Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ » Некоторые проблемы переводов


Некоторые проблемы переводов

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Т.В.Партанеко

Некоторые проблемы переводов.

На примере перводов дневников М.Палеолога

(по материала имеется ряд публикаций)

Первоначально, сразу после появления дневников М.Палеолога, отклик на книгу во Франции был огромным. Ее перевели на многие языки, к концу 20-х годов количество ее переизданий приближалось к трем десяткам. Но вскоре ее забыли, книга осталась известной лишь специалистам, отзывающимся о ней в целом не очень положительно. Первоначальный всплеск интереса легко объясним уникальностью сообщаемых Палеологом данных. Когда же актуальность таких данных отпала, встал вопрос об интересе к самому образу России нарисованному дипломатом, и этот образ Франции не был принят.

Палеолог сформулировал суть нашей страны, как страны самобытной, которую нужно принять такой как она есть, для которой вмешательство Франции недопустимо и пагубно. Он не опроверг ни Кюстина, ни Леруа–Болье, само его внимание к России диктуется прежде всего интересами Франции, ведь пренебрежение пониманием русского характера губительно для французов.

Иначе обстояло дело в России. Здесь имя Палеолога приобрело популярность равную имени Кюстина. В 1923 г. вышел первый перевод его книги. Даже попав позже в Спецхран, дневники дипломата не теряли известности, хотя бы только и понаслышке. Книга Палеолога стала одной из первых переизданных в начале перестройки довольно большим количеством изданий и тиражей.

(продолжение)

0

2

Как в 1923 г., так и в 1991 дневники Мориса Палеолога были встречены в России неоднозначно. Критиковалась позиция дипломата, его деятельность в России, его видение мира и т.д. Однако никто из критиков не ставил под сомнение ценность дневников как исторического источника. «Мемуары Палеолога, – писал в 1923 г. М. П. Павлович, – представляют редкий по ценности материал для характеристики как франко–русских отношений в эпоху мировой войны, так и верхов русского общества в их отношении к Франции и к войне… Русскому историку, изучающему эпоху мировой войны, придется не раз пересмотреть книгу Палеолога»(1) . Представляя книгу читателям в 1991 г., В. Г. Сироткин писал: «Нынешнее поколение историков и дипломатов, всех читателей с интересом прочитает и по заслугам оценит мемуары проницательного французского дипломата»(2) . Подобных же взглядов придерживается и такой известный исследователь Первой мировой войны, как В. А. Емец. По его словам, книга М. Палеолога – это «хроника важнейших военных, политических и социальных событий в России, составленная в высшей степени осведомленным наблюдателем»(3) .

Но перевод «Царской России в Великой войне» вышел в России и до сих пор переиздается в фальсифицированном виде. Фальсификация книги Палеолога проходила совершенно схоже с фальсификацией русских изданий других французских мемуаристов, именно в таком ракурсе анализ этих искажений представляет интерес. Русские издатели заставляют французских мемуаристов утверждать порою вещи совершенно противоположные действительно утверждаемым. Потом такой текст становится предметом «научного» исследования.

В 1923 г. известный историк Павлович пишет в своем предисловии к русскому переводу книги Палеолога:

"Под датой 17 окт. 1914 г. Палеолог посвящает свое внимание т. Ленину.
«Не является ли Ленин немецким провокатором?» – спрашивает Палеолог некоего В., своего информатора, имеющего доступ в революционные круги.
«Нет» – отвечает информатор, – Ленин человек неподкупный. Это – фанатик, но необыкновенно честный, внушающий к себе всеобщее уважение».
В таком случае, он еще более опасен», – отвечает Палеолог"(4) .

(продолжение)

0

3

В русском издании записи от 17 октября 1914 г. нет вообще после 30 сентября 1914 г.(5)  Сразу же следует 29 октября 1914 г.(6) , но во французском издании запись от 17 октября 1914 г. имеется:

Samedi, 17 octobre 1914.
Un de mes informateurs, B…, qui a ses entrées dans les milieux avancés, me rapporte qu’on y disçute actuellement, avec beaucoup d’animation, une thèse ètrange, dont l’auteur est l’anarchiste Lénine, réfugié en Suisse.
Disciple fervent de Karl Marx, chef des «sozial–démokrates maximalistes», Lénine proclame que la défaite militaire de la Russie est le prélude nécessaire de la révolution russe et la condition même de son succès. Il exhorte donc le prolétariat russe à faciliter, par tous les moyens, la victoire des Allemands.
B… m’affirme que cette doctrine absurde ne rencontre aucune faveur parmi les cuvriers, sauf parmi les forcenés de l’anarchisme; qu’elle est violemment combattue par les «soclalistes révolutionnaires» de la nuance Skobélew et Kérensky; que, dans l’ensemble, l’esprit des masses est satisfaisant.
– Mais, dis–je, en quoi la victoire de l’Allemagne, c’est–à–dire du militarisme allemand, profiterait–elle à la révolution russe?… La Russie n’échapperait au joug du tsarisme que pour tomber dans le servage de l’absolutisme prussien.
Je ne me charge pas de vous démontrer la thèse de Lénine. Il professe depu’s longtemps que la revolution russe doit être le prototype de toutes les révolutions sociales, qu’elle se doit donc à elle–même de détruire dans le peuple russe l’idée de patrie, et que les autres peuples ne manqueront pas de suivre bientôt ce grand exemple.
Lénine n’est–il pas un agent provocateur de l’Allemagne?
Non! Ce n’est pas un homme vénal… C’est un illuminé, un un fanatiqne, mais une conscience très haute. Il s’impose au respect de tous.
Il n’en est que plus dangereux.
Ainsi, aux deux pôles de la société russe, parmi les champions intransigeants du tsarisme orthodoxe comme parmi les apôtres outranc ers de l´anarchisme integral, on communie dans le même souhait: la victoire de l’Allemagne! (7)

(продолжение)

0

4

Перевод:
Суббота, 17 октября 1914
Один из моих информаторов, Б…, имеющий ходы на передовые линии, сообщает мне, что сейчас там обсуждают – весьма оживленно – странный тезис, автором которого является анархист Ленин, укрывающийся в Швейцарии.
Ярый последователь Карла Маркса, руководитель «социал-демократических максималистов», Ленин провозглашает, что военное поражение России – необходимая прелюдия русской революции и даже условие ее успеха. Таким образом он призывает русский пролетариат способствовать – всеми средствами – победе немцев.
Б… утверждает мне, что эта абсурдная доктрина не пользуется никаким расположением среди рабочих, кроме как одержимых анархизмом; что она яростно оспаривается «социалистами–революционерами» типа Скобелева и Керенского; что – в целом – настроение в массах удовлетворительное.
Но, – говорю я, – чем же победа Германии, то есть германского милитаризма, могла бы быть полезна русской революции?.. Россия избавилась бы от ярма царизма лишь затем, чтобы попасть в зависимость к прусскому абсолютизму.
Я не берусь доказывать вам тезис Ленина. Он давно уже исповедует, что русская революция должна быть прототипом всех социальных революций, что ей должно таким образом самой по себе уничтожить в русском народе идею родины и другие народы не преминут вскоре последовать этому великому примеру.
Не является ли Ленин занимающимся подстрекательством агентом Германии?
Нет! Это не продажный человек… Это ясновидец, фанатик, но очень честный человек. Он повсюду внушает уважение к себе.
Этим он лишь более опасен.
Итак, два полюса русского общества – непреклонные поборники ортодоксального царизма, как и крайние апостолы всеобщего анархизма – объединяются в одном и том же пожелании: победа Германии!

(продолжение)

0

5

В советском же издании появляется такая «запись» Палеолога:

Советское издание:
Пятница, 17 сентября 1915
Забастовки распространяются сегодня почти на все заводы Петрограда. Но не замечается никаких беспорядков. Вожаки утверждают, что они просто хотят протестовать против отсрочки Думы и что работа возобновится через два дня.
Один из моих осведомителей, который хорошо знает рабочие круги, говорит мне:
Этот раз еще нечего опасаться. Это только генеральная репетиция.
Он прибавляет, что идеи Ленина и его пропаганда поражения имеют большой успех среди наиболее просвещенных элементов рабочего класса.
Не является ли Ленин немецким провокатором?
Нет, Ленин человек неподкупный. Это фанатик, но необыкновенно честный, внушающий к себе всеобщее уважение.
В таком случае он еще более опасен
(8) .

Выделены добавленные слова, поскольку во французском издании запись 17 сентября 1915 г. представлена иначе:

Vendredi, 17 septembre 1915
Les grèves s’ètendent aujourd’hui à presque toutes les usines de Pétrograd. Mais on signale aucun dèsordre. Les meneurs affirment qu’ils veulent simplement protester contre le renvoi de la Douma et que le travail reprendra dans deux jours.
Un de mes informateurs, qui connait bien les milieux ouvriers, me dit:
– Rien а craindre, cette fois encore. Ce n’est qu’une répétition générale.
Il ajoute que les idées de Lénine et sa propagande «pour la défaite» font de grands progrès parmi les éléments instruits de la classe ouvrière(9) .

(продолжение)

0

6

Но отечественный историк В. Г. Сироткин именно на основании русского издания видит Палеолога защитником Ленина:

«Идеи Ленина и его пропаганда поражения имеют большой успех среди наиболее просвещенных элементов рабочего класса.
Разговор Палеолога со своим агентом продолжается:
– Не является ли Ленин немецким провокатором?
– Нет, Ленин человек неподкупный. Это фанатик, но необыкновенно честный, внушающий к себе всеобщее уважение
– В таком случае он еще более опасен.

Не худо было бы перечитать эту информацию тем нашим сегодняшним публицистам, которые вновь муссируют версию Пуришкевича, Маркова–второго и других черносотенцев Думы о «германских деньгах», «пломбированном вагоне» и «большевиках–шпионах»(10) .

Так Палеолог представлен диаметрально противоположно, с точностью до наоборот.
Но произвольно добавляя текст Палеолога, сами же русские и обвиняют французского дипломата в подтасовках.

В послесловии к одному из изданий книги Палеолога В. А. Емец пишет:
«Он (Палеолог. – Т. П.) лучше понимал обстановку в стране, когда предсказывал, что Керенского вскоре, возможно, сменит Ленин (хотя, впрочем такая запись могла быть сделана и постфактум)»(11) .

(продолжение)

0

7

И, действительно, она была сделана постфактум, но не М. Палеологом, потому что во французском издании такие предсказания отсутствуют:

Lundi, 14 mai 1917.
Le ministre de la Guerre, Goutchkow, donne sa démission, se déclarant impuissant à changer les conditions dans lesquelles s’exerce le pouvoir, «conditions qui menacent de conséquences fatales la liberté, la sûreté, l’exis tence même de la Russie».
Le géneral Gourko et le général Broussilow demandent à être relevés de leurs commandements.
C’est la faillite définitive du libéralisme russe et le triomphe prochain du Soviet(12) .

Перевод:

Понедельник, 14 мая 1917.
Военный министр Гучков подал в отставку, объявив себя бессильным изменить условия, в которых осуществляется власть, – «условия, угрожающие роковыми последствиями для свободы, безопасности, самого существования России».
Генерал Гурко и генерал Брусилов просят освободить их от командования.
Отставка Гучкова знаменует ни больше ни меньше, как банкротство Временного правительства и русского либерализма. В скором времени Керенский будет неограниченным властелином России… в ожидании Ленина(13) .

Выделенные слова появились только в русском переводе. Во французском же издании последний абзац записи от 14 мая 1917 г. звучит так:

«Это окончательный провал русского либерализма и близкий триумф “Совета”».

Подобные «художества» в русском переводе невозможно связать только с политикой, они достаточно многочисленны и разнообразны.

Вот запись в дневнике посла от 7 декабря 1916 г.:

Jeudi, 7 décembre 1916.
Les Austro–Allemands et les Bulgares sont entrés hier à Bucarest.
La virtnosité stratégique de Hindenburg a réajisé son chefd’oeuvre(14) .

Перевод:

Четверг, 7 декабря 1916
Австро-германцы и болгары вступили вчера в Бухарест.
Румыны дорого платятся за свои ошибки вначале. Между тем, не надо было быть ни великим стратегом, ни великим пророком, чтобы предвидеть, что настоящая катастрофа заключена была в непризнании конвенции Рудеану.
Стратегическая виртуозность Гинденбурга реализовала свой шедевр.
Если всегда главной целью немецкого империализма была гегемония на Востоке, у него теперь в руках все козыри…(15)

Здесь и далее выделенные слова в оригинале отсутствуют.

(продолжение)

0

8

Запись от 8 октября 1916 г.:

Les chefs du mouvement sont les trois députés «travaillistese de la Douma, Tchéïdzé, Skobélew et Kérensky. Une rnfluenc» très forte s’exerce aussi de l’étranger, celle de Lénine, qui est réfngié en Suisse(16) .

Перевод:

Вождями движения являются три депутата Государственной Думы: Чхендзе, Скобелев и Керенский. Два очень сильных влияния действуют также из–за границы: влияние Плеханова, живущего в Париже, и влияние Ленина, нашедшего убежище в Швейцарии(17) .

Запись от 21 июля 1914 г.:

Le premier qui entre est l’ambassadeur d’Allemagne, le comte de Pourtalès, doyen du corps diplometique. Le président le reçoit avec une affabilité marquée(18) .

Перевод:

Первым входит германский посол, граф Пурталес, старейшина дипломатического корпуса. Я предупредил Пуанкаре, что мой предшественник, Делькассэ, едва соблюдал необходимую вежливость по отношению к этому учтивому человеку, и я просил президента оказать ему хороший прием. Итак, президент принимает его с подчеркнутой приветливостью(19) .

И, наконец, последний пример дополнений, свидетельствующих, по всей видимости, о «художественных пристрастиях» издателей.

Запись от 22 июля 1914 г.:

A troic heures et demie, nous partons dans le train impérial pour le camp de Krasnoïé–Sélo(20) .

Перевод:

В половине четвертого мы уезжаем в императорском поезде в деревню и лагерь Красное Село, где я буду вспоминать об Анне Карениной(21) .

(продолжение)

0

9

Особенностью русского издания можно считать и сокрытие некоторых имен действующих лиц. В. Г. Сироткин пишет:

«Прежде всего, это традиционный вариант дворцового заговора, который в записи от 13 августа 1915 года подробно излагает посол со слов бывшего гвардейского офицера С. (Палеолог сообщает только его инициал. – В. С.), несколько экзальтированного корифея «либерального национализма»(22) .

Имя собеседника дипломата действительно отсутствует, но только в русском издании:

Пятница, 13 августа, 1915
Очень деятельный и даже несколько экзальтированный вождь «прогрессивных националистов» С., бывший гвардейский офицер, просил меня вчера принять его для долгой и конфиденциальной беседы(23) .

М. Палеолог имя своего собеседника сообщает полностью:

Vendredi, 13 août 1915
Le coryphèe très actif du «nationalisme libéral», Brianchaninow, ancien officier de la garde, gendre du prince Gortchakow, m’a demandé hier de le recevoir pour un long et confidentiel entretien(24) .

Во французском оригинале приведенный отрывок звучит так:

«Очень деятельный корифей «национал–либерализма» Брянчанинов, бывший гвардейский офицер, зять князя Горчакова, просил меня вчера принять его для длительной конфиденциальной беседы».

(продолжение)

0

10

Недостатком русского издания книги является также то, что текст дневников совершенно произвольно разбит на главы, а главам присвоены названия, которые, как справедливо замечает В. А. Емец, не только случайны, но и ничем не оправданы(25) .

Столь же произвольными стали и названия самих томов мемуаров русского издания. Особенно это касается второго тома, названного «Царская Россия накануне революции», хотя в этом томе описывается уже совершившаяся Февральская революция(26) .

В русском издании не соблюдается внешнее оформление текста, предложенное автором. Разные абзацы часто соединены в один. В то же время некоторые абзацы М. Палеолога совершенно необоснованно разбиваются. В одних случаях это не имеет особого значения, но в других меняет смысл записи. Примером может служить запись от 6 июня 1915 г. Последние два абзаца этой записи приводят реплику Сазонова о пробуждении русского национального чувства, а затем дальнейшую запись Палеолога о том, что все политические партии требуют немедленного созыва Думы, чтобы положить конец неумелости военного управления и т.д. Но оба абзаца соединили, превратив замечание М. Палеолога в прямую речь Сазонова(27) . Не оправдано и дробление описания портрета Великого Князя Николая Николаевича в записи от 5 августа 1914 г.(28)

(продолжение)

0

11

В русском издании книги часто встречается путаница в датах дневниковых записей.

Так, запись М. Палеолога от вторника 22 сентября 1914 г.(29)  приводится под датой вторника 29 сентября 1914 г.(30)  Запись от пятницы 2 октября 1914 г.(31)  в русском издании датирована средой 30 сентября 1914 г.(32)  Запись от вторника 9 ноября 1915 г., где говорится об отставке министра замледелия Кривошеина(33)  датирована субботой 6 ноября 1915 г.(34)  Запись от субботы 19 августа 1916 г.(35)  датирована воскресеньем 20 августа 1916 г.(36)  Перечень примеров такого рода можно продолжить.

Некоторые записи М. Палеолога, помещенные им под разными датами, в издании дневников на русском языке объединены. Записи от 4 и 5 августа 1914 г., датированные так во французском издании книги(37)  в русском издании соединены в одну запись от 4 августа 1914 г.(38)  Записи от 8 и 9 августа 1914 г.(39)  соединены в одну запись от 8 августа 1914 г.(40)  Записи от 14 и 15 февраля 1915 г.(41)  соединены в запись от 15 февраля 1915 г.(42)  Порою такие «вольности» русского издания приводят к откровенному абсурду. Соединены записи от 30 июня 1915 г. и 3 июля 1915 г. В русском переводе получалось так, что в записи одного и того же дня 30 июня читается:

«Сегодня в газетах напечатан высочайший рескрипт на имя председателя Совета министров […] Высочайший рескрипт, опубликованный три дня назад, волнует умы»(43) .

(продолжение)

0

12

Следует отметить также и расхождения между русским и французским изданиями в числовых данных. Порою это не играет особой роли и может считаться лишь досадной опечаткой, но иногда такие ошибки влекут за собой изменение смысла. Так, например, в записи от 16 февраля 1915 г. М. Палеолог пишет о действиях 9–й армии:

Mardi, 16 février 1915
La 9 armée a grand’peine à se dégager de la région forestière qui s’étend à l’est d’Augustow et de Suwalki(44) .

В русском же переводе этой записи говорится не о 9–й, а 10–й армии:

Вторник, 16 февраля
10–я армия с большим трудом выбирается из лесистой области, которая простирается на восток от Августова и Сувалок(45) .

Перевод многих глав выполнен очень хорошо как с точки зрения соответствия французскому оригиналу, так и в литературном отношении. Примером этого можно назвать запись от 19 сентября 1916 г., где М. Палеолог дает зарисовку храма Спаса–на–Водах, впоследствии разрушенного(46) . Но некоторые записи переведены на русский язык непрофессионально. Это специально отмечает В. А. Емец(47) . Более того, отдельные фрагменты представляют собой не перевод французского текста, а вольную фантазию на тему, заданную Морисом Палеологом. В качестве примера можно привести запись, датированную во французском издании воскресеньем, 18 апреля 1915 г.

Dimanche, 18 avril 1915
L’offensive générale, que l’empereur m’annonçait, le 16 mars, à Baranowitchy, est commencée.
Dans les Carpathes septentrionales, les Russes dйploient de vigoureux efforts. Leurs attaques se concentrent actuellement autour du col d’Uszok, qui, placй aux sources bes grandes riviéres galiciennes, commande en méme temps l’accиs de la Transylvanie.
Au cours de ces derniиres journées, les Austro–Hongrois ont laissé entre les mains de l’ennemi 50000 prisonniers(48) .

(продолжение)

0

13

В русском издании эта запись ошибочно датирована субботой 24 апреля 1915 г. и представлена в таком виде:

Суббота, 24 апреля 1915 г.
Большое наступление, о котором объявлял мне некогда в Барановичах император, – теперь началось.
В Северных Карпатах русские развивают энергичные действия против Утока, обладание которым необходимо им для того, чтобы затем идти на Краков.
Император объезжает в настоящее время галицийский фронт и вчера был во Львове(49) .

Очевидно, что приведенный перевод плохо соответствует оригиналу. Думается, что русский перевод приведенного отрывка должен выглядеть так:

Воскресенье, 18 апреля 1915
Генеральное наступление, о котором император объявил мне 16 марта в Барановичах, началось.
В Северных Карпатах русские демонстрируют мощные усилия. В настоящее время их атаки сконцентрированы вокруг Ужокского перевала, который – будучи расположенным в верховье крупных галицийских рек – господствует, в то же время, над подступами к Трансильвании.
В ходе этих последних дней австро-венгры оставили в руках противника 50000 пленных.

(продолжение)

0

14

У М. Палеолога имеется запись от 24 апреля 1915 г.(50)  Она посвящена событиям, связанным с именем Г. Распутина, и перевод ее достаточно верно представлен в книге «Распутин»:

Суббота, 24 апреля 1915 г.
Московский градоначальник, генерал Адрианов, хотел доложить непосредственно царю о скандале, произведенном недавно в ресторане «Яр», которым все население Москвы до сих пор возмущено. Итак, вчера утром он явился в парадной форме в Царское Село просить аудиенции. Но комендант императорских дворцов, генерал Воейков, не допустил его к царю.
Генерал Адрианов обратился тогда к генералу Джунковскому, командиру корпуса жандармов, товарищу министра внутренних дел по полицейским делам, который уже двадцать раз пытался разоблачить пред царем всю гнусность «старца».
Этим окольным путем до Николая II дошли все малейшие подробности гнусной оргии в ресторане «Яр». Не доверяя, однако, полученному сообщению, он приказал произвести дополнительное следствие, которое он поручил своему любимому адъютанту, интимному фавориту царицы, капитану фрегата Саблину. Последний, несмотря на близкое знакомство с Распутиным, вынужден был признать совершенную справедливость всех заявлений генерала Адрианова.
Ввиду установленных фактов царь, царица и г–жа Вырубова пришли сообща к заключению, что адские силы расставили их святому другу страшную ловушку и что «божий человек» не отделался бы так дешево без божьей помощи(51) .

В русском издании дневников дипломата эта запись отсутствует.

(продолжение)

0

15

Самым существенным недостатком русского перевода книги французского дипломата стали сокращения. В первом томе дневников, охватывающем период с 20 июля 1914 г. по 2 июня 1915 г., исключительно или существенно сокращено 165 записей, т.е. около двух третей. Во втором томе, охватывающем период с 3 июня 1915 г. по 18 августа 1816 г., изъято или сокращено 83 записи. Третий том дневников охватывает период с 19 августа 1916 г. по 17 мая 1917 г. На временном отрезке с 19 августа 1916 г. по 1 марта 1917 г. вычеркнуты полностью или частично 52 записи. Менее всего пострадала та часть дневников, которая посвящена Февральской революции. В периоде с 2 марта по 17 мая 1917 г. больше или меньше сокращены только шесть записей. Восемь дневниковых записей французского издания – из тех, которые не вошли в русское издание перевода дневников – периода 1914–1917 гг., частично или полностью включены в книгу «Распутин». Один из таких примеров – запись от 24 апреля 1915 г. – приведен выше.

Сокращения коснулись многих записей, посвященных театру военных действий, записей, касающихся политики, например тех, в которых говорилось о печальной судьбе во время войны польских евреев. Из перевода изъяты некоторые документы, которые приводил М. Палеолог. Не попали в русское издание дневников и некоторые зарисовки Мориса Палеолога, посвященные русскому характеру, правам Двора, архитектуре Петербурга.

Перевод автора некоторых отрывков, изъятых в русском издании, неоднократно публиковались.

(прдолжение)

0

16

Такую деформацию претерпевает большинство французских мемуаристов в русских изданиях. Издатели изменяют лицо автора, от его имени рисуют образ России таким, каким они хотели бы его видеть. Убираются эмоционально неприятные характеристики. Искажается то, что могло бы коснуться современной изданию власти. Наконец, бесконечна путаница, небрежность переводов, доходящая до гротеска.
Все это становится уходом от четкости формулировок, которые даются в записках нашей стране, народу. Отражает же такое положение вещей отсутствие четкого национального самоосознания России.

(продолжение)

0

17

1. Павлович М. П. Предисловие // Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. – М.; Пг., 1923. – С. 14.
2. Сироткин В. Г. Предисловие // Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. – 2–е изд. – М., 1991. – С. 16.
3. Емец В. А. Послесловие // Палеолог М. Царская Россия накануне революции. Репринт. воспроизведение изд. 1923 г. – М., 1991. – С. 473–474.
4. Павлович М. П. Указ. соч. – С. 14–15.
5. Палеолог М. Указ. соч. – С. 116.
6. Там же. – С. 123.
7. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 174–175.
8. Палеолог М. Указ. соч. – С. 216.
9. Paléologue M. Op. cit. – T. 2.
10. Сироткин В. Г. Указ. соч. – С. 8–9.
11. Емец В. А. Указ. соч. – С. 485.
12. Paléologue M. Op. cit. – T. 3. – P. 343.
13. Палеолог М. Царская Россия накануне революции. – М., 1991. – С. 331.
14. Paléologue M. Op. cit. – T. 3. – P. 109.
15. Палеолог М. Указ. соч. – С. 174.
16. Paléologue M. Op. cit. – T. 3. – P. 43.
17. Палеолог М. Указ. соч. – С. 146.
18. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 9.
19. Палеолог М. Царская Россия во время великой войны. – С. 29.
20. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 13.
21. Палеолог М. Указ. соч. – С. 32–33.

(продолжение)

0

18

22. Сироткин В. Г. Указ. соч. – С. 11.
23. Палеолог М. Указ. соч. – С. 195.
24. Paléologue M. Op. cit. – T. 2. – P. 40.
25. Емец. В. А. Указ. соч. – С. 478.
26. Павлович М. П. Указ. соч. – С. 7–9.
27. Paléologue M. Op. cit. – T. 2. – P. 2; Палеолог М. Указ. соч. – С. 178.
28. Ibid. T. 1. – P. 50–51, 64.
29. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 132.
30. Палеолог М. Указ. соч. – С. 113.
31. Paléologue M. Op. cit. – P. 153.
32. Палеолог М. Указ. соч. – С. 116.
33. Paléologue M. – T. 2. – P. 99.
34. Палеолог М. Указ. соч. – С. 223.
35. Paléologue M. Op. cit. – T. 3. – P. 1.
36. Палеолог М. Царская Россия накануне революции. – С. 123.
37. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 50–57.
38. Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. – С. 59–65.
39. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 63–69.
40. Палеолог М. Указ. соч. – С. 68–72.
41. Paléologue M. Op. cit. – P. 300–303.
42. Палеолог М. Указ. соч. – С. 159–160

(продолжение)

0

19

43. Paléologue M. Op. cit. – T. 2. – P. 15–17; Ibid. – P. 187–188.
44. Ibid. – T. 1. – P. 303.
45. Палеолог М. Указ. соч. – С. 160.
46. Paléologue M. Op. cit. – T. 3. – P. 20–21; Палеолог М. Царская Россия накануне революции. – С. 133–134.
47. Емец В. А. Указ. соч. – С. 487.
48. Paléologue M. Op. cit. – T. 1. – P. 352.
49. Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. – С. 174.
50. Paléologue M. Op. cit. – P. 352–353.
51. Палеолог М. Распутин. Воспоминания...

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


☆ Гласные с ударением ☆


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ » Некоторые проблемы переводов