Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ » Вопросы, проблемы


Вопросы, проблемы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ВОПРОСЫ


ПРОБЛЕМЫ

0

2

Berlingske, Дания

Эпоха величия Европы близится к концу
ЕС не хватает силы воли, чтобы преодолеть национальные различия и использовать силу. Интервью с историком Уффе Эстергордом — несколько разочарованным супер-европейцем.

10.05.2017
Йенс Нильсен (Jens Beck Nielsen)



Супер-европеец Уффе Эстергорд (Uffe Østergaard) воспринимает нынешнее состояние ЕС как долгое похмелье.

Будучи историком и почетным профессором в отставке Копенгагенской школы бизнеса, он профессионально занимается европейским проектом и в настоящее время пишет книгу «Необъединенные штаты Европы». Кроме того совместно с бывшем депутатом Европарламента Йенсом-Петером Бунде (Jens-Peter Bonde) он работает над книгой, в которой содержатся рекомендации по реформированию ЕС.

Раньше Уффе Эстергорд был просто опьянен европейским духом и предвидел, что национальная идентичность стран-участниц ЕС непременно переплавится в одну общую. Выборы во Франции в прошлое воскресенье и та огромная поддержка, которую получила на них пламенная противница ЕС Марин Ле Пен, еще раз подчеркнули, что это предвидение — лишь мечта.

«Я обожаю Европу и ощущаю себя европейцем, но должен признать, что совершенно очевидно, что многие другие европейцы настроены иначе», — говорит Уффе Эстергорд:

«Тот факт, что нет одной общей европейской идентичности, затрудняет совместный поиск решений проблем и кризисов. Вместо этого часто возникают конфликты. А нам довелось испытать пять или шесть различных кризисов».

Сначала профессор упоминает о кризисе евро, который в определенной мере породил сам себя. Потом о миграционном кризисе, который, по его мнению, стал выражением слабости ЕС. К этому же стоит приплюсовать путинскую Россию и трамповские США, потерявшие интерес к европейскому сотрудничеству. Пятый кризис связан с брекситом и прощанием с Великобританией, на которой, по мнению профессора, ЕС, в основном, и держался.

Когда избирателей прямо спрашивают о ЕС, они раз за разом говорят «нет». Вы можете это как-то объяснить?

«Думаю, объяснить это можно несколькими причинами», — говорит историк.

Речь в ЕС изначально шла об угле, стали и сотрудничестве в таких на первый взгляд невинных областях, как свобода торговли, но все распространилось и на другие сферы, объясняет он. Свободное движение рабочей силы оказалось особенно революционизирующим принципом. Первоначально полагали, что это затронет мужчин в возрасте 20-40 лет, но потом оно включило в себя и женщин, появились семьи, появились безработные, а это привело к тому, что нелегальные иммигранты обрели социальные права.

«Начались столкновения с населением, которое становилось настроено более национально. А регулирование всего и вся со стороны ЕС ощущается как потеря суверенитета. Вместе с тем многие европейцы чувствуют, что сотрудничество велось не в тех областях, в которых должно было бы вестись: много внимания уделялось мелочам, а важным моментам — мало», — говорит Уффе Эстергорд.


СИНЯЯ КНИГА: УФФЕ ЭСТЕРГОРД

Родился в 1945 году.
Учился в Европейском колледже в Брюгге, сферой пристального научного интереса являются в особенно большой степени вопросы национального самосознания.
Работал, в частности, в Университете Орхуса, Датском институте международных исследований, в 2007 году стал профессором европейской и датской истории в Копенгагенской школе бизнеса. Сегодня он почетный профессор в отставке в той же Школе бизнеса.
Автор целого ряда книг, в частности, «Лики Европы» (1992) og «Европа — идентичность и политика идентичности» (1998).

Оптимисты испытали шок

В прошлом году общество испытало интеллектуальный интерес и некоторое замешательство — в примерно равных пропорциях, когда Эстергорд в интервью газете Weekendavisen разъяснил, что ответом ЕС на кризис, связанный с беженцами, должна стать охрана своих внешних границ с помощью «железного занавеса», четырех полос колючей проволоки, прожекторов и пограничников.

Профессор по-прежнему убежден, что эти меры необходимы. Он аргументирует это тем, что после начала сотрудничества в рамках Шенгенской зоны защиту внешних границ ЕС переложили на такие относительно слабые государства, как Италия и Греция. Это отчасти объясняет, по его мнению, и реакцию избирателей в эти годы:

«Большой проблемой ЕС было то, что ЕС говорил как бы от имени государства, не будучи им. И вот тут я отношусь к избирателям с большим уважением. Они могут прекрасно понять фальшь, когда главы правительств утверждают, что у них есть план, хотя все прекрасно понимают, что они просто выдают желаемое за действительное».

Он называет «шоком» для таких оптимистов, как он сам, состояние, которое они испытали, осознав, насколько большими являются в действительности различие между обществом в Западной Европе и обществом в Восточной Европе. Он, например, указывает на то, что минимальная зарплата в Болгарии меньше, чем детское пособие Дании. И что почти 50 лет, прожитые при коммунизме, нашли выражение в том скептическом отношении к западной либеральной демократии, которое мы сейчас наблюдаем в Венгрии и Польше.

«Наивность была велика. И создать настоящую европейскую общественность не получилось. Мы видим, что всякий раз, когда главы правительств проводят заседание в Европейском Совете, они потом обращаются каждый к своей национальной общественности и говорят, что им удалось одержать победу над другими», — говорит Уффе Эстергорд.

Вы уже не верите в то, что Европа в один прекрасный день обретет общую идентичность?

«Нет, но я думаю, что она появится в результате слабости. Она появится, когда Европа окончательно потеряет свое место в мире, а мы будем исполнять национальные танцы перед китайскими туристами. Для этого придется надеть на себя национальные костюмы, а исследования показывают, что нет ничего более общего, чем национальные танцы и национальные костюмы», — говорит Уффе Эстергорд.

Эпоха европейского величия, о котором вы говорили, началась в 1492 году и закончилась в 1945, а Союз продлевает ее искусственно. Она действительно подошла к концу, по вашему мнению?

«Я думаю, что эпоха европейского величия подходит к концу. Экономическая мощь не подкреплена политической. ЕС до кончиков пальцев "самая мощная экономика мира", но нас станет меньше, чем нынешние 500 миллионов человек, в то время как других становится больше», — считает Уффе Эстергорд и продолжает:

«С этим прекрасно можно существовать. Итальянцы потерпели поражение в Европе после 1492 года, но обнаружили это не раньше, чем через пару сотен лет. Они продолжали веселиться на Венецианском карнавале. И вовсе не обязательно, что это будет плохая жизнь, но устанавливать моральные стандарты в мире станет сложно. С этим можно справиться, только если у тебя есть определенная сила».

http://inosmi.ru/social/20170510/239307754.html
Оригинал публикации: Supereuropæeren: «Europas storhedstid er ved at slutte»
Опубликовано 07/05/2017

0

3

МАТЕРИАЛ "Omega-Technologies"
28 августа 2017, 11:03


О Великом кризисе



Общественные кризисы могут быть самыми разным по масштабам и поражаемым сферам деятельности. Самым большим является эволюционный кризис цивилизации – он поражает целую цивилизацию и все сферы деятельности. Эволюционный кризис завершает очередную эпоху общественного развития стран цивилизации и его тяготы связаны с трудностями перехода к следующей эпохе. Именно в такой кризис сегодня погружается европейская цивилизация – пусть и в разной степени он развивается во всех входящих в ее состав странах и во всех сферах деятельности – политической, экономической, социальной, научной, культурной, военной и т.д. вплоть до семейной.

Главная проблема стран европейской цивилизации состоит в отсутствии у обществоведов понимания природы эволюционного кризиса – им такой кризис вообще не известен. Дело в том, что доминирующая в сознании правящих классов стран Запада идеология неолиберализма постулировала идею завершения процесса общественного развития – западный человек и либеральное демократическое общество были объявлены «вершинами эволюции». Соответственно, дальше должны развиваться продукты труда и технологии их производства. К аналогичному выводу в части советского человека и советского общества пришли идеологи СССР. Поэтому в обоих идейных лагерях началось строительство двух версий «общества потребления» – либеральной и социалистической.

Как следствие, в обоих лагерях были свернуты все исследования вопросов дальнейшего развития общества. И когда пришло время переходить на очередной этап общественного развития, власти всех стран европейской цивилизации оказались в полном неведении куда и как им нужно дальше развиваться. В результате в Первом мире наступило Смутное время со всеми сопровождающими его общественными потрясениями.

Здесь важно понимать, что общественное развитие человечества, это этап течения глобальной эволюции. Разум человека, как субъект эволюции, закончил развитие своих мыслительных способностей много тысяч лет назад. Потому что интеллект изобретателей колеса, паруса, земледелия и т.п. ни в чем не уступает интеллекту изобретателей компьютера и интернета. Разница между ними не качественная, а количественная – в объемах используемых знаний. Как и интеллект Гомера ни в чем не уступает интеллекту Л. Толстого.

Разум человека продолжает свое развитие в части миропонимания, которое осуществляется путем познания и постижения окружающего мира. Еще в глубокой древности люди пришли к пониманию, что мироздание создали какие-то «высшие силы», которые и правят миром. Со временем люди осознали и то, что своей деятельностью они строят в составе мироздания свой собственный мир – искусственный. И сделали логичный вывод – своей созидательной деятельностью люди не должны портить мироздание. То есть, должны создавать искусственный мир на принципах, на которых «высшими силами» организовано все мироздание. И устанавливать в искусственном мире правила, которые соответствуют имеющемуся в мироздании миропорядку. Чтобы искусственный мир был естественной частью мироздания, а не инородным образованием, которое «высшие силы» не потерпят, как следствие, уничтожат.

Но для такой по качеству созидательной деятельности требуется понимание, как организовано и управляется мироздание. Для решения этой проблемы люди занялись изучением и осмыслением окружающего мира, чтобы через него, как часть мироздания, понять всю его систему. На основе достигнутого понимания они создавали философские системы, каждая из которых описывала свой вариант модели мироздания в виде системы его организации и действующего в нем миропорядка.

Обычным людям предлагаемое философскими системами миропонимание доносят мировоззренческие учения – религии и идеологии. Учения в доступном массовому сознанию виде описывают человеческую часть мироздания и действующей в ней части миропорядка. Предлагая свое миропонимание, каждое учение задает людям и обществу цели деятельности, пути и способы их достижения, подходящую для этого организацию общества и этику, как концептуальную основу правовой системы. В результате учения выступают для людей и общества лоцией деятельности и проектом общественной организации. И по мере развития миропонимания деятельность людей становится все более эффективной, а их существование все более комфортным.

Любой процесс цикличен – состоит из повторяющихся идентичных в части алгоритма циклов. Они различаются только по длительности и амплитуде. Процесс развитие миропонимания не является исключением – тоже состоит из циклов, в каждом из которых в практической деятельности людей у них развивается миропонимания соответствующего уровня объективности. Так как процесс познания и постижения идет непрерывно, всегда наступает момент «перехода количества в качество» – накопленный багаж новых знаний и представлений обеспечивает формирование принципиально нового миропонимания. Его оформляет новая философская система и новое поколение мировоззренческих учений.

В этом смысле процесс развития человечества разбивается на эпохи поколений мировоззренческих учений – архаичных культов, монотеистических религий, индустриальных идеологий. В русле развития европейской цивилизации это античная, феодальная и индустриальная эпохи. А переход к развитию в новой эпохе осуществляется сменой мировоззренческого обеспечения. Смена языческих культов на христианскую религию обеспечила переход европейской цивилизации на феодальный уровень развития – христианство стало лоцией и проектом феодального общества. Затем смена христианства на индустриальные идеологии перевела европейские общества на индустриальный уровень развития – идеологии стали лоциями и проектами индустриальной эпохи.

Современное обществоведение пока не поняло, что все принципиальные особенности каждой эпохи имеют своим источником исключительно миропонимание людей, которое обеспечивают доминирующие в общественной среде мировоззренческие учения. Потому что люди действуют, руководствуясь тем, как они понимают мир. Или мир состоит из территорий разных богов, на каждой из которых порядки установлены соответствующим богом. Или мир создан одним богом и везде действуют его порядки. Или бога нет, мир существует в развитии и им управляют законы природы. В первую очередь создают общество, исходя из представлений исповедуемых ими мировоззренческих учений. И когда меняют учение, перестраивают общество под представления нового учения – перестраивают институты и изменяют правовую систему.

Главной особенностью общественных процессов является их искусственный характер – все они инициируются людьми и на всем протяжении ими управляются. Для того, чтобы эффективно управлять процессами, нужно понимать закономерности течения и их особенности в разных общественных отношениях. Именно для создания ноу-хау управления общественными процессами появилось и стало развиваться обществоведение.

Кризис, это переход процесса в неуправляемый режим в результате утраты управляющими контроля над его течением. Как если у водителя на оживленной трассе откажет рулевое управление. В результате он попадет в аварию. Так как эволюционный процесс является главным процессом мироздания, то и процессы общественного развития являются главными среди всех общественных процессов. Поэтому, когда обществоведы перестали заниматься изучением процессов общественного развития, последние достаточно быстро стали переходить в неуправляемый режим течения. Ведь они часть процесса глобальной эволюции и потому текли во все времена, обеспечивая развитие человечества. Другое дело, до появления обществоведов люди инициировали процессы развития и управляли их течением методом проб и ошибок. А развитие обществоведения только повышает эффективность управления аналогично тому как технические науки повышают эффективность производства. Поэтому отказ обществоведов изучать процессы общественного развития не привел к их остановке – они просто перешли в полностью неуправляемый режим.

В эволюции, как процессе изменения мироздания, можно двигаться только в одном из двух направлений – развития или деградации. Никуда не двигаться тоже можно – дрейфовать по течению, как это много веков удавалось делать обществам исламской и китайской цивилизаций. Но для дрейфа обществу требуется быть максимально устойчивым – не иметь внутренних кризисов. Это сегодня наглядно демонстрирует северокорейское общество – его власть больше полувека удерживает общество в почти полностью устойчивом состоянии. Так что успешно дрейфовать в эволюции способно только тоталитарное общество.

Процесс общественного развития наблюдается в изменении общества в направлении более высокого уровня совершенства его организации и общественных отношений. Как следствие, более высокого уровня эффективности общественной деятельности. А процесс деградации общества наблюдается в виде изменения общества в противоположном направлении – большей примитивности и меньшей эффективности.

Отказ властей стран европейской цивилизации развивать свои общества вовсе не положил их в эволюционный дрейф. Власти реально лишь изменили направление вектора изменения общества. Ведь строительство «общества потребления» продолжало изменять общества Первого мира. Но уже в противоположном вектору эволюции направлении – деградации. Ее результаты видны уже невооруженным глазом – политика превратилась в шоу, для бизнеса прибыль стала смыслом жизни, «современное искусство» извратило культуру, наукой командуют ученые-менеджеры.

Деградация приведет к разрушению индустриального общества – освободит место для развития следующей формы общества. Эту задачу и решает эволюционный кризис. И именно к нему в 60-е годы ХХ века власти стран европейской цивилизации повели свои народы тропою «общества потребления». Если бы исследования процессов общественного развития не были заморожены, переход на следующий уровень развития мог происходить и без кризиса – путем постепенной трансформации организации общества. При условии, разумеется, если процессом перехода управляла бы адекватная и обязательно добросовестная власть.

Но строительство «общества потребления» испортило власть – избавило от чувства ответственности и заразило алчностью. Поэтому крах СССР продемонстрировал, что в такой ситуации кризис будет протекать в само жесткой форме и обязательно сметет не только власти, но и все правящие классы. Точнее, механизм эволюционного отбора уберет их как неадекватных и недобросовестных. А тяготами кризиса народ заплатит за ошибочный выбор рулевых общества.

Справедливости ради стоит сказать, что причина дружного разворота всех стран Первого мира в направлении строительства «общества потребления» объясняется исчерпанием возможностей индустриальных идеологий формулировать цели общественного развития. Но это не извиняет власти – это же они выбрали себе в штурманы не самых талантливых обществоведов. И поддавшись их уверениям, что общественное развитие закончилось, перестали финансировать соответствующие исследования. В результате оказались «у разбитого корыта» – праздник закончился и в виде кризиса наступило похмелье тягот общественных потрясений. И нет ни малейшего представления, как из кризиса выбираться.

Не случайно обществоведы рассуждают только об апокалиптических сценариях, из которых самым мягким выглядит прогноз «наступления нового средневековья». Американские толстосумы ориентируются на историю наводнения 2005 года в Новом Орлеане. Тогда местное население вмиг одичало и для наведения порядка потребовалось задействовать армию. Очевидно, если подобное произойдет в масштабах страны, всей американской армии не хватит чтобы навести порядок хотя бы нескольких штатах. Поэтому богачи строят убежища по типу фортификационных сооружений и скупают недвижимость в Новой Зеландии.

Но это еще не все. Дело в том, что сегодня развивается не просто самый большой, а Великий эволюционный кризис. Имеет место эволюционный кризис не одной, а одновременно трех цивилизаций – европейской, арабской и африканской. При этом процесс глобализации переселил все цивилизации с «хуторов» в «многоквартирный дом». И наложение друг на друга трех кризисов приводят к их резонансу, в результате сотрясается весь «многоквартирный дом».

Если в европейском русле эволюции это кризис перехода с индустриального на постиндустриальный этап развития, то в арабском русле это переход с патриархального на индустриальный этап. В африканском русле кризис еще более древний – перехода с архаичного на феодальный этап. А пока еще не завершившие процесс своего развития на индустриальном этапе китайская, латиноамериканская, индийская цивилизации подвергаются все более сильному воздействию ударных волн от развивающихся в других руслах катаклизмов.

В арабском русле процесс перехода на индустриальный этап был запущен офицерскими революциями 50-60-х годов. В результате в части арабских стран начала внедряться индустриальная организация общества и стали ускоренно распространяться идеологии социализма и либерализма. В итоге общественное сознание арабских стран начало из феодального постепенно трансформироваться в индустриальное.

Однако феодальные политические силы не хотели уходить без боя и предприняли контрнаступления. Сначала они победили в Иране, который развивался в параллельном и соседствующим с арабским среднеазиатском цивилизационном русле. Но так как многие важные элементы индустриальной организации общества были муллами сохранены, можно считать, что переход Иран на индустриальный уровень развития только застопорился – перешел в вялотекущую форму постепенного распространения в общественном сознании представлений индустриальных идеологий.

Пример Ирана соблазнил аравийские монархии попробовать вернуть в феодальную эпоху и арабский мир. Развитие европейского индустриального общества продемонстрировало аравийцам, что крушение их монархий является вопросом времени. Причем ближайшего. В свою очередь сверхвысокие нефтяные цены нулевых годов обеспечили аравийцев нужными для организации феодальной контрреволюции финансовыми ресурсами.

Но и из такого варианта ничего не получилось – контрреволюция вышла из-под контроля. И большая часть арабского мира лишь погрузилась в жестокую смуту. «Арабская весна» стала только вторым после иранского этапом контрреволюции мусульманских патриархальных элит. А сегодня в форме «всемирного джихада» контрреволюция быстро распространяется на весь исламский мир, большинство стран которого разными путями начали переход на индустриальный этап развития. Так что высока вероятность, что контрреволюционный пожар в ближайшее время охватит существенную часть азиатского, африканского и европейского континентов. Если этот пожар не потушить, что пока это не очень удается сделать, исламский мир скорее всего выгорит до состояния нынешних руин сирийских городов. Только так цивилизации исламского мира перейдут на индустриальный этап развития – исламский мир повторит историю европейских буржуазных революций.

Переход африканской цивилизации на феодальный этап общественного развития был запущен процессом деколонизации и протекает с характерной для такого перехода жестокостью. Ее главным источником является конкуренцией на африканском континенте патриархальных религий – христианства и ислама. К ней добавляется борьба христианских и исламских неофитов с приверженцами архаичных культов. Поэтому в африканском эволюционном кризисе каждый участник ведет борьбу одновременно на два фронта. И вряд ли всеафриканская религиозная война завершится хотя бы в среднесрочной перспективе – скорее потребуется смена хотя бы двух поколений африканцев.

Для преодоления кризиса перехода европейской цивилизации потребуется не менее двадцати лет. Потому что для этого нужно будет создать принципиально новые идеологии. А так как мировоззренческие учения являются производными от философских систем, сначала нужно будет на смену материализму создать принципиально новую философскую систему. Для этого требуется переосмыслить природу мироздания, к чему современная наука совершенно не готова. Не будет толку и от нынешних философов – они такого масштаба задачами перестали заниматься еще два века назад.

Так что как ни крути, на создание адекватного условиям новой эпохи мировоззренческого обеспечения странам европейской цивилизации потребуется не меньше десяти лет. Потом новые идеологии нужно будет внедрить в общественное сознание. Только тогда можно будет начать перестраивать в соответствие с их представлениями организацию общества и переделывать правовую систему. Ведь общество следующего уровня развития должно так же отличаться от индустриального, как индустриальное отличается от феодального. Поэтому двадцать лет для выхода европейской цивилизации из кризиса, это самый оптимистический прогноз.

При этом переход скорее всего будет сопровождаться тяжелейшими общественными потрясениями, на фоне которых история российских потрясений 90-х годов будет выглядеть общественной простудой. Так, по оценкам экономистов, повторение аналогичного российскому сценария развития кризиса приведет к снижению уровня жизни на 50% в странах Евросоюза и на 60% в США. Для Америки это приведет к гораздо большим в сравнении с российскими потрясениям. В первую очередь потому, что в США гораздо больше в сравнении с СССР общественных проблем и, как следствие, раскол общества гораздо глубже и имеет больше измерений – мировоззренческое, этническое, имущественного неравенства, городского и сельского менталитетов.

В США уровень жизни в промышленных и сельскохозяйственных штатах выравнивается по советскому методу – федеральными трансфертами. При переходе кризиса в России в начале 90-х в тяжелую форму российские регионы первым делом перестали перечислять налоги в федеральный бюджет. Это же произойдет и в США. Чтобы ограничить падение уровня жизни хотя бы двадцатью процентами штаты-доноры перестанут перечислять налоги в федеральный бюджет. В результате в сельскохозяйственных штатах уровень жизни обрушится не на 60, а на 80-90%. Американцы народ мобильный, поэтому сельское население хлынет в города. И там начнет отвоевывать место под потускневшим солнцем. А так как сельское население вооружено даже лучше городского, начнется в полном смысле бессмысленная и беспощадная война всех против всех. Что и приведет к повторению орлеанской истории в масштабах всей страны.

Развитие кризиса в Европе первым делом похоронит Евросоюз. И его распад не остановится на возвращении к Общему рынку. В самих европейских странах общественные конфликты перейдут в предельно жестокую форму. Этническая толерантность коренного населения богатых стран исчезнет в мгновение ока и условия жизни десятков миллионов иммигрантов быстро станут невыносимыми. Причем не только африканских и азиатских – положение восточноевропейских работников будет ненамного легче. Им придется вернуться в свои страны, в результате чего социальная ситуация в них станет катастрофической. В результате если в богатых странах Европы уровень жизни понизится на 15-20%, то в бедных странах упадет на 70-80%. Общественные конфликты снесут нынешние правящие класс и начнется период буйства политических сил, который закончится установлением жестких авторитарных режимов. Потому что в экстремальных общественных условиях только они способны установить и поддерживать порядок. При этом в богатых странах этнический фактор приведет к установлению гораздо более жесткой авторитарной власти – по образцу латиноамериканских диктатур.

Цивилизациям исламского мира для преодоления кризиса перехода потребуется еще больше времени. А там подоспеют кризисы перехода в латиноамериканской, китайской и индийской цивилизациях. Так что Великий эволюционный кризис, это надолго. Хотя это будут не «темные века» – только десятилетия процесса разрушения отживших форм общества. И его ударные волны от будут гулять по планете вдоль и поперек – в глобализованном мире от них укрыться будет просто негде. Так эволюция накажет человечество за полвека легкой жизни и легкомысленного поведения.

https://cont.ws/@omega-techs/697752

0


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ » Вопросы, проблемы