Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Ближний Восток: что происходит?....


Ближний Восток: что происходит?....

Сообщений 41 страница 43 из 43

41

klmty.net, Египет

Разрушает ли Россия «шиитский полумесяц» в Сирии?


17.01.2017
Фейсал Аль-Касем

Это правда, что Россия не может питать враждебные чувства к Ирану. Русские считают Иран важной составляющей своего заветного проекта, известного как «Евразия», который Россия стремится реализовать в качестве противовеса Западу. Как становится понятно из названия проекта, он представляет собой объединение некоторых европейских и азиатских стран в единый блок для противостояния западному блоку. Нет никаких сомнений в том, что русские рассчитывают на Иран в этом проекте, к реализации которого президент России Владимир Путин стремился с момента прихода к власти в 2000 году. Достаточно вспомнить объем военного сотрудничества, а также сотрудничества в нефтегазовой сфере между Россией и Ираном в течение последних лет, а также постоянную координацию этих двух сил против планов Запада. Однако, это совсем не означает, что в отношениях между сторонами все гладко (примерный дословный перевод — все в шоколаде — прим. пер.). Совсем нет. Сирия может стать камнем преткновения между иранцами и русскими.

Ни для кого не секрет, что вопрос Сирии является важным для иранского проекта в регионе. В течение многих десятилетий иранцы инвестировали в Сирию в политическом, экономическом, культурном и религиозном планах. Их инвестиции, а вместе с ними и внедрение в Сирию возросли с приходом к власти президента Сирии Башара Асада. В отличие от своего отца, Хафеза аль-Асада, которого иранцы характеризовали как «большую гору», которая ограничивала проникновение в Сирию, Башар дал им полную свободу действий так, что сейчас они стали сильнее, чем сам режим в Сирии после того, как тот режим потерял свою безопасность, военную и экономическую мощь. Теперь сирийский президент для иранцев — просто пешка в руках иранского правителя. Таким образом, Иран вложил многое в Сирию, которая после Ирака формирует опору так называемого «шиитского полумесяца», которого опасался король Иордании Абдалла II в 2004 году.

Не влияет ли вмешательство России столь ужасным образом на проект шиитского полумесяца в регионе? Вопрос, который несомненно должен быть поставлен. И даже если Россия и Иран единодушны в евразийском проекте и интересы стран вовсе не пересекаются, то в некоторых вопросах, напротив, противоречия достигают предельной отметки. Без сомнения, Сирия представляет собой серьезную проблему для отношений Ирана и России.

Тон, в котором российские официальные лица говорят о присутствии Ирана в Сирии, явно указывает на взаимное противоречие интересов между русскими и иранцами на этой территории.

Некоторые российские официальные лица говорят на закрытых заседаниях: «Иранцы выйдут из Сирии ни с чем». Когда мы слышим столь сильные заявления, это прямое указание на то, что конфликт между сторонами в Сирии уже начался. Вчера я спросил российского чиновника: "Если вы считаете себя сверхдержавой, хотите создать новую международную систему и выбить почву из-под ног Америки в мире, то почему вы не в состоянии контролировать иранские вооруженные формирования в Сирии в соответствии с соглашением о прекращении огня?«. Ответ чиновника был такой: «Покажите нам хотя бы одно иранское формирование в любом районе Алеппо. Все они за пределами Алеппо, ни с чем. Кто контролирует территорию Алеппо в настоящее время, так это силы чеченской полиции, которые арестовывают даже шабиха (военизированные проправительственные формирования, боевики — прим. пер.)».

Вышесказанное подтверждает тот факт, что вчера иранские студенты напали на посольство России в Тегеране во время похорон бывшего президента Ирана Хашеми Рафсанджани, назвав посольство шпионским логовом. Внезапно Россия стала для Ирана большим дьяволом, чем тот, которым не так давно еще была для него Америка. Как известно, у иранских демонстрантов не было возможности напасть на посольство РФ в Тегеране спонтанно. Во всех случаях демонстранты — это просто служащие КСИР (Корпус Стражей Иранской Революции — элитное подразделение вооруженных сил Ирана — прим. пер.), которое не только дает им директивы и отдает приказы, но даже предоставляет лозунги, которые они выкрикивают во время демонстраций. Обострение разногласий между иранцами и русскими стало очевидным и более не может быть скрыто за дипломатическими заявлениями.

Не будем забывать о заявлении командующего КСИР несколько дней назад, когда он сказал дословно: «Битва за Алеппо составляет первую линию защиты иранской исламской революции». Слова, которые были произнесены сразу же после отправки в город чеченских сил и изгнания из него иранских вооруженных формирований. Данное заявление было посланием Ирана к России, а не к какой-либо другой стороне в конфликте. А как забыть приказы, которые Иран отдавал ливанской группировке Хезболла, чтобы воспрепятствовать русской делегации войти в район Вади Барада несколько дней назад? Не является ли подобное действие явной иранской реакцией на позицию России?

Нет никаких сомнений в том, что большинство сирийцев, арабов и даже сам сирийский режим предпочел российское влияние иранскому. И нет сомнений в том, что многие стороны поддержат русских в противостоянии с иранцами. Не приходится сомневаться и в том, что с этого момента иранцы столкнутся с серьезными нарастающими проблемами в Сирии, в отличие от Ирака, тем более, что большинство сирийского народа — сунниты, имеющие закоренелую вражду с шиитским мазхабом, распространенным в Иране. Даже сирийские алавиты, рассчитывающие на шиитов, выступают против иранского влияния и предпочитают светское влияние русских. Тем более, что алавиты представляют собой светскую либеральную секту, которая категорически отвергает религиозный экстремизм, который Иран в свою очередь пытается им навязать. Пошли ли иранские инвестиции в Сирии насмарку? Произойдет ли эскалация конфликта между Ираном и Россией в Сирии в ближайшее время или влияние в Сирии будет поделено между сторонами? Станет ли Сирия крахом для проекта «шиитского полумесяца» после того, как оказалась под российским руководством и в свете того, что новый президент США пригрозил положить Ирану конец? Смогут ли русские вывести Сирию из лап персидского проекта? Или иранское влияние на территории Сирии является очень сильным, в то время как влияние России незначительно и имеет исключительно политический характер? Разве Иран не одержал победу над американцами в Ираке, благодаря своей военной мощи и религиозной власти на земле, и что говорить о русских, которые в Сирии очень уязвимы?

http://inosmi.ru/politic/20170117/238539752.html
Оригинал публикации: klmty.net
Опубликовано 14/01/2017 11:21

0

42

BirgünBirgün, Турция

С дьяволом не танцуют!

01.06.2017
Ибрагим Варлы (İbrahim Varlı)

Ближний Восток переживает большие потрясения. Концов в этом запутанном клубке отношений среди поднимающихся облаков пыли и дыма не найти. Карты раздаются заново, при этом союзы, оппозиция, конфронтация — все тесно переплетается между собой.

В то время как регион реконструируется, принцип «враг моего врага — мой друг» — самый действенный. Более того, игроки, которые на одном фронте противостоят друг другу, на другом фронте оказываются бок о бок друг с другом и вместе продвигаются вперед.

Единственное, что пока не меняется, — это то, что ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) является общим врагом всех игроков, малых и больших. А все проекции обращены на период после ИГИЛ.

Но по вопросу о том, какую форму примет регион в период после ИГИЛ, существуют серьезные разногласия. Относительно этого постигиловского процесса, который определит завтрашний день Ближнего Востока, у локальных, региональных, глобальных игроков — разные интересы, расчеты, повестка дня.

На это указывают конфликты, лихорадочный торг, который происходит за закрытыми дверями. В этой борьбе за гегемонию стороны пытаются, с одной стороны, делать ходы для усиления своих позиций в торге, с другой — помешать ходам своих конкурентов и врагов. Отражением этого порочного круга в данном уравнении, в котором активированы этнические и религиозные линии разлома, являются союзы, создаваемые и оправдываемые понятием «реальная политика».

Самый актуальный из этих союзов, которые преподносятся как стратегическое сотрудничество и тактический ход, — несомненно, сотрудничество США с Отрядами народной самообороны (YPG). Когда YPG, вооруженная сила сирийских курдов, оказались бок о бок с США в условиях горячей повестки дня региона, это не осталось без внимания. После того как Вашингтон принял решение снабдить YPG тяжелыми вооружениями, споры разгорелись с еще большей силой.

Согласно Партии «Демократический союз» (PYD)/YPG, это сотрудничество носит временный и стратегический характер. Курды неоднократно заявляли: тот факт, что они вынуждены прибегнуть к поручительству США и России против возможного вмешательства таких региональных стран, как Турция и Сирия, в период, когда они в то же время борются с вандализмом ИГИЛ, рассматривается ими как тактический ход. Некоторыми левыми кругами это оправдывается аргументами о том, что с империалистическими силами можно строить стратегический/тактический союз при условии, что он не превратится в стратегическое подчинение.

Но можно ли иметь дело с империализмом? Может ли быть какая-либо аргументация в пользу союзов, создаваемых с глобальными центрами сил во имя реальной политики?

Те, кто оправдывает такие союзы, даже приводят примеры из советской истории и на этом пытаются строить свою аргументацию. В этой связи часто говорится о пакте Молотова — Риббентропа, заключенном в 1939 году и широко известном под названием «пакт о ненападении между СССР и Германией». Однако этот пакт был проявлением другой исторической реальности. Тактический ход, сделанный против немецкого фашизма во главе с Гитлером, истязавшим Европу, необходимо оценивать в рамках того исторического контекста. Но то, что происходит сегодня на Ближнем Востоке, — продукт другого контекста и другой исторической реальности.

Новейшая политическая история наглядно показала: не нужно танцевать с дьяволом. Стало очевидно, что построение союза с США причинит вред жителям региона. То, что Вашингтон заваливает оружием народы региона — неважно, какие, — никому не пойдет на пользу.

Борьба, которую курды ведут против салафитских джихадистов, в то время как все бегут от ИГИЛ, достойна похвалы. Как и то, что курды никогда не занимали позицию на стороне вооруженных групп под названием «оппозиция». В ходе сопротивления в Кобани они тоже справедливо заслужили симпатии всего мира.

Но сейчас сотрудничество YPG с США всерьез ставится под сомнение, особенно с точки зрения операции в Ракке. Именно здесь использование YPG в качестве авангардной силы сопровождается критикой.

Здесь возникают следующие вопросы. Можно ли поддерживать то или иное движение, невзирая на его цели, отношения, которые оно выстраивает с империализмом, структуру союза? Может ли какой-нибудь игрок на Ближнем Востоке, в частности YPG, независимо от своих намерений построить равноправные отношения с глобальными центрами сил в рамках союза, созданного против ИГИЛ или другого какого-нибудь «врага»?

Многие национальные или региональные игроки, выбравшие путь построения отношений с империализмом с целью действовать в направлении своих независимых интересов, стали заложниками отношений непреодолимой зависимости.

Тезис об отношениях зависимости и лежит в основе критики, которую курдское политическое движение выражает в адрес Курдской региональной администрации Ирака, хотя она и движется к независимости.

Когда американский империализм по каким бы то ни было причинам вооружает регион через тех или иных локальных или национальных игроков, это не идет на пользу народам региона. В скором будущем это оружие неизбежно послужит поводом для кровавой войны, в которой народы перережут друг другу горло.

Именно поэтому отношения PYD/YPG с США вызывают столько сомнений и споров!

http://inosmi.ru/politic/20170601/239484081.html
Оригинал публикации: Şeytanla dans edilmez!
Опубликовано 30/05/2017 16:24

0

43

Publico.es, Испания

В Ливии США беспокоит не терроризм, а Россия

07.06.2017
Назанин Арманьян (Nazanin Armanian)



Ливия снова оказалась в центре внимания СМИ, но не по причине разрухи, нищеты, массовых убийств и насилия, в которые оказалась ввергнутой эта страна, после того, как в 2011 году НАТО уничтожила ее государственность, убив за семь месяцев около 30 тысяч мирных граждан. Сейчас на нее возлагают ответственность за теракты, совершенные в мае в Манчестере и Египте и унесшие десятки человеческих жизней. Можно подумать, что страны НАТО не несут никакой ответственности за то, что превратили Ливию в еще один рассадник терроризма! После бесконечной лжи об устроителях терактов доверие к западным странам опустилось до нулевой отметки. Согласно последним данным, за терактами 11 сентября 2001 года стояла Саудовская Аравия, а вовсе не талибы и Бен Ладен, и уж тем более не Ирак.

Готовят мировое общественное мнение к новой военной агрессии против Ливии? Несмотря на то, что Совет моджахедов, филиал ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.), состоявшийся в Дерне (Киренаика), опроверг свое участие в убийстве 29 коптов 27 мая, египетская авиация подвергла местность бомбежке, в результате чего погибли около двадцати человек. Защита представителей религиозных меньшинств также не значилась среди приоритетов президента Аль-Сиси. Копты являются в Египте объектом ежедневных нападений со стороны крайне правых исламистов, пользующихся абсолютной безнаказанностью.

Ливия продолжает оставаться несостоявшимся государством

После уничтожения ливийской государственности Североатлантическим союзом в 2011 году и убийства прогрессивных деятелей политики, культуры и права, политический сценарий в Ливии находится под контролем нижеприведенных правых сил, поделивших между собой страну, причем вовсе не обязательно в соответствии с историческими традициями:

1. Правительство национального единства, созданное под эгидой ООН в 2015 году, принадлежит Братьям-мусульманам. Оно расположилось в Триполи, во главе его стоит Фаиз Саррадж. Правительство контролирует Центробанк и пользуется особой поддержкой Катара, Турции и Судана.

2. Правительство маршала Халифа Хафтар, главнокомандующего Вооруженными силами Ливии, расположено в Тобруке, на востоке страны. Выступает против исламистов и пользуется поддержкой России, ОАЭ и Египта.

3. Разномастные группы исламистов: Исламская борьба (создана при поддержке НАТО в 2011 году), «Хизб аль Ватан», возглавлявшаяся Абдель Хакимом Белхаджем (после сближения Каддафи с Западом он был похищен в 2004 году в Бангкоке агентами ЦРУ и MI6 и передан ливийским властям), «Ансар аш-Шариа» и «Рассвет Ливии» (организации запрещены в РФ — прим. ред.) контролируют Бенгази, центральную часть, западную и южную часть Ливии, где проживает большая часть населения.

Все они борются за установление контроля над Триполи и главными нефтяными портами страны. Проект восстановления Ливии, разработанный ООН и Сарраджем, потерпел неудачу ввиду слабости Правительства национального единства и нежелания Халифы Хафтара взаимодействовать с ним. Возможно, он думает, что при помощи России сможет завоевать всю страну (точно так же думал Башар Асад). Он не знает, что одной из причин, по которым НАТО разрушила Ливию, было желание превратить ее в мини-государства, чтобы иметь возможность более плотно контролировать их (то же самое альянс сделал с Суданом в 2011 году, а до этого — с Югославией).

Правительство Сарраджа контролирует малую часть страны и неспособно объединить ее. То обстоятельство, что оно пользуется поддержкой ООН, не меняет положения дел, и мировые державы изучают другие возможности выхода из ливийского кризиса.

Россия возвращается в Ливию

В последний раз ливийский лидер посещал Кремль в апреле 1981 года. Каддафи тогда принимал Леонид Брежнев, возобновивший поддержку противников египетско-израильского мирного договора. Сейчас Москва приглашает маршала Хафтара обсудить будущее его страны. Этот офицер, начавший свою военную карьеру в 60-х годах, а затем ставший агентом ЦРУ, реорганизовал остатки ливийской армии и стремится занять пост «Брата лидера» Каддафи. Объявив войну своим соперникам, он захватил важнейшие нефтяные порты страны Сидру (Sidra) и Рас Лануф (Ras Lanuf) и продолжает расширять зону своего влияния.

Ливия представляет интерес для России.

В силу своего географического положения на Средиземном море. Если России удастся разрешить ливийский кризис и обеспечить стабильность в этом районе, то Евросоюз будет ей благодарен. Для Москвы хорошие отношения с Европой крайне важны, и Ливия может стать путем для достижения этой цели.

Наличие союзников в Триполи даст Москве возможность влиять на миграционные потоки в ЕС, а в итоге и на весь Запад. Начиная с 2011 года, около 14 тысяч мигрантов утонули в водах, отделяющих Ливию от Италии. Ливия сейчас является главной страной мира, где происходит продажа порабощенных мигрантов.

Россия сможет открыть военно-морскую базу в Ливии.

Ливия обладает крупнейшими запасами углеводородов в Африке и представляет собой конкурента в области поставок газа в Европу.

Поскольку укрепление отношений с Ливией является составной частью усилий России по возвращению в Северную Африку, она также развивает связи с Египтом, Тунисом и Алжиром.

Кремль поддерживает отношения с Триполи через МИД, а контакт с маршалом Хафтаром установил через министерство обороны. Москва намерена объединить Ливию под его руководством.


У Евросоюза нет готового плана, но…

У Евросоюза нет согласованной политики по отношению к Ливии. С одной стороны, Франция и Италия конкурируют с Россией в стремлении привлечь на свою сторону Халифу Хафтара. Они хотят ввести его в состав Правительства национального единства (можно подумать, предлагают рассмотреть возможность будущего государственного переворота!). Боятся, что Хафтар, будучи гражданином США, заручится поддержкой Трампа и Путина и отвернется от ЕС. Хотя вероятнее всего, что президент США, которому нужна громкая война, нанесет удар по Ливии, спровоцировав миграцию новых десятков тысяч детей, мужчин и женщин в ЕС. С другой стороны, такие страны как Мальта предупреждают об опасности поддержки ливийского маршала, потому что это может привести к гражданской войне и вызвать очередной кризис беженцев. Посол США при ЕС Энтони Гарднер (Anthony Gardner) выступает против сотрудничества с Россией в Ливии, в том числе и потому, что его беспокоит сближение Москвы и Брюсселя. Себастьян Горка (Sebastian Gorka), бывший советник по вопросам национальной безопасности при Дональде Трампе, вынужденный уйти в отставку за связь с неонацистскими группировками, утверждал, что ливийский кризис вызван расколом страны на восточную и западную часть. Балканизация Ливии как раз и была одной из семи причин устранения Каддафи.

В то время, как мировые державы решают судьбу Ливии, растет недовольство отсутствием безопасности, нехваткой продовольствия, отключениями воды и света, инфляцией и отсутствием основных услуг. По данным ООН, около половины населения мира нуждается в срочной гуманитарной помощи.

Убийство 145 военнослужащих и мирных жителей, поддерживавших Хафтара, силами Правительства народного единства 20 мая этого года, показывает, насколько далека перспектива объединения Ливии, скатывающейся в гражданскую войну.

Бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) сказал, что действия альянса в Ливии стали самыми успешными за всю его историю. Уничтожить предварительно разоруженную страну, расправиться с главой государства и убить с помощью бомбежек тысячи мирных граждан — позорное и подлое дело. Нынешняя разруха в Ливии является следствием преступной интервенции Североатлантического союза. Кое-кто в ЕС, похоже, понял, насколько глупым было свергать полковника Каддафи.


http://inosmi.ru/politic/20170607/239530650.html
Оригинал публикации: En Libia lo que inquieta a EEUU es Rusia no el terrorismo
Опубликовано 05/06/2017 19:34

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Ближний Восток: что происходит?....