шишков узнал о решении, был сильно потрясен, хотя и считал, что положение безвыходное. Но об участии его в этом деле не могло быть и речи. Он ушел подальше, попрощавшись со своим верным другом… Жалко было Шишкова: он потерял своего друга ради спасения людей».

+1


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Собаки на войне: Подвиги собак на Великой Отечественной войне