Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ЗАПАД О СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ » Никто не может толком разобраться в этих русских


Никто не может толком разобраться в этих русских

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Никто не может толком разобраться в этих русских

("Die Welt", Германия - Михаэль Штюрмер)

Россия остается для нас загадкой — что бы она ни делала, и в какой момент времени мы бы на нее ни смотрели. Даже при Петре Великом Российская империя была непонятна Западу. При Путине в этом плане ничего не изменилось.

Кто и как будет управлять Россией — для остального мира и, в первую очередь, для ее западных соседей вопрос далеко не праздный. Российский президент Владимир Путин — хочет он того или нет — является наследником царей и комиссаров. С тех пор как Европа живет на глазах у России — то есть после Великой Северной войны 300-летней давности, когда царь Петр Великий покорил империю на Балтике, — для Европы отношения с восточным соседом постоянно становились судьбоносным вопросом.

Можно ли назвать то, что происходит за красными кирпичными стенами Московского Кремля, неоцаризмом? История не повторяется, но иногда что-то новое на самом деле оказывается хорошо забытым старым.

Чем трактат о демократии в Америки, почти 200 лет назад написанный Алексисом де Токвиллем (Alexis de Tocqueville), до сих пор является с точки зрения представлений об Америке и американцах, тем же самым в отношении России являются написанные примерно в то же время (в 1839 году) заметки маркиза Астольфа де Кюстена (Astolphe de Custine), сделанные им во время путешествия по России. Вот он, ключ к менталитету и образу жизни, остающийся актуальным и поныне: «Русские тени».

За кремлевскими стенами

Маркиз, будучи аристократом, имел доступ к царскому двору в Петербурге и описывал то, что видел: «Царь является военным главой России, и каждый из дней его является днем войны». Слушая придворные разговоры, он обратил внимание на их отличие от разговоров в Париже: «Здесь никто ничего не говорит, но все всё знают». Пообщавшись с царем тет-а-тет, он загадочно заметил: «Я неожиданно для себя с сожалением заметил, что царь не может одновременно улыбаться и глазами, и ртом».

Гость России знал, что за стенами дворцов на Неве обитают люди, умеющие хранить тайны. «Русские осуществляют свою византийскую политику тайно. Они скрывают от нас, что у них по всей стране думают, делают и чего боятся».

Кюстен задался вопросом, насколько Россия является европейской страной. Этот вопрос остается открытым до сих пор. «Надо приехать в Россию, чтобы почувствовать результат этой устрашающей связи европейского духа и его молчания с силой духа Азии». Выяснялось, что маркизу были знакомы впечатления каждого  путешественника, которые он «привозил с собой» из России. «Не надо обвинять меня в противоречиях. Я описывал вещи, не сглаживая острых углов, потому что они были такими, какими я их увидел — сказано раз и навсегда. Как я могу что-то правдоподобно описывать и не противоречить себе каждым словом?»

0

2

Maquis написал(а):

Никто не может толком разобраться в этих русских

главное - это не угрожать России, а то и по сопатке можно получить http://s5.uploads.ru/p2iTW.gif

0

3

Доброе утро!

Дело здесь не в угрозах, а в многовековой тяге Запада к воровству, разбою, и грабежу. Всю жизнь норовят на халяву....
Но слава богу за эти века к их трюкам все привыкли, а впервые у Запада отсутствует военное превосходство, так что и ограбить по крупному не удастся.
Наступает глобальный капут............

Константинус

0

4

Вот кабы еще и приструнить местных воров казенных денег, то-то бы бюджет пополнился! Но это из области фантастики)

0

5

National Post, Канада

Почему Россия — с экономикой меньше, чем у Канады, и населением меньше, чем у Нигерии — теперь правит миром

17.01.2017
Тристин Хоппер (Tristin Hopper)

Россия зарабатывает меньше денег в год, чем Канада. В 2016 году ее ВВП составил 1,3 триллиона долларов, что примерно равно ВВП Австралии, чье население в шесть раз меньше, а площадь территории в два раза меньше, чем у России.

Тот факт, что численность населения России составляет 147 миллионов человек, уже тоже не впечатляет: сегодня в Нигерии, Бангладеш и Бразилии проживает больше людей, чем в России.
Однако в промежутках между хакерскими атаками на избирательную систему США и военной кампанией в Сирии Россия умудряется господствовать в международных делах.

Издание National Post связалось с различными историками, политологами и дипломатами, чтобы задать им всего один вопрос: как получилось, что евразийская страна, чья экономика находится на грани краха, теперь правит миром?

«Достаточно» большая

Иногда карманный пистолет оказывается настолько же эффективным, насколько и бомба с лазерной системой наведения. Российский военный бюджет составляет всего одну десятую часть от военного бюджета США, у России меньше военнослужащих, чем у Индии, а за главным кораблем российского флота повсюду должны неустанно следовать буксиры — на случай поломки его систем. Однако стране, которая мастерски научилась проецировать влияние в мире, тратя при этом довольно мало средств, этого, по всей видимости, вполне достаточно. Крым был захвачен без единого выстрела. Сирийская кампания потребовала всего 50 самолетов и стоила России всего 500 миллионов долларов — США потратили столько же денег на военную подготовку сирийских повстанцев. В случае России важен не столько размер ее армии, сколько ее демонстративная готовность пустить ее в ход. С 2000 года Россия отправляла свои войска в бой не менее пяти раз: в Чечне, в приграничных районах Кавказа, в Грузии, в Донбассе и, разумеется, в Сирии.

Никому нельзя доверять

Россия, как и Израиль, никогда точно не знает, кому она может доверять. Прежние члены организации Варшавского договора покинули ее практически сразу после падения Берлинской стены. То же самое сделали и бывшие советские республики, три из которых сегодня входят в состав НАТО. Россия также сталкивается с проблемой джихадизма на Кавказе, а ее огромный, малонаселенный и богатый природными ресурсами дальневосточный регион граничит с экспансионистским Китаем. Можно сказать, что агрессивный подход России к внешней политике отчасти является результатом ее окружения. Если бы Канаде пришлось делить 49-ю параллель с Северной Кореей, Азербайджаном и десятком других относительно нестабильных стран с весьма сомнительными намерениями, вполне возможно, она тоже вела бы себя не слишком вежливо.


Вето в Совбезе ООН


Право вето в Совбезе ООН Россия унаследовала от Советского Союза, который заслужил его благодаря победе во Второй мировой войне. И Россия активно пользуется этим правом. С 2000 года Россия наложила вето на 13 резолюций Совбеза ООН, которые в основном касались Ближнего Востока. Между тем, Франция и Соединенное Королевство не прибегали к вето с 1989 года. Готовность России в любой момент использовать свое вето порождает необходимость вовлекать ее в процесс обсуждения глобальных кризисов.


Россию можно легко выставить главным злодеем

Приведу в пример один заголовок из британских таблоидов: «Возможно, Россия организовала секс-атаки мигрантов в Европе, чтобы Ангела Меркель проиграла выборы в Германии». Это совершенно нелепое предложение, однако британские читатели вполне могут представить себе, что Кремль способен высадить в Западной Европе десант насильников. Критики отмечают, что, хотя Россию трудно назвать абсолютно невинной, она получает в свой адрес совершенно непропорциональную долю осуждения и критики только потому, что политикам проще всего зарабатывать очки, осыпая критикой бывшего врага эпохи холодной войны. «Да, Владимир Путин — авторитарный лидер, да, он пользуется незаконными методами для подавления оппозиции и недовольства, однако это мелочи по сравнению с тем, чем ежедневно занимаются наши союзники», — отметил Норман Перейра (Norman Pereira), историк из университета Далхаузи. Перейра имел в виду Турцию, члена НАТО и давнего союзника Запада, власти которой до сих пор проводят массовые чистки, чтобы избавиться от всех предполагаемых политических оппонентов после неудачной попытки государственного переворота в 2016 году.


В распоряжении России есть блестящие дипломаты


США выслали 35 российских дипломатов в ответ на вмешательство России в президентские выборы. На следующий день Путин великодушно пригласил детей этих высланных дипломатов в Кремль, чтобы те могли полюбоваться рождественской елкой. Это был очень разумный шаг со стороны властей страны, которая делает большие ставки на свое дипломатическое позиционирование. С советских времен дипломаты по всему миру всегда считали своих российских коллег блестяще подготовленными, упорными и высокопрофессиональными. «На самом деле на всех наших встречах Путин был чрезвычайно вежлив и очень искренен», — сказал президент Барак Обама в своем интервью изданию Atlantic в 2013 году. Хотя, возможно, под жестким контролем Путина российский дипломатический корпус лишился части своего лоска, ему до сих пор удается достигать серьезных внешнеполитических успехов: заключение соглашения по сирийскому химическому оружию, сближение с Китаем и создание Евразийского экономического союза с Арменией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией.

Приоритеты

С 2014 по начало 2016 года рубль потерял почти половину своей стоимости к доллару США. Российская экономика сокращается, а реальные доходы населения в 2016 году упали на 9%. Россия достигла той точки, в которой большинство стран быстро бы свернули свои внешнеполитические начинания и сосредоточились бы на внутренних программах. Но Россия следует противоположной стратегии: нужно отвлечься от экономических трудностей и сосредоточиться на повышении своего геополитического статуса. «Российская мантра заключается в том, что Россия — великая держава (что на самом деле довольно сомнительно — если не учитывать площадь ее территории и ядерное оружие), и Кремлю удалось спроецировать этот образ на международную арену», — написала в своем электронном письме Джинни Уилсон (Jeanne Wilson), эксперт по внешней политике России в колледже Уитон. Это можно рассматривать двояко: либо Россия сознательно решила пожертвовать богатством ради престижа, либо Путин отвлекает внимание от тяжелой экономической ситуации посредством «побед» за рубежом. Канцлер Германии Ангела Меркель придерживается второй точки зрения. «Он боится собственной слабости, — сказала она после их знаменитой встречи в 2007 году, на которую Путин взял с собой большую черную собаку — видимо, чтобы вывести из равновесия Меркель, которая боится собак. — У России нет ничего — ни успешной политики, ни экономики».

Жесткость

В 1985 году боевики Хезболла похитили четырех российских дипломатов в Бейруте. В ответ на это агенты КГБ сразу же убили члена семьи лидера Хезболла и отправили кусочек его тела похитителям. Вскоре после этого российских заложников освободили. Степень жестокости и беспощадности довольно трудно измерить, однако все источники, с которыми связалось издание National Post, говорили о российской культуре «жесткости». Она позволяет России свободно пересекать границы, которые многие другие страны никогда не стали бы так открыто нарушать. «Мы в туалете, вы уж меня извините, их поймаем и в сортире их замочим, в конце концов», — сказал Путин о террористах в 1999 году. Даже Джордж Буш, стоявший на руинах Всемирного торгового центра, не позволял себе использовать такие формулировки.

Ядерное оружие

И, разумеется, Россия является одной из двух стран, способных уничтожить жизнь на планете. По данным Ploughshares Fund, Россия обладает самым большим в мире ядерным арсеналом — 7300 единиц ядерного оружия. Сравните Россию с Северной Кореей, которая практически каждую неделю выступает с новыми ядерными угрозами, несмотря на свой крохотный запас ядерного оружия малой мощности. Соединенное Королевство и Франция способны уничтожить большую часть Западной Европы. Но только Россия и США могут сделать радиоактивной всю планету.

http://inosmi.ru/politic/20170117/238541125.html
Оригинал публикации: Why Russia — a country with less money than Canada and fewer people than Nigeria — runs the world now
Опубликовано 16/01/2017 12:54

0

6

Foreign Policy, США

Владимир Путин — не суперзлодей
Россия не является ни глобальной угрозой, ни умирающей сверхдержавой, какой ее рисует Америка в своих все более истеричных фантазиях.

04.03.2017
Марк Лоренс Шред (Mark Lawrence Schrad)



Американская истерия вокруг российского президента Владимира Путина набирает обороты и вряд ли прекратится в ближайшее время. На данный момент она имеет лишь косвенное отношение к обвинениям, что Путин сделал Дональда Трампа своей «марионеткой» или что Трамп — или Генеральный прокурор Джефф Сешнс, или немало представителей администрации — в сговоре с российскими олигархами.

Возможно, вы слышали о внезапной смерти постпреда России в ООН Виталия Чуркина. Как нам говорят, это все гнусные происки Кремля. На деле, это не первый случай гибели российского дипломата за последнее время — подозрительно, не так ли? И между прочим, пока вы были зациклены на подрыве Россией американского общества посредством психологической войны, вы, возможно, упустили наращивание влияния страны в Сирии. И провоцирование Японии. И вмешательство в дела Англии. И «посев хаоса» на Балканах. И в Прибалтике. И на Украине. И возможное вторжение в Белоруссию. И Финляндию. И если этого будет не достаточно, у Путина есть «генеральный план» свержения всего европейского и мирового демократического порядка. Мы могли бы отступить и сказать, что Россия «правит миром».

Учитывая эту преобладающую в американской политической полемике претенциозность, граждане и эксперты справедливо обеспокоены возможным геополитическим соперничеством с Россией. Но так ли на самом деле грозен и повсеместен режим Путина, каким его представляют?

Западные эксперты в своих комментариях по вопросу амбиций внешней политики Кремля делятся, как правило, на два противоположных лагеря с разными отправными точками: одни отталкиваются от внешней политики России, другие — от внутренней. В своих оценках и выводах обе стороны склонны к преувеличению, хотя и в разных направлениях. Так же бесполезно пытаться понять реальные российские амбиции или реагировать на них.

Первый лагерь я называю «Путлер» — гибрид Путина с Адольфом Гитлером, двух лидеров, объединять которых западным специалистам нравится, кажется, больше всего. Во многом благодаря российской аннексии Крыма и интервенции в Донбассе 2014 года, эта точка зрения изображает Россию в качестве главной угрозы либеральной демократии: страшная, агрессивная, экспансионистская и реваншистская реинкарнации Советского Союза во главе с Путиным, олицетворяющим наихудшие проявления авторитаризма. Уходя корнями в исторические аналогии 20 века, в особенности это касается Второй мировой войны, лагерь этот косвенным образом диктует необходимость военного противостояния — любые менее радикальные меры, включая экономические санкции, сродни слабовольной политике умиротворения в стиле Чемберлена, — чтобы спровоцировать сравнение с нацистами.

Другой излюбленной исторической аналогией для «путлеровцев» является холодная война. Многие наблюдатели считают, что роковая «холодная война 2.0» уже началась (только, как они забывают упомянуть, без идеологии коммунизма, гонки ядерных вооружений, реалистичной политики балансирования, глобальной конкуренции за подконтрольные силы или любых других элементов, определявших первую холодную войну). Последнее заявление спикера Палаты представителей Пола Райана, назвавшего Россию «глобальной угрозой, которой руководит агрессивный человек», несомненно, подпадает под эту школу мышления, наряду с его же репликой, что наложенные президентом Бараком Обамой санкции стали результатом слишком явной политики умиротворения.

Переходя от геополитических амбиций к российской внутренней политике, мировоззрение «путлеровцев» делает упор на укреплении Путиным самодержавного управления, фальсификации выборов, преследовании и убийстве оппозиционных журналистов, ограничении гражданских свобод и использовании дезинформации через государственные СМИ, дабы сбить с толку общественность и получить над ней контроль. Это характеристика Путина как безудержного деспота, намеревающегося использовать «абсурдность и нереальность» в качестве инструментов достижения своих целей, граничит, как часто бывает в таких случаях, с истерией, зато, надо полагать, привлекает много интернет-посетителей.

Противоположностью мировоззрения «Путлер» является лагерь «Умирающий медведь». Его подход ставит под сомнение исходящую от России угрозу и предсказывает застой, коррупцию и упадок. Термин зародился среди специалистов по демографии, обескураженных туманными перспективами российской системы здравоохранения, но мог также обоснованно включить политические, социальные и экономические ограничения. Спору нет — здравоохранение и демографическая статистика России сильно отстают от показателей западной Европы и США, учитывая ее относительно высокий уровень смертности, относительно низкую рождаемость и среднюю продолжительность жизни уровня захудалых африканских стран. В среднесрочной и долгосрочной перспективе это означает демографический спад: меньше россиян — меньше налогоплательщиков, призывников и государственных ресурсов; все это оказывает негативное влияние на рост потенциала России. Есть множество других ограничений российского потенциала в отношении будущего экономического роста: ее измученная чрезмерной зависимостью от добычи ресурсов недиверсифицированная экономика; растущая, неуклюжая, коррумпированная и препятствующая предпринимательской деятельности государственная бюрократия; технологическая отсталость; и клептократическая политическая система, которая поощряет продвижение своих людей на руководящие должности, а развитие делает невыгодным. Без диверсификации и свободы экономика России, как нам говорят, «достигла дна». Кряхтя под тяжестью западных санкций и низких мировых цен на нефть, Министерство экономического развития России до 2035 года не прогнозирует никакого реального улучшения качества жизни.

Некоторые приверженцы лагеря «Умирающего медведя» считают агрессию России во внешней политике, в том числе вторжения на Украину и в Сирию, не более чем попыткой Путина отвлечь патриотически настроенных граждан от убогости собственного существования и поспособствовать их объединению вокруг идеи патриотизма, поскольку он не может обеспечить законность деятельности, ассоциировавшуюся с движимым заоблачными ценами на нефть экономическим ростом начала 2000-х годов. В то время как «Путлер» призывает к конфронтации, «Умирающий медведь» говорит о выборе между управлением или социальной изоляцией, а то и выходом из боя: зачем принимать Россию всерьез, если она в любом случае обречена?

Позицию лагеря «Умирающего медведя» отражают пренебрежительные публичные заявления президента Обамы о том, что Россия — в лучшем случае «региональная держава», «слабая страна», которая ничего достойного «кроме нефти, газа и оружия» не производит, и что ее международные вмешательства мотивированы «не силой, а слабостью».

Реальность, разумеется, находится где-то между этими двумя крайностями. Россия не является, как многие боятся, глобальной угрозой, но и на развал не обречена. Геополитическая мощь России действительно сдерживается демографической, экономической, социальной и политической слабостью, но они не настолько критичны, как их часто представляют. Сегодня уровень здоровья и продолжительности жизни россиян выше, чем когда-либо. Несмотря на то, что уменьшение количества женщин детородного возраста предполагает долгосрочный демографический спад, благодаря превосходящей смертность рождаемости в России недавно, впервые с момента краха коммунизма, был зарегистрирован естественный прирост населения.

С экономической точки зрения рубль стабилизировался после обвала в конце 2014, а рецессия 2014-2015 годов статистически завершена. Однако не все еще трудности остались позади, так как снижение цен на нефть ведет к уменьшению государственных доходов, а в обозримом будущем и частных инвестиций, что будет неизбежно означать застой и медленный рост. Экономические показатели России настолько тесно связаны с государственными расходами, что любое сокращение расходов, несмотря на снижение объема перекачиваемой нефти, отразилось бы на всей экономике. И экономика, в конечном счете, ограничивает свои политические варианты. Хотя геополитические гамбиты Путина на Украине и в Сирии могут повысить рейтинг его популярности, они происходят за счет роста нищеты и задержек заработной платы, что способствует заметному росту трудовых протестов в масштабах страны. С целью поддержания внутренней безопасности, Кремлю придется решать эти пока что легко контролируемые социально-экономические проблемы, ограничив ресурсы, затрачиваемые на политический авантюризм в Сирии, на Украине и за их пределами, не говоря уж об инвестициях в здравоохранение, образование, науку и инфраструктуру. Получить все сразу Россия не может.

Поэтому, несмотря на высокий уровень вмешательства в дела США, в обозримом будущем Россия готова продолжать выкарабкиваться, а экономическая и демографическая стагнация будет сдерживать ее благородные геополитические цели. Неудивительно, что в 2020 году Россия будет больше похожа на саму себя в 2012 или 2016 году, а не на экспансионистский Советский Союз 1944 или разваливающийся Советский Союз 1991. Таким образом, внешнюю политику США в отношении России не следует основывать ни на милитаризации и конфликтах лагеря «Путлер», ни на предлагаемой «Умирающим медведем» социальной изоляции, а на уважительном подходе, признающем взаимозависимость различных стратегических интересов России, которые вполне могут противоречить вашингтонским.


Проблема, однако, заключается в том, что бездействие — прогноз не особо привлекательный, то есть делается не часто. Причин этому две. Первая —отсутствие глубокого понимания организации российского управления. Большинство экспертов знают, как выглядит либеральная демократия, и —если верить знаниям о демократизации (а для скептицизма есть веские основания, особенно в эпоху Трампа) — что, стабилизировавшись, демократические системы становятся надежны и долговечны. Мы также понимаем, что автократии тоже могут быть стабильны: достаточно взглянуть на долговечность правления Фиделя Кастро на Кубе или династии Кимов в Северной Корее. Гораздо хуже дело обстоит с пониманием политических систем, подобных российской, которая не является ни полностью демократической, ни полностью самодержавной. Теоретики процесса демократизации долго пытались понять похожие на российский режимы типа «нелиберальная демократия» или «конкурентный авторитарный», которые сочетают в себе демократические и недемократические элементы. Если под либеральной демократией понимается наиболее благоприятная конечная точка, закономерно предположить, что Россия просто-напросто «застряла» на переходном этапе, вместо того, чтобы самостоятельно добиться некоего подобия стабильного равновесия.

Во-вторых, наблюдатели за событиями в России, до сих пор преследуемые легендарным провалом кремленологов предугадать одно из самых значительных геополитических событий 20-го века — распад коммунистической системы и Советского Союза, — похоже, развили особую чувствительность к любым экономическим или социальным признакам-предвестникам беды для путинского режима. Потрясший Россию в 2008 году мировой финансовый кризис называли «концом эпохи Путина». В ходе народных протестов против его переизбрания в 2011-2012 годах эксперты говорили о «начале конца Путина». Революция в соседней Украине тоже предвещала «конец Владимира Путина». Как выясняется, конкурентоспособные авторитарные режимы в целом, и путинский в частности, оказываются, как правило, на удивление прочными.

Принимая во внимание выдающееся положение России в американском политическом дискурсе, необходимо трезво оценивать ее возможности и ограничения. Россия не является ни безжалостной силой, ни слабым звеном, коими ее время от времени клеймят. Хорошо аргументированная политика России начинается с подавления истерии, продолжавшейся достаточно долго, чтобы это признать, с последующим принятием соответствующих мер.


Оригинал публикации: Vladimir Putin Isn’t a Supervillain
Опубликовано 02/03/2017 17:35
http://inosmi.ru/politic/20170304/238823590.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 5 Мар 2017 07:47:08)

0


Вы здесь » Россия - Запад » ЗАПАД О СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ » Никто не может толком разобраться в этих русских