Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ XVIII в. » Русское масонство


Русское масонство

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Г.Лучинский

Масонство в России

Русское франкмасонство значительно разнилось от западноевропейского; последнее стремилось создать всемирную религию и подчинить себе человечество, а русское подчинилось лучшим людям XVIII в., которые воспользовались им как средством выражения своих идеальных понятий в борьбе с пороками общества. Русское франкмасонство по своему характеру не было интернациональным и преследовало почти исключительно этические задачи: масонская литература — первая в России нравственная философия.

Начало франкмасонства в России. Первое достоверное сведение о существовании в России франкмасонства относится к 1731 г., когда провинциальным великим мастером был капитан Джон Филипс. В 1741 г. обязанности провинциального великого мастера исполнял генерал Яков Кейт. Впервые правительство обратило внимание на франкмасонов в 1747 г. Есть известие о существовании в С.-Петербурге ложи Молчаливости, в Риге — Северной Звезды, в 1750 г. В 1756 г. существовала петербургская ложа, где великим мастером состоял граф Р. Л. Воронцов, а членами — преимущественно молодые гвардейские офицеры, многие с историческими впоследствии именами: князь Щербатов, Болтин, Сумароков и другие. Тогда уже франкмасоны были под надзором правительства и "внушали панический страх" обществу. По преданию, Петр III учредил франкмасонскую ложу в Ораниенбауме и подарил дом С.-Петербургской ложе Постоянства. В 1762 г. существовала в С.-Петербурге ложа Счастливого Согласия, признанная в 1763 г. берлинской ложей 3-х глобусов. Во время розыска по делу Мировича у его сообщника, поручика Великолуцкого полка, нашли отрывок масонского катехизиса (первая русская рукопись франкмасонов). В 1766 г. существовала в Архангельске ложа св. Екатерины. В 1770 г. открыта в Петербурге великая провинциальная ложа. С этого года существуют данные для истории масонства. Если верить масону И. П. Елагину, франкмасонство в России до 1770 г. не носило серьезного характера; обращали внимание на обрядовую сторону, слегка благотворили, занимались пустыми спорами, оканчивавшимися иногда "празднествами Вакха". Гроссмейстером ложи, основанной в 1770 г., был выбран Елагин, завязавший сношения с английской ложей. В 1772 г. когда его ложа была признана и он получил диплом на звание провинциального великого мастера всей России, Елагин обнаружил большую деятельность как в распространении франкмасонства, так и в устройстве его. Вследствие этого система, господствовавшая в ложах от него зависимых, называется "Елагинской"; она была сначала сколком с английской, а потом к ней примешались влияния других систем, даже розенкрейцерства, против которого возмущался сам Елагин. В начале 1770-х годов появилась в России Циннендорфская система, основателем которой в Петербурге был Рейхель, приехавший из Берлина. Елагин и члены его лож относились к новой системе отрицательно и, как видно из протоколов ложи "Урании", не допускали к себе лиц, не отрекшихся от Рейхеля. Сохранить чистоту своей первоначальной системы Елагину, однако, не удалось: он принял, кроме прежних 3 степеней иоанновских, еще 4 высших рыцарских. В 1775 г. в ложу Елагинской системы "Астрею" был принят прямо в 3-ю степень знаменитый Новиков. В это время собрания масонские происходили уже публично, не возбуждая подозрений. О характере тогдашнего масонства мы знаем из отзывов Новикова. Он говорит, что ложи занимались изучением этики и стремились к самопознанию, сообразно с каждой степенью; но это его не удовлетворяло, хотя он и занимал высшую степень. Новиков и некоторые другие масоны искали другой системы, более глубокой, что и привело к соединению, против воли Елагина, большинства его лож с Рейхелевскими. "Соединенные", как они стали называть себя, ложи реверсом от 3 сентября 1776 г. признали себя подчиненными берлинской главной ложе Минерве. Кроме прежней Елагинской системы и системы "соединенных", существовала еще по Рейхелевской системе ложа Розенберга-Чаадаева, которая не пожелала соединиться с елагинцами. Главную роль в тогдашнем франкмасонстве играл Рейхель, стремившийся удержать русских франкмасонов от тамплиерства или системы "строгого послушания". Союз Елагина с Рейхелем на время оживил петербургских франкмасонов и теснее связал их с Москвой.

(продолжение)

0

2

Вышедшая в 1775 г. книга Сен-Мартена: "О заблуждениях и истине" вызвала новое движение среди франкмасонов и стремление завязать более близкие сношения с иностранными ложами. Это произвело раскол в русском франкмасонстве. По совету Рейхеля, многие ложи присоединились, через посредство князя Куракина и князя Гагарина, к Швеции. Сам Рейхель, а также петербургская ложа, где поместным мастером был Новиков, и московская ложа князя Η. Η. Трубецкого остались верны Елагину. Таким образом в России стали существовать две системы: рейхелевско-елагинская и шведская. В 1777 г. приезжал в Петербург шведский король, стоявший вместе со своим братом во главе шведских масонов; он посетил собрания франкмасонов и предпринял посвятить в масоны великого князя Павла Петровича (см. "Вестник Европы", 1868 г., кн. 6, стр. 574; "Русский Вестник", 1864 г., кн. 8, стр. 375; "Сочинения" Державина, изд. 1 акад. наук, 1 т., 793 стр.). В 1778 г. московская ложа князя Трубецкого присоединилась к шведской системе; к ней примкнул и Новиков, а его ложа в 1779 г. закрылась, и он сам переехал в Москву. Этим закончилось господство елагинской системы. В чем она заключалась — на это трудно дать положительный ответ, хотя, благодаря исследованиям академиков Пыпина и Пекарского, кое-что и выяснилось. Прежде всего академиком Пекарским были найдены подлинные ритуалы, переведенные Елагиным с актов ложи Аполлона. Особенность их сравнительно со старинными английскими (которые находим в книгах "Иоакин и Боаз, или подлинный ключ к двери франкмасонства старого и нового", 1762, и "Три сильных удара, или дверь древнейшего франкмасонства, открытая для всех людей") заключается в так называемом "пути", или "мытарствах" новопоступающего во время приема: допускаются устрашающие эффекты в виде брата в "окровавленной срачице", устремленных против него шпаг, "смешения крови... с кровию братиев наших"; еще больше эффектов показано в церемонии возведения брата в степень мастера, хотя все же эти "прикрасы" проще, чем о том говорится в донесении Олсуфьева о масонах при императрице Елизавете Петровне. Эти "прикрасы", однако, скоро распространились и в Англии, так что здесь еще мы не находим отличия елагинской системы от староанглийской. То же самое следует сказать и о степенях франкмасонства. Елагин стремился удержать три первоначальных степени — ученика, товарища и мастера, и если он и принял 4 высших степени, то они не играли большой роли, а были просто почетные (Лонгинов). По крайней мере сам Елагин в § 12 своих "Бесед" относится отрицательно к увеличению числа степеней: "Не уповайте новых орденских степеней, ниже суетных украшений". В книге "Обряд принятия в мастера свободные каменщики", помещены установленные Елагиным правила для подготовления новичка к принятию в ложу; эти правила, в связи с "Уставом, или правилом свободных каменщиков", а также с "Беседами" Елагина, дают нам возможность хоть в общих чертах определить отдельные пункты его системы со стороны содержания. Первая цель ордена: "сохранение и предание потомству некоторого важного таинства от самых древнейших веков и даже от первого человека до нас дошедшего, от которого таинства может быть судьба целого человеческого рода зависит, доколе Бог благоволит ко благу человечества открыть оное всему миру". Сохранение и передачу этой тайны мы находим и в древнем английском масонстве, например в "Apologie pour l'ordre de F.-M." (1742). Вскоре эту тайну, которая, по объяснению старых масонов, была "тайной братской любви, помощи и верности", стали эксплуатировать в самых разнообразных формах, "от заговора в пользу Стюартов вплоть до дикой алхимии и нелепого колдовства". Несомненно, что и Елагин понимал эту тайну в мистическом духе: он искал "сладкого и драгоценного древа жизни, которого мы с потерянием едема лишены стали", "премудрости Соломона" и т. д. Если мы обратимся к тем источникам, из которых он черпал свои взгляды, то увидим, что они все очень мутные, по-видимому — розенкрейцерского происхождения. Эли — наставник Елагина в масонской премудрости, "в знании языка еврейского и каббалы превосходный, в теософии, в физике и химии глубокий" — был розенкрейцером; книга его "представляет весьма характерный образчик розенкрейцерского, мнимо глубокого теологического и алхимического вздора" (Пыпин). Существует еще известие на страницах дневника некоего немца-розенкрейцера, найденного академиком Пекарским в бумагах Елагина, что Елагин "хотел выучиться от Калиостро делать золото". Из другого источника (Вейдемейер, "Двор и замечательные люди в России", ч. 1, стр. 197, 198) мы знаем, что Елагин был близок с Калиостро, и что секретарь его дал Калиостро пощечину, может быть, за обман насчет делания золота. Этим, вероятно, объясняется позднейшая ненависть Елагина к делателям "мечтательного золота". Второй основной пункт елагинской системы, наиболее ценный для русского общества — необходимость самопознания и нравственного самоусовершенствования и исправления всего человеческого рода. Елагинская система была чужда политики: об этом говорится в бумагах Елагина, на это указывал Новикову и Рейхель. Вообще, Елагину не удалось построить систему, которую можно было бы выставить в противовес тем "вольтерьянским взглядам", против которых боролось масонство. Серьезные этические, религиозные, отчасти и социальные вопросы оказались не под силу тогдашней научно-критической мысли.

(продолжение)

0

3

Московское франкмасонство. В истории московского франкмасонства играют главную роль Новиков и Шварц. Они оба, особенно Шварц, способствовали тому, что Ф. получило определенную организацию; они же широко развили просветительную сторону масонства. Шварц содействовал Новикову во всех его предприятиях, давал советы, указывал книги для перевода, работал в университете и гимназии, задумал общество для распространения в России просвещения, которое и возникло официально в 1781 г. под названием "Дружеского ученого общества" (см. Новиков, Шварц, Дружеское общество). Кроме ложи князя Трубецкого, в Москве была ложа Татищева, "Трех римлян", которая влачила жалкое существование. В 1780 г. была открыта, по настоянию Новикова, "тайная сиентифическая ложа Гармония", из 9 членов, "братьев внутреннего ордена", жаждавших истинного масонства и не сочувствовавших партийности. В 1781 г., по предложению Шварца, главари существовавших лож, не изменяя их организации, соединились в "Гармонии". Тогда же решено было отправить Шварца за границу для устройства масонских дел, так как Швеция вызывала общее недовольство. Результат поездки был следующий: русское франкмасонство признано было независимым от Швеции и получило организацию "теоретического градуса", по которому братья могли получать новые познания, а также обещание содействия для устройства из России самостоятельной "провинции" и приглашение на Вильгельмсбадский конвент в июле 1782 г. Все это было санкционировано гроссмейстером шотландских лож в Германии, герцогом Фердинандом Брауншвейгским. Система осталась старая, не любимая Новиковым "stricte Observanz" (строгое послушание). Шварц был объявлен кем-то вроде диктатора, в качестве "единственного верховного предстоятеля теоретической степени Соломоновых наук в России", с правом передачи этой степени другим (между прочим, Новикову), но со строгим разбором. Кроме того, Шварц, сдружившийся с Вёльнером, привез от него "познания розенкрейцерства" и право основать из избранных орден "Злато-розового креста". По решению конвента, признавшего Россию 8-й самостоятельной франкмасонской провинцией, русское масонство организовалось следующим образом. В капитуле: провинциальный великий мастер — вакансия (по всей вероятности, оставлена для великого князя Павла Петровича); приор — П. А. Татищев; декан — князь Юр. Н. Трубецкой; генеральный визитатор — князь Н. Н. Трубецкой; казначей — Новиков; канцлер — Шварц; генеральный прокуратор — князь А. А. Черкасский; затем члены. В директории для исправления текущих дел: президент — Новиков; члены — В. В. Чулков, И. П. Тургенев, Я. Шнейдер, Ф. П. Ключарев и Г. П. Крупенников. Две ложи были признаны высшими ложами-матерями. Мастерами в степени теоретического градуса Соломоновых наук были в ложе Коронованного знамени — П. А. Татищев, в ложе Латоны — князь Н. Н. Трубецкой. Петербургские ложи в общение с Москвой не вступали и заметно падали. В 1782 г. составился орден "Злато-розового креста", под начальством Шварца; членами были, между прочим, Новиков, князья Трубецкие, Кутузов, Лопухин, Тургенев, Чулков, Херасков. Началась серьезная масонская работа, как в общих ложах, так и в ордене Злато-розового креста. Здесь были пока низшие степени; члены занимались "познанием Бога через познание натуры и себя самого по стопам христианского нравоучения". В 1783 г. в степень ложи-матери была возведена ложа "Озириса", с князем Н. Н. Трубецким во главе; место его в Латоне занял Новиков. Вскоре появилась 4-я ложа-мать, "Сфинкс", которая порвала сношения со Швецией и присоединилась к Новикову и Шварцу. Всех лож, объединившихся, насчитывалось в Москве до 20. Тогда же начались переговоры с Петербургом через Ржевского, результатом чего явилось учреждение в Петербурге ложи-матери; но к объединению это не привело, а дело ограничилось только формой. В 1783 г. по именным прошениям братьев состоялся прием их в состав главного розенкрейцерского братства и вместе с тем порвались — по примеру берлинской ложи "3 глобусов", где главой был Вёльнер, — связи с герцогом Брауншвейгским; братья перестали интересоваться обрядовой стороной и занялись теоретическими вопросами. 1783 г. является годом расцвета собственно масонской и общественной работы московского франкмасонства; в этом году возникли при Дружеском обществе типографии: две гласные и одна "тайная", для целей собственно розенкрейцерства. В 1784 г. скончался "живой пример и вождь на пути нравственного усовершенствования" — Шварц. Со смертью последнего не стало руководителя розенкрейцеров. Теден, товарищ Вёльнера, посоветовал учредить вместо одного руководителя директорию из Татищева, Новикова и Н. Н. Трубецкого, а затем избрать двух надзирателей, одного для русских, другого для иностранцев. В 1784 г. директория была учреждена и были выбраны 2 надзирателя: Лопухин и, по совету Тедена, бывший член "3 глобусов", подозрительная личность, приехавший еще раньше в Россию барон Шредер. Позже Вёльнер назначил барона Шредера на место Шварца. "Итак, — говорит Лонгинов, — недавно еще неизвестный в Москве выходец и проходимец сделался в одно и то же время главным надзирателем теоретических иностранных братьев и управляющим в ордене розенкрейцеров". Уже с 1783 г. главари франкмасонов мало занимались общим масонством и всецело предались розенкрейцерству. Теперь через Шредера они получили иероглифические знаки, аллегорическую азбуку, по которой упражнялись в отыскивании высших степеней, формы присяги, нелепой "мистической таблицы" и т. д. К этому времени относится распространение розенкрейцерства и в провинции — в Орле, Вологде, Симбирске, Могилеве. В 1784 г. из Дружеского общества выделилась "Типографическая компания", исключительно для печатания книг, из 14 членов, в том числе 12 франкмасонов. Душой этой компании был Новиков. Дружеское общество и Типографическая компания выпустили множество книг, частью общего содержания, частью специально масонских. В том же году, по требованию комиссии народных училищ в Петербурге, были уничтожены некоторые учебники и запрещено печатание "Истории ордена иезуитов". В 1785 г. к франкмасонству присоединились Карамзин и некоторые другие замечательные личности. Но развитию франкмасонства грозила сильная опасность. Императрица Екатерина II, относившаяся к нему подозрительно в последнее время, предписала произвести обыск в книжной лавке Новикова и поручила митрополиту Платону испытать Новикова в Законе Божием и осмотреть изданные им книги. Новикова митрополит признал верным правилам церкви, но 461 сочинение были опечатаны. В 1786 г. было почти отнято от франкмасонов школьное и больничное дело; из 461 подозрительных сочинений, 6 специально масонских, между прочим, "Апология, или защищение, В. К." (вольных каменщиков), были уничтожены, а 16 запрещено перепечатывать и продавать; франкмасонам было сделано строгое внушение относительно издания книг. Книги франкмасонов были признаны, вопреки мнению митр. Платона, более вредными, чем книги французских энциклопедистов. Новиков продолжал, однако, издавать книги франкмасонов. Между тем, король прусский Фридрих-Вильгельм II, ревностный масон и враг России, сделал Вёльнера своим советником; следовательно, русские франкмасоны оказались подчиненными советнику враждебной державы. В 1787 г. уехал навсегда за границу барон Шредер; по делам ордена поехал туда и Кутузов. В этом году особенно ярко проявилась филантропическая деятельность франкмасонов, помогавших голодавшему вследствие неурожая народу. К 1787 г. относится начало попыток сближения между франкмасонами московскими и великим князем Павлом Петровичем. В том же году было запрещено печатать духовные книги иначе, как в духовных типографиях, что связывало руки компанейской типографии. Розенкрейцеры, предавшись работам 4-ой, высшей, степени "Теоретического градуса", мало заботились о поддержании лож общемасонских, вследствие чего к 1789 г. закрылись две ложи-матери, Татищевская и Гагаринская, а также собрания лож Иоанновских 3-х низших степеней и некоторые ложи в провинциях. Таким образом франкмасонство все больше концентрировалось в розенкрейцерстве. С приездом в Москву главнокомандующего князя Прозоровского деятельность франкмасонов стала окончательно подавляться, а сами они состояли под строгим надзором. В 1791 г. Типографическая компания была уничтожена. В 1792 г. были опечатаны книги, из которых 20 продавались вопреки запрещению, а 18 были изданы вовсе без разрешения; в то же время арестован Новиков. Заточение его в Шлиссельбурге продолжалось до 1796 г. Причина тяжкого наказания, постигшего Новикова, до сих пор неясна; ее видят в сношениях его с великим князем Павлом Петровичем. Это тем вероятнее, что приговор относительно остальных франкмасонов, называемых иначе мартинистами, был довольно снисходителен: князь Трубецкой и Тургенев были высланы в дальние их деревни, с запрещением выезда; Лопухину разрешено было остаться в Москве. Прочие розенкрейцеры были только "потревожены". Проживавшим за границей за счет франкмасонов студентам Невзорову и Колокольникову грозила ссылка в Сибирь, но по болезни они попали в больницу, где Колокольников умер, а Невзоров был помещен в дом умалишенных. Книгопродавцы, имевшие у себя на продаже запрещенные книги, были помилованы. Франкмасоны на время замолкли.

(продолжение)

0

4

Розенкрейцерство имело две стороны: духовно-нравственную и научно-философскую. Первая боролась против упадка нравственности в обществе, вызванного отчасти отсутствием просвещения и влиянием непонятой французской философии, отчасти тогдашним общественным строем; вторая стремилась дать положительное знание, в противность скептицизму энциклопедистов. Как и у елагинцев, главное основание этики розенкрейцеров — познание самого себя и указание идеалов, к которым должен стремиться человек. Человек в настоящее время, говорит Шварц — гнилой и вонючий сосуд, наполненный всякой мерзостью. Таким он стал со времени грехопадения Адама, от премудрости которого осталась одна только "искорка света", перешедшая к еврейским сектам ессеев и терапевтов, а от них к розенкрейцерам. Надо сделаться безгрешным, каким был Адам до падения, а для этого необходимо самоусовершенствование. Таким образом девизом франкмасонов является положение христианское: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный". "Возрождение во Христе" ("работа над диким камнем") было занятием 3 низших Иоанновских степеней (общемасонских). В масонском сборнике "Материалы для каменщиков" это занятие определялось так: "Мы работаем в трех преддвериях и в притворе. Надпись первого преддверия есть: познай самого себя. Надпись второго: убегай зла. Надпись третьего: стремись к добру. В тенистых переходах притвора: ищи в себе самом истину". Познав свои недостатки, розенкрейцеры готовились к "крещению водой и огнем". "Крещение водой" было покаяние во всех проступках и мистическое соединение с Богом для познания тайн, открытых в Слове Божьем. "Крещения огнем" наши розенкрейцеры не достигли, так как не пошли дальше теоретической степени. Убегание зла состоит в оставлении 7 смертных грехов: высокомерия, скупости, неумеренности, похоти, корыстолюбия, праздности и гнева. Убегание зла часто приводило, согласно учению средневековых мистиков, наиболее распространенных в России (Я. Бёма, Таулера и др.), к аскетизму: стремись, — говорится в одном сборнике масонов, — "чтобы быть совершенно без я в твоем духе, душе и теле". Но аскетизм русских франкмасонов не доходил до отрицания искусств и науки. Наоборот, Шварц, например, сам читал лекции по искусству и высоко его ставил; по учению франкмасонов, "человек, скитающийся по полям без просвещения,... менее способен к восприятию истины". Наконец, у франкмасонов нет ненависти к миру, а, наоборот, всегда видна любовь к человечеству. Подобное этическое учение сослужило хорошую службу русскому обществу. Только зная и понимая сущность франкмасонства, можно понять деятельность "Дружеского общества" и "Типографической компании". Если не отрицательное, то, во всяком случае, менее положительное значение имела вторая часть учения франкмасонов — научно-философская или "познание Бога в природе и природы в Боге". Франкмасоны, независимо от своей воли, впали в грубый материализм. По учению розенкрейцеров, Бог создал мир не из ничего, а из "внутренности Существа своего", для чего Бог соединился с самим собой; в результате появились "Божественные истечения", которые Бог "сгустил и ствердил", и таким образом получилось грубое "фигурное явление", которое, в свою очередь, сгустило свои истечения, еще более грубые, в материю. Из одного рисунка, где изображена мать мироздания, мы видим, что розенкрейцеры понимали процесс сотворения мира еще грубее, подобно процессу рождения человека. Нелепы и их взгляды на химию и физику, их стремление вызывать духов, делать золото и т. д. Русские розенкрейцеры алхимией не занимались и, кажется, даже мало интересовались ею; по крайней мере алхимических сочинений масонских у нас мало, и сам Лопухин, из типографии которого они вышли, называет алхимиков "служителями церкви Антихристовой". Политические взгляды русских розенкрейцеров, как и елагинцев, отличаются большой уверенностью. С французской философии они свою ненависть перенесли и на французов, с творцов этой философии и революции — на самую революцию. "Равенство! Свобода буйная! Мечты, порожденные чадом тусклого светильника лжемудрия, распложенные безумными писаниями нечестивых татей философского имени, адским пламенем стремящихся отвращать взор человеческий даже от тени пресветлого Софиина лица", — говорит Лопухин. По его мнению, в природе и в жизни не может быть равенства, как не может быть и золотого века. Не верил Лопухин и в возможность уничтожения крепостного права в России: "По сие время в России ослабление связи подчиненности помещикам опаснее нашествия неприятельского". Розенкрейцеры примирялись со всякими государственными формами, со всяким правительством; они хлопотали только о нравственном и религиозном совершенствовании "внутреннего человека".

В царствование Павла I франкмасоны несколько оправились от удара, нанесенного им императрицей Екатериной II. Павел немедленно приказал освободить Новикова из заточения, снял надзор с Лопухина, разрешил свободное проживание повсюду Татищеву и Трубецкому, велел освободить Невзорова и послать его к Лопухину в Москву, наградил многих франкмасонов, ненадолго приблизил к себе Новикова и Лопухина, но возобновить орден не разрешил. Только в царствование Александра I начинается возрождение масонства, во главе которого стояли сначала Лопухин с Ковальковым и Невзоровым, а затем Α. Ф. Лабзин (см. Лабзин, Невзоров, Библейское общество, Эккартсгаузен, Юнг Штиллинг, Александр I, князь Голицын). Масоны существовали еще долгое время, особенно в провинции, где они несомненно приносили пользу, облагораживая нравы и содействуя просвещению.


Литература.

Лонгинов, "Новиков и московские мартинисты";
Ешевский, "Московские масоны" ("Собрание Сочинений", т. III); Пыпин, "Русское масонство в XVIII в." ("Вестник Европы", 1867, № 2); "Русское масонство до Новикова" (ib., 1868, № 7); "Материалы для истории масонских лож" (ib., 1872, № 7); "Очерки общественного движения при Александре I"; Пекарский, "Дополнения к истории масонства в России XVIII столетия"; Незеленов, "Николай Иванович Новиков"; А. В. Семека, "Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства". Масонские журналы Новикова, Невзорова; масонские книги, изд. "Типографической Компанией" (перечень см. у Лонгинова). Сочинения Лопухина: "Записки некоторых обстоятельств жизни и службы" (М., 1870 и Л., 1860); "Некоторые черты о внутренней церкви"; "Ό Ζηλοςοφος, искатель премудрости или духовный рыцарь"; "Излияние сердца, чувствующего благость единоначалия и ужасающегося, взирая на пагубные плоды и т. д." (Калуга, 1794) и др. Елагин, "Учение древнего любомудрия" ("Русский Архив", 1864, № 1); Ковальков, "Плод сердца, полюбившего истину, или собрание кратких рассуждений и т. д." (М., 1811); "Созидание церкви внутренней и царства света Божия"; "Мысли о мистике и ее писателях" и др.; "Масонские воспоминания Батенкова". Переводы и сочинения Лабзина. Множество рукописей масонских хранится в Императорской Публичной библиотеке и Румянцевском музее. Из рукописей русских особенно важны сочинения Шварца, хранящиеся в Публичной библиотеке в СПб. Более подробные указания см. в статьях Пыпина, книгах Пекарского, Лонгинова и Незеленова.

0


Вы здесь » Россия - Запад » ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ XVIII в. » Русское масонство