Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Секретное оружие Красной Армии.


Секретное оружие Красной Армии.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Рукопашный бой: секретное оружие Красной Армии

25 июня 2015

Для немецко-фашистских захватчиков, которые напали на СССР 22 июня 1941 года, умение бойцов Красной Армии драться штыками, саперными лопатками и ножами стало такой же неожиданностью, как и средний танк Т-34 или легендарный реактивный миномет «Катюша». Штыковую атаку советских войск и ее эффективность немцы смогли оценить на себе уже в первые часы войны в Брестской крепости. В этом нет ничего удивительно, ведь в Красной Армии практически с самого ее создания военнослужащих начали активно тренировать, развивать их скоростные качества, выносливость, ловкость, силу, а также уделять должное внимание моральным и психологическим качествам бойцов. Рукопашный бой стал очень важной частью подготовки красноармейцев.

В то же время история штыка в русской армии началась задолго до Великой Отечественной войны. Она берет свое начало со времен Петра I. Введение в 1709 году штыка вместо багинетов сделало ружье вполне пригодным для действий в бою не только огнем и прикладом, но и штыком. В отличие от багинета штык не надо было отделять от ружья перед каждым новым выстрелом и в процессе заряжания. Соединение штыка с ружьем существенно повысило наступательную силу русского пехотинца. В отличие от армий европейских стран, в которых штык использовался как оборонительное оружие, в русской армии его использовали в качестве наступательного оружия. Сильный штыковой удар стал неотъемлемой частью тактики русской армии. Со временем русский метод ведения штыкового боя настолько запугал неприятеля, что согласно Женевской конвенции традиционный удар в живот был заменен на «более гуманный» удар штыком в грудь.

Официально обязательными занятия по гимнастике и ножевому бою стали в Красной Армии уже в 1918 году, они сочетались с обязательными учениями по стрельбе. Рукопашный бой в армии обязательно включал в себя боевую гимнастику — различные движения с оружием, лопаткой, кувырки, а также преодоление разнообразных препятствий. За годы гражданской войны удалось накопить очень большой опыт рукопашных схваток, на основе данного опыта в дальнейшем и шло развитие рукопашного боя в СССР. Начиная с 1924 года, в стране начали издаваться первые официальные военные руководства по физподготовке бойцов и граждан допризывного возраста.

До начала Великой Отечественной войны в армии успело пройти достаточное количество реформ, которые существенно изменяли принципы рукопашного боя. Штыковой бой, метание гранат и стрельба были объединены в едином комплексе. Большие уроки были извлечены и из военных конфликтов с Японией и Финляндией. Полученный Красной Армией опыт доказывал, что штыковой бой или, во всяком случае, готовность к нему, по-прежнему были решающим и заключительным элементом любой атаки. Данный же опыт ясно свидетельствовал о существенных потерях в рукопашных схватках как в силу грамотного использования штыка, так и вследствие неумения его применять.

В СССР понимали, что рукопашная схватка, ночной бой, действия разведчиков, комбинация удара гранат и холодного оружия — все это создавало ту обстановку, которая требует необходимой выучки мирного времени для любой армии, которая хочет обеспечить себе победу в будущих сражениях и достичь ее при этом малой кровью. Боевой устав пехоты РККА еще до войны был довольно категоричен: «Конечной боевой задачей пехотинца в наступательном бою является разбить противника в рукопашной схватке».

Красноармейцев постоянно учили тому, что их штык является наступательным оружием, а сама сущность штыкового боя трактовалась так: «Опыт войн показывает нам, что большое количество солдат было убито или ранено только по той причине, что они не умели соответствующим образом применять свое оружие, особенно штык. В то же время штыковой бой является решающим фактором любой атаки. До последней возможности штыковому бою предшествует стрельба. В то же время штык является главным оружием в ночном бою». Солдат Красной Армии учили, что в ходе рукопашного боя отступающих врагов нужно теснить штыком и ручными гранатами до самой линии, которая была указана в приказе. А бегущего противника преследовать быстрым, метким и спокойным огнем.

В Красной Армии много внимания уделялось быстроте, с которой могли двигаться бойцы, а их смекалка развивалась при помощи быстрых игр и разнообразных физических упражнений, которые требовали мгновенной реакции мышц и высокой скорости мышления. При этом существенную роль в развитии индивидуальных качеств бойцов играли бокс и самбо, которые шли рука об руку с обучением основам штыкового боя.

Суровая школа войны

Финская война доказала важность изучения приемов рукопашного боя, а сражения с фашистскими войсками, особенно бои в городах и окопные бои, данный опыт обобщили и значительно усилили. Генерал-лейтенант Герасимов таким образом описывал тактику по штурму укрепленных районов обороны противника: «С дистанции 40-50 метров атакующие пехотинцы должны прекратить огонь, чтобы одним решительным броском достичь вражеских траншей. С дистанции 20-25 метров в дело вступают ручные гранаты, которые солдаты метают на бегу. Далее следует выстрел в упор и поражение противника с помощью холодного оружия».

Катастрофическое начало войны и котлы 1941 года привели к существенным потерям в рядах Красной Армии. Но уже в те тяжелые месяцы войны стали ясны сильные стороны советских вооруженных сил. Удалось установить, что в рукопашном бою солдаты вермахта по уровню подготовки уступали красноармейцам. Таким образом, кипевшие до начала войны споры о том, что штык уже утратил свою актуальность, продемонстрировали правоту тех военных специалистов, кто настаивал на массовом обучении солдат навыкам штыкового боя.

Сегодня на кадрах кинохроники тех лет можно увидеть, как ополченцев учат колоть противника штыком на бегу, но в первые месяцы войны уничтожать фашистских захватчиков приходилось в других условиях — в своих или чужых окопах, стараясь нанести точный удар в шею. При этом наиболее грозным оружием советских бойцов стала саперная лопатка. Особенно хорошо этим импровизированным оружием владели вступившие в ряды РККА строители и многочисленные колхозники, которым до начала войны приходилось частенько работать плотницкими топорами. Их удары были резкими и порой такой силы, что могли перерубать конечности, не говоря уже о разбитых головах. После рукопашных боев похоронные немецкие команды часто обнаруживали своих солдат с раскроенными черепами.

Вспоминая кампании в Европе, солдаты и офицеры вермахта все чаще в разговорах между собой и в своих письмах на родину высказывали мысль: «Кто не дрался в русской рукопашной схватке, тот не видел настоящей войны». Артиллерийский огонь, бомбардировки, перестрелки, голод и холод, изнурительные марши в грязи не могли идти ни в какое сравнение с яростными и короткими схватками, в которых выжить было очень трудно.

«Мы 15 дней сражались за один дом, применяя минометы, пулеметы, гранаты, штыки, — писал немецкий лейтенант 24-й танковой дивизии в своем письме домой о боях в Сталинграде. — Уже на третий день боев на лестничных клетках, лестницах и подвалах мы оставили трупы 54 моих товарищей. «Линия фронта» в этой войне шла по коридору, который разделял сгоревшие комнаты, по потолку между этажами. Подкрепления подтягивались к нам по пожарным лестницам, дымоходам, из соседних зданий. При этом борьба шла с утра до ночи. С одного этажа на другой мы с почерневшими от копоти лицами забрасываем друг друга гранатами, сражаясь в грохоте разрывов, клубах дыма и пыли, среди луж крови, куч цемента, обломков мебели и фрагментов человеческих тел. Спросите любого бойца, что означают полчаса рукопашной схватки в таком бою. И представьте потом себе Сталинград. 80 дней и 80 ночей одних рукопашных боев. В которых длина улицы измеряется теперь не метрами, а оставленными трупами».

Основные приемы штыкового боя

В Красной Армии практиковались следующие основные приемы штыкового боя: укол, удар прикладом и отбивы.

Укол

Укол, безусловно, являлся основным приемом штыкового боя красноармейца. Основным моментом штыкового боя было устремление прямо на неприятеля винтовки со штыком, угрожая его горлу и удар в открытое место тела. Чтобы выполнить укол, необходимо было послать винтовку (карабин) обеими руками вперед (направив острие штыка в цель) и, полностью выпрямив левую руку, продвигать оружие правой рукой по ладони левой руки до тех пор, пока магазинная коробка не ляжет на ладонь. Одновременно с этим необходимо было резко выпрямить правую ногу и, подавая корпус вперед, нанести укол с выпадом левой ноги. После этого нужно было немедленно выдернуть штык и принять исходное положение.

В зависимости от боевых обстоятельств укол мог наноситься как без обмана, так и с обманом врага. В тех случаях, когда оружие противника не мешало нанести укол, необходимо было колоть прямо (укол без обмана). А когда противник был прикрыт своим же оружием, то, посылая штык прямо, нужно было создать угрозу укола (обмана), а при попытке противника совершить отбив быстро перевести свой штык на другую сторону оружия противника и нанести ему укол. При этом требовалось всегда держать своего противника под ударом, так как солдат, который не смог нанести чувствительный удар в открытое место тела своего противника в течение даже всего лишь одной пятой секунды, сам рисковал быть убитым.

Освоение техники совершения укола красноармейцами выполнялось в следующей последовательности: сначала отрабатывался укол без чучела; после этого укол в чучело; затем укол с шагом вперед и выпадом; укол в движении шагом и бегом; укол по целой группе чучел с изменением направления движения; в конце бойцы отрабатывали укол по чучелам в различной обстановке (траншеях, окопах, лесной местности и т.д.).

При тренировке и изучении укола основное внимание уделялось развитию силы и меткости. В рамках изучения солдаты Красной Армии буквально наизусть запоминали изречение русского генерала Драгомирова: «Необходимо постоянно помнить, что при использовании холодного оружия глазомер, несомненно, более важен, чем при ведении огня: там неверность руки или ошибка в определении расстояния до цели ведет к потере пули, здесь она может привести к потере жизни».

Удар прикладом

Удары прикладом солдаты должны были использовать, если встречались со своим противником вплотную, когда уже нельзя было нанести ему укол. При этом удары можно было наносить сбоку, сверху, вперед и назад. Для того чтобы нанести по противнику удар сбоку, нужно было одновременно с выпадом правой ногой вперед и движением правой руки снизу вверх нанести сильный удар острым углом приклада в район головы солдата противника. Удар прикладом сбоку можно было удобно применять после выполнения отбива влево.

Для нанесения удара прикладом вперед нужно было оттолкнуть правой рукой приклад вниз и, перехватив в правую руку выше верхнего ложевого кольца, отвести свою винтовку или карабин назад, осуществить замах, после чего с выпадом левой ногой, затылком приклада ударить врага.

Для нанесения удара прикладом назад нужно было повернуться на каблуках обеих ног направо кругом (при этом ноги в коленях не разгибались), одновременно с этим нужно было сделать замах, для этого нужно было отвести винтовку или карабин как можно дальше назад, повернув ее магазинной коробкой вверх. После этого с выпадом правой ноги необходимо было осуществить удар затылком приклада в лицо врага.

Для того чтобы нанести удар прикладом сверху, нужно было подбросить оружие, повернув его магазином вверх, на лету схватить левой рукой сверху у верхнего ложевого кольца, а правой рукой снизу у нижнего ложевого кольца и с проведением выпада правой ногой нанести сильный удар сверху острым углом приклада.

При этом удары прикладом необходимо было наносить быстро, метко и сильно. Тренировка данных ударов осуществлялась по чучелам типа «сноп» или по шару тренировочной палки.

Отбивы

Отбивы использовались красноармейцами для защиты от уколов противника при нападении, когда оружие в руках противника мешало провести укол. После отбива удара противника нужно было немедленно самим провести укол или осуществить удар прикладом. Отбивы выполнялись вправо, влево и вниз направо. Отбив в правую сторону осуществлялся, когда вражеский солдат угрожал уколом в верхнюю правую часть туловища. В такой ситуации быстрым движением левой руки вправо и немного вперед необходимо было сделать короткий и резкий удар цевьем по вражескому оружию и немедленно осуществить укол. Чтобы провести отбив вниз направо (при попытке противника уколоть в нижнюю часть туловища), необходимо было быстрым движением левой руки полукругом влево и вниз направо провести резкий удар цевьем по винтовке противника.

Отбивы выполнялись одними руками, они совершались быстро и с небольшим размахом, без осуществления поворота корпуса. Размашистый отбив являлся невыгодным по той причине, что солдат открывал себя, давая возможность нанести укол противнику. Сначала происходило изучение только техники отбивов, после чего изучался отбив направо при уколе тренировочной палкой и отбив с последующим выполнением укола в чучело. После этого тренировки начинали проводить в усложненной и разнообразной обстановке в сочетании с уколами и ударами прикладом.

Во время Великой Отечественной войны состоялось огромное количество рукопашных схваток. Это была жизненная необходимость. При этом статистика наглядно показывает, что в большинстве рукопашных схваток инициаторами выступали именно бойцы и командиры Красной Армии. По статистике, противники красноармейцев решались на рукопашную схватку лишь в 29% случаев, что говорит об их страхе перед этим видом боя, в то же время бойцы Красной Армии, наоборот, стремились навязать противнику рукопашный бой.

Источники информации:
http://weapon.at.ua/publ/20-1-0-330
http://svpressa.ru/post/article/109070/?rintr=1
http://ammoussr.ru/history/rukopashnyiy … snoy-armii
http://protectyou.ru/articles/rukopashn … snoy-armii

Автор Юферев Сергей

http://topwar.ru/77655-rukopashnyy-boy- … armii.html

+1

2

Штыки винтовки Мосина
28.01.2016 05:49

В 1891 году на вооружение русской армии было принято новое оружие – Русская трехлинейная винтовка, созданная С.И. Мосиным. Эта винтовка должна была заменить «Берданки», эксплуатировавшиеся с начала семидесятых годов. В новом проекте использовалось магазинное боепитание, обеспечивавшее значительное превосходство над существующим оружием. Одновременно с этим новая винтовка получила штык, основанный на аналогичном агрегате имеющегося образца.

По некоторым данным, в ходе разработки перспективного оружия для замены винтовки Бердана предлагалось отказаться от традиционного игольчатого штыка и использовать тесак. Тем не менее, сторонники отработанных решений сумели отстоять существующую конструкцию и «продавить» ее использование в новом проекте. При этом предлагалось не просто заимствовать готовый клинок, но создать новую его версию, доработанную с учетом опыта эксплуатации оружия и требований к перспективной винтовке. Таким образом, с точки зрения общих идей штык винтовки Мосина представлял собой дальнейшее развитие клинка «Берданки». Следует отметить, в дальнейшем некоторые винтовки все же получали штыки с ножевидными клинками, однако это было вынужденной мерой.

Общая архитектура первого штыка для «Трехлинейки» соответствовала строению штыка для винтовки Бердана. Одновременно с этим конструкция была доработана в соответствии с новыми расчетами и опытом применения имеющегося оружия. Вследствие этого изменились габариты и вес штыка, а также некоторые его элементы. Для крепления штыка на стволе винтовки по-прежнему предлагалось использовать трубчатую втулку с хомутом. Однако клинок теперь предлагалось крепить к трубке без каких-либо дополнительных опор, обеспечивающих вынос от ствола. Для крепления штыка более не требовался специальный упор на стволе.

Трубчатая втулка имела утолщенный задний торец и фигурную прорезь в средней части. С помощью последней втулка должна была контактировать с мушкой, а также обеспечивать правильное взаимодействие хомута со стволом. Фиксация штыка на стволе осуществлялась при помощи металлического хомута с винтом. Для удобства эксплуатации оружия сравнительно длинные концы хомута были выведены на ту же сторону, что и клинок. Установка штыка на ствол производилась следующим образом. Следовало надеть втулку на дульную часть ствола и повернуть штык на нужный угол по часовой стрелке. При этом угол поворота, в зависимости от серии и производителя, колебался в пределах 30-90 градусов. Клинок установленного штыка находился справа от ствола.

Клинок нового штыка имел четырехгранную игольчатую форму. Для большей жесткости на боковых поверхностях штыка имелись долы. Затачивать, как и ранее, предлагалось только острие. При этом оно имело форму отвертки, что позволяло не только атаковать противника, но и использовать штык в качестве отвертки при обслуживании оружия. Отсутствие заточки на боковых гранях должно было обеспечивать безопасную эксплуатацию оружия с примкнутым штыком.

Общая длина штыка для «Трехлинейки» составляла 500 мм – он был заметно короче штыка винтовки Бердана. Длина трубчатой втулки равнялась 70-72 мм при внутреннем диаметре 15 мм. На клинок приходилось 430 мм от общей длины изделия. Ввиду некоторых отличий технического и технологического характера вес штыков колебался в определенных пределах. В основном этот параметр составлял от 320-325 до 340-345 г.

Известно, что первая партия серийных штыков для новой винтовки была заказана не российской промышленности, а зарубежному предприятию. В 1891 году заказ на производство винтовок со штыками был выдан французскому заводу Chatelleraut. С 1892 по 1895 годы это предприятие поставило российской армии 509539 винтовок, укомплектованных четырехгранными игольчатыми штыками. Штыки французского производства имели некоторые характерные особенности, благодаря которым, в частности, получались легче более поздних изделий, изготовленных в России.

Наиболее заметным отличием французских штыков была конструкция долов клинка. Эти углубления начинались сразу после крепления клинка к трубке, тогда как на российских штыках между креплениями и долами имелся значительный промежуток. Еще одно отличие заключалось в форме детали, соединяющей клинок и втулку. За счет более широкой прорези в трубке штык при установке следовало поворачивать на 90°. Наконец, имелись заметные отличия в маркировке: размер литер, расположение клейм и т.д.

С точки зрения основных особенностей конструкции штык винтовки Мосина был дальнейшим развитием клинка «Берданки». Такие его особенности сказались на руководствах по применению оружия. Новые винтовки, подобно старым, предписывалось пристреливать с установленными штыками, что позволяло снизить влияние деривации при полете пули. Хранить и переносить оружие так же следовало со штыком. Снимать его требовалось только при поездке на железнодорожном или автомобильном транспорте. Во всех иных ситуациях, в том числе во время боя, штык должен был располагаться на стволе винтовки.

Первые трехлинейные винтовки и штыки для них были произведены во Франции, но в дальнейшем производство этого оружия было перенесено на российские предприятия. Оружие производилось в Туле, Ижевске и Сестрорецке. Новые отечественные штыки выпускались в соответствии с проектом, однако внешне и по конструкции отличались от оружия, изготовленного французской промышленностью.

В течение нескольких десятилетий штыки для винтовки Мосина не претерпевали никаких изменений и, с определенного времени, выпускались только в России. Тем не менее, в дальнейшем список стран-изготовителей пополнился еще одним пунктом. Начало Первой мировой войны привело к необходимости увеличения выпуска оружия, однако российская промышленность уже не могла справиться с новыми заказами. Из-за этого появились контракты с американскими компаниями. Заводы Remington и Westinghouse должны были выпустить около 2,5 миллиона винтовок и такое же количество штыков. Оружие американского производства походило на французское, а также имело схожие характерные черты.

До революций 1917 года Россия успела получить не более 750-800 тыс. «Трехлинеек» американского производства. В связи со сменой власти и тяжелой экономической ситуацией российская сторона не могла оплатить и забрать новые партии оружия, из-за чего возникли проблемы со статусом этой продукции. Проблема была решена правительством США. Желая поддержать заводы, испытывавшие экономические трудности, государство выкупило произведенные, но не поставленные заказчику винтовки и передало их Национальной гвардии. Часть этого оружия также попала в армию. Поскольку приемка «невостребованных» винтовок и штыков осуществлялась американскими военными, это оружие получало соответствующие клейма.

Развитие штыка к трехлинейной винтовке до определенного времени не велось. Новые модификации этого оружия, в том числе и серийные, появились лишь после создания Советского Союза. За несколько следующих десятилетий был создан ряд модификаций базового штыка, отличавшихся друг от друга и от исходной конструкции некоторыми особенностями и даже назначением. Часть модификаций штыка успешно прошла все необходимые испытания, а затем поступила в серию.

Первой новой модификацией штыка стала тренировочная. В двадцатых годах была предложена новая конструкция штыка, которая позволяла бойцам, при использовании соответствующих средств защиты, отрабатывать приемы штыкового боя в совместных занятиях. Тренировочный штык отличался от боевого конструкцией «клинка» и его креплениями. Последние были выполнены в виде двух металлических пластинок с отверстиями для двух винтов или заклепок. Между пластинками помещался пластинчатый гибкий имитатор штыка, фиксируемый на своем месте винтами/заклепками. По своим габаритам гибкий имитатор клинка соответствовал боевому изделию. Для безопасного использования боевой конец имитатора загибался и образовывал петлю.

По некоторым данным, тренировочные гибкие штыки производились не только оружейными заводами, но и фабриками спортивного инвентаря. Кроме того, имеются сведения о продолжении производства подобных изделий до шестидесятых годов. Тренировочные штыки могли использоваться как с боевыми, так и с учебными винтовками Мосина. В годы Великой Отечественной войны тренировочные штыки переделывались в боевые: для этого в креплениях устанавливался пластинчатый клинок кустарного изготовления.

В конце двадцатых годов начались работы по модернизации «Трехлинейки», которые привели к появлению т.н. винтовки Мосина обр. 1891/30 гг. Одним из направлений модернизации было создание нового штыка, отличающегося от базового более совершенными креплениями. Инженеры Комарицкий и Кабаков создали новый вариант систему установки штыка на винтовку, в состав которого включили пружинную защелку и намушник конструкции оружейника Паншина.

От базовой версии новый штык отличался конструкцией трубчатой втулки. На ее боковой поверхности предусматривалась крупная прорезь, соединенная с небольшой прорезью в верхней поверхности. Над последней находился крупный намушник рамочной конструкции. В креплении клинка располагались механизмы защелки. Для установки такого штыка на винтовку следовало надеть трубку на ствол, проведя мушку по боковой прорези, а затем повернуть штык на 90° и поставить его на защелку. При этом клинок оказывался справа от ствола, а открытая мушка – под намушником.

В скором будущем на основе конструкции Комарицкого-Кабакова был разработан новый штык, который в дальнейшем использовался с винтовкой обр. 1891/30 гг. Конструкция штыка фактически осталась прежней, однако он лишился намушника. В ходе модернизации винтовка получила собственную защиту мушки, из-за чего можно было отказаться от соответствующей детали на штыке. В такой конфигурации штык производился серийно и поставлялся в войска вместе с модернизированной винтовкой. Примечательно, что штыки первых серий комплектовались кожаными ножнами, но позже от них отказались ввиду отсутствия необходимости в подобных изделиях.

В 1943 году разрабатывался новый вариант штыка с оригинальными креплениями. В рамках конкурса на разработку перспективного штыка была предложена конструкция, позволяющая как демонтировать клинок, так и складывать его в транспортное положение. Для этого на трубчатой втулке установили несколько новых деталей. В задней части появилась скоба с отверстиями для винта или шпильки. На ней шарнирно должен был монтироваться клинок с удлиненной задней частью. На уровне дула предусматривалась подвижная деталь-защелка с кольцом для установки на ствол. Таким образом, новый штык следовало монтировать на винтовку без возможности быстрого снятия, однако появлялась возможность складывать клинок. Для перевода в походное положение защелка отводилась вперед и отпускала клинок, позволяя повернуть его на оси. Клинок укладывался вдоль ложа. Возвращение в боевое положение производилось поворотом вперед с последующей установкой защелки.

По некоторым данным, подобные штыки были выпущены сравнительно небольшой серией и использовались только в испытаниях. В серию они не пошли, однако стали основой для нового штыка, который, в свою очередь, выпускался крупными партиями и применялся в войсках.

В силу определенных причин новый складной штык начал выпускаться в 1943 году, однако в документах он числится как штык обр. 1944 г. Такой вариант клинка предназначался для карабинов Мосина и, прежде всего, отличался габаритами. При этом имелись и отличия в конструкции. Так, вместо трубки с фигурной прорезью использовался металлический хомут с шарниром для клинка, жестко устанавливаемый на стволе. Защелка для фиксации на дуле осталась прежней. Общая длина такого складного штыка составляла 380 мм при клинке длиной 310 мм.

Складной штык с жесткими несъемными креплениями использовался только на карабинах Мосина обр. 1944 года. Это оружие производилось серийно и поставлялось в Красную Армию. Кроме того, часть запасов карабинов в дальнейшем передавалась дружественным государствам. Также в рамках международного сотрудничества СССР передавал третьим странам производственную документацию. Производство лицензионных карабинов велось в Венгрии, Китае и других странах.

Во время войны также создавались импровизированные модификации штыков для винтовки Мосина, строившиеся на базе имеющихся деталей. Так, в Ленинграде во время блокады (по другим данным, в полевых мастерских) изготавливались штыки с ножевидными клинками. На трубчатую втулку в таком случае устанавливалось треугольное крепление, к которому приваривался клинок. В качестве последнего могли использоваться заготовки для штыков винтовки СВТ-40 или другие схожие изделия. Такие клинки имели одностороннюю заточку и долы на обеих боковых поверхностях. По понятным причинам, габариты и вес подобных изделий заметно отличались и зависели от «сырья».

Винтовки С.И. Мосина в различных версиях производились до середины шестидесятых годов прошлого века и в течение нескольких десятилетий являлись одним из основных видов стрелкового оружия русской, а затем Красной армии. За это время были созданы несколько модификаций самого оружия, а также штыков для него. В зависимости от требований войск разрабатывались съемные или складные штыки различной конструкции, а при необходимости даже была создана импровизированная модификация, которую можно было производить в условиях дефицита ресурсов. Будучи неотъемлемым элементом стрелкового комплекса, штыки винтовок Мосина активно использовались солдатами в ходе нескольких войн. Таким образом, штыки этого оружия достойны рассмотрения и изучения не меньше, чем сами винтовки.

По материалам сайтов:
http://world.guns.ru/
http://bayonet.lv/
http://zemlyanka-bayonets.ru/
http://1941-1945.ru/
http://army.lv/

Подробный обзор различных штыков для «Трехлинейки» с фотографиями:
-- /
Автор Рябов Кирилл

http://topwar.ru/89780-shtyki-vintovki-mosina.html

+1

3

Легендарное оружие.)))

0

4

Как русские ходили в рукопашную
Александр Самоваров
15.01.2011

Один раз в студенческие годы мы гуляли по Москве, забрели в один уютный двор. Там под рябинами стоял стол, и мужики играли в домино, мы присоединились, у нас было  пиво, мы угостили мужиков. Мы разговорились. А перед этим показывали какой-то фильм о войне, там был эпизод с рукопашной схваткой. Среди сидевших мужичин, один был широкоплечий, с мощной шеей, он сказал, что сейчас на пенсии, а до этого был тренером по самбо.

А в этом фильме показывали, как наши бойцы бросают через бедро фашистов. Я спросил, в самом деле, бойцам преподавали самбо и они использовали приемы в рукопашных схватках? Мужчина это  засмеялся и  сказал: «Какое самбо, сынок». Потом рассказал про единственную в своей жизни рукопашную, я так понял, что речь шла о лете 1942 года, когда немцы подходили к Сталинграду. Сплошной линии фронта не было, наши отступали, от батальона, где он служил, осталось   сто человек, из офицеров один взводный, они окопались. И ту немцы выкатили на грузовиках, остановились,  вылезли, в громкоговоритель кричат: «Русские, выходите», и разворачиваются в цепь. В  атаку немцы ходили в «подогретом» состоянии, принимали алкоголь. А тут видно принимали не один день подряд. И немцы идут медленно в атаку во весь рост. И все кричат: «Русские, выходите».

Короче, немцы приглашают к рукопашной. Все наши бойцы лежат в окопчиках, и тут встает взводный. Стоит один, потом встают еще бойцы, потом еще, потом поднимается половина, почти все, остальных поднимают пинками. Старый боец сказал, что когда они побежали навстречу немцам, то от страшного  напряжения у него изменилось восприятие мира, волосы встали дыбом,  все звуки стали приглушенными.  Бежал он уже в каком-то мареве, перед глазами все расплывалось, веса своего тела и веса винтовки он не чувствовал,  увидел немецкий мундир и воткнул штык, как учили. И все.

Немцев частью перебили, часть из них убежала в степь.  А наш собеседник рассказывал, что он сел на камень в полном отупении, и кожа у него между лопаток сама сжималась и разжималась. (Потом я спросил у знакомого врача, он сказал, что это реакция вегетативной  нервной системы).

http://www.proza.ru/2011/01/15/871

0

5

МАТЕРИАЛ "Фом"
06.02.2016 00:32 

Кто первый, НАТО или Эрдоган? Учите историю, господа......
В подавляющем большинстве случаев «в штыки» первыми бросались именно наши бойцы.


Для немецко-фашистских войск, напавших на СССР, умение красноармейцев драться штыками, ножами и саперными лопатками оказалось такой же неожиданностью, как танк Т-34, «Катюша» и русские снайперы.

Единый комплекс.

Финская война показала, насколько важным является обучение красноармейцев приемам рукопашного боя. В результате реформы советских сухопутных сил, прошедшей перед ВОВ, стрельба, метание гранат и штыковой бой были объединены в единый комплекс. Позднее уже в сражениях с фашистами, особенно в городских условиях и в окопах, этот опыт был обобщен и усилен. Генерал-лейтенант Герасимов так описывал тактику штурма укрепрайонов противника: «С дистанции 40-50 метров атакующая пехота прекращает огонь, чтобы одним решительным броском достичь траншей противника. С дистанции 20-25 метров она применяет ручные гранаты, метаемые на бегу. Дальше следует выстрел в упор и поражение врага холодным оружием».

О подробностях предвоенной подготовки к рукопашному бою рассказывал боец НКВД Ковшарь Яков Фёдорович: «Каждому бойцу важно не только знать, но и уметь владеть штыком и руками в рукопашном бою с врагами. Сам я начинал свою солдатскую службу еще в 1935 году. Окончил курсы младших командиров и был направлен в особый стрелковый полк глубинной фронтовой разведки. Учили нас хорошо. С рукопашным боем у нас тоже подготовка была поставлена хорошо. Два раза в неделю мы ходили на «бокс» - состязались в перчатках, привыкали к ударам. Самые крепкие могли выдерживать до пяти ударов одновременно. Через три месяца мы научились не бояться ударов и тогда нас стали учить броскам. Бросали и вправо, и влево, и через спину, и с захватом».

Спецподготовка – в массы.

Катастрофа 1941 года привела к значительным потерям Красной Армии. В то же время были выявлены и сильные стороны наших Вооруженных сил. Выяснилось, что в рукопашных боях солдаты вермахта уступали подготовленным красноармейцам. Кипевшие до войны споры о том, что штык потерял свою актуальность, показали правоту тех военных специалистов, которые всё ж настояли на массовом обучении навыкам его владения.

Было даже выпущено специальное наглядное пособие генерал-майора А.А. Тарасова «Уничтожай врага в рукопашной схватке», которое было направлено во все части, где шла ускоренная подготовка мобилизованных бойцов. «Смертельный и коварный враг Вашей Родины - германский фашизм - до зубов вооружен огневыми и техническими средствами войны, - писал в предисловии Тарасов. – Вместе с тем немецко-фашистские полчища избегают встречи с нами в рукопашных схватках, ибо наши бойцы показали, что не было и нет им равных по отваге и ловкости в рукопашном бою. Но с техникой и тактикой врага нам надо серьезно считаться. Поэтому в боях с лютым нашим врагом:

- передвигайся быстро и скрытно,

- бросай гранату далеко и метко,

- бей штыком и прикладом крепко».

На кадрах кинохроники можно видеть, как ополченцев учат колоть на бегу, однако в первой половине войны чаще всего приходилось уничтожать фашистов другим приемом - в своих или в окопах противника наносить точный удар штыком в горло. Но самым грозным оружием нашего бойца была саперная лопатка. Особенно хорошо ею владели вступившие в ряды РККА колхозники и многочисленные строители, которым до войны частенько приходилось работать плотницкими топорами. Их удары были слитные, резкие и порой настолько сильные, что перерубали конечности, не говоря о разбитых головах. Похоронные немецкие команды после рукопашных боев часто видели своих солдат с раскроенными черепами.

Лицом к лицу.

Так называется книга командира 181-го особого разведывательно-диверсионного отряда Северного флота Виктора Леонова. Ему и его бойцам пришлось вступать в многочисленные рукопашные бои с наиболее подготовленными солдатами горнострелковых частей вермахта. Меж собой красноармейцы их называли егерями. Речь шла о немецкой элите, состоящей, как правило, из молодых физически крепких солдат ростом не менее 176 см. Эти немцы были обучены сражаться в суровых климатических условиях и прекрасно владели техникой единоборства. Однако и фашистские егеря не могли противостоять нашим разведчикам-диверсантам.

«Вспыхнул и разгорелся необычный, редкий по своей напряженности и внезапности бой, – вспоминал Леонов. - Это была та смертельная схватка, когда в ход идет и кулак, и холодное оружие, и подвернувшийся под руку булыжник. Я увидел Андрея совсем близко, притаившимся за большим камнем. По другую сторону камня два егеря ожидали его появления. Короткий выпад вперед, затем обманное движение, и вот уже свалился один егерь, сшибленный ударом приклада. Но, падая, он подсек Андрея, и тот растянулся на скользком камне. К нему тотчас же устремился другой егерь. Я вскинул автомат, но дал очередь вверх, увидев позади егеря Тарашнина и Гугуева. Рослый егерь уже занес винтовку над распластанным на земле разведчиком. Я не видел, как Андрей птицей мотнулся в сторону, но услышал лязг приклада о камень. Винтовка вывалилась из рук егеря, и он нагнулся, чтобы поднять ее. В это мгновенье я прыгнул через камень и ударом приклада автомата оглушил егеря».

По словам дважды героя Советского Союза Виктора Леонова, часто егеря и наши бойцы во время сближения не стреляли друг в друга, предпочитая короткие и яростные схватки. Причина крылась в рельефе местности, позволяющем скрытно подойти к противнику. И наши, и немцы выходили навстречу практически вплотную – на расстоянии двадцати метров. Пред схваткой красноармейцы всегда презрительно и зло улыбались, заставляя фашистов нервничать и думать, нет ли здесь подвоха. «…Улыбка и тельняшка стали нашим оружием. Враги не выдерживали этого давления на психику», - говорил командир разведчиков.

В окопах Сталинграда.

Вспоминая европейские компании, солдаты вермахта всё чаще в разговорах между собой и в письмах домой высказывали мысль: «кто не дрался с русскими в рукопашной схватке, тот не видел настоящую войну». Перестрелки, артиллерийский огонь и бомбардировки, изнурительные марши по грязи, голод и холод не шли в никакое сравнение с короткими и яростными схватками, в которых выжить было практически невозможно.

«Мы сражались 15 дней за один дом, используя минометы, гранаты, пулеметы и штыки, - писал в письме домой немецкий лейтенант 24-й танковой дивизии, участник Сталинградской битвы. - Уже на третий день в подвалах, на лестничных клетках и лестницах валялись трупы 54 моих убитых товарищей. «Линия фронта» проходит по коридору, разделяющему сгоревшие комнаты, по потолку между двумя этажами. Подкрепления подтягиваются из соседних домов по пожарным лестницам и дымоходам. С утра до ночи идет непрерывная борьба. С этажа на этаж с почерневшими от копоти лицами мы забрасываем друг друга гранатами в грохоте взрывов, клубах пыли и дыма, среди куч цемента, луж крови, обломков мебели и частей человеческих тел. Спросите любого солдата, что означает полчаса рукопашной схватки в таком бою. И представьте себе Сталинград. 80 дней и 80 ночей рукопашных боев. Длина улицы измеряется теперь не метрами, а трупами...»

Статистика рукопашных боев показывает, что в Великую Отечественную войну в восьмидесяти процентах схваток инициаторами были именно наши бойцы.

И, как думаете, пиндосы выдержат ЭТО?

Нет, и это абсолютно точно......

Главное в том, что бы мы, ныне живущие, не посрамили бы славу дедов и прадедов ........

Да здравствует РОССИЯ!!!!!!!!

http://cont.ws/post/195684

0


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Секретное оружие Красной Армии.