Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Ай да Путин,ай да «сукин сын»!(Внешняя политика России времен санкций)


Ай да Путин,ай да «сукин сын»!(Внешняя политика России времен санкций)

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Ростислав Ищенко
Кто кого съест?

Известно, что внешняя политика является продолжением политики внутренней. Поэтому, если внутри страны Путин проводил политику национального компромисса, неудивительно, что и его внешняя политика является подчеркнуто неагрессивной. Некоторых это раздражает. Раздражает недостаточный радикализм, как внутренней, так и внешней политики. Доходит до того, что президента, усилиями которого Россия вернула себе статус сверхдержавы, при котором страну вновь стали уважать и к ее мнению прислушиваться, обвиняют в слабости и готовности прогнуться перед Западом.

Так ли это? Думаю, что истории Ходорковского, Гусинского, Березовского и иных, менее заметных, но не менее опасных товарищей убедительно свидетельствуют о том, что президент Российской Федерации тонко чувствует грань, отделяющую компромисс от капитуляции. И каждый из путинских компромиссов играет в пользу Путина. Причем направленность изменений не оставляет сомнений в том, что окончательной целью является занятие государством командных высот в экономике и активизация его международной активности, подкрепленная необходимой и достаточной военной силой.

Фактически все пятнадцать лет своего правления Путин осуществлял комплексную стратегию, которая заключалась в:
обеспечении внутриполитической стабильности, за счет проведения политики национального компромисса (олигархов, кроме самых наглых, не стали раскулачивать, с ними заключили пакт о ненападении, сохранив за ними активы, в обмен на их отказ от вмешательства в политику и готовность безоговорочно следовать в своем бизнесе государственным интересам, нарушителей конвенции карали и продолжают карать жестоко);
обеспечении благоприятных внешнеполитических условий, за счет проведения политики умеренного сопротивления Западу (Россия огрызалась, когда ее пытались откровенно шпынять, но не выходила за рамки «приличий», позволяя себе не больше, чем Франция или Германия и в целом сохраняя дружественную риторику в отношении Запада);
выигрыше времени, примерно десяти лет, для восстановления и развития экономики и вооруженных сил, подготовки переориентации экономических связей (почему вдруг не сработали санкции) и отвязке национальной финансовой системы от доллара (если сравнить с Украиной, то очень хорошо заметно, что после падения курса гривны, по отношению к доллару пропорционально выросли практически все цены – кроме летних цен на овощи и фрукты, которые не могут долго храниться, а в России, значительный сегмент цен, номинированных в рублях, на товары не зависящие от импорта, остался на прежнем уровне или изменился в пределах инфляции);
создании экономических и политических союзов, а также поиска партнеров для военного сотрудничества.

По мелочам можно насчитать еще пунктов десять, но главное, думаю, перечислено. Целью российской стратегии все эти годы был выигрыш времени для укрепления внутренних и международных позиций государства, которому неизбежно предстояло вступить в схватку не на жизнь, а на смерть с США. Этим задачам – выигрыш времени, сохранение стабильности и наращивание сил и была посвящена большая часть работы команды полтора десятилетия.

В принципе, это азбука политики – если можешь добиться своих целей без конфронтации и дестабилизации, значит конфронтация и дестабилизация тебе вредны. Ни в быту, ни в международной политике никто не любит хулиганов и скандалистов. В конечном итоге мы видим, как США, находящиеся в цейтноте и не имеющие возможности спокойно играть в долгую и душить Россию в объятиях, как Рейган и старший Буш душили СССР при Горбачеве, инициировали конфронтацию и нестабильность и стали проблемой для своих собственных союзников. Их боятся и им подчиняются в Европе (но уже не по всей планете). А главное, за это приходится платить ростом антиамериканизма в мире. Между тем, если твои союзники – на деле сателлиты и не дружат с тобой на основе взаимной выгоды, а подчиняются силе, то ты должен силу все время демонстрировать (что вынуждает США растягивать военные ресурсы и перенапрягать бюджет), а как только ты дашь слабину, они тебя предадут и перебегут к твоему врагу.

Не удивительно, что сейчас Путин продолжает ту же внешнюю политику, уже доказавшую свою успешность. Россия не идет на конфронтацию, но четко очерчивает границы компромисса. В Вашингтоне понимают, что такой компромисс, в течение ближайших пяти лет сделает Путина абсолютным хозяином положения в Европе, Северной Африке и на Ближнем Востоке, а из Азии, Африки южнее Сахары и Латинской Америки, Россия вытеснит США в партнерстве с другими странами БРИКС. Поэтому США всеми силами пытаются спровоцировать конфликт.

И они его рано или поздно спровоцируют. Но каждый выигранный день, делает Россию сильнее, а США слабее.

В этих условиях, условиях жесткого противостояния с сильным и опасным врагом, удар в спину России наносят люди, которые называют себя «патриотами», и которых я, чтобы не путать с патриотами настоящими, называю «милитаристами». Они трусливо обвиняют абстрактную российскую власть, столь же абстрактную «пятую колонну» (одно время они ввели в оборот термин «шестая колонна», который, впрочем не прижился), отдельных членов президентской команды в предательстве национальных интересов. Трусливо, потому, что ясно, что метят они в президента. Он определяет внешнюю политику страны, он несет за нее ответственность (равно, как и за работу своей команды), а главное Путин никогда не отрицал того, что по его мнению страна идет правильным курсом. Но они боятся сказать, что находятся в оппозиции Путину – слишком велика поддержка, слишком высок рейтинг доверия общества к президенту.

Поэтому ножки президентского кресла они подгрызают аккуратно, клянясь в верности президенту и верховному главнокомандующему. «Милитаристы» ведут далеко не безобидную пропаганду, поскольку выступают вроде бы и с тех же позиций, что и президент, только более радикально.

Они, как все заговорщики в России (с древнейших времен, до наших дней) готовы на дестабилизацию и даже на гражданский конфликт, во имя благородной цели – «спасения России». Если им удастся качнуть общество, а в условиях глубокого международного кризиса и сложных внешнеполитических маневров для этого могут сложиться благоприятные обстоятельства, то база для мятежа может сложиться.

Ну а что бывает, когда люди, уверенные в своем эксклюзивном праве на патриотизм  и в благодетельном воздействии расстрелов на целостность и процветание государства, приходят к власти, мы видим на примере Украины. Там тоже патриоты считали, что власть недостаточно патриотична. Они взяли автоматы и прогнали Януковича. Потом, обнаружив, что не все и не везде разделяют их формулу патриотизма развязали гражданскую войну. А сейчас находятся на грани войны всех против всех.

Дело в том, что если Вы один раз заменили закон автоматом, чтобы прогнать от власти «неправильное» большинство (если бы Вы сами были в большинстве Вам бы не понадобился автомат) то Вы, не останавливаясь, пойдете по этой дороге до конца, расстреливая, вначале попутчиков, затем однопартийцев, а в конечном итоге и ближайших соратников, поскольку разногласия бывают всегда, а метод решения у «милитаристов» один – кто первым успел расстрелять, тот и прав. В этом отношении русские псевдо-патриоты «милитаристы» практически ничем не отличаются от «Правого сектора». По сути все различие заключается в одном слове – смени «украинский» на «российский» и не увидишь разницы. Метод – неприкрытое насилие, отказ от соблюдения конституционных свобод и террор –  один и тот же, и результат, если российские «милитаристы» доберутся до власти, будет тот же, что и на Украине и даже (с учетом российской огромности и многонациональности) значительно хуже.

Последние пятнадцать лет российская власть не давала оснований заподозрить себя в сентиментальности, неадекватности или недальновидности. Как я уже писал выше, при возникновении реальной опасности Путин всегда реагировал моментально и жестко.

Либералы сегодня маргинализированы и слабы. Более того, любая либеральная проамериканская активность на руку милитаристам, так как обосновывает их тезис о необходимости жестких мер. Не случайно «милитаристы» и либералы зачастую оказываются на одних митингах.

В то же время «милитаристы» активно претендуют если пока не на саму власть, то на исключительное право диктовать власти, что она должна делать. Вольно или невольно «милитаристы» выступают нарушителями конвенции, борцами против политики национального компромисса, разрушение которой с неизбежностью ведет к гражданской войне и ликвидации российской государственности.

Я готов с одного раза угадать, кто в такой ситуации больше рискует попасть под удар стабилизационных (а по сути антимайданных) мер властей. Ведь на любом майдане скачут исключительно патриоты. Там все исключительно за национальные интересы. «Пятой колонны» там не бывает. «Пятая колонна» – все остальные, все, кто майдан не поддерживает. Кстати и на Тяньаньмень студенты хотели как лучше.

Что-то мне подсказывает, что если его вынудят выбирать между методами Ден Сяопина и единственного президента СССР Путин склонится на сторону покойного китайского мудреца.

Но Россия жизненно нуждается во внутренней стабильности, а даже быстрый разгром даже самой деструктивной «милитаристской» оппозиции – уже дестабилизация. Поэтому лучше бы обойтись без необходимости применять к «милитаристам» те меры, которые они сейчас призывают применить к своим оппонентам.

Однако

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 4 Авг 2015 12:53:54)

0

2

Исчезающая Украина

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Еще до переворота на Украине я пытался донести до киевских «евроинтеграторов» простую мысль: Россия не сможет мириться с возникновением на ее границах агрессивной, русофобской, бандеровской Украины, желающей к тому же, чтобы Москва оплачивала ее вступление в ЕС и НАТО. Следовательно, если такая Украина возникнет, то в течение обозримого промежутка времени перестанет существовать любая Украина. Те же мысли я высказывал и после переворота, обращаясь уже к российской аудитории. Мнение свое я не изменил и сейчас.

Часть российской и пророссийски настроенной украинской общественности, тем не менее, считает, что Кремль мечтает сохранить Украину. Поскольку сторонники этой точки зрения ссылаются на факты, которые они считают убедительными, мне представляется целесообразным попытаться все же здраво оценить, что собственно происходит не на Украине, но вокруг нее. Итак, сторонники более агрессивной политики, считающие, что российское руководство, пытаясь сохранить отношения с Западом готово «запихнуть Донбасс в Украину» при условии ее формального нейтралитета, опираются, в основном на следующие утверждения:

— Россия вовремя не послала на Украину свои войска, чтобы свергнуть хунту.

— Ополчению недостаточно помогли материально, а когда оно перешло в наступление то его (дважды) остановили, не дали освободить всю Украину и принудили согласиться с Минскими соглашениями, предполагающими сохранение Донбасса в составе Украины.

— Россия поддерживает украинскую экономику — поставляет на Украину газ и на Украине работают российские банки.

— Россия признала украинский режим и стремится вернуть восставший Донбасс под его власть.

Есть еще варианты тех же самых утверждений, есть иные примеры якобы существующих намерений России «все слить», но в целом эти пункты исчерпывают «доказательную базу» «антидонбасских» намерений Кремля.

Ну что ж, не будем патетично восклицать: «Чего же американцы воюют с Россией, если она, бедная, не знает, как им сдаться!» Рассмотрим реальную доказательность данных утверждений.

1. В реальной, а не сложившейся в воспаленном милитаристской горячкой мозгу, ситуации февраля-июля 2014 года общественное движение на Украине контролировалось двумя группами олигархов. Одна, опираясь на нацистских боевиков, контролировала Киев. С ее помощью США планировали втянуть Россию в конфликт с ЕС (желательно вооруженный) на территории Украины. Вторая не без успеха (хоть и стараясь не засвечиваться) контролировала протестное движение на Юго-Востоке (который тогда еще не был Новороссией). Эта группировка также желала втянуть Россию в конфликт, чтобы улучшить свою переговорную позицию в борьбе с первой группой за раздел влияния в стране после Януковича. Позиция этой группы может быть описана как «забирайте себе Киев, Полтавщину, Черниговщину, Сумщину и Галицию, а нам оставьте Донбасс, Харьков и Одессу, ну а в Николаеве, Херсоне, Запорожье и Днепропетровске — должны быть представлены и защищены интересы всех олигархический семей. То есть, российские войска должны были, вопреки интересам России и в интересах США, защищать интересы олигархов, проигравших при свержении Януковича, к которому сами же приложили руку, от олигархов, в этом процессе выигравших.

Конечно, международно-правовые основания послать на Украину армию у Москвы были. Но не надо забывать, что с просьбой о помощи обратился бежавший президент, уже находившийся на территории России, что позволило бы поставить под сомнение его дееспособность. Этот президент был ненавидим не только противниками, но и сторонниками, которых он предал. Элита консолидировано выступала против возвращения Януковича, и народ в целом был с ней согласен. Юго-Восток не имел не только единого лидера, но даже группы лидеров (политики-эмигранты до сих пор не смогли ни объединиться, ни предложить что-то путное, кроме ожидания того счастливого момента, когда Кремль предложит им вернуться на Украину в обозе армии-победительницы и управлять под защитой ее штыков, чего, кстати, никогда не будет). Армия, МВД, СБУ, все силовые структуры не выступили против путчистов, а подчинились им. Даже в Крыму, практически все силовики, кроме крымского «Беркута», «осознали» пагубность путча и «прониклись» идеями Русского мира только когда на полуострове повсеместно стали встречаться хорошо вооруженные и обученные «вежливые люди» на современной бронетехнике. И то, недели две отдельные гарнизоны не желали сдаваться, и был риск начала боев.

Понятно, что сопротивление армии на материковой территории Украины было бы быстро сломлено, но времени бы хватило, чтобы Рада обратилась за помощью к Западу, у которого появились бы свои международно-правовые основания послать на Украину войска. Они были бы серьезнее российских, поскольку обращение поступило бы не от всеми ненавидимого президента, бежавшего, чтобы не быть убитым собственным народом, а от всенародно избранного парламента, заседавшего в собственной столице. В результате, часть украинских областей, наверное, удалось бы включить в состав России или создать там буферную «Новороссию», а в части образовалось бы то самое нацистское, бандеровское государство, причем, если не навечно, то надолго. У Запада богатый опыт создания разделенных стран. И надо учесть, что на своей Украине Запад имел бы идеологически консолидированное население, мечтающее о «борьбе с агрессором», в то время как на российской половине была бы сборная солянка русофилов, новороссов, малороссов, со значительным (не менее 30%) вкраплением вполне «национально-сознательных» украинцев, ждущих освобождения от своих «братьев» с Запада. В общем, Вьетнам (монолитный идеологизированный Вьетконг против рыхлого Вьетминя) только наоборот.

2. На первом этапе (март-сентябрь 2014 года) ополчение Донбасса представляло собой непонятную кашу из местных добровольцев, вышедших защищать свои дома, наемных отрядов олигархов, защищавших их интересы, а также российских добровольцев, часть из которых также прибыла по приглашению местных олигархов, а идейные сбивались в отряды «по интересам»: казаки, коммунисты, троцкисты, нацисты, монархисты. Каждый из этих отрядов подчинялся только своему командиру, а каждый командир сам решал — подписывает ли он «кондотту» с кем-то из олигархов, признает ли он над собой власть кого-то из многочисленных «народных мэров» и «народных губернаторов» или воюет на свой страх и риск.

Жалобы местного населения на то, что было принято именовать эвфемизмами «отжим» и «подвал» шли по нарастающей. Регулярное управление территориями было разрушено, а новое создать своими силами у ополчения не получалось.

Тем не менее, даже на этом этапе у ополчения появилось (формально из ниоткуда, но мы-то понимаем, откуда) более чем достаточное количество не только стрелкового оружия, но и бронетехники, и артсистем, и снарядов, и горючего, и авиацию Украины они согнали с неба не вениками. Но ни отправляться в освободительный поход с такими союзниками (тогда пришлось бы делить с ними ответственность за все их «отжимы» и прочие отнюдь не мелкие шалости), ни отправлять их одних (их бы просто разгромили, да и освобожденные не обрадовались бы таким освободителям) было нельзя. Вначале надо было превратить махновскую вольницу в регулярную армию, имеющую прочный тыл, надежно управляемый гражданской администрацией (чтобы хотя бы гуманитарную помощь не разворовывали).

Был и еще один момент. На первом этапе ополчение представляло собой «армию» классического крестьянского восстания. Так же, как в освобожденном «вежливыми людьми» Крыму упивались своей российской первосортностью и ничего не хотели знать об остальной Украине, донбасские повстанцы мечтали освободить свои области, а создание нацистского государства на остальной украинской территории их не волновало.

Теперь в Донбассе есть и нормальная администрация, и армия, и понимание того, что придется Киев брать. И все это возникло под шумок минских соглашений, А когда нам говорят, что украинская армия усиливается многократно быстрее, это — наглая ложь. Причем сами же лжецы себя и разоблачают, утверждая, что когда они воевали в Донбассе, преимущество Киева в вооружении, технике и численности войск было абсолютным, а теперь в чем-то достигнут паритет, а в чем-то, если превосходство Киева и существует, то уже на проценты, а не в разы. Это при том, что на Украине проводилось 7 волн мобилизации и один призыв, а в Донбассе воюют только добровольцы. Так кто слабеет быстрее?

И все это достигнуто под шумок минских соглашений, которые никто не собирался выполнять, но которые формально срывает Киев.

3. Что касается экономики, то, конечно, если бы Россия не собиралась контролировать всю Украину, можно было бы плюнуть на многомиллиардные потери «Газпрома» и российских госбанков (нас же деньги налогоплательщиков не волнуют, мы же не корысти ради, а ради абстрактной справедливости воюем). Но, если Россия собирается взять эти территории под контроль, то населению надо будет как-то выживать, а значит где-то работать. Или их всех на госслужбу РФ надо принять и платить зарплату из бюджета? США, которые интересуются Украиной только как расходным материалом в борьбе с Россией, с удовольствием и не без успеха уничтожают украинскую экономику, им она не нужна. А России, хоть в составе РФ, хоть в ТС и ЕАЭС нужна не выжженная земля с населением, живущим на гуманитарку, а экономика, способная хотя бы частично удовлетворить нужды населения. Хотя бы системы жизнеобеспечения больших городов должны работать. Иначе куда девать примерно 20 миллионов человек, которые (за вычетом Крыма и Донбасса) все еще проживают в городах Украины. Смешно уничтожать то, что завтра тебе понадобится.

4. Ну и, наконец, о «запихивании» Донбасса в Украину. Такие названия политических объединений, как «Мир Луганщине», «Луганский экономический союз», «Народный союз», «Донецкая республика», «Свободный Донбасс» мало что говорят среднестатистическому гражданину России. Это силы, контролирующие парламенты ЛНР и ДНР. И, как ни странно, их программы поголовно предусматривают строительство независимого Донбасса, причем лидеры ДНР и ЛНР, Захарченко и Плотницкий все чаще говорят о необходимости объединения двух республик в одно государство.

Сторонники теории заговора имеют два объяснения такой позиции лидеров республик и парламентских политических объединений. Согласно первому, «марионетки Кремля» говорят, что им прикажут, согласно второму, «даже марионетки Кремля» отказываются слушаться. Подумаем. Если «марионетки» «говорят, что прикажут», значит, Кремль «приказывает» ориентироваться на независимость, а не на вхождение в Украину. Если же «марионетки», что хотят, то и делают, то какие же они марионетки и как может Кремль запихнуть в Украину таких самостоятельных, да еще и до зубов вооруженных ребят?

Кстати, в ДНР/ЛНР собрались провести досрочные выборы местного самоуправления, формально, в рамках минского процесса, на деле — безо всякого согласования с Киевом. После этих выборов в республиках будет окончательно выстроена и легализована вся управленческая вертикаль.

Итак, что мы имеем по результатам «минского предательства». Территории, по которым бродили группы вооруженных людей, воюющих с киевскими войсками, не имевших никакого представления об организации тыла и, в лучшем случае, ничего не желавших знать о нуждах мирного населения, в худшем, смотревших на него, как на источник личного обеспечения всем необходимым, а то и обогащения, получили регулярную администрацию и государственное устройство. Махновская партизанщина превратилась в неплохо обученную и вооруженную регулярную армию. Экономика и торговля региона полностью замкнута на Россию, причем все идеально оформлено с точки зрения международного права, поскольку связи замкнуты на признанные Россией, но не признанные США государства вроде Южной Осетии. РФ ничего нельзя вменить за то, что она что-то закупает в Южной Осетии и что-то ей продает. А Осетию, которая признала ДНР/ЛНР, нельзя наказать за торговлю с ними, поскольку США все равно ее не признают и никаких связей с ней не поддерживают. В республиках выдаются свои документы, рубль стал основной наличной валютой.

По сути ДНР/ЛНР уже интегрированы в российское экономическое и политическое пространство не меньше, чем те же мало кем признанные республики Северного Кавказа. И этот процесс движется дальше опережающими темпами. Отсутствие формального признания ДНР/ЛНР Россией сейчас даже выгодно, поскольку не закрывает двери для их прямой интеграции в РФ.

Короче, сегодня не просто созданы условия для дальнейшего продвижения ополчения и освобождения новых территорий Украины. Наконец-то на украинской территории есть власть альтернативная киевской, укоренившаяся в своих регионах и легитимированная населением этих регионов. Эта власть располагает достаточными возможностями для того, чтобы вновь освобождаемые регионы в значительно меньшей мере сталкивались с теми трудностями, которые испытал Донбасс, чтобы адекватное гражданское правление устанавливалось там практически сразу.

Украину будут резать, как салями, по кусочку, но быстро. Вопрос интеграции всех этих кусочков в Россию все равно рано или поздно придется решить, поскольку они не могут существовать ни в виде независимого украинского государства, ни в виде отдельных народных республик. В первом случае последствия гражданской войны еще долго будут сказываться и взрывной потенциал взаимной ненависти Донбасса и Галиции все равно разорвет страну на части (хорошо, если без повторного кровопролития). Во втором случае разрушенная экономика и проблемы международно-правовой легализации надолго превратят эти территории в зону повальной нищеты бесперспективности и безысходности.

Скорость интеграции в Россию бывшей Украины будет зависеть от развития глобальных процессов. Среди прочего — от скорости развала ЕС и маргинализации США. Временные переходные варианты возможны, но именно как временные. Теоретически возможна утрата части территорий, например Галиции, в пользу восточноевропейских соседей. Но только как вынужденная мера и только в случае присоединения этих земель к соответствующему западному соседу Украины. То есть, никакой прозападной Украины не может существовать в принципе.

То, что сейчас все еще сохраняется возможность достичь если не всех, то большинства этих целей без большой европейской войны — результат «предательства миротворцев», которые по факту оказались более эффективными «аннексионистами», чем «милитаристы», желавшие победить всех (что невозможно) или героически умереть с оружием в руках (что нежелательно).

Конечно, совсем без военного конфликта дело вряд ли обойдется. Киев хунта должна защищать до последнего. А это хоть и не долго, но вполне может повлечь за собой большие жертвы и разрушения — уличные бои в трех-пяти миллионном городе — сомнительное удовольствие. За правобережье Днепра нацистский режим попытается зацепиться. Контроль над половиной Украины позволил бы ему работать вечной международно-правовой занозой в теле Москвы и за счет этого надеяться на получение содержания от Запада. США постараются (уже стараются) как можно обильнее полить землю Украины кровью, чтобы надолго поселить вражду между семьями, чьи родные полегли по разные линии фронта гражданской войны. Они также не оставили надежду разжечь малую российско-европейскую войну, если уж не вышло большую.

Если полномасштабного конфликта не удастся избежать, то российские войска на Украине появятся, причем, скорее всего, открыто. Но в интересах и России, и не имеющих возможности покинуть страну миллионов украинских граждан как можно дольше избегать обострения и как можно больше территорий освободить без крупномасштабных боев.

Наступает момент истины, когда результаты работы «миротворцев» должны начать прирастать территориями и военными победами.

http://cont.ws/post/100080

0

3

Преферанс с Темнейшим
Юлия Бражникова

Прошедшие 8-10 июля саммиты БРИКС и ШОС, с обилием встреч на полях, были острой костью в горле США ещё задолго до своего начала. В желании хоть как-нибудь нейтрализовать внешнеполитические успехи Путина, наши изобретательные партнёры судорожно пытались использовать все опробованные способы прессинга по доступным им точкам.

Последний фейк Госдепа под условным названием «Раскол в Кремле», судя по всему, не сработал. Все попытки очернить руководителей силовых структур, близких к правительственным верхушкам, провалились. Ни самого Президента, ни близких ему политиков не удалось подставить ни через убийство Бориса Немцова, ни через инциденты с Кадыровым, ни через эскалацию конфликта на Донбассе, ни через стрелы, запускаемые время от времени то в Шойгу, то в Иванова, то в кого-нибудь ещё.

Судя по эмоциональной перенасыщенности и географическому размаху событий, предшествовавших переговорам в Уфе, на сей раз Америка решила сыграть с Путиным в превентивную карточную игру, где каждый участник, в порядке строгой очерёдности, делает ход, попутно накапливая бонусы от дяди Сэма. Набранные очки, видимо, предполагалось выставить в виде суммарного счёта на обозрение мировой общественности. Это, по замыслу авторов, должно было оказать отпугивающее и отрезвляющее воздействие на российских союзников.

В качестве используемых инструментов были задействованы самые разнообразные представители мирового сообщества:

1) подконтрольные Госдепу политические элиты постсоветских государств, организовавшие блокаду Приднестровья и пробный майдан в Ереване – Армении не преминули отомстить за вступление в ЕАЭС;

2) ещё более жёстко контролируемые европейские лидеры, среди которых отличился, прежде всего, президент Финляндии, запретивший въезд Нарышкину на ПА ОБСЕ. Не отстала от финнов и Франция, окончательно отказавшая РФ в поставках «Мистралей». Безрассудно-неуступчивая позиция Меркель, никак не желающей пойти навстречу Ципрасу, тоже наводит на мысль о постороннем влиянии. Завершающим аккордом стала сверхагрессивная резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ, принятая в отсутствие российской делегации;

3) американские государственные деятели всех мастей, дружно выступившие с резко антироссийскими заявлениями. Почти синхронно были высказаны предложения о расширении НАТО на восток и опубликована стратегия нацбезопасности США, где РФ стоит в ряду «ревизионистских» государств. А в качестве вишенки на торт прозвучал выпад командующего корпусом морской пехоты генерала Джеймса Данфорда, назвавшего Россию «гиперугрозой»;

4) ООН, лишний раз подтвердившая свою беспомощность перед заокеанским нахальством. Резолюция, фактически объявляющая пророссийскую Сербию виновницей геноцида, была подана очень вовремя, прямо перед началом саммита в Уфе;

5) если бы не добровольная демилитаризация Широкино со стороны ополчения Донбасса, вполне возможно, что решающей «взяткой» в американском преферансе стало бы новое наступление ВСУ.

Стоит ли говорить, что деятелям, добывающим очки для закулисного диктатора, придётся расплачиваться своими личными дивидендами. Российские миротворцы как были в Приднестровье, так и остались. Разумеется, голодной смерти им помогут избежать. А Молдавия заработала головную боль в виде массы приграничных проблем. Саргсяну теперь известны все проамериканские агенты в правящих кругах Армении. Осталось вытащить их оттуда, как кроликов, за уши.

Финляндии уже прозрачно намекнули на кровную зависимость от поставок российского леса. Доля экспорта продукции лесной промышленности Финляндии в общем экспортном доходе составляет более 25 %. В общем объёме зарубежных поставок леса в Финляндию, доля России составляет 80 процентов – кто бы, как говорится, выпендривался! Олланд повесил себе на шею многотонный булыжник в виде «Мистралей», которые никто не хочет брать – Америка подняла на смех французов, пришедших с предложением купить у них вертолётоносцы (наверное, их остаётся только утопить). Вредная фрау канцлерин прямо-таки провоцирует в Греции дефолт, угрожающий существованию еврозоны. А то, что Россия заблокирует в Совбезе ООН резолюцию, направленную против сербов, было ясно с самого начала.

В выигрыше, как всегда, только Америка. Смысл собранных ею «прикупов» по всем спровоцированным инцидентам очевиден – возрастание угрозы для России. Кстати, наивным и всему верящим гражданам надо пояснить, что НАТО придвигает базы к российским границам вовсе не для того, чтобы их перейти. И не для того, чтобы напугать Путина (напугать Темнейшего! да я вас умоляю!). Это делается, чтобы крепче удержать вассалов в американской орбите.

Полного успеха не получилось – после принятия резолюции больше 50 делегатов ПА ОБСЕ всё же выступили против исключения РФ. Да и на голосовании всегда покорная Франция вдруг заупрямилась, видно, вспомнив насмешки из-за «Мистралей». Однако в целом Европу в очередной раз прогнули.

Довольно неоднозначную роль в этом сыграла Греция. Начнём с того, что ведь, в целом, пока ничего не изменилось ни для греков, ни для ЕС – несостоятельность Афин была ясна ещё несколько лет назад, победу Ципраса на выборах можно было предсказать без особого труда, его взгляды на долговой вопрос тоже были давно известны. Зачем надо было заводить дело в такой тупик?

Интересно, что вопрос афинского долга под углом грозящего выхода Греции из Евросоюза и еврозоны (что повлекло бы по-настоящему серьёзные проблемы, на сей раз выходящие за рамки только разговоров) поставили сами ЕС и МВФ. Греция на таком результате не настаивала и даже его как бы не предполагала. Нервозность ситуации придали: а) напористый и квалифицированный троллинг со стороны греческого премьера, б) упёртая позиция Германии, задавшей тон остальным.

Исход референдума в Греции был, конечно, предрешён. Было бы очень странно, если бы здравомыслящие граждане вдруг решили сыграть себе во вред и добровольно согласились на непопулярные меры. Интересно только то, что голосование прошло на фоне нового витка антироссийской кампании в Европе, что наводит на мысль об их взаимосвязи.

Здесь возникает вопрос о том, какое отношение к греческим разборкам с кредиторами имеет Россия. На чём конкретно основаны столь рекламируемые дружеские отношения России и Греции? Да, российский президент поздравил греческого премьера с победой на выборах. Да, Ципрас нанёс визит в Москву. Да, глава Греции выступил с пророссийскими высказываниями. Ну и что? Греция поддержала антироссийские санкции. Россия Греции кредита не дала. И кто-нибудь вообще задумался, каким образом Путин может повлиять на решение греческих долговых проблем?

Заинтересована ли Россия в скоропостижной кончине Евросоюза посредством греческого дефолта? Вряд ли. ЕС на сегодняшний день, несмотря на все развороты на восток и на юг, остаётся главным торговым партнёром РФ. Если ваш партнёр развалится на куски, вместе с ним развалится и ваша торговля, это очевидный факт. Отсюда и сдержанные высказывания Путина после саммитов в Уфе – надо было раньше подумать о Греции и не доводить дело до крайности.

Честно сказать, исход греческой проблемы вполне предсказуем. ЕС, естественно, пойдёт на уступки. Проект реформ, которые в конце концов предложило правительство Ципраса, включает и повышение налогов, и отмену льгот, может быть, в щадящем варианте, но тем не менее, кажется, греков опять развели.

Похоже, хитрый Ципрас тоже решил поучаствовать в организованном Америкой преферансе и подлить масла в антироссийский костёр. То есть под шумок пугнуть ЕС, демонстрируя свой союз с опальным Путиным. Ну что ж, в конце концов, его право. Правда, ни на какие подарки от ВВП ему рассчитывать не стоит – не на того напал.

В рамках игры по принуждению ЕС к антироссийской деятельности заметно также отсутствие в последнее время высказываний европейских политиков по Украине. Как будто там всё нормально. Даже нешуточные украинские долги перестали быть предметом обсуждения, хотя ситуация там несравнима с греческой – у Ципраса, по крайней мере, в государстве не идёт война.

В целом Америке удалось вогнать Евросоюз в состояние паники и, похоже, окончательно отвернуть его от России. Последней каплей тут стало наглое и опять-таки своевременное испытание американской ядерной бомбы. Поэтому в ближайшее время Европе грозит активная милитаризация, увеличение военных расходов и числа натовских баз.

Всё это относится к участникам, играющим на стороне США. Что касается российских коллег по БРИКС, ШОС, ЕАЭС, ОДКБ – подсчёт очков по результатам преферанса получился не в пользу Америки. На сей раз, похоже, их испуг от заокеанских действий оказался слишком силён и вынудил их открыто искать защиту у России. Причём, все постсоветские вожди высказались по очереди в единой прогрессивной тональности, что до сих пор было весьма нехарактерно для них:

1. Эпиграфом, задавшим тон для руководителей бывших советских республик в Уфе, послужили недвусмысленные намёки Александра Лукашенко. Высказывание о преодолении «негативных тенденций, которые, возможно, могут возникнуть в ближайшее время», интересным образом соседствовало с многозначительным замечанием о том, что Беларусь не будет ориентирована на Запад. Похоже, для напрягших слух «партнёров» это стало очень неприятным сюрпризом.

2. Вслед за белорусским президентом аналогично выступил Назарбаев, отметив, что интеграционные процессы, продвигаемые Путиным, кому-то не нравятся, но только потому, что имеют большую перспективу.

3. Каримов, долго плутая вокруг темы необъективной журналистики, наконец признал, что он себя ни в коем случае не противопоставляет России и даже видит «общее будущее» (ещё один большой камень в огород американских владельцев).

Похоже, до лидеров «бывших» начинает доходить, что уровень милитаризма у Госдепа и рулящих им финансовых корпораций зашкаливает. И беспомощные республики, заарканенные и зажатые в тиски всяческими соросами и мак-артурами, могут рассчитывать в американском преферансе лишь на роль разменных шестёрок.

Хочется верить, что правители постсоветских княжеств наконец осознали всю опасность своего «суверенитета» и собственную беспомощность перед хитромудрой и многоплановой американской экспансией. Также им пора бы понять раз и навсегда, что с Путиным шутить не стоит, а их игры в многовекторность окончатся очень нехорошо, как это видно на печальном примере Украины.

В изменении их позиции могли сыграть роль несколько факторов:

- во-первых, уже упоминавшийся мандраж перед всё более разнузданным поведением США;

- во-вторых, на заседании Совбеза РФ 3 июля Путин поручил внести уточнения в Основы комплексной политики России на пространстве СНГ. Что может означать лишь одно – выстроенные в советские годы и потерянные Россией после перестройки территории надо возвращать. И дело не в имперских амбициях – доставшись врагу, это приграничное пространство будет постоянным источником угрозы;

- в-третьих, многозначительная претензия в ПА ОБСЕ насчёт доставки вооружения на Донбасс «посредством так называемых гуманитарных конвоев» (цитата из резолюции), скорее, могла оказать на руководителей республик обратное воздействие, продемонстрировав им, что Россия своих не бросает, что бы про неё ни говорили. А полная недоказуемость сказанного свидетельствует о высоком профессионализме организаторов операции – недаром в интернет-пространстве Путина называют Темнейшим.

Но самую большую опасность Америка наверняка увидела не в экономической интеграции между странами БРИКС, ЕАЭС и Шёлковым путём, а в расширении ШОС. С прибавлением двух ядерных держав (Индии и Пакистана) эта структура явно становится серьёзным противовесом НАТО и меняет всю мировую расстановку сил. В связи с чем данное событие можно считать первым реальным шагом на пути к многополярности. Потому что пока не будет существовать иного силового центра, кроме Североатлантического альянса, все намерения по преобразованию мира на основе взаимоучёта интересов так и останутся словами.

Напомним, что за месяц до саммитов ещё одним мощным раздражителем для США стало заявление Владимира Путина о том, что Россия в этом году добавит к своим ядерным силам более 40 межконтинентальных баллистических ракет. А на последнем заседании Совбеза РФ было объявлено о необходимости коррекции Стратегии национальной безопасности и Концепции внешней политики. Судя по последующим замечаниям экспертов, в них должны быть учтены новые способы ведения сетевых и информационных войн. Для Америки это наверняка стало свидетельством того, что Россия больше не потерпит госдеповского мозговёртства у своих границ и не допустит никаких манипуляций с коллективным бессознательным народов соседних стран.

В общем, на свои с таким трудом собранные очки США получили в ответ комбинацию из трёх пальцев. Возросшая внешняя угроза, вместо планировавшегося разобщения, сплотила российских союзников, заставив их принять даже те проекты, в которых они до того сомневались. Очень показательно, что все надписи на саммите ШОС были сделаны на русском и китайском – как-то английский вдруг оказался не нужен...

Увы, до «наших друзей» никак не дойдёт, что у Путина только два состояния – он или в бою, или победил. И его крайне воинственный вид на саммитах в Уфе не сулит Госдепу и ЕСу ничего хорошего. Это они по наивности думают, что играют с Путиным в интеллигентный преферанс. Когда придёт время подсчёта голосов, окажется, что на самом деле Темнейший опять обставил их, как в самом примитивном подкидном дураке.

http://cont.ws/post/100255

0

4

Юлия Бражникова

18.07.2015

Как Украина стала нашей

В умении договориться Владимиру Владимировичу равных нет. Поменять то, что нужно, на то, что нужно ещё больше и при этом оставить и то, и другое себе – это уже даже не айкидо. Такие сделки вообще выходят за рамки нашей обывательской реальности. Интересно, а коллеги по геополитическому бизнесу понимают, как их разводят? Или они прозревают, когда уже совсем поздно? Или же их ставят в такие условия, что им ничего другого не остаётся?

Очередная «утка от Илларионова» состояла в том, что Путин слил Иран и Сирию (http://aillarionov.livejournal.com/838957.html). А слив многострадальной Незалежной на сей раз почему-то приписали Обаме. Якобы ВВП поддержал США, и Иран лишили возможности создать ядерное оружие. То есть Обаме помогли поставить красивую жирную точку в конце президентского срока, объявив его таки миротворцем. Хоть не на Украине, так в Иране.

Неужели договорённость свершилась? Чисто по-путински, без глупой сдачи нужных карт, а по взаимовыгодному соглашению: мы не даём бить вас по физиономии в Иране и Сирии, а вы прекращаете кусать нас на Украине.

Однако данная версия не объясняет, в чём, собственно, были уступки России по ИЯП, кроме того, что она не сможет продавать оружие Ирану ещё 5 лет. Думается, Кремль найдёт кому поставлять вооружение, да к тому же с Ираном контракт на поставку С-300 уже вроде как заключён. Главное не в этом, а в том, чтобы продавать Тегерану оружие не смог никто другой. В этом смысле лучше эмбарго, чем Америка – её и так на Ближнем Востоке слишком много.

Наверное, ядерный Иран в большей степени не нужен США, чем России. Тем более что Тегеран собирается в ШОС – ещё одна ядерная держава там бы очень пригодилась. Но, в конце концов, соглашение по ИЯП действительно инициировано Москвой, наверняка перед этим просчитавшей все плюсы и минусы. Что касается опасений по обрушению нефтяного рынка, то ЕС отменит запрещение на поставки нефти только после выполнения ядерной программы. Это в любом случае нескоро, а с учётом мгновенно меняющейся обстановки, может быть, и никогда.

В общем, венское соглашение очень важно для Ближнего Востока и скорее нейтрально для России, а для США в практическом смысле вообще фиолетово. И чему так по-детски обрадовался Обама после телефонного разговора с российским лидером? Наверное, тому, что его впервые за много лет погладили по головке, назвав главным и хорошим. Что ж, посочувствуем американцам. Недаром они хотят Путина в президенты...

Так что у иранского и украинского вопросов разные весовые категории, и для выхода на договорённость по Незалежной в долгожданном формате «Россия – США» в рукаве Кремля должны быть очень серьёзные карты. ИЯП – всего лишь одна из них, далеко не самая главная.

Как известно, Путин во всех своих действиях исходит от итога событий, от той конечной точки, к которой они стремятся. В данном случае это много раз озвученная российскими политиками позиция «Русские и украинцы – это один народ». Следовательно, и будущее у них одно.

Путинвсёслилщикам полезно повторить ещё раз: для России с самого начала, с первых дней майдана ни о какой свидомой евроинтеграции всерьёз и речи быть не могло. Ни со всей Украиной без Крыма, ни с оставшейся Украиной без Крыма и Донбасса, ни с половиной Украины без Новороссии. Потому что нероссийская территория в данном случае навсегда осталась бы антироссийской.

Проблема была, во-первых, в том, как это сделать наиболее бескровным способом. А во-вторых, самое главное, результат должен быть необратимым. То есть ставшая нашей сегодня Украина ни при каких обстоятельствах не должна стать американской завтра.

Для этого, как было сказано выше, России требовались чрезвычайно весомые аргументы. Но, поскольку неизбежное воссоединение славянских республик и есть намерение ситуации, к которому она движется естественным путём, значит, и рычаги воздействия на противника должны быть этой ситуацией предоставлены. Надо было только их увидеть и вовремя ими воспользоваться. Как всегда выходит в таких случаях, инструменты против себя дали сами оппоненты.

Как виделся проект «Украина» со стороны США с первых дней его существования?

Агрессор действует, не выходя за рамки отработанной матрицы, так как творческие силы у него находятся в зачаточном состоянии. Поэтому для рассмотрения судьбы, уготованной Незалежной, надо лишь взглянуть на любую прибалтийскую республику или бывшую соцстрану. То есть молодое государство с госдеповским правительством загоняется в кредитный капкан, попутно проходя русофобскую обработку. На этом фоне его заманивают в ЕС и НАТО (либо убедительно обещают) и размещают на его землях американские базы. Но, поскольку природа, или Всевышний, или намерение (нужное выбрать по вкусу) с самого начала были против такого противоестественного акта, раскалывающего братский народ, то на Украине всё пошло немного не так, как везде.

Просто удивительно, как это вашингтонские политтехнологи, столь изощрённые в обработке мозгов на самом глубинном уровне, так фатально недооценили свидомую психологию. Ведь ежу понятно, что любой щирый украинец, получив в руки некую сумму, тут же её украдёт. Независимо от того, на что она была ему дана. Во многом из-за такой замечательной национальной черты была провалена АТО. И только этой особенностью свидомой натуры можно объяснить ужасающее состояние Украины после всех евроамериканских вливаний, проходящих, между прочим, под мудрым заокеанским руководством.

Из первой ошибки выросла первая головная боль: кому придётся платить украинские долги? К концу мая Америке наконец стало понятно, что правительство, сидящее в Киеве, вообще-то настроено на дефолт и эвакуацию за океан. Отдавать кредиты оно не собирается в принципе. Выкачать их из разорённой Незалежной – всё равно что из вакуума. Восстанавливать украинскую экономику не будет ни нажившаяся на народных страданиях хунта, ни её хозяева, ни Европа. А финансовые магнаты, вложившиеся в Украину, не привыкли, чтобы их так нагло и тупо кидали на столь крупные суммы.

В одном из интервью Владимир Владимирович сказал, что не предпринимает никаких действий, пока не уверен в результате. Если взглянуть на эти слова немного под другим углом, это значит, что обстоятельства должны созреть до того состояния, когда сами подскажут дальнейшие шаги. И похоже на то, что Россия рассчитывала именно на ту ситуацию, которая сложилась к сегодняшнему моменту.

Судя по дальнейшим событиям, изрядно запаниковавшим Темплтонам и Соросам был предложен (например, через Керри в Сочи) вариант реструктуризации платежей. Гарантом, естественно, здесь может выступить только Москва. Децентрализация власти необходима для восстановления нормальных отношений с РФ. Федерализованная любым способом и под любым названием Украина прекращает рвать экономические связи с Россией – других у неё всё равно нет, – что ведёт к медленному восстановлению платёжеспособности. Если с Киевом это сделать невозможно – дядя Сэм не даст, – значит, надо искать тех, с кем можно сотрудничать. Возвращать под своё влияние областные администрации намного легче, чем сразу всю страну, отравленную русофобией. Местный олигарх, по тому же свидомому характеру, продастся тому, кому выгоднее, забыв и про жовто-блакитные мусорные ящики, и про во всём виноватого Путина. При виде живых денег внушённая идеология испарится, как лёд под солнцем.

Такой перспективой дальнейшего сотрудничества с Незалежной объясняется всесторонняя поддержка украинской экономики со стороны России. Если вам придётся в дальнейшем отдавать значительные суммы с доходов на этой территории, вы, как никто, заинтересованы в её жизнеспособности и более-менее приличном функционировании.

В обмен на гарантированные выплаты долгов США уходят с Украины навсегда. То есть совсем. Не только Нуланд с пирожками, но и все ротшильдо-рокфеллеры, которые, собственно, всю кашу и заварили.

Конечно, этот итог весьма далёк от того, который ожидался в Вашингтоне. Мало того, что Украина не американская, так теперь она ещё и российская! Ясное дело, что продвижение минских договорённостей – а сколько бы их ни ругали, федерализация прописана только там, – будет ими тормозиться как только возможно.

Но ясно и то, что с Путиным этот номер не пройдёт, потому что Вашингтон, опять-таки с самого начала, совершил и вторую роковую ошибку, состоящую в переоценке контроля над фашистами. Американцы просто не знали, что это такое. И, конечно, Путин это тоже учёл.

Серьёзным пинком к реализации Минска-2 послужил для США и ЕС восставший словно из ада «Правый сектор». Очень кстати. Без мукачевской авантюры Порошенко не вышел бы из запойного ступора и не вспомнил бы о существовании конституции ещё очень долго. Кто-то там обвинял ФСБ в подогреве Яроша. А какая вам разница, кто его подогрел, если результат налицо?

Вряд ли стоит нервничать из-за несоответствия порошенковских поправок минским договорённостям. Такой шаг со стороны трусящего до обморока шоколадного зайца можно назвать героическим.

У североамериканских индейцев была такая казнь. Провинившегося рано утром привязывают за руки сырыми ремнями между деревьями. Поднявшееся солнце быстро высушивает ремни, в результате чего они укорачиваются и медленно разрывают преступника. Если представить себе Порошенко в качестве жертвы, подвешенной на заре майдана между Россией, США, ЕС, националистами и своими сомнительными сторонниками, а теперь подсушенной на жарком костре войны, то индейская пытка покажется шуткой Маши над медведем.

Можно не сомневаться, что на очередном нормандском раунде, который наверняка ассоциируется у конфетного властелина с четвертованием в лучших китайских традициях, ему была устроена порка с пристрастием. По прошествии каковой стоит ожидать чуть более вменяемой редакции поправок о Донбассе. Что ж, эти порошенковские действия, при всей их нелепости, можно однозначно отнести к прогрессу. Как говорится, вода камень точит.

Наверное, 99% лидеров на месте Путина уже завоевали бы Киев вместе с ополчением. И навсегда разорвали бы все отношения и с Европой, и, что ещё более важно, с бывшими республиками, где до сих пор сидит в заложниках русское население. Но Владимир Владимирович потому и выигрывает, что поступает не как все.

И вообще, так и хочется сказать Америке: ну хватит вам спорить с этим Путиным! Крым наш, Донбасс тоже наш. Вот и Украина теперь наша... Говорят, там ещё Аляска к нам просится?

http://cont.ws/post/102217

0

5

Александр Запольскис
4.08.2015
Санкции против России — коллективный офтальмолог и экзорцист

Тому, кто это придумал, надо дать орден.
Вот уже месяц как французские фермеры блокируют магистрали кучами навоза и массово жгут покрышки. Несмотря на достаточно бравые рапорты Еврокомиссии, ответные российские продовольственные санкции оказались гораздо более болезненными. На первый взгляд, ситуация выглядит парадоксальной, если вспомнить, что доля России в общем французском экспорте занимает всего-навсего 1,8%, из них на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье приходится лишь 0,15%. Хотя за первый квартал 2015 года он и сократился на пятую часть, в общей картине французской экономики все это не должно бы было вызвать столь бурных последствий. По крайней мере, на взгляд Еврокомиссии. Не должно было, но вызвало. Почему? И почему свой ответный удар Россия нацелила именно в сельское хозяйство Европы, а не, скажем, автомобильный сектор?

Правило стратегии гласит: бить надо там, где противник не ждет и где он слабее всего. Только так максимальный успех достигается минимальным приложением сил. Как ни странно, наиболее уязвимой точкой Евросоюза является не газ, не нефть и не автомобили, и не остальная промышленность, а именно его сельское хозяйство. Формально в общеевропейском ВВП оно составляет всего 2,3%, но это очень важные для ЕС «два процента». Точнее будет сказать, что вся Европа опирается на промышленность Германии и сельское хозяйство Франции, т.к. у них доля этого сектора в национальной экономике отличается принципиально (0,5−1,2% и 2,4% соответственно). Собственно, еще создавая Союз угля и стали (с которого принято начинать отсчет истории ЕС), Франция поддержала германскую промышленную экспансию в обмен на немецкую поддержку экспансии французского сельского хозяйства. С тех пор там ничего принципиально не изменилось.

Сельское хозяйство в Европе всегда имело две ключевые составляющие: несмотря на более теплый, чем у нас, климат, оно оставалось чрезвычайно зависимым от погоды и всегда играло значительную социальную роль. Так как еще с конца 50-х годов ХХ века в формировании общей политики в сельском хозяйстве ключевое место занимали французские взгляды, а они еще со времен Наполеона имели ярко выраженный социальный уклон, то и общий результат получился почти социалистическим.

В 1951 году министром сельского хозяйства Франции Пьером Пфлимленом была выдвинута идея так называемой Общей сельскохозяйственной политики (ОСП). В шести будущих странах ЕС сельское хозяйство обеспечивало 12% ВВП и давало не менее трети рабочих мест, так что идея введения общих правил игры казалась достаточно важной. Французы для аграрного сектора предлагали примерно то же, что немцы для промышленности: наднациональное регулирование производства и торговли с последующим созданием общего рынка продовольствия. Им противостоял значительно более мягкий британский вариант, сводившийся лишь к межправительственным соглашениям и сближению национальных аграрных политик. В конечном итоге победил компромиссный вариант голландцев. От французов они взяли идею общего рынка, но дополнили ее понятием национальной специализации и повышением эффективности аграрного сектора в целом.

Теоретически цели ОСП включали пять основных пунктов: 1) повышение производительности сельского хозяйства на основе технического прогресса и рационализации производства; 2) обеспечение достойного уровня жизни занятых в отрасли; 3) стабилизация сельскохозяйственных рынков; 4) достижение продовольственной самообеспеченности; 5) поддержание разумных потребительских цен на продовольствие. Но на практике вторая, третья и четвертая цели оказались на много важнее первой и пятой. В конечном счете все свелось к трем китам: к формированию единых целевых цен; к введению лимитов на предельный объем производства для каждой страны и каждого вида продукции; и к созданию общих дотационных фондов ЕС, отвечающих за прямое субсидирование производства.

К началу 1990-х эта система охватила 85% сельского хозяйства ЕС. Поначалу казалось, что она достигла успеха. Валовый объем производства стабильно рос на 2,5%, а производительность труда — на 3−6% ежегодно. Уровень самообеспечения продовольствием (кроме растительных жиров, кукурузы и сухого молока) достиг 100%. Доходы фермеров поднялись на 20−30%, а взаимный сельскохозяйственный импорт почти удвоился. Правда, внутренние цены на продовольствие превзошли мировые в 2−5 раз, субсидии по программам ОСП поглотили около 70% совокупного бюджета ЕС, а доля аграрного сектора в ВВП упала вдвое (до 6%), а доля занятости в нем уменьшилась в 1,7 раза (до 13%). Собственно, на это внешнее благополучие и купились страны Восточной Европы и Прибалтики после распада СССР.

Будучи в значительной части аграрными, они видели перед глазами огромный общий рынок с очень высокими ценами, торговать на котором казалось во много раз выгоднее, чем с СЭВ и Россией. Тот факт, что уже тогда, к примеру, годовые излишки по зерну в ЕС достигали 40 млн т. (из них 7,7 млн т. — по пшенице), по говядине — 600 тыс. т. — оставался ими незамеченным. Мелкие экономически нежизнеспособные хозяйства площадью до 5 га составляли около 60% всех ферм. А дотации стали съедать уже 80% бюджета Евросоюза.

Спасал ситуацию только рост экспорта, который обеспечивался наращиванием экспортных дотаций, к настоящему времени достигших уровня в 30%. Но даже он не мог переломить общую тенденцию. По некоторым видам продовольствия избыток превысил 300%. Удержать цены и избежать разорения отрасли было возможно только через сокращение производства. Чтобы люди не оказывались без работы, им начали платить субсидии за вывод сельскохозяйственных земель из оборота. Например, в Германии они (со всеми выплатами) достигают примерно 1250 евро на одного фермера в год. Это помогло, но не сильно. Отрасль в целом полностью остановилась в своем развитии и разучилась адекватно реагировать на изменение рынка. Что, собственно, и продемонстрировали российские продовольственные санкции.

Вопрос не в том, что без сбыта остались 100 тыс. французских фермеров. На общем фоне это не так много. И 6 млрд евро неполученной от продаж в Россию прибыли, в сущности, мелочи. Важнее другое. Даже относительно небольшой, на общем фоне, объем дополнительных излишков продовольствия, образовавшийся в результате российских контрсанкций, вызвал на нем процесс падения внутренних цен. Тем самым общие потери в текущем году самими экспертами ЕС оцениваются в 13−14 млрд евро. И это только прямые. Есть еще косвенные. Французское сельское хозяйство чрезмерно закредитовано. Сбой в сбыте чреват волной разорений, способной вызвать эффект домино. Нет фермеров — нет потребности в сельскохозяйственной технике, топливе и запчастях, что уже тянет за собой падение в промышленном секторе. Опять же, разорение фермеров ведет к росту невозврата банковских кредитов, что в нынешние кризисные времена может обернуться банкротством ряда земельных банков. Для отрасли, в которой, как во Франции, занято сегодня чуть более 1 млн человек, это означает разорение буквально каждого десятого.

Таким образом, тому аналитику, кто в нашем правительстве придумал ответить на антироссийские санкции ударом именно по их сельскому хозяйству, нужно вручать орден. Сложно найти другую такую точку, которая бы в нашей взаимной торговле в деньгах стоила так мало, но в реальном значении весила бы так много. Вон, Франция сорвала контракт по «Мистралям» и даже согласилась заплатить неустойки в 1,2 млрд евро, но это не вызвало никаких сколько-нибудь заметных протестов среди рабочих французских верфей. Хотя судостроение у них там входит в пятерку ключевых отраслей по размеру вклада в ВВП.

А тут и санкций-то, что называется «на три копейки», а результат налицо. Точнее, на улицах французских городов. Сами французские фермеры объясняют своему правительству про неправильность его внешней политики по отношению к России. Результата не стоит ждать быстро, но вода и камень точит. В конце концов, всего год назад ЕС был куда как более антироссийским, принципиальным и неуступчивым. А теперь вот и нацистов на Украине углядел, и Третий энергопакет в сторону отодвинул. В общем, наблюдается явный прогресс. И все в результате практически точечного укола.

Специально для  ИА  REGNUM

http://cont.ws/post/107270

0

6

Psevdo incognito
14.08.2015

Игра не по правилам…

Можно часто слышать недовольство граждан в отношении того, что руководство страны затягивает с принятием каких-то важных решений, которые заметно могли бы улучшить положение в стране. У многих возникают уже многие годы недоумения по поводу того, почему Путин до сих пор держит либералов у власти. Почему они получают ключевые посты в экономическом секторе, курируют важные промышленные сектора и современные технологии. Периодически сейчас раздаются в обществе возгласы, что мол «правительство Медведева опять приняло непопулярные меры, ухудшающие положение в стране». Но может не все понимают, что на международной и геополитической арене существуют негласные правила. Они могут быть даже нигде не прописаны, но все международные игроки знают, какие действия можно совершать, а какие «запрещены» и приведут к тяжелым последствиям для страны-нарушителя. Да, нашему руководству приходится играть, отчасти, по правилам. Но уже не так, как это было раньше.

Неужели кто-то до сих пор думает, что мировое давление, которое сейчас обрушилось на нашу страну, в экономическом и политическом плане - это все шоу и Путин умело играет свою роль? Конечно, нет. Путин - патриот России и борется за нашу страну. Это не дешевая пропаганда Федорова и не бездумный «фанатизм», а рассудительный и здравый взгляд на происходящие в России и в мире. Раньше о Путине было много сомнений, почему он не принимает то или иное решение, но сейчас уже все карты раскрыты и выложены на стол. То, что раньше было непонятно, сейчас открывается и многое из мировой закулисы становится понятным.

Знаете, почему Путину до сих пор приходится играть по правилам? Если бы Путин года 3 назад или 10 лет назад начал возврат суверенитета, то у нас бы сейчас было тоже, что в Ливии и Россия бы была уже давно раздроблена и разорвана на куски. Каддафи начал играть не по правилам - все знаем итог. Ципрас начал опрометчиво играть не по правилам - все видим итог. «Игра не по правилам» карается на международной арене, без оглядки на международные нормы и решения ООН.

Но Путин начал сейчас «игру не по правилам». Понятно, что начиная с 2000-х, борьба за Россию велась и не прекращалась. Но после событий происшедших на Украине, все изменилось. Они первыми нарушили эти «негласные правила», вторгнувшись в зону наших непосредственных интересов. И то, как они это сделали, переходит все рамки. Правила еще действуют, но определенная их часть уже не имеет силы, что, безусловно, развязало нам руки и мы можем принимать нужные нам решения, не обращая уже своего взора на Запад.

Если говорить о России. Крым - игра не по правилам. Евразийский союз - игра не по правилам. От первого получили санкции и давление, перед подписанием второго 1 января 2015 года, нам создали искусственный экономический кризис, который только в нашей стране произошел и без видимых на то причин. Остальной мир, как жил, так и живет. Решение БРИКС о создание банка – это тоже игра не по правилам...

Что значит игра по правилам? Ну, например, нельзя трогать Чубайса. Это личность имеет статус неприкосновенного лица. Нельзя убрать всех либералов из Кремля. Нельзя вторгаться в экономический сектор, во главе всех ведомств которого, стоят либералы. Нельзя вмешиваться в работу ЦБ и т.д…

Путин же, смог убрать всех либералов, хотя бы из своего ближайшего окружения. И операция "вернем Крым" тому подтверждение. Даже западные спецслужбы ничего не смогли узнать. Это говорит о преданности ближайших к нему лиц. Либералы же были грамотно переброшены в правительство Медведева. Потому мы до сих пор видим «непопулярные меры», повышение налогов и другие предательские решения… Но и их черед скоро придет, потому что еще не так много времени пройдет и будут отменены все правила.

Что же нам необходимо, чтобы можно было окончательно вернуть суверенитет?

1) Сильные вооруженные силы. Чего в прежние года не было, а следовательно и любая попытка была бы равносильна судьбе Ливии;

2) Союзники, которые служат неким сдерживающим фактором от антироссийских действий Запада.

3) Подготовка экономики. Что сейчас и делает наше руководство. И скоро мы увидим ключевые решения в этом вопросе;

4) Продовольственная независимость и независимость по важным отраслям промышленности, что успешно реализуется под предлогом ответа на западные санкции и названо у нас - "импортозамещением".

Вот, все кратко. Поэтому, говорить, что надо было раньше суверенитет возвращать, значит не понимать, какими последствиями это бы обернулось для страны. России бы, в нынешнем виде, уже не было. Мы и сейчас еще не готовы к важным шагам. Но все уже скоро. Не так долго осталось. Ближайшие два года будут ключевыми в принятии решений. И нашему руководству, как никогда, нужна сейчас поддержка. Вместе мы победим!

http://cont.ws/post/110854

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 14 Авг 2015 22:46:46)

0

7

Ростислав Ищенко
17.08.2015
Кто носит медный щит? Или вопросы дипломатии.

«Тот кто носит медный щит, тот имеет медный лоб. На месте сокола сидит филин. О джины, вы ищете там, где не прятали, поцелуйте за это под хвост моего ишака!» - так великий Ходжа Насреддин научил доверчивого ростовщика, коего посадил вместо себя в мешок на утопление, дразнить тогдашних милитаристов. Еще и взял с него за это триста таньга.

В обычной жизни такое поведение называется мошенничеством. Иногда общество может прощать и даже поощрять мошенничество. Близкий к народу Ходжа Насреддин против мерзкого ростовщика, в целом «наши, против не наших». Поэтому мошенники всегда стараются сойти за близких к народу («наших»), тогда, даже если неблаговидные поступки раскрываются, общество говорит: «Да, они лгали, крали и убивали но с благой целью, ради нас». Так, например, оправдывала толпа Юлию Тимошенко, когда доказывать ее честность стало совсем невозможно. Так же толпа будет оправдывать и сегодняшних «социально близких» «героев», даже когда станет очевидно, что они из честолюбия и корыстолюбия толкали ее (толпу) на самоубийство. Чего не простишь братьям по разуму.

Но мы сегодня не о толпе и не о честолюбцах. И даже не о целях. Мы о методах. Два основных метода достижения целей в политике – война и дипломатия. Все, что не война – дипломатия. При этом дипломатия – тоже война. Зачастую последствия дипломатической победы бывают более разрушительны, чем последствия победы военной. Например, Япония была побеждена США в войне и даже подвергнута ядерной бомбардировке. А СССР потерпел поражение от тех же США исключительно за столом переговоров. Подсчет территориальных, демографических, политических, экономических и прочих потерь будет не в пользу СССР.

На войне легализовано убийство. Если в мирной жизни вы убили человека, Вас посадят в тюрьму (надолго, возможно пожизненно). Если на войне вы убили сто человек, вы станете Героем Советского Союза.

В дипломатии легализован обман. Причем в высшей своей форме, когда вы не говорите ничего, кроме правды (это в XVII веке можно было врать напропалую, сейчас все проверяется), но все равно вводите оппонента в заблуждение. Дело дипломата достичь целей войны без ведения военных действий. Поэтому даже когда дипломаты говорят о взаимовыгодном сотрудничестве, о компромиссе, это – компромисс в чью-то пользу.

Например, современная Россия предлагает США вернуться к справедливому мироустройству, в котором все равны – одни и те же нормы одинаково действуют для всех, без пресловутых «двойных стандартов». Предложение взаимовыгодно и насквозь благородно. Если абстрагироваться от реальности. На деле, равенство для всех в мире никогда не существовало. Равны, после 1945 года, были лишь СССР и США, а остальные могли только выбирать сюзерена. Даже если предположить, что в прекрасном новом мире центров силы будет не два, а больше (это кстати в интересах России, поскольку они будут уравновешивать друг друга и не понадобиться перенапрягаться, как СССР), то увеличится лишь количество сюзеренов, принцип же неравенства не изменится. Это и не удивительно – страна с экономикой в половину (треть, четверть) планетарной и с населением в несколько сотен миллионов или в миллиард человек не может зависеть от решения правительства какого-то острова в океане, живущего за счет туризма и кормящего пару тысяч обслуживающего персонала.

Кроме того, Россия так или иначе предлагает США, которые долгое время (двадцать пять лет) являлись единственным мировым гегемоном, поделиться властью с другими претендентами на лидерство. Потери США очевидны, а вот приобретения (стабильность, возможность менее болезненно перейти к другому типу экономики и т.д.) абстрактны и не обязательно достижимы. Испокон веков все знают, что, отказавшись от права контролировать ситуацию единолично, ты рано или поздно можешь узнать, что от тебя ничего уже не зависит. США проделали это с СССР и не желают сами оказаться на его месте.

Собственно именно из-за этого и разгорелся мировой конфликт, участниками которого мы являемся. Вернее у него были глубокие не только и не столько политические, сколько экономически причины, о которых я уже неоднократно писал, а некоторые авторы-экономисты описали их значительно глубже и подробнее чем я. Но на внешнем, очевидном и никем не оспариваемом, уровне это выглядело как военно-политическое противостояние США, старающихся сохранить свое доминирование  в мире, и России (а также Китая и других стран, чьи интересы ситуативно совпали с российскими) выступающими за более соответствующий новым условиям мультиполярный мир.

В доядерную эпоху такое противостояние давно бы уже вылилось в военный конфликт, в котором условный североатлантический блок (США, Канада, ЕС, Австралия, Япония), противостоял бы такому же условному евроазиатскому (Россия, Китай, Индия, Иран, часть стан Латинской Америки и некоторые африканские страны). При этом дипломаты активно работали бы над привлечением союзников, в том числе и за счет слабых звеньев в чужом блоке (как, например, в Первой мировой войне член Тройственного союза Италия в результате выступила на стороне Антанты).

В ядерную эпоху прямое столкновение между сверхдержавами означает гарантированное взаимное уничтожение и является нежелательным. Именно не желательным, а не невозможным (как думают некоторые), поскольку развитие политической и военной ситуации подвластно собственной логике и может выйти из-под контроля. Особенно, если «контролеры» - неадекватны и искренне считают, что можно невозбранно размахивать ядерной дубинкой или посылать войска куда угодно и за это ничего не будет.

Изложенное приводит нас к простому выводу – в сложившихся обстоятельствах глобальный конфликт мог носить только многоуровневый характер. На высшем уровне он принял вид информационного, политического и экономического столкновения между Россией с союзниками и США с союзниками. Здесь главную роль играют дипломаты. На низшем уровне – столкновения подконтрольных разным центрам силы вооруженных групп (клиентские государства, повстанцы, наемные банды, религиозные радикалы, «добровольцы» разных сортов и оттенков). При этом, яркие реальные войны низшего уровня на деле служат не более, чем обеспечением операций высшего уровня.

Войны низшего уровня не имеют никакого военно-стратегического смысла. Даже, если кажется, что они призваны установить контроль над какой-то стратегически важной точкой, это – не более, чем видимость. Запад мог значительно лучше контролировать ливийскую нефть, не свергая Каддафи, а иракскую, не свергая Хуссейна. США, десятилетиями работающие с саудовскими фундаменталистами, не имели непримиримых идеологических противоречий с фундаменталистами иранскими, а гипотетическая ядерная бомба Тегерана угрожала Вашингтону не больше, чем реальная ядерная бомба Пакистана. В Сирии Ассад шел на все возможные уступки (даже отказался от принципиального для Сирии влияния в Ливане). Даже Янукович просил всего-то 15 миллиардов долларов, чтобы подписать соглашение об ассоциации и подарить Украину Западу целой, единой, управляемой. Хотели бы американцы создать антироссийский таран из Украины – дали бы деньги Януковичу (затраты меньше, а эффективность выше). Сегодня любая точка в мире становится стратегически важной площадкой, если ее выбрали для столкновения сверхдержавы и перестает быть таковой, как только они «уходят драться в другой двор»,

Поэтому, все американские дестабилизационные проекты направлены не на длительное удержание контроля в критических точках (как до сих пор думают «специалисты» по колониальным войнам позапрошлого века), а на то, чтобы создать информационно-политический дискомфорт своим оппонентам и вынудить их к военному вмешательству в невыгодных условиях. Оппоненты, однако, ответили американцам применением той же стратегии. Кстати, первым  к несимметричным ответам на стратегические угрозы со стороны США начал прибегать Китай лет двадцать назад. Тогда Россия еще была американским сателлитом и Великому Поднебесному Срединному Народному Государству не оставалось иного выбора. Прямая конфронтация означала поражение (не только и не столько военное, сколько политическое, дипломатическое и, в первую очередь, экономическое).

Следующим данную стратегию освоил Иран, использующий против США и подконтрольных им суннитских режимов залива, поддерживаемые им шиитские общины и алавитскую Сирию.

Россия официально стала на тропу войны с США последней. У нее было время проанализировать успехи и ошибки сторон конфликта за последнее десятилетие. Кроме того, Россия – единственная страна, имеющая возможность нанести США неприемлемый ущерб в прямом военном столкновении. Это позволило Москве выработать наиболее эффективную стратегию противостояния Вашингтону на верхнем (дипломатическом) уровне.

Москва в последние пять лет пачками заключает военно-политические и экономические союзы, объективно бьющие по интересам США. До этого 2008 год стал рубежным, когда Россия стала первым государством после 1991 года безнаказанно применившим военную силу против американского клиентского режима Саакашвили. При этом формально российские дипломаты во всем идут навстречу американским пожеланиям. Создаются многочисленные многосторонние переговорные форматы (в рамках которых никто ни с кем не собирается договариваться), заключаются соглашения о прекращении огня (который никто не собирается прекращать), разделяются озабоченности (при фиксации диаметрально противоположных взглядов на формат решения проблемы).

Поскольку на верхнем уровне нельзя воевать, задача дипломатии втянуть противника как можно глубже в как можно большее количество реальных конфликтов и заставить его растянуть свои ресурсы так, чтобы на главного глобального противника их просто не осталось (ресурсы же не резиновые). С этой задачей российская дипломатия справляется на отлично. США увязли в Ливии, США увязли в Сирии, США увязли на Украине, США увязли в Ираке, США увязли в Афганистане. Америкой недовольны индусы, иранцы, пакистанцы, китайцы, латиноамериканцы, многие африканцы и арабы. Союзники Вашингтона несут все большие издержки, при полном отсутствии обещанных дивидендов. Чем дольше тянется конфронтации, тем очевиднее становится даже элитам ЕС, что скоро настанет их черед отправляться в топку необъявленной войны, чтобы оттянуть момент наступления ресурсной недостаточности у США.

Второй вариант – разом сбросить все клиентские режимы (от Ливии, до Афганистана). Но тогда туда зайдут геополитические оппоненты Вашингтона (Россия, Китай) и многополярный мир, который пока еще отрицается США станет очевидной для всех объективной реальностью. Поэтому на низшем уровне продолжаются и даже интенсифицируются военные конфликты, позволяющие США маскировать свое поражение на этих площадках и все с большим трудом, но все же убеждать своих европейских союзников идти на новые и новые жертвы ради достижения ускользающей победы.

Единственным оружием, которое осталось в запасе у США, является информационное. Именно с его помощью они пытаются изменить результат стратегически проигранной войны, выиграв тактически прямо на поле боя. Ставка делается на слишком большой разрыв между верхним и нижним уровнем противостояния. Их взаимосвязь неочевидна значительной части населения борющихся государств. Ну а дипломатические сражения и победы пониманию широкой публики в принципе недоступны, как по причине отсутствия соответствующей квалификации (в том числе и у журналистов) для их оценки, так и, в первую очередь, из-за объективной закрытости соответствующей информации (во-первых, содержание переговоров всегда остается тайной, а во-вторых, редко кто вне профессионального круга понимает «птичий язык» официальных брифингов и совместных коммюнике).

Поэтому большая часть населения видит только низший уровень конфликта. Там, где идет открытая война клиентских режимов друг с другом. Здесь гремят сражения, льется кровь, гибнут люди, не соблюдаются договоры, разрушаются государства. Политически активные слои населения задают вопросы: «Доколе?» и «О чем мы договариваемся?» США, проигравшие болотный белоленточный майдан в России, видят возможность ослабления российской власти только в снижении доверия к ней патриотических слоев населения. Поэтому они такие настроения прямо и косвенно поддерживают.

Часть патриотов всегда выступала против Путина (хоть сейчас и вынуждена клясться в верности его почти 90%-у рейтингу). В том числе они и на Болотную вместе в либеральной оппозицией выходили. Причем были там, в одном строю с компрадорами, и левые, и правые радикалы. У них опыт контактов с Вашингтоном, как прямых, так и опосредованных (через либеральную оппозицию) достаточный.

Часть (особенно это касается информационщиков) работает просто за деньги. Это легко проследить, посмотрев кто и как рьяно поддержал разного рода выгодные материально «гуманитарные» (на деле политические) проекты поддержки Донбасса или, например, тот же КСУ. Человек может ошибиться один раз, но если каждый раз он ошибается в сторону финансово выгодных проектов, то сколько бы он ни кричал о своем бессребреничестве, возникают обоснованные сомнения в его честности и/или адекватности.

Большая часть просто не понимает что происходит. И не сможет понять, сколько ни объясняй, потому, что для понимания принципа действия механизма необходимо разбираться в его устройстве. Большая же часть населения любой страны не имеет никакого представления о целях, задачах, принципах и методах работы не только современной дипломатии или высших ступеней государственного аппарата, но даже о прохождении управленческих решений на уровне местного самоуправления.

Поэтому последняя попытка США отыграть проигранную войну в свою пользу заключается в том, чтобы дискредитировать в глазах населения России дипломатический процесс, обеспечивающий победу на верхнем уровне противостояния и заставить Москву перенести центр тяжести борьбы на выгодный Вашингтону низший (военный) уровень хотя бы на Украине. Почему на Украине, а не в Сирии или Ливии тоже неоднократно писалось. Из российского населения можно одинаково успешно выжимать слезы сочувствия гибнущим детям Донецка и Триполи, Луганска и Дамаска, Горловки и Багдада. Но только вину за гибель детей Донбасса можно возложить на Путина. Пусть любой бьющийся сейчас в истерике перед возбужденной аудиторией и с пеной на губах требующий послать войска на Украину попробует так же успешно потребовать послать армию в Ливию или в Сирию. Между тем, народы этих стран бьются за российские интересы дольше, чем Донбасс, разрушений инфраструктуры, погибших мирных граждан, включая женщин и детей там больше на порядки, чем в Донбассе, опасность для пока уцелевших значительно выше. То, что события в этих странах спровоцированы США и направлены против России также очевидно. В отличие от Украины, Сирия даже формально является союзником России.

В целом надо понять одну простую вещь. Войны на низшем уровне будут продолжаться, а возможно и разрастаться, представляя опасность уже не только для граждан отдельных стран, но и для всего человечества, ровно до тех пор, пока не будет одержана победа на высшем уровне. Капитуляция Киева, ИГИЛ или Аль Каиды не приведет к капитуляции США, а вот капитуляция США мгновенно прекратит все текущие войны и связанные с ними безобразия.

Политика всегда была сложным делом. Поэтому блестящие политики и дипломаты в человеческой истории наперечет, их помнят всех (от первых государств Шумера и Аккада, до наших дней). Современная политика сложна вдвойне, поскольку проводится в режиме реального времени (курьеры больше не скачут по году за инструкциями), при огромном количестве участников (еще сто лет назад никого не интересовали события, происходящие на соседнем континенте, а сегодня любая банановая республика встроена в политический процесс) а также максимально открыто (телевизор и интернет делают участниками политического процесса все более широкие слои, все менее подготовленных масс).

В результате получаем совершенно извращенную картину. Когда в XVIII веке Фридрих Великий (дипломат и полководец) учил население Пруссии культурному земледелию это воспринималось как должное. Если сегодня Лавров и Шойгу приедут учить сельского агронома, как ему обеспечивать продовольственную безопасность России, их засмеют насколько бы обоснованными и подготовленными не были бы их советы. За двести пятьдесят лет слишком увеличилась специализация. Но никого, почему-то не смущает, когда агроном, пенсионер, врач, учитель, водитель, профессор филологии и т.д. учит министров и президента управлять государством, дипломатов заключать соглашения, а военных захватывать соседние государства и территории. Не логично.

В принципе, любой, кто сможет отрешиться от эмоций и вникнет в следующую простую схему, сможет понять действия России:

Государство защищает своих граждан.
Государство защищает свои интересы.
Интересы соседних государств и жизни их граждан для России не пустой звук (особенно в тех случаях, когда речь идет о бывших территориях СССР и их населении). Но проблемы, указанные в пп. 1 и 2 имеют приоритетное значение.
В случае, если перед российским руководством стоит выбор – пожертвовать интересами России и российских граждан для защиты интересов граждан и целостности других государств или пожертвовать другими государствами и их гражданами для защиты интересов России, руководство РФ обязано сделать выбор в пользу России.
Россия поддерживает своих союзников (признанных и непризнанных) в той мере и тем способом, которым может это делать без ущерба для своих интересов.
Общая победа союзников возможна только в случае победы России.
Еще ни один российский клиентский режим (признанный и непризнанный) не был отдан на растерзание США. В то же время США устранились от защиты Грузии и сейчас сдают Украину.
Война и политика – не художественная литература. Здесь оперируют не эмоциями и судьбами, а приемлемым и неприемлемым уровнем потерь. В конечном итоге история свидетельствует, что побеждает тот, кто доживает до победы, а не тот, кто активнее жжет и убивает.
В общем, в 1942 гибли солдаты под Ржевом и гражданские в блокадном Ленинграде, чтобы РККА смогла собрать резервы и получить пространство для маневра на юге, под Сталинградом, где и была выиграна кампания. Сейчас в Донбассе (а также в Сирии, Ливии, Ираке и других не интересующих российских пораженцев-алармистов точках планеты) гибнут ополченцы, добровольцы и мирные жители, чтобы Россия создала необходимые резервы и получила пространство для маневра на высшем уровне противостояния, где решается судьба не Авдеевки, но мира.

Только концентрация максимального количества ресурсов в критической точке дает шанс на победу в войне, даже если эта война ведется нетрадиционными средствами. Ведь все равно «Тот, кто носит медный щит …»

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

http://cont.ws/post/111414

0

8

СМИ Скандинавии и Финляндии: Исландия вместе со всеми или сама по себе? ("ИноСМИ", Россия)
Обзор публикаций о России, 11–18 августа

20/08/2015
Расширение российского продовольственного эмбарго произвело эффект разорвавшейся бомбы в Исландии. В парламенте начались слушания по проблеме санкций ЕС и ответных мер России, а газеты открыли специальные рубрики «Российские санкции». Депутаты парламента, предприниматели и блогеры спорят о том, насколько в интересах страны следовать санкционному курсу ЕС и каковы будут последствия для ее экономики.

Первым отреагировал глава рыболовной ассоциации Кольбейн Арнасон (Kolbeinn Árnason): «Это плохие новости для всей страны» (Fréttablaðið, 13.08). Он описывает ситуацию как «удар по всей экономике»: «Мы говорим о 200 – 240 миллионах евро; когда такой рынок исчезает, ему не сразу найдешь замену» (Iceland Monitor, 14.08); «Это как раз то, чего мы боялись... Под ударом не только экспорт, но и рабочие места — сотни, если не тысячи» (Morgunblaðið, 13.08). «Не думаю, что какая-либо еще страна потерпит от санкций такой же урон, как мы» (RÚV, 12.08). «У Исландии в России есть серьезные интересы, но правительству это все равно!», говорит Арнасон (kjarninn.is, 17.08). Херманн Стефанссон (Hermann Stefánsson), глава компании Iceland Pelagic о российском эмбарго: «Это просто катастрофа!» (Morgunblaðið, 17.08). Глава Союза рыбаков Йенс Гардар Хельгасон (Jens Garðar Helgason) полностью согласен: «Это катастрофа. Некоторые суда, груженые макрелью, уже в пути!» (Morgunblaðið, 13.08). Более конкретные цифры называет Morgunblaðið (12.08): «Цена вопроса (торговли с Россией) — 37 миллиардов крон». Деловая пресса следит за стремительным падением акций компании HB Granda (Morgunblaðið, 13.08).

Национальное агентство новостей RÚV (18.08) сообщает, что по его информации, наблюдается «всплеск деловой активности среди российских фермеров. Так что, если исландская рыба исчезнет с прилавков, Россия легко найдет, чем ее заменить».

Заместители председателя комитета парламента по внешней политике Вильямур Бьярнасон (Vilhjálmur Bjarnason), Партия Независимости и Осмундур Эйнар Дадасон (Ásmundur Einar Daðason), Партия Прогресса встретились с представителями затронутых отраслей, однако, без какого-либо результата, кроме констатации того, что «здесь задеты серьезные интересы» (Morgunblaðið, 11.08).

Министр иностранных дел Исландии Гуннар Браги Свеинссон (Gunnar Bragi Sveinsson) призывает рыбаков «продемонстрировать социальную ответственность» (Morgunblaðið, 17.08) и критикует судовладельцев за то, что они «ставят личные интересы выше общественных: таким людям нельзя доверять серьезные ресурсы!» (RÚV, 16.08).

Одновременно министр «ожидает от ЕС соответствующего отклика» (Morgunblaðið, 14.08) и уже через несколько дней сообщает, что «Исландия ведет переговоры с ЕС о снижении пошлин ввиду российского эмбарго» (Morgunblaðið, 17.08).

У него нет сомнений: «О том, чтобы прекратить поддерживать санкции ЕС против России, нет и речи… Нам нужно уважать международное право, чтобы и оно защитило нас в случае необходимости» (Morgunblaðið, 17.08). Тем не менее, он настойчиво просит о встрече с российским коллегой Сергеем Лавровым — возможно, на заседании Арктического совета в конце августа (Morgunblaðið, 13.08; Viðskiptablaðið, 13.08).

Председатель правительства Сигмундур Давид Гуннлаугссон (Sigmundur Davíð Gunnlaugsson), со своей стороны, поговорил по телефону с премьер-министром Медведевым и пожаловался, что «исландский бизнес страдает больше других попавших под эмбарго» (Viðskiptablaðið, 15.08; Morgunblaðið, 14.08).

Профильный министр рыбного и сельского хозяйства Сигурдур Инги Йоханссон (Sigurður Ingi Jóhannsson), также член Партии Прогресса, просит «сохранять спокойствие» и «все тщательно обдумать, положив на одну чашу весов общность интересов с западным обществом, а на другую — 70 лет успешной торговли с Россией» (Viðskiptablaðið, 18.08). «Наступили тяжелые времена», сетует он на встрече с журналистами (Morgunblaðið, 15.08).

Его коллега, бывший министр рыболовства Йон Бьярнасон (Jón Bjarnason) более категоричен: «Следовать антироссийским санкциям ЕС очень глупо! Это обернется против самой Исландии. Страна сворачивает с нейтрального курса, которым она следовала со дня основания» (Morgunblaðið, 13.08).

Позицию большей части правительства поддерживают депутаты от Партии Прогресса: «Кто хочет продать свою душу, пожертвовав правами человека ради материальной выгоды? — спрашивает Карл Гардарссон (Karl Garðars­son), намекая на своего коллегу Асмундура Фридрикссона. — Тогда мы не сможем рассчитывать на поддержку мировой общественности, если она нам понадобится» (Morgunblaðið, 17.08). Лидер левого Социал-демократического альянса Арни Палл Арнасон (Árni Páll Árnason) тоже уверен, тем не менее, что «санкции — это правое дело; нужно показать большим странам, что будет, если они заденут маленькие страны; такая маленькая страна, как Исландия, очень заинтересована в действенности международного права» (Iceland Monitor, 14.08).

Зато юрист Сигурдур Г. Гудйонссон (Sigurður G. Guðjónsson), не стесняясь в выражениях, обвиняет министра иностранных дел во лжи и сокрытии фактов — «он даже не посоветовался с коллегами в правительстве перед присоединением к санкциям» (Morgunblaðið, 14.08).

Один из таких недовольных развитием событий членов правительства — Бьярни Бенедиктссон-младший (Bjarni Benediktsson), представитель старой исландской политической династии, министр финансов и лидер Партии Независимости настойчиво спрашивает: «А не пересмотреть ли нам вопрос о санкциях ЕС против России в связи с изменившимися обстоятельствами?» (Viðskiptablaðið, 18.08; kjarninn.is, 17.08). «Вообще санкции — сомнительное дело», говорит он уже в другом интервью, не забыв подчеркнуть, однако, что «вся его партия единодушно осуждает Россию из-за Украины» (Morgunblaðið, 17.08).

Того же мнения придерживается и глава парламентского комитета по экономике и занятости Йон Гуннарссон (Jón Gunnarsson): «Правительство должно изменить свою позицию» (Morgunblaðið, 17.08). Его подход — вполне практический: «Если ЕС не пересмотрит пошлины на рыбу, то нам надо пересмотреть свое отношение к России» (Viðskiptablaðið, 15.08).

Лидер Пиратской партии Биргитта Йонсдоттир (Birgitta Jónsdóttir), не подвергая сомнению санкции как таковые, все же недоумевает: «Чего именно мы хотим от России? Понятно, что санкции — это ответ на аннексию Крыма. Но каковы наши конкретные требования?» (Iceland Monitor, 14.08).

Лидер партии «Зеленых Левых» Катрин Якобсдоттир (Katrín Jakobsdóttir): «Последствия невозможно предсказать. Странно, что ЕС ужесточили санкции как раз тогда, когда было достигнуто соглашение в Минске…» (Morgunblaðið, 13.08).

Депутат от Партии Независимости Асмундур Фридриксон (Ásmundur Friðriksson) не ограничился многократными призывами к прекращению санкций против России в парламенте (RÚV, 12.08), но и написал энергичную статью под названием «Нам что — больше всех надо?» Он говорит не только о том, что известно всей стране — «российские санкции разрушат рыболовство — основополагающую отрасль Исландии», но и приводит в пример США и Европу: «они-то себя не ограничивают и свою экономику не подрывают; несмотря ни на какие санкции, в Европу идет газ, а обратно в Россию — автомобили и модная одежда; а посмотрите на Нигерию и Китай — это наши важнейшие торговые партнеры, там разве неукоснительно соблюдаются права человека? А США, наш ближайший союзник по НАТО — это что, прямо рыцарь на белом коне, который только и делает, что устанавливает демократию по всему миру? Если это не двойные стандарты, то что это такое?» «Поймите меня правильно, — объясняет Фридриксон, — я целиком и полностью за права человека. Но разве санкции когда-либо помогали угнетенным гражданам — хоть в России, хоть еще где-то?» (dfs.is, 18.08).

В дискуссии до последнего времени не принимал участия президент Оулавюр Рагнар Гримссон (Ólafur Ragnar Grímsson), хотя он, по мнению политических комментаторов, «едва ли не лучше всех в Исландии знает политическую кухню Москвы» (hringbraut.is, 18.08). Однако «его положение сложное..., и правительство не обращалось к президенту за помощью в отношении российских санкций, потому что как это будет выглядеть для партнеров в НАТО, если Исландия станет единолично вести переговоры с Россией?» (hringbraut.is, 18.08). Тем не менее, появились сообщения о его встрече с послом России в Исландии Антоном Васильевым (Pressan, 18.08). Ранее малый бизнес призывал его «вспомнить о дружбе с президентом Путиным» (RÚV, 14.08), однако сам Гримссон назвал такие представления «преувеличенными, хотя он действительно несколько раз бывал в России и встречался с президентом Путиным» (Pressan, 18.08).

Среди исландских блогеров мнения разделились.

Побывавший, по-видимому, недавно в России ведущий эксперт-международник Йон Ормур Халлдорссон (Jón Ormur Halldórsson) утверждает: «Одна из главных задач Путина — разбить европейскую солидарность. Сама Москва не так уж страдает от эмбарго — выбор сыра в магазинах невелик, но ведь и у нас в Исландии не лучше...» (Pressan, 18.08).

Эксперт университета шведской Уппсалы Гуннар Холмстейн Арсаэльссон (Gunnar Hólmsteinn Ársælsson): «Украина хочет быть ближе к Западу. Неужели Исландия предпочтет меркантильные интересы и монарха в Кремле поддержке борьбы за свободу и независимость?!» (stundin.is, 17.08).

Профессор политологии Ханес Холмстейн Гиссурарссон (Hannes Hólmsteinn Gissurarson) обвиняет правительство в том, что оно «больше озабочено экспортом рыбы, чем стремлением спасти мир». Вместе с тем он отмечает, что «у нас нет обязательств по отношению к ЕС по той простой причине, что мы в нем не состоим» (Morgunblaðið, 17.08).

Бывший главный редактор центральной газеты Morgunblaðið и один из главных критиков России Стюрмир Гуннарссон (Styrmir Gunnarsson) выступил на своем собственном сайте с программной статьей «Исландия: вместе со всеми или сами по себе?» «Мы должны нести бремя солидарности и продолжать сотрудничество с западными странами, несмотря на трудности в отношениях с Россией», призывает Гуннарссон (styrmir.is, 17.08).

С другой стороны, блогер Огмундур Йонассон (Ögmundur Jónasson) спрашивает: «За что ЕС и примкнувшая к нему в деле санкций Исландия хотят наказать Россию? Разве русские сбросили демократически выбранное правительство на Украине? — Нет, это сделали США, ЕС и НАТО. Ясно выраженная воля жителей Крыма для них тоже не имеет никакого значения. Британцы показали миру хороший пример, разрешив провести референдум (о независимости) в Шотландии; а вот Мадрид не позволяет сделать то же самое в Каталонии и Стране Басков. О чем после всего этого наш министр Гуннар Браги собирается говорить с Лавровым?» (Ögmundur/is, 17.08).

Традиционно дружественно настроенный к России и весьма активный блогер Палл Вильяльмссон (Páll Vilhjálmsson) считает, что «Торговая война с Россией — это просто смешно!» Он обращается к недавней истории, когда «Британия объявила Исландии торговую войну в середине прошлого века, то нам на помощь пришел СССР». Автор объясняет, почему у России есть все причины не доверять НАТО: «Мы, исландцы, вступили в НАТО, чтобы она защищала нас от коммунизма. Теперь коммунизма нет... А НАТО — есть, как ни в чем ни бывало!» «Правительство должно отказаться от политики санкций, — заключает он. — У нас с Россией нет проблем» (pallvil.blog.is , 18.08).

Блогер Гуннар Рёнвальдссон (Gunnar Rögnvaldsson) в статье «Антироссийские санкции — это ужасная ошибка» ссылается на авторитет генерала де Голля: «Он правильно говорил, что Европа должна простираться от Атлантики до Урала, а вот Британии в Европейском союзе не место!» Перейдя к украинскому кризису, он спрашивает: «Зачем европейские депутаты и министры едут в Киев, агитируют народ и указывают украинскому парламенту, что ему делать? Понравится ли кому-нибудь в Исландии, если политики с континента приедут сюда и устроят митинг на площади перед альтингом (исландским парламентом)? Это, как говорил в свое время Киссинджер, „шизофрения, а не государственный подход“. И мы должны ради таких политиков разругаться с Россией? Нет уж, спасибо!» (tilveran-i-esb.blog.is, 13.08).
Опубликовано: 19/08/2015 18:50

Читать далее: http://inosmi.ru/overview/20150820/2297 … z3jKBVooIG
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

9

Юлия Бражникова
22.08.2015
По закону Путина

Судя по последним событиям, украинскую драму быстро двигают к развязке, которая должна наступить не сегодня-завтра. Ситуация на Донбассе уже достигла своего пика и зависла на нём. Дипломатические, военные, информационные усилия сходятся всё ближе к единой точке, в которой наконец будет определена судьба Незалежной.

Для приближения заключительного акта пьесы под названием «Что бывает, если советская республика хочет стать Европой» заинтересованными сторонами был предпринят ряд шагов, сделать которые ранее было невозможно по ряду причин.

1. Прежде всего, в настоящее время минские соглашения наконец достигли своей главной цели: они довели колонизаторов Украины до состояния договороспособности. Из истории мы знаем, что фашисты были недоговороспособны вплоть до весны 1945-го года. С врагами невозможно было подписывать соглашения, когда они стояли под Москвой и держали Ленинград в блокаде, грезя о скорой победе. С ними нельзя было договариваться, пока они надеялись затормозить наступление Красной Армии где-нибудь в Европе и сохранить Германию за собой. Они стали вменяемы только тогда, когда наши войска вошли в Берлин.

Точно так же США до последнего времени были уверены в том, что достигнут своих целей на Украине, сравняв с землёй Донбасс либо заставив Россию воевать с Киевом. Однако Путин, заключив минские соглашения, исключил обе эти возможности. Противник, не ожидавший, что операция так затянется, не предпринимал по отношению к Незалежной никаких решительных шагов. Сосредоточившись на заведомо провальных попытках экономического удушения России и разжигания недовольства политикой Кремля, он в результате потерял драгоценное время.

2. Итогом длительной заморозки активных боевых действий стал фактический дефолт Киева. Острый весенний психоз кредиторов свидетельствовал о крайней растерянности мировой элиты, вдруг оказавшейся в украинском вопросе на грани финансового и имиджевого фола. Предпринятые тогда же судорожные усилия вдохнуть новую жизнь в умирающую экономику страны были напрасной тратой денег. Все вырванные буквально из глотки транши МВФ, подачки Евросоюза и жалкая американская милостыня тут же канули в чёрную дыру. Хунта и не собиралась рассчитываться. Европа, получившая хронический геморрой под названием «Греция», взбунтовалась и умыла руки. Таким образом, в начале лета все жаркие дебаты по поводу того, кто, когда и сколько денег должен выбросить в бездонную бочку Киева, сошли на нет.

3. Стоит вернуться в декабрь 2013 года, когда Россия купила у Януковича евробонды на значительную сумму в три миллиарда долларов и прочно заняла второе место в списке украинских кредиторов после Фонда Темплтона, имеющего обязательства на шесть миллиардов. Либералы (в конце 2013 года ещё более-менее способные двигаться) и радикалы (только нарождающиеся) однозначно оценили эти 3 млрд. как взятку Януковичу за неподписанную евроассоциацию и даже будущее гипотетическое вступление в Таможенный Союз.

Однако думается, что Янукович согласился бы на вышеозначенные условия и без всяких взяток. Не по природной честности, которую ему никто и не приписывает, а исходя из чёткого понимания, что с Путиным шутки плохи, и надо соглашаться на его условия, пока он добрый. Потому что если ВВП проявит недовольство, согласиться всё равно придётся, вот только последствия будут куда хуже.

С другой стороны, политические весовые категории Путина и Януковича несравнимы. Предположение, будто Виктор Фёдорович мог что-то вымогать у Владимира Владимировича, а последний вёлся на шантаж, лежит в сфере сладких снов Госдепа и очень далеко от реальности. Если Россия поддерживает бывшие республики кредитами (Белоруссию, например), или прощает их (Узбекистану, Киргизии), то эти действия наверняка основаны на прагматичном расчёте, а не на ожидании какой-то поддержки от их шатающихся в разные стороны лидеров. Поддержка от Лукашенко, которого на Западе держат за изгоя? Или от Каримова, когда ни Нуланд, ни Псаки, ни Обама толком не знают, где находится тот самый Узбекистан? Согласитесь, вложение капитала просто бросовое.

С третьей стороны, давать взятку президенту, в стране которого готовится переворот (а к декабрю 2013-го это было очевидно, уж во всяком случае для Путина), – есть верх опрометчивости, которая политикам столь высокого ранга в принципе не свойственна. Ибо человек, до такой степени не умеющий рассчитывать последствия своих поступков, к вершинам власти просто не доберётся.

Тогда для чего Россия пошла на такой заведомо невыгодный шаг?

О любых действиях лучше судить по их итогам. Что произошло в результате оформления нового кредита? А только то, что Темплтон перестал быть единственным и неповторимым хозяином украинских долгов. Более того, если украинско-американские кредиты можно как-то разделить на части, отсрочить и т.д., то российские 3 млрд. реструктуризации не подлежит. Что ясно дали понять Киеву, когда он попытался от них отделаться. И, если кто забыл, погашение ожидается в конце текущего года...

3. За прошедшее лето Новороссия последовательно демонстрировала одностороннее миролюбие, всякий раз вызывая приступ щенячьего восторга у путислилщиков и радикалов-милитаристов, не желающих замечать, что киевская армия при этом как-то сама собой выходит агрессором.

4. За аналогичный период осуществилось многократное публичное посрамление хунты. ВСУ покрыли себя очередным позором ещё 3 июня при попытке наступления на Донецк, где они потеряли, по самым скромным подсчётам, несколько сотен бойцов. Мукачевский инцидент доказал полную недееспособность Порошенко, которого в любой момент могут свергнуть все, кому будет не лень этим заняться. Августовские военные провокации и поджог машин ОБСЕ, при стойком сохранении перемирия со стороны ЛДНР, выставили напоказ карателей как нарушителей Минска-2. И, как бы ни отворачивались США от виновников обстрелов, врать в данной ситуации им становится всё затруднительнее.

На этом фоне мы имеем следующий ряд событий:

1. Усилившиеся в начале августа обстрелы и непрекращающаяся гибель мирных жителей. При всём трагизме происходящего, надо заметить, что ВСУ на самом деле не наступают. Они обстреливают ополченцев с тех позиций, на которых в данный момент находятся. Попытки прорыва, по словам самих ВСН, предпринимаются скорее для прощупывания или как отвлекающие манёвры.

2. Заявление Эдуарда Басурина с потрясающим названием «Карта наступления ВСУ» (!), где он проинформировал общественность не только о дате будущего нападения – это, как нетрудно догадаться, день независимости Украины, 24 августа, – но и действительно представил тщательно составленную карту всех возможных направлений атак (!!). Мало того: им перечислена с точностью до единицы вся задействованная техника и количество личного состава украинской армии (!!!).

Ну, и теперь подсчитайте шансы противника на успех, после того, как ему и всем желающим, имеющим телевизор или интернет, доложили подробнейшим образом посредством всех доступных СМИ, когда, какими силами и где он собирается наступать.

3. 20 августа состоялась встреча юридических экспертов в нормандском формате. Согласно официальному сообщению, участники собирались обсудить ход конституционной реформы на Украине, вопросы децентрализации и правовой ситуации в ДНР и ЛНР. Как известно, Путин предпочитает всё делать в рамках закона, и само наличие дискуссий по этим проблемам говорит о том, что они наконец-то вышли в повестке дня на первый план. Чтобы в дальнейшем без проблем вывести республики из состава Украины, все детали этого процесса нужно досконально проработать с участием европейских юристов – чтоб потом они не отвертелись и не поднимали вопроса о легитимности.

4. 24 августа должна состояться встреча Меркель, Олланда и Порошенко. Название «нормандский формат без Путина», которое ей приклеили не устоявшие перед таким дьявольским искушением укроСМИ и российская 5-я колонна, некорректно именно потому, что нормандский формат включает четыре страны. При этом их лидеры могут встречаться между собой в любых сочетаниях, что не даёт повода называть эти контакты «нормандским форматом без Порошенко» или «нормандским форматом с Путиным и Меркель».

Лавров уже подтвердил, что данная встреча будет иметь воспитательный характер. Кого будут воспитывать – объяснять, наверное, не надо. Сам факт подобных переговоров позволяет приблизительно обрисовать алгоритм действий ведущих игроков:

а) Россия и США договариваются о разделе Незалежной и её долгов (ещё раз вспомним сочинский визит Керри),

б) Меркель и Олланд доводят результат до сведения Порошенко,

в) ему предписывается определённая программа действий. Примечание: на дурацкие высказывания Порошенко у себя дома в Киеве не стоит обращать внимания – он всего лишь пытается спасти себе жизнь. Естественно, он будет во всеуслышание утверждать, что перевоспитывать будут не его самого, а этого международного хулигана Путина.

Тех, кто будет утверждать, что в Берлине европейские лидеры о чём-то договорятся без российского президента, надо спросить: вы считаете, что украинский вопрос решают Порошенко, Меркель и Олланд? Вы думаете, 11-12 февраля в Минске они тоже что-то решали? Ну конечно. Они решали, как с наименьшими потерями согласиться с ВВП, так как другого варианта он им просто не оставил. Ибо вести сепаратные переговоры за спиной у Темнейшего могут додуматься только отчаянные камикадзе, а трусоватые европейцы таковыми точно не являются.

К решению украинского конфликта Украина имеет чуть более тесное отношение, чем Парагвай или Камерун. Если вашим домом управляет кто-то чужой, вы теряете право называть его своим. Поэтому украинский вопрос решат Россия и США. Точнее – Путин и финансовые элиты. Ещё точнее – его может решить только Владимир Владимирович. И слава Богу, что так. Потому что, кроме него, про судьбу многострадального населения Незалежной вообще никто не вспомнит.

Только не стоит обольщаться: реализация достигнутых на встречах итогов может занять длительное время, в течение которого наш изощрённый и упёртый противник может приложить значительные усилия, чтобы в последний раз постараться вернуть Украину под свой контроль. И если кому-то снова покажется, что Путин слил Донбасс, потому что наши оппоненты кричат о своих действиях, а ВВП не говорит ни слова и вообще делает вид, что ничего не происходит, вспомните изречение неизвестного гениального автора из интернета:

«Когда Путин молчит – это страшно. Но самое ужасное, когда он после этого заговорит...»

http://cont.ws/post/113273

0

10

Путинский ботинок в ООН ("Aktualne.cz", Чехия)
Джамиля Стегликова (Džamila Stehlíková)
01/10/2015

Когда президент Российской Федерации Владимир Путин произносил свою речь на заседании Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, он начал с ботинка. Это не был тот известный ботинок, которым аргументировал свои заявления в 1960 году его предшественник Никита Хрущев. Это был «ботинок» в речи, которую президент Путин якобы готовил целый месяц «совершенно самостоятельно». Он начал с фактической ошибки, когда перенес подписание Устава ООН в 1945 году из Сан-Франциско в советскую Ялту. По мнению некоторых российских политологов, эта оговорка по Фрейду демонстрирует тайное желание оратора: Путин с большим удовольствием вернул бы мировой порядок во времена ялтинской конференции, когда главы стран-победительниц делили мир.

Еще один психологический механизм, проекция, выразился в той части речи, где российский президент обвинил США в экспорте цветных революций, развязывании войн на Украине и в странах Ближнего Востока и попугал независимые страны мира судьбой протекторатов, управляемых извне Соединенными Штатами. Посредством механизма проекции мы объясняем поведение других людей с помощью собственных подсознательных мотивов. Президент России даже оторвал глаза от бумаги, чтобы патетически спросить Запад о кризисе на Ближнем Востоке: «Вы хоть понимаете, что натворили?» Свою долю ответственности Путин никогда не признавал. А ведь именно Советский Союз, а затем Россия активно поддерживали режим Асада, террор которого является причиной кровавой гражданской войны в Сирии и бегства миллионов сирийцев с родины.

Обвинение Запада вместо политической доктрины

Президента России Путина после российской аннексии Крыма волновало не то, что на Донбассе умирают тысячи людей и простым россиянам становится нечего есть, а то, что главы ключевых стран Запада перестали его признавать: принимать в своем кругу как равного себе, интересоваться его мнением и демонстрировать подобающее уважение и дружелюбие.

Владимир Путин убежден, что большая геополитика основана на личных отношениях нескольких избранных и власть имущих, поэтому бойкот Запада его глубоко уязвлял как государственника и как человека. Диалогов по-немецки с Ангелой Меркель, ночных телефонных переговоров с Дэвидом Кэмероном и разговоров с Бараком Обамой на тему судьбы мира Путину ничто не заменит. Для политика с выраженным ощущением неполноценности и желанием доказать всем обратное самым тяжким наказанием является не то, что с ним никто не конкурирует, а то, что с ним никто не говорит. Речь Владимира Путина в ООН была полна упреков и обвинений в отношении Соединенных Штатов и являлась попыткой повернуть Запад к себе лицом. По-хорошему. Пока.

Владимир Путин никогда не признает ошибок — напротив, под давлением извне он становится более жестким. Он отказывается подстраиваться под Запад, соблюдать международные соглашения, уважать суверенитет независимых государств и ценности демократии и прав человека: это было бы позорной слабостью для великого народа, который, по мнению простых россиян, победил во Второй мировой войне и избавил человечество от фашизма. Путинская внешняя политика полна мании величия и иррациональна: достаточно вспомнить заявление о том, что «для России Крым имеет огромное цивилизационное и сакральное значение — такое же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам и иудаизм».

Антироссийские санкции продлеваются

Цель российской внешней политики — заставить Запад играть по российским правилам, воспринимать Путина таким, каков он есть, принимать его безоговорочно, позволить ему делать в «сфере российских интересов» все, что он хочет, в том числе безнаказанно оккупировать территорию другого государства. «Мы все разные, и к этому нужно относиться с уважением», — объяснял Владимир Путин в ООН.

Проблема в том, что со времени российского вторжения в Грузию в 2008 году никто не знает, какое государство попадет в сферу российских интересов. Зеленые человечки могут появиться где угодно и когда угодно. Чехия тоже может стать сферой российских интересов. Как сказал Барак Обама в ООН, «мы должны помнить об аннексии и агрессии на Донбассе. Это может случиться где угодно, и это и есть причина санкций». Как в своей речи в ООН, так и при личной встрече с Владимиром Путиным американский президент оказал значительное давление на Россию, чтобы Москва соблюдала международные соглашения и минские договоренности. Барак Обама по-прежнему последовательно разделяет проблематику Украины и Сирии и утверждает, что без вывода войск из Донбасса санкции отменены не будут. Но, по словам Обамы, санкции не означают желания США вернуться во времена холодной войны, как твердит официальная российская пропаганда. «Мы не хотим изолировать Россию. Мы хотим сотрудничать с сильной Россией», — сказал Обама.

Путинский «сирийский туз»

В завершение своего выступления в ООН российский президент вытащил из рукава ожидаемый «сирийский туз» — предложение включить Россию в антитеррористическую коалицию для борьбы с Исламским государством. Это жест, связанный с нарастающим российским военным присутствием в Сирии, на первый взгляд выглядит очень бескорыстным и великодушным, хотя реальной целью является расширение сферы российского влияния на Ближнем Востоке, продление агонии «легитимного» диктатора Башара Асада и возвращение Путина в клуб сильных мира сего. Принять это предложение означало бы реабилитировать Россию и взять ее на борт общего корабля. Что мог бы повлечь за собой отказ подать Путину руку, прагматичный политик типа Барака Обамы предпочитает не говорить вслух.

Перед президентом США встал трудный выбор. Предложение о союзничестве в борьбе со злом, пусть пока лишь виртуальном, не так просто отвергнуть, не потеряв лицо и политические симпатии. Путин это хорошо понимал и одним рывком вернулся в большую геополитическую игру с Западом как равноправный партнер. Он сделал это в последний момент, когда из-за Крыма и поддержки донбасских сепаратистов Россия оказалась в международной изоляции, проект Новороссии (контроля над большей частью территории Украины) провалился, а российская экономика начала обваливаться под тяжестью санкций. Добиться личной встречи с Бараком Обамой и вырвать у Запада второй шанс на выживание в большой международной политике было шедевральным успехом.

Российский президент, как в боксе или дзюдо, неустанно лавирует и ищет слабые места противника. Он почуял, что сейчас Запад беспокоит война в Сирии, расширение ИГИЛ и кризисс беженцами в Европе. Он постарался переместить центр международного внимания с украинского военного конфликта на Сирию, превратиться из нарушителя границ и агрессора в союзника и «объединителя», как его сразу после речи в ООН окрестило российское государственное телевидение. Но в последовавшем многочасовом телевизионном марафоне на тему «Владимир Путин как спаситель цивилизованного мира» не было задано ни одного вопроса о том, что российское военное участие в сирийской гражданской войне может означать для самой России. Хороший тактик Путин — плохой стратег. Некоторые эксперты предупреждают, что Сирия может превратиться для России во второй Афганистан.

Новая так называемая «антигитлеровская» платформа должна, по мнению Путина, объединить в борьбе с ИГИЛ как можно больше стран: коалицию, возглавляемую США и поддерживаемую Саудовской Аравией и другими суннитскими странами, и только формирующееся объединение под эгидой России при поддержке правительства в Дамаске и преимущественно шиитского Ирана и Ирака.

«Почем коалиция — антигитлеровская?» — спросили журналисты после встречи Путина с Обамой. «Потому что Исламское государство — как нацисты», — объяснил Владимир Путин. Он также отдает приказ российской пропагандистской машине, что центры мирового фашизма официально переносятся из Вашингтона и Киева в регион, контролируемый ИГИЛ. Барак Обама в одночасье превратился из самого большого соперника и политического оппонента в союзника российского президента.

Кстати, ослабление антиамериканской пропаганды в России происходит уже сейчас. Борется ли Путин с ИГИЛ только напоказ? Сотрудничает ли Обама с Россией лишь виртуально?

После встречи с Обамой российский президент излучал удовлетворенность. С эйфорической улыбкой он выступил перед журналистами. Задача была выполнена: наступила реабилитация, по крайней мере символическая. Со времени аннексии Крыма весной 2014 года это были первые двусторонние рабочие переговоры с президентом Соединенных Штатов. Путин дал сигнал всему миру, что на переговорах о будущем Сирии между Россией и США был «сломан лед». Пока что лидеры договорились только о сотрудничестве военных сил, чтобы между ними не было военных столкновений.

Более глубокое сотрудничество пока невозможно, потому что удержание путинского протеже Башара Асада у власти и возвращение к довоенной ситуации для Обамы неприемлемы. По его словам, Башар Асад — диктатор, который убил десятки тысяч своих сограждан. Обама видит единственный вариант — выстроить новое сирийское государство сначала, без Асада. Если Башар Асад будет у власти, сопротивление сирийцев не ослабнет, война в Сирии не закончится, и беженцы будут продолжать ехать в Европу.

Президент Земан как предвестник Путина

Ценности и устремления президента Милоша Земана не пересекаются с западными ценностями так же, как и путинские. Напротив, сходство образа мыслей двух президентов поражает. И хотя в день «Д», когда в ООН выступали президенты США, Китая и России, президент Милош Земан был у статуи Свободы, ел торт, курил сигарету с земляками и отпраздновал свой 71-й день рождения в русском ресторане, именно он дал Пуутину дружеский совет о том, как вернуть Америку за стол переговоров с Россией. Это случилось месяц назад при личной встрече двух лидеров в Пекине во время помпезного празднования победы Китая во Второй мировой войне над Японией. Не имея на то политического мандата, глава чешского государства предложил президенту России участвовать в международной борьбе с ИГИЛ. Тогда ни президент Путин, ни присутствовавший министр иностранных дел РФ Лавров на это предложение, сделанное Земаном перед телекамерами, ничего не сказали — даже глазом не моргнули. И неудивительно. Нам не известно, знал ли в тот момент Земан, что Россия уже тайно отправляет в Сирию военную помощь, в том числе сухопутные войска. Важно не время, а невероятное совпадение мнений двух президентов: уже несколько раз случалось так, что чешский президент вслух произносил смелые предложения России, которые пока Владимиру Владимировичу могут только сниться — например, финляндизация Украины или вхождение России в ЕС.

Теперь же чешский президент опять победоносно встречается с Путиным в Нью-Йорке. На Генеральной ассамблее ООН он выражает поддержку новой антитеррористической коалиции с Россией, которая будет уничтожать базы ИГИЛ и спасать Европу от наплыва сирийских беженцев. Земан подает сигнал чешским журналистам и «пражскому кабачку»: «Смотрите-ка — все так, как я и говорил».

Трудный выбор президента Обамы

Согласно одному кулуарному источнику, встречу Обамы с Путиным пролоббировала немецкий канцлер Ангела Меркель. Американский президент, по ее мнению, занял в отношении России «слишком жесткую» позицию. Напротив, ряд консервативных политиков считает эту встречу проявлением слабости американского президента и уступкой агрессору. За встречу с президентом РФ Барак Обаму осудил республиканский сенатор Джон Маккейн. По его мнению, это на руку России, подрывает американскую политику и легитимизирует путинские дестабилизирующие действия.

Решение Барака Обамы встретиться с Владимиром Путиным было трудным, но единственным возможным. Встретившись с российским президентом, он подтвердил свои слова о поиске компромиссов и политических решениях. Он спас себя от критики части мировой общественности за то, что отверг поданную ему руку российского президента. В своей речи в ООН Барак Обама объяснил, что сотрудничество с Россией является, прежде всего, «настоящей дипломатией». Он также отметил, что и впредь будет делать все для того, чтобы Украина могла свободно решать свою судьбу и контролировать свою территорию. Он снова подал сигнал о том, что второй Мюнхен на Украине невозможен, потому что западный мир основан, в отличие от путинской России, не на грубой силе и авторитарном правлении, а на ценностях прав человека и работающих демократических институтах.

Оригинал публикации: Obamova těžká volba - s Putinem nebo proti Putinovi?
Опубликовано: 01/10/2015 11:42

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20151001/230563 … z3nJOCnAPd
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

11

Это называется  достали ...

Константинус
--------------------------------------------------------------------

Хотим ли мы войны и хаоса на Ближнем Востоке с Обамой или стабильности и мира с Путиным? ("Parlamentnilisty.cz", Чехия)
Йиржи Вывадил (Jiří Vyvadil)

01/10/2015

Я знаю, что заголовок звучит очень поверхностно, но перед вчерашним выступлением Барака Обамы я подспудно надеялся, что тот начнет говорить более конструктивно. Тогда и заголовок был бы другим, и я был бы рад, если бы он был другим.

Но похоже, что США этого не дано, и их основным внешнеполитическим методом было и остается создание и поддержание хаоса даже ценой сотен тысяч жизней и распада целых государств — только потому, что у США есть то какие-то экономические, то чисто геополитические интересы. США постоянно терпят неудачу, и все их войны за последние 25 лет закончились катастрофой. Но по-другому они не умеют.

США долгое время раздражали светские авторитарные правители в арабском мире, и под предлогом борьбы с ними Америка ликвидировала не только их, но и их страны. То, что осталось от Ирака, Ливии, то, что мы видим в Сирии — все это в первую очередь воля США и подчиненного им Запада...

Но у них получается не все и не везде: неудача случилась в Египте, где они поддержали исламистских Братьев-мусульман, но те вскоре столкнулись с таким сопротивлением, что, пусть и кроваво, для армии во главе с генералом Ас-Сиси не составило труда их свергнуть. США возмущались, Запад возмущался, но тем дело и кончилось. Самым популярным в Египте политиком, естественно, является Путин.

Но чего США точно не ожидали, что так просто не сдастся прежде столь любимый Западом сирийский президент Асад.

Вся поддержка, которую США оказывали всевозможным джихаддистским организациям, в том числе в виде формальной борьбы с ИГИЛ, для устранения Асада, оказывалась впустую.

Европа столкнулась с огромным числом беженцев, но причина проста: поиграли и хватит... Сирийцы долго ожидали в окрестных странах, когда ситуация стабилизируется и они смогут вернуться домой, но жить в лагере беженцев до бесконечности невозможно.

Ясно, что ситуация в Сирии имеет ключевое значение. Если не будут предприняты серьезные усилия по стабилизации ситуации в Сирии, поток беженцев будет продолжаться, и никто его не остановит: никакие заборы, солдаты, дурацкие пункты приема — ничто.

Логично было бы ожидать, что государство, которое спровоцировало эту катастрофу, то есть США, будет мучить совесть, в особенности когда его последней «операцией» стала организация путча на Украине (Евромайдана), который закончился тем, чем и должен был — гражданской войной. И снова принцип распространения хаоса помог усилить подчиненность Европы США.

Но ничего из этого Барак Обама признать не может. Ему все равно, что США и Запад развалили несколько стран Северной Африки. Ему неважно, что беженцы проникают неконтролируемым образом в Европу... Он нагло заявляет, что с Асадом не нужно считаться.

Fuck the USA.

Владимир Путин, в отличие от вашингтонского авантюриста, дал понять, что ситуация для него важна, что он понимает контекст, и что ликвидация ИГИЛ и остановка потока беженцев связаны друг с другом, как сообщающиеся сосуды. И что армия Асада и население верное Асаду являются самой значимой силой для стабилизации системы в регионе.

Но не только это: он способен и общаться с представителями Израиля, и учитывать интересы Ирана, Ирака, Сирии и других стран.

Всю Европу тревожит вопрос беженцев: где-то больше, где-то меньше.

Но однозначно можно сказать, что принципиальное решение только одно.

Нужно решать проблему в источнике.

США, как мировой лидер, потерпели неудачу.

Лидерство нужно передать России...

Оригинал публикации: Jiří Vyvadil: Chceme válku a chaos na Blízkém východě s Obamou či mír a stabilitu s Putinem?
Опубликовано: 29/09/2015 09:15

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20151001/2305663 … z3nJU1Gz97
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

12

Ключевые моменты перехода России от парии к участнику игры ("The Financial Times", Великобритания)
За четырехмесячный период Владимир Путин реабилитировал свои позиции на мировой арене.
Алекс Баркер (Alex Barker)

01/10/2015

За прошедшие летние месяцы 2015 года Владимир Путин совершил ряд дерзких и неожиданных дипломатических ходов, в результате чего Москва, ставшая изгоем ввиду украинского кризиса, превратилась в неизбежного влиятельного посредника на Ближнем Востоке.

По очереди российский президент появлялся то в роли своенравного влиятельного лица в конфликте на Украине, то как непосредственный участник ядерной сделки с Ираном, то в качестве объединяющей точки для незападных держав и, наконец, в роли предполагаемого военного спасителя сирийского режима Асада.

Подобная тактика, возможно, не равносильна мудрой долгосрочной стратегии. Но сейчас дипломаты пребывают в недоумении, как на это ответить. «Русские нас всех разыгрывают, — предполагает старший дипломат одной из соседних Сирии стран. — Они отвлекают нас от Украины, поддерживая Асада, выступая за противостояние “Исламскому Государству”, и все это во время появления их государственного деятеля в Нью-Йорке [на Генассамблее ООН]».

Вот несколько ключевых моментов летнего перехода России от парии к роли основного игрока.

Холодный прием, оказанный России мировыми державами

7 июня

Во время встречи на южно-германском курорте Эльмау лидеры «Большой Семерки» выступили с более серьезным, чем ожидалось, предупреждением России по поводу Украины. Сообщение, прозвучавшее на саммите западных держав и Японии — который Путин вплоть до прошлого года регулярно посещал — было сигналом о том, что экономические барьеры, возведенные против России, останутся и даже расширятся, если та в свою очередь усилит военную поддержку сепаратистам в восточной Украине. 24 июня ЕС продлил санкции против российской промышленности — побуждая Кремль пролонгировать запрет на импорт продуктов питания с запада.

Путин и его друзья: от Уфы до Ирана

10 июля

Дабы Россия не предстала в изоляции ввиду конфликта на Украине, г-н Путин у всех на виду греется в лучах славы, окруженный мировыми лидерами: от китайского, Си Цзиньпина, до иранского, Рухани, во время двухдневного шумного приема, организованного для незападных экономических держав в Уфе, включая Шанхайскую организацию сотрудничества, Евразийский экономический союз и БРИКС. Россия пытается навести лоск на союзы и укрепить свои претензии на статус великой державы.

На той же неделе Москва является одной из шести мировых держав, достигших исторического соглашения по иранской ядерной программе. Она выступает участником дипломатических переговоров на высшем уровне.

Эскалация на Украине

10 августа, 20 августа

Наиболее мощный с февраля артобстрел на Востоке Украине. 17 августа Путин посещает Крым и Украину во время своего первого визита после аннексии. Столкновения вспыхивают в восточной Украине вокруг Мариуполя и Горловки.

Разрядка на Украине

25 августа, 1 сентября

Всплеск насилия в восточной Украине провоцирует шквал дипломатической активности. Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко — лидеры Германии, Франции и Украины — встречаются в Берлине и сознательно не приглашают Путина, что воспринимается как предупреждение ввиду ухудшения ситуации. Позднее французский и немецкий лидеры звонят Путину, призывая его к полному прекращению огня начиная с сентября. Реакция оказывается довольно неожиданной, согласованный режим прекращения огня продолжает сохраняться. 11 сентября стал первым днем за почти 18 месяцев прошедшим на Востоке Украины без обстрелов.

Путин смотрит на восток и разыгрывает сирийскую карту

2 сентября, 4 сентября

Наращивание российской военной мощи в Сирии, проходившее в течение нескольких недель, наконец становится достоянием общественности. После звонка президенту США Бараку Обаме Путин призывает к созданию международной коалиции против экстремистов в Сирии. Между тем, американские чиновники начинают выражать озабоченность по поводу российской военной базы и нового оборудования, поступающего в Сирию. Этот шаг рассматривается как проявление силы в нестабильном регионе, где политика США плывет по течению, а доминирование Вашингтона вызывает сомнения. Это заставляет США и их союзников отступить, оставляя дипломатов гадать над долгосрочным намерениями России.

США жалуются, но вынуждены принять участие в диалоге

6 сентября, 20 сентября

Госсекретарь США Джон Керри звонит в Москву и сетует на наращивание военного потенциала в Сирии, а также просит Грецию и Болгарию заблокировать прохождение российских транспортных самолетов. Россия, тем временем, начинает открыто подтверждать свою военную поддержку Сирии и увеличивает поставки. Американские предупреждения не приносят никаких результатов; Россия усиливает свое присутствие путем переброса десятков истребителей. В конце концов Вашингтон уступает российским требованиям переговоров, и американский и российский министры обороны идут на контакт впервые за более чем год.

Путин на авансцене в Генеральной Ассамблее ООН

28 сентября

Своим первым за последнее десятилетие появлением на Генеральной Ассамблее ООН Путин перетягивает всеобщее внимание. В своей речи он выступает с резкой критикой интервенционизма США, утверждая, что военные неудачи в Ираке и Ливии оставили после себя вакуум власти, в настоящее время заполняемый «экстремистами и террористами». «Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?» — спрашивает он. В то время как г-н Путин называет Асада «легитимным» лидером Сирии, Обама осуждает его как «тирана, который сбрасывает баррельные бомбы на невинных детей». Оба проводят довольно запальчивую встречу — взаимодействие, на которое Белый дом пошел с большой неохотой.

Возобновление переговоров по Украине

2 октября

Путин, Меркель, Олланд и Порошенко встретятся в Париже, чтобы обсудить реализацию минского соглашения о прекращении огня.

Это совещание пройдет в период значительного перерыва в насилии на Востоке Украины и является для Путина возможностью повернуть политическое мнение в Европе назад к облегчению санкций в конце года.

Оригинал публикации: The key moments in Russia´s shift from pariah to player
Опубликовано: 30/09/2015 09:57

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20151001/230567 … z3nJWZhev1
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

13

С улыбкой идиота ("Радио Свобода", США)
Ефим Фиштейн

03/10/2015

Пожалуй, ничто в прошлом не противопоставляло хороших людей так непримиримо и жестко, как волна беженцев, захлестнувшая нынче Европу. Такие идейные противостояния именовались раньше культурными войнами. Сегодня, как и всегда, общественность разделилась на лагерь добра и света, участники которого считают, что не принять нуждающихся означало бы предать основополагающие европейские ценности, и на сборище ретроградов, полагающих, что, впуская всех без разбору, политики как раз и предают эти самые ценности, попутно ставя под угрозу существование Европы.

Конечно, быть в первом лагере легко и приятно. Там сочувствуют и сострадают. Таких девушки любят. А вот на того, кто пытается нудно просчитать последствия нашествия, всегда можно навесить ярлык ксенофоба. Нужно иметь черствое сердце мизантропа, чтобы не поднять пограничный шлагбаум при виде этих черных вдов с детишками на руках. Чтобы не дрогнуть душой при виде трагического выражения детских глаз. Этот взгляд бьет без промаха, вернее, чем пуля боевика. Но часто с тем же результатом. Спросите израильтян, они расскажут.

Конечно, сказано «Не убий!», но на войне солдат руководствуется присягой, а не библейской заповедью. Если он знает, за что воюет. Когда-то европеец тонко чувствовал разницу, и если уже не чувствует, значит, европейцы кончились. Бомбежка любовью, милосердие и сострадание — дела, конечно, богоугодные, но только до тех пор, пока не подавляют других человеческих чувств и инстинктов. Давно известно: самая открытая, щемяще-трогательная и подкупающая улыбка бывает на лице идиота. За ней нет никакой задней мысли. Впрочем, и передней тоже нет. Трудно на нее не откликнуться и не улыбнуться в ответ, но идиотская улыбка не заменяет трезвой оценки ситуации. Как и розовые слюни на подбородке не заменяют рациональной политики.

Душелюбы и людоведы не знают сомнений: «С кем вы, в конце концов, с беженцами или с Путиным?» Парадокс нашего потерянного времени как раз в том, что можно быть с беженцами, а оказаться с Путиным. Собственно, так и произошло с политкорректными лидерами Европы. Дрожь в голосе и большую крокодилью слезу в глазу политкорректность предпочитает аргументам по существу.

Взять хотя бы навязчивое сравнение Европы с Америкой по цифрам приема новоселов. Они в пользу последней. Америка смогла, а европейцам что, слабо? А ведь еще недавно политологи умели отличать государства национальные от иммигрантских, возникающих в чистом поле, практически с нуля. В Америке иммиграция — форма государственного строительства, а не программа помощи беженцам. Там нет доминирующей этнической общности, но есть принцип преданности конституции, и он важней любой племенной или сектантской лояльности. Переселенцы всегда сходили на американский берег, чтобы оказаться в среде очень родственных ценностей — свободолюбия и проч. Кстати, и сойти на берег было на так уж просто — порой приходилось месяцами сидеть на Эллис-Айленде, проходя люстрацию и карантин. Даже сегодня в Штаты впускают не без разбору, а по разнарядке, исходя из профессиональных потребностей, и за тяжелую наследственность или сомнительное прошлое (например, коммунистическое) вполне можно получить от ворот поворот. И даже действующий президент, уж на что полный Барак, не решился снести пятиметровый забор на южной границе и отозвать конную полицию.

Мы можем посмеиваться по поводу натужного патриотизма американцев, их размахивания звездно-полосатыми флажками по делу и без дела, но стоит поинтересоваться: можем ли мы ожидать подобной любви к новой родине от немецкого или шведского сирийца? Сомнительно. Американец в третьем поколении — уже почти первопроходец, аристократ, исконнее не бывает. В третьем поколении род превращается в династию, часто военную. Арабские и африканские беженцы в третьем поколении разделяют уверенность в том, что Европа у них в неоплатном долгу, каких-то благ не додала, по большому счету обманула. Это как раз те, кто на французских стадионах заглушают свистом и топотом «Марсельезу», поджигают автомобили в парижских предместьях и рекомендуют валлонцам и фламандцам убираться из Бельгии, если им там не нравится. Не все, конечно, далеко не все, но — в достаточно товарных количествах, чтобы это ощущалось как проблема.

Всего лишь три года назад канцлер Меркель (а с нею и все другие, кого это касалось) назвала практику мультикультурализма провальной. Теория была на удивление гармоничной, а вот практика подкачала. С тех пор что, вскрылись какие-то ранее неизвестные факты, возникли новые обстоятельства, заставившие тех же лидеров развернуться на 180 градусов? Может, Меркель имела во сне видение, подсказавшее ей, что если Германию открыть настежь, довести долю приезжего населения до 30 процентов, то новое качество позволит обанкротившейся теории заработать в полную силу? Все гораздо проще — канцлер повела себя как все оппортунисты в подобной ситуации: если давление обстоятельств представляется непреодолимым, а процесс неизбежным, то надо поменять знаки с минуса на плюс, провозгласить процесс новой, более высокой стадией прогресса, и ты опять на правильной стороне истории, в стане победителей. А если кто-то считает это историческим поражением и предательством, то только по невежеству и отсталости.

Сегодня уже нет необходимости ломиться в открытую дверь и доказывать, что из нужды добродетель и близорукий алибизм до добра не доводят — это видно невооруженным глазом всем, кроме российского интеллектуального и европейского левацкого бомонда. Дональд Туск, пока еще работающий «президентом ЕС», уже пожаловался, что наступивший по недомыслию раздрай подвергает Европу испытанию на разрыв, и если срочно не прекратить эксперимент, то восстановить единое публичное пространство уже не удастся. Министр внутренних дел в правительстве Меркель Томас де Мезьер призвал срочно закрыть границы Шенгена, потому что Европа не резиновая и всех нуждающихся принять не может. Ничто не разоблачает слезливого ханжества доброхотов беспощаднее, чем это позднее прозрение. Ведь универсальный моральный принцип — он потому и универсальный, что действует при любых обстоятельствах, а не по выбору. Его нельзя ограничить первым миллионом, с тем чтобы решить: к последующим миллионам он уже не применим. Если беженцы были приняты в европейский дом по праву, а не потому, что добежали до границ первыми, то и те, что на подходе, не твари дрожащие, а право имеют! Войны по-прежнему идут в хорошем темпе, обрушенные государства рушатся, кости домино падают, по данным ООН, только битвы под Мосулом могут выгнать из Ирака миллионы беженцев, всего же в дорогу собрались до 10 миллионов жителей Ближнего Востока, и это только в первом эшелоне. Учитывая, что каждый переселенец, получивший официальный статус, получает право на воссоединение семей, а семьи у них не малодетные, перерождение той же Германии в Северную Сирию становится вопросом времени.

Европа изнасилована в особо извращенной форме. В воздухе отчетливо пахнет Мюнхеном, и Чемберлен, размахивая портфельчиком, уже летит в Лондон с радостной вестью: «Я привез вам мир!» Предательство становится бонтоном и нормой международных отношений. Германия и Франция предали Центральную Европу, навязав ей квоты обязательного приема беженцев, которые никак не могут быть соблюдены, потому что нарушают все другие права человека и гражданина. Никого с легальным статусом нельзя надолго лишить права на свободное передвижение и выбор места жительства, разве что засадив в концлагерь. Право никогда не вырастает из бесправия. Потерянность и беспомощность ведут прямиком к предательству. Польша в свою очередь предала Вышеградскую четверку, вечером подписав совместную декларацию о неприемлемости квот, а утром следующего дня поддержав то, что было еще вчера неприемлемым. Доживающее последние дни польское правительство объяснило разворот тем, что солидарность с мигрантами для него важнее солидарности с соседями, важнее даже, чем собственная подпись под документом — никто уже не заботится о том, чтобы политическая позиция выглядела правдоподобно и непротиворечиво. Чехия, не отходя от кассы, предала две другие страны Вышеграда, пообещав начать судебную тяжбу с Брюсселем и тут же отрекшись от своего обещания. Все вместе, разноголосым скопом, предают украинцев, полтора года тому назад погибавших на Майдане под звездами Евросоюза.

Не видеть, что Европе не до Украины и долго еще будет не до Украины, — это уже даже не смешно. Меркель с Олландом и попутчиками заварили кашу, которую ЕС будет расхлебывать десятилетиями, и не исключено, что никогда не расхлебает. Вся энергия и большая часть средств будут годами уходить на абсорбцию новых соотечественников, на гашение ближневосточных пожарищ. Надеяться на то, что миллионы беженцев произведут в Европе новое экономическое чудо, могут только те, кто смотрит на мир с улыбкой идиота. Суммы, которые Украине ссужают под рыночные проценты, на Ближнем Востоке бесследно уйдут в сухой песок пустыни. Европа упускает уникальный шанс стать сильнее, интегрировав 45 миллионов украинцев, доказавших свое свободолюбие и готовых разделить ее ценности и судьбу. В обмен на предательство европейцы получают сомнительную возможность внушать новоселам идеи, которых те, может быть, на дух не переносят.

Путин — не тот мальчик, которого можно привлечь к решению европейских проблем за просто так. Теперь диктовать условия взаимного сотрудничества будет он. Размазывая сопли по лицу и что-то бормоча про свое человеколюбие, западные политики поднесли российскому вождю уникальный подарок ко дню рождения. Их натуральный обмен почти анекдотичен: мы вам отдаем Сирию, а вы нам за это берете Украину! Полагать, что, делая коварного гэбэшника главным игроком на своем поле, Запад сохранит возможность его же подвергать санкциям, может только тот, у кого напрочь отсохла мозговая мышца. На фоне деревенских дурачков, заискивающих перед восточным крысоловом, речи о международной изоляции агрессора, о путинской нерукопожатности придется как-то сворачивать. Это по-настоящему большая беда, от которой умненькими статейками не отписаться.

Вопросом ближайшего времени становится и смена внешнеполитических ориентиров стран Евросоюза. В системе, где политики бывают заложниками избирательских настроений, резкие сдвиги демографического состава не проходят без последствий. Немцы, к примеру, в последние годы чувство вины за военные преступления и за холокост поддерживали в себе только силой воли. Срок давности по сути истек. Арабские беженцы относятся к еврейской катастрофе по-разному: одни считают, что ее никогда не было, другие верят, что была, но заслуженно, третьи — что она еще только впереди. Не думаю, что будущий житель новой Германии способен оценить величие коленопреклоненного Вилли Брандта.

Лет пять назад на какой-то конференции я спросил мэра шведского города Мальмё: «Отчего вы, шведы, голосуете на всех форумах, не глядя, за любые антиизраильские резолюции? Неужто израильтяне совсем уж никогда не бывают правы?» Он ответил: «Позвольте! Знаете ли вы, что в нашем городе живет порядка 200 тысяч мусульман и только 800 евреев? Неужели вы думаете, что, если я хочу быть переизбранным, я стану разбираться, кто из них прав?» Сами понимаете, что за эти годы и последние евреи покинули город. Но беженцами не стали.

Сравнение нынешнего великого арабского переселения с судьбой еврейского народа — одна большая тошнотворная ложь. Евреи, разумеется, перемещались по поверхности планеты в поисках лучшей доли или безопасности, но это было рассеяние, а не беженство. Нигде работоспособные не становились пожизненными иждивенцами. Уже во втором, а то и в первом поколении евреи, принципиально не отказываясь от своего, перенимали у местных язык, ценности, обычаи, культурные традиции. Становились самыми что ни на есть типичными немцами, русскими или американцами, не переставая при этом быть евреями. Никогда не занимались миссионерством, не навязывали принимающим обществам ни своих нравов, ни своей веры, ибо миссионерство в иудаизме строжайше запрещено. За количеством никогда не гнались, исповедуя принцип «лучше меньше, да лучше». Израильтяне имеют больший опыт абсорбции разномастных новоселов, чем все другие народы, вместе взятые, но считают их не беженцами, а возвращенцами, репатриантами. Принимают только тех, кто готов разделить с ними общий удел, а не только веру. Потому и построили забор на синайской границе — не от палестинцев, а чтобы случайными людьми не разбавлять своего густого замеса. Суданцы, эритрейцы с тех пор ищут счастья в политкорректной Европе.

Поток событий, даже самых, казалось бы, неодолимых, судьбоносных, евреи никогда не встречали покорно и смиренно, как нынешняя Европа встречает нашествие беженцев. Их первым движением мысли было всегда: сначала поборемся, а там видно будет. Знаете самое частое библейское определение евреев? Не хитрые, не расчетливые, не корыстолюбивые и даже не умные а жестоковыйные. Ветхозаветный бог именует их всегда только так — «племя жестоковыйное». В переводе на современный русский — упрямое, своенравное, упертое.

В злободневных телевизионных картинках среди бегущих от ужасов войны поражает обилие молодых и здоровых бугаев призывного возраста. Их сотни и сотни тысяч. Дома у них остались семьи, они их якобы выпишут, когда осядут. Если они любят свою родину¸ как божатся, то почему сейчас не в бою? От войны не бегут, если она на твоей земле. В Сирии борются восемь фракций и все вооружены до зубов, а для этих что, оружия не нашлось? Американцы снарядили и выучили 45 тысяч бойцов умеренной оппозиции, но на сегодняшний день, по американским же данным, реально сражаются 5 (словами: пять!) тысяч человек. Остальные сбежали в Европу, предварительно продав оружие исламистам: мол, деньжата пригодятся на первое время. Мужскую доблесть я представляю себе иначе. Еврейский мужик родную женщину и темноглазых детишек на произвол судьбы не бросает.

Генетическая память подсказывает мне совсем другие картинки. Январь сорок третьего. Бесконечный холод и бесконечная ночь над Европой. В Варшавском гетто вокруг мерцающей свечи — фигуры изможденных, изголодавшихся людей (таких в лагерях парадоксально называли мусульманами). На столе оружие, которое удалось добыть: несколько допотопных винтовок, дюжина пистолетов, три сотни патронов. Они достанутся только самым умелым, стреляным воробьям с опытом ближнего боя. Остальным придется драться обрезками водопроводных труб, зубами и ногтями. К собравшимся молча присоединяются какие-то грязные тени. Это не крысы, хотя появляются из крысиных нор. Это приходят те, кому уже удалось сбежать в окресные леса. Они вполне могли рассчитывать на долгую счастливую жизнь, им светила возможность стать беженцами. Но они вернулись в гетто, чтобы дать немцам последний бой — не ради жизни, конечно, а ради человеческого достоинства. Чтобы их дети могли рассказать своим детям, как умирали их отцы. И чтобы, растаскивая их худые скелеты, немцы недоуменно пожимали плечами: «Жестоковыйное племя, однако...»

Сердобольный человек, готовый отдать беженцам то последнее, что у него есть — Европу, плачет и убивается замечательно, но на чужой могиле. Это немцы — беженцы, только им этого еще не сказали, а самим в голову не пришло. Но придет, это точно.

«Так уж человеку на роду написано — ошибаться до самой смерти, — объяснял бравый солдат Иозеф Швейк врачам приемной комиссии, как выглядит обыкновенный идиот. — Вот однажды был такой случай: один человек нашел ночью полузамерзшего бешеного пса, взял его с собой домой и сунул к жене в постель. Пес отогрелся, пришел в себя и перекусал всю семью, а самого маленького в колыбели разорвал и сожрал».

Добрейшей души, надо думать, был человек. С большим и чутким сердцем. Жалко только, что дурак. А так — просто замечательный.

Оригинал публикации: svoboda.org
Опубликовано: 02/10/2015

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20151003/2306108 … z3nWAF0Alf
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

0

14

Разведка США оправдывается за слепоту по отношению к России
То, что запуск российских крылатых ракет из Каспийского моря стал для США неожиданностью, – не единственный провал американской разведки

9 октября 2015, 21:11
тест: Евгения Крутикова

Американская разведка жалуется на то, что «не располагает информационными возможностями в окружении Владимира Путина». Это один из многих аргументов, которыми разведчики пытаются отбить атаку Конгресса, выступившего с обвинениями в том, что ЦРУ и прочие разведслужбы ошиблись в целой серии прогнозов, касающихся действий России. Под сомнение поставлена вся система работы американских разведслужб.

По просочившейся в американскую прессу информации, Конгресс США начал неформальное расследование в отношении разведывательного сообщества из-за ошибок в определении возможностей России при проведении операции в Сирии, а также стратегических просчетов в украинской политике и в отношении Китая в районе островов Спратли. Несмотря на то что пока никаких публичных слушаний (это целая процедура) проводиться не будет, а все происходит в закрытом и секретном режиме, уже понятно, что Конгресс возбудился не на шутку.

«Если Конгресс пойдет до конца, то это может стать началом конца всей современной разведывательной системы США»

Перепалка между конгрессменами и представителями разведслужб вышла наружу, судя по всему, с подачи не столько законодателей, сколько именно представителей Белого дома. Белый дом и разведывательное сообщество выступили сомкнутым фронтом, опровергая нападки Капитолийского холма по всем пунктам обвинения. А значит, тут не только дым, но такой пожар, что пора уже российское МЧС вызывать – лучшее МЧС в мире. Местное не потушит.

Российская операция в Сирии стала последней каплей. Обвинения конгрессменов куда более объемны. Конкретно по Сирии они сводятся не только к нерасторопности разведывательного сообщества (РС) США, а структурированы куда более сложно. Во-первых, под удар попало не одно только ЦРУ, которому в последние годы не привыкать, а чуть ли не все РС США. В списке «обвиняемых» и разведывательное управление ВМФ, и АНБ, а такого не было очень давно. Во-вторых, обвинения касаются не только какой-то одной проблемы (например, только отсутствия источников или только нерасторопности с передачей информации), а под сомнение ставится вообще вся система работы РС США – снизу доверху.

Если переводить все обвинения на бытовой язык, то они сводятся к следующему.
Выявлена системная «слепота» американской разведки, которая не смогла предвидеть ни воссоединение Крыма, ни события на юго-востоке Украины, ни степень вовлеченности России в гражданскую войну в Сирии и, как закономерный итог, ту скорость, с какой Москва смогла начать эффективную операцию на Ближнем Востоке. Полный провал с оценкой военного потенциала России, в особенности внезапного появления у нее крылатых ракет морского базирования, – это уже только вишенка на торте.

Конгрессмены оттолкнулись от формального обстоятельства: тех результатов анализа, которые ЦРУ и иже с ним предоставляли в Пентагон и Белый дом по факту строительства Россией военных объектов в Сирии, которые теперь обслуживают военную операцию. Строительство это шло не один день, и разведка регулярно отчитывалась перед исполнительной и законодательной властью, демонстрируя спутниковые снимки и проводя красивые брифинги в ситуационных комнатах с интерактивными экранами на всю стену. Результат превзошел все ожидания: разведка не смогла даже теоретически определить потенциальную загруженность базы «Хмеймим», как и порта Тарсус, хотя это вопрос чистой математики для средней школы. Не было определено ни количество российских самолетов, ни сроки их доставки, ни численность бригады охраны, ни возможная система снабжения. Более того, информация поступала в Конгресс, Белый дом и Пентагон с недельной (!) задержкой. В результате американские законодатели узнали о начале российской операции из газет, несмотря на официальное информирование их администрацией Барака Обамы по результатам встречи с Владимиром Путиным в Нью-Йорке. Результаты эти, кстати, были преподнесены для внутреннего пользования как полная победа американской точки зрения.

Оглянувшись назад, вспомнили про Украину. Здесь надо понимать, что первые несколько дней все эти выяснения происходили «под ковром», но градус обвинений повышался с каждым часом, поскольку ЦРУ и военно-морская разведка принялись яростно отбиваться, их в этом поддержал Белый дом. Тогда конгрессмены решили пойти до конца, вернее, начать с начала.

С точки зрения «позиции обвинения», американское разведывательное сообщество с начала кризиса на Украине не уделяло достаточно внимания сбору информации в России и в отношении России в третьих странах, продолжая, опираясь на «неадекватные источники», «бороться с терроризмом», сконцентрировавшись на афгано-пакистанском регионе и Ближнем Востоке (видимо, имелись в виду Ирак и Иран).

Из Лэнгли в ответ прилетело: конгрессмены «комфортно» себя чувствовали, получая эту информацию, и добавки не просили. И далее (здесь внимательно): разведывательное сообщество тщательно следило за российской активностью в Сирии и докладывало в Белый дом, результатом чего и было постоянное давление президента Обамы на Владимира Путина в сирийском вопросе. Но (еще внимательней тут) разведывательное сообщество США не располагает информационными возможностями в близком окружении Владимира Путина (tinycircle). «Мы вам кто, по-вашему, гребаные «читающие мысли»? (f**king mindreaders)», – так выразился один из уже опрошенных Конгрессом сотрудников ЦРУ на условиях анонимности. Позиция ЦРУ проста: мы оценивали технические постройки и честно все докладывали в Белый дом и Пентагон, но мы не в состоянии были предугадать, что решение об использовании российской авиации и флота – и такое  эффективное – будет принято столь быстро и неожиданно. Считающийся сейчас главным аналитиком по России бывший недоброй памяти посол в Москве Майкл Макфол косвенно поддержал бывших работодателей: «Ну, Путин предпочитает неожиданности».

Конгресс оказался не лыком шит. Там внимательно перечитали все доклады ЦРУ и военно-морской разведки за последние полгода и спросили: вот тут у вас написано, что, исходя из анализа визуальной информации, российская авиация не пойдет дальше «прощупывания» (это по-нашему, по-американски – «принюхивания», snapexercise) или временной демонстрации силы (temporary showforce), чтобы создать новый фон для переговоров. А как в итоге получилось? Они за неделю раздолбали всех этих «демократов» и «светских либералов», на которых столько денег было потрачено, а они еще и исламистами оказались по факту. Вот вы кто после этого?

Тут представители Белого дома, который к этому моменту уже горой встал за ЦРУ, поступили совсем некорректно, но как-то сопротивляться надо было. Представитель администрации заявил, что все главная информация «долго передвигалась по официальным каналам». Можно подумать, что, если б информация передвигалась быстрее, это что-то бы изменило. Тот же Макфол признал, что на принятие ответных действий в Сирии у США было не более 48 часов. «Ну и что бы мы сделали за это время?» – спросил бывший посол в Москве, ранее постоянно жаловавшийся на необязательность русских, пробки и медлительность.

Выявленная в итоге «недельная погрешность» в получении всеми ветвями власти США разведывательной информации – это самое малое, что Конгресс хотел вменить в вину ЦРУ и иным. РС готовы на это согласиться, поскольку такое сужение полосы обвинения позволяет перейти в контратаку: не дело разведки налаживать административные каналы передачи полученной информации. Разведка – поставщик данных, у которых есть покупатель. И как покупатель распоряжается покупкой, продавца не волнует.

И тут Конгресс вспомнил про Украину и Китай. Дорогие наши, а как так вышло, что вы проморгали постройку китайцами искусственных островов и взлетно-посадочных полос на архипелаге Спратли, а теперь мы вынуждены вернуть в Японию, в Йокосуку, крупнейшее в истории человечества авианосное соединение за чудовищные деньги? А те же русские в результате перенацеливают обратно на Йокосуку ракеты, о существовании которых вы также, дорогие наши, ничего не знали и не представляли. А японцы волнуются, у них с ПРО проблемы, и они Хиросиму помнят.

В вопросе о Сирии и российском военном присутствии единственным оправдательным аргументом ЦРУ остается «скорость», с которой Москва принимает решения и оказывается способной их воплотить в жизнь. Именно этого никто не ожидал. В вопросе об Украине, Крыме и Новороссии вообще нет никаких внятных ответов. Скорее всего, ЦРУ в принципе не ожидало от Москвы ничего подобного – даже не в скорости дело, а в самом факте возможности принятия такого рода дерзких решений. А уж чисто техническая безграмотность – неспособность просчитать действия Каспийской флотилии или оценить загрузку базы «Хмеймим» – никак не оправдать.

Конгресс уцепился сразу за две важные ветви оценки работы разведывательного сообщества. Во-первых, чисто практическая (ракеты, тактические характеристики, расшифровка видео и фотоданных, порядок и скорость их получения и передачи информации по инстанции). Во-вторых, это получение политической информации. А сейчас это куда более важно, чем чисто технические характеристически того или иного вида оружия. Важно знать, есть ли политическая воля на его применение и каков порядок принятия решения, сколько в этом личностного фактора, а сколько чисто бюрократического, и все тому подобное.

В 90-е годы с этим в Москве было просто: заходите, люди добрые. Информации высшего уровня секретности практически не существовало. Сейчас же высокопоставленные сотрудники ЦРУ вынуждены ссылаться на «высшие силы» и популярные фантастические сериалы, чтобы оправдать свою беспомощность.

Если Конгресс пойдет до конца, то это может стать началом конца всей современной разведывательной системы США. Не то чтобы она погибла. Скорее наоборот. Там есть люди, способные сделать выводы и переосмыслить происшедшее. Ну а мы посмотрим. Но ведь всегда сохраняется шанс, что станет еще хуже.

http://vz.ru/world/2015/10/9/771571.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 11 Окт 2015 00:11:36)

0

15

Российские удары по ИГ оказались гораздо точнее американских
 
10 октября 2015, 18:15

Текст: Михаил Мошкин

Успехи сирийской армии, поддержанной российскими ВКС, которые уничтожают позиции ИГ одну за другой, вынуждают боевиков бежать с поля боя, и принуждают умеренных оппозиционеров искать поле для диалога. Поиск Москвой контактов с «умеренными» вызывает «полный ступор» у Запада, чьи успехи довольно сомнительны. В Алеппо американцы вместо позиций ИГ полностью уничтожили местные электроподстанции.

За истекшие сутки самолеты воздушно-космических сил (ВКС) России в Сирии уничтожили крупный укрепленный район террористов «Исламского государства». Об этом сообщил в субботу официальный представитель министерства обороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

«Сирийской армии противостояли хорошо обученные боевики, которые воевали в Афганистане и Ираке. Но, испугавшись российской авиации, они отступили»

«Бомбардировщиками Су-24М нанесен удар по крупному укрепрайону боевиков восточнее Тель-Алям, провинция Алеппо, - уточнил представитель минобороны. - На данном объекте находились заблаговременно оборудованные огневые точки, позиции минометной артиллерии, а также заглубленные склады боеприпасов и продовольствия».
Всего за сутки самолеты ВКС России совершили 64 боевых вылета по 55 объектам ИГ. По словам генерал-майора Конашенкова «в результате действий нашей авиагруппы за сутки были уничтожены два командных пункта боевиков, склад боеприпасов в провинции Хама, 29 полевых лагерей террористов, 23 укрепленных пункта и оборонительных позиций с вооружением и военной техникой».

Самолеты Су-34, Су-24М и Су-25СМ, вылетавшие с авиабазы «Хеймим» близ портового города Латакия, нанесли удары по позициям ИГ в провинциях Ракка, Хама, Алеппо и Дамаск – то есть по территориям на севере, северо-востоке, в центре и на юге Сирии.  По словам Конашенкова, рост интенсивности боевых вылетов нашей авиации «связан со значительным увеличением количества выявленных средствами воздушной и космической разведки наземных целей по всей территории Сирийской Арабской Республики».

Конашенков сообщил, что ВКС уничтожили более десяти единиц техники ИГ, в том числе пять БМП и два танка, в результате авиаудара по базе военной техники боевиков в районе населенного пункта Квайзер, провинция Алеппо.

Был уничтожен замаскированный пункт управления бандформированиями. «Нашей разведкой по нескольким каналам был вскрыт в горно-лесистой местности провинции Идлиб замаскированный пункт управления бандформированиями. После анализа космических снимков данного района и проведения воздушной разведки беспилотными летательными аппаратами по объекту был нанесен точечный авиационный удар», - заявил генерал-майор Конашенков.

Минобороны разместило на своем сайте видео нанесения удара бетонобойной бомбой БЕТАБ-500 по инженерным сооружениям боевиков. «Точным попаданием объект полностью уничтожен», - сообщают в Минобороны.

Перемены на северном фронте

Сирийская правительственная армия при поддержке российских ВКС освободила город Аль-Бахса в провинции Хама, примерно в 100 км к юго-востоку от Латакии. До этого город удерживался боевиками «Фронта ан-Нусра» - сирийского крыла «Аль-Каиды».

О взятии стратегически важного населенного пункта накануне вечером сообщил начальник отдела информации политуправления сирийской армии генерал Самир Сулейман. «Сирийской армии противостояли хорошо обученные, опытные боевики, которые воевали в Афганистане и Ираке. Но, испугавшись российской авиации, они отступили из Бахсы», – заявил генерал Сулейман. Три дня назад самолеты ВКС России уничтожили здесь склад с оружием и боеприпасами боевиков. Это подорвало их боевой дух и возможности по обороне города, подчеркнул сирийский военный.

В субботу, выступая на брифинге в освобожденном городе Аль-Бахса, генерал Сулейман сообщил, что сирийская армия продолжает наступление на территории, захваченные джихадистами.
В частности идут бои близ города Идлиб (центра одноименной провинции на северо-западе страны), который с марта прошлого года контролируется «Исламским государством» и «Фронтом ан-Нусра». Как поясняет РИА Новости, Идлиб имеет стратегическое значение, так как находится неподалеку от сирийско-турецкой границы и в 40 километрах от «экономической столицы» Сирии, города Алеппо. За минувшие дни армия правительства Башара Асада взяла под контроль долину Кын недалеко от границы с Турцией и в 20 километрах от Идлиба. «Здесь расположено около десятка населенных пунктов, под нашим натиском они оставлены боевиками», - подчеркнул Самир Сулейман.

Удары российской авиации, уничтожившие склады с оружием и базы боевиков в долине Кын и в крупном городе Джиср-эш-Шугур, являющемся оплотом боевиков, серьезно подорвали их боеспособность и сделали возможным наступление сирийской армии, отметил генерал Сулейман. По его данным, боевики отступили из долины на небольшой горный хребет Джебель аз-зауи, отрезающий долину от провинции Идлиб. Сейчас сирийская артиллерия ведет обстрел этого хребта.

Минобороны России в субботу отчиталось о том, что самолеты ВКС в Сирии уничтожили крупный укрепленный район «Исламского государства». Всего за сутки российские самолеты совершили 64 боевых вылета по 55 объектам ИГ
Очевидно, что переход от сдерживания боевиков ИГ и других террористических группировок к крупномасштабному наступлению на их позиции был бы практически невозможен без помощи российской авиации. Согласно заявлению минобороны России, наши ВКС с 30 сентября по 7 октября нанесли 112 ударов по позициям террористов. Объектами ударов явились пункты управления, пункты наведения и связи, лагеря подготовки боевиков, заводы по производству вооружения, взрывчатых веществ, склады боеприпасов и горюче-смазочных материалов.

Боевики бегут

Как сообщил генерал-майор Конашенков, «по данным радиоперехватов, боевики испытывают острую нехватку в вооружении, боеприпасах и ГСМ. Часть боевиков деморализована и активно покидает районы боевых действий, перемещаясь в восточном и северо-восточном направлениях».

Практически на всей территории Сирии фиксируется активная передислокация вооружений, военной техники и транспортных средств с боеприпасами, нацеленная на «экстренное восстановление боеспособности действующих бандгрупп ИГИЛ», - передает «Интерфакс» слова официального представителя минобороны.

На прошлой неделе военный источник сообщил агентству РИА Новости, что не менее 3 тыс. боевиков «Исламского государства», «Фронта ан-Нусра» и группировки «Джейш аль-Ярмук» бежали в Иорданию. «Они боятся активизации армии по всем фронтам и боятся авиаударов российских самолетов», - подчеркнул источник.

Такое массовое бегство, в частности, могло быть спровоцировано ударами по позициям ИГ и «Нусры» в пригороде Дамаска, в провинциях Дейр-эз-Зор и Хомс, в том числе в районе Пальмиры, где сирийская армия уничтожила две колонны ИГ. Сообщалось о том, что самолеты правительственных ВВС сбрасывают листовки, в которых боевикам предлагается сложить оружие, а мирным жителям - покинуть поселения, где должна начаться войсковая операция.
Противники Башара Асада в таких условиях сосредоточились на информационных контрударах. Командир 13-го зонального подразделения Свободной сирийской армии (ССА) Ахмед Ас-Сауд заявил турецкому агентству «Анадолу», что российский самолет якобы нанес удары по штабу ССА, находящемуся на территории северного Ирака, в районе Хан-Шейхун. Подтверждения этого заявления со стороны официальных иракских властей не поступало.

«Свободную армию» приглашают к диалогу

Напротив, Россия демонстрирует стремление перевести отношения с умеренной оппозицией в русло политического диалога. Накануне стало известно, что посол России в Лондоне Александр Яковенко на встрече с политдиректором МИД Великобритании попросил оказать содействие в установлении контактов со «Свободной сирийской армией», чтобы координировать усилия в борьбе с ИГ. В субботу посол передал в Форин-офис соответствующую просьбу. «Готовы сотрудничать с Великобританией. По-прежнему ждем информации от британской стороны по целям ИГИЛ в Сирии», - написал Яковенко в своем Twitter, обращаясь к британскому министру иностранных дел Филипу Хаммонду.

Ранее в четверг один из основателей «Свободной сирийской армии» Фахд аль-Масри сообщил, что заявил замглавы МИД России Михаилу Богданову о готовности ССА к диалогу с Москвой и Дамаском.

Официальный представитель военного ведомства генерал-майор Игорь Конашенков, комментируя этот процесс, заметил что попытки России получить контакты у умеренной сирийской оппозиции вызывают «полный ступор» у Запада.

Вместо повстанцев «накрыли» электроподстанцию

Такая «упертость» отнюдь не идет на пользу. Как заметил в субботу экс-глава аппарата Госдепартамента США Лоуренс Уилкинсон, Белый дом одержим идеей свержения сирийского президента Башара Асада, и это препятствует объединению всех сил - Москвы, Вашингтона, Тегерана и Анкары - вокруг борьбы с «Исламским государством».
Уилкинсон, работавший в Госдепе во времена Джорджа Буша-младшего (он возглавлял аппарат госсекретаря Колина Пауэлла) полагает, что сейчас Вашингтону следовало бы отступить от курса «Асад должен уйти» после того, как Америке не удалось добиться его свержения. Нежелание Соединенных Штатов и их союзников если не сотрудничать с Россией в борьбе с ИГ, то хотя бы координировать свою операцию с нашей, не остается без последствий.

Как стало известно в субботу, американский авиаудар обесточил окрестности Алеппо вместо уничтожения позиций ИГ. «О точности применения американской авиации можно судить хотя бы по сегодняшнему ночному удару в районе населенного пункта Райян в 20 километрах восточнее Алеппо. Вместо позиций игиловцев ракетами «воздух-земля» были полностью уничтожены трансформаторные подстанции. В результате весь район теперь обесточен и мы не знаем, когда удастся восстановить его энергообеспечение», - рассказал высокопоставленный источник в сирийском генштабе.

http://vz.ru/politics/2015/10/10/771657.html

0

16

Материал представил "Русский Татарин"
22.11.2015 20:34 
ПУТИН – ШАХ КОНЕМ. СИЦИЛИАНСКАЯ ЗАЩИТА.

Эпиграф: "Путина любят за то, что он очень Путин, а ругают - за то, что он не достаточно Путин..." (собств. наблюдение)

Ну что, господа, «путиносливщики» и «всепропальщики», покалякаем о делах наших скорбных? Путин в очередной раз слил Донбасс, украину, да и всех вас вместе взятых, где бы вы не находились, прогнувшись под Обаму, МВФ и Директора шоколадной фабрики, вместе с его оборзевшим в конец Кроликом Сеней-Кулейвлоб, простив им 3 ярда долгов Януковича, полученные последним перед тем, как пуститься в бега.

Для тех, кто не курсе, я напомню, срок погашения кредита истекал 20 декабря этого года, после чего возникало лишь два варианта - или деньги на бочку, или дефолт со всеми вытекающими. И хотя Сенякулявлоб со товарищи уже и слюной изошел, объясняя агрессору, что ничего ему не отломится и что «взятку Януковичу» пусть отдает тот, кто ее получал, но перспектива встретиться с агрессором в англицком суде, (а сделка была оформлена по английскому праву на Ирландской бирже), тоже не сильно увлекала его. Потому как он хоть и невменяемый, но не до такой степени, чтобы не понимать, что в английском суде, построенном на прецедентном праве, никто для нищей украины с ее микроскопическим долгом прецедента создавать не будет. Ибо уже завтра все кредиторы откажутся платить по своим долгам, ссылаясь на украинский прецедент. А потому - шансов выиграть у него там - «ноль», от слова - «совсем» в 10-й степени! И оттого шаг, предпринятый Путиным, о рассрочке платежа на 3 года, с ежегодным погашением 1-го ярда зелени в период с 2016 по 2018 включительно, был воспринят возбужденной по обе стороны баррикад общественностью, мягко скажем, не однозначно. И если украинские патриоты, захлебываясь слюной от восторга, начали праздновать очередную пэрэмогу над Империей Зла, то противоположная сторона замерла в недоумении.

Да я и сам поначалу впал в тоску и печаль - ну зачем, зачем Путин выпускает украину из западни? Ведь суверенный дефолт мог окончательно похоронить этот ублюдочный фашистский режим. Значит, ему это не нужно. Значит, его все устраивает?!! Ну и кто он после этого?!!!!! Зачем выпускать мышь из капкана? Хто знает, что произойдет за эти 3 года? А нам их терпеть все это время. И все токо за ради того, чтобы вернуть назад свои деньги? Дешево же он нас ценит! 20 декабря мог стать дедлайном для этих бесславных ублюдков! Началом их конца. А теперь... хз. Нет, я решительно не понимаю Владимира Владимировича! Ну, заменил он блиц-криг на длительную осаду, ну, решил взять измором, законопатив все щели, и заставив отступать хунту по разбитой Смоленской дороге, (для тех, кто не понял аллегорию - учите историю, Бонапарт Наполеон, 1812 год, отступление). Но зачем же сражение при Березине заменять Версальским миром?! При уже выигранном Бородино, (я имею в виду длинную череду пэрэмог украинского оружия на донбасском ТВД - от одного котла до другого). Я не слишком фигурально изъясняюсь? Но главное, надеюсь, вы поняли - Путин по непонятным причинам дал задний ход. И такие мысли терзали не только меня.

Но как не дано понять кандидату в мастера замыслов гроссмейстера, (а за вас играет именно гроссмейстер), так и мне не сразу открылся хитрый замысел ВВП. И это мне! Что же говорить про остальных перворазрядников, второразрядников, не говоря уже о людях, ваще не играющих в шахматы и далеких от большой политики?

Вот что пишут сторонники Путина, только справа, упрекающие его за то, что он недостаточно Путин: «Не надо прикрываться якобы коммерческой стороной этого соглашения. Мол, так мы хоть что-то можем получить, а при дефолте, вообще, ничего. Необходимо исходить из того, что с высокой вероятностью мы эти деньги потеряли, про них временно стоит забыть, как сопутствующий ущерб. Никто за Украину долги платить не будет! Кто считает, что США возьмут на себя долг Януковича - вы, что сдурели совсем?! Вероятно, мы вернемся к той ситуацию, к которой пришли. Т.е. без денег. А если не видно результата, то к чему весь этот цирк, зачем это заигрывание перед Западом?! Зачем эти ужимки и прыжки? Идти напролом надо, пусть они дергаются. ОНИ, А НЕ МЫ! Инициировать дефолт Украины и пусть спонсоры Украины (США и ЕС) суетятся. Не МЫ будем предложения им давать, а ОНИ нам. Пусть покажут ценность международных правовых институтов, защищающих интересы кредиторов. Пусть покажут на деле. А мы проверим, чего стоит современная финсистема, когда по политическим мотивам могут отменить любой договор, прошедший аутентификацию в правой системе ЕС и США. Долг ведь гарантирован западной финсистемой, верно? Да, ну и почему бы ее не проверить на прочность? Нам надо показать, что все их правила и гарантии – фуфло. Ради этого можно даже заплатить. Помимо этого, заявление Кремля об отсрочке долга эквивалентно заявлению о том, что текущая конфигурация российско-украинского конфликта Кремль вполне устраивает, и самолично он форсировать процессы не собирается…». Конец цитаты. Каково? И ведь не скажешь, что не правы. Я и сам так думал.

И это я вам еще не цитирую, что пишут относительно всего этого на украинских сайтах. Там ваще полный разброд – от «…мы не пойдем ни на какие уступки, лучшего предложения, чем другие кредиторы, агрессор от нас не дождется», до «…мы сломали хребет злобному карлику и он пополз на попятную!». Хотя мнение двух украинских экспертов все-таки стоит привести. «Для Украины они (условия реструктуризации), наверное, были бы приемлемыми, но Украина связана обязательствами по договору со Спецкомитетом частных кредиторов, которые гласят, что никто не может получить условия лучшие, чем они. А Россия опять просит для себя исключение. Словом, эти условия могут быть приемлемыми, только если МВФ признает российский долг государственным», – отмечает исполнительный директор «CASE-Украина» Дмитрий Боярчук. «Согласится ли Украина на эти условия, даже если долг будет признан государственным, пока неизвестно. Но в то же время очевидно, что от самой Украины в этих переговорах будет зависеть немногое. Путин заявил, что данное предложение он уже обсуждал с президентом США Бараком Обамой - и оно «было воспринято с интересом». Соответственно, в этой реструктуризации роль международных партнеров Украины гораздо выше, чем роль украинского Министерства финансов». Вы это прочли? На секундочку - это пишет не кто-нибудь, а «Форбс-Украина». Вот мнение еще одного эксперта: «…сам факт податливости РФ уже является хорошим началом этого процесса. Россия не хочет идти в суд и готова реструктурировать (украинский долг). Условия пока выставляют нереальные, но это только начало торга. Главное, что они начали торговаться», – пишет Сергей Фурса, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital.

Чтобы вы не обольщались, приведу в заключение слова непримиримого Кролика, сказанные им уже после заявления Путина: "Я уже заявлял (российской стороне): лучших условий, чем другие кредиторы, вы от нас не получите. Базовое условие - уменьшение долга на 20%, перенос всех долгов на 4 года. Не хотите, тогда вы получите решение правительства Украины о введении моратория на выплату России 3-х млрд. дол. Очень просто хочу нашим соседям и государству-агрессору объяснить: мы три миллиарда долларов платить не будем!". Конец цитаты. Так и сказал – три миллиарда. Прописью! Исчо вопросы есть?

А я еще думаю, чего это не слышно победных реляций из офиса Поедателя шоколадных конфет об очередной пэрэмоге над силами Всемирного Зла? Вот - вы их услышали, они не считают это пэрэмогой. Они совершенно справедливо считают это поразкой,  (для тех, кто не владеет державной мовою, переведу - поражением), ловушкой для крыс. А крысы, говорят, очень умные животные и спинным мозгом чувствуют опасность. И, видимо, не зря.

Самое время процитировать первоисточник. Где они там капкан увидели? "Мы сделали, на мой взгляд, неожиданное предложение нашим партнерам, - сказал Президент РФ на пресс-конференции после саммита в Анталии. - Мы не просто согласились реструктурировать украинский долг, а мы предложили лучшие условия, чем от нас просил Международный валютный фонд. Нас просили перенести платеж на следующий год в объеме $3 млрд. Я сказал, что мы готовы на более глубокую реструктуризацию. Готовы на то, чтобы в этом году вообще не получить никаких денег, а в следующем году получить миллиард, в 2017 году - еще миллиард и в 2018 году - еще один миллиард. Если наши партнеры считают, что кредитоспособность Украины будет возрастать, и нас в этом убеждают, значит, они верят в это, а если верят, то пусть дадут гарантии. А если не способны дать гарантии, то, значит, они не верят в будущее украинской экономики – а это плохо, мне кажется, и для них, поскольку они убеждают нас в том, чего нет на самом деле, это плохо и для наших украинских партнеров. Мы думаем, что на самом деле все это возможно, и не видим никаких проблем в том, чтобы мы разделили вместе эти риски. Мы хотели бы получить такие гарантии либо от правительства США, либо ЕС, либо от одного из солидных международных финансовых институтов. Причем, мы надеемся, что этот вопрос будет решен до начала декабря текущего года в силу определенного графика работы МВФ..." – так сказал Президент РФ. Конец цитаты.

Ну, есть чего бояться? Выходит, что есть! И я сейчас объясню, чего. На лицо имеем типичную бинарную ловушку. Путин предлагает заведомо неприемлемые условия, от которых и отказаться нельзя, но и согласиться себе дороже. В шахматах такая конфигурация, (а вы ведь не забыли, что за вас играет гроссмейстер, чемпион мира по версии «Форбс»), имеет название патовой - шаха еще нет, а ходить уже некуда. На кону стоит вопрос - кто будет тащить этот чемодан без ручки. США с радостью бы переложило эту ношу на плечи РФ или ЕС. Но дураков нема и пока тащит МВФ. Видно, судьба у них такой. Но и они с радостью эту ношу скинут. Поверьте, там тоже не дураки сидят и в благотворительности до сих пор замечены не были.

И такую возможность Путин им своим неожиданным предложением и предоставляет. Вся фишка в том, что 30 ноября должно состояться заседание Совета директоров МВФ, на котором США надеялись продавить решение о признании долга украины перед РФ частным, со всеми вытекающими – мораторием на выплаты РФ и продолжением финансирования со стороны МВФ. Но у Штатов там только блокирующий пакет в 17% акций, которого не достаточно для принятия решений, заблокировать - да, а вот заставить принять заведомо невыгодное для акционеров решение - это уже сложнее. И директора эти матерые не хуже Путина знают, что денег своих могут назад уже и не получить. А потому прыгать надо с этого бронепоезда, идущего под откос, пока не поздно. И Путин им такой шанс дает. Просто играет на опережение, во банк - до заседания СД. И теперь уже МВФ не сможет обвинить РФ, что она не предложила условий по облегчению долгового груза для укры. А стало быть и судьба МВФ в его собственных руках. Захочет ли он сделать себе публичное харакири - посмотрим. Ждать осталось не долго.

Путин же одним шагом решает проблему и с дефолтом по российскому госдолгу и по частным долгам. В этом и заключается бинарность данной западни. Нюанс ее в том, что предложение РФ подрывает уже заключенный договор с частными кредиторами, поскольку предполагает лучшие условия для РФ - ноль списаний, всего лишь рассрочка на 3 года. Для сравнения у Спецкомитета частных кредиторов во главе с Франклином Темплетоном - 20% списание с тела кредита и первые платежи лишь с 2019 г. Чувствуете разницу?! Если украина согласится с предложениями РФ, то кредиторы затребуют того же - правило равного права! Се ля ви – имеют право! И никакой вам тогда реструктуризации, за которую Сеня уже отчитался. А, значит, это изначально БЛЕФ, причем обоюдоострый с двух концов. Первый конец направлен на дискредитацию США, как лживого друга укры, не верящего в ее подъем и обрекающего МВФ спонсировать бездонную бочку без надежды на возврат вложенных средств. А второй конец направлен на срыв уже подписанной реструктуризации с частными кредиторами. А, значит, и дефолт 20 декабря не отменяется и даже не переносится - дефолту быть! Со всеми вытекающими плюс еще бонус в виде закрытия финансирования из МВФ, если он таки не признает долг РФ частным.

Тут требуется пояснение. Некоторые путают суверенный долг с государственным. Я вас должен разочаровать - суверенным считается любой долг, взятый государством. И у частных кредиторов, давших в долг государству,  долг тоже суверенный. Как ни смешно. Тут надо смотреть не на то, кто брал, а на то, кто давал. Если давал частник - долг частный, подлежит реструктуризации. Если давало государство или приравненная к нему структура, типа Фонда Народного Благосостояния РФ - то долг государственный, реструктуризации не подлежит. Тут хоть головой об стенку! Либо платишь - либо дефолт. И в эту стенку-то и уперлась украина. И идет на всё, чтобы ее продавить, пытаясь приравнять государственный долг РФ к частному. Но даже, если ей это и удастся, изнасиловав МВФ с помощью США, то даже в этом случае это ее не спасет, поскольку встретятся они тогда уже в суде. Причем, английском. Потому что даже частных кредиторов в цивилизованном обществе кидать есть МОВЕТОН. О перспективах выиграть суд - я уже писал выше. Их нет!

А если вспомнить, что частники во главе с ФТ выкупали украинские ГКО на вторичном рынке ценных бумаг. Выкупали с дисконтом - минимум 40%. Поэтому даже потеря 20% для них не смертельна. А РФ выкупала долговые обязательства укры на первичном рынке бумаг - на Ирландской бирже, за 100% номинала. То с какой радости она должна идти на такие убытки?! И это я уже молчу, что краткосрочные ЧАСТНЫЕ кредиты на 2 года, (а РФ предоставила укре кредит именно на 2 года), идут по процентной ставке минимум 12,5% - а РФ дала под 5% годовых, что сопоставимо с кредитами международных финансовых организаций, (токо у МВФ ставка купона ниже - около 3%). И теперь они все включают дурака и делают вид, что это ее личные половые трудности - не надо было давать.

Но Путин не любит, когда из него делают дурака, и в своих традициях асимметричных ответов развернул ситуацию ровно на 180*. Как раз накануне решающего заседания Совета директоров МВФ, которое должно состояться 30 ноября. Дальше смотрим - и удивляемся. Если МВФ примет решение о признании долга РФ частным и продолжит финансирование украины - он тем самым подпишет себе смертный приговор. Больше с ним дела никто иметь не будет - здравствуй альтернативный Пул резервных валют стран-БРИКС. А РФ встретиться с укрой уже в англицком суде, для которого решение МВФ отнюдь не указ. Что будет после суда, я уже рассказывал - ничего хорошего для укры. Дефолт он и в Африке дефолт. Можно потихоньку начинать уже готовиться к земле… (с), как предрекал лучший боксер среди всех мэров Виталя. Причем, на радость всем «путиносливщикам» ожидаемый дедлайн с 20 декабря переносится на 1-ое. Поскольку именно до 1 декабря действует предложение Путина. Аминь! Щэ не вмэрла Украина!

В КАЧЕСТВЕ ПОСЛЕСЛОВИЯ: похоже, что на горе Обаме Путин начал входить во вкус и уже откровенно издевается над ним. Пример троллинга 38-го уровня я вам привел выше. А вот ниже приведу пример троллинга уже 39-го уровня. Начался он сразу за пусками наших крылатых ракет морского базирования с "надувных лодок" из акватории Каспийского моря по целям в провинциях Ракка и Дэйр-Эз-Зор. И продолжился аналогичными пусками только уже крылатыми ракетами воздушного базирования с ракетоносцев Ту-160 по целям в провинциях Алеппо и Идлиб. Но для Обамы все эти пуски сродни пускам по Капитолийскому холму, Пентагону и Овальному кабинету.

А Путин еще и издевается: "Сейчас мы часто слышим, что наши лётчики наносят удар не по тем целям, не по ИГИЛ. Во первых,  мы проинформировали заранее руководство Соединённых Штатов – Соединённые Штаты никогда этого не делали. Мы впервые это сделали из уважения и из желания наладить рабочий контакт. Теперь нам говорят: «Нет, а) мы не готовы с вами сотрудничать, б) вы наносите удары не по тем целям». Мы сказали на военном уровне, обратились и попросили: «Дайте нам те цели, которые вы считаете 100-процентно террористическими». «Нет, мы к этому не готовы», – был ответ. Тогда мы подумали и задали ещё один вопрос: «Тогда скажите нам, куда не надо бить?» – тоже никакого ответа. А что делать то? Это не шутка, я ничего не придумал, это так и есть. Недавно совсем предложили американцам: «Дайте нам объекты, по которым не надо бить». Нет тоже никакого ответа. А как же работать то вместе? У вас есть ответ? И у меня пока нет. Мне кажется, что у некоторых наших партнёров просто каша в голове и нет ясного понимания, что происходит реально на территории и каких целей они хотят добиться. Но мы настойчиво будем работать над тем, чтобы всё таки усилия в борьбе с международным терроризмом были общими, а результат был понятным, ожидаемым и направленным на борьбу с международным террором, на то, чтобы устранить эту угрозу для всех нас". Конец цитаты.

Пожелаем ему в этом удачи! Эх, хорошо сказал - и где он только такому научился?

Владимир Волконский

http://cont.ws/post/151706

+1

17

мечты мечты где ваша сладость...

А.С. Пушкин
---------------------------------------

Bloomberg, США

Изоляционизм Путина обрел официальный характер
06.01.2016
Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky)

Эволюция Стратегии национальной безопасности — документа, новая версия которого была опубликована 31 декабря — является ценным материалом для изучения страхов, паранойи и смятения, которыми сейчас охвачен Кремль.

Известно, что на протяжении своего третьего президентского срока Путин создавал образ западного врага, который стремится уничтожить Россию. Тот факт, что этот образ нашел отражение в стратегическом документе, не является ни удивительным, ни особенно важным. Значение новой Стратегии национальной безопасности заключается в том, что впервые за последние 18 лет — с того момента, когда президент Борис Ельцин подписал первый подобный документ — Кремль выразил официальные сожаления о том, что он открыл свою страну в экономическом и культурном смыслах.

Ельцин подписал свой первый указ об утверждении Концепции национальной безопасности, как ее тогда называли, в 1997 году. Даже в первые постсоветские годы, когда Россия изо всех сил старалась сблизиться с западным миром, в этом документе расширение НАТО на восток было названо угрозой национальной безопасности, потому что такие военные группировки вблизи российских границ «представляют собой потенциальную военную опасность даже при отсутствии агрессивных намерений в отношении России». Однако, с точки зрения составителей этого указа и самого Ельцина, это была не самая серьезная опасность. Главным источником тревог тогда была экономика:

«Главной причиной этого является сохранение кризисных явлений в российской экономике. Сократилось производство и ухудшилась его структура по сравнению с дореформенным периодом. Снижается инвестиционная и инновационная активность. Нарастает научно-техническое отставание России от развитых стран. Усиливается зависимость от импорта продовольствия и потребительских товаров, оборудования и технологий. Растет внешний и внутренний государственный долг».

Тревога Ельцина была вполне оправдана. Менее чем через год после утверждения указа о Концепции национальной безопасности цены на нефть упали до 10 долларов за баррель, в России произошел дефолт по внутреннему долгу, и ее репутации был нанесен самый серьезный удар за весь постсоветский период. Страна оказалась совершенно беспомощной в экономическом смысле, и только резкая девальвация и наличие неиспользуемых промышленных мощностей позволили ей постепенно оправиться от удара, увеличив производство.

Этот документ был несколько изменен в 2000 году, после того как Ельцин ушел в отставку и президентом стал Владимир Путин. В центре внимания его составителей все еще были экономические проблемы, однако в нем также нашла отражение растущая тревога по поводу вмешательства Запада и расширения НАТО:

«Возведенный в ранг стратегической доктрины переход НАТО к практике силовых (военных) действий вне зоны ответственности блока и без санкции Совета Безопасности ООН чреват угрозой дестабилизации всей стратегической обстановки в мире».

В новый документ были внесены и другие, более заметные изменения. К примеру, там, где в первоначальном документе говорилось о необходимости конструктивной децентрализации, которая позволит многочисленным регионам страны приобрести больше полномочий, первый путинский вариант содержал указание на необходимость создания «жесткой вертикали исполнительной власти» — это словосочетание стало лейтмотивом первого президентского срока Путина. В этом документе делался акцент на необходимости усиления роли государства в противостоянии всем видам угроз, как военных, так и экономических. В отличие от первоначального документа, в нем не было никаких указаний на то, что чрезмерно большая армия является серьезным бременем для ослабленной экономики России. В целом, Путину удалось реализовать свои планы, чему способствовал рост доходов от продажи нефти.

Следующая версия программы национальной безопасности была разработана в 2009 году, когда Дмитрий Медведев временно заменял Путина на должности президента. Его версия стратегии должна была просуществовать до 2020 года. Медведев, который теперь занимает пост премьер-министра, любит многословные и чрезмерно прогрессивные документы. В отличие от двух предыдущих версий, его вариант стратегии был несколько тщеславным: в нем говорилось, что последствия экономического спада в России были преодолены и что ее ресурсы и богатства помогают ей повышать свое влияние на международной арене.

Даже уже ставший традиционным пункт о НАТО, как об угрозе национальным интересам России, создавал впечатление, что этот альянс представляет собой лишь небольшую помеху, которую можно преодолеть при помощи решительных дипломатических шагов:

«Россия готова к развитию отношений с Организацией Североатлантического договора на основе равноправия и в интересах укрепления всеобщей безопасности в Евро-Атлантическом регионе, глубина и содержание которых будут определяться готовностью альянса к учету законных интересов России».

Этот бравурный тон казался оправданным. Россия успешно пережила глобальный финансовый кризис благодаря своим гигантским валютным запасам, цена на нефть приближалась к 70 долларам за баррель, и долгосрочные прогнозы были крайне благоприятными.

Нынешняя версия Стратегии национальной безопасности является самой антизападной из всех. НАТО и Евросоюз обвиняются в  том, что они не смогли обеспечить безопасность Европы, и в качестве подтверждения в пример приводится миграционный кризис. В документе говорится, что США и Евросоюз поддержали «антиконституционный государственный переворот» на Украине, который привел «к глубокому расколу в украинском обществе и возникновению вооруженного конфликта».

Авторы документа утверждают, что Запад намеревается свергнуть «законные политические режимы», что приведет к дестабилизации и возникновению новых горячих точек. Там также говорится, что причиной подъема Исламского государства стала «политика двойных стандартов, которой некоторые государства придерживаются в области борьбы с терроризмом». Эти «некоторые государства» также используют «информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путем манипулирования общественным сознанием и фальсификации истории». Сама же Россия с ее контролируемой государством машиной пропаганды, которая вытеснила независимые СМИ, по всей видимости, не относится к числу этих «некоторых государств».

В списке угроз экономические проблемы занимают второстепенное место. Кремль все еще озабочен зависимостью от экспорта энергоресурсов, однако наряду с этим в число экономических угроз попали «незащищенность национальной финансовой системы от действий нерезидентов и спекулятивного иностранного капитала, уязвимость ее информационной инфраструктуры», а также «регистрация прав собственности в отношении значительной части организаций в иностранных юрисдикциях».

Путин также обеспокоен «размыванием традиционных российских духовно-нравственных ценностей и ослаблением единства многонационального народа Российской Федерации путем внешней культурной и информационной экспансии».

Стратегия национальной безопасности 2000 года выдавала планы Путина по укреплению центральной власти и государства во всем его советском и царистском величии. Стратегия 2015 года — это декларация оборонительных, изоляционистских устремлений. Нет никаких причин полагать, что Путин планирует решать экономические проблемы России, сделав ее более доступной для иностранного капитала или усилив ее интеграцию в глобальные рынки. Нет, он планирует продолжить движение в обратном направлении.

У него еще много времени, чтобы это сделать. У России все еще остались золотовалютные запасы, чтобы продержаться до конца этого года и даже — при более бережливом подходе — до президентских выборов 2018 года. Легендарное терпение русского народа, возможно, рано или поздно лопнет, но, вероятнее всего, оно сохранится до 2018 года благодаря работе обширного аппарата обеспечения безопасности.  Даже если Путину придется уйти из власти в результате следующих выборов, к моменту смены политического режима Россия станет гораздо более закрытым и изолированным обществом.

Оригинал публикации: Putin Makes His Isolationism Official
Опубликовано 04/01/2016
http://inosmi.ru/country_russia/20160106/234988555.html

0

18

Consortiumnews.com, США
01.02.2016
Джилберт Доктороу (Gilbert Doctorow)

Российские дипломаты покоряют мир

Основные западные СМИ описывают Россию в качестве бандитского государства, а обоснованная критика со стороны Москвы игнорируется, поскольку не соответствует общему тону пропаганды. Так было в случае с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, объяснившим, почему Россия больше не будет вести с Западом дела, как ни в чем ни бывало.

26 января министр иностранных дел России провел важную ежегодную пресс-конференции, посвященную обзору событий за год. В мероприятии участвовали 150 журналистов, включая корреспондента ВВС Симва Розенберга и других представителей главных западных СМИ. Цель мероприятия — описать события прошлого года по линии его ведомства и дать оценку достигнутым результатам.

Вступительное заявление Лаврова было кратким, не более 15 минут, а оставшиеся два часа были посвящены вопросам. Так как микрофон переходил из рук в руки журналистов из разных государств, то были затронуты разнообразные темы, от шансов на новую перезагрузку отношений с США, запланированных в Женеве переговоров по сирийскому урегулированию, комментариев премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона о выводах расследования убийства Александра Литвиненко, восстановления дипломатических отношений с Грузией и до возможности урегулирования спорного статуса Курильских островов и заключения мирного договора с Японией.

Насколько мне известно, никаких репортажей об этом событии все еще не было как ни на одном из сайтов главных американских, германских, французских или британских изданий, так и на телеканалах. И это было не из-за незначительности содержания или отсутствия громких заголовков, вроде слов Лаврова о том, что он согласен с западными лидерами — дела между Россией и Западом больше не будут такими же, как раньше.

«Наши западные коллеги иногда запальчиво говорят, что с Россией больше "бизнеса как обычно" не будет. Я убежден, что это именно так, и здесь мы сходимся с ними. Больше не будет "бизнеса как обычно", когда нам пытались навязывать договоренности, которые учитывают прежде всего интересы либо ЕС, либо США, и убеждали нас, что это не нанесет ущерба нашим интересам. Эта история закончена, — заявил Лавров во время вступления. — Начинается история, которая может развиваться только на основе равноправия и всех других принципов международного права».

Если учесть, что и выступление острой на язык Марии Захаровой, официального представителя министерства иностранных дел России, тоже полностью игнорируется основными западными СМИ, возникает вопрос о том, чем занимаются в Москве все эти западные журналисты, если они ничего не публикуют? У них есть какие-то другие поручения?

В соответствии с традицией, российский МИД выложил на You Tube полную видеозапись пресс-конференции, а также разместил текстовую версию на русскоязычной и англоязычной страницах своего официального сайта. Российская версия текста занимает 26 страниц мелким шрифтом. Ею я и пользовался, потому что предпочитаю иметь дело с источником и переводить самостоятельно, если могу. Английский текст занимает 40 страниц, что нормально для перевода с русского.

При просмотре подкаста по Первому каналу и при чтении текста я первым делом обратил внимание на то, как хорошо был подготовлен Лавров, чтобы ответить на вопросы по широкому спектру тем, и что он давал подробные ответы, не заглядывая в записи.

Во-вторых, он, очевидно, говорил гораздо свободнее и реже прибегал к дипломатическим оборотам, чем когда бы то ни было раньше. Думаю, такое указание дал его шеф, президент Владимир Путин — говорить ясно и четко, без отступлений. Лавров занимает пост министра иностранных дел едва ли не больше всех своих коллег в других великих державах, и с учетом его опыта и высокого интеллекта, иногда казалось, что он просто диктует очерк на хорошем русском языке.

По этой причине я решил разделить свою статью о пресс-конференции на две части. Первая будет посвящена Лаврову и его словам. Вторую составят мои выводы относительно международного положения в ближайшие годы, с учетом основных позиций России, особенно шанса на отмену европейских и американских санкций, и относительного того, как следует будущей американской администрации готовиться к отношениям с Россией, исходя из того, что мировоззрение американской элиты не претерпит серьезных изменений.

Сергей Лавров — прямая речь

Из пресс-конференции я извлек несколько больших кусков текста, отражающих систему взглядов Сергея Лаврова и Кремля, проходящих через призму Реалполитик и фокусирующихся, в основном, на американо-российских отношениях. Это необходимо, иначе мы за деревьями не разглядим лес.

В вопросах и ответах по всем странам, кроме одной, мы слышим об отдельных делах в разных местах по миру, вызывающих интерес, в основном, у определенных аудиторий с их личными заботами. В отношении единственной страны, США, двусторонние отношения России выходят за рамки оценочных суждений министра.

Вся российская внешняя политика на самом деле связана с отношениями с США, как покажут две из трех выдержек из ответов Лаврова ниже. Третья касается санкций и связана, скорее, с отношениями с Европой. Я привел ее, так как стремление снять санкции будет ключевой частью внешней политики России в ближайшие шесть месяцев, и сквозь них проступает позиция США.

Вопрос: Какова вероятность реальной перезагрузки в российско-американских отношениях в этом году?

Сергей Лавров: Вопрос — не к нам. Наши межгосударственные связи опустились очень низко при всех великолепных личных отношениях между бывшим Президентом США Дж. Бушем и Президентом России В.В. Путиным. Когда в Белый дом пришел Президент США Барак Обама, и бывший Госсекретарь США Хилари Клинтон предложила «перезагрузку», то это было отражением того, что сами американцы осознали ненормальность ситуации, когда Россия и США не сотрудничают в решении тех проблем, которые без них не решить….

Мы встретили «перезагрузку» достаточно конструктивно. Сказали, что ценим решение новой Администрации исправить ошибки своих предшественников. Достигли немало хороших результатов: это Договор о СНВ, вступление России в ВТО, целый ряд договоренностей по различным конфликтным ситуациям. Но как-то быстро это стало сходить на нет. Сейчас все, в том числе американские коллеги, нам говорят: Давайте выполним Минские договоренности по Украине, и сразу все нормализуется. За один час мы сразу отменим санкции, и между Россией и США откроются заманчивые перспективы сотрудничества по гораздо более приятным вопросам не только в урегулировании кризисов, но и сразу сформируется созидательная партнерская программа.

Мы открыты для сотрудничества со всеми на равноправной, взаимовыгодной основе. Мы, конечно же, не хотим, чтобы кто-то выстраивал свою политику исходя из того, что Россия, а не Украина должна выполнить Минские договоренности. В них написано, кто их должен выполнить. Надеюсь, что это хорошо известно США, по крайней мере, наши последние контакты с Госсекретарем США Дж.Керри, контакты заместителя Госсекретаря США В. Нуланд с помощником Президента России В.Ю. Сурковым говорят о том, что США хорошо разбираются в существе Минских договоренностей…

Сейчас я привел пример, который говорит о том, что нам как бы уже начали обещать новую «перезагрузку»: мы выполняем Минские договоренности, и все сразу становится нарядным, красивым, перспективным и заманчивым.

Охлаждение отношений с Администрацией Президента США Б. Обамы и прекращение периода, который ассоциируется с «перезагрузкой», началось задолго до Украины. Давайте вспомним, как все это было. Сначала, когда мы наконец добились согласия наших западных партнеров на приемлемые для России условия нашего присоединения к ВТО, американцы поняли, что сохранение поправки Джексона-Вэника не в их интересах, потому что иначе они будут лишены тех привилегий и льгот, которые сопряжены с нашим участием в ВТО. Они стали готовить к отмене эту поправку.

Американцы не были бы американцами, если бы они ее просто отменили и сказали: «Все, давайте теперь нормально сотрудничать». Они придумали «закон Магнитского», хотя я уверен, что точка в том, что произошло с С. Магнитским, не поставлена. Очень надеюсь, что правда станет известна всем. Отвратительно, что была устроена провокация и спекуляция на смерти человека. Тем не менее, это было сделано, и вы знаете, кто этот закон лоббировал. «Закон Магнитского» тут же заменил поправку Джексона-Вэника.

(Закон Магнисткого американский Конгресс принял в 2012 году, чтобы наказать российских чиновников, предположительно, ответственных за смерть адвоката Сергея Магнитского, который умер в тюрьме в 2009 году на фоне обвинений и контробвинений во взяточничестве.)

Это началось еще тогда, когда не было никакой Украины, хотя нам сейчас пытаются вменить именно нарушение принципов ОБСЕ. Все, что происходит между Западом и Россией, объясняется тем, что Россия не выполнила свои обязательства, не уважает миропорядок, который сложился в Европе после Хельсинкского акта и т.д. Это все попытки оправдать и найти предлог для того, чтобы продолжать политику сдерживания. Но эта политика никогда не прекращалась.

После «закона Магнитского» была совершенно неадекватно раздута реакция на произошедшее с Э. Сноуденом, который оказался в России вопреки нашему желанию. Мы об этом не знали, у него не было паспорта — документ был аннулирован, пока он летел. Он никуда не мог выехать из России из-за решений, которые были приняты в Вашингтоне. Мы не могли не предоставить ему возможности остаться в России, чтобы быть в безопасности, зная, какие статьи ему грозили — американцы не делали из этого секрета. Это было сделано просто из элементарной защиты права человека на жизнь.

Президент США Б.Обама отменил свой визит в Россию, был поднят вселенский скандал, десятки телефонных звонков по линии ФБР, ЦРУ, Госдепартамента, прямые контакты между президентами. Нам говорили, что если мы Э. Сноудена не выпустим, то отношения будут подорваны. США отменили визит. Визит не состоялся, но Президент США Б. Обама приехал на саммит «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге, где мы, между прочим, сделали полезное дело — договорились о принципах химического разоружения Сирии.

Украина — это был еще один предлог. С украинским кризисом связано не столько праведное возмущение якобы нарушением Россией Хельсинкских принципов (хотя все началось с Косово, бомбежек Югославии и т.д.), здесь отразилось раздражение тем, что госпереворот не привел к тем результатам, на которые рассчитывали те, кто его поддержал. Скажу честно, мы не встаем в позу обиженного. У нас нет таких традиций в отношениях между государствами. Мы понимаем, что жизнь жестче, чем любые идеальные романтические схемы наподобие «перезагрузки» или чего-то еще. Мы также понимаем, что это мир, в котором жестко сталкиваются интересы, который выходит из эпохи тотального доминирования Запада и находится в длительном переходном периоде к более устойчивой системе, в которой не будет одного или даже двух доминирующих полюсов, — их будет несколько. Переходный период — долгий, болезненный, старые привычки отмирают долго. Мы все это понимаем. Мы понимаем, что США заинтересованы в том, чтобы у них было поменьше конкурентов, даже относительно сопоставимых с ними по размеру, по влиянию, военной мощи, экономике. Это наблюдается в отношениях между США и Китаем, в том, как США работают с Европейским Союзом, стремясь «закольцевать» его в Трансатлантическое партнерство, а на востоке России создать Транстихоокеанское партнерство, которое не будет включать в себя Россию и Китай. Об этом подробно говорил Президент России В.В. Путин, когда анализировал процессы в мировой экономике и политике. Мы все это понимаем. Наверное, каждая эпоха приносит с собой новые тенденции, настроения в тех или иных элитах, особенно в крупных странах, которые по-своему видят пути борьбы за свои интересы. Было бы очень плохо и пагубно для всех нас, если бы эти процессы вышли за рамки общепринятых норм международного права. Тогда была бы, говоря по-простому, «куча мала», и мы были бы ввергнуты в мир анархии и хаоса — что-то вроде того, что происходит на Ближнем Востоке, может быть без крови. Каждый делал бы так, как он считает нужным, и ничего хорошего из этого не вышло бы. Очень важно соблюдать какие-то общие правила игры. Отвечая на Ваш вопрос, мне хотелось, чтобы у США состоялась «перезагрузка» со всем миром, чтобы «перезагрузка» была общей, чтобы мы все собрались и переподтвердили свою приверженность Уставу ООН, заложенным в нем принципам, включая невмешательство во внутренние дела, уважение суверенитета и территориальной целостности и право народов на самоопределение, право народов самим выбирать свое будущее без вмешательства извне.

Вопрос: В 2007 г. на Мюнхенской конференции по безопасности Президент Российской Федерации В.В. Путин сказал следующее: «Мы нужны вам больше, чем вы нам». В этом году, насколько мне известно, на конференции Вы будете представлять Россию. Есть ли изменения в данной формулировке?

Сергей Лавров: В идеале мы должны быть нужны друг другу, должны поддерживать друг друга и коллективно работать по пресечению общих для всех нас угроз. На деле получается, что Запад к нам обращается гораздо чаще, чем мы к Западу.

(Лавров сказал, что в ответ на санкции Россия приняла меры для перехода на самообеспечение, но вовсе не хочет полностью разрывать отношения с Западом и готова сотрудничать на принципе равенства).

Мы должны делать все, чтобы не зависеть от капризов той или иной группы стран, прежде всего наших западных партнеров (так произошло после того, как они «обиделись» на нас за то, что мы поддержали русских на Украине, не принявших государственный переворот).

Я цитировал Д. Яроша, за это их хотели уничтожить на Украине, либо урезать их в своих правах. От таких ситуаций мы хотим быть застрахованы…

Не мы сейчас бегаем за нашими европейскими коллегами и говорим: «Давайте что-нибудь сделаем, чтобы снять санкции». Отнюдь нет. Мы сконцентрировались на том, чтобы не зависеть от подобных зигзагов в западной политике, от того, чтобы Европа «брала под козырек» США. Но наши европейские коллеги в двусторонних контактах, приезжая к нам или встречая нас на международных форумах, говорят: «Давайте что-нибудь придумаем, помогите выполнить эти Минские договоренности, а то мы от этих санкций несем очень большой ущерб и хотим, чтобы эта страница была быстрее перевернута».

Получается, что в данной ситуации мы им нужнее, чем они нам. В том числе, чтобы выполнять Минские договоренности… Да, у нас есть влияние на Донбасс, и мы его поддерживаем. Наверное, без нашей помощи и гуманитарных поставок Донбасс был бы в очень плачевном состоянии. Но также нужно влиять и на власти в Киеве. Нам нужен Запад в том, что касается влияния на киевские власти, но этого пока не происходит.

Или возьмите ситуацию с иранской ядерной программой. На решающих этапах этих переговоров нас буквально бомбардировали просьбами, когда нужно было решать вопросы вывоза обогащенного урана в обмен на природный уран, что было ключевым условием достижения договоренностей, когда нужно было решать вопрос о том, кто будет перепрофилировать обогатительные объекты «Форду» под исследовательские цели, под производство медицинских изотопов и т.д.

К нам обращались с просьбами, которые имеют и достаточную финансовую нагрузку, по крайней мере, которые не приносят нам никакой материальной выгоды. Но мы свою часть работы выполняли. Сейчас по северокорейской проблеме все звонят нам и китайским коллегам: «Помогите сделать как-то, чтобы Северная Корея соблюдала свои обязательства». Или, например, последнее развитие событий в Сирии…

Сейчас я не припомню, с какими просьбами за последнее время мы обращались к нашим западным коллегам. Мы считаем, что не очень корректно обращаться с просьбами. Исходим из того, что если переговоры завершились подписанием документа, то это не предмет для просьбы, а обязательства, которые необходимо выполнять.

Вопрос о шансах на скорую отмену санкций

Сергей Лавров
: Все к большему количеству этих партнеров приходит осознание того, что так дальше жить нельзя, это себе во вред. То, что дает нам основания говорить о каких-то возможных позитивных переменах, заключается в следующем: наши западные партнеры все больше начинают понимать, что попали в созданную ими самими ловушку, когда сказали, что снимут санкции, после того, как Россия выполнит Минские договоренности. Они поняли, что, наверное, это была оговорка («slip of the tongue»), но в Киеве это очень быстро услышали и истолковали однозначно как индульгенцию, позволяющую им не выполнять Минские договоренности. Их невыполнение, помимо того, что Киеву не нужно будет предпринимать никаких действий и выполнять свои обязательства, означает, что Запад должен будет сохранять санкции против России. Что и требовалось доказать некоторым господам, раздувающим сейчас в Киеве радикальные настроения…

Запад понимает бесперспективность нынешней ситуации, когда все делают вид, будто Россия должна выполнять Минские договоренности, а Украина может ничего не делать – не менять конституцию, не предоставлять Донбассу особый статус, не проводить амнистию, не организовывать выборы в консультациях с Донбассом. Все понимают, что эти вещи за Украину никто не решит. Все понимают, что это аномалия, патологическая вещь, которая проявилась в превращении украинского кризиса, возникшего в результате абсолютно незаконного антиконституционного госпереворота, в мерило всех отношений между Россией и Западом, что это абсолютно ненормальная, нездоровая ситуация, искусственно раздутая из страны, более отдаленной, чем Европа, которая больше не хочет быть заложником этой ситуации. Для меня это очевидно.

Общие выводы

Представляя три этих длинных отрывка, я хотел дать читателям представление об аргументации Сергея Лаврова и о мрачном тоне его ответов на вопросы журналистов, которые он давал без подготовленных заранее записей.

В заранее подготовленном вступлении Лавров уже изложил некоторые ключевые точки в подходе к международным делам с российскими аналитическими инструментами реализма и национальных интересов. С его точки зрения, главная задача, стоящая перед Россией и миром — это создание новой системы управления международными делами. Отношения России с Западом — это неотъемлемая часть более широкой проблемы.

Эта желанная новая система отношений должна быть построена на полном равноправии всех государств, уважении их национальных интересов и невмешательстве в их внутренние дела. Лавров повторил обращение Владимиру Путина, призвавшего все страны вернуться к обязательствам Устава ООН, о чем президент РФ говорил, выступая на 70-й юбилейной генеральной Ассамблее ООН. Новая система глобального управления должна быть сформирована путем преобразований базовых международных институтов с тем, чтобы политическая и экономическая мощь была перераспределена в соответствии с изменениями, произошедшими с относительной экономической и военной мощью стран в течение десятилетий, минувших со времен создания этих институтов.

Эта идея сама по себе не содержит ничего нового. Подобные призывы давно звучат публично и обращены, в частности, к коррекции процедуры голосования в Международном валютном фонде. Новый элемент, способный поразить многих в Вашингтоне, заключается в том, что Сергей Лавров последовательно обвиняет США в препятствовании обновлению международного порядка. Он раз за разом повторяет, что США стремятся сохранить свою гегемонию и удержать под контролем международные институты, а также жаждут полностью подчинить союзников в Европе и Азии своим интересам в ущерб их собственным.

Это имел в виду Лавров, говоря о ТРР и TIPP (Транс-тихоокеанское партнерство и Транс-атлантическое торговое и инвестиционное партнерство). Это он имел в виду, повторяя раз за разом о «далеких силах» и утверждая, что США заставили Европу применить санкции против России, вопреки позициям отдельных европейских стран.

В один момент, отвечая на вопрос журналиста из Японии, Сергей Лавров практически отбросил завуалированный язык. Он сказал, что Россия готова в принципе поддержать предоставление Японии места постоянного члена Совета безопасности ООН, но только при условии, что Токио внесет свой национальный взгляд, тем самым расширяя перспективы за столом, а не станет еще одним голосом автоматической поддержки США.

Любопытно, что Лавров отрицает, будто Россия обижена или "точит зуб" на США из-за отношений, постоянно ухудшавшихся от "перезагрузки" в 2009 году до нынешней низшей точки.

Это высказывание ложится в контекст постоянного осуждения западными СМИ речей Владимира Путина о внешней политике. Выступления российского президента на тему искажения международных отношений после холодной войны принято называть "обличениями" и "ревизионизмом", под чем подразумеваются агрессивность, угрозы и, возможно, иррациональность.

Лавров говорит, что Россия признает суровость мира и существование жесткой конкуренции. В этом реальный смысл его слов о том, что больше не будет "бизнеса как обычно" или идеалистических ноток в призывах к "перезагрузке", даже когда будут отменены санкции против России.

Тем не менее, Россия открыта к бизнесу на основе равенства и взаимной выгоды там и тогда, где и когда это возможно. В этом Сергей Лавров согласен с такими американскими экспертами, как Анджела Стент (Angela Stent) из Университета Джорджтауна, которая советует администрации, заступающей в Белый дом в 2017 году, не планировать новую «перезагрузку». Но они пришли к этому выводу с диаметрально противоположных взглядов на то, кто виноват в нынешней ситуации.

Лавров говорит, что мы живем в длительном и болезненном переходном периоде от мира, где доминировал Запад, в свою очередь подчиненный одной державе, то есть, США, к многополярному миру с несколькими ключевыми игроками, участвующими в глобальном управлении. Но это не исключает некоторого улучшения, и он, похоже, согласен с набирающим популярность в западных СМИ мнением о скорой отмене европейских и американских санкций против России.

Одним из недавних примеров, способствующих эйфории в деловых кругах США, может служить публикация на сайте Bloomberg под заголовком: «Примирение с Россией близко, так как союзники намекают на отмену украинских санкций».

Важное послание, озвученное Сергеем Лавровым 26 января, касалось неизменности российских принципов. Он дал понять, что Россия не будет умолять отменять санкции и не собирается отказываться от поддержки Башара Асада в обмен на смягчение позиций по Украине.

Можно быть уверенными в том, что США и Европейский Союз представят отмену санкций как обмен. Но на самом деле это будет отказом от несостоятельной политики, которая причиняет больше вреда западным интересам, чем российским. Это имел в виду Лавров, настаивая на том, что Россия Западу нужнее, чем Запад России.

Продолжающийся ущерб для европейских фермеров и других секторов от встречных российских санкций очевиден. Ущерб для США не так заметен.

Недавно об этом говорилось в статье, опубликованной в Foreign Affairs  научным сотрудником института Като под заголовком "Не самые умные санкции". Оттуда мы узнали, что вашингтонский истеблишмент очень обеспокоен возможностью создания альтернативных глобальных финансовых институтов России и Китая, которые будут соперничать со структурами, базирующимися в Вашингтоне.

Банк БРИКС, Азиатский банк развития инфраструктуры, создание клиринговой банковской системы, соперничающей со SWIFT: все это направлено на то, чтобы раз и навсегда положить конец возможностям США причинять серьезный финансовый ущерб тем, кто попал в список их врагов, как было с намерением наказать Кремль за аннексию Крыма и интервенцию на Донбассе.

Лавров постоянно говорит о «национальных интересах» как основном принципе внешних сношений. В этом смысле сцену с ним может делить тень Ганса Моргентау (Hans Morgenthau), основателя и главного теоретика Американской реалистичной школы. Но Лавров и русские вывели на новый уровень основные принципы книги «Политические отношения между государствами», главного труда Моргентау, который одно время изучали американские студенты на курсах политологии.

Россия Лаврова призывает государства сбросить оковы и прекратить подчинять свои национальные интересы одной стороне, слушая указания Вашингтона. Нации должны соревноваться и бороться за влияние на свободный рынок идей и тенденций, следуя оговоренным правилам игры.

Если правила будут соблюдены, то мировой порядок не обратится в хаос и не приведет к острым конфронтациям между нациями.

Джилберт Доктороуевропейский координатор в American Committee for East West Accord, Ltd. Его последняя книга – «Есть ли у России будущее?» (Does Russia Have a Future? 2015).

Оригинал публикации: A Russian Diplomat’s Take on the World
Опубликовано 29/01/2016 20:23
http://inosmi.ru/politic/20160201/235226327.html

0

19

Asharq Al-Awsat, Великобритания

Россия — камень преткновения
24.02.2016
Эмиль Амин

Неужели Россия стала камнем преткновения на Ближнем Востоке, в частности, в регионе Персидского залива?

Действительно, с начала вмешательства в сирийский кризис Россия стремится предстать перед международным сообществом в образе борца с терроризмом и экстремизмом, и это вызывает непрекращающиеся споры. Бряцание оружием на поле боя, безусловно, способствует успеху, особенно при очевидном малодушии и нерешительности американцев. Именно по этому поводу высказался соратник генерального канцлера Германии Ангелы Меркель Норберт Реттген: «У России появилось огромное влияние в регионе, и это изменило исторически сложившееся стандарты». В настоящий момент ситуация концентрируется вокруг новых реалий, которые Москва старательно привносит в регион Персидского залива. Однако все ее действия коренным образом касаются США, с которой она играет шахматную партию — несмотря на то, что эта игра негативно влияет на мир во всем мире и на Ближнем Востоке, в частности.

Что стало причиной происходящего?

Безусловно, удовлетворение России по поводу стратегического партнерства с Ираном беспрецедентно. Как выразился министр обороны России Сергей Шойгу на встрече со своим иранским коллегой Хосейном Дехганом, «Москва принимает участие в операциях, связанных с общими для партнеров вызовами и угрозами».   

О каких именно «общих угрозах» говорит Шойгу, если сам Иран всей своей историей доказал, что всегда только и стремился породить идеологическую революцию во всем Ближневосточном регионе?

То, что творит Москва, на самом деле очень опасно. Путин снабжает Тегеран оружием, и это побудило региональных игроков включиться в традиционную гонку вооружений, в том числе с помощью оружия нетрадиционного. Однако на протяжении долгого времени единственным «серьезным продавцом» в этом регионе был Вашингтон.

Во время написания этих строк Россия передала Ирану первую партию ракет С-300. Кажется, что попытки Тегерана убедить Москву продать ему ракетные комплексы С-400 почти увенчались успехом. Надо сказать, что такие ракетные комплексы имеются на вооружении только у российской армии. И в случае, если Россия даст добро, эта поставка осуществится в рамках еще одной ожидаемой сделки между Тегераном и Москвой, которая по скромным подсчетам может превзойти 10 миллиардов долларов.

Без сомнения, если Иран осуществит задуманное — поэтапно или единовременно — этот шаг сможет привести его к серьезному конфликту с Западом, хотя подписи под Соглашением по ядерной программе Ирана были поставлены совсем недавно. Вопрос в том, на кого направит Тегеран свои «ядовитые стрелы»?

На карте региона не осталось никого, кроме арабских стран Залива, кто бы еще обладал имперскими амбициями. И этот факт доставляет особое беспокойство идеологам российской политики и ее исполнителям. Поэтому «оружейная сделка» имеет под собой одну главную цель — сделать Тегеран эпицентром толчков нестабильности для Ближнего Востока, что в свою очередь делает Россию «камнем преткновения» на пути решения проблемы. И ее планы никак не связаны с борьбой с терроризмом в регионе и ликвидацией ИГИЛ.

Что касается новой ожидаемой сделки между Москвой и Тегераном по поставкам оружия, то в случае положительного результата Россия поставит иранской стороне береговые мобильные ракетные комплексы «Бастион», оснащенные сверхзвуковыми противокорабельными ракетами «Яхонт», учебно-боевые самолеты Як-130, вертолеты семейства Ми-8 и Ми-17, надводные корабли класса фрегат, дизель-электрические подводные лодки и ряд других образцов техники.

Что вызывает еще большую озабоченность, так это попытка Ирана получить на вооружение современные российские истребители Су-30СМ производства концерна «Сухой». Если истребители попадут на вооружение военно-воздушных сил Ирана, то это обеспечит ему серьезную техническую модернизацию, которую в стране приостановили как минимум 30 лет назад. Более того, не исключено, что Тегеран сможет получить от Москвы лицензию на производство этого типа истребителей на территории Ирана.

В то время, как Тегеран пребывает в эйфории после подписания Соглашения по ядерной программе и начинает расходовать деньги, которые долгое время были заморожены американцами, Вашингтон вынужден расплачиваться за то, что постоянно повторяет ошибки прошлого и не учится на чужих человеческих трагедиях.

Возникает главный вопрос: говорит ли происходящее о том, что Москва стала ли по-настоящему близкой и уважаемой в глазах Тегерана? Кажется, что и Москва сильно ошибается, когда не обращает внимания на глубину стремлений и скрытые догматические особенности Ирана и иранцев, считая Тегеран инструментом для осуществления своих стратегических целей. Если точнее, то она стремится обеспечить себе устойчивое положение в мире, чтобы иметь возможность побудить США к военному и политическому партнерству. А Иран, в ее понимании, — всего лишь пешка в шахматной игре, которой можно ходить то вправо, то влево, меняя баланс сил в регионе, а также в случае необходимости пресечь дорогу американцам, если они вдруг направятся в Азию.

Должны ли страны Залива и другие арабские страны снова расплачиваться за это вечное противостояние? Ведь силы НАТО давно пытаются справиться со стратегическим дисбалансом в регионе, сотворенным Россией. Теперь мы имеем дело еще и с вооруженным Ираном!

Ясно одно — Россия сделала все необходимое, чтобы загнать мир в ловушку…

Оригинал публикации: روسيا... إشكالية حجر العثرة
Опубликовано 20/02/2016 11:20
http://inosmi.ru/politic/20160224/235513979.html

0

20

Dagbladet, Норвегия

Игра Путина с огнем
16.04.2016
Мортен Странд (Morten Strand)


Путин — отличный продавец. Главная история, которую он продает, рассказывает о том, что Давид такой же сильный, как Голиаф.

Почему российский президент Владимир Путин пришел на Украину и в Сирию? Почему он позволяет своим пилотам упражняться в нападении на американские военные корабли в Балтийском море? Российские истребители на полной скорости проходят всего в десяти метрах от американского военного корабля, как это было показано на видео в среду. И когда Пентагон протестует, российская подконтрольная государству пресса отвечает: «Пентагон сбежал в укрытие в Вашингтоне», а государственный канал Russia Today сообщает, что российские истребители совершенно законно выполняли свое задание в Балтийском море. Путинская Россия опять с триумфом показывает мускулы: «Пентагон сбежал в укрытие».

Более года российское телевидение рассказывало многочисленные истории о российских добровольцах и солдатах, которые на Украине с честью боролись за отечество и мир во всем мире. И Украина стала колоссальным пиар-успехом Путина. Аннексия Крыма стала рассказом о том, как Крым вернулся в родной дом после незаконной аренды Украиной.

Война на востоке Украины была сначала героическим эпосом, рассказывавшим о защите прав русскоговорящих и этнических русских в неофашистской Украине после государственного переворота в феврале 2014 года. Но постепенно руководители пророссийского мятежа на востоке Украине становились столь дикими и неуправляемыми. Даже Кремль должен был дистанцироваться от них, поэтому зимой прошлого года в результате переговоров было достигнуто соглашение о перемирии.

Ну а тем временем Путин решил, как в 90-е, годы поработать над вопросом получения поддержки российских избирателей. Нужно было получить поддержку такого количества избирателей, которое было бы и достаточно представительным и не вызывало подозрений. И СМИ, контролируемые государством, после рассказов о российских героях дали нужную картину действительности.

Потом была война в Сирии осенью прошлого года. В этот раз Путин играл не на своем поле, как на Украине, которую Кремль рассматривает в качестве зоны своих интересов, а в гостях. Эта война является еще большим политическим успехом Путина, хотя Сирия никогда не смогла бы конкурировать с Украиной в русском героическом эпосе. Для большинства людей она была слишком далека и слишком опасна. Тем не менее, Путина по-прежнему поддерживает более 80% избирателей. Рецепт успеха Путина — это демонстрация военных мускулов.

Такое положение заставило западных лидеров реагировать. Грубо говоря, в этом смысле есть две школы. Одна говорит, что Путин ненасытен и хочет все новых военных успехов, что он может осуществить провокацию против одной из прибалтийских стран, чтобы «испытать» солидарность НАТО согласно статье в договоре о том, что нападение на одну страну является нападением на всех. Этот подход имеет крепкие позиции в прибалтийских странах, Польше, а также и в Североатлантическом альянсе, где его поддерживает представляет командующий войсками НАТО в Европе, «ястреб» Филип Бридлав. Бывший командующий войсками Норвегии Сверре Дизен заявил в интервью с Дагбладет (Dagbladet) неделю назад, что оборонная способность Норвегии настолько плоха, что у страны через десять лет ее практически не останется. Иногда, правда, высказываются опасения, что Россия когда-нибудь в будущем нападет на Шпицберген или северную Норвегию.

Сторонники другого подхода призывают к спокойствию и заявляют, что Путин просто играет на публику, но никогда не будет угрожать какой-либо стране НАТО, и что его, во всяком случае, не нужно провоцировать на такие действия.

Вчера Путин проводил свою ежегодную встречу с избирателями и отвечал на тщательно контролируемые вопросы, задаваемые непосредственно людьми. Президент чувствовал себя очень уверенно, отвечая на вопросы о внешней политике. Не было агрессивных выпадов против США. Отличием от прошлого года и встречи, проведенной два года назад, были слова Путина о том, что Россия требует, чтобы с ней обращались как с «равным партнером».

В действительности битва об отношении к Путину как равному идет на Украине, хотя Путин требует этого у США. Украина — это не только братская страна, близкая России. Украина — это страна, которая любой ценой не должна получить возможность сблизиться с ЕС. Если это произойдет, Украина будет опасна для Путина, потому что она покажет, что большая славянская бывшая советская страна тоже может создать открытую демократию, где власть не является единоличной и может меняться. Все указывает на то, что Украина по-прежнему будет большим вызовом для Путина. И его триумф будет означать поражение Украины.

Оригинал публикации: Putins lek med ilden
Опубликовано 15/04/2016 12:31
http://inosmi.ru/politic/20160416/236166164.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Ай да Путин,ай да «сукин сын»!(Внешняя политика России времен санкций)