Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СПОРТ » Забытая гордость страны.


Забытая гордость страны.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор:Галанин Алексей

Братья Знаменские: Люди- легенды

Их имена до сих пор овеяны ореолом славы. Люди-легенды - иначе их и не называют. За один год они прошли путь от никому не известных дебютантов до чемпионов страны. Братья Знаменские, а именно о них пойдет речь в этой статье, были гордостью довоенного советского спорта. Их судьба чем-то напоминала кадры из фильмов тех лет про рабочих, своим трудом завоевавших всеобщее признание. Только они все это воплотили не на экране, а в жизни. Представьте себе - когда братья впервые вышли на дорожки стадиона, - Серафиму было 27 лет, а Георгию - тридцать! Возраст, в котором многие легкоатлеты сейчас заканчивают свою карьеру. Их спортивная жизнь была сравнительно недолгой, но насыщенной яркими и памятными событиями. Немногие знают, что жили Знаменские тогда в  Никольско-Архангельском, откуда и совершали свои кроссы (а это порядка 16 километров) по дороге на завод "Серп и Молот", где и работали.

     Родились братья в селе Зеленая Слобода, которое сейчас территориально относится к Раменскому району, в месте, где Пахра впадает в Москву-реку. Георгий Иванович Знаменский появился на свет в 1903 году, а Серафим Иванович - в 1906 году.

    Их отец Иван Васильевич служил настоятелем в местной церкви. Был человеком спокойным и добрым. Он женился на дочери такого же сельского священника Анфисе Ивановне, родившей ему четырех сыновей и шестерых дочек. На ней и держался весь дом.

    Анфиса Ивановна постаралась дать своим детям хорошее образование. Она неплохо знала французский, играла на рояле. Каждый ее ребенок был обучен нотной грамоте, после чего сдавал строгий экзамен в присутствии остальных членов семейства. Особенно ее радовал Серафим, который уже в 13 лет служил дьячком в церкви отца и обладал отличными вокальными данными. Он вообще был очень музыкален. Часто просыпался по ночам и что-то записывал в нотную тетрадь. А утром играл домашним на пианино собственные произведения. А вот Георгий, гордившийся способностями брата, сам к музыке относился спокойно и каждый раз, после концерта брата, говорил "Симка, не боги жгут горшки. Дерзай и станешь Шопеном!". Но уготована им обоим была совсем другая судьба.

    Георгий, в отличие от брата, всегда был очень спортивен. В двадцать лет его признали самым крепким парнем в Зеленой слободе. Уже тогда младшие Знаменские соблюдали своеобразный рацион, исключавший всякие деликатесы - молоко, ржаной хлеб и картошка, больше им ничего не было нужно. Одного молока за день выпивали ведро на двоих.

    Воспитанием младших братьев занимался старший Сергей. За его плечами были окопы Первой мировой войны, которую он закончил офицером. Вернувшись домой из госпиталя после контузии, полученной на фронте, он обнаружил, что его младшие братья растут слабыми и какими-то худосочными. Сам он, учась в военном училище, "заболел" спортом, мечтал стать настоящим атлетом, показывать высокие результаты, побеждать в соревнованиях. В двадцатые годы он принимал активное участие в общественной жизни - организовал при фабрике в соседнем Казанском так называемую акробатическую мастерскую, где был и легкоатлетический кружок.

    А вскоре пришла беда. Георгию Знаменскому на сельхозработах наступила на ногу лошадь. Близкие опасались, что он на всю жизнь останется калекой. Но операция прошла успешно и в будущем эта тяжелая травма не помешает стать ему чемпионом. Затем Георгий попал на Черноморский флот. И тут едва не погиб. Однажды он написал старшему брату Сергею, что на учениях шлюпка, в которой находилось пять человек перевернулась. Выплыл только Георгий, хотя его и обвил якорный канат. Он долго пробыл под водой, но распутал его и выбрался на поверхность, за что и благодарил брата, который приобщил его к спорту. В 1926 году Знаменский окончил школу младшего комсостава береговой артиллерии и еще несколько лет служил на флоте.

ЗНАМЕНСКИЕ В НИКОЛЬСКОМ

  В 1931году Георгий Знаменский приезжает в Москву и устраивается на завод "Серп и молот". После долгих и бесплодных поисков жилья в столице он поселился на станции Никольское на 5-й линии в четырнадцати километрах от города. Его по знакомству взяла к себе милая древняя старушка Александра Ефимовна, сестра мячковского священника, которого Георгий отлично знал, ведь жил с ним по соседству. На чердаке и поселился будущий чемпион. Тогда же Георгий привозит из Зеленой Слободы брата Серафима, который сначала устраивается техником-геодезистом в одну из столичных контор, а затем разнорабочим на строительство фабрики-прачечной около Таганки. Это было очень удобно для братьев, которые вместе добирались на работу.

    Знаменских в Никольском приметили. Когда жена старшего брата Маша в феврале 1932 года приехала их навестить, то сначала не могла найти дом, где они поселились. "Не знаете двух парней, которые все время бегают?" - спросила она у мальчишек, выйдя на центральную улицу. "Без пальто ходят?" - живо отозвался один из них. - Пошли со мной, доведу".

    "Умру из-за них раньше времени, - жаловалась на братьев хозяйка дома Александра Ефимовна. - Как морозы, мне страшно, что они на чердаке околеют. Стучу палкой в потолок, кричу: "Как вы там? Не замерзли? Спускайтесь вниз". А они: "Что вы бабуся! Нам жарко!" Я Георгия-то почему пустила? Думала до холодов доживет на чердаке, а там и нижние квартиранты съедут. Они и верно съехали. А ваши все равно наверху остались". "Они у нас закаленные" - порадовалась Маша.

    Братья вели поистенне спартанский образ жизни - ели только черный хлеб, а на работу иногда добирались бегом, благо добираться нужно было вдоль железнодорожной колеи. Георгий тогда очень обрадовался невестке. Но привычкам своим не отказал. "Кипяточку грей, - сказал он ей. - А я пойду тренироваться. Если быстро управишься, иди к пруду, я там буду" - и в чем приехал с работы, в том и побежал тренироваться, только полотенце с собой прихватил. Через полчаса невестка навестила Георгия, который все еще наматывал круги вдоль пруда, а затем бухнулся в полынью, громко жалуясь, что не развернутся тут. "Ты бы хоть раз сюда хозяйку привел, - заметила Маша. - Увидит такое купание, перестанет за вас переживать". "И тебе нажаловалась? - отвечал ей Георгий. - Но, между прочим, тут одна ночка была ничего-о-о. Я проснулся - нога не действует, пальцы белые. Ну, думаю, доигрался. Скорее на улицу и - босиком вокруг дома. Потом растер пальцы снегом. Гляжу - краснеют. Значит, все в порядке!"

    Тогда в Советском Союзе интерес к спорту только набирал силу. В 1928 году прошла первая Всесоюзная спартакиада. Сразу после нее повсюду стали создаваться спортивные кружки, в которых занимались сотни тысяч физкультурников. Эстафеты, агитпробеги стали очень популярны. Но иногда случались курьезы. Так, осенью 1929 года бегуны отправились в антиалкогольный пробег по улицам Москвы с соотвествующими лозунгами и транспорантами. Все было хорошо, пока на финише у Трехгорки измученных стайеров не встретил небольшой оркестр из вдребезги пьяных музыкантов. Этому случаю Демьян Бедный даже посвятил стихотворный фельетон.

    Тренировки на стадионе "Серп и молот" шли хорошо. Георгий подавал большие надежды, хотя вначале на него, крепкого и мускулистого парня в тельняшке, смотрели как на увольня. Но он быстро доказал, что бегает кроссы лучше всех. Серафим же тогда только присматривался к увлечению брата, тренируясь больше у пруда в Никольском. Укладываясь спать на своем чердаке они мечтали о хорошей работе и об учебе...

  ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

    Их появление в спорте было действительно достаточно необычным. Произошло это летом 1932 года. Рабочие и служащие московского завода "Серп и молот" сдавали нормы ГТО. И вот в забеге на 1000 м рабочие Георгий и Серафим Знаменские пробегают дистанцию так быстро, что судьи не верят своим глазам и секундомерам. Обидевшись на недоверие, братья через некоторое время вновь выходят на старт и пробегают дистанцию... еще быстрее.

    Первым настоящим испытанием для Серафима Знаменского стал пробег на приз имени Максима Горького, в котором приняли участие около ста спортсменов, в том числе из немецкого рабочего клуба "Фихте". Серафим бежал в привычном для себя темпе, как делал это тысячи раз сначала в Зеленой слободе, а затем в Никольском. Стартовав в Химках, спортсмены пробежали по стадиону "Динамо" и финишировали у Центрального телеграфа на Тверской. Назревала сенсация - Знаменский обходил рекордсмена страны Маляева. Но за 300 метров до финиша Серафим, запутавшись, вдруг свернул в переулок. Когда он это понял было поздно - Маляев пришел первым. Но все поздравляли неизвестно откуда взявшегося новичка.

    Это было только начало. Вскоре Серафим подменил приболевшего Георгия в составе команды "Серп и молот". "Мы на работу из Никольского всегда вместе бежим. Быстрее поезда получается, - уговаривал своего тренера Чулицкого Георгий. "Что ты чепуху городишь! - не поверил тот. - От Москвы до Никольского пятнадцать верст, я это прекрасно знаю и голову мне не морочь. Какой дурень будет оттуда на работу пешком драть!". "Да вот же бегаем, два дурня", - рассмеялся Георгий. - Поезд-то с остановками идет, а мы без них. Как-то даже автомобиль обогнали. Сначала он нас, а потом смотрим - сломался. Мы шоферу сделали ручкой и дальше".

    Тренер махнул рукой. И не пожалел - именно Серафим Знаменский принес команде завода победу в эстафете 10X1000 метров. Позже Чулицкий говорил одному из сильнейших тогда бегунов СССР Льву Либкинду: "Они ходить не умеют - только бегают. Живут за городом в Никольском и жмут в Москву своим ходом. Пятнадцать верст! Немыслимо! Причем работенка у них, скажу, не сахар. Мы их сейчас устроили на свой завод. Но они на работу - бегом, после работы - тренировка. Это прирожденные стайеры!"

    Никольское стало для Знаменских вторым домом. Они прикупили у Александры Ефимовны полдома. Правда, вскоре в Москву приехал их первый спортивный наставник - старший брат Сергей с семьей, которому Георгий и Серафим уступили комнату и чердак. Сергей работал инструктором физкультуры.

    В 1933 году младший из братьев - Серафим становится рекордсменом Советского Союза. Он первым в стране пробегает 3000 м быстрее девяти минут. Еще большие успехи приходят к Знаменским в 1934 году. Они устанавливают 6 рекордов СССР и делают тройной победный дубль на чемпионате страны - Серафим выигрывает бег на 1500, 5000 и 10 000 м, а его "тень" - Георгий трижды становится серебряным призером.

МЕЖДУНАРОДНАЯ СЛАВА

    В феврале 1935 года сборная команда бегунов СССР отправилась в Париж для участия в международном кроссе, организованном газетой "Юманите". В присутствии более чем 30 тысяч зрителей братья Знаменские одержали двойную победу на дистанции 8 км - первым финишировал Серафим, а следом за ним Георгий. История повторяется спустя два года, когда советские бегуны вновь приезжают в Париж. Их новый старт в кроссе "Юманите" вызывает громадный интерес у хозяев, посмотреть на кросс собирается уже более 60 тысяч зрителей. И снова блестящая победа Знаменских на дистанции 9,4 км. Наконец, в следующем 1938 году Серафим и Георгий вновь одерживают двойную победу. Восхищенные мастерством советских стайеров, французы учреждают на кроссе "Юманите" специальный приз имени братьев Знаменских.

    Всего за 8 лет выступлений на высшем уровне - с 1933 по 1940 год братья Знаменские 11 раз побеждали на чемпионатах Советского Союза и еще 7 раз становились призерами. Они установили 24 рекорда СССР в индивидуальных видах бега. Кроме этого, Георгий был рекордсменом страны в эстафете 4x1500 м, и еще трижды братья выступали в составе команды московского "Спартака", которая устанавливала всесоюзные достижения в эстафете 10x1000 м (весьма популярной в то время эстафете). Они одними из первых спортсменов СССР были награждены высокими правительственным наградами, и им было присвоено звание "Заслуженный мастер спорта СССР".

    Братья Знаменские не только были сильнейшими у себя в стране. Результаты, которые они показывали, позволяли им входить в число лучших бегунов Европы и мира. Однако выступить в официальных соревнованиях - Олимпийских играх или чемпионате Европы Знаменским так и не довелось. В то время в СССР не признавали ИААФ, а легкоатлеты стран, не являющихся членами ИААФ, не допускались к официальным стартам.

    В 1936 году сбылась еще одна мечта Знаменских - они поступили учится во 2-й Московский медицинский институт, который закончили в 1941 году. И если в качестве спортсменов им не удалось принять участие в первенстве континента, то в 1946 году, когда Серафима уже не было в живых, Георгий, в качестве врача сборной команды легкоатлетов СССР, побывал на европейском чемпионате в Осло.

    Грянул переломный во многих судьбах 1941 год. Через несколько дней после начала Великой Отечественной войны была создана Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), причем многие командные должности в ней заняли офицеры дивизи Дзержинского, базирующейся в ставшим родным для Знаменских Никольском, а также известные спортсмены. Не дожидаясь повесток Георгий и Серафим пришли в военкомат. Как и ожидалось, их пристроили в медсанчасть бригады. Там они и служили в годы войны.

    Судьба будет к ним сурова. Серафим умрет в мае 1942 года, получив в этот же день письмо о смерти матери. Он не смог этого пережить и покончил с собой. А в 1946 году не станет Георгия...

2 июля 1949 года в Москве состоялись соревнования, на которых впервые были разыграны призы памяти братьев Знаменских. Тогда бег на 1500 м выиграл Александр Пугачевский, а на 5000 м победил Никифор Попов. Интересно, что за четыре дня до этого именно Попов улучшил последний из всесоюзных рекордов, принадлежавших Знаменским. Это был рекорд на дистанции 5000 м, продержавшийся 9 лет.

Впервые Мемориал братьев Знаменских почти по полной программе, за исключением марафонского бега, эстафет и многоборий, состоялся в Москве 6 и 7 июля 1958 года. Уже в первом Мемориале приняли участие представители 10 стран. В дальнейшем эти соревнования стали традиционными и твердо заняли свое место в международном легкоатлетическом календаре. Уже первый Мемориал стал ярким праздником "королевы спорта", показал, как нужны и важны нашей легкой атлетике такие соревнования. По-разному складывалась судьба Мемориала в последующие 43 года, но трудно переоценить его значение для становления не одного поколения легкоатлетов, и не только отечественных, которым он дал путевку в большой спорт.
В разные годы в этих соревнованиях принимали участие десятки выдающихся атлетов мира, было установлено несколько десятков мировых и европейских рекордов. Медали победителей Мемориала братьев Знаменских отправились без малого в 50 стран всех континентов. Среди победителей Мемориала олимпийские чемпионы разных лет - Ливио Беррути, Кипчого Кейно, Валерий Брумелъ, Виктор Санеев, Петр Болотников, Юзеф Шмидт, Янис Лусис, Ирэна Киршенштейн, Вера Крепкина, Рут Фукс, Тамара и Ирина Пресс и многие другие.

Обычно в программу Мемориала входит несколько десятков видов легкой атлетики. Но главные призы разыгрываются в трех коронных видах братьев Знаменских - в беге на дистанциях 1500, 3000 (или 5000) и 5000 (или 10 000) метров. Среди обладателей главных призов такие выдающиеся бегуны как олимпийские чемпионы Гастон Рулантс, Кипчого Кейно, Нуреддин Морсели и другие. Пока наибольшее количество главных призов на счету Рашида Шарафетдинова - 4, по 3 - у Петра Болотникова, Михаила Желобовского и Геннадия Фишмана из Белоруссии, эстонца Энна Селлика, Михаила Ласько, Игоря Лоторева и Сергея Дрыгина. Среди представителей дальнего зарубежья двукратными обладателями главных призов становились Мишель Жази (Франция), Томаш Салингер (Чехословакия), Евгений Игнатов (Болгария), Кейсуки Саваки (Япония), Нуреддин Морсели (Алжир) и Даниэль Комен (Кения).                                                                                                                                                     История жизни братьев Знаменских - это история борьбы за выживание, борьбы за свое место в жизни. Их судьба похожа на подвиг или классику советского образа жизни. Жаль, правда, что в Балашихе, их имена никак не увековечены. Ей Богу, это несправедливо!

+1

2

Владимир Петрович Куц
(1927 - 1975)

На Олимпийских играх в Мельбурне завоевал две золотые медали на дистанциях 5000 и 10000 метров, установив при этом два олимпийских рекорда. Игры 1956 года назвали "Олимпиадой Куца". Владимир Петрович был знаменосцем сборной команды СССР на закрытии Игр в Австралии. Два раза подряд - в 1956 и 1957 годах - Куц признавался лучшим спортсменом мира. В 1954 году Куц удостоен звания чемпиона Европы в беге на 5000 метров. Куц был рекордсменом мира на дистанциях 5000 метров (1954-1955, 1957-1965) и 10 000 метров (1956-1960). Десятикратный чемпион страны.

Куц был символом неустрашимости и дерзания. Первым из советских легкоатлетов-стайеров он выиграл чемпионат Европы в 1954 году. Он первым из атлетов установил на Центральном стадионе в Лужниках всесоюзный рекорд - на открытии Спартакиады народов Советского Союза в 1956 году. Первым из наших бегунов, получившим золотую олимпийскую медаль. Его именем даже назвали Олимпиаду 1956 года. Такой поистине громкой славы не было, вероятно, ни у одного спортсмена.

Владимир Петрович Куц родился 7 февраля 1927 года. В селе Алексино. Семья была дружная. Зимой отец и мать работали в городе. Отец - кочегаром на сахарном заводе. Мать - на деревообделочном комбинате. Летом все выходили на полевые работы, даже младшие - сестра Таня и брат Николай. Володя же умел вести коня точно по борозде, присматривался к работе тракториста.

Уже в те годы Володя отличался упорным характером, за что ребятишки нередко обзывали его упрямым ослом. Он поставил перед собой задачу - научиться ходить на лыжах. И добился своего. Лыжи давали преимущество - позволяли экономить время на дорогу в школу. Алексино по местным меркам село небольшое - не более двухсот дворов. Здесь была только начальная школа. Учился Володя в десятилетней школе села Белка, до которого идти надо было пять километров. А на лыжах дорога до школы становилась в два раза короче. Появилась возможность заниматься физкультурой. Правда, спортивного зала не было, зато в широком коридоре стояли конь, брусья, висели кольца. А рядом со школой - игровая площадка и гимнастический городок.

Когда началась война, Владимир должен был перейти в восьмой класс. Но в сентябре занятия не начались, а в октябре стал слышен грохот орудийной пальбы, и вскоре в село вошли немцы. В 1943 году Алексино освободили. За следующие два года Куц успел повоевать на фронте связным в штабе, поработать грузчиком в Обояни и трактористом в родном селе, окончить курсы снайперов.

Весной 1945 года выпускники школы снайперов получили направления во фронтовые части. Но воевать им уже не пришлось. 9 мая вся страна отпраздновала День Победы. И в жизни Владимира произошел крутой поворот. В Военно-морской флот требовались сильные, выносливые, получившие начальную подготовку в армии юноши. Куц подходил по всем статьям и осенью 1945 года был направлен в Краснознаменный Балтийский флот. Годы службы Куца на флоте прошли преимущественно в частях береговой обороны, расположенных на островах и побережье Финского залива.

Нередко судьба человека зависит от случая. Именно случай в мае 1948 года и решил судьбу старшины второй статьи Военно-морского флота Куца. В гарнизонных весенних соревнованиях по кроссу участвовали моряки и солдаты из приписанных к гарнизону пехотных частей. Линию финиша Куц неожиданно пересекает первым. А к концу дня, когда подсчитано время всех забегов, выясняется, что он показал абсолютно лучший результат в кроссе. Может быть, этот кросс ничего и не решил бы в его спортивной судьбе, если бы не второе выступление в беге, которое состоялось так же неожиданно, как и первое, спустя несколько месяцев на небольшом армейском стадионе.

Здесь проходили гарнизонные соревнования по легкой атлетике, и в команды, представлявшие отдельные части гарнизона, включались только самые опытные, самые тренированные. Гвоздем программы был бег на 5000 метров. Куц считался лыжником, и к соревнованиям по бегу готовился другой матрос их базы. Но последний заболел, и Владимир вызвался его заменить.

Победив на гарнизонных соревнованиях, Куц был включен в команду, которая выступала в Таллине на первенстве Краснознаменного Балтийского флота. Но он не имел достаточного опыта. Половину дистанции был впереди. На вторую половину, как говорят бегуны, его не хватило. В итоге - третье место, но первая грамота.

Ему было уже двадцать два года. Возраст, когда некоторые спортсмены устанавливают рекорды. Значит, та школа бега, которую ему необходимо было закончить, должна занять минимум времени, а экзамены он будет сдавать экстерном на соревнованиях. У него появилось желание тренироваться, но не было настоящего тренера.

Весной 1951 года произошло событие, сыгравшее важную роль в судьбе Куца. Состоялась его встреча с одним из наиболее знающих тренеров страны Леонидом Сергеевичем Хоменковым - известным легкоатлетом, в свое время успешно выступавшим в спринтерском беге и прыжках в длину. Именно он помог Куцу войти в большой спорт, был, пусть самое короткое время, его первым тренером. А в последующие годы следил за его ростом, успехами: "Помню, меня поразила его любознательность. Расспрашивал он буквально обо всем: и сколько раз в неделю нужно тренироваться, и в каком темпе бегать, и какие упражнения выполнять на разминке. Я посоветовал ему присмотреться к занятиям и технике бега ведущих стайеров страны. Здесь на сборе были такие известные бегуны, как Владимир Казанцев, Иван Пожидаев, Феодосии Ванин, Никифор Попов, Иван Семенов. В течение двух недель Куц тренировался, выполняя мои задания. Провели мы в конце сбора и прикидку. Уже тогда я понял, что Владимир наделен незаурядными способностями и при разумно поставленной тренировке может показать выдающиеся результаты в беге".

Весьма значительные успехи Куца в стайерском беге нужно отнести к 1952 году, когда его тренировкой начал руководить Александр Чикин. В самом деле, весной еще второразрядник, осенью он стал мастером спорта. "Чем ближе я узнавал этого сдержанного человека, - пишет в своих воспоминаниях Куц, - тем больше он мне нравился. Нравилась его спокойная манера, не повышая голоса, "разносить" тебя за ошибки. По душе пришлось и требование железной дисциплины в проведении тренировок".

Первенство Прибалтийских республик для Куца было последней возможностью выполнить в 1952 году норматив мастера спорта. И Владимир справился с задачей. На финише он попал в объятия Чикина. "Четырнадцать тридцать четыре, - воскликнул тренер. - Новый рекорд Эстонии!.."

Зимой 1952—1953 годов Куца перевели в Ленинград. Здесь в манеже состоялось знакомство Владимира с человеком, ставшим его наставником и другом на долгие годы, - одним из тренеров сборной страны Григорием Исаевичем Никифоровым. Уже в этот начальный год занятий с Никифоровым Куц не мог не оценить достоинства той системы подготовки бегуна, которой придерживался новый наставник. Прежде всего, это был индивидуальный подход к каждому спортсмену. Понимание подготовки бегуна как сложного комплексного процесса, в котором нет ничего второстепенного. Максимум внимания не только физическим упражнениям, но и питанию, режиму, психологической подготовке, волевым качествам, средствам восстановления.

В 1953 году на стадионе "Динамо" рекордсмен страны Ануфриев собирался улучшить рекорд мира на дистанции 5000 метров. Первый круг, второй, третий - Куц бежит вторым. Только к концу дистанции Ануфриеву удалось оторваться и кончить бег, правда, не с мировым, но всесоюзным достижением - 13.58,8. Лишь шесть десятых секунды не хватило ему до мирового рекорда. Куц закончил бег со скромным результатом 14.27,8. Но это был его новый личный рекорд, а, кроме того, он единственный из участников забега сумел так долго продержаться за Ануфриевым.

По сути дела, все это были лишь прикидки к тому главному для Куца соревнованию, в котором ему предстояло участвовать в июле 1953 года на Международном фестивале молодежи и студентов в Бухаресте. Здесь он должен был впервые встретиться с Эмилем Затопеком, героем XV Олимпийских игр в Хельсинки, чехословацким спортсменом, которому Владимир некоторое время подражал, которым восхищался и которого мечтал когда-нибудь победить. На фестивале молодежи в Бухаресте они познакомились на тренировке. Чешский бегун оказался доброжелательным человеком, щедрым на советы. "Я не слышал такой фамилии - Куц, - сказал Затопек. - Вы еще не выступали на международных соревнованиях? Тогда понятно. Давайте тренироваться вместе. А во время бега вы можете держаться за мной, это будет полезно..."

Но когда начался забег на 5000 метров, Куц и не подумал держаться за олимпийским чемпионом. В соревнованиях участвовали известные бегуны: венгр Йожеф Ковач, австралиец Дейв Стивене, еще недавно недосягаемый Александр Ануфриев. Но это не смущало его. Лишь на финише Затопек вырвался вперед, закончив бег, незначительно опередив Куца. Для Владимира этот бег не был поражением, тем более что сам Затопек поздравил его. В самом деле, Куц вплотную приблизился к границе 14 минут, стал серебряным призером фестиваля. Это большой успех!

В 1954 году Куц попал на чемпионат Европы. Немногие из присутствовавших на стадионе в Берне верили в то, что советский бегун может стать чемпионом Европы. Слишком сильны были на этот раз его противники. Среди четырнадцати бегунов, принявших старт в финале бега на пять тысяч метров, были спортсмены, имевшие значительно большие основания для успеха. Симпатии большинства были на стороне Затопека не только потому, что два года назад "железный чех" был олимпийским чемпионом. Зрители знали, что именно в этом, 1954 году Затопеку удалось сделать то, к чему в течение многих лет стремились бегуны на длинные дистанции, - улучшить два мировых рекорда. Кроме того, большое впечатление произвела его победа в первый день соревнований. Высоко котировались и шансы англичанина Чатауэйя.

Куц не привык "толкаться" в общей группе. С третьей дорожки, с которой Владимир начинал бег, он немедленно перешел на вторую. В начале бега трибуны встречают лидерство Куца тишиной. Молчание публики понятно. Не раз любителям спорта приходилось наблюдать, как вот такие неразумные новички бросаются после старта вперед, а потом, не рассчитав силы, сходят с дистанции.

Пожалуй, самым критическим оказался третий километр. Здесь особенно трудно поддерживать высокий темп бега, заставлять себя бежать таким же широким и вместе с тем легким шагом, как и первые километры. Капли пота стекают по лбу, начинает пощипывать глаза. За какое время нужно было по графику пробежать три километра? Он помнит это превосходно. За 8 минут 21 секунду. Секундомер на стадионе показывает 8.23,9. Итак, он отстает почти на 3 секунды.

Он видит, что Затопек пытается ускорить бег. То же самое делает и он. Разрыв достигает 70—80 метров. После четырех километров секундомер показывает 11.02,3. Этого достаточно для рекордного результата, нужно только не снизить скорость на последних кругах. Уже не приходится думать об экономии сил. Вперед! Быстрее вперед! Яркой и впечатляющей была победа Куца с новым мировым рекордом - 13.56,6!

Зарубежная печать не поскупилась на отзывы о выступлении в Берне Владимира Куца. Французский журнал "Мируар спринт" так отозвался о беге Владимира Куца: "Этот бег на 5000 метров стал изюминкой чемпионата. Это был поразительный бег, развернувшийся перед глазами многих тысяч зрителей. Многие предполагали, что победит Затопек. Некоторые предсказывали победу англичанину. Но в это воскресенье 29 августа родился новый стиль бега на 5000 метров, и его создателем были не Затопек, не Чатауэй, а советский спортсмен Владимир Куц, который побил рекорд мира на эту дистанцию. Бег Куца был впечатляющим... Откуда же взялся этот русский с его стилем бега, одновременно раскованным и мощным? Позади Куца разыгралась жестокая борьба за второе место между Затопеком и Чатауэйем, из которой победителем вышел англичанин. Но эта победа была одержана в 120 метрах от Куца..."

Вскоре Куц перебрался в Москву, где у него появился и собственный угол - квартира на Щербаковской улице. С некоторых пор, возвращаясь из поездок по стране или из-за рубежа, Володя ожидал встречи не только с братом Николаем, но и со своей новой знакомой, Раей. Окончив факультет журналистики Московского государственного университета, Раиса Полякова стала литературным сотрудником газеты "Советский флот". Поручение редакции - взять интервью у морского офицера, чемпиона Европы по легкой атлетике Владимира Куца - затянулось на многие годы. Его результатом была новая молодая семья, книга - литературная запись воспоминаний Куца, многочисленные статьи в газетах и журналах. Одна из них, опубликованная во французском журнале, так и называлась - "Мой муж".

Этот брак принесет Куцу много радости, поможет приобщиться к литературе, искусству, расширит его кругозор, заставит по-иному взглянуть на окружающий мир. Правда, в конце концов, он принесет ему и много горя.

Приближалась Олимпиада в Австралии. После успеха на чемпионате Европы Куц потерпел несколько обидных поражений. 9 октября 1954 года на знаменитом стадионе "Уайт-Сити" во время легкоатлетического матча "Лондон - Москва" Владимир Куц на дистанции 5000 метров все время "вез на своих плечах" 24-летнего англичанина Кристофера Чатауэя. Чатауэй, эта "рыжая лиса", выскочил на финише из-за спины и опередил Куца, финишировав с новым мировым рекордом. В другой раз - летом 1956 года - Куц бежал с другим англичанином, Гордоном Пири, в норвежском городке Бергене. Куц, как всегда, уверенно вырвался вперед и повел бег. Пири не отставал ни на шаг. И опять на последних метрах англичанин рванулся из-за спины Владимира, финишировал первым и... установил мировой рекорд. Куц отстал на два шага. Его время - новый всесоюзный рекорд. Но мог ли этот результат утешить Куца?

Накануне отъезда на Олимпиаду они долго обсуждали с Григорием Исаевичем тактику бега. Отказываться от лидирования? Нет и нет! Но нельзя давать возможность англичанам "сидеть на пятках" до последней прямой. Выход один - высокий темп бега на дистанции и перемена темпа, рывки, требующие специальной подготовки.

Он учится регулировать скорость бега. И добивается в этом превосходных результатов, легко переходит от бега трусцой или равномерного бега в среднем темпе к длинным ускорениям, изматывающим противника рывкам. Незадолго до Олимпиады Владимир устанавливает мировой рекорд на 10 000 метров. И вот Мельбурн. Центральным событием первого дня соревнований был бег на 10 000 метров. После выстрела стартера красная майка Куца с номером 200 оказалась впереди. Один круг пройден удивительно быстро - за 61,4 секунды. Впереди Куц, за ним - Пири. Следующие круги Куц бежит в высоком, но ровном темпе. Это значит, что он научился, наконец, бежать равномерно, без чего трудно представить себе бегуна высокого класса.

Четвертый круг - никаких изменений. Такое впечатление, что Пири преследует своего противника без большого труда. Для Куца наступает время применить свое главное оружие. Следует длинный рывок. Пири отстает на несколько метров, но вскоре снова "приклеивается" к советскому бегуну. Предоставим слово Гавриилу Коробкову, который с трибуны внимательно следил за борьбой, развернувшейся на беговой дорожке: "На седьмом круге Куц отходит вправо и бежит по второй дорожке, предлагая тем самым Пири выйти вперед и повести бег... К концу одиннадцатого круга Пири еще прочно удерживается за Куцем. Оба они далеко отрываются от остальных бегунов. Где-то сзади Петр Болотников и Иван Чернявский. Кажется, что роли в этой игре распределились: Пири - охотник, Куц - его жертва.

Владимир резко уходит вправо на третью дорожку, открывая дорогу Пири. Но англичанин верен себе. Он ни за что не хочет идти вперед. Его задача - удержаться за Куцем до последних метров, а затем, используя свое превосходство в скорости, уйти от него..."

Но Куц уже не тот, каким был весной в Бергене. Он подготовлен к любому темпу, любым рывкам и не намерен вести Пири к финишу. Между тем многим зрителям кажется, что Пири уже победил. Еще несколько ускорений, и, наконец, Куц навязывает своему противнику решающий бой. Девятнадцатый круг. Этот спектакль настолько необычен, что большинство зрителей привстают со своих мест.

"На полной скорости я перехожу с первой дорожки на вторую, - вспоминал Куц. - Пири следует за мной. Со второй на третью, Пири следует за мной. С третьей на четвертую. Пири опять за мной. С четвертой назад на первую. Пири по-прежнему за мной. Он согласен на все, даже на зигзаги, только не на лидирование... И тогда я решаю остановиться. Не будет же и он прекращать бег... Я отхожу вправо, легонько переминаюсь с ноги на ногу, а затем почти совсем останавливаюсь и жестом предлагаю ему возглавить бег...

А на трибунах уже никто не сомневается, что спор между нами окончен, что я вот-вот сойду с дорожки... И, наконец, свершилось. Пири стал лидером. Мы бежим теперь рядом, и впервые за весь этот бег я вижу его поникшую фигуру... Я еще раз всматриваюсь в его лицо. Гордон Пири настолько измотан, настолько устал, что ему, видимо, уже ничто не страшно, даже поражение.

Пири лидировал всего метров сто. Я снова развил большую скорость и оторвался от англичанина. Бежал и не верил себе: тень Пири не тянулась за моей, не слышалось за спиной ни тяжелого отрывистого дыхания, ни ударов шипов. Мне казалось, что с меня свалились цепи. Я был свободен, свободен в выборе любого темпа бега, любой скорости. Чертовски хорошо быть свободным! Пири отставал все больше и больше. Один за другим его обходили Ковач, Кшишковяк, Лоуренс, Чернявский, Пауэр.

...И вот двадцать пятый, последний круг. Стадион бушует. Букеты цветов, шляпы, платки летят в воздух. Оглушительное "Хурей, хурей!" ("ура, ура!") едва выдерживают перепонки. Когда, по своей давней привычке, подняв правую руку, я разорвал финишную ленту, мне показалось, что само небо лишилось олимпийского спокойствия. Замедлив бег, я прошел еще один, двадцать шестой круг. Это был круг почета".

На этот раз Пири был честен и сказал журналистам: "Он убил меня своей быстротой и сменой темпа. Он слишком хорош для меня. Куц - безусловно величайший бегун, и я никогда не смог бы победить его. Мне не надо было бежать 10000 метров..."

Но сумеет ли Куц так же блестяще пробежать 5000 метров? Казалось, что сделать это ему будет невозможно. Во-первых, англичане образовали "противокуцевскую коалицию", в которую вошли отдыхавшие в день бега на 10000 метров Кристофер Чатауэй, Дерек Ибботсон, а также и Пири. Была разработана специальная тактика, направленная против рваного бега русского. Готовилась к этому бегу и венгерская тройка: Шандор Ихарош, Миклош Сабо и Ласло Табори.

В предварительном забеге на 5000 метров Куц отдыхал. В финал выходило пять человек из забега, и Володя спокойно, чуть ли не в разминочном темпе, прибежал вслед за австралийцем Лоуренсом. Зрители ликовали. Они готовы были поверить, что Куц отдал все силы бегу на 10000 метров. Ошибся даже опытный Специалист, известный тренер Франц Стамфл. Он заявил: "У меня создалось впечатление, что Куц устал и что сказочная победа на 10000 метров лишила его сил".

Бег Владимира Куца на 5000 метров показал, что его тактика разнообразна и нешаблонна. После поражения в первый день соревнований англичане готовились к тактике рваного бега, но Куц теперь бежал на отрыв в том предельном темпе, на который только был способен. Вот что пишет по этому поводу Дерек Ибботсон, третий английский стайер, принимавший участие в этом забеге: "У меня был следующий план. Пусть вначале ведет Куц. А британские бегуны для совместных действий и ради победы Англии станут держаться вместе "на пятках" Куца. Я был убежден, что любой из нас без труда выйдет вперед, другой побежит рядом, третий сзади. Таким образом, взятый "в коробочку" Куц вынужден будет принять наш темп. Это было бы сильнейшим психологическим ударом для любого, кто дирижирует бегом и может осуществлять убийственные рывки, надрывая сердце и легкие пытающихся держаться за ним. Еще одно преимущество состояло в том, что мы могли бы менять лидера по желанию: Пири, Чатауэй или я - попеременно. Мы могли бы держать более легкий темп и ждать до последних 800 метров, где и надлежало "доконать Куца". Общеизвестно, что мы все - Пири, Чатауэй и я - обладали быстрым финишем, и, таким образом, это не означало, что один принесет себя в жертву другому, - победить должен был тот из нас, кто будет быстрее в конце. И если бы Куц победил при такой тактике, то доказал бы, что он - первоклассный олимпийский чемпион".

Указав на целенаправленность командной тактики советских спортсменов на то, что до этого ее с успехом применяли финны и что участвовавшие в забеге Болотников и Чернявский ничем не могли помочь Куцу, Дерек Ибботсон продолжает: "Куц, как мы и ожидали, через полкруга был впереди. Пири следовал по пятам. Я был глубоко уверен в способностях Пири и решил держаться за ним. Так я и бежал третьим. Первые несколько кругов все бегуны держались вместе, но скоро яростный темп Куца стал выматывать преследователей, и к половине пути группа разорвалась на части. Пири был вторым, я - третьим, Чатауэй - четвертым. Примерно через 40 ярдов за нами венгр Табори вел другую группу.

Я сознавал, что дать Куцу оторваться - гибельно для нас, только это и вынуждало сохранять принятый им яростный темп. После двух миль Чатауэй вышел на второе место. Я не мог понять, почему он это сделал. После мы узнали, что он почувствовал боль в области желудка, и двинулся вперед, надеясь сбить ее. Но после 20 ярдов бега Пири и я стали свидетелями страшного зрелища - удалявшегося Куца...

Чатауэй не смог удержаться за ним, а Пири в продолжение трех роковых секунд был в растерянности. Когда он надумал следовать за русским, было уже слишком поздно. Куц оказался недосягаем. Я был очень расстроен, что не смог почувствовать опасности раньше и принять меры. Я слепо доверился Пири. Позже Пири упрекал Чатауэйя за потерю контакта, но я с этим не согласен..."

Да, Куц построил свой бег иначе, чем прежде. Англичане приготовились к рывкам, так их не будет. Применим равномерный бег в непосильном для противников темпе. Он был так высок, что два сильных стайера - югослав Мугоша и американец Делингер вообще сошли с дистанции. Новый олимпийский рекорд (13.39,6) на 27 секунд превысил рекорд Затопека!

Некогда самоуверенный и надменный Пири, отставший метров на шестьдесят, но удостоенный серебряной награды, признался после финиша: "После первого круга я уже знал, что не смогу побить моряка. На быстрой дорожке его время было бы равно 13.30 вместо 13.39,6. Дорожка была слишком мягкой. Мне лично не следовало бежать на десять тысяч метров. Я совсем измотался. Русский бегун добился выдающегося успеха, ибо имел мужество вовремя пересмотреть свои идеи, свою стратегию и тактику, ибо он не убоялся сказать себе: "Я был не прав..." И нашел силы переломить себя!.."

Так Куц "завоевал" Австралию и стал подлинным героем Мельбурна. Ему было доверено нести знамя советской делегации на параде закрытия Олимпийских игр. Газеты не скупились на такие заголовки, как: "Триумф Владимира Куца!", "Русский моряк - кумир мельбурнцев!" - Роджер Баннистер вынужден был изменить свое мнение и после Игр в статье "Куц - кошка, Пири - мышь" писал: "Но Куц не машина. Его ум такой же сильный, как и его тело, и он владеет тактическим искусством. Зрители из всех стран поднялись, чтобы приветствовать Куца при его приближении к финишу. Бегуны, как он, рождаются, а не готовятся по рецепту. Куц остается, как и был до Олимпийских игр, величайшим бегуном в мире..."

Посещение местного оперного театра, где в опере "Дон Жуан" в это время выступали итальянские певцы, превратилось в чествование советского бегуна. После представления публика заставила его выйти на сцену и долго аплодировала ему.

В 1957 году олимпийскому чемпиону Владимиру Петровичу Куцу исполнилось тридцать лет - возраст для спортсмена-бегуна солидный. Год начинался удачно. Ему было присвоено звание лучшего спортсмена мира - высшее из числа тех, которыми может обладать легкоатлет.

Стал налаживаться и быт. Одну, принадлежавшую Рае, и две Володиных комнаты обменяли на трехкомнатную квартиру на Ленинградском шоссе. Теперь их было четверо: Володя с Раей, брат Николай и сын Раисы от первого брака первоклассник Юра. Они поселились совсем неподалеку от центра - между Белорусским вокзалом и улицей Правды.

Наступило лето 1957 года. Но вместо выступлений на соревнованиях Куц попал в санаторий. Беспокоил желудок и опять сильно болели ноги. И снова врачи предупреждают: "Хотите жить - бросьте бег". Но как это сделать? Ведь рекорд на 5000 метров все еще принадлежит Пири! После лечения Владимир попробовал пробежать километр. Потом два, три... Как будто дело пошло на лад. На международных соревнованиях в Риме 13 октября 1957 года на стадионе "Форо-Италико" на финише Куц остановил секундомеры судей на 13 минутах 35 секундах! Это новый рекорд, который продержится в таблице мировых рекордов восемь лет, а в таблице всесоюзных - десять. Задача, которую Владимир поставил перед собой, выполнена. Он не только олимпийский чемпион. Ему принадлежат все - мировые и всесоюзные рекорды на обеих стайерских дистанциях.

В 1958 году он тренировался как обычно и в середине лета вышел на старт соревнований в Таллине. Но ему уже не могли помочь ни воля, ни основательная подготовка. Произошло то, о чем предупреждали врачи: ноги перестали слушаться и нестерпимо болели. Лечение в госпитале помогло ему весной 1959 года выиграть кросс Ленинградского военного округа. Но это было последнее выступление великого бегуна.

Оставив беговую дорожку, Куц становится тренером в ЦСКА. Ему удалось подготовить немало известных бегунов, побеждавших на всесоюзной и международной арене. К сожалению, семейная жизнь у него не заладилась, и в последние годы он жил один в однокомнатной квартире. А в 1973 году Куц попал в автомобильную катастрофу.

Травма оказалась серьезной. Врачи сомневались, выживет ли? Куц пролежал около месяца, потом его перевели в военный госпиталь Имени Бурденко. Вышел с палочкой. Демобилизовался. Устроился на работу тренером в школу высшего спортивного мастерства, но не выдержал. Вернулся в родной ЦСКА, получив назначение на должность начальника детской спортивной школы. А 16 августа 1975 года Владимира Петровича не стало.

+1

3

Король баттерфляя

Александр ДВОЙНИСЮК, журналист

Знаменитым советским пловцом Семеном Бойченко, уроженцем Баштанщины, гордиться может не только Николаевщина, но и вся Украина, все постсоветское пространство. История донесла до нас немало славных эпизодов из жизни мастера плавания. Но чтобы иметь полное представление о феномене Бойченко, необходим хотя бы минимальный "ликбез" из истории плавания.

Крылья бабочки

Стиль "Баттерфляй" (от англ. "butterfly" - бабочка, - способ, названный так из-за сходства движений человека и крыльев бабочки) возник в середине 30-х годов как разновидность способа брасс. Пловцы-брассисты удлинили гребок руками до бедер и стали проносить руки вперед над водой. Результаты в брассе-баттерфляе резко возросли. 22 февраля 1935 года американец Джимми Хиггинс впервые преодолел на официальных соревнованиях дистанцию 100 м этим стилем, установив мировой рекорд (1.10,8) в плавании... брассом. Одними из первых в мире технику баттерфляя в совершенстве освоили советские пловцы. Осенью того же года черноморский матрос Семен Бойченко проплыл стометровку за 1.08.0. Его последующие результаты на дистанциях 100 м - 1.06,8 (1936 г.) и 200 м - 2.29,8 (1941 г.) превышали официальные мировые рекорды тех лет. Развитию советского плавания очень способствовало то, что в 1927 году в Ленинграде и в 1930-31 годах в Москве открылись первые спортивные бассейны в закрытых помещениях, позволившие вести круглогодичную тренировку спортсменов. История спорта СССР гордится плеядой отличных рекордсменов, это Л. К. Мешков, В. В. Ушаков, А. М. Шумин, В. Ф. Китаев, К. И. Алешина, М. В. Соколова.

На соревнованиях представители "классического" брасса и баттерфляя стартовали вместе. И если на Олимпийских играх 1936 года победа оставалась за брассистами, то в послевоенных Олимпиадах 1948 и 1952 годов среди мужчин выиграли баттерфляисты. С 1953 г. баттерфляй был выделен в самостоятельный способ плавания.

Под знаменами "Спартака"

Семен Бойченко учился плаванию в родной Марьевке, где рядом - река Ингул. А его талант был замечен во время флотской службы. Так он и оказался в Москве. В 1935 году было создано спортобщество "Спартак", Семен Бойченко пришел в него вместе с такими выдающимися спортсменами, как конькобежцы Зоя Миронова, Иван Аниканов, футболисты Николай, Александр, Андрей и Петр Старостины, Станислав Леута (начинавший играть в родном городе Николаеве!), тяжелоатлеты Серго Амбарцумян и Георгий Попов, боксеры Николай Королев и Иван Ганыкин. Поэтому, пожалуй, и получился такой взлет общества, как в развитии физической культуры, так и в спорте высших достижений.

Первый рекордсмен страны Советов

8 ноября 1935 г. - на международных соревнованиях в Праге Семен Бойченко проплыл 100 м брассом за 1 мин. 12,2 с., превысив официальный рекорд Европы. Менее чем через месяц в Москве он превзошел и мировой рекорд, показав 1 мин 09,8 с.

1937 год - в Антверпене открылась международная рабочая Олимпиада. Антверпен гостеприимно встретил советскую делегацию, насчитывавшую более ста человек. В ней - весь цвет спорта Советского Союза: легкоатлеты Николай Озолин, Серафим Знаменский, Мария Шаманова, футболист Николай Старостин, боксеры Виктор Михайлов, Николай Королев и Лев Темурян, гимнаст Николай Серый, пловец Семен Бойченко, штангисты Яков Куценко, Николай Шатов, Моисей Касьяник и Константин Назаров. Соревнования рабочих-олимпийцев начались 29 июля 1937 года. И сразу же сенсация! Советский пловец Семен Бойченко в заплыве на 100 м опередил ближайшего соперника почти на полминуты. Затем москвич выступил на побитие официального мирового рекорда, принадлежавшего американцу Хиггинсу, и превысил его сразу на 2,1 секунды! Французская пресса назвала Бойченко феноменальным пловцом.

А вот как вспоминает о Бойченко в своих мемуарах знаменитый тяжелоатлет Яков Куценко: "Особенно мне запомнилось выступление советского пловца Бойченко. На соревнованиях в Москве Бойченко в плавании баттерфляем на сто метров показал результат, превысивший мировой рекорд. Зарубежные специалисты по плаванию не поверили сообщениям об этом результате. В прессе появились намеки, что, якобы, в Москве не совсем точные секундомеры. Однако на рабочей Олимпиаде в Антверпене Бойченко вновь удивил спортивный мир, превысив мировой рекорд. И снова специалисты не хотели этому верить. Распространялись слухи, будто бы советский спортсмен не по правилам работает ногами, нарушает чистоту стиля и т. д.

В парижском бассейне его выступление привлекло внимание знатоков плавания, не говоря уже о корреспондентах, любителях спорта и просто любопытных. Бойченко выступал один, его соперником было время. А также судьи и эксперты - признают ли они, что техника советского пловца отвечает требованиям Международной лиги плавания? Бойченко победил и время, и придирчивых знатоков. Пройдя дистанцию в полную силу, он по требованию судей продемонстрировал свою технику в замедленном темпе. Возражений она не вызывала. Даже наоборот, о стиле Бойченко много говорили и писали тогда, как о самом рациональном".

Парижский триумф

20 июня 1938 года в Париж на международную спартакиаду, посвященную 30-летию французского рабочего спортивного союза, отправилась советская спортивная делегация, в состав которой, кроме футболистов "Торпедо", вошли чемпионы страны по плаванию Клавдия Алешина и Семен Бойченко. Они уверенно побеждали на всех дистанциях. Последнее выступление во Франции, прошедшее на реке Марне, привлекло около 60 тысяч зрителей - число, небывалое для плавания. В заплыве на 1500 метров Алешиной пришлось соревноваться с мужчинами. Под гром аплодисментов она пришла к финишу первой. Существует легенда и о том, что Бойченко в одиночку выиграл эстафету у нескольких французских пловцов… Он сразу стал символом молодого советского спорта. В газетах, журналах - повсюду его фотографии. Аншлаг журнала "Физкультура и спорт" в 38-м году возвещает: "Бывший моряк Военно-Морского Черноморского флота т. Бойченко стал непревзойденным пловцом мирового класса. Равняйтесь по т. Бойченко!" Заслужил титул "короля баттерфляя". Во Франции, где в плавании знали толк, газета "Л'Ото" писала: Имя Бойченко - это магнит для публики. Это, бесспорно, лучший пловец стилем "баттерфляй" в мире". Специалисты подсчитали, что на счету Бойченко - 111 рекордов мира, СССР и Москвы.

СССР стал членом международной федерации плавания только в 1947 году, и еще позже советские пловцы начали участвовать в Олимпиадах. Анализируя результаты Олимпийских игр 1952, 1956 и 1960 гг. (не говоря уж о более ранних), видно, что довоенные рекорды Семена Бойченко могли быть востребованы на олимпийском пьедестале и спустя 20-25 лет. Иными словами, он на четверть века обгонял своих конкурентов!

Испытание приговором

В ноябре 1948 года в биографии Семена Бойченко - крутой излом. Он был арестован по обвинению в антисоветской пропаганде, держали в нечеловеческих условиях на Лубянке, вскоре получил 10 лет лагерей. Да, когда-то в Париже, еще до войны, к нему обращались родственники знаменитого эмигранта булочника Филиппова - предлагали остаться во Франции, сулили баснословные деньги. Семен тогда выгнал "доброжелателей" со скандалом, это не ускользнуло от внимания репортеров. А вот в отношении репрессий 30-х годов, рассказывают, Семен Петрович, как настоящий патриот, полагал, что все делается так, как необходимо советскому народу. Даже несмотря на то, что уже многим ранее были осуждены многие его знакомые, в их числе - и спартаковские футболисты братья Старостины, экс-николаевец Леута. Разве мог он знать тогда, что "прозрение" наступит совсем скоро? И самому придется подписать предъявленные ему обвинения.

Срок отбывал в Соликамске, работал на пилораме, куда помог устроиться товарищ по спорту, бывший спартаковский футболист Кожин, который здесь отбывал срок уже давно. Шесть лет подряд выдающийся двухметровый атлет, легенда мирового спорта - пилил бревна. Конечно, писал письма Сталину с просьбой пересмотреть дело. Уже после возвращения на волю Семену стала известна истинная причина его ареста. "Шерше ля фам!" Бойченко, человек откровенно высказывавший свои взгляды, неудержимо веселый и бойкий на язык, не скрывал своих дружеских симпатий к известной пловчихе Капитолине Васильевой, которая была новой женой самого Василия Сталина. По иной версии, пострадал Бойченко из-за влюбенности, где конкурентом у него был Саркисов, начальник охраны Берии.

Освобожден был лишь в 1954 году, а реабилитирован в 1956-м. После реабилитации Семен Петрович вернулся в Москву, работал тренером, его избрали почетным президентом федерации плавания Москвы. И в любимом виде спорта у него словно открылось второе дыхание, но уже на тренерском поприще. У Бойченко занятия проходили всегда эмоционально, весело, хотя экс-рекордсмен мира был очень требовательным. Говорил: "В спорте надо уметь терпеть. Только через терпение и боль можно добиться успеха".

Родина помнит? Родина знает!

От ветеранов николаевского спорта известно, что несколько раз Семен Бойченко приезжал в город Николаев, демонстрировал стиль "баттерфляй", проводил теоретические занятия. А патриарх нашей журналистики Борис Аров вспомнил, как известный футбольный журналист Лев Филатов однажды в Москве познакомил его с Семеном Бойченко. Пообщались с полчаса, запомнились душевная доброта Семена Петровича да еще его крепкое рукопожатие.

На Баштанщине и в самой Марьевке живет память о славном земляке. Учительница-пенсионер Валентина Васильевна Кирток хранит в школьном музее экспонаты, связанные с жизнью Бойченко. В самой Марьевке еще живут родственники Семена Петровича. Значит, наших читателей ожидает новый рассказ о знаменитом спортсмене и тренере. И еще об увековечении памяти С. П. Бойченко. Наверное, нет лучшего места для этого, как комплекс плавательных бассейнов "Водолей".

В черный мрамор укрыта могила нашего первого советского рекордсмена мира. На ней Бойченко высечен в момент вдоха - броска над водой.

0


Вы здесь » Россия - Запад » СПОРТ » Забытая гордость страны.