Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » Ф. К. Кокен » Франсуа-Ксавье Кокен - «Русский вопрос» и европейская безопасность


Франсуа-Ксавье Кокен - «Русский вопрос» и европейская безопасность

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Франсуа-Ксавье Кокен

«Русский вопрос» и европейская безопасность

Выступление на конференции

Европейская безопасность и исторические вызовы двадцатого столетия

2011-07-18

Я был приглашен выступить перед вами на следующие темы: «Первая мировая война как пролог XX века», «Восточный фронт» как решающий фактор в победе над фашизмом» и «Русский вопрос» и европейская безопасность». Вокруг этих трех тем я постараюсь построить свой доклад. Прошу меня извинить за узость моего взгляда на проблему, потому что я анализирую события скорее с французской точки зрения, нежели мировой глобальной перспективы.

Что касается Первой мировой войны как пролога XX столетия, то я вовсе не уверен, что война 1914-1918 годов на самом деле стала прологом прошлого века, и для этого существует несколько причин. В действительности война 1914-1918, по моему мнению, является логическим продолжением войн XIX века, не только потому что немецко-французский конфликт вылился в войну 1870-1871 годов и Франкфуртский мир, но и потому что война 1914-1918 окончательно пробудила национализм, который еще в 1848 году стал причиной «Весны народов», быстро подавленной, как мы знаем.

0

2

Однако, это новое пробуждение национализма получит официальное признание в документах Версальского мирного договора, и тем самым, кроме всего прочего, обусловит появление Чехословакии, стран Балтии, Югославии, и восстановление Польши. Война 1914-1918 годов дает ответ на национальный вопрос, возникший намного ранее начала новой эры. Это верно еще и потому, что мобилизация армий в августе-сентябре 1914 года прошла если не в эйфории, то как минимум в атмосфере патриотизма, породившей такие девизы как «через пятнадцать дней в Берлине». Боевой дух и мораль солдат обоих сторон напоминает о военных действиях XIX века.

Стоит отметить, что эта, как ее называют, «Великая война» была в сущности европейской войной. Она является войной XIX столетия в той же мере, что и прологом к двадцатому веку. Однако Версальские договоренности были не в состоянии предотвратить повторение мировой войны, потому что война 1914-1918 годов закончилась в полной неясности – перемирием. Перемирие, которое французы расценивали как победу, которую одержал французско-британский лагерь, в то время как для немцев это перемирие вовсе не означало капитуляцию. Никто не признал поражения. Перемирие было вызвано лишь тем, что Германия была изнурена и была не в состоянии продолжать войну. Но это означало также, что Германия категорически отказывается признать себя побежденной.

0

3

Немцы, считавшиеся в глазах французов и британцев побежденными, не были приглашены на Версальские переговоры так же, как и русские. По этой же причине немецкая делегация, как говорят в Германии, «прижатая к стенке», была вынуждена подписать Версальские документы. Для Германии Версальский мир был миром, навязанным победителями побежденным. «Мы добились победы в войне», – сказал Клеменсо 11-ого ноября 1918 года, хотя было достигнуто лишь перемирие. «Теперь нужно добиться мира, что может быть намного сложнее». Но он даже не думал о том, что последующее развитие событий подтвердит правильность его слов. В конечном итоге, достичь мира на европейском пространстве оказалось намного сложнее, нежели развязать новую войну. Так, вопрос репараций, навязанных в первую очередь Францией, так и не был до конца решен.

Сближение пораженных в правах участников Версальского договора - Германии и только что образовавшегося Советского Союза изменит традиционное европейское равновесие. Германия наотрез отказалась считать себя побеждённой и желала взять реванш. Именно поэтому война 1914-18 годов - прообраз войны 1939-45 годов.

В конечном счёте, главным историческим событием является не война 14-18 годов, а экономический кризис 1929 года, повлёкший за собой приход Гитлера и нацизма к власти. Кризис приведёт к раздроблению европейского политического пространства, к политике, где каждый сам за себя – политике национального эгоизма. Кризис особенно затронет Германию и станет одной из причин прихода Гитлера к власти, основной целью которого, как мы знаем, будет желание взять реванш при согласии большинства немецкого народа и в союзе с большевистской Россией. Два исключённых союзника сойдутся для того, чтобы низвергнуть хрупкую систему Версальского мира.

0

4

Второй вопрос, на который меня попросили ответить, – это восточный фронт как решающий фактор в победе над нацизмом. Итак, если говорить о восточном фронте, несомненно, что роль СССР в поражении нацистской Германии была основной. Эта реальность, которую нельзя оспорить даже несмотря на то, что СССР вступил в войну в июне 1941 года после нападения нацистов, т. е. через два года после подписания советско-германского пакта о ненападении, из-за которого СССР будут длительное время считать несомненным сообщником Германии, ответственным за начало Второй Мировой Войны. Каковы бы ни были причины этого пакта, эта перспектива сотрудничества была, бесспорно, рискованной и не долгосрочной. Подписанный пакт показывает, что в момент начала военных действий Советский Союз не был подготовлен к войне мирового масштаба.

Этим объясняется захват доброй половины европейской территории Советского Союза. И именно на этой территории в течение четырёх лет развернутся самые жестокие сражения, если не принимать в учет несколько японо-американских сражений в Тихом океане. То, что вклад Советского Союза в победу над нацизмом был решающим, можно судить по количеству жертв. Их насчитывается около 25-26 миллионов, то есть почти 16 % советского населения, против 10-11 % погибших немцев, в то время как Великобритания потеряла 0,7 % своего населения, а США 0,3-0,4%. Эти цифры свидетельствуют о том неистовстве, с которым велись сражения и объясняют настойчивость Сталина, неоднократно просившего у западных стран открыть Второй фронт в Европе. Несомненно, начиная с  зимы 1942 года, Россия извлекла выгоду из материальных вливаний со стороны Запада, которые затем будут усиливаться. США откроют второй фронт в Северной Африке и в Италии, но там будут находиться второстепенные театры боев. Немцы напрасно насмехались над медлительностью американо-британских союзников. Мне на ум приходит немецкая пропагандистская афиша, на которой была изображена англо-американская улитка, с трудом ползущая по Аппенинскому полуострову, и надпись « It’s a long, long way to Rome». Примерно таким же образом до высадки союзников в июне 1944 года, Советский Союз воспринимал их помощь в войне против нацистской Германии.

+1

5

Существенный вклад СССР признают далеко не все, более того, иногда он даже оспаривается. Возьмем пример – пример свежий и адекватный. Я вспоминаю фильм «Великая война 1939-1945 годов» (La grande guerre de 1939-1945), недавно показанный по телевидению и получивший лестные оценки прессы. Итак, что мы видим в этом фильме? Или точнее, чего мы там не видим? О России было упомянуто лишь вкратце, и сюжеты, касающиеся России, не превышали десяти процентов от общего времени киноленты. Пусть этот фильм изначально рассказывал о войне на Тихоокеанском фронте и, следовательно, немецко-русское противостояние не имело особой важности для создателей фильма, однако, немецко-русская война была представлена зрителю в искаженном виде.

В частности, я говорю о сюжете, посвященном нападению нацистов на СССР. Об этом, конечно же, не забыли упомянуть, но в фильме было показано, что солдаты оккупационных немецких сил были с радостью приняты празднично одетыми советскими колхозниками. Этот эпизод в свое время было одним из клише нацистской пропаганды, которое в это время использовали для того, чтобы убедить зрителя, что советские граждане массово отрекаются от собственного правительства. Кинолента имела необъективный и ярко выраженный тенденциозный характер по данному вопросу, в отличие от более объективных сюжетов, касающихся западного фронта, потому что они были лучше знакомы западному зрителю, который мог бы обнаружить многочисленные несовпадения с реальной историей. А сюжеты о восточном фронте представляли зачастую полную пробелов и предрассудков информацию. Похоже, создатели фильма не желали продемонстрировать советский взгляд на конфликт со всеми его минусами и плюсами. Именно поэтому современной России просто необходимо стараться исправить свой образ, или тот образ, которым ей навязывают. Она должна опровергать любую дезинформацию, продолжающую распространяться и по сей день, и насколько это возможно, отстаивать перед западным зрителем свою точку зрения.

0

6

приводит нас к третьему вопросу – «русскому вопросу». Что же он означает? В прошлом перед Европой стояли «восточный вопрос», «турецкий вопрос», когда Оттоманская империя считалась «больным» членом европейской семьи. Потом был «немецкий вопрос», ответ на который был дан в 1989 году с объединением двух Германий. Сегодня существует «греческий вопрос». Как он разрешится, никто не может предсказать.

Но что же означает «русский вопрос»? Сложность этого вопроса определяется местом России в современной Европе. Этот вопрос родился с исчезновением или, лучше сказать, с развалом Советского Союза, что привело к образованию вокруг России как новых, так и ранее существовавших государств, чье отношение к России не всегда остается дружелюбным. Из этого следует наличие нестабильности на периферии российских границ. Периметр российских границ стал театром борьбы за зоны влияния для того, чтобы определить, к какому из лагерей примкнут новообразованные государства. Исходя из этой точки зрения, «русский» вопрос должен рассматриваться в контексте вопроса европейской безопасности и вопроса мира в Европе, в которой Россия часто вовсе не пользуется любовью.

0

7

Нынешнее недоверие к России объясняется определенными факторами. Изначально у Европы или Европейского союза вызывал недоверие факт имперского прошлого, которое в глазах европейцев отождествляется с деспотизмом правления, из-за которого жители России скорее считались подданными, нежели гражданами государства.

Другая причина недоверия имеет корни в недавнем прошлом, когда СССР проповедовал конкурирующую идеологию, которую он хотел навязать другим субъектам международного права. Еще один аспект: сформированные историческим опытом национальные традиции, которые лишь в некоторых случаях совпадают с традициями стран Европейского Союза или большей части европейских государств. Кроме того, стремление русских к сильному коллективному обществу вступает в противоречие с крайним западным индивидуализмом. Таким образом, в целом, существует ряд реальных разногласий, которые заставляют Европу продолжать осторожное наблюдение за Россией, ожидая ее «исцеления» или, как минимум, «улучшения» ее состояния. Впрочем, данные разногласия могут быть преодолены, что доказывает существование собравшего нас здесь Института демократии и сотрудничества! Эти расхождения во взглядах преодолимы еще и потому, что они демонстрируют необходимость диалога, дебатов и потому, что они призывают к толерантности во всех областях межсоциальных отношений, которая служит только во благо.

0

8

Если сегодня и имеет место быть русофобия, в существование которой я не верю, и если Россия все же продолжает вызывать страх у соседних стран, то мой совет таков: современная Россия должна попытаться вызвать симпатию у тех, кто ее не любит, сыграть на своей привлекательности в качестве надежного и сильного партнера. Необходимо во что бы то ни стало подменить русофобию, в которой Россия упрекает граждан бывших республик СССР, на русофилию. Конечно, не мое дело давать советы, ни тем более иметь дерзость диктовать Европе политику по отношению к России. Но, стоит заметить, что в конечном итоге европейские граждане не желают чего-либо иного, кроме установления дружественных или, как минимум, партнерских отношений с Россией. Таким образом, только от России зависит, будут ли европейцы испытывать к ней дружеские чувства, что возможно при отстаивании общечеловеческих ценностей – уважения к человеческой жизни и достоинству, толерантности (не всегда соблюдающейся в современной Европе).

Чтобы не случилось в будущем, остается неизменным тот факт, что Европа, в современнои формате Европейского Союза, и Россия обречены на мирное сосуществование, и нет иной альтернативы, кроме постепенного сближения. Без преувеличения можно сказать, что у Европы нет будущего без России, и наоборот. Это – единственный путь. Перед Европой, как впрочем и перед Россией, стоит задача претворить эту необходимость сближения в жизнь.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


☆ Гласные с ударением ☆


Вы здесь » Россия - Запад » Ф. К. Кокен » Франсуа-Ксавье Кокен - «Русский вопрос» и европейская безопасность