Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Гарри Каспаров - интервью о современности


Гарри Каспаров - интервью о современности

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Гарри Каспаров - интервью

Эхо Москвы - 31.01.2012

М.КОРОЛЕВА: Я бы хотела начать с того, что происходило вот сейчас буквально в последние минуты на Триумфальной площади, поскольку сегодня 31-е число и, вот, задержан Эдуард Лимонов и еще несколько человек. Пока там число задержанных уточняется. Говорят, что народу было не так много – много было журналистов. Как вы вообще относитесь к самой идее продолжать выходить 31-го числа каждого месяца на Триумфальную площадь и идти заведомо на незаконную, на неразрешенную акцию?

Г.КАСПАРОВ: Ну, наверное, все-таки, надо говорить на «неразрешенную», потому что акция абсолютно законна. Все-таки, никто еще Конституцию России не отменял.

0

2

М.КОРОЛЕВА: Ну вот так ее полиция называет.

Г.КАСПАРОВ: Ну, знаете, наша власть и полиция – они очень часто называют абсолютно конституционные действия российских граждан, выражающих несогласие с действиями режима, незаконными, несанкционированными, хотя совершенно очевидно, что это все – ненасильственные и мирные акции, не представляющие никакой угрозы для окружающих. И поэтому вот такие жесткие действия, нарочито жесткие действия – они, конечно, показывают, что власть меняться не собирается. То есть если есть возможность разогнать, показать свою силу, оттоптаться на сотне мужественных активистов, власть это с удовольствием делает. Когда выходит 100 тысяч, жмется трусливо по углам.

М.КОРОЛЕВА: Ну, я-то вас в данном случае спрашиваю, скорее, не со стороны власти, а со стороны оппозиционного политика, который когда-то там тоже, как я помню, вроде бы, выходил на Триумфальную площадь в самом начале.

Г.КАСПАРОВ: Ну, мы выходили на марш несогласных, еще 1-й был который в декабре 2006 года.

0

3

М.КОРОЛЕВА: Да, совершенно верно. Ну вот смотрите. Вот сейчас, допустим, есть Эдуард Лимонов, который выходит на Триумфальную площадь, несмотря ни на что. Есть Сергей Удальцов, который сегодня был у вас на заседании Оргкомитета шествия 4 февраля, который отказался туда идти, мотивировав этот тем, что, ну, поскольку будет другое важное шествие, то и не надо ходить. Вот, вы здесь, скорее, вот, на чьей стороне?

Г.КАСПАРОВ: Ну, мне кажется, что ситуация объективно меняется и многое из того, что нам удалось добиться, в последнее время результат, конечно, вот, героической борьбы за 31-е число. И, безусловно, конечно, это очень важный этап был в становлении гражданского общества. И вот те активисты, которые сознательно шли на такое обострение, понимая, чем это им грозит, они, конечно, сыграли, мне кажется, очень важную роль в том, что ситуация как-то с мертвой точки сдвинулась. Другое дело, что сегодня... Очевидно, что власть реагирует в первую очередь на... Пожалуй, единственное, на что она реагирует, - на выход большого числа людей. Поэтому проводить малочисленные акции, обреченные на быстрый разгон, вряд ли это помогает сегодня общему делу. Но с другой стороны, мне также понятны чувства тех, кто делал это из месяца в месяц, каждое 31-е число. И поэтому давать какие-то советы им, наверное, бессмысленно – они вправе это делать. И, безусловно, они продолжают отстаивать наши с вами права. Другое дело, что, конечно, мне казалось бы, что, все-таки, им также важно было бы, все-таки, присоединяться к массовым акциям. И, вот, все-таки, 4 февраля при всех издержках, при том, что это, все-таки, акция согласованная, но это десятки тысяч людей и это именно то, что заставляет власть двигаться, нервничать, ежиться и вибрировать.

0

4

М.КОРОЛЕВА: А как вам кажется, согласовали вот эту акцию, ну, вот это шествие 4 февраля в отличие от 31-го (они же тоже уведомляли как-то власти, да?) именно потому, что там будет много народу?

Г.КАСПАРОВ: Конечно. Это единственное, на что реагирует власть. Мы это уже увидели, как бы, это все доказано уже не просто как какая-то гипотеза, а это тот практический опыт, который появился в последнее время. И поведение власти на, скажем, Проспекте Сахарова принципиально отличалось от того же поведения власти на Проспекте Сахарова в 2007 году, когда после марша там был задержан ряд активистов и я в том числе. Одно дело, когда тысяча или 2 тысячи человек куда-то идут, другое дело, когда они имеют дело с десятками тысяч или даже там более чем с сотней тысяч людей, которые собрались 24 декабря. Вот, власть очень хорошо чувствует, когда можно применять силу. И это вопрос даже не решения вышестоящих начальников, а это, во многом, и психология противостояния на улице. И совершенно очевидно, что полиция немедленно начинает реагировать на резкое увеличение численности протестующих.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вы сегодня как раз были модератором того самого заседания оргкомитета шествия за честные выборы, которое пройдет 4 февраля – это, кстати, можно было наблюдать и на сайте «Эха Москвы» через Сетевизор, он все это показывал, почти 3 часа продолжалось сегодняшнее заседание. Ну вот я наблюдала часть этого заседания, мне показалось, что, действительно, удавалось договариваться, хотя там были представители разных сил – и представители националистов, и коммунистов, и демократов, либералов – в общем, все как и прежде.

Г.КАСПАРОВ: Ноев ковчег оппозиции.

0

5

М.КОРОЛЕВА: Да, да. Вот уж, действительно. Была принята резолюция митинга, было решено по поводу того, кто будет ведущими, кто будет выступать. Там был такой момент, вот, сам митинг был под вопросом, проводить или не проводить.

Г.КАСПАРОВ: Ну, совершенно очевидно, мы в данном случае имеем проблемы не столько с властью, сколько с временем года. Февраль, начало февраля, морозы, а температура будет, очевидно, ниже минус 10 градусов. Хочется верить, что не будет минус 20 и не будет ветра. Но никто не знает, с чем нам придется иметь дело, с какой температурой и с какими климатическими завихрениями непосредственно в день проведения шествия. Поэтому вопрос даже подымался кардинально, а не стоит ли отменить митинг.

Но с другой стороны, непонятно, в чем смысл шествия, если там нет какой-то завершающей точки, вот если нету какого-то действия, пусть даже очень короткого, которое могло бы послужить кульминацией вот этого процесса. И мне кажется, что такое было принято, вполне взвешенное решение, потому что даже если выступает все 9 человек и 2, скажем, концертных номера, мы все равно говорим про примерно 40, ну, максимум 45 минут. Ну, я надеюсь, что, все-таки, это не так критично, тем более, что в этот раз мы считаем, что будет возможность раздавать горячий чай.

0

6

М.КОРОЛЕВА: Все-таки, о шествии 4 февраля, какие там есть такие моменты. Ну, ведущими будут, как я поняла, Евгения Чирикова и Владимир Рыжков.

Г.КАСПАРОВ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Это на митинге уже, собственно говоря. Выступающих будет, как вы сказали, несколько.

Г.КАСПАРОВ: Выступающих будет 9 человек. Речь идет о том, что те кандидаты в президенты, которые подписывают подготовленный Борисом Акуниным кандидатский минимум, сдают его, включающий в себя освобождение политзаключенных, кардинальную реформу демократическую реформу избирательного законодательства, проведение в течение года парламентских выборов, в течение двух лет президентских выборов. Вот те, кто поддерживают эту концепцию, они могут выступить у нас на митинге. Плюс 3 человека, представители гражданского общества, которых выберет Лига избирателей. И от каждой колонны – от либералов, националистов и левых – выступит по одному представителю, как бы, выбор будет в данном случае, как бы, самих представителей вот этих групп.

0

7

М.КОРОЛЕВА: Ну и по поводу колонн, потому что тут тоже по интернету приходили разные вопросы. Вот, люди некоторые писали «Мы против того, чтобы выстраиваться в разные колонны». Что это такое?

Г.КАСПАРОВ: Ну, все-таки, надо понимать, что даже при той способности договариваться за столом, где сидит 15-20 человек, мы будем иметь дело с тысячами и тысячами людей. И есть опасения, что если делают просто одну общую колонну, там все перемешаются, ну, возможны...

М.КОРОЛЕВА: Это ж хорошо.

Г.КАСПАРОВ: Это хорошо, безусловно. Но понятно, что есть и определенные риски. То есть, вот, поэтому такое было опять принято половинчатое решение. Есть общегражданская колонна – вот, кто хочет идти без партийной символики, пожалуйста, в первую колонну – там лозунги общие, политические, там, «За честные выборы», «Не пустим Путина в Кремль». Символика, в основном, конечно, вот эта, с белым цветом связанная. А дальше, вот, 3 колонны по жребию сегодня были выбраны, которые представляют разные идеологические движения. То есть понятно, что, все-таки, лучше, если там «Яблоко» и «Солидарность», все-таки, будут идти вместе, а представители националистических организаций – они, все-таки, будут идти чуть поодаль. То есть в этом есть определенный смысл. Мне кажется, это даже интересно еще и самим политическим активистам, потому что они, как бы, четко фиксируют свою принадлежность к какой-то идеологической группе. При том, что надо понимать: общегражданская колонна будет первой и самой большой.

0

8

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Но это все процессуальные вопросы. Давайте теперь переходить к существу дела. Потому что вам здесь вот тоже пишут у нас по SMS «Митинги-митинги, а что дальше?» Вот, спрашивают вас, что вы вкладываете в понятие «честные выборы»? Ну, потому что шествие и митинг за честные выборы. А что вы имеете в виду? Тут вот многие спрашивают про инициативу по поводу вебкамер и что эта инициатива, собственно, может дать? Не будет ли это то же самое, что в свое время вебкамеры, которые устанавливались на вот этих местах, где там горело все, да? И результат будет такой же. Итак, что вы вкладываете в понятие «честные выборы»?

Г.КАСПАРОВ: Безусловно, когда говорим про честные выборы, мы говорим о процессе, который начинается задолго до самого дня голосования. Это, во-первых, конечно, принятие избирательного законодательства, которое не вступает в противоречие с базовыми конституционными принципами. Это возможность для представителей разных политических партий, в первую очередь оппозиционных быть зарегистрированными как независимая политическая сила без какого-либо вмешательства в этот процесс Кремля. Это возможность иметь доступ к СМИ, это возможность проводить фандрейзинг, то есть для граждан страны, для представителей бизнеса оказывать поддержку тем или иным политическим группам. Это возможность полноценного участия в кампании избирательной. И, наконец, сам день голосования – это подсчет голосов, но не просто подсчет голосов на избирательном участке, а еще гарантия того, что данные, попадая в компьютер Центризбиркома, не будут каким-то мистическим образом превращаться в совершенно заоблачные цифры. Почему-то всегда эти изменения происходят именно в пользу партии власти.

0

9

М.КОРОЛЕВА: Да. Но, вот, все, что вы сейчас перечисляете, это все прекрасно, это хорошо. Но вот сейчас будут конкретные выборы, конкретные президентские выборы. Вот, мы уже проехали парламентские. Можно к ним предъявлять какие-то претензии, но вот они уже прошли. Сейчас будут президентские выборы. Когда вы говорите «За честные выборы», вы говорите вообще, в принципе или вы говорите о президентских выборах, которые будут сейчас?

Г.КАСПАРОВ: Не, давайте так. Во-первых, ничего мы еще не проехали. Значит, вот, Дума, сформированная по итогам этих позорных фальсифицированных выборов, не легитимна. И об этом говорят резолюции митингов и наше требование категорическое – проведение в кратчайший срок новых выборов по нормальному избирательному законодательству, не ущемляющему конституционные права российских граждан.

М.КОРОЛЕВА: Напомните еще раз, кратчайший – это сколько?

Г.КАСПАРОВ: Это в течение года. В течение года после...

0

10

М.КОРОЛЕВА: А почему, кстати? Тоже, вот, поясните слушателям нашим.

Г.КАСПАРОВ: Ну, здесь... На самом деле, мы сейчас можем начать такой долгий юридический спор. Потому что, с одной стороны, есть, конечно, набор законов сегодняшних, по которым раньше чем через год это проводить нельзя. С другой стороны, вам кто-то скажет, что а так как Дума не легитимна, то это вообще такая, патовая ситуация. Президент может это сделать волевым решением и вообще можно на этот год не обращать внимания. Поэтому, вот, чтобы, опять, избавиться вот от этих бесконечных споров, давайте скажем так. Вот, по кандидатскому минимуму Бориса Акунина для будущего потенциально президента России: в течение года провести новые выборы в Госдуму, в течение двух лет провести новые президентские выборы. Эти выборы (как выборы парламентские, так и выборы президентские) должны проходить по законодательству, которое позволит всем политическим силам без ограничения зарегистрироваться и выставить своих кандидатов. И эти кандидаты должны обладать равными правами как в процессе избирательной кампании, так и в день голосования при подсчете голосов.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Но я вас. Все-таки, подвожу к этим выборам президентским, которые будут сейчас. Потому что, все-таки, шествие устраивается ровно за месяц до президентских выборов, до 4 марта. И как я понимаю, это не последняя акция, потому что предполагается, что они будут еще до президентских выборов, да?

Г.КАСПАРОВ: Безусловно.

0

11

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, например, то, что будут установлены те самые вебкамеры – это, ну, вот, как бы, ведет нас? это мы на пути находимся к честным выборам?

Г.КАСПАРОВ: Нет. Это, на самом деле... Опять, хорошо, что вы вспомнили вот эти пожары, пепелища, на которых эти камеры устанавливали, когда надо было контролировать, как Путин сказал, контролировать процесс восстановления пострадавших деревень. Естественно, просто камера сама по себе ничего не решает, потому что люди могут направить ее в любую сторону. А главное, что мы же понимаем, основные злоупотребления совершаются не в процессе голосования, а после того, как уже начнется подсчет голосов в месте, где никакой вебкамеры не будет. То есть в данном случае это такой, что ли, коллективный гипноз, вот, Путин пытается роль Кашпировского играть, знаете, «вот, будут стоять камеры, успокойтесь. Закройте глаза, все будет хорошо».

На самом деле, говорить надо о том, что в Центризбиркоме, независимо от того, что покажут вебкамеры, все равно будут цифры, которые будут кардинальным образом отличаться от реальных итогов голосования на самих участках.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Тогда, все-таки, я снова возвращаюсь уже к президентским выборам и не процедурно, а по сути. Потому что очень много вопросов, которые пришли по интернету, связаны вот с чем. Что делать с президентскими выборами в России, за кого голосовать?

Г.КАСПАРОВ: Ну, проще сказать, за кого не надо голосовать. Вот, один из главных лозунгов, одно из главных требований митингов наших и шествий 4-го февраля – «Ни одного голоса Владимиру Путину». Мы понимаем, что эти выборы тоже не легитимны, эти выборы также проходят по законодательству, которое лишило огромное количество российских граждан возможности участвовать в этом процессе. Не будем забывать, что в Конституции ничего не сказано про ограничения наших с вами избирательных прав. Но выдвигать своих кандидатов имеют право только партии, прошедшие в парламент. То есть вы уже должны проделать какие-то действия, не предусмотренные основным законом страны для того, чтобы иметь возможность баллотироваться. Либо надо собрать 2 миллиона подписей. Совершенно очевидно, что это абсолютно невозможно и власть может выбирать: «Вот, Явлинского хотим – не регистрируем, Прохорова – регистрируем». Никаких 2-х миллионов собрать за 5 недель, из которых 2 праздничные, а учитывая, что только 40 тысяч можно собирать в одном регионе страны, то есть 50 регионов надо охватить, это, конечно, невозможно. То есть власть присвоила себе право выбирать список кандидатов. То есть Путин утвердил список своих соперников, спарринг-партнеров.

0

12

М.КОРОЛЕВА: Абсолютно все, простите, утверждены им, вы считаете?

Г.КАСПАРОВ: Безусловно, конечно. Нет, список утвержден Путиным.

М.КОРОЛЕВА: Включая Прохорова?

Г.КАСПАРОВ: Нет, именно, может, начиная с Прохорова. Потому что, все-таки, трое остальных – это результат парламентских выборов и, как бы, с этими тремя политическими партиями Путин давно уже, как бы, сталкивался и факт разрешения для них пройти в парламент... Ну, понятно, что, скажем там, для КПРФ это было не обязательно, но, скажем, эсеры и ЛДПР – это та политическая структура, с которой Путин привык иметь дело. Просто мне кажется еще раз важно заострить внимание. При изменении ситуации даже очень лояльные системные политические партии могут начать вести себя не так, как от них ожидала власть. Просто меняется ситуация, и они тоже ищут возможность какого-то политического навара. И, вот, поведением, скажем там, Жириновского в Госдуме, очень сейчас жесткая позиция по многим вопросам эсеров. Даже КПРФ, сдвигающаяся, в общем, в сторону гораздо большей оппозиционности. Это результат, кстати, этих же митингов. На самом деле, они увидели, что огромное количество людей не просто высказывает недовольство результатами голосования, а требует от власти кардинально изменить свою политику в области избирательного законодательства. И эти партии как могут на это реагируют.

Ну, вот, даже, как бы, соглашаясь с тем, что набор кандидатов, из которых нам придется выбирать 4 марта, он не просто не идеален, он совершенно не отражает сегодня настроения людей, и для многих, скажем там, для меня там нет кандидата, за которого я бы мог бы и хотел бы проголосовать.

0

13

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, что лично вы будете делать? Вас спрашивают тоже об этом.

Г.КАСПАРОВ: Мне кажется, что, опять, если мы считаем, что очень важно добиться политических изменений, то, ну, надо исходить из того инструментария, набора действий, который сегодня возможен. Кандидатский минимум, который предложил Борис Акунин, четко фиксирует наши требования, минимальные требования к потенциальному президенту. Пока из – если оставим в стороне Путина – из 4-х кандидатов полностью поддержал их только Миронов. Вот, как бы, он согласился с этим, он, как бы, не подписывал...

М.КОРОЛЕВА: То есть он самый не вредный?

Г.КАСПАРОВ: Ну, он пока... Он согласился с этим, было 2 его статьи. И я, тем не менее, все-таки, надеюсь, что и он будет этот минимум кандидатский сдавать, и общественность у него этот экзамен примет. Близок к этому Зюганов, хотя, вот, президентские выборы через 2 года – пока он, все-таки, не готов с этим соглашаться.

М.КОРОЛЕВА: Гарри Кимович, вы ли это говорите? Зюганов. Коммунист!

Г.КАСПАРОВ: Нет, опять, мы пытаемся отойти от персоналий. Вот, мы говорим о том, что есть набор действий, которые должны помочь восстановлению конституционного порядка в России, то есть чтобы, все-таки российские граждане имели возможность не просто влиять на власть, а эту власть выбирать. Поэтому 4 марта нам надо будет исходить из того, что любой голос, поданный против Путина, увеличивает вероятность 2-го тура и тем самым создает потенциальную принципиально иную ситуацию в российской политике.

0

14

М.КОРОЛЕВА: Но если вспомнить, когда-то также выбирали Путина, чтобы не выбрать Зюганова. И что получилось?

Г.КАСПАРОВ: Ну, я не думаю, что в 2000 году была реальная угроза выбора Зюганова. Если мне не изменяет память, то, все-таки, основная борьба в 1999-2000 году у Кремля была не с Зюгановым, а с Лужковым и Примаковым. То есть как раз Путин уже противостоял не Зюганову, а потенциально другому клану, который мог угрожать благополучию семьи и тех олигархов, которые были близки к семье ельцинской, и задача которых была просто гарантировать некоторую преемственность в правящем клане и не допустить тех, кто мог это понять.

М.КОРОЛЕВА: То есть вам кажется, что сравнение не очень правомерное?

Г.КАСПАРОВ: Нет, сравнение, наверное, уместно с 1996 годом, когда, действительно, многие, ну вот я в том числе, активно поддерживали Ельцина, именно исходя из того, что приход Зюганова, приход коммунистов может оказаться катастрофой. На мой взгляд, это была ошибка. А ошибка, потому что мы считали, что главное в выборах – это результат. На самом деле, главное – это соблюдение демократических процедур.

М.КОРОЛЕВА: Но не получится ли так, что сейчас люди последуют вашему совету и повторят эту ошибку?

Г.КАСПАРОВ: Нет, на самом деле, у нас уже отняли все наши свободы, политические свободы, которые гарантированы Конституцией. Поэтому здесь повторять какие-либо ошибки уже невозможно. И более того, ясно, что, несмотря на всю беззубость этой оппозиции, она, все-таки, является потенциально единственным мостиком для вот такого мирного ненасильственного перехода в иную политическую реальность.

0

15

М.КОРОЛЕВА: И, все-таки, возвращаясь к президентским выборам, скажите, Гарри Кимович, почему же тогда, если выбирать не из кого и, на самом деле, мы вынуждены выбирать между плохим и очень плохим, почему тогда не требовать митингу или шествию переноса выборов или отмены выборов? Ну, хотя бы переноса на какой-то срок, на год, например?

Г.КАСПАРОВ: Это, на самом деле, вполне логичное требование, мне оно нравится. Но есть проблема в том, что очень сложно мобилизовать людей поддерживать именно это требование. Вот, что мы поняли после 4 декабря? Вот, скажем, я выступал за бойкот выборов, Борис Немцов отстаивал позицию «наХ-наХ», то есть поставь крест на воровской власти.

М.КОРОЛЕВА: Да, мы помним.

Г.КАСПАРОВ: Алексей Навальный говорил «Голосовать за любую партию кроме «Единой России», кроме партии жуликов и воров». Совершенно очевидно, что Алексей оказался прав. Люди с гораздо большим интересом и энтузиазмом, они, все-таки, участвуют в процессе голосования. И сейчас, понимая, что ничего все равно вы 4-го марта не измените, вот, можно протестовать, но 4-го они будут проводить свой фарс, свои выборы, которые совершенно очевидно не легитимны и которые хорошо бы было перенести.

Но энергия людей сегодня может быть направлена на то, чтобы стать наблюдателями. Вот, все, там, члены оргкомитета, например, я в том числе, мы готовы стать наблюдателями, записываться в наблюдатели, потому что власть эту жуликов и воров можно, когда она будет красть наши голоса, схватить за руку. И очевидно, что гораздо больше людей сегодня втянется именно в этот процесс. И поэтому предложить им бороться за перенос выборов, учитывая, что осталось 5 недель до этих выборов, это просто посеять, ну, опять некоторую там смуту в головах. То есть явно люди с большим энтузиазмом идут на избирательные участки, они хотят что-то поменять через вот эти процедуры. Понятно, что это не линейные изменения. Но мы видим, как меняется страна в последние несколько недель, именно благодаря вот этой поднявшейся волне активности, которая стартовала 4 декабря.

0

16

М.КОРОЛЕВА: Но есть еще один вариант. Он, правда, касается не движения снизу, а, скорее, движения сверху – это то, что предложил, кстати, Борис Березовский, который когда-то был, ну, просто активным участником избирательной кампании Путина. Он написал письмо, вчера на нашем сайте это было опубликована.

Г.КАСПАРОВ: Я читал это письмо, да.

М.КОРОЛЕВА: Он просто предложил всем участникам избирательной кампании, то есть кандидатам в президенты снять свои кандидатуры, оставить Путина одного, уйти с этой площадки.

Г.КАСПАРОВ: Это опять идеальный вариант. Теперь расскажите мне, как его реализовать? В данном случае совершенно очевидно, что любые меры и в первую очередь, конечно, вот именно та, предложенная Березовским, если все 4 кандидата снимаются с пробега, эти меры, конечно, приведут к немедленному оздоровлению политической ситуации в стране, потому что тогда надо будет проводить новые выборы, в которых, как я понимаю, эти кандидаты участвовать не могут. Хотя, может быть, я ошибаюсь, потому что я, как бы, деталей юридических вот этой коллизии не изучал. Но мы же понимаем, что вероятность этого не сильно отличается от нуля, если вообще отличается.

М.КОРОЛЕВА: Много вопросов, которые касаются Прохорова вот здесь и по SMS тоже приходит, и в интернете было. Ну, вот, давайте самый простой вопрос: «Прохоров – это серьезно?»

Г.КАСПАРОВ: Ну, совершенно очевидно, что Прохоров начинал и в истории с «Правым делом», и в этой президентской кампании как кремлевский проект, как, в общем-то, в данном случае как спарринг-партнер Путина.

0

17

М.КОРОЛЕВА: То есть у вас это не вызывает сомнений и сейчас?

Г.КАСПАРОВ: Нет, буквально до последних дней это было совершенно очевидно. Прохоров, мне кажется, начал проверять сейчас последние несколько дней, есть ли какая-то возможность, как бы, расширить границы допустимого в президентской кампании. И тем не менее, для того, чтобы воспринимать Прохорова серьезно, есть простой тест – есть требования Болотной площади и Проспекта Сахарова, и есть кандидатский минимум. Вот, не надо отсылать нас к какой-то президентской программе своей, в которой очень много страниц и много букв. Вот, очень простой тест: пусть Прохоров публично это поддержит. Вот, если он это сделает, тогда можно будет о чем-то разговаривать. Если это сделано не будет, то все остальное – это будет, действительно, поток слов, который призван будет закамуфлировать, как бы, его участие в этом процессе на стороне Путина.

М.КОРОЛЕВА: Вот здесь очень интересный вопрос. К вам обращаются как к такому прогностику, к человеку, который может прогнозировать ситуацию. Что будет, если Путин победит на выборах? Ну, вот, здесь тоже много таких вопросов. На следующий день, если Путин победит, что будет?

Г.КАСПАРОВ: Ну, на самом деле, надо говорить о том, что будет, если 4 марта поздно ночью Чуров объявит победу Путина. Я думаю, что никаких вариантов, что Путин честно наберет 50 с лишним процентов в первом туре не существует, даже со 100% или даже 150% в Чечне и Дагестане или где-нибудь там в Мордовии еще. Понятно, что в больших городах рейтинг Путина падает. Кстати, вот та передача, в которой участвовал Борис Немцов, итоговое голосование достаточно, на мой взгляд, такого, не политизированного зала, где было примерно 300 человек...

0

18

М.КОРОЛЕВА: Вы имеете в виду телепрограмму, да?

Г.КАСПАРОВ: Да, «Нтвшники». 32% Путину – это, скорее всего, та реальная оценка, на которую сегодня может рассчитывать Путин в крупных городах. При проведении полноценной кампании в течение месяца антипутинской, я думаю, эти цифры будут падать и дальше. Поэтому если Чуров провозглашает Путина, несмотря ни на что, вот, в первом туре продавливают, игнорируя законы математики и здравого смысла, то я полагаю, что 5-го люди должны выходить на улицу, и именно к этому мы, безусловно, будем призывать.

Есть надежда, что, все-таки, хоть какая-то капля здравого смысла осталась и тогда будет второй тур. Посмотрим, кто будет во втором туре.

М.КОРОЛЕВА: А есть какие-то предположения у вас?

Г.КАСПАРОВ: Ну, пока достаточно очевидно, что это будет Зюганов, если не случится никаких, вот, кардинальных перемен. Потенциально...

М.КОРОЛЕВА: То есть не Прохоров?

Г.КАСПАРОВ: Я думаю, что у Прохорова шансов практически никаких нету. Есть, может быть, небольшой шанс у Миронова, если, действительно, либеральные голоса людей, которые хотят перемен, они уйдут к Миронову как уходили к партии «Справедливая Россия» на парламентских выборах. Если Прохоров будет оставаться в таком, как бы, аморфном состоянии, не желая принимать на себя обязательств о проведении досрочных президентских выборов и поддерживать требования Болотной и Сахарова, то, в общем, мы будем, я, во всяком случае, буду призывать голосовать за того кандидата, в данном случае за Миронова, который эти требования поддерживает.

Но, все-таки, по объективным раскладам, если взять всю страну, то шансы Зюганова выйти во второй тур, конечно, гораздо выше, чем у Миронова.

0

19

М.КОРОЛЕВА: Вот вы упомянули Немцова, который появился на НТВ. И это не единственный случай. Действительно, вот, за последнюю неделю все чаще и чаще мы видим, как оппозиционные политики появляются, прямо массово появляются на федеральных телеканалах.

Г.КАСПАРОВ: Ну, массово – это что?

М.КОРОЛЕВА: Массово – это Рыжков, это Немцов.

Г.КАСПАРОВ: Немцов и Рыжков, мы говорим про 2 приглашения.

М.КОРОЛЕВА: Это Ольга Романова.

Г.КАСПАРОВ: Ну, они были вместе, да.

М.КОРОЛЕВА: Да. Ольга Романова, которая говорит, что ее едва ли не каждый день теперь приглашают все федеральные каналы выступить и так далее. Вот, все недоумевают, что это вдруг? Есть уже разные оценки. Кто-то говорит, что не может это быть без сигнала сверху.

Г.КАСПАРОВ: Мне кажется, что... Опять. История не линейная. Это, вот, нельзя сказать, что кто-то специально дал команду одну, значит, для того, чтобы была имитация свободы слова до 4 марта. Ну, совершенно очевидно, что ущерб от появления оппозиционных политиков, которые говорят нам хорошо известные вещи, но для огромного числа телезрителей эти вещи звучат впервые, вот, ущерб для Путина конкретно – он будет только нарастать. И опять, вот эти 32%, которые получил Путин в конце этой передачи, это, конечно, результат того, что люди услышали. Поэтому мне кажется, вот здесь есть, с одной стороны, требования, как бы, администрации, требования Кремля, что выборы должны быть честные. То есть, вот, как-то давайте играть честно. А с другой стороны, есть ощущения такие, вот, может быть, трудно которые трансформировать в какие-то конкретные действия, у тех же журналистов. И меняются границы допустимого. Вот, люди это ощущают. Это не невозможность...

0

20

М.КОРОЛЕВА: То есть это не формализуется?

Г.КАСПАРОВ: Это не формализуется сегодня. Но все понимают, что границы допустимого расширились. Вот, просто смотрите, как себя ведет Жириновский в Госдуме, когда он кричит «Всех...»

М.КОРОЛЕВА: Да послушайте, он всегда себя так вел.

Г.КАСПАРОВ: Когда Жириновский угрожал представителям силовых структур, что их всех посадят вот так вот четко за фальсификацию выборов? Посмотрите. Вот сейчас все эти фракции, опять этой системной оппозиции, которую мы привыкли считать карманной, требуют роспуска ЦИКа. Не революционные меры, это далеко не якобинцы. Но тем не менее, мы понимаем, что они тоже нащупывают вот эти тоже границы возможного. Все расширяется, власть вибрирует. И поэтому телевидение должно тоже как-то на это реагировать, потому что большинство людей, особенно молодых явно переключилось на интернет как на главный источник информации. В конце концов, там есть и коммерческий интерес у людей, которые задействованы в телевидении. То есть происходят иные процессы. Вот, общество перестало быть структурированным в том виде, в каком оно застыло в последние несколько лет. И все это подкожно ощущают.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Тогда другой вопрос. Вот, опять-таки, этот вопрос здесь появлялся в интернете среди вопросов к эфиру. «Представим себе, что Путин побеждает в первом туре или во втором. Что происходит на следующий день с теми же телеканалами? Все так и остается?»

Г.КАСПАРОВ: Ну, вот, опять важно. В первом или во втором – это большая разница. Потому что второй тур – это вообще, на самом деле, новая политическая реальность. Вот, Путин, который вынужден бороться во втором туре, это иная ситуация, которая закрывает тему о национальном лидере. Мы, на самом деле, начинаем жить по каким-то уже, ну, хоть, более-менее человеческим правилам, и это дает возможность нам уже на власть хоть как-то через выборный процесс влиять. Я думаю, итогом этих выборов, независимо от того, что сделает Путин и какую команду он даст Чурову 4-го марта, будет резко ослабленный Путин. В 2012 году, в принципе, хотя Путин считал, что год дракона должен быть для него удачным, этот год может стать годом завершающим в его политической карьере. Потому что экономический кризис, безусловно, новые волны кризиса неизбежны и у Путина не будет того политического запаса прочности, который был в 2008-м и 2009-м году для того, чтобы вот эти испытания выдержать. Потому что совершенно очевидно, что за вот этой волной политической, я думаю, что пойдет еще волна социально-экономического протеста, которая может оказаться для режима завершающей.

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Гарри Каспаров - интервью о современности