Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » НОВОСТИ » Вода...продукты...энергия


Вода...продукты...энергия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Мы мало задумываемся о воде...
Да, да обычной пресной воде.
А ведь чистая вода, чистые продукты, чистый воздух....... скоро за все это придется сражаться и умирать, это скоро будет самая сильная валюта.
Поглядим же, что творится вокруг и восславим Господа за счастье жить в России.

Константинус.

Запасов воды на Земле все меньше ("MG Magazine", Испания)
Элианн Рос (Elianne Ros)

12/06/2015

Всякий раз, когда мы открываем водопроводный кран, происходит маленькое чудо. За этой привычной процедурой стоит нечто большее, чем H2O (соединение двух атомов водорода и одного атома кислорода) в жидком состоянии. Вода — это кровеносная система планеты, природный цикл, на который деятельность человека оказывает огромное давление. «Количество пресной воды на Земле теперь практически такое же, как и во времена Юлия Цезаря, стоявшего во главе Римской империи. Но за последние 2 тысячи лет население Земли увеличилось с 200 миллионов до 7,2 миллиардов человек, а мировая экономика росла еще быстрее (c 1960 года ВВП рос в среднем на 3,5% в год). Совокупная потребность в продовольствии, энергии, товарах потребления и воде для этого огромного человеческого производства потребовала усилить контроль за потреблением воды», — подытоживает Сандра Постел (Sandra Postel), возглавляющая американскую организацию Global Water Policy Project.

«На голубой планете очень мало воды», — замечает Элиас Феререс (Elías Fereres), заведующий кафедрой в Университете Кордовы, занимавший до этого ряд должностей, связанных с сельским хозяйством и экологией. Феререс говорит о том, что, несмотря на то, что 70% земной поверхности покрыто водой, пресная вода составляет всего 1% от этого количества, если не считать той, что в виде льда находится в ледниках, а также в Арктике и Антарктиде. И этот 1% является не только источником нашей жизни, но и главным двигателем мирового прогресса. «Стоимость воды столь высока, что определить ее невозможно. Воду необходимо использовать так, чтобы получить максимальную выгоду, не обостряя при этом неравенство в экономической, социальной и экологической сфере», — рассуждает заведующий кафедрой.

Откуда берется это неравенство? «Увеличение численности население и экономический рост, произошедшие в 50-х годах, в значительно мере было обусловлено достижениями в области водоснабжения: водохранилища, каналы, насосы. Начиная с 1950 года, количество водохранилищ выросло с 5 тысяч до 50 тысяч. То есть, в среднем по два в день в течение полувека. В самой крупной части света вода уже течет не в соответствии с законами природы, а по воле человека», — подчеркивает Постель.

В прошлом веке эти сооружения позволяли обеспечивать на большей части Земли потребности сельского хозяйства (потребляющего 70% пресной воды), промышленности (20%) и бытовой сферы (10%). Однако, увеличение спроса, прежде всего за счет развивающихся стран, ломает это хрупкое равновесие. «Согласно прогнозам, в 2030 году в мире будет ощущаться недостаток 40% воды при неизменной климатической обстановке», — говорится в последнем докладе ООН о водных ресурсах.

Его автор Ричард Коннор (Richard Connor) выражает сожаление в связи с недостаточным вниманием, которое руководители государств уделяют вопросам водоснабжения, полагая, что запасы воды неисчерпаемы. «Этому вопросу нужно уделять постоянное внимание, а люди совершенно беззаботны. Энергетику рассматривают как первоочередной экономический и даже геополитический фактор обеспечения безопасности страны. Поэтому ему и уделяется гораздо большее внимание. За невнимание к вопросам воды придется дорого заплатить, в том числе и замедлением темпов развития», — предупреждает исследователь.

Ход событий подтвердил правоту таких ученых, как Постел, предрекали, что «вода для XXI века станет тем же самым, чем нефть была для века XX». Если так называемое черное золото столь желанно, что даже приводит к военным конфликтам, то это вызвано тем, что его запасы иссякают и принадлежат не всем. То же самое произойдет и с пресной водой, как только спрос превысит ее возможности к воспроизводству. Это явление получило название водяной стресс.

Александр Тайт (Alexandre Taithe), директор Фонда стратегических исследований и эксперт по взаимодействию между водой и энергией, рисует пугающую картину. «В странах южного и восточного побережья Средиземного моря — предупреждает он — органы местной власти решили пойти по пути увеличения запасов воды. Эта политика, как в случае опреснения морской воды, так и эксплуатации подземных вод и переброске большого количества воды, влечет за собой большие энергозатраты».

Согласно его подсчетам, к 2025 году потребность в электричестве для водоснабжения в этих странах составит порядка 20% от ее общего потребления. Сейчас этот показатель равен 10%. Опреснение воды, которое зачастую преподносится чуть ли не как универсальный способ для решения проблемы нехватки воды, как раз потребляет наибольшее количество энергии. Не все страны могут себе это позволить. Саудовская Аравия, обладающая наибольшими мощностями для опреснения, вырабатывает ежедневно 5,5 миллионов кубометров воды. Для получения такого количества необходима энергия, эквивалентная 350 тысячам баррелей нефти в день.

В свою очередь, выработка электроэнергии и добыча ископаемого топлива требует большого количества воды. В частности, согласно данным Тайта, 60% стока рек во Франции используется для охлаждения ТЭЦ и АЭС. Следует отметить при этом, что Франция занимает второе место в мире по выработке электроэнергии на АЭС, и эта вода (в принципе, не зараженная) поступает обратно в бассейны рек и озера с чуть более высокой температурой, что способствует распространению водорослей и сокращению популяции рыбы. В водном цикле все взаимосвязано. Любое изменение естественного хода вещей влечет за собой побочные эффекты.

Добыча газа глубокого залегания с помощью гидравлического разрыва пласта заслуживает особого разговора. Благодаря этой технологии, США добились экономического подъема и изменили геополитическое равновесие, перестав зависеть от арабской нефти. Но для бурения каждой из этих более чем 500 тысяч действующих скважин (многие из которых расположены в зонах водяного стресса) требуется от 75 до 180 миллионов литров воды, смешанных с 36 килограммами химических продуктов, в том числе канцерогенными.

Итак, мы приносим воду — и собственное здоровье — на алтарь экономики. В мировом масштабе увеличение спроса вызывает серьезное беспокойство: к 2050 году потребность в питьевой воде увеличится на 55%, а в электричестве — на все 70%! И это при том, что и тем и другим пользуется не все человечество. Около 800 миллионов человек проживают вдали от источников чистой воды, а 1,3 миллиарда не имеют электричества в доме. По мнению Тайта, растущая потребность в энергии для добычи воды представляет собой «самое главное препятствие для развития многих стран и ставит под угрозу их энергетическую безопасность».

До какой степени нехватка воды может стать причиной военных конфликтов? Тайт считает, что это нерационально. По его мнению, государства более заинтересованы в сотрудничестве — уже подписаны 250 международных соглашений, — хотя другие эксперты прогнозируют, что будущие войны будут вестись за водные ресурсы. По мнению Коннора, это будущее уже наступает. Эксперт полагает, что беспрецедентная засуха, обрушившаяся с 2006 по 2009 годы на территорию бывшей Месопотамии, вызвавшая значительное повышение цены на пшеницу и, как следствие, на муку и хлеб, сыграла ключевую роль в сирийской войне. Вследствие засухи, 1,5 миллиона человек перебрались из сельской местности в города, уже охваченные акциями протеста против режима Башара Асада.

Коннор прослеживает ту же причинно-следственную связь между засухой, сопровождаемой крупными пожарами, вспыхнувшими в России в 2010 году, и арабской весной. «Россия является крупным поставщиком пшеницы в арабские страны, но цена на муку выросла вдвое, что и породило недовольство в обществе», подытоживает он. Разве без этой напряженности акции за демократизацию получили бы такую поддержку? Коннор считает, что нет.

На южном побережье Средиземного моря очагов напряженности становится все больше. Строительство большой плотины в Эфиопии вызвало обострение отношений с Египтом, выступающим против ее возведения, поскольку, по мнению Каира, это отрицательно скажется на стоке Нила и обострит проблемы с водоснабжением.

«В тех немногих местах, где еще можно обустроить водохранилища, последствия для окружающей среды будут слишком негативными. Необходимо разработать иные решения», — считает Феререс. В Индии и на юго-востоке Китая земледельцы нашли альтернативное решение при добыче воды из-под земли. Благодаря целенаправленным действиям, прогресс пришел во многие районы, правда, не без последствий. Продажа электрических и дизельных насосов значительно выросла за последние годы (согласно подсчетам, в Китае их насчитывается 20 миллионов, а в Индии — 19 миллионов), что увеличивает потребление энергии. В некоторых районах оно достигает от 35% до 45% от общего объема.

Тайт связывает это явление с «масштабными отключениями электричества, которые в июле 2012 года оставили без света 670 миллионов человек на северо-востоке Индии». В этом году — указывает он — муссонные дожди были не столь сильными, и власти пошли навстречу просьбам увеличить квоты на полив до 6-8 часов в день. В результате устаревшая электросеть не выдержала.

Еще более настораживающими исследователь считает последствия для окружающей среды: «Есть обманчивое ощущение избытка водных ресурсов — утверждает он. — Но за воду теперь необходимо добывать из все более глубоких геологических пластов, которые, подобно нефтеносным, являются невозобновляемыми». Как указывается в докладе ООН, 20% подземных вод чрезмерно эксплуатируются. «Мы сейчас потребляем воду, предназначенную на будущее», предупреждает Постел.

К росту населения и увеличению объемов водопользования в динамично развивающихся странах добавляется глобальное потепление климата. «Во времена крупных наводнений кажется, будто запасы воды безграничны, однако затем возвращаются длительные засухи, и нехватка воды становится предметом глубокого беспокойства. Это особенно проявляется в Средиземноморье и является следствием изменения климата», пишет Майте Гуардиола (Maite Guardiola), инженер-геолог, специалист в области использования воды с большим опытом работы в гуманитарных проектах.

В Бразилии, по территории которой протекает Амазонка, крупнейший водный бассейн в мире, нехватка воды вынудила ввести нормирование водоснабжения в Сан-Паулу, наглядно иллюстрирующее проблему, возникающую при неконтролируемом росте городских предместий.

Согласно докладу ООН, «увеличение городских жителей, не обеспеченных водоснабжением и канализацией, напрямую связано с быстрым ростом маргинальных районов в развивающихся странах. К 2020 году их количество приблизится к 900 миллионам человек, и именно они в наибольшей степени подвержены воздействию экстремальных климатических явлений».

Необходимо действовать, но как? В то время как ученые вроде Стивена Хокинга (Stephen Hawking) выступают за освоение других планет, утверждая, что через сто лет над родом человеческим нависнет угроза вымирания вследствие «старения мира, где жителей становится все больше, а ресурсов все меньше», другие, не столь склонные к драматизму, выступают за нормирование потребления. «Есть достаточные запасы воды, чтобы удовлетворить растущие потребности жителей планеты, но это потребует изменения способов управления водными ресурсами», говорится в докладе ООН. В частности, потребуется разработка всеобъемлющей правовой основы с целью более равномерного распределения этого природного ресурса с соблюдением природоохранных норм.

По мнению Коннора и Феререса, ключ к решению проблемы лежит в применении современных систем полива и выращивании растений, наиболее подходящих для каждой местности. Как они считают, для рассмотрения таких инновационных решений как получение воды из воздуха или выведение растений, которым почти не будет нужен полив, потребуются от 20 до 30 лет исследовательской работы. Майте Гуардиола со своей стороны делает упор на повторное использование сточных вод. По ее мнению, если использовать их для полива, то в Испании благодаря этому можно было бы сократить на 30% количество воды, используемой в сельском хозяйстве«.

Феререс также говорит о необходимости изменения структуры питания, сокращения количества белков с тем, чтобы сократить потребность в воде. Категорически выступает против воды в бутылках: «Общество тратит слишком много денег на очистку воды. Когда я иду в ресторан, то прошу, чтобы мне налили кувшин воды из-под крана. По мнению Гуардиолы, вызывает сожаление тот факт, что Испания является одним из крупнейших потребителей воды в бутылках. Ее цена от 500 до тысячи раз выше воды из-под крана, не говоря уже о вроде, который причиняют окружающей среде пластиковые бутылки и транспортировка».

Актер Мэтт Деймон (Matt Damon) пытается привлечь внимание общественности, выливая на себе ведро воды из унитаза в то время, когда направляется на съемочную площадку: «Тем, кто, подобно моей жене, считают, что это отвратительно, могу сказать следующее: вода из туалетов западных стран намного чище, чем та, которой пользуется большинство жителей развивающихся стран». Деймон одна из немногих знаменитостей, которые через свою неправительственную организацию Water.org борются с нехваткой воды и теми проблемами, которые это порождает.

12-летняя суданская девочка затрачивает ежедневно от 2 до 4 часов на то, чтобы собрать и отнести в кувшине на голове всего лишь пять литров пресной воды, необходимой для ее существования. Это ровно четверть от того количества (20 литров), которые как Всемирная организация здоровья, так и Unicef считают достаточными для удовлетворения основных потребностей. К этому стоит добавить, что ее сверстница в Канаде расходует на свои нужду от 300 до 400 литров воды ежедневно.

«Вода сама по себе не слишком дорогая. Значительно дороже стоит ее очистка и обеспечение работы водопроводов, чего люди как раз и не замечают», говорит Коннор. В Испании среднестатистическое потребление воды составляет 142 литров в день на человека. Однако, как считает Гуардиола, вследствие плохого состояния водопроводов при доставке воды пользователям теряется 17,5% ее объема. В Германии этот показатель составляет 5%.

Понятно, что не все вышеупомянутые меры смогут компенсировать увеличение спроса. Будущее без воды, когда людям придется покинуть Землю, как об этом повествует анимационный научно-фантастический фильм «ВАЛЛ·И» (Wall.E), оказывается весьма недалеко от прогнозов Стивена Хокинга. «Мы должны упредить это и разработать свой план Б», считает знаменитый астрофизик. А почему бы и в самом деле не поменять голубую планету на красную? Согласно исследованиям Университета Нью-Мехико, под поверхностью Марса могут быть сосредоточены большие запасы воды.

Оригинал публикации: ¿Hacia un planeta de secano?

Опубликовано: 31/05/2015 18:18

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150612/2285273 … z3cp1AapKT
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

2

Эта проблема началась еще в середине прошлого века.

0

3

Чего мы до сих пор не знаем о воде? ("Nautilus", США)
Вода продолжает озадачивать нас в самом разном ее состоянии — от пара до льда
Ричард Сэйкалли (Richard Saykally)

16/06/2015

Что есть такого в воде, чего мы еще не знаем? Она мокрая! Она прозрачная. Она появляется из дождя. Она кипит. Она превращается в снег и в лед! Неужели наше правительство тратит деньги налогоплательщиков на исследования воды?

Это выдержка из моих последних бесед с дорогой мамой, которая ушла из жизни около семи лет назад в возрасте 99 лет, до последнего дня соблюдая правила умеренности и бережливости. Ее слова отражают точку зрения примерно половины мирового населения: вода — это скучно.

А вот вторая половина населения, распаленная псевдонаукой и знатоками новой эпохи, похоже, верит в магические свойства воды, верит в гомеопатию, в структурированную воду, в полимеризованную воду, а также в память воды.

Истина лежит где-то посередине. Да, вода — штука повсеместная. На самом деле — третья самая распространенная молекула во вселенной. Но вопреки точке зрения моей матери, она также сложна. Вот лишь некоторые из научных проблем, связанных с водой, ответы на которые не найдены по сей день.

1. Сколько существует видов льда?

По последним подсчетам, существует 17 различных кристаллических форм воды в твердом виде. Но за пределами лабораторий на земле широко распространена лишь одна форма — лед Ih. Вторая кристаллическая форма льда это лед Iс, присутствующий в очень небольших количествах в верхних слоях атмосферы. А еще 15 форм возникают только при очень высоком давлении. (Также очень много воды в межзвездном пространстве, но это обычно аморфный, не кристаллизованный ломкий лед, вырастающий на частичках пыли.)

Столь богатое разнообразие кристаллического льда является результатом тетраэдральной сетки сильных водородных связей, формирующихся между соседними молекулами воды. В конденсированной фазе каждая молекула воды оптимизирует свою водородную связующую способность, формируя четыре водородных связи почти под тетраэдральным углом. Водородные связи внутри льда Ih образуют открытую трехмерную структуру низкой плотности.

Когда на такую тетраэдральную субстанцию, включающую кристаллический лед, начинает воздействовать давление, элементарный углерод, кремний и фосфор могут разрушить твердые формы низкой плотности, разложив их на самые разные структуры последовательно более высокой плотности. Предположительно, этот процесс происходит до тех пор, пока не будет достигнут определенный предел плотности. Таким способом образуются те 17 форм кристаллического льда, о которых мы говорили. Но может, есть и другие?

2. Есть два вида жидкой воды?

Несколько десятков лет назад японские ученые заявили, что наблюдали переход между двумя фазами аморфного льда под большим давлением. Поскольку мы считаем, что аморфный лед — это по сути замерзшее статическое множество соответствующей жидкости, данное наблюдение подразумевало, что существует два типа жидкой воды: обычная вода низкой плотности и компактная форма высокой плотности, аналогичная аморфному льду под большим давлением.

Последующее моделирование подтвердило эти утверждения. Ученые исследовали воду, температура которой была ниже точки замерзания, но выше «температуры гомогенного парообразования (это температура, ниже которой жидкая вода не может существовать). В этой так называемой «глубоко переохлажденной области» ученые увидели доказательства фазового перехода между двумя жидкими формами воды.

Однако другие ученые утверждают, что эти результаты являются искажением, и что такие переходы маловероятны, если исходить из принципов статистической механики. Из-за того, что они происходят очень далеко от точки равновесия, их трудно наблюдать и моделировать. На самом деле, поведение, далекое от равновесного состояния, является сегодня передовым рубежом в теории конденсированной материи.

3. Как испаряется вода?

Скорость испарения воды в жидком состоянии — это один из главных факторов неопределенности в современном моделировании климата. Она влияет на распределение водяных капель по крупности в тучах и на то, как эти тучи отражают, поглощают и рассеивают свет.

Но точный механизм испарения воды не до конца понятен. Скорость испарения традиционно представлена в виде скорости столкновения между молекулами, помноженной на поправочный множитель, называемый коэффициент испарения, значение которого может быть от нуля до единицы. Экспериментальное определение этого коэффициента, затянувшееся на несколько десятилетий, дает разницу в три порядка величины. Теоретическим расчетам мешает то обстоятельство, что испарение — это исключительно редкое явление, требующее запредельно долгих и масштабных компьютерных имитаций.

Дэвид Чандлер (David Chandler) из Калифорнийского университета в Беркли вместе с коллегами для вычисления коэффициента испарения воды использовал теорию, способную описать такие редкие явления Она называется выборкой траектории перехода. Они получили значение около единицы. Это вполне соответствует результатам недавних экспериментов с жидкостными ракетами, которые дают показатель 0,6 как для обычной, так и для тяжелой воды.

Но здесь есть пара загвоздок. Во-первых, по-прежнему непонятно, почему эксперименты, проведенные при более соответствующих атмосферных условиях, дали значения намного ниже. Кроме того, моделирование выборки траектории перехода говорит о том, что испарение зависит от аномально большой капиллярной волны, бегущей по поверхности жидкости. Такая волна ослабляет и напрягает водородные связи, которые сохраняются при испарении молекул воды. Если в воду добавить соли, усилится поверхностное натяжение, что подавит амплитуду капиллярной волны. Соответственно, должна уменьшиться и интенсивность испарения. Но экспериментальные исследования показывают, что при добавлении соли эффект либо незначителен, либо полностью отсутствует.

4. Поверхность жидкой воды — кислотная или щелочная?

Есть нечто удивительное в водной дымке вокруг Ниагарского водопада. Отдельные капли движутся так, будто у них отрицательный заряд. То же самое можно сказать о большинстве водопадов. Это явление давно уже истолковывается как доказательство того, что на поверхности капель накапливаются отрицательные ионы водной окиси (OH-). Это значит, что поверхность воды щелочная, и значение рН больше, чем 7 в нейтральной воде. На самом деле, такое толкование давно уже стало догмой в сообществе ученых, занимающихся коллоидными процессами.

На поверхности жидкой воды содержится большое количество нарушенных водородных связей, которые создают несколько иную химическую среду, чем та, которую можно найти в водной толще. Но последние эксперименты и расчеты указывают на то, что гидратированные протоны (H+) на самом деле преобладают на поверхности воды в жидком виде, в результате чего поверхность становится кислотной (pH менее 7) и положительно заряженной, а не щелочной и не негативно заряженной.

Многие важные процессы в химии и биологии, такие, как обмены между атмосферным аэрозолем и газом, ферментативный катализ и трансмембранный перенос протонов, включают в себя обмен протонами на водной поверхности и явно зависят от значения pH на этой поверхности. Но в настоящий момент это значение неизвестно.

5. Наноограниченная вода чем-то отличается?

Вода не всегда плещется в огромных океанах. И в природе, и в искусственных приспособлениях она часто ограничена невообразимо крохотными пространствами. Это и обратные мицеллы, и углеродные нанотрубки и мембраны протонного обмена, и ксерогели (которые представляют собой очень пористое и стекловидное вещество).

И эксперименты, и расчеты говорят о том, что вода, ограниченная прочными стенками и занимающая очень маленькое пространство, сравнимое по размерам с несколькими сотнями молекул, начинает проявлять квантовомеханический эффект, включая делокализацию и квантовую когерентность. Эти свойства поразительно отличаются от свойств воды в больших объемах, и они могут влиять на все, начиная с биологических клеток и кончая геологическими структурами. Это может также иметь большое практическое значение, например, при проектировании более эффективных опреснительных установок.

Получаемые сегодня результаты несколько двусмысленны, и в этой области предстоит провести еще большую работу, чтобы определить характер воды, ограниченной тесным пространством.

Оригинал публикации: Five Things We Still Don’t Know About Water

Опубликовано: 11/06/2015 15:06

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150616/2286216 … z3dEvhZcTf
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

4

Вода в Средней Азии — бомба с часовым механизмом и пультом дистанционного управления ("DUNYA", Турция)
Дидем Эрьяр Унлю (Didem Eryar Ünlü)

10/10/2014

«Вода — стратегический ресурс, который определит будущее Средней Азии, но одновременно это и бомба с часовым механизмом и пультом дистанционного управления, которая в любой момент может быть приведена в действие в силу проблем в области управления водными ресурсами в регионе». Эти слова принадлежат руководителю Академии гидрополитики и эксперту по проблемам водных ресурсов Дурсуну Йылдызу (Dursun Yıldız), который в беседе с изданием дал ответы на целый ряд вопросов: какие препятствия стоят на пути регионального сотрудничества в Средней Азии в сфере водных ресурсов, насколько доступ к водным ресурсам равноценен вкладу в обеспечение их сохранности, какие проекты способны помочь решить проблемы в области управления водными ресурсами и какие страны могут лидировать в процессе разработки таких проектов.

Воде приписывают разные смыслы

Региональное сотрудничество в сфере управления водными ресурсами в Средней Азии сталкивается как с проблемами общего толка, так и специфическими, характерными только для данного региона вопросами. Так, серьезным препятствием является рассмотрение права водопользования в рамках вопроса национальной независимости (отсюда разное понимание и отношение к проблеме водопотребления). Здесь же — разный уровень регионального влияния и развития находящихся в регионе государств, а также стратегии глобальной напряженности и их реализация. Кроме того, в уже не столь отдаленном будущем одной из существенных проблем станет вопрос глобальных климатических изменений.

Проблема не решается, а откладывается

Средняя Азия — регион, в котором существуют и географические, и культурные предпосылки для того, чтобы местные государства сотрудничали между собой. К этому их подталкивают самые разные обстоятельства. Но сегодня такое сотрудничество выглядит весьма отдаленной перспективой. Некоторым странам, пусть с момента получения независимости и прошло уже 23 года, до сих пор не удалось создать стабильный механизм управления. Сегодня у них нет ни малейшего желания реализовывать заключенные ими соглашения — вопреки тому, что эти документы позволили им преуспеть в создании нормативно-правовой базы в области управления водными ресурсами. В то же время создается впечатление, что большинство этих соглашений направлено не столько на решение и устранение источника проблемы, сколько на затягивание этого процесса. Кроме того, не способствует тому, чтобы страны этого региона испытывали необходимость в соблюдении своих договорных обязательств, и тот факт, что в этих государствах нет ни полноценной и функционирующей институциональной структуры, ни сложившейся традиции межгосударственных отношений, которая отвечала бы новой ситуации в регионе.

Неравноправный вклад и водопользование

Для среднеазиатских республик характерна несоразмерность объемов водопотребления и вклада этих государств в обеспечение сохранности водных ресурсов региона. То есть страны, вклад которых незначителен, желают использовать и, фактически, используют огромную долю водных ресурсов региона. Так, если говорить о бассейне Аральского моря и таких реках, как Сырдарья и Амударья, то в пределах Киргизии формируется 25% общего стока этого бассейна, в Таджикистане — 49%, в Узбекистане — 9,5%, в Казахстане — 2,5%, в Туркмении — 1,5%, в Афганистане и Иране — 13,5%. При этом после распада СССР Киргизии было выделено только 3,5% общего количества ресурсов Сырдарьи и Амударьи, Таджикистану — 11%, при этом Узбекистану — 51%, Туркмении — 21%, Казахстану — 12%. 90% объема водных ресурсов Сырдарьи было предоставлено Узбекистану и Казахстану, 86% ресурсов бассейна Амударьи было передано Узбекистану и Туркмении. Примечательно, что на долю Туркмении, которая практически не вносит вклада в пополнение ресурсов этих рек, приходится 43% водных ресурсов Амударьи.

Региональное лидерство смещается в сторону Казахстана

Две страны, которые мечтают о лидерстве в регионе, — Казахстан и Узбекистан. Но попытки Узбекистана жестко выстраивать отношения с соседями ведут к сдвигу регионального лидерства в сторону Казахстана. Многие региональные проекты сегодня осуществляются при активной поддержке или даже ведущей роли Астаны. Да, в Средней Азии какая-нибудь страна может выйти на первый план, могут появиться международные институты, которые будут способны разработать региональные проекты в области управления водными ресурсами. Но по уровню и приоритетам развития страны в этом регионе резко отличаются друг от друга. Кроме того, в области управления водными ресурсами здесь все еще ощущается влияние советского периода. Поэтому, по крайней мере сегодня, сотрудничество в регионе при наличии какого-либо регионального лидера или международного института выглядит делом достаточно затруднительным.

Прежде всего необходимо выработать единые представления о безопасности

В регионе происходят стремительные изменения. Очевидно, силы, желающие контролировать эти перемены, могут чинить препятствия на пути регионального сотрудничества. В любом случае такое сотрудничество не может существовать только в области водных ресурсов. В регионе в первую очередь необходимо единство в восприятии вопросов безопасности. Помимо этого, назрела потребность в том, чтобы развивать отношения взаимозависимости, создавать масштабное сотрудничество, которое охватит не только водные, но и энергетические ресурсы. Все это ставит перед регионом задачу — обеспечить устойчивое развитие и избегать каких бы то ни было конфликтов. Однако это будет непросто для региона, который на протяжении последних 23 лет находится на шахматной доске международной системы и постоянно сталкивается с проблемами в области управления водными ресурсами.

Оригинал публикации: Su, Orta Asya’da uzaktan kumandalı bir saatli bomba

Опубликовано: 09/10/2014 14:23

0

5

The Washington Post, США

Каким будет наше энергетическое будущее?
03.03.2016
Дэвид Виктор (David G. Victor)

Как все изменилось за год. Всего лишь 12 месяцев назад, в марте 2015 года, цены на нефть упали до 50 долларов за баррель — примерно наполовину по сравнению с той, что была летом 2014 года. Нефтедобытчики пострадали, но они все же могли предполагать, что рынок вскоре отрегулируется, падение цен прекратится, и цены, возможно, снова начнут расти.

Сегодня цены снова упали наполовину, но обратного их движения не предвидится. Спрос на нефть остается вялым из-за спада мировой экономики и политики, направленной на сокращение потребления нефти. Объемы предложения по-прежнему велики, хотя инвестиции в добычу резко сократились. Для экспортеров нефти и для стран, доходы которых зависят от продажи нефти, сложилась кошмарная ситуация. Они надеются, что благодаря низкой цене на нефть спрос на нее возобновится, и поставщики вновь смогут назначать более высокие цены.

Что ж, мечтать не вредно. Но в минувшем году долгосрочный прогноз для поставщиков углеводородов омрачила еще одна поразительная тенденция: политика в отношении изменения климата становится по-настоящему серьезной.

На протяжении почти двадцати лет страны собирались на международных форумах по вопросам изменения климата — но фактически ничего в этом отношении не делали. Однако решение вопросов изменения климата сдвинулось с мертвой точки в декабре. То есть, когда в Париже 196 стран согласовали новый подход к совместному решению проблем изменения климата. Парижское соглашение дает каждой стране возможность брать на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов с учетом конкретных обстоятельств. Стороны будут периодически собираться и проверять, достаточные ли меры предприняла каждая из стран для выполнения своих обязательств. Такая возможность проверять ход выполнения обязательств позволит выявлять те страны, которые не проводят реальных действий, и со временем может обеспечить более активное взаимодействие.

Именно разработка такого подхода «обязательств и проверки их выполнения» и позволяет считать, что Парижский форум стал значительным шагом вперед, а политика в вопросах изменения климата — более эффективной и заслуживающей большего доверия, чем год назад.

В новом докладе, опубликованном сегодня организаторами Международного экономического форума, показано, как в энергетическом секторе уже решаются эти совершенно противоположные проблемы (раскрою секрет — я являюсь членом экспертного совета, хотя за содержание доклада не отвечаю). Еще с 2009 года рабочая группа форума оценивала эффективность энергосистемы каждой страны по трем параметрам: а) предоставление гражданам большого количества энергии, полученной из различных безопасных источников; б) сокращение выбросов парниковых газов и других загрязняющих веществ; в) обеспечение доступности энергии с целью быстрого роста экономики.

Многие десятилетия, когда большинство высокопоставленных политиков говорили об энергетической политике, они уделяли основное внимание всего лишь одному из этих аспектов: снабжение энергией. Они считали, что страны, имеющие самые большие запасы нефти, угля и газа, наиболее обеспечены, и у них меньше проблем. Но если посмотреть на все три параметра, то у крупных поставщиков на самом деле дела идут неважно. Многие страны, имеющие самые лучшие энергосистемы, фактически закупают энергоносители в огромных количествах — особенно нефть. Они преуспевают потому, что диверсифицировали свои источники энергии, но при этом энергия у них остается доступной и экологически чистой.

Доклад рабочей группы форума также указывает на серьезные противоречия между традиционным представлением об обеспеченности энергоресурсами и необходимостью (с которой согласились участники парижского форума) сократить в мировых масштабах выбросы парниковых газов. Здесь приведен рейтинговый список.

Поскольку рабочая группа форума пользовалась одними и теми же показателями на протяжении многих лет, со временем можно будет наблюдать появление новых тенденций — в том числе и в рейтинге стран. Но сейчас уже заметно выделяются три тенденции.

1. Страны с единственным источником энергии занимают в рейтинге последние места. К ним относятся и страны-члены ОПЕК

Наиболее удивительные тенденции по состоянию на последний год в этом рейтинговом списке относятся к странам, которые не диверсифицировали свои источники энергии.

Япония с 2009 года опустилась на 28 позиций — в основном в результате существующих проблем, связанных с закрытием всех атомных электростанций страны. Некоторые электростанции начинают открываться вновь. И в то же время, в Японии сейчас отмечается гораздо более высокий уровень выбросов углерода, в результате чего рейтинг страны понизился. Нигерия опустилась в списке на 26 позиций — и сейчас находится на 108 месте — поскольку из-за обвала мировых цен на нефть доходы страны от продажи нефти сократились, что сказалось на ВВП.

Более того, ни одна из стран-членов ОПЕК не занимает в этом списке достойного места, поскольку все они чрезвычайно зависят от нефти не только в качестве источника энергии, но и как основы всей стратегии экономического развития. В целом ОПЕК (как организация) имеет высокий рейтинг по такому традиционному показателю как обеспеченность энергетическими ресурсами — полная энергетическая обеспеченность. Но по другим параметрам в этом списке (экономический рост и экологическая устойчивость) ее рейтинг очень низкий.

2. В странах Персидского залива по мере сокращения доходов от продажи нефти, возможна дестабилизация политической обстановки

Осенью прошлого года Международный валютный фонд предупредил, что в странах, лидеры которых остаются у власти за счет доходов от продажи нефти, могут возникнуть проблемы после того, как эти доходы сократятся. Судя по таблице, приведенной ниже (тоже взятой из доклада), крупные нефтедобытчики из числа стран Персидского залива расходуют гораздо больше, чем зарабатывают в условиях нынешних цен на нефть. Это может привести к дестабилизации политической обстановки.

Во всем мире страны, экспортирующие нефть, которые видят, что из-за падения цен на нефть им грозит катастрофа, пытаются проводить реформы. Для того чтобы открыть эти страны для зарубежных инвесторов и при этом сократить зависимость экономики от продажи нефти, необходимы серьезные перемены — например, развивать обрабатывающее производство, такие сферы услуг, как банковский или туристический сектор, а также другие отрасли, которые не связаны с углеводородами.

Лучшим примером такой дальновидности является Мексика, правительство которой — несмотря на серьезные конституционные и политические проблемы — сокращает зависимость страны от нефти. Оно также проводит реформы, которые позволят привлечь зарубежные компании с их капиталами и технологиями с тем, чтобы усовершенствовать методы разведки и добычи нефти и газа.

3. Ни одна страна не сможет добиться высоких рейтингов по всем показателям — поскольку для проведения новой энергетической политики необходимо идти на компромиссы

Некоторые страны — особенно страны Северной Европы — всегда по оценкам форума имели высокие рейтинги, поскольку у каждой из них развита экологически чистая энергосистема, в которой преобладает гидроэнергетика, и их экономика сбалансирована. Некоторые из них (в частности, Норвегия) к тому же являются и крупными экспортерами энергоносителей.

Но практически ни одна крупная страна не попала в первую десятку вышеуказанного рейтинга. Единственным исключением является Франция — в основном, благодаря тому, что живет за счет атомной энергетики с низким уровнем выбросов, и использование этого источника энергии французское правительство сейчас пытается сокращать.

Проблема здесь состоит в несовпадении энергетических целей разных стран. Для обеспечения энергетической безопасности необходимо разнообразие источников энергии. Но использование некоторых из самых перспективных технологий сокращения выбросов приведет к чрезмерной зависимости от какого-то одного энергоносителя и возникновению других рисков в отношении надежности энергетической системы — как это произошло в Японии с атомной энергетикой.

Действительно, те страны, которые сделали все, чтобы сократить выбросы парниковых газов, в значительной степени перешли лишь на один источник энергии — гидроэлектроэнергию или атомную энергию. И для того чтобы сделать эти энергосистемы надежными источниками энергоснабжения, необходимо шире использовать другие энергоносители. Во всем мире на долю энергии ветра и солнечной энергии в системе энергообеспечения приходится менее 3%.

Большинство стран, которые значительно сократили выбросы парниковых газов, еще и перешли в основном на электрическую энергию, поскольку гораздо легче контролировать крупные электростанции по выбросам и снабжать страну экологически чистым электричеством. Судя по последним данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), которая проанализировала, каким образом страны мира смогут в будущем существенно сокращать количество выбросов парниковых газов, специалисты подчеркивают ту же самую идею — повысить экологическую чистоту планеты можно, скорее всего, путем развития электроэнергетики.

На протяжении последних сорока лет споры об обеспеченности энергоресурсами касались, в основном, нефти. Но, как считают авторы доклада, в ближайшие несколько десятилетий важнейшие проблемы энергетической безопасности будут связаны с электроэнергией.

При более масштабном использовании электрической энергии возникнут проблемы, совершенно не похожие на опасения за энергетическую безопасность, зависящую от нефти. Для повышения надежности электроэнергетических систем потребуются стимулы для инвестирования в крупные дорогостоящие электрические сети и дополнения их новыми источниками энергии — например, развития ветроэнергетики и солнечной энергетики. Помимо этого придется противостоять таким новым угрозам, как кибератаки, которые российские хакеры предположительно совершали против Украины и которые вполне могут быть предприняты в отношении энергосистем других стран мира.

Оригинал публикации: What does our energy future look like? This new report offers a glimpse
Опубликовано 02/03/2016 11:09
http://inosmi.ru/economic/20160303/235613719.html

0

6

Politrussia

Байкалу угрожают монгольские ГЭС

Михаил Богданов 
26.05.2016, 18:23

Давным-давно замечательные советские инженеры в бассейне реки Селенги, которая впадает в гордость Российской природы – озеро Байкал, были спроектировали около 20 ГЭС. Однако волей случая на Селенге и её притоках так и не построили ни одной гидроэлектростанции. Однако несколько лет назад монгольские власти подняли из-под сукна эти проекты, стряхнули с них пыль и начали искать инвесторов.

Опасность появления ГЭС не могла не вызвать общественный резонанс. Последний примеры мы видели буквально на днях: хватило одного заявления официального представителя Минприроды Николая Гудкова, который сказал, что Россия и Монголия ведут переговоры о судьбе станций. Эта новость мгновенно разлетелась по средствам массовой информации. Еще бы, в России сложно найти человека, который был бы равнодушен к судьбе Байкала.

Чем опасны монгольские ГЭС?

Байкал уникален и имеет планетарное значение, что подтверждается включением его в состав Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это самое глубоководное озеро мира, запасы пресной воды в котором составляют 19 % от общемировых. Можно долго описывать известные факты о Байкале, но ясно одно: великолепный природный памятник нуждается в самой тщательной защите.

Река Селенга, на которой монгольские власти и собираются построит ГЭС, буквально питает Байкал: до 80 % воды озеро получает именно из неё. После строительства планируемых Монголией гидроэлектростанций великое озеро может со временем разделить судьбу Аральского моря: попросту обмелеть. Однако кроме этого, безусловно, растянутого во времени события, Байкал и его реки подвернутся тяжелым испытаниям.

Строительство масштабных гидросооружений — непростое дело, которое непременно приведет к изменениям в экосистемах. Изменится гидрологический режим рек, а также геологические, атмосферные, биологические и гидрологические процессы. К чему это приведет? В первую очередь к изменению качества воды и её температурного режима, появится угроза подтопления территорий. Скажутся изменения и на популяциях различных видов животных. Особые опасения вызывает судьба редких видов рыб. К тому же строительство будет вестись в сейсмоопасной зоне, отсюда также вытекают соответствующие риски. В общем и целом привычные экосистемы, очевидно, изменятся.

В добавок уже у самой России на Ангаре стоит каскад ГЭС. И если Байкал перестанет нормально снабжаться водой, то обязательно возникнет угроза и для их работы.

Итак, только представьте себе последствия. Знаменитая чистейшая байкальская вода может перестать быть таковой, экология озера и прилегающих территорий рискует быть обрушенной. Поедут ли тогда в эти места наши и иностранные туристы? А ведь вдобавок Россия может лишиться огромного природного резервуара пресной воды. Все это рискует в итоге вылиться в глобальную неудачу страны.

Сколько ГЭС собирается построить Монголия?

На самом деле, пока неясно, сколько гидроэлектростанций собирается построить Монголия. В активной фазе находятся три проекта: ГЭС на реке Эйгин-гол, которая является третьим по величине притоком Селенги, ГЭС «Шурэн» на Селенге и гидроузел «Орхон-Гоби». Но были сделаны технико-экономические обоснования и ещё на 3 проекта.

Из всех перечисленных проект гидроэлектростанции на Эйгин-голе продвинулся дальше всех: там уже была выполнена оценка воздействия на окружающую среду.

Однако 6 гидроэлектростанций — это не предел. В открытом доступе в интернете есть карта целого каскада из 11 ГЭС. Но при этом все равно нужно помнить, что советские инженеры спроектировали больше 20-и ГЭС в Монголии.

Чтобы глубже понять ситуацию, следует вникнуть в следующий вопрос: а зачем вообще Монголии ГЭС? Почему раньше монголы их в бассейне Селенги не строили и засобирались только в последнее время?

Во-первых, Монголия хочет активно осваивать месторождения каменного угля, медной и золотой руды. Для этого, естественно, необходима электроэнергия и вода. От заявлений о желаниях монголы уже перешли к активным действиям: покупателей сырья страна ищет как на Западе, так и на Востоке и даже уже был найден инвестор в проекты - Экспортно-импортный банк Китая.

Во-вторых, страна, вероятно, хочет стать менее энергетически зависимой от России, цена на электроэнергию которой к тому же стремительно растет – только за прошедший год на 88%. Хотя ранее она росла гораздо более низкими темпами: всего 12-13 % в год.

Данный факт также объясняет желание Монголии построить ГЭС во чтобы то ни стало. Вот что по этому поводу говорит российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов:

«Если бы Россия в свое время не играла с тарифами на электроэнергию для Монголии, у нее даже не возникла бы мысль начать строить ГЭС и привлекать Китай со Всемирным банком. Сейчас, даже если ей сделать скидку, это неправильный подход. Самые крупные скидки и экономия в десятки миллионов долларов в год не стоят рядом с поступком Китая, который приносит им на блюдечке с голубой каемочкой заем на льготных условиях, миллиард долларов, и говорит, что еще построит станцию, сделав ее почти энергонезависимой. Выбор очевиден. С другой стороны, Китаю чуть ли не больше, чем Монголии, это нужно. Монголия является стратегическим союзником Китая, и если есть возможность усилить свое влияние здесь, это надо делать. Неслучайно Китай строит те же ГЭС в Африке, и речь идет не о сверхприбылях и доходах, а о влиянии в регионе. Плюс строительство крупной ГЭС — множество стройматериалов, оборудования, то есть находятся новые рынки сбыта у себя под боком».

Впрочем, вряд ли исключительно последнее резкое повышение вызвало решение Монголии строить ГЭС. Монголы стали задумываться о строительстве гидроэлектростанций ещё в 2013 году, когда энергодефицит страны становился все очевиднее.

Однако многие эксперты отмечают, что ГЭС для Монголии скорее панацея, чем решение. Руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин поясняет:

«Монголия не располагает серьезными запасами гидроресурсов, которые она могла бы расходовать в расчете на получение серьезных энергетических мощностей. Три реки, о которых сейчас говорится, — не слишком потенциально перспективные источники в энергообмене, которые могут решить вопросы с дефицитом электроэнергии. Конечно, проще построить ГЭС, «зеленая» электроэнергия, но рассчитывать на то, что в перспективе гидроэлектроэнергетика может стать базовым контуром для монгольской энергетики, — это явное преувеличение».

Однако это не отменяет того факта, что России нужно сегодня принимать все меры для того, чтобы обезопасить Байкал.

Как всегда второпях

К сожалению, несмотря на то, что первые новости о планах по строительству и поисках инвесторов появились три года назад, российские власти до 2015 года ограничивались стандартными фразами о своей обеспокоенности. Однако не стоит с разбегу критиковать чиновников. Вполне вероятно, что они считали проекты по строительству ГЭС либо несбыточными, либо вообще способом манипуляции со стороны Монголии, которая на протяжении долгих лет добивается понижения цен на электроэнергию. Тем не менее это не отменяет главного факта – был совершен крупный просчет, исправить который будет довольно непросто.

По сути, первые серьезные переговоры с монгольской стороной были проведены в России в апреле 2016 года на уровне экспертов. 23-24 мая состоялся второй раунд переговоров, по итогам которого Монголия согласилась на проведение открытых консультаций по оценке воздействия на окружающую среду проекта Шурэнской ГЭС. Эту новость можно было бы назвать обнадеживающей, но у Монголии сейчас в запасе не один проект: их шесть. Ничего не говорится о проекте ГЭС на реке Эйгин-гол, а ведь он продвинулся в реализации дальше всех.

Что делать?

На российско-монгольских встречах был озвучен ряд возможных выходов из ситуации. В первую очередь, поступило предложение уменьшить коэффициент входящей мощности, что позволило бы снизить стоимость электроэнергии для Монголии. «Россети» говорили о возможном развитии сетевой инфраструктуры на юге страны, чтобы была возможность перебрасывать излишки электроэнергии из Забайкалья, Иркутска, Бурятии. «Гидропроект» предложил рассмотреть вариант отказа от гидроэлектростанции «Шурэн» в пользу ТЭЦ (теплоэлектроцентраль) и ГАЭС (гидроаккумулирующая электростанция). Был также озвучен вариант включения Монголии в энергокольцо.

Теперь вопрос состоит в том, примут ли предложения монгольские коллеги. Однако России не стоит расслабляться, необходимо вести переговоры по всем ГЭС, чтобы в итоге не получилось ситуации, когда мы просто будем поставлены перед фактом начала строительства гидроэлектростанции.

http://politrussia.com/world/baykalu-ug … lskie-837/

0


Вы здесь » Россия - Запад » НОВОСТИ » Вода...продукты...энергия