Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ЗАПАД О РОССИИ XX века » Генерал Г.Блюментрит Московская битва


Генерал Г.Блюментрит Московская битва

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

Последняя попытка

     После  этого  совещания  вопрос  о  наступлении  на   Москву   детально
обсуждался  с  командирами  частей  и  соединений.  Фельдмаршал  фон   Клюге
неоднократно посещал свои части на переднем  крае  и  интересовался  мнением
унтер-офицеров.
     Что  касается  наших  людских  ресурсов  и  боевой  техники  -  то   мы
по-прежнему получали незначительные пополнения личного состава и вооружения.
Но с октября дивизии немного отдохнули на своих  позициях,  удерживаемых  по
близости от Москвы. Только правый фланг армии подвергался непрерывным атакам
противника в районе Серпухова и вдоль дороги Подольск  -  Малоярославец.  На
этом фланге было мало наших войск, и они с трудом отражали удары противника.
Целыми часами командующие армиями обсуждали создавшуюся  обстановку.  И  вот
принято окончательное решение - сделать последнюю попытку  нанести  решающий
удар по Москве. Верховное командование считало возможным  начать  проведение
операции лишь после того, как подморозит.

0

22

Расположение войск

     Наступление на Москву планировалось осуществить войсками 4-й армии  фон
Клюге, которая в связи с этим была усилена.
     Наш правый фланг, от Оки до Нары, прикрывали слабые силы. К югу от  Оки
2-я танковая группа Гудериана, приданная 2-й армии, должна была продвигаться
на Тулу и дальше на северо-восток. Главные силы 4-й армии были сосредоточены
вдоль  р.  Нара,  между  дорогой  Подольск  -  Малоярославец  и  автострадой
МоскваСмоленск Севернее этой шоссейной дороги и  р.  Москва,  точнее,  между
Рузой  и  Волоколамском,  сосредоточилась  приданная  4-й  армии  Клюге  4-я
танковая группа генерала Гепнера.
     Опыт прошлых боевых действий показал, что тесное  взаимодействие  между
танковыми и пехотными соединениями дает хороший результат и поэтому танковой
группе Гепнера было подчинено несколько пехотных корпусов.
     План операции заключался в следующем:  усиленной  4-й  танковой  группе
предстояло нанести удар  в  северном  направлении,  левее  шоссейной  дороги
Москва - Смоленск, затем повернуть на восток и атаковать Москву с  запада  и
северо-запада. В это время 4-я армия, форсировав р. Нара, должна была своими
наступательными действиями сковать на этом участке фронта значительные  силы
противника.

0

23

Последнее наступление

     К середине ноября период грязи закончился, и первые морозы возвестили о
наступлении зимы. Теперь по  дорогам  и  ровной  местности  могли  двигаться
боевые машины и транспортные  средства  всех  видов.  Далеко  в  нашем  тылу
тракторы вытаскивали из замерзшей грязи  тяжелые  орудий,  которые  одно  за
другим перебрасывались к линии фронта. Впрочем, часто случалось и так,  что,
вытаскивая орудия из затвердевшей грязи, их буквально разрывали на части.
     В первые дни наступление 4-й танковой  группы  развивалось  успешно.  С
тяжелыми боями противник медленно отходил на восток. Севернее наступала  3-я
танковая группа  генерал-полковника  Рейнгардта.  Обе  эти  танковые  группы
подчинялись командующему 4-й армией фельдмаршалу фон Клюге. Таким образом, в
его подчинении находилось 11 армейских корпусов, или 35 дивизий, из  которых
девять были танковыми. Правда, это были  соединения  неполного  состава:  не
хватало людей и вооружения.
     Около 20 ноября погода  внезапно  испортилась,  и  уже  через  ночь  мы
испытали все ужасы русской зимы. Термометр внезапно упал до -30o  С.  Резкое
похолодание сопровождалось сильным снегопадом. Через  несколько  дней  мы  с
горечью убедились, что началась русская зима. С увеличением трудностей  темп
наступления  обеих  танковых  групп  снизился,  но  все  же  они  продолжали
пробиваться к Москве. Бросив в бой свои  последние  резервы,  они  захватили
Клин и вышли к каналу Москва -  Волга.  В  этом  районе  их  северный  фланг
внезапно атаковали свежие русские части.
     В последние дни ноября наши передовые  части,  наступавшие  на  Москву,
достигли  Озерецкое,  а  разведывательные  подразделения   танковых   частей
проникли  даже  в   западные   окрестности   Москвы.   На   этом   выдохлась
наступательная мощь обеих наших танковых групп.
     Такова была  обстановка  вечером  28  ноября,  когда  генерал-полковник
Гепнер попросил фельдмаршала фон Клюге отдать приказ о  наступлении  войскам
4-й армии, расположенным вдоль р.  Нара.  Это  наступление,  считал  Гепнер,
облегчит  давление,  оказываемое  противником  на  обе  танковые  группы,  и
заставит русское командование перебросить часть своих сил  с  их  участка  в
район действий 4-й армии. Детально обсудив эту просьбу со мной как со  своим
начальником  штаба,  29  ноября  фельдмаршал  отдал  приказ  о  переходе   в
наступление.  Наступление  началось  утром  следующего  дня.  Основной  удар
наносился  по  Наро-Фоминску.  Танковый  корпус  поддерживал   южное   крыло
наступавшей армии. Через несколько дней после начала  наступления  пехота  в
нескольких местах прорвала глубокоэшелонированную оборону противника в  лесу
вдоль р. Нара. Однако ко 2 декабря стало ясно,  что  войск,  находившихся  в
нашем распоряжении, явно недостаточно для выполнения поставленной перед ними
задачи. Только разведывательному батальону 258-й  пехотной  дивизии  удалось
найти брешь в обороне русских. Он продвигался вперед в течение всей  ночи  и
едва не достиг юго-западной окраины Москвы. Однако рано утром 3 декабря  его
атаковали русские танки и отряды московских рабочих.
     Фельдмаршал решил приостановить  наступление,  перспективы  которого  в
создавшейся обстановке стали безнадежными и которое могло привести только  к
напрасным потерям. Войскам 4-й армии, находившимся южнее  шоссейной  дороги,
было приказано отойти на свои прежние позиции,  расположенные  за  р.  Нара.
Отход был проведен успешно. Противник  преследовал  наши  войска  с  большой
осторожностью.

0

24

В  той  обстановке  решение  фельдмаршала  фон  Клюге   нужно   считать
правильным. Через несколько дней маршал Жуков бросил русские войска в мощное
контрнаступление {5 декабря войска Калининского фронта, а 6  декабря  войска
Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов перешли  в  контрнаступление
(Прим, ред.)}. Начатое 6 декабря, оно было направлено против  двух  танковых
групп, расположенных северо-восточнее Москвы. Это был поворотный пункт нашей
Восточной кампании - надежды вывести Россию из войны в 1941 г. провалились в
самую последнюю минуту.
     Теперь политическим руководителям Германии важно было понять,  что  дни
блицкрига канули  в  прошлое.  Нам  противостояла  армия,  по  своим  боевым
качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо
приходилось встречаться на поле боя. Но  следует  сказать,  что  и  немецкая
армия продемонстрировала высокую  моральную  стойкость  в  преодолении  всех
бедствий и опасностей, обрушившихся на нее.
     Каждому солдату немецкой армии было ясно, что от исхода битвы за Москву
зависит наша жизнь или смерть. Если здесь русские нанесут нам  поражение,  у
нас не останется больше никаких надежд. В 1812 г. Наполеону все  же  удалось
вернуться во Францию с жалкими остатками своей разгромленной Великой  армии.
В 1941 г. немцам оставалось или выстоять, или же быть  уничтоженными.  В  то
время русская пропаганда сводилась к разбрасыванию с самолетов  листовок  со
скучным, грубо выполненным  изображением  покрытых  снегом  русских  степей,
усеянных трупами немецких солдат. Эта  пропаганда  не  производила  должного
впечатления на  наши  войска.  Четыре  батальона  французских  добровольцев,
действовавших в составе 4-й армии,  оказались  менее  стойкими.  У  Бородина
фельдмаршал фон Клюге обратился к ним  с  речью,  напомнив  о  том,  как  во
времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок  против  общего
врага. На следующий день французы смело пошли в бой,  но,  к  несчастью,  не
выдержали ни мощной атаки противника, ни сильного  мороза  и  метели.  Таких
испытаний им еще никогда не приходилось переносить. Французский  легион  был
разгромлен, понеся большие потери от огня  противника  и  от  мороза.  Через
несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад.

0

25

Положение армий

     Прежде  чем  перейти  к  рассмотрению   дальнейших   боевых   действий,
необходимо рассказать о немецких и русских войсках, участвовавших в сражении
под Москвой в 1941  г.,  а  также  об  условиях,  в  которых  происходила  ч
Московская битва.
     На нашем фронте ограниченная видимость ежедневно устанавливалась только
на несколько часов. До 9 часов утра окрестности обычно бывали окутаны густым
туманом. Постепенно пробивалось солнце, и только к 11 часам дня  можно  было
кое-что увидеть. В 15 часов наступали сумерки, а через час опять становилось
темно. В районе Малоярославца у нас был  аэродром,  куда  изредка  прибывали
транспортные  самолеты  из  Смоленска,  Орши  и  Варшавы.   Они   доставляли
пополнения, но совершенно недостаточные для  того,  чтобы  компенсировать  и
ежедневные потери Прибывавшие на самолетах  солдаты  были  одеты  в  длинные
брюки и  ботинки  со  шнурками.  Часто  у  них  не  было  шинелей  и  одеял.
Транспортные  дивизий  ожидали  пополнения  на   аэродромах   и   сразу   же
перебрасывали их на фронт, где в них чувствовалась острейшая  необходимость.
Нередко они оказывались на фронте в ту же ночь. Таким образом,  люди,  всего
два дня назад жившие в уютных казармах Варшавы, через 48 часов  попадали  на
Московский фронт, который уже начал распадаться.
     Еще в конце лета, когда фельдмаршал фон Браухич  понял,  что  война  на
Востоке продлится и зимой, он убеждал Гитлера вовремя приготовить для  наших
войск необходимое зимнее снаряжение. Гитлер отказался внять здравому совету,
так как был твердо убежден, что  русских  удастся  победить  до  наступления
холодов. Теперь даже в ставке Гитлера вдруг поняли, что война  в  России  по
сути дела только начинается и что придется, как это ни ужасно, воевать почти
без зимней одежды. Гитлер начал отдавать категорические  приказы  о  срочной
отправке на Восточный фронт теплой одежды. В Германии повсеместно проводился
сбор меховых и других теплых  вещей.  Но  слишком  поздно!  Чтобы  доставить
войскам собранную одежду, нужны были не  дни  и  даже  не  недели,  а  целые
месяцы. Таким образом, солдатам суждено было провести  свою  первую  зиму  в
России в тяжелых боях, располагая только летним обмундированием, шинелями  и
одеялами. Все, что  имелось  в  оккупированных  районах  России  -  валенки,
меховые шапки и шерстяное обмундирование, - было реквизировано, но оказалось
каплей в море и почти не облегчило положения огромной массы наших солдат.
     Со снабжением войск дела  обстояли  неважно.  К  нашему  району  боевых
действий подходило всего несколько железных дорог, да и их часто  перерезали
партизаны.  В  паровых  котлах  паровозов,  не  приспособленных  к  условиям
русского климата, замерзала вода. Каждый паровоз мог тащить только  половину
обычного количества вагонов. Многие из них, покрытые снегом и льдом,  целыми
днями  простаивали  в  тупиках  железнодорожных   станций.   Наша   огромная
потребность в артиллерийских снарядах удовлетворялась  с  трудом.  В  то  же
время, чтобы подбодрить  солдат,  из  Франции  и  Германии  доставлялись  на
Восточный фронт целые поезда с красным  вином.  Вы,  конечно,  представляете
себе, какое отвратительное чувство возникало  у  солдат  и  офицеров,  когда
вместо снарядов, без которых войска буквально задыхались, им привозили вино.
Впрочем, и вино нередко попадало на фронт в непригодном виде: при  перевозке
оно замерзало, бутылки лопались, и от него оставались только куски  красного
льда.

0

26

Наши оборонительные позиции были почти лишены укрытий. Это сказалось на
тактике обеих сторон, которые вели  упорные  бои  за  овладение  населенными
пунктами, где можно было найти хоть какое-нибудь укрытие от ужасного холода.
Однако в конце концов такая  тактика  приводила  к  тому,  что  обе  стороны
подвергали эти деревни артиллерийскому обстрелу и поджигали деревянные  дома
и  дома  с  соломенными  крышами,  лишая  противника  элементарных  удобств.
Закапываться же в землю нечего было  и  пытаться  -  земля  затвердела,  как
железо.
     Суровый климат оказывал воздействие  и  на  оружие.  Смазка  на  оружии
загустевала так, что часто невозможно было открыть затвор, а  глицерина  или
специальных масел, которые можно было  бы  использовать  в  условиях  низких
температур, у нас не было. Под танками ночью приходилось поддерживать слабый
огонь, чтобы двигатели не замерзали и не выходили из  строя.  Нередко  танки
скользили по замерзшему грунту и скатывались под откос.
     Вероятно, это краткое описание помогло читателю составить представление
об условиях, в которых зимой 1941/42 г.  немецкой  армии  приходилось  вести
боевые действия.
     Русские находились в лучших условиях. Самое главное, что сильный  холод
не был для них новинкой - они привыкли к нему. Кроме того, сразу  же  позади
них находилась Москва. Следовательно, линии снабжения были короткими. Личный
состав  большинства  русских  частей  был  обеспечен  меховыми  полушубками,
телогрейками,  валенками  и  меховыми  шапками-ушанками.  У   русских   были
перчатки, рукавицы и теплое нижнее белье.  По  железным  дорогам  у  русских
курсировали паровозы, сконструированные с учетом эксплуатации их  в  Сибири,
при низких температурах. Русские грузовые автомобили и танки,  как  и  наши,
были неудобны, но не до такой степени, они были лучше наших приспособлены  к
русским условиям. До сих пор мы еще мало видели русских самолетов, хотя в то
время линия фронта проходила всего в нескольких минутах полета от московских
аэродромов. Таковы были условия, когда 6 декабря маршал Жуков принял роковое
для нас мощное контрнаступление на Московском фронте.

0

27

Русское контрнаступление

     Ожесточенные боевые действия на подступах к Москве, которые  чуть  было
не привели к распаду большей части немецкого фронта, хронологически, в целях
лучшего понимания происходивших событий, можно объединить в отдельные  серии
боев. Чтобы разобрать их детально, потребовалось бы написать целую книгу. Но
чтобы понять битву за Москву в  целом,  их  следует  рассматривать  в  общих
чертах. Строго говоря, Московская битва продолжалась до середины апреля 1942
г.
     Русское  контрнаступление  началось  с  того,  что  превосходящие  силы
русских нанесли удар севернее Москвы. Они форсировали канал Москва - Волга с
востока в направлений на  Клин  и  атаковали  левый  фланг  танковой  группы
генерала Рейнгардта в районе южнее волжских озер. Одновременно они атаковали
и 4-ю танковую  группу,  расположенную  южнее.  Особенно  сильный  удар  был
нанесен из района Москвы  в  западном  направлении  вдоль  шоссейной  дороги
Москва - Смоленск по стыку 4-й танковой группы и 4-й армии. В  тех  скверных
условиях немецкие танковые войска не смогли  выдержать  сильнейшее  давление
русских и вынуждены были медленно отступать, продолжая вести упорные  бои  в
глубоком снегу и надеясь восстановить единый фронт  дальше  на  западе.  При
отступлении мы оставили много тяжелого  вооружения.  Редкие  в  этих  местах
дороги, покрытые толстым слоем снега, часто  оказывались  непроходимыми  для
наших орудий и танков. В боях с противником мы понесли  тяжелые  потери,  но
еще большими были потери от  мороза.  Особенно  часто  солдаты  обмораживали
ступни ног, так как неудобная, плотно прилегающая к ногам  обувь  не  давала
возможности надевать больше одной пары носков. В конце  концов  даже  Гитлер
вынужден был дать согласие на отход двух танковых групп. В середине  декабря
русское наступление расширилось к югу. Новые атаки были  предприняты  против
4-й армии между Серпуховом и Тучково. Здесь противнику удалось добиться пока
только местных успехов, и 4-я армия сумела удержать общую линию фронта.
     Большая угроза нависла над  южным  участком  фронта  4-й  армии.  Здесь
потрепанная в прежних боях 2-я танковая армия Гудериана (бывшая 2-я танковая
группа) была атакована  превосходящими  силами  противника.  Русские  начали
сильное наступление в районе Тулы, задержать которое 2-я танковая армия была
не в состоянии. Одна группа русских войск продолжала наступать на  запад,  а
другая повернула на  северо-запад  в  направлении  Калуги.  Русские  войска,
расположенные в районе Таруса - Алексин, тоже перешли в  наступление.  Здесь
опять одна их группа устремилась на запад, в то время как  другая  повернула
на северо-запад в направлении на Малоярославец и Медынь.
     Намерения  русских  были  понятны.  Они  планировали  широкое   двойное
окружение 4-й армии путем нанесения ударов на севере и юге. Их окончательной
целью было окружение и  уничтожение  этой  армии  на  ее  позициях  западнее
Москвы. Немецкое  командование  почти  не  надеялось  избежать  окружения  и
разгрома огромной южной группировки. Русские медленно расширяли брешь  между
2-й танковой и 4-й  полевой  армиями.  У  фельдмаршала  фон  Клюге  не  было
резервов, чтобы ликвидировать опасность, нависшую  над  его  южным  флангом.
Более того, 4-ю армию связывала с тылом только одна  дорога.  Она  проходила
через Юхнов, Медынь, Малоярославец и Подольск. Все остальные дороги в районе
армии скрылись под толстым снежным покровом. Если  бы  русские,  наступая  с
юга, сумели захватить нашу единственную жизненную артерию, с 4-й армией было
бы покончено.

0

28

"4-я армия будет драться!"

     Сложилась такая обстановка,  что  командование  группой  армий  "Центр"
должно было подумать об организации планомерного отхода всей  усиленной  4-й
армии в западном направлении.  Необходимость  этого  логически  вытекала  из
того, что 2-я танковая армия, расположенная южнее, вынуждена была  отступать
за Оку в районе Белева. На карте была проведена линия, проходящая  грубо  от
Белева через Юхнов на р. Угра, на Гжатск и далее на север. На  эту  линию  и
должны  были  отойти  войска  4-й   армии.   Был   отдан   приказ   провести
рекогносцировку передовой линии обороны.  Одна  моторизованная  дивизия  уже
выступила в район Юхнова. Фельдмаршал фон Клюге со  своим  штабом  намеренно
оставался  еще  в  Малоярославце,  хотя  теперь  городу  угрожала  серьезная
опасность. В  середине  декабря  он  вызвал  на  совещание  своих  корпусных
командиров и их начальников штабов для детального  обсуждения  плана  отхода
соединений  4-й  армии,  занимавших   оборону   южнее   московско-смоленской
шоссейной дороги. Все казалось совершенно ясным.
     Вдруг  позвонил  начальник  штаба  группы  армий  "Центр"  генерал  фон
Грайфенберг, мой близкий друг. Он желал говорить  с  начальником  штаба  4-й
армии. Я подошел к телефону. Грайфенберг сказал: "Лучше оставайтесь там, где
находитесь теперь. Только что получен новый приказ  Гитлера.  4-я  армия  не
должна отступать ни на шаг".
     Читатель поймет, какое впечатление произвел на нас этот приказ. По всем
расчетам он мог означать только разгром 4-й армии. И все-таки  пришлось  ему
подчиниться. Части и соединения, уже отходившие на  запад,  были  возвращены
назад. 4-я армия готовилась к своим последним боям. Теперь ее  могло  спасти
только чудо.
     Однако это было еще  не  все.  В  самый  критический  момент  произошла
кардинальная замена одних командующих другими.

0

29

Смена командования

     Командующий группой армий "Центр" фельдмаршал фон Бок уже давно страдал
болезнью желудка. Физическое состояние фон Бока резко ухудшилось в  связи  с
поражением его группы армий под Москвой, и теперь  он  должен  был  хотя  бы
временно передать командование группой армий другому человеку. На его  место
был назначен фельдмаршал фон Клюге -  человек  железной  воли.  Покинув  4-ю
армию 18 декабря, он принял командование группой армий "Центр", штаб которой
располагался в лесу западнее Смоленска.
     Таким образом, в  момент  тяжелых  испытаний  4-я  армия  осталась  без
командующего. Клюге считал, что он сможет руководить своей старой армией  по
телефону и радио из Смоленска. Поэтому он посылал мне,  как  своему  бывшему
начальнику штаба, приказы и инструкции, за выполнение которых я  нес  личную
ответственность. Такое положение продолжалось до 26 декабря,  когда  в  штаб
4-й армии прибыл новый командующий генерал  горно-стрелковых  войск  Кюблер.
Некоторое время командующим армией был генерал танковых войск Штумме.
     Нетрудно себе представить, как пагубно сказалась эта смена  командующих
на боевых действиях армии.
     Еще   более   значительные    изменения    происходили    в    Берлине.
Главнокомандующий сухопутными силами фельдмаршал фон  Браухич  давно  был  в
немилости у Гитлера. Уже несколько лет  он  страдал  болезнью  сердца  и  не
выдержал поражения наших войск под  Москвой.  Браухич  ушел  в  отставку,  и
Гитлер  стал  полновластным  главнокомандующим   сухопутными   силами.   Его
единственным советником, хотя и без всяких прав, был начальник  генерального
штаба генерал Гальдер, оставшийся после этой чистки на своем посту.
     Гитлер верил, что он один сможет избавить  свою  армию  от  катастрофы,
которая неотвратимо надвигалась под Москвой. И если говорить откровенно,  он
этого действительно добился.
     Его фанатичный приказ, обязывавший войска стойко  держаться  на  каждой
позиции и в самых неблагоприятных  условиях,  был,  безусловно,  правильным.
Гитлер инстинктивно понял, что любое отступление  по  снегам  и  льду  через
несколько дней приведет к распаду  всего  фронта,  и  тогда  немецкую  армию
постигла бы та  же  участь,  что  и  Великую  армию  Наполеона.  Дивизии  не
разрешалось отступать больше чем на 5-10 километров за одну  ночь.  Большего
нельзя было и требовать от войск и  гужевого  транспорта  в  тех  невероятно
тяжелых условиях.  Так  как  все  дороги  были  занесены  снегом,  отступать
приходилось по открытой местности. После нескольких ночей такого отступления
солдаты настолько изнемогали, что, останавливаясь, просто ложились на снег и
замерзали. В тылу не было заранее подготовленных позиций, куда войска  могли
бы отойти, и оборонительной линии, которую нужно было удерживать.
     Таким образом, в течение многих недель поле боя  медленно  отодвигалось
на  запад.  Упорно  обороняясь,  наши  армии  постепенно  отходили.  Русские
несколько раз прорывали нашу оборону,  но  мы  всегда  находили  силы  опять
восстанавливать линию фронта. Численность личного состава рот в  большинстве
случаев сократилась до 40  человек.  Мы  понесли  большие  потери  в  боевой
технике. До конца декабря в угрозе, нависшей над левым флангом армии, видели
главную опасность.
     Но вот счастье улыбнулось Гитлеру. Хотя противник был  гораздо  сильнее
нас,  темп  его  наступления  стал  замедляться.  Несомненно,  русские  были
разочарованы, что до сих  пор  еще  не  добились  распада  немецкого  фронта
западнее Москвы. Их удивляла стойкость сильно потрепанных немецких  дивизий,
сражавшихся в условиях сурового климата.

0

30

Русское  командование  безжалостно  посылало  свои  войска  вперед.   В
Малоярославце за несколько дней до рождества мы  перехватили  переданные  по
радио донесения, которые небезынтересно  привести  здесь.  Русский  командир
полка  сообщал  по  радио:  "Сейчас   продолжать   наступление   невозможно.
Необходимо на двенадцать часов задержаться  на  достигнутом  рубеже".  Ответ
старшего командира гласил: "Атакуйте противника немедленно. Если вы этого не
сделаете, пеняйте на себя".
     Что-то вроде чуда  произошло  на  южном  фланге  4-й  армии.  Нам  было
непонятно, почему русские, несмотря  на  их  преимущество  на  этом  участке
фронта, не перерезали дорогу Юхйов - Малоярославец и не лишили 4-ю армию  ее
единственного пути снабжения. По ночам кавалерийский корпус Белова,  который
во второй половине декабря причинил нам так много беспокойства,  продвигался
в нашем глубоком тылу по направлению к Юхнову. Этот корпус  достиг  жизненно
важной для нас коммуникации, но к счастью, не  перерезал  ее.  Он  продолжал
продвигаться в западном направлении и скрылся где-то в огромных Богородицких
болотах.
     В  конце  декабря  1941  г.  штаб  4-й  армии  все  еще   находился   в
Малоярославце. В канун рождества всю ночь шли  бои  рядом  с  нашим  штабом.
Между нами и русскими находилась только 19-я танковая дивизия,  вызванная  с
фронта, в которой насчитывалось всего 50 танков.
     В течение этих недель авиация не могла оказывать нам такую  эффективную
поддержку, как прежде.  Еще  в  ноябре  в  Северную  Африку,  где  потерпели
поражение   войска   фельдмаршала   Роммеля,   были   переброшены   наиболее
боеспособные части 2-го воздушного флота Кессельринга.
     25 декабря штаб 4-й армии  в  самый  последний  момент  переместился  в
Юхнов. К 22 декабря 4-я и 3-я танковые группы были выведены из  состава  4-й
армии. Теперь 4-я армия могла рассчитывать только на свои силы.
     Сравнительные данные о силах и средствах немецких и  русских  войск  по
состоянию на конец декабря весьма поучительны. 4-я армия, занимавшая оборону
между Калугой и Тучкове, насчитывала в своем  составе  13  пехотных  и  одну
танковую дивизию. Однако  эти  соединения  имели  такой  некомплект  личного
состава,  что  многие  дивизии  по  сути  дела  являлись  боевыми  группами,
состоявшими из подразделений различных родов войск. Перед фронтом 4-й  армии
были сосредоточены следующие русские соединения: 24 стрелковые дивизии,  три
танковые  и  две  посадочно-десантные  бригады.  Основная  часть  этих   сил
действовала на южном фланге 4-й армии. Южнее  Калуги  наступали  в  западном
направлении еще шесть стрелковых дивизий, одна  танковая  бригада  и  четыре
кавалерийские дивизии. В районе Тулы сосредоточивались три стрелковые,  одна
моторизованная, две танковые дивизии и две танковые бригады.
     Эти цифры говорят сами за себя. Правда, не  все  русские  дивизии  были
укомплектованы по штатам военного времени.  Некоторые  из  них,  безусловно,
были очень слабы. Они сильно  различались  как  по  организации,  так  и  по
боеспособности. Русские были  неистощимы  в  различных  выдумках.  Например,
кавалерийские  дивизии  часто  сопровождались   пехотой   на   санях.   Сани
привязывались веревками к седлам кавалеристов. Странно было  видеть,  как  в
ясную лунную ночь передвигались  по  снегу  длинные  колонны  всадников,  за
каждым из которых ехал на санках пехотинец.
     Наши потери в вооружении и боевой технике были так  же  велики,  как  и
потери в людях, а может быть, даже превосходили  их.  Примером  этого  может
служить состояние артиллерии 4-й армии в начале  января  1942  г.  В  данном
случае  имеется  в  виду  артиллерия  армейского  подчинения.  Перед   нашим
отступлением в ее составе было: 48 тяжелых гаубиц, 36 минометов, 48 100-мм и
девять 150-мм пушек, 84 штурмовых орудия и 252 тяжелых  и  легких  трактора.
Теперь же у нас осталось пять тяжелых гаубиц, восемь минометов, 17 l00-мм  и
две 150-мм пушки, 12 штурмовых орудий и 22 трактора.

0

31

Бои в начале 1942 года

     Несмотря на огромное преимущество в силах, русские не  смогли  добиться
распада немецкого фронта западнее Москвы к концу 1941 г. Но это  ни  в  коей
мере не значило, что острый кризис миновал. В течение  первых  трех  месяцев
1942 г. над 4-й армией неоднократно нависала серьезная опасность.
     В январе термометр упал до  42  мороза  по  Цельсию.  Это  продолжалось
только несколько  дней,  затем  температура  повысилась.  Здесь  я  не  могу
детально  описать  происходившие  тогда  бои,  хотя   в   совокупности   они
представляют собой часть огромного Московского сражения.  Это  были  ужасные
месяцы. Позже Гитлер приказал отлить "Восточную медаль", которая  выдавалась
всем, кто принимал участие в тяжелых боях на Восточном фронте зимой  1941/42
г. Эта медаль  рассматривалась  тогда  и  рассматривается  теперь  как  знак
высокого отличия.
     26  декабря  командующим  4-й  армией  стал  стойкий  солдат,   генерал
горно-стрелковых войск Кюблер. Через несколько недель он  пришел  к  выводу,
что неспособен командовать армией в  такой  сложной  обстановке.  Во  второй
половине января его заменил генерал  Хейнрици,  который  в  течение  долгого
времени командовал 4-й армией.

0

32

Заключение

     Кампания в России, а особенно ее поворотный пункт -  Московская  битва,
нанесла первый сильнейший удар по Германии как в политическом, так и военном
отношениях. На Западе, то есть в нашем тылу, больше не могло быть и  речи  о
столь необходимом нам мире с Англией. Что же касается Северной Африки, то  и
здесь нас постигла неудача. В районе Средиземного моря сложилась напряженная
обстановка.  Немецкие  войска  находились  в  Норвегии,  Дании,   Голландии,
Бельгии, Франции, Греции и на Балканах.
     Даже  мельком  взглянув  на  карту  мира,  нетрудно  было  понять,  что
маленький район в Центральной Европе,  занимаемый  Германией,  явно  не  мог
выставить силы, способные захватить и удерживать весь европейский континент.
Из-за политики Гитлера немецкий народ и его вооруженные силы  шаг  за  шагом
все дальше заходили в тупик.
     Уместно вспомнить последние годы царствования Александра  Македонского,
когда его маленькая армия  продвигалась  в  глубь  Азии  до  тех  пор,  пока
обстановка не заставила царя отказаться от своих намерений. Или же шведского
короля Карла XII, который в 1709 г. дошел  до  Полтавы,  где  его  небольшая
армия была разгромлена русскими. Между прочим, группа армий "Юг" летом  1941
г. прошла через Полтаву.
     Но самую близкую параллель можно  провести  с  императором  Наполеоном.
Дитя французской революции, он верил, что может завоевать всю Европу. И  вот
здесь, в России, в огне пылающей Москвы, его  настигла  Немезида.  Несколько
позже мы вернемся к этой параллели. Часто спрашивают:  смогли  ли  бы  немцы
выиграть  эту  войну,  если  бы  им  удалось  захватить  Москву?  Это  чисто
академический  вопрос,  и  никто  не  может  ответить  на  него   с   полной
определенностью. Я лично считаю, что, если бы даже мы овладели Москвой,  все
равно война была бы далека от благополучного  завершения.  Россия  настолько
обширна, а русское  правительство  обладало  такой  решимостью,  что  война,
принимая новые  формы,  продолжалась  бы  на  бескрайних  просторах  страны.
Наименьшее зло, которого мы могли ожидать, - это Партизанская война,  широко
развернувшаяся по всей Европейской России. Не следует забывать и об огромных
пространствах в Азии, которые тоже являются русской территорией.
     Одно совершенно бесспорно: немецкие  военные  руководители  и  немецкие
войска достигли почти, казалось бы,  невозможного.  Война  на  Востоке  была
последним   испытанием   наших   солдат.   В   двух   мировых   войнах   они
продемонстрировали свою, железную  волю,  стойко  перенеся  суровые  русские
условия.

0

33

1812 и 1941 годы

     Прежде чем закончить, я хотел бы  провести  параллель  между  кампанией
Наполеона в 1812 г. и кампанией 1941 г., хотя с  исторической  точки  зрения
это трудно сделать, так как причины и обстоятельства  этих  войн  совершенно
различны. И все-таки, на мой взгляд, было бы интересно их сопоставить.
     Наполеон был не французом, а итальянцем с Корсики, которая стала частью
Франции. Гитлер был не чистым немцем,  а  австрийцем.  Наполеон  использовал
ударную силу, созданную французской революцией, и опирался на мощь  Франции.
Гитлер использовал мощь Германии. Наполеон, дитя революции, вел много войн и
одну за другой завоевал все страны Европы. Гитлер следовал  по  его  стопам.
Англия была основной целью Наполеона, и он готов был приступить к  вторжению
из Булони. Операция "Морской лев"  1940  г.  была  не  больше  чем  угрозой,
рассчитанной  на  достижение  политических  целей.  Французский   флот   был
разгромлен  английским,   и   мечта   Наполеона   завоевать   Англию   стала
неисполнимой,   поэтому   император   решил   причинить   ущерб   островному
королевству,  создав  систему  континентальной  блокады.  Большинство  стран
Европы вынуждено было проводить в жизнь это мероприятие Наполеона, и  только
Россия колебалась. Это и послужило  одной  из  главных  причин,  заставивших
Наполеона объявить России войну. Гитлер начал войну с  Россией,  намереваясь
завоевать для Германии жизненное пространство, уничтожить большевизм и стать
хозяином Европы.
     И Наполеон и Гитлер верили, что их войны в  России  закончатся  так  же
быстро и успешно, как и многие другие, которые они вели до  этого.  Оба  они
неправильно представляли себе внутренние силы  и  размеры  России.  Оба  они
недостаточно подготовились к войне и не учли трудностей снабжения их армий в
этой огромной стране. Многие маршалы и генералы Наполеона  не  одобряли  его
плана войны в 1812 г. Точно так же обстояло дело и с планом войны Гитлера  в
1941 г.
     В 1812 г. Наполеон вторгся в Россию с армией, насчитывавшей  более  600
тысяч человек (среди них было более 200 тысяч немцев,  фламандцев,  поляков,
швейцарцев, испанцев и  португальцев),  1400  пушек  и  180  тысяч  лошадей.
Наполеон вел на Россию армию всей  Европы.  Гитлер  пытался  сделать  то  же
самое. Хотя ему не удалось осуществить это в полной мере, все же  среди  его
солдат были румыны, венгры, итальянцы, словаки, финны, испанская  дивизия  и
легион французских волонтеров. 21 июня 1812 г. Наполеон  обратился  к  своим
войскам с напыщенным приказом. Перед началом кампании 1941  г.  Гитлер  тоже
отдал аналогичный приказ. Вечером 22 июня  1812  г.  император  наблюдал  за
переправой своих солдат через р. Неман у Ковно.  Армии  Гитлера  форсировали
Буг в этот же день, ровно 129 лет спустя. Наполеон начал военные действия 24
июня. В обоих случаях война на Востоке началась слишком поздно.
     Как в 1812 г., так ив 1941  г.  войну  оттянула  непредвиденная  пауза.
Французский император потерял несколько драгоценных недель из-за переговоров
с  русским  царем.  Наполеон  возобновил  свое  наступление  на   Москву   в
сравнительно позднее время года, как и Гитлер, 2 октября 1941 г. В  1812  г.
русские отступали с упорными, кровопролитными боями, заманивая  Наполеона  в
глубь России и затягивая войну до зимы.  В  1812  г.  французский  император
захватил Москву, но на этом война не кончилась.  Наоборот,  с  точки  зрения
русских, война только начиналась. Гитлер не  смог  взять  Москву,  и  только
после этого  противник  начал  вести  войну  по-настоящему.  Когда  Наполеон
вынужден был оставить пылающую  Москву,  он  потерпел  свое  первое  крупное
поражение. Аналогичная обстановка сложилась в 1941 г.  В  обоих  случаях  на
этом этапе русские переходили в мощное контрнаступление, и  в  обоих  войнах
большую роль играли партизаны.

0

34

В 1812 г. Наполеон считал, что, отступая по снегам и  льду,  он  сможет
спасти свою армию. Однако вышло наоборот - отступление  привело  к  разгрому
его Великой армии. В декабре 1941 г. Гитлер приказал ни  в  коем  случае  не
отступать. Гигантскими усилиями фронт удалось удержать,  и  кризис  в  конце
концов был преодолен. Можно найти и другие исторические параллели,  но,  как
мы отметили выше, к ним следует относиться с большой осторожностью.
     1812  г.  и  1941  г.  доказали,  что   используя   такое   старомодное
транспортное средство, как лошадь, невозможно  в  короткое  время  завоевать
огромные пространства России. Ни довольно сильная  кавалерия  Наполеона,  ни
моторизованные соединения Гитлера не были достаточно велики, чтобы захватить
огромную русскую территорию и осуществить над ней контроль.
     Перед тем как начать войну, Наполеон сделал последнюю  попытку  убедить
царя принять его требования. В Вильно к царю Александру I  был  послан  граф
Нарбонн. Царь сказал послу следующее: "Я не ослепляюсь мечтами;  я  знаю,  в
какой мере император Наполеон великий полководец, но на  моей  стороне,  как
видите, пространство и время. Во всей этой  враждебной  для  вас  земле  нет
такого отдаленного угла, куда бы я ни отступил, нет такого пункта, который я
ни стал бы защищать, прежде чем согласиться заключить постыдный  мир.  Я  не
начну войны, но не положу оружия, пока хоть один неприятельский солдат будет
оставаться в России" {Ответ Александра I Нарбонну цитируется по  книге  Н.К.
Шильдера "Император Александр Первый, его жизнь и царствование". Спб,  1897,
т. 3, стр 79 (Прим. ред.)}.
     Решимость Сталина в 1941 г.  не  уступала  решимости  царя  в  1812  г.
Большая разница между двумя войнами заключается в том, что  император  лично
вел свою армию на Москву и обратно, чего не сделал Гитлер.
     На военном совете русских в 1812 г. обсуждался вопрос о том,  оставлять
или не оставлять Москву. Князь Кутузов тогда сказал: "С  потерею  Москвы  не
потеряна Россия. Первою обязанностью поставляю сохранить армию и  сблизиться
с теми войсками, которые идут  к  нам  на  подкрепление.  Самым  уступлением
Москвы приготовим мы гибель неприятелю. Доколе будет  существовать  армия  и
находиться в состоянии противиться неприятелю, до тех пор останется  надежда
счастливо довершить войну,  но  по  уничтожении  армии  и  Москва  и  Россия
потеряны. Приказываю отступать" {Выступление М. И Кутузова на военном совете
в   Филях   1(13)   сентября   1812   г.   цитируется   по   книге   А.    И
Михайловского-Данилевского "Описание Отечественной войны  1812  года".  Спб,
1840, часть вторая, стр. 285-286. (Прим. ред.)}.
     Можно определенно полагать, что, если бы  немцы  взяли  Москву,  Советы
действовали бы точно так же.
     Интересно напомнить, что 21 октября 1812 г. маршал  Мортье  получил  от
Наполеона приказ взорвать Кремль перед  отступлением  французов  от  Москвы.
Гитлер намеревался сделать то  же  самое,  если  бы  ему  удалось  захватить
Москву.
     На  большие  трудности  снабжения  войск  в  1812  г.  и  1941  г.  уже
указывалось выше. В 1941 г. основная проблема заключалась в снабжении  войск
боеприпасами и горючим. В 1812  г.  очень  сложно  было  обеспечить  лошадей
фуражом. 180 тысяч лошадей Наполеона не могли существовать  на  том  скудном
корме, к которому привыкли кони казаков. Кавалерия  французского  императора
понесла крупные потери в сражениях, и на  больших  переходах  падеж  лошадей
непрерывно увеличивался.

0

35

После сражения  у  Бородина  прославленный  кавалерист  Мюрат  говорил,
укоряя  своих  генералов,  что   кавалерийские   атаки   были   недостаточно
энергичными. На это кавалерийский генерал Нансути ответил: "Во всем виноваты
лошади - они недостаточно патриотичны.
     Наши солдаты воюют блестяще, если у них нет даже хлеба, но  лошади  без
сена не трогаются с места".
     Есть известная  картина  {Автор  имеет  в  виду,  очевидно,  литографию
французского художника Дени Огюста Раффе (1804-1860). (Прим. ред.)}, которая
изображает погруженного в думы Наполеона верхом на коне. По песчаной русской
дороге он едет на восток впереди колонн своей гвардии. Под  картиной  слова:
"Они ворчали - и все же следовали за ним!" Это  лучшее  описание  не  только
1812 г., но и 1941 г., ибо нет никакого сомнения в том, что немецкие  войска
также сделали все, на что они были способны.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


☆ Гласные с ударением ☆


Вы здесь » Россия - Запад » ЗАПАД О РОССИИ XX века » Генерал Г.Блюментрит Московская битва