Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Представления немцев о русских перед ВОВ


Представления немцев о русских перед ВОВ

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Meldungen aus dem Reich No.376, 15.04.1943

Начальник полиции безопасности и СД, Управление III
Берлин, 15 апреля 1943 г.

III. Представления населения о России: результаты использования в империи советских военнопленных и остарбайтеров.

До начала открытых враждебных действий против Советского Союза 22 июня 1941 г. немецкий народ за совсем небольшим исключением знал о Советском Союзе, о его социальной и экономической структуре, о культурной жизни только из печати, кинофильмов, выступлений пропагандистов и тенденциозной литературы.

Подавляющее большинство немецкого народа видело поэтому в Советском Союзе антигуманную и бездуховную систему насилия и представляло себе советских людей как обреченную, полуголодную отупевшую массу.

На сотни тысяч направленных сюда остарбайтеров и военнопленных немцы смотрели как на живых свидетелей большевистской системы, в результате чего прежний образ России и созданные пропагандой представления о советском человеке могли пересматриваться. Согласно многочисленным докладам с мест, сильно расширились и углубились различия во мнениях немцев всех слоев. Население, как и прежде находясь под влиянием ведущих средств информации, убеждено в необходимости войны против советского режима и никак не склонно ставить себя при сравнении с советскими русскими на одну ступень с этими представителями восточных народов. Во время все повторяющихся, иногда весьма оживленных дискуссий очень часто высказываются мнения, что люди из Советского Союза лучше, по крайней мере не так плохи, как об этом думали, делаются выводы о жизни в Советском Союзе, а также возникают определенные возражения против созданных германской пропагандой представлений. Так, уже по прибытии первых эшелонов с остарбайтерами у многих немцев вызвало удивление хорошее состояние их упитанности (особенно у гражданских рабочих). Нередко можно было услышать такие высказывания:
«Они совсем не выглядят голодающими. Наоборот, у них еще толстые щеки и они, должно быть, жили хорошо».

Между прочим, руководитель одного государственного органа здравоохранения после осмотра остарбайтеров заявил: «Меня фактически изумил хороший внешний вид работниц с востока. Наибольшее удивление вызвали зубы работниц, так как до сих пор я еще не обнаружил ни одного случая, чтобы у русской женщины были плохие зубы. В отличие от нас, немцев, они, должно быть, уделяют много внимания поддержанию зубов в порядке. Во многих отношениях мы, пожалуй, были информированы не совсем точно или же не были оповещены об обстановке со стороны высших инстанций» (г. Дортмунд).Сомнения в прежних представлениях о России вызвали у немцев особенно следующие наблюдения.

1. Большевистская безбожность и религиозность остарбайтеров

У нас всегда указывалось на то, что большевизм искоренил религию, проявлял нетерпимость к церкви, религиозным верованиям. В то же время в империю в ходе привлечения на работу остарбайтеров с территорий, находившихся ранее под властью Советов, прибыло бесчисленное количество людей, которые, что бросается в глаза, имеют при себе маленькие распятия, портреты богоматери или иконы. Особенно это замечается в католических районах империи. Кроме того, у этих остарбайтеров, особенно у женщин, часто проявляется глубокая, врожденная религиозность. Из этого немецкое население заключает, что при советской системе, которая боролась с религией, люди вполне имели возможность проявлять свою веру. Вот что говорится по этому поводу в одном из докладов, поступивших из крестьянских районов, прилегающих к Лигницу: «Всеобщее мнение по сравнению с прежним сильно изменилось. Как утверждают, все, что нам говорилось о большевизме и безбожности. преувеличено. Все это только пропаганда. Согласно рассказам находящихся здесь советских гражданских рабочих, в России имеется еще много церквей, где можно беспрепятственно молиться».

Одна работница из этого же района сказала: «Я думала, что у русских нет религии, однако они даже молятся».

Из Бреслау один начальник отдела учета доложил: «Остарбайтеры должны у меня регистрироваться для заведения на них карточек. При этом они почти всегда заявляют о своей принадлежности к православной церкви. При указании, что в Советском Союзе господствует безбожье и пропагандируется атеизм, они объясняют, что это имеет место в Москве, Харькове, Сталинграде, Ростове и других крупных промышленных центрах, в меньшей степени - в Ленинграде. В сельской местности советские русские являются очень религиозными. Почти каждый из опрошенных русских доказывал свою христианскую веру тем, что имел с собой небольшую цепочку с маленьким крестиком. Кроме того, они сказали, что, вероятно, молодые остарбайтеры были частично причастны к атеистическому движению, но вообще о безбожии в Советской России не может быть и речи. Это была лишь пропаганда».

Об одном наглядном примере сообщили из Франкфурта-на-Одере. Здесь могли наблюдать, что, когда молодые остарбайтеры сквернословили, старшие упрекали их в грехе, и это не вызывало гнева. В связи с православным Рождеством многие немцы также убедились, что религиозные праздники все еще отмечаются в Советском Союзе. Елки украшаются религиозными картинками с крестами, поются при этом рождественские песни. В докладе из Райхенберга приводятся высказывания немцев по этому поводу: «Все возможное делается для проведения этих праздников. Их не могли бы устроить лучше даже немецкие рабочие».

Из Галле также сообщается: «Религиозные воззрения остарбайтеров лучше всего проявлялись в то время, когда разбирались дела об их виновности в совершении мелких преступлений и проступков, таких, как кража картофеля и т.п. Глубокие религиозные чувства прорывались в страхе перед соответствующим строгим наказанием, когда почти все без исключения наказанные остарбайтеры обращались с заверениями к богу, давали от его имени обещание никогда больше не допускать чего-нибудь подобного. И действительно, можно утверждать, что остарбайтеры, которые давали заверения со ссылками на бога, во всех случаях соблюдали свои обещания и не совершали больше наказуемых поступков».

В том же сообщении говорится: «Кроме того, о религиозности можно судить по тому факту, что мужчины и женщины из числа остарбайтеров в свободное время почти совсем не стремились посетить кафе или рестораны, а шли в церкви или располагались около них».

Еще один пример, который подтверждается и докладами со всех частей империи, был сообщен из лагеря остарбайтеров в округе Верден, где под руководством одного богомольца каждый вечер проводятся совместные моления. Среди нашего верующего населения отмечается, что в разное время в Германии государство и партия не совсем дружелюбно относились к церкви и что отношение советской системы к проблемам религии наверняка подобно тому, которое принято у нас партией и государством.

0

2

2. Интеллект - техническая осведомленность

Истребление русской интеллигенции и одурманивание масс было также важной темой в трактовке большевизма. В германской пропаганде советский человек выступал как тупое эксплуатируемое существо, как так называемый «рабочий робот». Немецкий сотрудник на основе выполняемой остарбайтерами работы и их мастерства ежедневно часто убеждался в прямо противоположном. В многочисленных докладах сообщается, что направленные на военные предприятия остарбайтеры своей технической осведомленностью прямо озадачивали немецких рабочих (Бремен, Райхенберг, Штеттин, Франкфурт-на-Одере, Берлин, Галле, Дортмунд, Киль и Бейреут). Один рабочий из Бейреута в этой связи сказал: «Наша пропаганда всегда преподносит русских как тупых и глупых. Но я здесь установил противоположное. Во время работы русские думают и совсем не выглядят такими глупыми. Для меня лучше иметь на работе 2 русских, чем 5 итальянцев»...

Во многих докладах отмечается, что рабочий из бывших советских областей обнаруживает особую осведомленность во всех технических устройствах. Так, немец на собственном опыте не раз убеждался, что остарбайтер, обходящийся при выполнении работы самыми примитивными средствами, может устранить поломки любого рода в моторах и т.д. Различные примеры подобного рода приводятся в докладе, поступившем из Франкфурта-на-Одере: «В одном имении советский военно-пленный разобрался в двигателе, с которым немецкие специалисты не знали что делать: в короткое время он запустил его в действие и обнаружил затем в коробке передач тягача повреждение, которое не было еще замечено немцами, обслуживающими тягач».

В Ландсберге-на-Варте немецкие бригадиры проинструктировали советских военнопленных, большинство которых происходило из сельской местности, о порядке действий при разгрузке деталей машин. Но этот инструктаж был воспринят русскими покачиванием головы, и они ему не последовали. Разгрузку они провели значительно быстрее и технически практичнее, так что их сообразительность очень изумила немецких сотрудников.

Директор одной силезской льнопрядильни (г. Глагау) по поводу использования остарбайтеров заявил следующее: «Направленные сюда остарбайтеры сразу же демонстрируют техническую осведомленность и не нуждаются в более длительном обучении, чем немцы».

Остарбайтеры умеют еще из «всякой дряни» изготовить что-либо стоящее, например, из старых обручей сделать ложки, ножи и т.д. Из одной мастерской по изготовлению рогожи сообщают, что плетельные машины, давно нуждающиеся в ремонте, с помощью примитивных средств были приведены остарбайтерами снова в действие. И это было сделано так хорошо, как будто этим занимался специалист.

Из бросающегося в глаза большого числа студентов среди остарбайтеров немецкое население приходит к заключению, что уровень образования в Советском Союзе не такой уж низкий, как у нас часто это изображалось. Немецкие рабочие, которые имели возможность наблюдать техническое мастерство остарбайтеров на производстве, полагают, что в Германию, по всей вероятности, попадают не самые лучшие из русских, так как большевики своих наиболее квалифицированных рабочих с крупных предприятий направили за Урал. Во всем этом многие немцы находят определенное объяснение тому неслыханному количеству вооружения у противника, о котором нам стали сообщать в ходе войны на востоке. Уже само большое число хорошего и сложного оружия свидетельствует о наличии квалифицированных инженеров и специалистов. Люди, которые привели Советский Союз к таким достижениям в военном производстве, должны обладать несомненным техническим мастерством.

0

3

3. Неграмотность и наблюдаемый уровень образования

Раньше широкие круги немецкого населения придерживались мнения, что в Советском Союзе людей отличает неграмотность и низкий уровень образования. Использование остарбайтеров породило теперь противоречия, которые часто при?водили немцев в замешательство. Так, во всех докладах с мест утверждается, что неграмотные составляют совсем небольшой процент. В письме одного дипломированного инженера, который руководил фабрикой на Украине, например, сообщалось, что на его предприятии из 1800 сотрудников только трое были негра?мотными (г. Райхенберг). Подобные выводы следуют также из приводимых ниже примеров.

«По мнению многих немцев, нынешнее советское школьное образование значительно лучше, чем было во времена царизма. Сравнение мастерства русских и немецких сельскохозяйственных рабочих зачастую оказывается в пользу советских» (г. Штеттин).

«Особое изумление вызвало широко распространенное знание немецкого языка, который изучается даже в сельских неполных средних школах» (г. Франкфурт-на-Одере).

«Студентка из Ленинграда изучала русскую и немецкую литературу, она может играть на пианино и владеет многими языками, в том числе бегло говорит по-немецки...» (г. Бреслау).

«Я чуть совсем не опозорился, - сказал один подмастерье, - когда задал русскому небольшую арифметическую задачу. Мне пришлось напрячь все свои знания, чтобы не отстать от него...» (г. Бремен).

«Многие считают, что большевизм вывел русских из ограниченности» (г. Берлин).

«Интерес к образованию у них средний. В первую очередь молодые русские хорошо знакомы с печатной продукцией, говорят даже по-немецки и просят дать им брошюры и книги, по которым они могли бы дальше изучать немецкий язык. Свои фамилии они четко пишут не только кириллицей, но и латинским шрифтом. Они стремятся добыть любой клочок бумаги и используют любую возможность получить информацию. Я установил, что русские в своих местах проживания изготавливают из картона и других материалов для развлечения различные игры, в том числе даже шахматы» (г. Франкфурт-на-Одере).

0

4

4. Семейные чувства и нравственность

В германской пропаганде много говорилось о том, что большевистская система ликвидировала семью, эту зародышевую ячейку государства. В представленных из различных частей империи докладах единодушно утверждается, что именно среди остарбайтеров сохраняются ясно выраженные семейные чувства и наблюдается хорошая нравственность. Лишь у советских военнопленных это выражено в меньшей степени, что, возможно, объясняется тем, что во время длительной военной службы они были оторваны от своих семей. В докладе из Лигница говорится: «Остарбайтеры очень много пишут и получают много писем. Они проявляют много заботы о своих родных, особенно в периоды германского отступления. Они покупают много писчей бумаги и различных предметов для подарков. Торговый представитель одной фабрики сказал: Я думал, у русских нет семьи, но одна девушка все время спрашивает, не может ли ее брат работать у нас. Сейчас он работает по соседству. Один отец постоянно справляется о своей дочери, которая тоже должна находиться в Германии. Одна женщина хочет установить памятник своему умершему мужу. Русские часто фотографируются, чтобы послать снимки своим родным. Один русский сильно плакал из-за того, как он рассказывал, что его с женой направили сюда, а четверо их детей вынуждены были остаться дома...»

Представления нашего населения о семейных чувствах большевиков прямо противоположны тому, что об этом говорила наша пропаганда. Русские проявляют большую заботу о своих родных, и у них там существуют упорядоченные семейные отношения. При любом удобном случае они общаются между собою. Существуют тесные связи между родителями, детьми, их бабушками и дедушками.

В Берлине две домашние прислуги из числа русских убежали домой, оставив хозяйке следующее письмо: «Мы являемся детьми и всем сердцем хотим быть со своими матерями. И если у Вас есть сердце матери (а оно у вас тоже есть), то, думая о собственных детях, Вы можете представить наше состояние, у Вас должно появиться сострадание к нам и Вы поймете, что мы расстались со сравнительно благополучной жизнью, так как на лучшую здесь русские рассчитывать не могут, и решили пойти на мучения, голод, холод и, возможно, смерть только для того, чтобы оказаться в собственном доме... Мы остались должны Вам некоторые вещи, которые Вы нам дали. Мы предпочли оставить их у себя. Без них нам было бы легче и лучше, но у нас нет ни кусочка хлеба, и мы могли бы обменять вещи на еду. Когда мы прибудем домой, наши родные выразят Вам тройную благодарность не только за Ваши вещи, но также за Ваше доброе отношение... Нет, лучше нам не будет, и мы бы Вас никогда не покинули, но наша цель - добраться домой».

В этой связи из Берлина сообщили о случае, который немецкие сотрудники приводят в качестве примера того, что для остарбайтеров характерно также чувство товарищества:
«Начальник лагеря при заводе «Дойчен Асбест-Цемент А.Г.», выступая перед остарбайтерами, сказал, что они должны трудиться с еще большим прилежанием. Один из остарбайтеров выкрикнул: «Тогда мы должны получать больше еды». Начальник лагеря потребовал, чтобы выкрикнувший встал. Сначала никто на это не отреагировал, но затем поднялось около 80 мужчин и 50 женщин».

Часто у многих немцев вызывают также удивление русские работницы своей личной чистоплотностью и той любовью, с которой они украшают свой кров. Немцы этого от них не ожидали.

В сексуальном отношении остарбайтеры, особенно женщины, проявляют здоровую сдержанность. Например, на заводе «Лаута-верк» (г. Зентенберг) появилось 9 новорожденных и еще 50 ожидается. Все, кроме двух, являются детьми супружеских пар. И хотя в одной комнате спят от 6 до 8 семей, не наблюдается общей распущенности.

О подобном положении сообщают и из Киля: «Вообще русская женщина в сексуальном отношении совсем не соответствует представлениям германской пропаганды. Половое распутство ей совсем неизвестно. В различных округах население рассказывает, что при проведении общего медицинского осмотра восточных работниц у всех девушек была установлена еще сохранившаяся девственность».

Эти данные подтверждаются докладом из Бреслау: «Фабрика кинопленки «Вольфен» сообщает, что при проведении на предприятии медосмотра было установлено, что 90% восточных работниц в возрасте с 17 до 29 лет были целомудренными. По мнению разных немецких представителей, складывается впечатление, что русский мужчина уделяет должное внимание русской женщине, что в конечном итоге находит отражение также в моральных аспектах жизни».

+1

5

5. Советские методы господства и наказания

Исключительно большая роль в пропаганде отводится ГПУ. Особенно сильно на представления немецкого населения воздействовали принудительные ссылки в Сибирь и расстрелы. Немецкие предприниматели и рабочие были очень удивлены, когда германский трудовой фронт повторно указал на то, что среди остарбайтеров нет таких, кто бы подвергался у себя в стране наказанию. Что касается насильственных методов ГПУ, которые наша пропаганда надеялась во многом еще подтвердить, то, ко всеобщему изумлению, в больших лагерях не обнаружено ни одного случая, чтобы родных остарбайтеров принудительно ссылали, арестовывали или расстреливали. Часть населения проявляет скептицизм по этому поводу и полагает, что в Советском Союзе не так уж плохо обстоит дело с принудительными работами и террором, как об этом всегда утверждалось, что действия ГПУ не определяют основную часть жизни в Советском Союзе, как об этом думали раньше.

Благодаря такого рода наблюдениям, о которых сообщается в докладах с мест, представления о Советском Союзе и его людях сильно изменились. Все эти единичные наблюдения, которые воспринимаются как противоречащие прежней пропаганде, порождают много раздумий. Там, где антибольшевистская пропаганда продолжала действовать с помощью старых и известных аргументов, она уже больше не вызывала интереса и веры, как это было перед началом и в первый период германо-советской войны. Высказываются пожелания, чтобы давалась по возможности реальная картина повседневной русской жизни, ее людей и т.д. Отдельные спокойно размышляющие немцы считают, что необязательно судить о Советском Союзе в целом по остарбайтерам, так как они, например, в религиозном отношении действуют здесь значительно свободнее, чем в Советском Союзе, где на них оказывалось давление. Однако изменений, которые уже произошли в связи с прибывшими в империю людьми, недостаточно для того, чтобы ликвидировать все возникшие сомнения в прежних представлениях о России, не говоря уже о том, что очень часто подобные размышления не имеют места.

Источник: Bundesarchiv Koblenz. Reichssicherheitshauptamt. R 58/182. Meldungen aus dem Reich Nr. 376
Перевод и первая публикация кандидата исторических наук Анатолия Якушевского, «Источник», N3, 1995 г.

0

6

Женя, материал просто бесценный)))

0

7

Тамара, рада, если тебе нравится :)

0

8

Лентяйка написал(а):

если тебе нравится

Использую его в публикациях)))

У меня есть глава об образе русских в середине 20 века

0

9

“О правильном общении с русскими солдатами, чтобы хорошо с ними ладить и избежать всяческих неприятностей и эксцессов.

Взгляд на русских военных вообще. Необходимая книжка

для горожан и жителей деревни”

“Русский человек – среднего роста, коренастый и обладает скорее ловкостью, чем силой; он может переносить самые суровые морозы и великую жару, бросается из паровой бани в протекающую мимо ледяную воду; однако, кажется, ему недостает сил, чтобы долго выдерживать большие трудности; он быстрее утомляется, чем иные южные нации, и не может поднимать и переносить такие тяжелые грузы, как они. Поэтому в России требуется гораздо больше людей, чтобы передвигать грузы с места на место, чем в других странах. Вместе с тем, история новейших (с. 3) времен показывает, что русские армии часто совершали очень длинные и тяжелые марши, но известно также, что они при подобных обстоятельствах имели много больных.

Русские обладают многими духовными дарованиями, и если нация еще доныне не вполне проявила себя в том, что доставило бы ей блестящее имя в области искусств и науки, то это потому, что она еще не имела случая развить и целесообразно совершенствовать свои духовные силы. В правление нынешнего государя России Александра I они уже достигли значительных успехов в этом, и следует ожидать, что скоро во многих областях учености и искусств у них появятся славные имена. Русский по своей природе человек бойкий, расторопный, энергичный, ловкий, хитрый и пронырливый. Он очень любопытен, легко схватывает и делает быстрые успехи в том, что учит, однако, скоро устает, и не привычен к долгим и непрерывным (с. 4) размышлениям. Он обладает исключительным талантом к подражанию и едва ли не всеми способностями. Он добродушен, услужлив, искренне привязан к тому, кто к нему хорошо относится или оказывает ему благодеяние; он добросердечен, смел и почти не знает трудностей. Поэтому он отваживается на многое, от чего другие отказываются. Спокойно спит он над пропастью, бесстрашно висит на краю крыши и беззаботно качается на самых высоких шпилях. Он знает опасность, но не боится ее; он всегда умеет найти выход из затруднительного положения и с ловкостью и сноровкой владеет своими руками и ногами. Русские питают большую любовь к детям, не устают с ними играть, ласкать и заботиться об этих занятных созданиях. “Было время, – говорит один из новейших путешественников, француз, – и еще не очень далекое, когда русским именем пользовались, чтобы нарисовать ужасную картину; изображали, как русский солдат несет наколотых на своем штыке (с. 5) двух маленьких детей. Я же лично думаю, что ни один солдат в минуту воинственного гнева не позволит себя так легко успокоить, как русский. Если он войдет победителем в мой дом, то для самозащиты я только поднесу ему ребенка, и если он станет тотчас же ласкать это маленькое невинное создание, то значит скоро придет в себя”. Любовь к детям у русских – черта характера, которая коренится так глубоко, что ее нельзя легко погасить.

Так как Россия населена столь многими различными нациями, то можно легко представить, что русская армия состоит из многих наций. Большую часть из них составляют русские, казаки, немцы и поляки, которые также отличаются по своим различным национальным чертам и по своему национальному характеру друг от друга. Характерная черта русской армии – беспрекословное повиновение приказам командиров и такая храбрость, (с. 6) которая не остановится ни перед какой опасностью, ни перед какими трудностями. Русские – это подвижная огненная машина, которую можно уничтожить, но нелегко победить. Им все равно, с какой стороны на них нападают, будь то с тыла, с фронта или с флангов. Они остаются стоять и до приказа командира не отступают. Если при том ими командует рассудительный, отважный, решительный и опытный командир, то они часто одерживают победу. Русские войска воодушевляет христианский фанатизм, и они смело идут на неминуемую гибель. Каждый солдат верит, что от своей смерти он не убежит и, уже если такова судьба, она найдет его повсюду. Эта вера сильно укрепляет его мужество и смелость, с такой русской армией искусный предводитель может свершить почти невозможное.

Русский солдат способен хладнокровно переносить такие тяготы, как нужда (с. 7) и лишения. Он может долго терпеть голод, если только у него нет недостатка в водке. Он варит свои щи, то есть суп из кислой капусты, когда это возможно, и не знает какого-либо определенного времени для еды и питья. На службе он всегда бдителен и спит, если есть время – где и как попало. В сражении он движется только вперед; в отступлении, и особенно в бегстве, он становится очень беспомощным. Как офицеры, так и солдаты храбро сражаются; храбрость есть всеобщий символ веры в русских войсках; трусость они презирают так же сильно, как другие армии – подлость.

Русская армия имеет преимущество в виде очень многочисленной кавалерии, в которой казаки представляют собой легкую кавалерию: они неутомимы и при своем хорошем зрении и слухе умеют ориентироваться в любой местности. В настоящее время во время атак они имеют при себе легкую артиллерию и нередко (с. 8) также спешиваются и сражаются в пешем строю. Русская артиллерия также очень хороша и многочисленна и в сражениях очень метко стреляет. Недавно также очень умножены егерские полки, так что теперь в русской армии необычайно большое количество легких войск и много артиллерии. У пехоты штык излюбленное оружие; в штыковой атаке она действует им быстро, и ее натиск почти невозможно сдержать, ибо никакой огонь не может остановить ее стремительность. Тысячи могут пасть, другие тысячи столь же бесстрашно придут на смену. Приближение русских ощетинившихся штыков всегда вселяет тревогу во врага.

Русская армия была последнее время всегда очень многочисленна; она может быть такой, поскольку в России 45-46 миллионов жителей. В нынешней войне она стала еще больше; это произошло большей частью благодаря рекрутским наборам, частью за счет ополчения. Недавно, в конце (с. 9) 1812 г. Александр опять объявил о новом рекрутском наборе, при котором должны были призываться восемь человек с каждых 500 душ*. В 1810 г. в русских войсках, определенных к полевой службе, было 637 415 человек. Они подразделялись на 25 дивизий; каждая дивизия состоит, как правило, из 3 кавалерийских, 4 пехотных и одного, иногда двух егерских полков, из двух рот конной и 4 рот тяжелой артиллерии (в роте 4 пушки и 2 гаубицы) и из одного, иногда двух казачьих полков; вместе взятые, они составляют не менее 15 000 человек. К этим 25 дивизиям не причисляют ни гарнизонные полки, ни инвалидов, ни иррегулярные войска. Императорская гвардия насчитывала в то время 15 200, а полевые войска (с. 10) 422 882 человека. Численность пехоты составляла 317 360, кавалерии – 57 000, а в артиллерии – 29 522 человека при 1530 орудиях. Иррегулярные войска насчитывают свыше ста тысяч человек, среди них 80 полков донских казаков, каждый из 500 человек, всего – 40 000 человек; 10 полков черноморских казаков – 5 000 человек, 10 полков уральских казаков; 3 полка волжских казаков; 1 полк ставропольских калмыков – 1 000 человек; остальные казаки, калмыки, башкиры, татары и так далее составляли свыше 50 000 человек, численность их в настоящее время возросла еще больше.

К этому большому войску присоединена еще ландмилиция из 661 000 человек, которая была создана по императ. указу от 10 декабря 1806 г. Подразделенная на 7 основных частей, она была распущена после Тильзитского мира 7 июля 1807 г., но тем не менее (с. 11) сохраняется в полном составе и должна быть всегда готова выступить по приказу в поход.

Русский пехотный полк состоит из 2 200 человек, которые распределены по двенадцати ротам и трем батальонам. В каждом полку имеются необходимые для совершения православного богослужения предметы, особенно много икон. Кроме святого Николая, святого заступника, общего для всех русских военных, каждый полк и каждая рота имеет еще и особых святых, в качестве избранных патронов. Каждый батальон состоит из одной штабной роты с 5 офицерами и 2 капитанских рот с 4 офицерами, 1 фельдфебеля 1 капитана, 1 подпрапорщика, 7 унтер-офицеров, 3 барабанщиков, 4 мастеровых, 120 солдат в мирное время с приданием им еще 25 солдат в военное время, 1 цирюльника, 5 извозчиков и 5 или 8 денщиков.

Рота подразделяется на три (с. 12) капральства, которые находятся под особым надзором трех субалтерн-офицеров. Каждое из этих капральств имеет на своем иждивении экономическую организацию под названием “артели”, состоящую из солдат данного капральства. Капральство выдвигает из своей среды солдата, к которому питает особое доверие и поручает ему в заведование кассу, где имеются деньги, внесенные каждым вновь прибывающим рекрутом; она пополняется за счет добровольно установленного удержания из жалования и благодаря экономии провианта. Эта касса имеет целью в соответствующих условиях сообща экономить, а в трудные дни оказывать помощь.

Ради облегчения транспорта на маршах и ввиду их большой продолжительности и длительности хлеб, который получает солдат, нарезается на куски и сушится в печи: тогда его называют сухари. В русской армии не знают (с. 13) полевых пекарен; в лагере на бивуаке русский солдат вырывает в земле яму, кладет туда рогожу, насыпает в нее муку, замешивает с водой, затем протапливает вторую яму, сделанную здесь же, и так печет свой хлеб. Затем он сушит его, чтобы он стал легче и дольше сохранялся. Запас таких сухарей на несколько дней он носит всегда с собой на маршах. Когда он голоден, то отламывает кусок сухаря, обмакивает его в воду, и его трапеза готова; если у русского есть еще немного соли или лука, огурец, квас или стакан водки, то для него это прекрасный обед.

Обязательный срок службы в русской армии составляет 25 лет; раз в 4 года солдат получает шинель, раз в два года – мундир и каждый год пару сапог и две пары башмаков, две рубашки, 1 пару шерстяных чулок и 1 пару полотняных брюк. (с. 14)

Линейная пехота носит зеленый мундир с красным воротом и отворотами на рукавах, застегивающийся на два ряда желтых пуговиц; белые суконные брюки, подшитые черной кожей, доходят до колен и на внешней стороне застегиваются на желтые металлические пуговицы. На голове линейный пехотинец носит кивер, который в гренадерских полках украшен султаном из черного конского волоса, а в мушкетерских полках – лишь пучком шерсти, кожаные сабельные ножны носятся на белой портупее через плечо.

Егери одеты в зеленые мундиры с белым воротом и отворотами на рукавах, также застегивающиеся на два ряда желтых пуговиц.

Кирасиры имеют белые колеты с двумя рядами пуговиц, длинные серые верхние брюки, черные лакированные шлемы с пучком черного конского волоса, белые лакированные ремни патронташа и амуниции. (с. 15)

Драгуны носят зеленые колеты, а гусары одеты в мундиры всех цветов.

Уланы имеют голубые мундиры, серые рейтузы и шапки с четырехугольным верхом и с черным плюмажем, черные ремни, шарфы и эполеты различного цвета.

Субординация в русской армии строгая и наказания суровые. Национальный характер и степень просвещенности русских делают проведение этой строгости и суровости необходимым.

Казаки имеют такое же происхождение и религию, что и русские; они отличаются подвижностью, ловкостью, быстротой, неустрашимостью, а порой и дикостью и называются по своему местопребыванию. Наибольшую часть их составляют донские казаки. Все казаки служат в качестве легкой кавалерии и появляются неведомо откуда, удаляются (с. 16) так же быстро, как и приближаются; особенно опасны они для врага при его отступлении, когда они наседают на него днем и ночью и наносят ему большой ущерб. Они обидно дразнят своего противника и издают во время нападений устрашающий крик. Казаки вооружены длинной пикой, ружьем, парой пистолетов и саблей. Камчей длиною в локоть и толщиною в палец, которую казак держит в руке, он стегает как побежденного врага, так и свою лошадью. Пика имеет на нижнем конце кожаное кольцо, в которое казак продевает правую ногу. Древко пики составляет 10-12 футов, и чтобы оно не качалось, его держат на кожаном ремне на уровне груди пристегнутым за пуговицу. Во время атаки казак снимает пику с ремня и направляет ее вперед вдоль корпуса коня, движение которого (с. 17) усиливает укол пикой. Казацкие лошади могут бежать чрезвычайно быстро, с виду кажутся невзрачными, но они очень выносливы и сильны. Они низкорослы, поджары, с тонкими шеями, узким крупом и очень подвижны. Казацкий конь, всего лишь за 4 минуты одолевающий версту (седьмую часть немецкой мили), все же считается плохим рысаком. Каждый казак имеет два, а то и больше коней при себе и по пути их меняет. Седло сделано целиком из дерева, под которое подложена войлочная попона. Ружье у казаков обычно гладкоствольное; пистолеты он носит за поясом. Когда казаки несутся с вытянутыми перед собой пиками, то уже издали производят такой шум, словно приближается буря с градом.

Кроме того, в русской армии в качестве легкой кавалерии служат также: башкиры, калмыки, татары и киргизы, которые большей частью вооружены луком и стрелами. (с. 18)

Большое число легкой кавалерии, которую Россия выставляет в каждую войну, дает ей большое преимущество перед неприятелем. Поэтому генерал Беннигсен и пишет в своей записке “Мысли о сведениях, необходимых для офицера легкой кавалерии” (Рига, 1794), что превосходство армии в легкой кавалерии дает неисчислимые преимущества. Армия, более слабая в этом отношении, пребывает в постоянном беспокойстве, что утомляет солдат, губит лошадей и в конце концов вносит страх и ужас. Ей недостает сведений о неприятеле; она должна быть гораздо осмотрительнее со своими форпостами из опасения, как бы их не захватили и армия не была застигнута в лагере. Если же, напротив, в армии много легкой конницы, то ее расположение нелегко узнать. Неприятельские генералы не могут со слабым эскортом отдаляться [от своих позиций], не подвергаясь очевидной опасности, а если берут значительный эскорт, то каждая такая рекогносцировка может превратиться для них (с. 19) в сражение, в которое они быстро могут быть вовлечены и потерять много людей. В больших сражениях такая кавалерия делает налеты и решает исход боя.

Казаки разделяются на полки, каждый из которых составляет 500 человек. Командиры их таковы: 1) десятники на 10 человек; 2) пятидесятники на 50; 3) сотники или лейтенанты; 4) старшины на 100 человек или роту; 5) полковники или атаманы на полк. Кроме того, в каждой роте есть хорунжий, который равен по положению знаменосцу, каждый полк имеет есаула, адъютанта или майора, а во главе всего корпуса стоит войсковой атаман, равный по чину генералу.

Русский человек – добродушный; кто принимает его открыто, без боязни и с доверием, того он вовсе не обижает, если не напьется пьяным. Он дружелюбен, и кто однажды приобрел его доверие, того защищает он (с. 20) жизнью своей и кровью. У простого русского человека нет никакого образования, и ничего он не знает о внешней учтивости, зато ничего не знает он и о коварстве и довольствуется тем, что прилично. Он ничего не знает об изысканных блюдах, но любит грубую сытную пищу. Всего лучше для него соленые овощи и свинина, квашеная капуста, картофель, репа, каша, соленые огурцы и печеные сливы, масло, сыр, яйца, молоко и т. д.; во многие блюда он любит добавлять лук и чеснок. Кроме того, к его излюбленным кушаньям относятся хороший ржаной хлеб и суп из рубленой капусты, называемый щи, в который почти всегда кладется хороший кусок свежего, соленого или копченого мяса. Он ест много и отличается этим от южных народов Европы.

Обыкновенное питье русских – квас, имеющий сходство с нашим жидким пивом. Известно, что он большой любитель водки и отдает ей предпочтение перед лучшими винами. Обычно ему наливают водку (с. 21) в пивные кружки, но должно соблюдать при этом осторожность, много не наливать и не напоить его. Пьяный человек перестает быть человеком, и нужно при этом соблюдать меру; хотя русский может выпить значительно больше водки, чем немец, все же плохо, если перейти известные границы.

Простой русский солдат происходит большей частью из крестьянского сословия и ничего не знает о перинах. Он укладывается спать на снопе соломы, на грубых лоскутьях, на скверном матрасе и укрывается шинелью.

Русский ежедневно моется несколько раз и вовсе не враг чистоты. Он любит печное тепло и все же может переносить очень сильный холод.

Простой русский человек – очень религиозен и дома тщательно соблюдает посты, но на войне он не обращает на это внимания, ест и пьет, что придется. Он очень почитает иконы, и каждый солдат носит при себе такой образ, который помещает в своем жилище, (с. 22) в углу с правой стороны от окна. Перед ним он молится утром, вечером и перед едой. Как только русский входит в комнату, он ищет глазами место, где находится икона, чтобы выразить свое благоговение. Поэтому протестанты хорошо делают, когда вешают подобные иконы у себя дома, если к ним приходят русские, ибо в таком случае те будут считать их христианами и относиться к ним, как к таковым**.

Легко увидеть, что все здесь сказанное об еде и питье и о поведении по отношению к русским касается только простых русских людей. Образованные сословия схожи во всех странах, и их нравы и общество почти везде одинаковы.

В русских войсках много немцев, и с ними нужно обращаться как с соотечественниками, а с поляками, которые сражаются вместе с русскими войсками, как с русскими. Если вдобавок знать несколько русских слов, чтобы быть понятым в том, что касается необходимейших потребностей, то можно ничего не опасаться***. Русский человек доверчив, если он не усматривает никакой опасности, и таким образом два народа, никогда друг другу не причинявшие каких-либо несчастий, должны относиться друг к другу по-дружески.

У русского необычайный талант к изучению языков, и ему нужно хоть немного побыть в одном месте, чтобы легко объясняться на иностранном языке.

К своим начальникам простой (с. 23) русский питает глубокое уважение, даже страх и не отваживается противиться их приказам. Он исполняет немедленно, что ему прикажут.

Все же следует сначала вести себя осторожно, однако не слишком сдержанно, и сперва изучить чужеземцев, прежде чем их оценить. На войне требуется умение не выказывать себя каждому, и если также и чужеземец не наносит обид, то ведь нет правила без исключения.

http://www.situation.ru/app/j_art_757.htm

0

10

Анатомия армии Ю. Веремеев
http://army.armor.kiev.ua/hist/rus-nem-soldat.shtml

Первая Мировая:
русский и германский солдаты глазами современников.

"Это была схватка двух варваров: нам, цивилизованным европейцам, все было чуждо на этой войне".
Э. Корти, итальянский офицер, о войне на Восточном фронте

От автора. Та легкость, с которой германская армия в 1914 и в 1940 г.г. разгромила французов и англичан, армии которых считались до этого самыми сильными в Европе, и итоги боев на Восточном, русско-германском, фронте в 1914-1917 и 1941-1945 г.г., заставляют профессионалов и любителей истории задаваться вопросом: в чем же истинная причина исходов этих сражений? По мнению автора, причину поражений галлов и англо-саксов, как и причину побед русского оружия над, без сомнения, самой сильной армией и нацией в Европе, следует искать не в военной доктрине, не в талантах полководцев, не в тактике и стратегии, не в качестве и количестве винтовок, патронов, танков, самолетов, а в психологии и особенностях солдат и офицеров противостоявших друг другу армий. Ибо Русская Армия практически во всех войнах по качеству и количеству оружия, а также по количеству воинов уступала армиям противника. Да-да, именно так. Давайте забудем мифы якобы о тотальном количественном и качественном превосходстве нашей армии на Куликовом поле, на реке Угре, в 1877 г., в 1904 г., 1914 г., 1941 г. и т.д. По мнению автора, причина русских побед кроется в русском боевом духе (ничуть не умаляя заслуг других народов России, отметим, что Русская императорская Армия на 86% состояла из русских (великорссов, малороссов и белорусов) . Пусть это понятие лежит за пределами рационального, но любой профессиональный военный подтвердит, что состояние боевого духа войск (моральный фактор) имеет очень важное значения для победы. Слабый духом не может победить.

Первая Мировая показала, что боевые качества войск зависят не только от уровня их выучки и насыщенности современными средствами ведения войны, но и от этнических особенностей солдат и офицеров, а также боевых традиций армии в целом и ее отдельных частей.

За те годы, которые прошли с 1945 г., пропагандой нам усиленно вдалбливалось, что немцы - трусливые, жестокие, изнеженные и т.д. (кстати, подобная пропаганда ведется во Франции и Польше до сих пор), однако любой здравомыслящий человек в таком случае задастся вопросом: если так, то что же мы должны думать о русских, французах, англичанах, поляках и т.д., которым германцы нанесли такие тяжелые поражения??

Тем самым, принижая подобным образом врага, мы снижаем ценность наших побед. Вспомним слова Симонова о Великой Отечественной: "Да, враг был храбр, тем больше наша слава!". Да, именно так! Со времен объединения Германии именно германская армия была самой сильной в Европе. Германские народы (вспомните, какие племена фактически разгромили великую Римскую Империю??) всегда отличались высоким боевым духом и мужеством. Повторяю, это самая сильная нация в Европе. Германские армии парадным маршем в 1914 и в 1939-41 г.г. прошли по Европе, в течение нескольких месяцев (а порой и недель) покорив ВСЕ европейские государства. И одна лишь Россия смогла противостоять этой силе - прекрасно оснащенной, идеально вымуштрованной и высокоорганизованной.

Сейчас главенствует другая версия, обосновывающая победы русского оружия - "задавили мясом". Но так ли это? Может, дело не в нашем количественном превосходстве, которого почти никогда и не было, и не в бессмысленных картинных атаках гвардейских Конного и Московского полков парадным строем на артиллерию и пулеметы, которыми грешили, кстати, и немцы, и австрийцы, и венгры, и французы? Может быть, дело все-таки в чем-то другом?

Какими же они были, русский и германский солдаты образца 1914 г.?

Предоставим слово очевидцам, современникам той далекой эпохи, зачастую смоотревшим друг на друга через прорези прицела.

В этой статье автор постарался давать как можно меньше своих комментариев, предоставив слово очевидцам, современникам той далекой эпохи, зачастую смотревшим друг на друга через прорезь прицела. …

0

11

Русские.

"Русские по своей природе в сущности не воинственны и напротив, вполне миролюбивы…" - так писал не раз бывавший в России германский офицер Гейно фон Базедов в 1911 г.

"Он (русский солдат - авт.) выдерживает потери и держится еще тогда, когда смерть является для него неизбежной" - написал очевидец гибели ХХ-го корпуса Русской Армии в Августовских лесах С. Штайнер в газете "Локаль Анцайгер".

"Русский солдат отличается без сомнения большой храбростью… весь социальный быт приучил его видеть в солидарности единственное средство спасения… Нет никакой возможности рассеять русские батальоны: чем опасность грознее, тем крепче держатся солдаты друг за друга…" (не потеряли ли мы это качество? - авт.), - отмечал Ф. Энгельс в своем фундаментальном труде "Может ли Европа разоружиться".

Военный обозреватель австрийской газеты "Pester Loyd" в номере от 27 октября 1915г. писал "Было бы смешно говорить с неуважением о русских летчиах. русские летчики более опасные враги, чем французские. русские летчики хладнокровны. В атаках русс5их может быть отсутствует планомерность также, как и у французов, но в воздухе русские летчики непоколебимы и могут переносить большие потери без всякой паники. русский летчик есть и остается страшным противником.

Германский историк генерал фон Позек в работе "Немецкая кавалерия в Литве и Курляндии" отмечал: "русская кавалерия была достойным противником. Личный состав был великолепен... Русская кавалерия никогда не уклонялась от боя верхом и в пешем строю. Русские часто шли в атаку на наши пулеметы и артиллерию, даже когда их атака была обречена на поражение ( выделено автором). они не обращали внимания ни на силу нашего огня, ни на свои потери".

Такая оценка качеств русского солдата со стороны самого непредвзятого и нелицеприятного исследователя - потенциального противника - стоит многого.

Приведем отрывок из секретной аналитической записке германского Генерального Штаба, составленной накануне Первой Мировой войны.

"…Своеобразие русского народа. Этот подъем военного дела в России (после Русско-японской войны - авт.) ограничивается недостатками русского народа, которые невозможно устранить ни при помощи денег, ни путем организационной работы. Эти недостатки заключаются в нежелании заниматься всякой методической работой и любви к удобствам, в недостаточном чувстве долга, боязни ответственности, отсутствии инициативы и полной неспособности правильно определить и использовать время. Надо признать, что наряду с этими недостатками русский народ обладает также хорошими военными качествами. В первую очередь эти качества объясняются тем, что русский народ на девять десятых является народом крестьянским.

...Людской материал. Людской материал надо, в общем, считать хорошим. Русский солдат силен, непритязателен и храбр, но неповоротлив, несамостоятелен и негибок умственно. Он легко теряет свои качества при начальнике, который лично ему незнаком, и соединениях, к которым он не привык. Поэтому хорошие качества русской пехоты при прежнем методе боя в сомкнутых соединениях могли проявиться лучше, чем теперь. Русский солдат сравнительно мало восприимчив к внешним впечатлениям. Даже после неудач русские войска быстро оправятся и будут способны к упорной обороне.

Боевая пригодность казаков по сравнению с прошлыми временами значительно уменьшилась. Казаки позволяют государству создать дешево крупную массу конницы, воинские качества которой, однако, отстают от качеств регулярной кавалерии; в особенности казаки малопригодны для боя сомкнутыми соединениями. В частности, это относится к казакам второго и третьего ополчения.

В последние годы в армии имели значительный успех революционные стремления, особенно в технических войсках. Но в общем русский солдат еще верен царю и надежен…

…Преимуществами русских офицеров являются хладнокровие и крепкие нервы, не сдающие даже в самых затруднительных положениях…".

Германский участник боев на Восточном фронте записал в своих воспоминаниях в 1915 г.:
"…в течение нескольких часов весь передний край русских был под огнем нашей тяжелой артиллерии. Окопы были просто перепаханы и сравнены с землей, казалось, живых там не осталось. Но вот наша пехота пошла в атаку. И вдруг русские позиции оживают: то здесь, то там раздаются характерные выстрелы русских винтовок. И вот уже фигуры в серых шинелях показываются повсюду - русские поднялись в стремительную контратаку… Наша пехота в нерешительности замедляет темп наступления… Раздается сигнал к отходу…".

Эта стойкость русских солдат в обороне, нечувствительность к артиллерийскому огню, лихой порыв в наступлении отмечались как немецкими солдатами в 1914-м, так и их потомками в 1941-м.

Среди русских солдат всегда выделялись и выделяются сибиряки. Вот что писал о них, например, генерал А.В. Туркул - ветеран Первой Мировой и Гражданской войн: "Я помню, как эти остроглазые и гордые бородачи ходили в атаку с иконами поверх шинелей, а иконы большие, почерневшие, дедовские… Из окопов другой норовит бабахать почаще, себя подбодряя, а куда бабахает - и не следит. Сибирский же стрелок бьет редко, да метко. Он всегда норовит стрелять по прицелу… Губительную меткость их огня и боевую выдержку отмечают, как известно, многие военные, и среди них генерал Людендорф".

Тяжелые природные условия Сибири закаляют сибиряков с детства. К тому же большинство сибиряков - потомки каторжан, ссыльных, беглых и просто смелых крестьян-переселенцев, ехавших неизвестно куда за тридевять земель в поисках "Беловодья" - отчаянных и сильных людей. Все эти факторы делают сибирских стрелков опасными противниками.

Вспомним знаменитый бой под Пясечно 27 сентября 1914 г., когда привезенная под Варшаву 1-я Сибирская стрелковая дивизия прямо из эшелонов, не дожидаясь поддержки и артиллерии, бросилась в штыковую атаку и остановила рвавшийся к Варшаве германский 17-й армейский корпус, укомплектованный пруссаками (впоследствии этот корпус был просто-напросто уничтожен стрелками из 4-й "Железной" дивизии генерала Деникина).

В 1915 г. Восточный фронт был фактически спасен бойцами 11-й Сибирской стрелковой дивизии, которые полегли почти все, но не дали значительно превосходящим частям немцев прорвать фронт и окружить русские армии в ходе Праснышского сражения ( подробнее см. статью "41-й Сибирский стрелковый полк" на сайте "Анатомия армии" - авт .).

Один из примеров того, как дрались сибирские стрелки - события 18 сентября 1915 г. В этот день команды конных разведчиков всех 4-х полков 11-й Сибирской стрелковой дивизии, команда пеших разведчиков и полурота 44-го Сибирского стрелкового полка под командованием штабс-капитана А.Н. Пепеляева получили приказ об отступлении с занимаемых позиций. Однако данный приказ выполнен не был, вместо этого сибиряки по собственной инициативе контратаковали немцев и взяли у них д. Боровую, отбросив противника за р. Неман.

При этом нужно иметь в виду, что Сибирские стрелковые полки не состояли на 100 % из сибиряков. Согласно "Расписанию распределения новобранцев призыва 1913 г.", например, в 41-й Сибирский стрелковый полк (место дислокации г. Ново-Николаевск Томской губернии) было определено следующее число новобранцев: из Акмолинского уезда (современный Казахстан) 80 чел., из Барнаульского уезда (Сибирь) - 230, из Гродненской губернии - 65, из Пермской губернии - 50, из Ломжинской губернии - 165, из Омска (Сибирь) - 189 чел. Т.о. из новобранцев 1913 г. только 54 % были сибиряками. Остальные бойцы, восприняв боевые традиции сибиряков и сибирских полков, приобрели такие же боевые качества уже в ходе службы.

Неприхотливость, выносливость и стоицизм русского солдата в 1914-1917 г.г. объясняется еще во многом тем, что Русская Армия преимущественно была крестьянской.

0

12

Германцы.

"Вообще германцы - военная нация, у которой голова давно закружилась от боевых успехов 1864 г, 1866 г. и в особенности 1870-71 г.г… И если она ( Германия -авт. ) войну проиграла, то лишь потому что у неё не оказалось новых Бисмарка и Мольтке" - писал в своих мемуарах генерал Брусилов. "Но я всегда говорил и заявляю это печатно: немецкий народ и его армия показали такой пример поразительной энергии, стойкости, силы патриотизма, храбрости, выдержки и дисциплины и умения умирать за свое отечество, что не преклоняться перед ними как воин я не могу. Они дрались, как львы, против всего мира, и сила духа их поразительна. Немецкий солдат, следовательно, народ - достоин всеобщего уважения" ( вот кого победили наши деды, читатель! А не идиотов из "Небесного тихохода"! - авт. ).

"Германцы сразу заставили их быть более осторожными и бдительными как в окопах, так и в сторожевой службе, благодаря своей активности", - записал офицер штаба 3-й Армии Юго-Западного фронта капитан Д.Н. Тихобразов после посещения окопов Севского пехотного полка.

А вот что записал в своих записках врач 366-го полевого госпиталя 70-й парковой артиллерийской бригады Л.Н. Войтоловский:
"- Разве с германцами так трудно воевать?
- Трудно, - отвечает хор голосов.
- Крепкий народ.
- Хитер больно.
- Хитрее хитрого. Его не собьешь…
- С австрийцем легче воевать?
- Да, с ним полегче. Он пужливый. Сейчас в плен сдается…
- … Герман - тот лютый. Хитер. Сильный. С ним никакого сладу".

Русские солдаты и офицеры уже в августе 1914 г. были поражены боевыми качествами германской армии. Вот что вспоминал один из офицеров русской кавалерии: "необыкновенная подвижность немецких войск, их постоянное стремление атаковать, способность к постоянному риску, упорство в достижении поставленных целей, способность частей войск оставаться в порядке даже в самых трудных положениях".

Дисциплинированность, стремление доводить дело до конца, здоровый "службизм", воинственность - вот свойства германского солдата.

Многие исследователи и военные агенты (тоже приводится и в упоминавшейся записке германского Генерального штаба) отмечали и отмечают склонность русских солдат и офицеров действовать по шаблону, упрекают в отсутствии инициативы, в то же время отмечая энергичную инициативу германцев. По мнению автора, это не совсем верно и несколько предвзято. Наоборот, русскому человеку свойственна смекалка, позволявшая ему выживать в суровых природных и политических условиях на протяжениях столетий. В то же время муштра, шаблонность и дисциплинированность, возведенная в культ, свойственна, скорее, немцам.

Характерный пример. Поэт Николай Гумилев, служивший вольноопределяющимся в лейб-гвардии Уланском Её Величества полку, описывал случай, когда осенью 1914 г. в Восточной Пруссии немецкий улан попал в плен только потому, что, уходя от погони, старательно объезжал все канавы и кусты, тогда как русские уланы скакали через все эти препятствия напрямик.

Что касается военной подготовки, то в 1914 г. она была примерно равной. Лишь русская кавалерия и артиллерия по боевым способностям превосходила германскую. В ходе войны, когда основная часть кадровой армии полегла в боях, и на фронт стали попадать призванные по мобилизации, германская армия стала превосходить русскую. Во многом это тоже объясняется качествами немецкого характера - тщательным подходом к решению любого вопроса, в данном случае тщательной и качественной подготовкой германских новобранцев.

Даже в 1912 г. русский генерал-майор Я.В, Червинка отмечал, что при "Равной приблизительно ценности заграничных и наших офицеров в первом чине… немецкие офицеры, начиная с чина капитана, в общем, уже значительно опережают в военном деле наших капитанов".

Зато стрелковая подготовка русских солдат была значительно выше, чем у немцев, а в умении драться в конном строю русская кавалерия наголову превосходила германскую. Не отмечается ни одной конной стычки, из которой германцы бы вышли победителями. А 1-го июня 1915 г. под Попелянами Приморский драгунский полк последовательно опрокинул 5 полков германской кавалерии, в том числе и знаменитых прусских "гусаров смерти".(2-й лейб-гусарский Королевы Прусской Виктории полк).

Как в России сибиряки, так у германцев особенно отличались пруссаки и нижнесаксонцы. Всякий раз, когда на Восточном фронте наступал кризис, немцы перебрасывали туда с Западного фронта нижнесаксонский 10-й армейский корпус - ганноверскую 19-ю и брауншвейгскую 20-ю пехотные дивизии. Весной 1915 г. этот корпус участвовал в Горлицком прорыве в Галиции, где вынудил нашу армию забыть о наступлении в Венгрию, летом 1916 г. - в локализации Брусиловского прорыва на Волыни.
Прозванную "Стальной" 20-ю дивизию бросили в Галицию и летом 1917 г., чтобы сорвать Июньское наступление Русской Армии, что им, собственно, и удалось. Брауншвейгцы пользуются в Германии репутацией людей сильных, хладнокровных, спокойных и молчаливых, а ганноверцы - упорных. Что касается пруссаков, то в самой Германии слова "пруссак" и "вояка" являются синонимами. Немцы из других земель традиционно недолюбливали швабов за скупость, а пруссаков - за воинственность.

Интересно, что и в германской истребительной авиации служили в основном выходцы из Пруссии, Вюртемберга и Саксонии. А первые 15 истребительных эсккадрилий (Jagdstaffeln) состояли исключительно из пруссаков.

Однако летом 1916 г. прославленная "Стальная" дивизия напоролась на русское "железо" - а именно на 3-ю гвардейскую пехотную и 4-ю стрелковую дивизии. Четвертая стрелковая еще со времен Русско-турецкой войны 1877-78 г.г. получила прозвище "Железная" (после героической обороны Шипкинского перевала). Эти части русское командование также бросало на самые "горячие" участки фронта. И когда 17 июня 1916 г. в районе западнее Луцка 20-я германская пехотная дивизия атаковала 4-ю стрелковую, то после 4-х суток непрерывных атак германцы были вынуждены отступить. Командующий 4-й стрелковой генерал-лейтенант А.И. Деникин вспоминал: "Однажды утром перед нашими позициями появился плакат "Ваше русское железо не хуже нашей германской стали, а все же мы вас разобьем!". "А ну, попробуй!" - гласил короткий ответ моих стрелков. Двадцатого июня, после 42-й атаки, "Стальную" дивизию ввиду больших потерь немцы отвели в резерв. Но и в наших полках, особенно в 14-м и 16-м, оставалось по 300-400 человек".

Вот что вспоминал офицер лейб-гвардии Финляндского полка Д. Ходнев: "…Здесь Л.-Гв. Финляндский полк встретился с прусской Гвардией и, в частности с 8 гвардейским пеxотным полком... Громадные потери нес тогда полк. Масса раненых солдат и офицеров убыло из строя; неоднократно полк сводился в трех и двух батальонный состав. Бои кончались и от батальонов оставались лишь жалкие, по численности остатки. Ротами командовали не только прапорщики, но и фельдфебели…".

Пруссакам тоже приходилось несладко - например, 15 июля 1916 г. в ходе боев на р. Стоход русскими бойцами 3-й гвардейской пехотной и Гвардейской стрелковой дивизий была полностью уничтожена (но не сдалась) 19-я пехотная дивизия из уроженцев Пруссии.

Подобную стойкость на фронтах Первой Мировой проявили лишь германские и русские солдаты, что заставило противников уважать друг друга. Нечто подобное мнению Брусилова о немцах можно встретить и в мемуарах германских офицеров относительно русских солдат. Русский и германский боевой дух - вот что всегда оставалось загадкой для умов генштабистов Франции, Англии, Австро-Венгрии, США, Турции…

От автора. Когда союзники по Антанте предали Белую Русскую Армию, когда русские эмигранты во Франции, Англии и Болгарии стали людьми "четвертого сорта" и объектом презрения и травли, именно Германия приютила больше всего русских беженцев - около 500 тыс. чел., где им, как ни странно, было легче, чем у бывших союзников.

Вот что писал германский писатель и политик Макс Эрвин фон Шойнбер-Рихтер о русской эмиграции в Германии: "Русские… оказали, несомненно, крупную услугу немцам в деле пробуждения их национального самосознания, и неудивительно, что на этой почве между ними возникло тесное единение и дружная совместная работа… Заслуга же немцев заключалась в том, что они отнеслись к русским не как к беженцам, требующим материальной помощи, а как к подлинным культуртрегерам…".

Кто знает, как бы сложились судьбы мира, если бы Россия и Германия в Первой Мировой войне стали не врагами, а союзниками или хотя бы сохранили по отношению друг к другу нейтралитет...

Примечание Веремеева Ю.Г. Вообще, есть какая-то историческая несправедливость в том, что русские и немцы были врагами в обеих мировых войнах. Ведь весь исторический опыт XVII-XIX веков показывал, что когда Россия и Германия строили свои отношения на принципах взаимного уважения и выгоды, то результаты оказывались положительными для обеих сторон. Достаточно вспомнить, что немецкие земли не раз и не два давали русскому трону своих принцесс в царицы, что, собственно, Романовы это по сути дела Голштейн-Готторпские. А скольким талантливым немцам - ученым, военным, механикам, агрономам Россия дала приют и дала возможность развить свои таланты в полной мере на пользу же и немцам и самой России.

Возникают ощущение, что нас постоянно стравливали либо Франция, всегда смертельно боявшаяся своего воинственного соседа и всегда имевшая к Германии территориальные претензии, либо Англия, не в меньшей степени опасавшаяся, что Россия может распространить свое влияние на Азию (Афганистан, Персию, Индию), и тем создать угрозу существования Великой Британской империи. И ведь всякий раз Франция и Англия оказывались по одну линию фронта, хотя между собой они всегда вели и ведут сегодня острейшую конкурентную борьбу за доминирование в Европе.
Литература.

1. Кернсновский А. История Русской Армии. Сайт "Военная литература" (http://militera.lib.ru/)
2. Брусилов А.А. Мои воспоминания. Харвест. Минск 2003 г.
3. Леонов О., Ульянов И. История Российских войск. Регулярная пехота. 1855-1918. АСТ. Москва: 1998 г.
4.Кремлев С. Россия-Германия: стравить!. АСТ. Москва. 2003 г.
5.Копылов В.А., Милюхин В.П., Фабрика Ю.А. Сибирский военный округ. Первые страницы истории (1865-1917). Новосибирск, 1995 г.
6.Корольков Г. Праснышское сражение 1915. Москва-Лениград1928 г.. Сайт А. Лихотворика ( http://www.grwar.ru)
7. Свечин А.А. Искусство вождения полка. Сайт "Военная литература" (http://militera.lib.ru/)
8. Ладыгин И.В. 41-й Сибирский стрелковый полк. Сайт "Анатомия Армии" (http://www.armor.kiev.ua/army)
9. Гейно фон Базедов. Путевые впечатления о военной России. Быт Русской армии XVIII-начала XX века. Военное издательство. Москва. 1999 г.
10. Смирнов А. Сибирский удар и саксонская сталь. Журнал Родина № 9-2004 г.
11. В.Литтауэр. Русские гусары. Центрполиграф. Москва. 2006г.

+1

13

Представляю Вам любопытную статью, а местами  пророческую, МИХАИЛА МЕНЬШИКОВА русского патриота и журналиста.

Меньшиков М.О. из "Письма к русской нации"
1 января 1915г.

НЕМЕЦКАЯ ДУША
 
      Две души живут, ах! в моей груди,
       одна хочет отделиться от другой…

Фауст. Ч. 1

      Немцы прокричали на весь мир о бесчисленных своих совершенствах, и простодушные соседи им поверили. В числе совершенств особенно воспеваются немцами их Treue (верность), их Treueherzigkeit (прямодушие) и т. д. Но великая нынешняя война сделала настоящее вскрытие немецкой души, и там оказались такие извращения, перед которыми всему свету приходится руками развести. Один путешественник, прибывший в Яффы, рассказывает, например, что германские офицеры, состоящие на службе у турок, носят в настоящее время на левом рукаве перевязь с надписью на арабском языке: «Нет Бога, кроме Бога, и Магомет – пророк Его». Надо знать, что весь обряд принятия магометанства заключается в публичном произнесении этой формулы. Благодаря этому в Турции укореняется мнение, что все немцы приняли ислам. Конечно, турки ошибаются. Немецкие офицеры делают только вид, что приняли ислам, как в России немецкие подданные делают только вид, что признают и русское подданство. Если немцы вообще допускают двойное подданство, то есть двойную присягу, двойную верность власти, то почему не допустить двойной веры в Бога и двойной морали? Вы скажете, что это психологически невозможно. Ведь душа-то у человека одна, и она должна же знать, что она действительно любит и чему поклоняется. Казалось бы, так, но природа, как видно, выше логики. Что душевное раздвоение, в основе которого лежит измена, весьма свойственно натуре немцев, это показывают и их история, и их народная поэзия. У меня нет ни места, ни времени, чтобы проследить с читателями почти двухтысячелетнюю историю немцев и их поэзию, но напомню некоторые основные факты.
      Первый факт: покорившись Риму, древние тевтоны не остались верными ему, как галлы или иберийцы, – они при первом же удобном случае изменили ему. Наводнившие Рим германские выходцы в стенах Вечного города явились такими же предателями, как Арминий в Тевтобургском лесу. Этот народный герой, от которого немцы ведут свою историю, втерся в доверие римлян, служил на римской службе, выслужил не только гражданство, но и дворянство (звание всадника) и затем самым гнусным образом изменил Риму. Насколько измена была в нравах германцев, показывает то, что сам Арминий погиб от измены.
      Второй факт: приняв римское католичество, северные тевтоны почти через тысячу лет изменили ему. Лютеранство с его отрицанием церковной иерархии и Священного Предания есть, конечно, грубая измена древней апостольской Церкви. Признав право произвольного толкования Священного Писания и оправдание одной верой, без добрых дел, немцы разрешили себе анархию сект и ересей и навсегда уволили себя от религиозно-обязательной нравственности. Отвергнув папские индульгенции, Лютер в принципе justificatio sola fide дал общую индульгенцию всем лютеранам: зачем быть добродетельными, если крестными страданиями Христа и Его смертью человечество искуплено от всех грехов? Если прибавить к этому отрицание пяти таинств из семи, отрицание пресуществления хлеба и вина, отрицание святых, мощей, икон, обрядов и пр., то, конечно, у лютеранства ничего общего с католичеством не осталось. Но религиозная измена пошла дальше: тюбингенская школа дошла до отрицания божественности Христа, а целый ряд немецких богословов дошли до отрицания Христа даже как исторической личности. По их мнению, Христос – миф, не более. Разве не прав немецкий философ Гартман  [100], доказывающий, что христианство «саморазлагается» в Германии? Он прибавляет к этому, что христианство вытесняется высшей религией – «германством» (Germanenthum).
      Третий факт в истории – непрерывная измена немцами государственности. Что такое была средневековая Германия, как не постоянной изменой то одному государственному принципу, то другому? Феодализм германский был как бы двойным подданством; вассал преклонял колено и целовал ногу сюзерену, но очень часто поднимал против него оружие, и это не казалось нарушением права. Имперский принцип в Германии все время боролся с партикуляризмом, и, несмотря на немецкую «Treune», вся династическая и народная история Германии наполнена сплошной изменой. Если набирать фактов из этой области, то их хватило бы на целый том. Выборный германский император очень напоминал выборного польского короля, а немецкая феодальная анархия с «кулачным правом» очень напоминала республиканскую тиранию над народом польских панов. Если же говорить о настоящем отношении немцев к государственности, то не забудьте, что самая многочисленная партия в теперешнем немецком парламенте и в стране – социалисты. Нужно ли добавлять, что социализм мало похож на «верность» государственности и общественности, а больше похож на коренную измену им? Необходимость заставляет социалистов сражаться в армии, но историки увидят, что как Наполеон, осаждаемый двунадесятью языками, повел их на Россию, так, может быть, и Вильгельм, осаждаемый социалистами, повел их на все четыре стороны света, лишь бы не оставлять в Германии. Ведь хваленая германская государственность перед этой войной действительно очутилась накануне саморазгрома.
      Перейдем к германской поэзии. Что такое национальная «Илиада» германцев – «Песнь о нибелунгах», как не сплошное предательство и душегубство?
      Обманом король бургундский Гунтер женится на Брунгильде, но и обманщик Зигфрид падает жертвой предательства Гагена. Задумав погубить Зигфрида Нидерландского, вассал бургундский Гаген распускает ложный слух о войне с датчанами, идет к жене Зигфрида Кримгильде проститься. Та просит оберегать Зигфрида в сражении. Зигфрид, правда, неуязвим, он когда-то выкупался в крови дракона, но лист дерева упал ему между плеч и туда можно было поразить его. Гаген просит Кримгильду нашить мужу шелковый крестик на уязвимое место, и затем, когда Зигфрид однажды наклонился к источнику, чтобы напиться, взявшийся оберегать его Гаген нанес ему смертельную рану именно в то место, которое было обозначено крестиком. Не правда ли, ловкий, чисто немецкий удар? Хотя Зигфрид воевал именно за бургундов, но Гаген, вассал бургундский, гордился убийством Зигфрида. Почему? Да просто потому, что Зигфрид, видите ли, владел золотом карликов-нибелунгов. Не ради каких-либо высоких целей, а лишь из-за золота, которое хотелось добыть бургундам, и возникла эта полная невероятных злодейств борьба. Что-то не человеческое, а прямо звериное представляет собою массовое избиение бургундов, завлеченных Кримгильдой в засаду во дворце Аттилы. Здесь вместе с кровожадной яростью намешано столько невероятной подлости, сколько, наверное, не найдется ни в одном арийском эпосе. Кримгильда и Гаген, германская женщина и германский мужчина, соперничают в предательстве, жадности и жестокости. Великолепная поэма немецких побоищ из-за чужого добра оканчивается так: Кримгильда велит отрубить голову Гунтеру (своему родному брату, заметьте) и, держа ее за волосы, приносит заключенному в тюрьме Гагену, обещая ему жизнь, если он укажет, где он спрятал клад нибелунгов на дне Рейна. Но Гагену чужое золото дороже жизни. «Никто не знает, – говорит он, – кроме меня и Бога, где спрятано сокровище, и ты, чертовка жадная, никогда его не получишь». Кримгильда собственноручно отрубает Гагену голову, а Гильдебранд за то, что она обманула Дидриха, убивает ее на месте.
      Немецкие поэты и философы старались, конечно, разукрасить елико возможно цикл песен, или «авантюр», нибелунгов. Они старались облагородить его, придать ему глубочайший смысл, а Вагнер своей стихийной «древнегерманской» музыкой навязал немецкую поэму всему свету. Но сколько ни фальсифицируйте разбойный смысл поэмы, он останется чисто разбойным. Этот смысл глубоко символичен и для нашего времени, лучше всего характеризуя подлинную душу немецкого народа, душу предательскую и жадную до чужого добра. Ведь и нынешняя война ведется все из-за того же золота нибелунгов, из-за достатка мирных земледельческих соседей, который не дает покоя немецкой алчности. Надо заметить, что, несмотря на примесь волшебства, немецкая «Илиада» сложилась уже в XII веке, когда немцы были давно христианами. Герои поэмы в промежутках между злодействами исправно ходят к обедне и т. п.
      Вы скажете: мало ли что в древности было, да прошло! Нельзя же по старинным мифам, по народному варварскому эпосу судить о теперешнем немецком народном характере. Что вышло бы, если о русском народном характере мы стали бы судить по подвигам Ильи Муромца, Микулы Селяниновича, Святогора или по «Слову о полку Игореве»? Я ответил бы на это: да ничего худого для нас из этого не вышло бы. Обнаружилось бы только то, что наши богатыри, созданные народным воображением, были истинные джентльмены в сравнении с немецкими героями «Нибелунгов». Из всех русских богатырей плутоват был несколько один Алеша Попович, за что и подвергся порицанию своих товарищей. Русские богатыри проливали кровь свою не за чужое золото, неведомо где зарытое, а за свободу родной земли, за честь родной веры, за славу родного престола – буквально за то же самое, за что сражаются наши чудные бойцы и теперь на высотах армянских и карпатских гор, за Вислой и в прусских лесах и болотах. И русская древняя женщина, например Ярославна, кажется светлым ангелом в сравнении с Кримгильдой. Народный наш характер каким был в эпоху Ильи и Микулы, таким и остался. Таким точно остался и характер немцев со времен нибелунгов. Но если вам угодно свидетельство поновее, чем немецкая «Илиада», обратимся к новой германской литературе.

+1

14

продолжение

Немецкий сверхчеловек
      Возьмем самый яркий немецкий тип, зарисованный гениальнейшей немецкой кистью. Согласитесь, что таким типом является Фауст из трагедии Гёте. Если бы Гёте сочинил своего доктора Фауста вполне самостоятельно, можно бы еще подумать, что его герой не вполне характерен для немца. Но Гёте не сочинял своей темы, а только разработал ее. Фауст, по-видимому, историческое лицо, это ученый-колдун, о котором легенды слагаются в самом начале XVI века и записаны многими писателями, включая Лютера. Некий Фауст, по-видимому, действительно учился в Краковском университете. Он заключил договор с чертом, дал ему расписку, написанную своей кровью, вел веселую, разгульную жизнь в сопровождении черта, сопутствовавшего ему в виде собаки, а затем, через двадцать четыре года кутежей и распутства, провалился в ад. Немецкие писатели разукрасили и эту фабулу всевозможным глубокомыслием, но везде у них остается одна черта: ученый немец, много лет изучавший теологию, изменил ей, продал душу дьяволу за золото, за молодость, за возможность «пожить в свое удовольствие». Следует думать, что Гёте, вложивший весь свой гений и свыше полстолетия труда в обработку своей трагедии, вернее других понял характер Фауста и вместил в него наиболее немецкой жизненности. Рассмотрите же беспристрастно эту ультрагерманскую душу – много ли в ней действительно благородства? В ней, прежде всего, нет и тени основной черты благородства – благодарности к Создателю, а вместо нее вечное всем недовольство, почти сатанинское. Вот как характеризует Фауста Мефистофель (в разговоре с Господом): «Не веселы ему все радости земные. Как сумасшедший, он рассудком слаб. Всегда куда-то вдаль стремится, всегда в желанья погружен: то с неба звезд желает он, то хочет высшим счастьем насладиться и все не может удовлетвориться».
      Характеристика дьявольская, но очень верная. Что же означает собой это вечное недовольство? На простом языке это называется жадностью, ненасытной алчностью ко всему. Нынешним немцам, казалось бы, все Бог дал – и независимость, и могущество, и ученость, и глупых соседей, оседлав которых можно было ездить на них целые столетия, и возможность при скромных силах задавать тон всей подсолнечной. Так нет, хотя бы запродав душу черту, немцы потребовали мирового господства, чужих империй, чужих богатств. Казалось бы, чем же несчастен Фауст? «Я, – говорит он, – философию постиг, я стал юристом, стал врачом! Увы! С усердьем и трудом – и в богословие проник, и не умней я под конец, чем прежде: жалкий я глупец! Магистр и доктор я – уж вот тому пошел десятый год… И вижу все ж, что не дано нам знанья». Вы думаете, в этом-то и состоит его трагедия? Вовсе нет. Его мучает сознание – чисто мещанское, – что труда убито было на науку много, а выгоды получилось мало. Учился до старости, говорит Фауст, но «зато я радостей не знаю… Я благ земных не испытал, я почестей людских не знал» (привожу эти строки в переводе Холодковского – в самом же подлиннике Фауст выражается гораздо грубее: «Auch hab ich weder Geld, noch Ehr und Herrlichkeit der Welt»). Ученая жизнь Фаусту, уже старику, вдруг кажется «собачьей жизнью», ибо не дает богатства, денег, почета, власти. И с чисто немецкой «верностью» Фауст сразу изменяет и философии, и богословию, и юриспруденции, и медицине. Он обращается к магии и вызывает дьявола.
      Читая великолепные монологи Фауста, вы, конечно, должны помнить, что автор их не заурядный немец, а «олимпиец» Гёте, которому ничего не стоило чисто свиную психологию молодящегося старичка прикрыть гирляндами самого тонкого ума и чувства. В пошлой же немецкой обыденщине такая измена всему великому в пользу чувственного цинического счастья совершается гораздо проще. «Ах, – вздыхает красиво Фауст, – две души живут в больной груди моей, друг другу чуждые, и жаждут разделенья». Две души, двойное подданство, двойная вера… Но какая же душа одолевает? Неизменно низкая – вот в чем центр немецкой трагедии. Поломавшись немного перед Мефистофелем, Фауст быстро подписывает условие и, видимо, страшно рад. «Порвалась, – говорит он, – нить мышленья, к науке я исполнен отвращенья. Пойдем потушим жар страстей в восторгах чувственных телесных». Мефистофель намекает, что Фаусту доступны не только телесные радости, но и всякие другие: «Преград вам нет тогда ни в чем». Но благородный Фауст повторяет, что он хочет «броситься в вихрь гибельных страстей», пережить любовь и ненависть, радость и горе.
      Куда же прежде всего направляется пытливость преображенного Фауста? В винный погреб Ауэрбаха, в толпу гуляк. Затем начинается обольщение Маргариты и целый ряд злодейств, связанных с величайшей низостью. История гётевского Фауста слишком общеизвестна, чтобы о ней говорить, но посмотрите, как беспечен, сделав гнусное дело, обольститель: «Мне весело, береза зеленеет, позеленела даже и сосна» (см. «Вальпургиеву ночь»). Фауст, видите ли, философствует, поэтизирует, наслаждается горной природой Граца в то время, как бедная Гретхен доведена до сумасшедшего отчаяния всем, что случилось. О, конечно, когда Фауст узнает о том, что Маргарита уже в тюрьме, он красиво горюет, он пытается даже при помощи черта спасти ее, но только «пытается». Проникнув в тюрьму, он все-таки не имеет храбрости остаться с Маргаритой. Он бежит вместе с Мефистофелем, чтобы не запутаться в грязную историю, и его провожает голос безумной, погубленной им девушки: «Генрих! Генрих!»
      Вот, мне кажется, истинно немецкий герой, самый крупный из героев германской литературы. Правда, чувствуя отвратительный эгоизм своего Фауста, Гёте написал вторую часть трагедии, которая может быть названа «оправданием Фауста». Оправдание вышло очень слабое, неудобочитаемое. Попытка в конце концов надуть черта, не выполнить договор с ним очень характерна для немецкого гения. Пресытившись эгоизмом, любовью к прекрасным женщинам и красоте, Фауст будто бы познал наконец, в чем цель жизни: сделаться инженером, осушать болота, проводить плотины и т. п. Дожив до глубокой старости и ослепнув, Фауст будто бы страшно счастлив тем, что целый край благодаря его постройкам возродился и народ находит применение силам своим в честном труде. Не говоря о психологической фальши, оцените это чисто немецкое филистерское культуртрегерское благочестие. Оно свойственно, между прочим, и бобрам. Те ведь тоже строят, как возрожденный Фауст, плотины и устраивают для себя и детишек всевозможный комфорт, но они не объясняют это сверхфилософскими соображениями. Как видите, даже гётевского таланта не хватило, чтобы оправдать нравственно мелкий и жестокий характер немецкого сверхчеловека.
      Сравните Фауста с Гамлетом или Дон Кихотом. Вы сразу почувствуете различие в национальных характерах этих типов. Сомневающийся и безвольный датский принц – насколько он все-таки благороднее немецкого доктора! Вы чувствуете у Гамлета действительно страдающую человеческую душу, ищущую высшей опоры. Вы видите, что над сердцем Гамлета тяготеет нравственная власть, власть долга, и что этот долг рано или поздно будет выполнен. Как ни карикатурен образ испанского гидальго, помешанного на рыцарских идеалах, до чего, однако, и этот образ выше Фауста, до чего он трогателен и величав! Дон Кихот не только хочет быть рыцарем, он уже есть рыцарь с головы до ног, благороднейший и честнейший. Сервантес едва ли со злой целью осмеял великий характер Дон Кихота, но последний остается великим, тогда как Гёте старался оправдать и возвеличить низкий характер Фауста, и он остался низким. Захваченные в культурный плен немцами, мы слишком привыкли глядеть их глазами и повторять их слова. Они твердят о немецкой честности, о немецкой верности, о немецкой рыцарственности – и мы им простодушно верим. Но вот что говорит о немецкой рыцарственности весьма популярный немецкий рыцарь – миннезингер Тангейзер: «Проел и перезаложил свое имение, так как дорого стоили красивые женщины, хорошее вино, вкусные закуски и два раза в неделю баня». Разве через семь столетий это не точный портрет нынешних немецких офицеров, дорвавшихся до богатых бельгийских замков или польских помещичьих усадеб?
      Как в древности нашествие германских варваров на Италию было вызвано слухами о хорошем вине, виноградниках, садах, виллах и богатствах римлян, которые можно было разграбить, так и нынешнее нашествие тех же варваров объясняется буквально той же причиной. Им хочется обворовать культурную часть света и пожить, что называется, «вовсю» на чужие миллиарды. Для нас это трудно понятно, ибо у нас одна душа, одна совесть, одна вера в Бога – у немцев же во всех отношениях «двойное подданство». Сегодня, отрицая Богородицу и святых, немец немножко еще молится Христу, а завтра он пришпиливает к рукаву надпись: «Нет Бога, кроме Бога, и Магомет – пророк Его». Послезавтра же вместе с Фаустом подумает о дьяволе и о том, нельзя ли при его помощи ограбить мир.

0


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Представления немцев о русских перед ВОВ