Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » Россия 1992, как это было....


Россия 1992, как это было....

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

сост."Русский обозреватель"

Россия, которую мы потеряли, и которую некоторые хотят вернуть: отрывки из газет 1992 года

Михаил Борисович Ходорковский, один из создателей и лидеров международной финансовой группы "Менатеп", утвержден сегодня в качестве заместителя министра топлива и энергетики России. В его ведении, как предполагается, будет находиться стратегия привлечения частных инвестиций в отрасль.

***

Заботу о подследственном по делу ГКЧП Василии Стародубцеве проявило собрание членов Крестьянского союза Псковщины.

Оно приняло резолюцию, обязывающую колхозы области собрать 68 тысяч рублей, которые решено направить на освобождение Стародубцева из камеры "Матросской тишины".

***

Депутат Моссовета Ирина Иващенко призвала женщин России провести забастовку против взлетевших цен на белье для новорожденных: пользоваться противозачаточными средствами и не рожать детей.

***

12 марта в Кремлевском Дворце съездов состоялось тайное посвящение в "Смерть и Перевоплощение" - театрализованное супер-шоу, организованное буддийской общиной АУМ из Японии и Учителем Секо Асахару...

На организацию шоу японская сторона затратила около 70 тысяч долларов. Весь сбор буддисты передали московскому детскому дому #17. В завершении Учитель Асахара поблагодарил за помощь Руцкого и Хасбулатова.

***

В городе Ермак снесен памятник покорителю Сибири Ермаку Тимофеевичу.

Это решение городские власти приняли под давлением местных национал-демократических организаций, расценивающих сохранение памяти о Ермаке как почитание завоевательской политики Российское империи.

***

В одном из микрорайонов Твери были зарезаны двое мужчин, мясо которых затем продавалось населению.

***

Производство автоматического оружия калибров 5,45, 7,62 и 9 мм начато на заводе "Красный молот" в Грозном.

***

В Японию прибыл премьер-министр независимой Чечни Яраги Мамулаев в сопровождении трех телохранителей.

Это был дебют чеченской дипломатии в далекой Японии, довольно продолжительный по времени, гость пробыл на Японских островах больше двух недель. Гость посетил практически все крупнейшие японские торговые корпорации, ряд ведущих компаний, производящих электротехническую продукцию, встречался с менеджерами универмагов, и другими деловыми людьми.

***

Начальник 7-го отряда колонии ОС-34/25 в Коми майор Лобаскин, сообщил в письме заключенный Ю.Козаков, принес на зону "видюшник" и берет с зэков по 4 рубля за просмотр кино. "За год он стал миллионером. Как же мне не ограбить его после освобождения?"

***

Деревня Калифорния в Нижегородской области прекратила свое существование. В ней стало некому жить.

***

В ночь с субботы на воскресенье состоялось очередное ограбление музея Советской Армии. Злоумышленники остались после закрытия в одном из залов и собрали со стендов больше десятка пистолетов и револьверов времен Гражданской и Великой Отечественной войны, несколько кинжалов и именных наручных часов видных советских военачальников. Ушли преступники через окно.

***

В Воркуте состоялся вечер инфернальной (матерной) лексики. Присутствовали местные знатоки и ценители. В конце своего выступления популярный в городе бард Виктор Гагин послал зрителей на три буквы.

***

4 мая президент Джахар Дудаев посетил Грозненскую исправительно-воспитательную колонию для малолетних преступников.

Найдя условия их содержания неудовлетворительными, президент распорядился выпустить на свободу всех заключенных.

***

В нью-йоркском аэропорту имени Кеннеди, при попытке провезти пистолет, задержан выдающийся артист Иннокентий Смоктуновский. Смоктуновский должен был вылететь в Москву рейсом Аэрофлота №316 и проходил таможенный досмотр. Полицейские аэропорта надели на Смоктуновского наручники и отвели его в участок.

***

Цены на иностранную поношенную одежду в коммерческом магазине, что у платформы Красный строитель в Чертанове, шокируют покупателей редкой по нынешним временам доступностью. Самое дорогое пальто стоит 150 рублей, а вещи помельче - от "полтинника".

Организовала продажу чукотская фирма "Залив святого креста", заключившая контракт с польским торговым предприятием "Реверентия". Поляки закупают одежду по три доллара за килограмм и в качестве благотворительной помощи предоставляют российским коллегам.

***

С.Б.Станкевич сокрушил стоявшую у выхода из станции метро "Китай-город" стелу с портретами передовиков производства и воздвиг на ее месте статуи передовиков славянского просвещения - святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

***

23 июля бывший солист студии "Ласковый май" Юрий Шатунов обратился в Моссовет за помощью в решении квартирного вопроса: с 1987 г. он прописан на койке московского интерната №24. А директор студии Андрей Разин, по словам солиста, лишил Шатунова паспорта и намерен отобрать 5-этажный дом в Сочи, в который юный певец вложил все свои средства.

***

Вчера днем на постамент, где раньше стоял памятник Дзержинскому, залез казак 23-го Донского сводного полка Янис Бремзис в фуражке и при погонах. Он установил там деревянный крест в память о жертвах советского тоталитарного режима. Казак грозил облить себя бензином и поджечь при попытке тележурналистов запечатлеть его.

***

Задержанная заработная плата в акционерном обществе "Дружба", которая выдавалась здесь раньше даже маслом или мясом, наконец, стала выдаваться деньгами.

Пятитысячные купюры (из-за невозможности размена) выдавали на две семьи.

***

Как стало известно, бывший министр иностранных дел бывшего СССР Шеварднадзе Эдуард Амвросиевич ныне имеет российское гражданство и прописан по адресу: Россия, г. Москва, Плотников пер. дом 13, кв. 21. Он также имеет личную дачу в Подмосковье, за квартиру в Москве исправно платит.

Этот факт свидетельствует о том, что Россия в лице гражданина Шеварднадзе Э.А. ведет необъявленную войну против народа Абхазии.

***

Китайская компания "Хуаннань" взялась завершить строительство школы-долгостроя в поселке военных моряков, расположенной неподалеку от Советской Гавани. По условиям контракта компания уже к 15 сентября сдаст школу под ключ. За это она получит от Тихоокеанского флота полторы тысячи тонн металлолома - отслужившие срок корабли.

***

Премьер правительства столицы Ю.Лужков и глава администрации Московской области А.Тяжлов распорядились организовать охрану урожая на полях. 312 милиционеров Москвы с табельным оружием на 68 автомобилях прибыли в районы и начали охранять овощи и картошку от разбойничьих набегов воров.

На "картофельной войне" есть уже убитые и раненые.

***

Закончив государственные труды, 27 августа президент РФ Борис Ельцин отправился с работы пешим. Выйдя из Спасской башни Кремля, президент, живо общаясь с народом, пересек Красную площадь и минуя гостиницу "Москва" двинулся вверх по Тверской (бывш. ул. Горького). По дороге глава государства заходил в магазины - его путь лежал мимо гастронома "Тверской", магазина "Российские вина", филипповской булочной и елисееевского гастронома. Трудящиеся живо интересовались ходом экономической реформы, президент разъяснял им динамику номинальных доходов населения и раскрыл текущие монетарные тенденции. Попутно глава исполнительной власти предъявил собеседникам ярлыки на подкладке своей одежды и доказал, что импортного платья не носит.

***

Бизнесмен Герман Стерлигов направил открытое письмо послу Соединенных Штатов Америки Роберт Страуссу. Поводом для резкого послания послужили попытки американского дипломата Давида Дж Уиддона завербовать руководителей "Алисы" в качестве поставщика информации, используя их обширные связи в деловых и других сферах.

***

Народный клуб "Алиментщик" зарегистрирован отделом юстиции Костромской области. Члены нового общественного объединения намерены создавать собственные предпринимательские структуры, которые и самим алиментщикам позволят жить безбедно, и прилично содержать по исполнительным листам своих детей.

***

Четверо молодых людей из России (возрасте от 23 до 32 лет) на окраине Копенгагена захватили директора одного датского предприятия и, угрожая газовым пистолетом, потребовали в качестве выкупа 200 тыс. долларов.

***

В газетах Камчатки все чаще появляются объявления о продаже офицерских кортиков.

Обычная такса за кортик - 300 долларов или видеомагнитофон в упаковке.

***

Пока Россия и Япония спорят о том, кому будут принадлежать четыре Курильских острова, вице-губернатор Сахалинской области Виктор Сиренко сдал 278 гектаров на восточном побережье острова Шикотан в аренду гонконгской фирме "Карлсон энд Каплан ЛТД" на 50 лет. По мнению Виктора Сиренко местная администрация в праве распоряжаться своей территорией, поэтому разрешения на заключение контракта у правительства России испрошено не было.

***

14 многодетных семей, самовольно вселившихся две недели назад в шестнадцатиэтажку на Нагатинской набережной, были выбиты в четверг вечером силами милиции.

Как сообщили нам в 38-м отделении, защитники дома сопротивлялись и даже бросали в штурмовиков бутылки с зажигательной смесью.

***

Утром 13 сентября в возрасте 36 лет скончался Сергей Богдановский. Причиной смерти стала тяжелая травма, полученная 19 августа 1991 года при установлении радиопередатчика во дворе Белого дома, вследствие чего у Богдановского развилась болезнь - рак желудка.

В свое время С.Богдановский был исключен из Московского университета за общение со священником Александром Менем.

***

Мичман Паничкин из учебного отряда подводного плавания Тихоокеанского флота, закрыв на замок личный состав караульного расчета, собрал в охапку 7 автоматов из пирамиды и более 2000 патронов и с пистолетом наперевес сел в подошедший автомобиль.

***

Командующий Черноморским флотом адмирал Игорь Касатонов 25 августа заключил соглашение с частной фирмой "Лела" о продаже ей запасного командного пункта. Командный пункт продан за 60 миллионов рублей при его оценочной стоимости 3,5 миллиарда рублей. Оформлен акт передачи фирме "Лела" бункера, общежитий и всех других объектов, находящихся на пункте (всего 18 объектов).

***

Отсутствие в последние дни представителя президента, члена Верховного Совета РФ Сергей Шахрая на процессе в Конституционном суде (КС) по "делу КПСС" достоверный источник в КС объяснил его поездкой в ФРГ для изучения документов, способных подтвердить историческую версию о том, что Ленин был германским шпионом.

***

12-летний Максим Коровин ограбил Ломоносовское отделение сбербанка Архангельска. Как сообщили в ГУВД, спрятавшись во время перерыва в одном из помещений банка, он дождался, пока работники ушли, а затем набил карманы деньгами, которые не были убраны, а просто лежали на рабочих столах.

Похищенные таким образом 95 тысяч Максим истратил в три дня, купив много шоколада и жевательной резинки, а также раздав значительную часть 5-тысячных купюр своим друзьям и знакомым.

***

Министерство юстиции России зарегистрировало российское отделение католического ордена монахов-иезуитов (Общество Иисуса).

В учредительных документах ордена отмечается, что он будет заниматься культурно-просветительской работой.

***

Согласно окончательным расчетам южнокорейского общества "Всемирная миссия Табера", ожидаемый апокалипсис состоится в нынешнюю субботу (30.Х.1992)

"Спасенные" вознесутся на небо, а другие люди будут ждать суда в течение семи лет, после чего история человечества закончится. Конец света будет сопровождаться извержениями вулканов и землетрясениями.

***

Почти на две тысячи километров от Находки до Белогорска - растянулись брошенные на станциях Дальневосточной и Забайкальской железных дорог поезда. Стоят эшелоны с углем, комбикормами, продовольствием и другими грузами. Забиты составами подступы к портам Ванино, Восточный, Находка.

***

На прошедшей 24 декабря в Комитете по культуре г. Москвы пресс-конференции было сообщено, что впервые с 1917 года главный новогодний праздник будет отмечаться на Васильевском спуске Красной площади, Эти торжества под названием "Новогодняя елка у Кремля" пройдут с 1 по 10 января. Символом праздника станет 22-метровая елка, специально привезенная из Соединенных Штатов и смонтированная на Васильевском спуске американской компанией "Тугезер Интернейшнел Инк".

***

...Это подтверждает поистине садистский способ краж белья, широко практикуемый в городе на Волхове. Привязанного к веревке котенка забрасывают на балкон первого-второго этажа, где развешена одежда. Обезумевшее от ужаса животное вцепляется когтями в ткань, а дальше... дело техники.

Пользуются кстати, не только живой кошкой, но и металлической. На днях в горотдел милиции поступило заявление о пропаже 15 килограммов мяса с балкона 9 этажа.

***

Первые 700 килограммов испорченной колбасы вывезены на свалку Самарской области, но так и не проданы населению по более низкой цене до истечения сроков реализации.

По данным областного центра Госсанэпиднадзора в поселке Нефтегорск два магазина сгноили 500 килограммов вареной колбасы. Стоя насмерть за свою торговую надбавку и первоначальную стоимость продуктов в райцентре Красный Яр, продовольственные магазины списали 58 килограммов вареной колбасы, более тонны мяса птицы и флягу сметаны.

***

Повышение розничных цен на газеты и журналы вызвало серию грабежей на улицах Петрозаводска. По сообщениям пресс-центра мэрии в ночь на 31 января воры "вскрыли" киоск "Союзпечати", чтобы взять свежую почту.

***

В среду, 15 января, во дворе Союза писателей (Москва, ул. Воровского) группа известных русских писателей во главе с Ю. Бондаревым под воздействием горячительных напитков с криками: "Долой жидов и поджидков!" сожгла чучело поэта Е.Евтушенко. После сожжения писатели направились в здание правления, где устроили дебош.

http://cont.ws/post/107155

0

2

Кошмарное было время, конечно.)))

0

3

Третья оборона Севастополя
Президент Кравчук требовал, чтобы 3 января 1992-го Черноморский флот принял присягу Украине. Адмирал Касатонов ответил: "Нет!"
Текст: Владимир Нордвик

29.09.2015, 18:25
 
В истории 90-х еще остаются белые пятна, и одно из них - судьба Черноморского флота, который тогда был "яблоком раздора" между Украиной и Россией.
Кто и как себя вел в той непростой накаленной до предела ситуации, рассказывает адмирал Игорь Касатонов, на тот момент командующий Черноморским флотом.

"ПОСЛЕ РАЗВАЛА СССР АРМИЯ БЫЛА ПОСТАВЛЕНА В СТРАШНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ"

- Сколько адмиралов Касатоновых на белом свете, Игорь Владимирович? Однофамильцев в расчет не берем...

- Да не так уж нас и много. Трое. Кроме меня, еще Владимир Львович, вице-адмирал, начальник штаба Тихоокеанского флота. Мой племянник. Но главным, конечно, был Владимир Афанасьевич, Герой Советского Союза, командующий Балтийским, Черноморским и Северным флотами. Мой отец...

Надо еще деда упомянуть. Пусть он и не адмирал, а унтер-офицер, но ему стоит памятник. Как полному Георгиевскому кавалеру. И Беленихинская средняя школа в Белгородской области, откуда дед родом, носит его имя. Все четыре солдатских Креста Афанасий Степанович Касатонов получил на Первой мировой. Он служил в разведке лейб-гвардии уланского полка и преуспел в добывании вражеских "языков".

- Награды сохранились?

- К сожалению, нет. В голодные тридцатые годы снесли в Торгсин, выменяли на продукты, а обратно не выкупили...

Отец попал на флот в семнадцать лет, окончил в Ленинграде училище имени Фрунзе, был штурманом, командиром подводных лодок Щ-112 и Л-12 на Дальнем Востоке, командовал дивизионом "Щук" на Тихоокеанском флоте. В 1941 году Александра Коллонтай звала его на должность военно-морского атташе посольства СССР в Швеции, но отец отказался, предпочел остаться в строю. Когда началась война, он уже служил начштаба отдельного дивизиона подлодок Балтийского флота. Нас с мамой эвакуировали на Урал, в город Ирбит. Месяц ехали по железной дороге. Сначала поселились в вестибюле кинотеатра, в котором с утра до ночи крутили фильм "Свинарка и пастух". Песня "Друга я никогда не забуду, если с ним подружился в Москве" в исполнении Владимира Зельдина и Марины Ладыниной навечно засела в моих генах. Рассказал эпизод Владимиру Михайловичу, он посмеялся. Познакомились мы не так давно, в девяностолетнем возрасте. Его, Зельдина... А тогда в Ирбите после кинотеатра нас определили на постой к кулакам. Они ненавидели советскую власть, хозяйский сынок сидел в тюрьме за попытку дезертирства, а тут, значит, семья красного командира... Отношение было соответствующим. Мы с сестрой особенно враждовали с кулацкой козой, бодалась она люто, без конца норовила поддеть на рога.
Но это так, детские воспоминания...

- В Крыму вы когда впервые оказались?

- В 1955 году маршал Жуков, тогдашний министр обороны, назначил отца командующим Черноморским флотом. С ним и я попал в Севастополь, поступил в Высшее военно-морское училище имени Нахимова. В 1960-м окончил его с отличием по специальности "ракетное вооружение".

- То, что отец командовал флотом, помогало успешной учебе?

- Интересуетесь, не был ли я блатным? Никто не посмел бы делать поблажек, да и я не стал бы ими пользоваться. Все на общих основаниях. Жил в кубрике на сто человек, увольнения - раз в неделю, на ночевку домой по выходным не отпускали... Учился я всегда хорошо, среднюю школу окончил с серебряной медалью. Кстати, у нас в семье четыре медалиста: я получил "серебро" в Таллине, жена - в Киеве, дочь Тамара - в Североморске, сын Кирилл - в Севастополе...

После училища я остался служить на Черном море, в 1961 году совершил на эсминце "Упорный" переход вокруг Европы, затем - Северным морским путем на базу Тихоокеанского флота. Шли три с половиной месяца. Из Владивостока я вернулся в Севастополь, нес боевые дежурства в Средиземное море, следил за американскими авианосцами... Дослужился до звания контр-адмирала и должности командира 30-й дивизии.

В 1982 году был переведен в Полярный, назначен первым командующим только-только созданной Кольской флотилией разнородных сил. На это место претендовали девять кандидатов, пришлось выдержать серьезный конкурс. Хозяйство досталось немаленькое: полторы сотни кораблей, береговые ракетные полки, авиация, двадцать две тысячи человек личного состава...

- Так и оставались на Севере, пока ГКЧП не грянул?

- К тому моменту уже три года был первым замом командующего Северным флотом. А в сентябре 91-го возглавил Краснознаменный Черноморский флот, сменив Михаила Хронопуло.

- Его за что убрали?

- Официально - по состоянию здоровья, фактически - за излишнее рвение при выполнении приказов путчистов. Да и Горбачев не простил, что черноморцы не бросились вызволять его из Фороса. Словом, Хронопуло сняли, и он ушел... в бизнес. Занимался им активно. На мой взгляд, даже слишком...

- Кажется, Михаил Николаевич потом ресторатором стал?

- В том числе... Проблема в ином. После ухода со службы Хронопуло мог делать, что угодно, это его личный выбор. Гораздо хуже, что он оставил флот в полуразобранном состоянии. Я вернулся в Крым после десятилетнего отсутствия и поразился, насколько резко изменилась общественно-политическая обстановка. Сегодня трудно поверить, но авторитет флота в глазах местного населения упал тогда очень низко. И где? В Севастополе! Достаточно сказать, что Хронопуло проиграл выборы в Верховный Совет СССР. В 1989 году они проходили на альтернативной основе, оппонентом командующего был бригадир слесарей местного завода Виктор Ноздря, который не мог толком связать двух слов. Тем не менее, на протестной волне Ноздря стал депутатом.
Это лишь один штрих, характеризующий общую атмосферу...

- Вы ведь подчинялись Верховному главнокомандующему Горбачеву?

- Ни разу в жизни с ним лично не встречался. К счастью. Не хочу говорить об этом человеке, поскольку хороших слов у меня для него нет, а ругаться не люблю.

- Вас чем-то обидел Михаил Сергеевич?

- Не меня, а армию. И не обидел, а поставил в страшное положение, когда после развала СССР за границей оказались два с половиной миллиона военных, семь округов, три стратегических направления и три группы войск... Все пошло прахом! И Черноморский флот, который базировался на территории, объявившей в августе 91-го независимость Украины, могла постигнуть такая же судьба.

"ВЗЯЛ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА СЕБЯ И ОБЪЯВИЛ ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ РОССИЙСКИМ"

- С чего начали, заступив на пост, Игорь Владимирович?

- Флот насчитывал 833 корабля, на которых служили почти сто тысяч офицеров и матросов. Я объехал все объекты и морские базы ЧФ. Кроме Крыма, они располагались в Измаиле, Очакове, Одессе, Николаеве, Поти, Батуми, Новороссийске... В октябре 91-го на противолодочном крейсере "Москва" вышел в Средиземное море, где несла дежурство 5-я эскадра ВМФ. После возвращения в Севастополь полетел в Киев, представился Леониду Кравчуку. Он тогда еще председательствовал в Верховной Раде, но собирался стать президентом Украины.

- И как вам Леонид Макарович?

- Сразу стало ясно: мы совершенно разные люди. Начиная с воспитания, заканчивая жизненными приоритетами и ценностями. Это почувствовали оба. Кравчук - чиновник опытный, политик прожженный, ему хватило нескольких минут, чтобы понять: Касатонов не ляжет ни под него лично, ни под Украину. Я - русский в широком смысле слова. Родился во Владивостоке, учился в Ленинграде, жил в Москве, служил на Севере. И жена моя Юлия Александровна из семьи русских моряков, дочь контр-адмирала Трофимова, командовавшего 8-й эскадрой ВМФ в Индийском океане...

- Значит, Кравчук вам ничего не предлагал?

- Он осторожно "прощупывал", а его заместитель Плющ говорил без обиняков, пер напролом. Мол, не усложняйте, адмирал! Мы с Ельциным проблемы уладим, все будет в порядке, флот отойдет Украине, вы останетесь при прежней должности... Кроме меня, обрабатывали и командующих трех округов - Киевского, Одесского и Прикарпатского. Предлагали не ориентироваться на Москву. "Зачем вам туда докладывать, выполнять их приказы?" Я объяснял, что у нас служат люди со всего Советского Союза, они не присягали на верность незалежной Украине и разбегутся по домам. На это Кравчук отвечал: "Ну и пусть бегут..." Леонид Макарович был уверен, что все, им задуманное, получится, и его сильно раздражали мои возражения. Я видел искорку злобы в глазах Кравчука.

Ситуация, в самом деле, выглядела странной. Москва упорно молчала, хотя и в Министерстве обороны, и в Генштабе прекрасно знали, как давят на нас власти самостийной. Вместо четкого приказа поступали абстрактные слова поддержки. Дескать, не сдавайтесь. А как воспользоваться этим советом на практике, если тебя каждый день провоцируют и шантажируют? Подобная неопределенность не могла тянуться долго. Устав отбивать атаки политического руководства Украины, командующие округами генерал-полковники Чечеватов, Скоков и Морозов написали рапорты об отставке и уехали в Москву. Киев этого и ждал. На освободившиеся должности тут же были назначены генералы из числа переметнувшихся на украинскую сторону баррикад. Таких хватало. В принципе, я мог последовать примеру коллег, плюнуть, развернуться и улететь в Россию. Это было бы самым простым решением. Но на кого бы я оставил флот?

В какой-то момент почувствовал себя рыбкой в аквариуме. Вокруг образовался вакуум, разреженное пространство. Окружающие наблюдали за моим поведением со стороны, ждали, что стану делать. Но я ведь военный, самодеятельностью заниматься не мог. Мне нужна была команда. Если бы сказали внятно: "Присягу Украины не принимать", - знал бы, как действовать. А то - ни да, ни нет. Честно признаюсь, возник внутренний дискомфорт. Сложная психологическая ситуация! Уехать в Москву, значит, бросить флот на произвол судьбы, согласиться встать под желто-голубой флаг - предать Родину... Такая вот задачка.

- И какой ответ вы нашли на нее?

- Ельцин придумал, извините за прямоту, совершенно нереальный план: страны - суверенные, а вооруженные силы - единые. У России даже не было министра обороны, его обязанности возлагались на президента. Украина быстро поняла, что это полная ерунда, и объявила о создании собственной независимой армии. На базе тех самых округов - Киевского, Одесского и Прикарпатского. Для полноты картины не хватало Черноморского флота. Вишенкой на торте. Представляете? Украина обретала статус морской державы! В сентябре 91-го Леонид Кравчук назначил министром обороны Константина Морозова. Тот командовал 17-й воздушной армией Киевского военного округа и носил звание генерал-майора. А тут вмиг стал генерал-полковником и почувствовал себя большим начальником! Но я сразу дал понять, что Севастополь ему не по зубам.

Кравчук требовал, чтобы 3 января 1992-го Черноморский флот принял присягу Украины. Вместе со всей группировкой бывших советских войск, насчитывавшей семьсот тысяч человек. Я этого делать не стал, сжег мосты, объявив 4 января флот российским и сказав, что подчиняться будем министру обороны СССР Евгению Шапошникову и командующему ВМФ Владимиру Чернавину. Отдельно подчеркнул, что черноморцы обязуются уважать законы государства, на территории которого находятся, готовы сотрудничать с министерством обороны Украины. Но - без принятия присяги. Конечно же, никто не давал мне разрешений на подобные заявления. Я взял ответственность на себя и произнес вслух то, что думал. По форме это был мятеж. Совершенно неожиданный для всех, в том числе, и для России. Первой о моем демарше написала газета New York Times. Буквально в тот же день! В поддержку я получил сотни телеграмм от рядовых сограждан, а от руководства страны - ноль, никакой реакции.
Но я понимал: дело не только в отказе присягать Украине. Предстояло поддерживать флот в боевом состоянии длительное время. Вплоть до принятия политического решения. Поэтому мною и был составлен системный план.

- Получается, с Кравчуком вы встречались неоднократно, а с Ельциным - ни разу?

- Увы. В 91-м году, в самом трудный момент, мне не удалось достучаться до президента России. Я звонил в Кремль, просил соединить с кем-нибудь из тех, кто находился рядом с Борисом Николаевичем, но в ответ слышал лишь насмешки и издевательства.

- Даже так?

- Ну да, окружению Ельцина было не до проблем Черноморского флота, люди власть делили! Дошло до того, что в декабре 91-го Генштаб снял КЧФ со всех видов довольствия. Дескать, вы - отрезанный ломоть, на Украине базируетесь. Хорошо, генерал армии Виктор Самсонов, начальник Генштаба, не стал отключать нас от единой системы оповещения, а то совсем худо пришлось бы.
Очень помог Евгений Шапошников, организовав, в конце концов, мою встречу с Борисом Ельциным...

- Это когда случилось?

- 29 января 1992 года. Почти через месяц после того, как я заявил о неподчинении Украине.

"ПОСЛЕ МОЕГО ВЫСТУПЛЕНИЯ В ВЕРХОВНОЙ РАДЕ ПОВИСЛА ЛЕДЕНЯЩАЯ ТИШИНА"

- А Киев не пытался назвать вас мятежником, упечь за решетку?

- Очень даже пытался! Замначальника главного штаба вооруженных сил Украины Георгий Живица объявил меня персоной нон грата, лидер "Руха" Вячеслав Чорновил на закрытом заседании Совбеза в Киеве предлагал принять жесткие меры. Мол, если не удается склонить Касатонова к сотрудничеству, надо скомпрометировать его, создать невыносимые условия для жизни и работы. Но Леонид Кравчук не решался идти на прямую конфронтацию с флотом, старался сковырнуть меня исподтишка. Я же был костью в горле!

- До реальных угроз доходило?

- Как вам сказать?.. Позвонил начальник Главного штаба ВМФ Константин Макаров: "Есть информация, что на тебя, Игорь, готовится покушение. Учти и осмотрись". Командующий Прибалтийской группой войск Валерий Миронов предупреждал, что меня якобы собираются похитить...

И такие сигналы поступали несколько раз.

- Охрану усилили?

- Рядом со мной находились два прапорщика, морские пехотинцы. Если выезжал из Севастополя, брал дополнительно машину с автоматчиками. Обстановка была непростая, что и говорить.

В Поти, например, средь бела дня местные джигиты напали на штаб морской бригады, положили на пол дежурную смену, вскрыли оружейную комнату и стали выносить автоматы и пистолеты. В это время комбриг с замполитом возвращались с обеда и увидели "картину маслом". Александр Цубин, командир, не растерялся, выхватил табельное оружие и открыл огонь на поражение. Убил одного, второго, ранил еще двоих, остальные побросали мешки и разбежались. Но и комбриг получил пулю. А замполит как стоял в оцепенении, так и остался. Ночью мы эвакуировали Александра Сергеевича в госпиталь Севастополя. Советские ордена уже отменили, новые еще не придумали, поэтому я наградил Цубина деньгами. Выдал тысячу рублей на восстановление здоровья. Приличная сумма по тем временам! Лишь года через три комбриг получил орден Мужества.

И в Крыму "радостей" хватало. Севастопольский горсовет первым на полуострове поднял украинский флаг, местное управление КГБ перешло в подчинение Киеву, стало именоваться СБУ - Службой безпеки - и принялось работать против меня, разлагая флот изнутри, вербуя офицеров и матросов, составляя списки готовых принять присягу по второму кругу... Я понимал, что ждать нельзя, ведь в случае промедления мог сработать принцип цепной реакции: камешек покатился, а за ним - лавина...

9 января 1992 года меня вызвали на заседание Верховной рады. Разумеется, я не стал прятаться и полетел в Киев. После моего выступления в пленарном зале повисла леденящая тишина. Леденящая!

- В холодный пот вас не бросило?

- А чего бояться? Я знал, что за мной сила и правда. Говорил совершенно спокойно, уверенно. Все-таки у меня опыт командования солидный, общению с любой аудиторией обучен. Я сказал, что флот сохранит статус-кво до выработки политического решения на уровне президентов двух стран - России и Украины, напомнил, что у нас служат представители 46 национальностей, что украинцев среди офицеров лишь девятнадцать процентов, а среди матросов и старшин - около тридцати. Я заявил с трибуны Рады, что требование принимать присягу чужого государства считаю преступным.

Конечно, мои слова не могли обрадовать Кравчука, но он нашел силы сказать, что по-прежнему уважает меня, хотя и не разделяет позицию.

О моем выступлении написали в газетах, в том числе, российских. Тогда Ельцин, видимо, и проснулся, поняв, что можно вернуть фактически подаренный им Украине флот.
Правда, на Всеармейском совещании, проходившем 17 января в Москве, наша встреча не состоялась. Борис Николаевич побыл там недолго и уехал. Леонид Кравчук предпочел вообще пропустить мероприятие. А мне дали слово. Выступление я написал, что называется, на едином дыхании в родительской квартире на Сивцевом Вражке. Решил, что буду говорить, как вокруг Черноморского флота нагнетают страсти и ажиотаж. Пока шел к трибуне, в зале звучали несмолкаемые аплодисменты. Офицеры знали о моем отказе принимать украинскую присягу. Для примера я рассказал о близнецах Кочешковых. Мама - украинка, отец - русский, оба брата - полковники, комбриги морской пехоты. Только вот один служил на Черноморском флоте, а второй - на Балтийском. "И как прикажете делить эту семью?" - спросил я, обращаясь к президиуму.

После совещания ко мне подходили его участники, благодарили, выражали поддержку, но у всех звучал один вопрос: что дальше? Если бы я знал ответ...

С президентом России мы встретились 28 января на противолодочном крейсере "Москва", который накануне специально пришел в Новороссийск. Детали визита я обсудил с командующим ВМФ Чернавиным в моем кабинете в Севастополе четырьмя днями ранее. Делали это письменно, передавая друг другу рабочую тетрадь. Я не был уверен, что в комнате нет записывающей аппаратуры, и нас не подслушивают...

Борис Николаевич прилетел на борт ПКР "Москва" на вертолете. Почетных караулов и оркестров не было, что подчеркивало рабочий, деловой характер визита. Правда, на стеньге мы подняли российский флаг. В честь главы государства. Общались долго, часов шесть, я подробно доложил обстановку, водил указкой по картам, как на уроке географии, объяснял, зачем нужен флот и почему нам нельзя уходить из Севастополя. Неужели поколения русских моряков кровь проливали, чтобы потом вот так бездарно все отдать? Президент на мои слова кивал головой, но, казалось, не особенно вникал. Или не очень понимал, о чем именно речь. По крайней мере, когда Ельцин отвечал на вопросы офицеров и моряков, то постоянно косился в сторону Шапошникова и Чернавина, как бы ища у них поддержки. Впрочем, я получил одобрение высшего политического руководства страны, и в той ситуации даже такой малости оказалось достаточно, чтобы наши действия обрели легитимность. Перед тем, как покинуть борт "Москвы", Борис Николаевич оставил запись в книге почетных посетителей: "Черноморцы! Не дрогнуть в трудный час СНГ! Поддержу! Президент Ельцин".

А глава Украины отреагировал иначе. Узнав о нашей встрече, Леонид Кравчук 31 января потребовал сместить меня с должности командующего КЧФ. Формальным поводом для этого послужил мой отказ принять группу депутатов Верховной рады, прилетевших в Севастополь без приглашения. Якобы я полтора часа продержал народных избранников на холодном ветру. Но я не ждал в тот день гостей из Киева, занимался намеченными делами, а с делегацией поручил встретиться своему заму. Кравчук отправил телеграммы на имя Ельцина, Шапошникова и Чернавина. Конечно, этот всплеск эмоций никакого развития не получил.

6 февраля 1992 года Верховный Совет России принял постановление о необходимости сохранения единого флота на Черном море, а в апреле случилось новое обострение, началась битва законопроектов. Кравчук издал указ о юрисдикции Черноморского флота Украины, Ельцин не заставил себя ждать и ответил законом о статусе российского Черноморского флота. Политическое перетягивание каната! Только пытались вовлечь в него военных с оружием в руках. Опасные шутки! Александр Руцкой, тогдашний вице-президент России, советовал мне: "Рубите концы и уводите корабли в Новороссийск!" Но сторонники незалежной только и мечтали, чтобы им достался Севастополь!

Я ведь даже не поднимал Андреевские флаги. Без ведома президента России и необходимой правовой базы это был бы популизм. Об этом сегодня, наверное, не все помнят, но Черноморский флот еще пять лет ходил под прежним советским флагом. С красной звездой, серпом и молотом! Лишь в 1997-м на наших кораблях появился бело-голубой Андреевский стяг, а на украинских - морской прапор эпохи гетмана Скоропадского...

- Это без вас, Игорь Владимирович, в тот момент вы уже служили в Москве.

- Да, но если бы мы уступили в 92-м, через пять лет и флаги поднимать было бы не над чем. Тогда я не отдал Украине ничего - ни крейсера, ни катера. Хотя нерешительность Москвы даром не прошла, в какой-то момент среди офицеров и матросов началось брожение. Мол, если не нужны России, зачем упираться? Надо соглашаться на предложение Украины. Маятник качнулся. По неофициальным каналам поступала тревожная информация из частей, я лично обзвонил основные соединения, выясняя обстановку. И вот что услышал: в 126-й дивизии береговой охраны в Симферополе большинство личного состава согласилось принять украинскую присягу, похожая картина наблюдалась в 63-й бригаде ремонтирующихся кораблей, в 39-й дивизии морских десантных сил...

Помню, звонит комбриг и сообщает, что на тральщике поднят флаг незалежной. Я отвечаю: "Ну, и каких слов ты ждешь? Что похвалю, по головке поглажу? Наводи порядок в бригаде!" Через час перезванивает: "Товарищ командующий, все выполнено. В кулачном бою победа осталась за нами..." Вот это другой разговор, это я понимаю! На крейсере "Кутузов" старпом на общем построении тоже поднял жовто-блакитный прапор. И там не обошлось без рукоприкладства. А как иначе? Выбора не было. В Донузлаве противолодочная бригада во главе с командирами приняла украинскую присягу, семь офицеров из школы водолазов перешли на сторону Киева. Я потом поснимал их с должностей. Аккуратно, по одному. Придумал суд чести, где давали должную оценку поведению предателей, в том числе, среди адмиралов. К сожалению, были и такие случаи...
Летом 92-го, пока я был в командировке, по приказу министра обороны Украины захватили комендатуру в Севастополе. Мои замы прошляпили, упустили момент. Я вернулся в город и поставил ультиматум: или украинские военные добровольно освобождают помещение, или идем на штурм. Сидевшие внутри не поверили в серьезность намерений, думали, что шучу. Я взял полроты морской пехоты и освободил здание силой. Вышибли всех окопавшихся там!

"МЕНЯ РЕШИЛИ УБРАТЬ ИЗ СЕВАСТОПОЛЯ ОТ ГРЕХА ПОДАЛЬШЕ"

- Но почему вы?

- Так я понимал свой долг. Уже объяснял вам: самым простым решением стал бы мой отъезд в Россию осенью 91-го. Уверен, никто не посмел бы упрекнуть в том, что бросил флот. Но совесть ведь не обманешь...

- По сути, вы по личной инициативе организовали оборону Севастополя?

- Так получилось. Кто-то должен был. Можно сказать, это третья оборона, если считать с Крымской войны 1854 года...
Атаки шли с разных сторон, я постоянно ждал подвоха. Скажем, Киев попытался забрать флот через призывников. Новобранцев из России на полуостров не пускали, зато хлопцев с Западной Украины везли эшелонами. Чтобы соблюсти паритет, я приказал доставить более пяти тысяч наших призывников на боевых кораблях из Новороссийска. Как во время войны. В Севастополе ребят встречала рота морской пехоты. И с песнями они шли в части.
Из одиннадцати тысяч призывников, попавших в Крым летом 92-го, почти половина была из России.

Но глухая оборона - не моя тактика. Я получил благословение патриарха Алексия II, чтобы флот и впредь оставался российским. Инициировал принятие крымским парламентом Акта о государственной самостоятельности Республики Крым. Депутаты проголосовали за решение большинством голосов. Если бы Москва чуть-чуть поднажала, продемонстрировав политическую волю, Крым уже в 92-м мог отойти России.

Этого не случилось, качели так и ходили туда-сюда, пока 3 августа президенты Ельцин и Кравчук не подписали в Массандре соглашение о принципах формирования ВМС Украины и ВМФ России на базе Черноморского флота СССР. Это было политическое решение на уровне глав двух стран, о котором на свой страх и риск я говорил в январе в Верховной раде. Мы вернулись в нормальное правовое поле. На три года устанавливался переходный период: призыв на службу в равной пропорции - 50 на 50, присяга государству, гражданами которого являются призывники, совместное использование существующей системы базирования и материально-технического обеспечения... Пауза нужна была и для того, чтобы разобраться, какие корабли, порты и прочую инфраструктуру отдать Киеву...

- Помните анекдот: "Как делить будем? Поровну или по-братски?"

- Украинцы получили сто тридцать восемь кораблей и судов, большинство из которых потом порезали на металл. В числе прочего им отошел и почти достроенный ракетный крейсер "Адмирал Лобов". Его сначала переименовали в "Галичину", затем - в "Украину", что, впрочем, не меняло сути дела. Крейсер наглухо застрял у стенки завода в Николаеве, а однотипная с ним "Москва", пройдя капитальный ремонт, стала флагманом российского Черноморского флота. Совсем недавно, в сентябре этого года, Киев заявил о желании, извините за двусмысленность, продать "Украину". Не знаю, найдется ли покупатель на залежалый товар...

- Вы участвовали в разделе флота?

- Разумеется, нет. А кто позвал бы? 26 сентября 1992 года меня назначили первым заместителем главнокомандующего ВМФ России. Вроде бы повышение, но я понимал: это своеобразный компромисс. Киев по-прежнему брызгал слюной при упоминании моей фамилии, и Москва решила убрать меня из Севастополя от греха подальше. Ведь по Ялтинскому соглашению объединенное командование определялось консенсусом президентов двух стран. Чтобы Кравчук поддержал мою кандидатуру? Да ни за что в жизни! Должность командующего оставалась вакантной более трех месяцев, пока после долгих согласований не утвердили вице-адмирала Эдуарда Балтина. Заслуженный моряк, Герой Советского Союза... Он тоже потом хлебнул от украинских националистов.

- Как вас провожали из Севастополя, Игорь Владимирович?

- Очень тепло. И черноморцы, и общественность. За год с небольшим мне удалось добиться того, что люди вновь стали относиться к флоту и морякам с прежним уважением и доверием.

- А у вас какое чувство было при расставании?

- Смешанное. Мне не ставили такую задачу, но как человек военный сам ее определил и выполнил: сберег флот для России, не сдал Севастополь. Пока оставался командующим, мы не потеряли ни одного объекта. Это уже потом украинский спецназ штурмом брал наши базы в Одессе, Измаиле и Очакове... Я не допустил бы подобного.
И еще: в Крыму сохранилось русское начало, я старался поддерживать его все двадцать три года, не давая ослабнуть. Думаю, и поэтому весной 2014-го крымчане без колебаний приняли решение воссоединиться с Россией.
Улетая в 92-м в Москву, я освободил служебную квартиру в Севастополе, чтобы не давать поводов для ненужных разговоров, но связь с городом не прервал, создал внештатную информационно-аналитическую группу. Она функционирует до сих пор. Это мои друзья, добровольцы из числа патриотов России. Мы в постоянном контакте, я всегда в курсе происходящих там событий. Меня и в Генштаб России в 2009 году пригласили на должность советника, чтобы занимался именно Севастополем. Это и делаю.

- Еще, знаю, недавно участвовали в спуске на воду фрегата "Адмирал флота Касатонов".

- Да, его назвали в честь отца. Спасибо. Но на корабле предстоит много работы, чтобы он встал в строй. Надеюсь, доживем...

Визитная карточка

Касатонов Игорь Владимирович родился в 1939 году во Владивостоке в семье адмирала флота Героя Советского Союза В. А.Касатонова. Дед - полный Георгиевский кавалер.
После окончания Черноморского военно-морского училища служил на Черноморском, Тихоокеанском и Северном флотах. С апреля 1988 года по сентябрь 1991 года был Первым заместителем командующего Северным флотом. С сентября 1991 года по сентябрь 1992 года командовал Черноморским флотом. Благодаря его жесткой позиции и грамотным действиям флот был сохранен для России.
С 26 сентября 1992 по 1999 год был Первым заместителем Главнокомандующего ВМФ России. В настоящее время - советник Первого заместителя министра обороны РФ, начальника Генштаба ВС РФ.

Сыновья Александр и Кирилл также служат на флоте.

http://www.rg.ru/2015/09/29/rodina-sevastopol.html

0

4

«Новый политический год», который не случился. Воспоминания о 93-м годе

22 года назад, 12 декабря 1993 года состоялась памятная многим встреча «Нового политического года» — либералы, незаконно захватившие власть в октябре 1993 года, собирались праздновать свою очередную победу — на выборах в Государственную Думу первого созыва. Но не тут-то было...

Юлия Крижанская

МОСКВА, 12 Декабря 2015, 14:11 — REGNUM 

Ах да! Выборы! Это же воплощенная демократия! Именно на выборах наверняка используют результаты исследований общественного мнения, которые vox populi, которые глас народа и т.п. и т.д. — скажет читатель. Ну… как вам сказать…

Когда-то, 20 лет назад, мы тоже так думали. Что во время «свободных демократических выборов» социологические данные нельзя не использовать, что они нужны как воздух и что только на их основе и можно строить работу на выборах. А это — в соответствии с неожиданно наступившей «рыночной экономикой» означало, что на опросы будет спрос и что их можно будет продать. И на это жить (а 20 лет назад, если кто не помнит, жить стало тяжело: работы не было, денег не было… А детей же надо кормить?).

Поэтому в 1993 г. мы решили создать собственный институт общественного мнения — чтобы всё «как у Гэллапа»: проводить опросы на выборах, предсказывать результаты, давать обществу (и заказчикам) необходимую информацию и таким образом, во-первых, делать бизнес и зарабатывать, а во-вторых — участвовать в построении «настоящей демократии». Поскольку массовые опросы — это, безусловно, один из элементов демократии, думали мы тогда. Ведь массовые опросы (правильно проведенные) — это мини-референдумы, а референдум — это выражение воли народа, vox populi, «(от лат. referendum — то, что должно быть сообщено), форма принятия законов или решение наиболее важных вопросов государственной жизни путем всеобщего голосования. Одна из форм непосредственной демократии».

Кстати, так же по поводу массовых опросов думал и создатель «Американского института общественного мнения» (больше известного как «Институт Гэллапа») Джордж Гэллап — он был одним из критиков представительной демократии и считал массовые опросы способом возвращения США к прямой демократии, которая существовала на ранних этапах заселения Америки в виде городских собраний. Гэллап считал, что массовые опросы, которые он называл «дешевыми референдумами», позволят вернуться к идеалам непосредственной демократии в масштабах всей страны.

Ну, вот и мы имели примерно такие же иллюзии — что массовые опросы — это референдумы в миниатюре, и поэтому они бесконечно важны, и поэтому без них никак нельзя. Почему «иллюзии»? Сейчас-сейчас…
В общем, учредили мы в 1993 г. ООО «Независимый Аналитический Центр», начали проводить опросы и предлагать их результаты разным потенциальным заказчикам. И почти сразу случился октябрь 1993-го, конституционный кризис и — выборы в Думу, совмещенные с голосованием по новой Конституции.

И вот, примерно за месяц до выборов мы провели опрос в Санкт-Петербурге и Ленинградской области (тогда мы еще только начинали, мощностей для более грандиозных опросов не было). По нашим данным выходило, что в Петербурге лидирует «Яблоко» (а не «Выбор России», как предрекали некоторые другие опросы), а в Ленинградской области с огромным отрывом первенствует ЛДПР (а опять же не «Выбор России» и не КПРФ, как многие думали). Экстраполяция наших данных на всю страну дала такие результаты: у нас получалось, что ЛДПР победит с чуть ли не двукратным превышением и КПРФ, и «Выбор России», которые шли «ноздря в ноздрю». Ничего особенно удивительного в таком результате не было — это был намечавшийся ответ народа на события, произошедшие в октябре 1993-го.

Своеобразный, конечно, ответ, но ответ. Смысл которого можно было прочесть как абсолютное нежелание большинства населения поддерживать действующую власть (которую представлял «Выбор России») и «рыночно-демократический путь», который эта власть якобы олицетворяла. Нежелание это проявлялось тогда, в 1993 году, в том, что люди были готовы голосовать практически за кого угодно — кроме «ВР».

До выборов оставалось чуть меньше месяца — достаточно времени, чтобы попытаться, опираясь на данные опроса, что-то изменить в предвыборной кампании, чтобы изменить ожидающиеся результаты. И тут… неожиданно оказалось, что наши данные совершенно никому не нужны. Ни власти (которая продвигала «Выбор России»), ни КПРФ, ни «Яблоку» — к ЛДПР мы не обращались, так как совершенно не хотели, чтобы они улучшали свои результаты. И местная (мэрия Петербурга и администрация Ленинградской области), и местное руководство КПРФ и «Яблока» были непоколебимо убеждены (уж не знаем, на каком основании) каждый в своей победе — в регионе, как минимум. На основании этой своей неизвестно откуда взявшейся убежденности они отказывали в доверии нашим данным и уж, конечно, абсолютно ничего не собирались делать. Действительно, зачем?
Ну, а потом… суп с котом.

Напомним для тех, кто забыл или не видел. В ожидании триумфа демократических сил (в лице «Выбора России») и прихода на смену «реакционному» (и за это расстрелянному) хасбулатовскому Верховному Совету РСФСР настоящего демократического парламента, в ночь выборов в Кремле организовали телепередачу в прямом эфире, когда вся тогдашняя политическая элита вместе за накрытыми праздничными столами наблюдала подсчет голосов в режиме реального времени.

Шоу называлось «Встреча нового политического года». Замышлявшаяся (и срежиссированная) как триумф демократии вообще и «Выбора России» в частности, передача обернулась чудовищным трагифарсом. В полном соответствии со сценарием, вся «демократическая» тусовка в прямом эфире узнала, что победила… ЛДПР, существенно обогнав «Выбор России» (которому без сомнений активно помогал «административный ресурс»). А в затылок «Выбору России» дышала КПРФ — отставая совсем чуть-чуть.
Результаты выборов в Думу 12 декабря 1993 г.

Место,Списки
%

1.ЛДПР
22,92

2.Выбор России
15,51

3.КПРФ
12,40

4.Женщины России
8,13

5.Аграрная партия России
7,99

6.Явлинский — Болдырев — Лукин (Яблоко)
7,86

7.ПРЕС
6,73

8.Демократическая партия России (ДПР)
5,52

9.Российское движение демократических реформ (РДДР)
4,08

10.Кедр
0,76

11.Достоинство и милосердие
0,70

12.Гражданский союз
1,93

13.Будущее России — Новые имена
1,23

Независимые (одном.)
1,30

Против всех (фед.)
4,22

Недействительные бюллетени
6,84

Всего (явка 54,81%)
100,00

Это надо было видеть! Не хуже немой сцены в «Ревизоре». А поскольку это же было шоу — с трансляцией на всю страну! — то надо ведь было и что-то говорить! Не все смогли… Но именно там известный перестроечный деятель Ю. Карякин сказал (скорбно и с трагическим пафосом) знаменитую фразу: «Россия, одумайся! Ты одурела».
Обратите внимание: это не он, Карякин как представитель демократической интеллигенции, ответствен за то, что не убедил избирателей «правильно» проголосовать, — это виновата Россия! Этот «тонкий» ход мысли перестройщиков потом еще не раз повторялся по разным поводам и без оных.
Что бы ни происходило — противоречащее желаниям наших «демократов» — виновата была Россия, «не тот» народ и пр. Только не они сами, ни боже мой.

Вернемся к опросам. Как понимает читатель, наши прогнозы почти точно подтвердились. Но это не доставило большой радости — потому что одновременно рухнули наши иллюзии. О том, что опросы в демократической стране кому-то нужны. О том, что vox populi, который одновременно vox Dei, интересует и власть, и политиков примерно так же, как прошлогодний снег… Ну, и так далее.
Нет, конечно, мы расстались с иллюзиями не в один день. Но реальность не оставила нам выбора: подобные истории — когда опросы заказывались только для галочки или только для распила средств избирательной кампании, когда уже проведенным опросам не верили только потому, что они противоречили собственным «мне так кажется» или «мне так хочется», когда отказывались принимать меры и хоть что-то делать по результатам опросов по социально-экономическим вопросам… и так далее и тому подобное — только множились и приобретали все больший размах (вместе с ростом мощности и возможностей наших опросов).

Выборы в петербургское Законодательное собрание 1994-го… Выборы в Думу в 1995-м… Выборы мэра Петербурга в 1996-м… Наконец, президентские выборы 1996 г. — помните, как «голосовали сердцем»? Уже к этому моменту иллюзий не осталось совсем. Более того, пришло понимание происходящего — в отношении исследований общества, конечно.
Ведь зачем вообще нужны исследования общества? В нашем иллюзорном мире казалось очевидным, что они нужны, чтобы лучше его понимать и на этой основе лучше управлять. И лучше развивать. И направлять это развитие. Но в реальности эти цели (управлять, развивать, направлять) никто — ни власть, ни «оппозиционные» политики — перед собой не ставили…

Вот представим себе, что изучается голова человека. Художник, который хочет ее рисовать или лепить, будет исследовать форму головы, как ложатся тени при разных поворотах и разном освещении, как изменяется выражение лица при разных эмоциональных состояниях… Врач, который хочет лечить, будет изучать строение черепа, мышц, органов чувств, мозга, исследовать их функции в разных состояниях, запоминать симптомы разных болезней, узнавать о механизме действия и эффективности лекарств. А если голову изучает киллер? Ему важно эффективно убивать. Поэтому он не будет отвлекаться на исследования света и тени и разных других красот, ему не важны функции человеческого мозга — самого сложного, что изобрела Природа… Он будет изучать голову по мишени: вот сюда попадешь — сразу убьешь, а если сюда — может, еще и выживет…

К 1996 г. стало совершенно ясно, что если российская власть и российские политики и партии и хотят исследовать общественное мнение и какие-то социальные процессы в обществе, то только с одной целью — убийства. То есть уничтожения исследуемого (то есть российского) общества, этого народа и этой страны. Только этим можно было непротиворечиво объяснить их отношение к реальным социологическим данным.
Да и зарубежных заказчиков исследований в России, волновала та же цель — она прекрасно просматривалась и в самих заказах, и в использовании результатов проведенных по этим заказам исследований. (Кстати, интересная деталь. В 1990-е годы, как многие помнят, было огромное количество разных зарубежных фондов, которые предоставляли гранты под исследования — поддерживали, так сказать, нашу науку и наших ученых — на самом-то деле они, конечно, под видом грантов занимались воровством интеллектуальной собственности и переманиваем наших ученых за границу.

Так вот. Во всех грантовых программах, которые мы видели (а смотрели мы их очень много, хотя, конечно, не все), специальным пунктом оговаривалось, что на полевые социологические исследования и опросы — по любой тематике! — гранты не предоставляются. То есть хозяева этих фондов категорически не хотели, чтобы в России кто-то реально исследовал общество! Правда, интересно?)
Итак, если исследования общества нужны исключительно с целью уничтожения этого самого общества, то не вправе ли мы назвать эти исследования «оружием»? А соответствующую деятельность с применением данного «оружия» — «войной»?

Представляется, что войной все это назвать не только можно, но и необходимо — иначе наша картина мира будет заведомо искаженной. А когда картина мира искажена… никакое адекватное реальности поведение невозможно.
Итак, у жаждущих уничтожения России и ее народа есть некое оружие, которое вот уже 20 лет активно применяется в войне против «этой страны». Это оружие — исследования общества, которые проводятся и результаты которых используются в «киллерском стиле». Мы все можем это наблюдать практически ежедневно: в публикациях о разных опросах и иных исследования, в том, как и зачем применяются «результаты» этих опросов.

Подробности: http://regnum.ru/news/2034196.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

+1

5

И У СТЕН ЕСТЬ «УШИ». ИСТОРИЯ ОДНОГО ИЗОБРЕТЕНИЯ И ОДНОГО ПРЕДАТЕЛЬСТВА
Автор: Сергей ХОЛОДОВ

5 декабря 1991 года во время приёма в посольстве США на Новинском бульваре председатель Межреспубликанской службы безопасности (так пришедшие к власти демократы обозвали КГБ) Вадим Бакатин передал американскому послу Роберту Страуссу схему прослушки в новом здании посольского комплекса.

Впрочем, схема — сказано слишком мягко. Это был целый пакет совершенно секретной документации (не менее 70 листов) о системе прослушивающих устройств и о том, как эти устройства работают. Говорят, Страусс от такой душевной щедрости российского министра долгое время стоял, разинув рот.
Конечно, после серии демаршей с односторонним сокращением ракет и прочими уступками янки уже ничему не удивлялись. Однако чтобы руководитель службы безопасности одного государства передавал, словно шпион, секретные документы представителю другого государства — такого в истории тайных войн и дипломатии ещё не бывало.
Сам Бакатин впоследствии пытался оправдать своё предательство тем, что схема прослушки, мол, давно устарела и американцы, дескать, сами её вычислили. Поэтому акт передачи технической документации не нанёс никакого ущерба безопасности России и его можно рассматривать как выражение доброй воли и стремление к обоюдовыгодному сотрудничеству.

Кто-то, может, и поверил в эту ерунду, но только не специалисты. Во-первых, никакого обоюдовыгодного сотрудничества после этого акта доброй воли не последовало: американцы своих секретов не выдали и выдавать не собираются. А во-вторых, система прослушки американского посольства в Москве была настолько совершенна, что американцам понадобился бы не один десяток лет, чтобы полностью вычислить всю схему и понять смысл её работы. Поэтому подарок Бакатина все нормальные соотечественники расценили как беспрецедентное по своему масштабу и цинизму предательство своей страны.

А теперь несколько слов о самой прослушке. Если кто-то думает, что в стены посольского здания умельцы из КГБ понатыкали «жучков», то глубоко ошибается. В том-то и дело, что никаких «жучков» нигде никто не тыкал. Суть этой уникальной системы заключалась в том, что роль прослушивающего устройства исполняли сами материалы и конструкции, из которых строилось новое здание американской дипломатической миссии.
Поэтому вычислить, откуда именно из посольского здания утекает секретная информация, было в принципе почти невозможно. Для этого понадобилось бы разбирать всё здание вплоть до несущих стен и перекрытий.

Один из авторов и разработчиков этой уникальной прослушивающей системы — майор КГБ Вячеслав Асташин. В конце 1970-х годов этот талантливый изобретатель возглавлял отдел в Конструкторском бюро специальной техники обеспечения разведывательной и контрразведывательной деятельности КГБ СССР. Под его чутким руководством уже на стадии проектирования и строительства посольское здание планомерно начинало походить на гигантский микрофон, работающий на приём и передачу секретной информации.

В начале 1990-х Вячеслав Асташин, не сумев пережить всеобщего развала и бардака, ушёл из жизни сравнительно молодым человеком — ему не было и 60 лет. Так получилось, что я неплохо знаком с родным братом Вячеслава — Вадимом. Так вот, он поведал немало любопытных подробностей, которые, очевидно, в своё время ему рассказывал брат.

Идея сделать бетон «слышащим» пришла Вячеславу ещё в начале 1970-х годов, когда его, выпускника одного из ведущих технических вузов страны, пригласили на работу в КГБ. Несколько лет в одной из лабораторий КГБ Вячеслав вместе с группой единомышленников доводил своё изобретение до ума. И вот представилась отличная возможность применить его на практике: янки решили строить в Москве новое здание своего посольства. Архитектурный проект был разработан американцами, однако строительные материалы и технику должен был поставить Советский Союз.

Этой ситуацией блестяще воспользовалась советская контрразведка. Так, уже на стадии производства стройматериалов в бетонные блоки и стеновые панели монтировались едва заметные прослушивающие устройства. Внешне они ничем не отличались от простого строительного мусора, который иногда попадает в бетон при его производстве. Например, в однородной массе бетона вдруг обнаруживается небольшая, с булавочную головку, чёрная горошина.

Определить, что это такое, с ходу невозможно: нужен специальный анализ. Но даже если и выяснится, что этот чёрный шарик не мусор, а искусно сделанный микрофон, по сути это ничего не изменит. Потому как таких шариков, кубиков, палочек и прочих непонятных на первый взгляд предметов в стены и балки было вмонтировано несколько тысяч. И каждый из этих шариков играл свою роль в общей системе прослушки. Таким образом, всё здание превращалось в огромный микрофон.

Причём в качестве подпитывающей энергии использовались естественные процессы, идущие в любой строительной конструкции: вибрация, циркуляция тепла и водяных паров внутри стен и т.д. Неудивительно, что специальная комиссия сената США, которая анализировала техническую документацию, заботливо переданную Бакатиным, пришла к выводу, что система прослушивающих устройств, установленная КГБ СССР в новом здании американского посольства в Москве, является «самой сложной и умело проведенной разведывательной операцией в истории».
Интересно, что незадолго до смерти к Вячеславу Асташину, который к тому времени уже уволился в запас, приходили какие-то респектабельные господа из американского консульства и предлагали переехать в США, чтобы там, в одном из университетов, за очень хорошие деньги заниматься своими техническими проектами.

В начале 1990-х народ из свободной демократической России валом валил на Запад: за красивой жизнью в Америку и Европу ехали артисты и спортсмены, режиссёры и политики, торгаши и журналисты. Поэтому американцы были уверены, что сумеют без особого труда договориться с российским инженером, который жил на скромную пенсию. Не удалось. Выслушав коммерческое предложение гостей, Асташин заявил, что Родину не продаёт, и выставил американцев за порог своей квартиры…

Сергей ХОЛОДОВ

http://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/special_posts/%D0%B8-%D1%83-%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BD-%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%83%D1%88%D0%B8-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D0%B1/

0

6

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Борис Константинович РАТНИКОВ, 71 г. Генерал-майор в отставке ФСО РФ. В 1969 г закончил Московский авиационный институт, в 1974 г - Высшие курсы КГБ СССР. 3,5года провел в служебной командировке в республике Афганистан по линии КГБ. Участвовал в боевых действиях, награждён орденами и медалями. 1991-1994 гг. - первый зам. начальника Главного управления охраны РФ. Занимался обеспечением безопасности высших должностных лиц страны, в том числе с применением пси-технологий. Затем - главный консультант в Службе Безопасности Президента России, советник начальника Федеральной Службы Охраны РФ. Ныне - руководитель Информационно-аналитического центра Национальной Ассоциации телохранителей России.

-----------------------------------------------------------------
Как спецслужбы спасли Курилы для России
Ельцин собирался отдать острова японцам

Евгений ЧЕРНЫХ

20 декабря – профессиональный праздник работников органов госбезопасности России. День чекиста. Мы расскажем о секретной операции наших спецслужб, которая не только сорвала планы Ельцина передать Японии Курильские острова, но и, возможно, предотвратила войну России с Китаем.
Организовал операцию генерал-майор ФСО Борис Ратников, первый зам. начальника Главного управления охраны РФ. Он тогда занимался обеспечением безопасности высших должностных лиц страны, в том числе с применением пси-технологий.

«Я ЦАРЬ, ЗАХОЧУ - ОТДАМ!»

- 21 августа 1992 г за подписью Гайдара вышло распоряжение Правительства РФ N 1553-р «О подготовке визита Президента РФ Б.Н. Ельцина в Японию», - вспоминает генерал Ратников. - Была создана рабочая группа во главе с С. Глазьевым, тогдашним первым замом министра внешних экономических связей России. Исторический визит наметили на сентябрь. Мне стало известно, что в Токио Ельцин готовился передать Японии 2-3 острова Курильской гряды для демонстрации своего нового политического курса. Борису Николаевичу хотелось показать себя миротворцем. Хрущев, Брежнев, Горбачев не отдали острова, я смог! К такому шагу его склонял ряд фигур из ближайшего окружения.

- Кто конкретно?

- Козырев, например, министр иностранных дел. Японцы на радостях уже пообещали нам первый кредит в $100 млн. Но Курильские острова – очень щекотливый вопрос. Это и целостность России, и судьба наших граждан, проживающих там. Куда им-то деваться? Программы переезда, трудоустройства не было. Все это вызвало бы возмущение в стране. Мы с генералом Георгием Рогозиным решили протестировать ситуацию и посмотреть возможные варианты развития событий.
Рогозин был сильным «оператором-экстрасенсом». Полученная информация нас буквально ошеломила. Как только Ельцин передаст Японии острова, Китай сразу предъявит России претензии на свои спорные территории. У нас же тогда сотни километров границы с Поднебесной были не маркированы. Мог начаться вооруженный конфликт.

- Как на острове Даманский весной 1969 г. Тогда мы потеряли 58 пограничников, китайцы - около трехсот.

- На этот раз конфликт мог стать более масштабным и даже перерасти в большую войну, которая ослабила бы Россию и Китай, двух конкурентов США. На что и был расчет за океаном. Через агентов влияния в ЦК КПК Вашингтон подтолкнул бы руководство Китая к решительным действиям. Русские отдали спорные Курилы Японии, а мы чем хуже? Не отдают территории - возьмем сами! В обойме у янки был ведь не только Козырев, ныне живущий в США, но и ответственные китайские товарищи. Международное сообщество объявило бы Китай агрессором. ООН и ряд стран применили бы экономические и политические санкции против агрессора, посягнувшего на суверенную территорию другого государства. А возможно, и разделили бы Поднебесную на этнические районы. Пекин мешал Вашингтону установить однополярный мир после развала СССР и Восточного блока. Москва тоже мешала, но она, потеряв советские республики, была на втором плане.
Вот к какому катастрофическому сценарию вела невинная, вроде бы, миротворческая передача Японии спорных Курильских островов, к чему Ельцина подталкивал Козырев.
Я решил через органы разведки и контрразведки проверить, имеет ли эта информация под собой основу, может развитие событий пойти по предсказанному сценарию? Тщательная проверка показала, что предполагаемая ситуация и её последствия вполне реальны. Острова отдавать было нельзя.
Выводы наших разведслужб я сразу доложил своему непосредственному начальнику, руководителю Службы безопасности президента Александру Коржакову и секретарю Совета Безопасности России Юрию Скокову. Скоков был очень дальновидным и компетентным человеком, кстати, непьющим, за что Ельцин его недолюбливал. Скоков нас полностью поддержал и немедленно отправился к Президенту, настаивая на отмене визита. Но в ответ, помимо нелицеприятных слов, услышал от Ельцина: «Царь я или не царь?! Захочу – отдам, не захочу – не отдам!»
Мы поняли, что ожидать осмысленных поступков от Ельцина бесполезно, и решили действовать сами.

ТОКИО НЕ ДАЛ ГАРАНТИЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕЗИДЕНТУ РФ

- Предварительная программа визита уже была отправлена в Японию и вернулась оттуда с корректировкой, - продолжает рассказ генерал Ратников. - По трем пунктам.

1. Ельцин не должен выходить «в народ», поскольку на улицах Токио много мотоциклистов, они могут метнуть бутылку с зажигательной смесью.
2. Ельцин не должен посещать соревнования по борьбе Сумо, там нет возможности проверить всех болельщиков, а посадить президента РФ в ложу императора по этикету не положено.
3. Ельцин не должен ездить в Киото для возложения венка к памятнику русским матросам, которые погибли, спасая японцев во время землетрясения. Кладбище очень заросло, и под каждым кустом может сидеть террорист.

В противном случае его безопасность японская сторона не гарантирует.
Мы решили базироваться на этих трёх запретах, чтобы отменить визит и не пустить Ельцина в Японию. На следующий день была встреча министра иностранных дел Козырева с японским коллегой. Я перехватил его до переговоров. Мол, есть разговор по поручению Президента (хотя Президент мне ничего не поручал). Прошу ещё раз потребовать от японского министра гарантий на случай, если своенравный Ельцин нарушит 3 запрета, оговоренных в протоколе. Естественно, японский министр на себя дополнительную ответственность не взял. Мы тут же оформили этот ответ Козырева докладной запиской в Совет Безопасности.

- Закрутили интригу, Борис Константинович!

- Теперь мне надо лететь в Токио. Козырева прошу дать шифрованную телеграмму нашему послу, что едет генерал Ратников с особыми полномочиями. Бумагу, удостоверяющую эти особые полномочия, мне выдал Коржаков. Предложил для пущей убедительности взять удостоверение, подписанное Ельциным.
Прилетаю в Токио поздно вечером. В аэропорту встречают наш резидент и офицер безопасности. Что случилось?
«Ребята, приедем в посольство, в экранированной комнате поговорим.» Там и объяснил ситуацию. Посла решил не беспокоить, человек в возрасте, поздно уже. Наутро приходим, посол взволнован, ничего не понимает. Все дипломатические традиции нарушены, какой-то охранник с особыми полномочиями прибыл. Черт -те что в России творится! На всякий случай в своем кабинете в 9 утра накрыл стол. Коньяк, виски, икра... Должен реагировать, от самого министра пришла шифровка! Спасибо, говорю, уже позавтракал. Руки посла дрожат. Успокойтесь, сейчас все объясню. Проверяли кабинет на прослушку? - Да, вчера только! - Надо отменять визит, но сохранить лицо президента России. Вы продолжайте работу по подготовке встречи Ельцина, вроде ничего и не случилось. Это мои проблемы. Когда придет указание из Москвы, тогда и сворачивайтесь.

С офицером безопасности посольства едем к представителям спецслужб Японии. Обсуждаем с коллегами порядок обеспечения охраны, построение и проезд кортежа, способы связи… Японцы улыбаются, кофе угощают. Я тоже вежлив. Уже уходя, как бы невзначай спрашиваю, смогут ли они обеспечить в полной мере безопасность Президента по трём обозначенным пунктам. Мол, Ельцин у нас человек особый, не согласен соблюдать ограничения. Получаю отрицательный ответ и закипаю вроде бы праведным гневом:
«Как так, вы, Служба безопасности, профессионалы, не можете гарантировать 100% безопасность пребывания у вас нашего Президента?! Зачем же тогда вы его к себе зовёте? Я буду докладывать в Москву, что визит плохо подготовлен вашей стороной.»
Японцы опешили!

САМУРАЙСКАЯ АТАКА НА НИКОЛАЯ ВТОРОГО

- А почему на этих трех пунктах сошелся клином белый свет?

- Был исторический прецедент. В 1891 году в Японию с месячным визитом прибыл Николай Второй, тогда еще наследник престола. 11 мая в городе Оцу полицейский-охранник Цуда Сандзо внезапно бросился к проезжавшему в коляске по улице Симо-Когарасаки русскому цесаревичу и дважды ударил его саблей по голове. К счастью, удары получились скользящими, но крови было много. В третий раз полицейский ударить не успел, его задержали. У цесаревича была затылочно-теменная рана длиной 9 см с разошедшимися краями до кости и лобно-теменная длиной 10 см, идущая почти параллельно первой. Также проникающая через всю кожу до кости. Были повреждены правое ухо и кисть правой руки. Николай рукой защищался от сабли. Эта сабля и окровавленный платок русского царя хранятся в одном из японских музеев. Николай тогда прервал визит, японцы даже боялись, что начнется война. Царя всю жизнь мучили головные боли, 11 мая он всегда заказывал молебен во здравие.

- Поэтому японцы и боялись подобного покушения на улице, в толпе?

- Именно. Я на этом и сыграл. Возвращаемся к посольству, а там уже два автобуса с автоматчиками. Коллеги имитируют повышенную безопасность для русских. Напротив входа – машина «наружки» с антеннами. Спрашиваю офицера, есть ли в Токио хороший журналист с центральных наших телеканалов? « Есть толковый парень с РТР.» - «Зови!»
Тот позвонил, журналист подъехал. Объясняю задачу. Я выхожу из-за угла, ты встречаешь с камерой прямо напротив машины с «наружкой», спрашиваешь, как идет подготовка к визиту Ельцина. «Москва даст не больше двух минут на сюжет», - говорит журналист. «Быстрее уложусь!»
Разыграли, как по нотам. Он встречает, спрашивает, я отвечаю: «У нас есть претензии к японской стороне по вопросам обеспечения безопасности визита нашего президента. Которые мы пытаемся решить в рабочем порядке.» «Наружка» при виде телекамеры тут же уехала.

А я шлю из посольства шифровку в Москву о плохой подготовке визита. Мы со Скоковым договорились. Он получает шифровку, срочно собирает Совет Безопасности с одним вопросом в повестке: ехать Ельцину в Японию или нет. Ясно, что каждый член Совбеза боится за свое место, кто ж захочет посылать президента на смерть? Так все и вышло. Члены Совета уже настроены моим сюжетом в программе «Вести» по Российскому государственному телеканалу. А тут ещё шифровка из посольства и докладная записка о беседе Козырева с японским министром, также не гарантировавшим полную безопасность президента. Ну, кто из членов Совбеза после такой обработки отважится поднять руку за визит? Все и проголосовали против. На что я и рассчитывал. Скоков ставит Ельцина перед фактом: Совет Безопасности постановил отложить визит Президента в Японию по соображениям безопасности.
Тот был вынужден согласиться. Хотя в Японию уже прибыла головная группа, а президентские «Зилы» в Иркутске ждали в команды на вылет в Токио.
…Где-то около трёх часов ночи ко мне в посольстве прибежал дежурный офицер и сообщил, что по ленте ТАСС прошло сообщение о переносе визита президента. Так мы спасли Курильские острова для России и лицо президента. Получалось, японцы сами виноваты, что визит отложен. Не дали гарантий безопасности. Власти Японии испытали шок от отмены уже подготовленного визита. Премьер-министр К.Миядзава в интервью газете "Иомиури" прямо заявил: "При всем понимании сложной ситуации в России мы с трудом находим объяснение для такого шага российского президента" ("Иомиури ",2.10.92). После этого ряд больших чинов спецслужб Японии ушли в отставку. Мне тоже некоторые высокопоставленные товарищи из окружения Ельцина пытались пенять, когда вернулся из Токио. Зачем, мол, панику наводил, какое право имел отменять визит! Я спокойно отвечал: «Наша служба несет уголовную ответственность за жизнь Ельцина как президента России. Обязаны все виды угроз предусмотреть. Был бы частным лицом, мог лететь куда угодно…» Отбился.

Зато Курилы по-прежнему наши. И войны с Китаем удалось избежать.

http://www.kp.ru/daily/26473.7/3342621/

0

7

National Public Radio, США

«Страна Путина»: картина «настоящей» России
21.03.2016

Опытный иностранный корреспондент Энн Гаррелс (Anne Garrels) предлагает своим читателям познакомиться с настоящей Россией, чьи граждане вынуждены выживать в условиях нестабильной экономики и повсеместной коррупции, но при этом они продолжают поддерживать своего неоднозначного президента.

Терри Гросс (Terry Gross), ведущий:

Вы слушаете Fresh Air. Я Терри Гросс. В последние несколько лет я много читал и слышал об агрессивной внешней политике президента России Владимира Путина и о московских протестах против его наступления на правозащитников и независимых журналистов. Гость нашей программы, бывший иностранный корреспондент NPR Энн Гаррелс утверждает, что, если вы посетите российскую глубинку, вы обнаружите людей, вынужденных выживать в условиях нестабильной экономики и повсеместной коррупции, но при этом продолжающих поддерживать своего неоднозначного авторитарного президента.

Ее новая книга основана на том опыте, который она получила, проработав несколько лет в центральной части России, где, по ее словам, отношение простых людей к Западу существенно ухудшилось после тех трудностей и хаоса, которые им довелось пережить вслед за распадом СССР. Энн Гаррелс работала московским корреспондентом издания NPR и вела репортажи о конфликтах на Балканах, в Афганистане и Ираке.

Ранее она занимала должность главы московского бюро ABC и корреспондента NBC. Она получила множество наград в области журналистики, в том числе Награду Джорджа Полка и Награду Эдварда Марроу. Она дала интервью репортеру Fresh Air Дейву Дэвису (Dave Davies).

Дейв Дэвис (Dave Davies): Энн Гаррелс, добро пожаловать на Fresh Air. Много лет назад, в 1993 году, вы решили, что хотите вести свои репортажи из такого места в России, которое находится далеко от Москвы. Почему?

Энн Гаррелс: Когда я начала ездить по России, будучи московским корреспондентом, мне стало ясно, что Москва — это не Россия. Москва стремительно развивалась. Там всегда было много денег. То есть все процессы были сосредоточены в Москве.

Между тем, остальная Россия продолжала бороться за выживание самых разных смыслах. Знаете, это как писать об Америке, живя в Нью-Йорке. Поэтому я захотела найти такое место, где я могла бы ближе познакомиться с простыми людьми, наблюдать за изменениями в их жизни, и я выбрала Челябинск.

Вы ездили туда более 20 лет. Как получилось, что вы выбрали именно Челябинск?

— (Смеется) Я выбрала его, применив чрезвычайно научный метод. Сидя в своем кабинете, я бросила карандаш на карту, и он указал на Челябинск. Моя судьба была решена. Я могла бы выбрать любой другой промышленный город России, но Челябинск оказался идеальным микрокосмом.

Челябинск — это крупный город и административный центр области. Расскажите немного о том, каким он был в советскую эпоху. Что лежало в основе его экономики?

— Как вы сказали, Челябинск — это центр Челябинской области. Ее площадь примерно равна площади Бельгии. В советский период этот город и область были полностью закрыты для въезда иностранцев, потому что это был промышленный центр, который к тому же имел оборонное значение. Более того, это был центр реализации советской ядерной программы — фактически эквивалент Хэнфорда в Вашингтоне или Оук-Ридж в штате Теннеси. Существуют так называемые атомные города, которые по сей день остаются закрытыми — не только для иностранцев, но и для россиян, которые там не живут и у которых нет специальных пропусков.

Понятно, в вашей книге речь идет о целой области, не только о ее столице, Челябинске.

— Да, речь идет об области, а не только о ее столице.

— Многие люди тогда работали на гигантских государственных заводах и жили в многоэтажках, в которых государство предоставляло им квартиры, верно?

— Все верно. Это было довольно унылое место. Стремительное развитие этой области фактически началось в период Второй мировой войны, потому что она была недоступна для военно-воздушных сил Гитлера. Поэтому значительная доля промышленного производства, которое располагалось в западной части страны, переместилось в Челябинск. Квартир в многоэтажках никогда не хватало. Люди жили в бараках и землянках и работали на заводах. Представьте себе, каково это жить в общежитии, скажем, с 10 другими семьями в одной большой комнате.

После войны жилищные условия немного улучшились, но это место никогда не было особенно красивым и привлекательным. И все эти дымящие заводы и фабрики были расположены в центре города, потому что там не было общественного транспорта. Людям приходилось ходить на работу пешком. У них не было автомобилей. Поэтому сейчас в центре города так много предприятий.

После распада Советского Союза, когда основанная на субсидиях экономика развалилась, многие предприятия перешли в частные руки. Эти люди не испытывали никаких особенных чувств к этим заводам и фабрикам. Они вытянули из них все, что только можно. А рабочие предприятий в итоге остались ни с чем.

Значительная часть вашей книги посвящена 1990-м годам, когда рухнул Советский Союз, и Борис Ельцин стал президентом России. Именно в это время промышленные предприятия были приватизированы. На Западе Ельцина, как правило, считают лидером, ускорившим демократизацию и модернизацию России.
Но вы утверждаете, что для большинства россиян этот период был очень трудным испытанием. В общих словах, что тогда произошло?

— В общих словах, все произошло именно так, как вы и сказали. Мы полагали, что то, что происходило при Горбачеве и Борисе Ельцине, было эдаким волнующим и удивительным временем. Но россиянам, которые его пережили, все казалось иным: было разрушено все, что они знали. То, как они жили, где работали, как зарабатывали на жизнь — все тут же стали экспертами по торговле валютой. Как только люди получали зарплату — если они вообще ее получали — они переводили ее в доллары, потому что рубль стремительно обесценивался.

А потом людям попросту перестали платить зарплату деньгами. Им платили товарами, причем зачастую самыми абсурдными, и в 1990-х годах экономика страны стала бартерной. Люди получали зарплаты нелепыми хрустальными вазами, которые никто не хотел покупать. Им приходилось выходить на дорогу и пытаться каким-то образом их продать. Это было как в сумасшедшем доме. Система социального обеспечения рухнула.

Я разговаривала с учителями, которые продавали овощи и фрукты со своих огородов. Многие мужчины попросту не смогли справиться с таким унижением, легли на диван и в конечном итоге спились. В 1990-е годы именно женщины спасли ситуацию. Они забыли о гордости, вышли из дома и стали выполнять ту работу, которую им предлагали — ездили в Китай, покупали там дешевые товары, а потом продавали их в России.

В течение долгого периода времени россияне находились в отчаянном положении. Создается впечатление, что тогда было множество бессердечных работодателей, арендодателей и коррумпированных чиновников.

— Было по-настоящему страшно.

Да. Один из интересных моментов, о которых вы пишете, касается того, как эта ситуация повлияла на отношение россиян к Западу, потому что как раз в это время жители Запада очень радовались, скажем так, вступлению России в сообщество демократических государств. Неправительственные организации направляли в Россию своих представителей, чтобы они помогали строить новую страну.
А вы пишете о женщине, которая работала на одном из этих предприятий. Насколько я помню, ее звали Тамара Майрова.

— Да.

И она была ярким примером того, как люди интерпретировали свой опыт и свое отношение к Западу. Расскажите нам о ней.

— С одной стороны, она, несомненно, видела, как ее собственный завод разграбляют начальники, которые — в сущности — незаконным образом приватизировали его, а потом распродали все, что смогли. Я спросила ее об этом, и она ответила, что она винит Запад в приватизации, в стремительной приватизации предприятий в стране.

Я сказала ей, что в России широко распространена коррупция. Она ответила, что это правда, но именно Запад научил их, как нужно действовать, поэтому именно Запад во всем виноват. Многие россияне разделяли ее чувства: процесс изменений продолжался, годы правления Ельцина шли, Ельцин становился все менее последовательным, все чаще появлялся на публике в нетрезвом состоянии, а иногда вообще надолго исчезал — они были смущены и озадачены происходящим.

Они не понимали, куда движется их страна. Им казалось, что они во всем зависят от помощи Запада. Представляете, те больницы, которые я посещала в Челябинске в 1990-е годы, получали от западных спонсоров такие жизненно важные вещи, как антибиотики и рентгеновскую пленку. Это был настоящий позор. Внезапно Россия превратилась в нищую страну, которая была вынуждена заниматься попрошайничеством.

Когда пришел Путин, произошло два важных события. Во-первых, он сумел извлечь выгоду из внезапного взлета цен на нефть, поскольку Россия — крупный экспортер нефти. Бюджет страны стал наполняться деньгами. А во-вторых, Путин постепенно начал говорить о том, что Россия — это великая страна.

Сейчас многие критикуют его, обвиняя в самых разных вещах, но задумайтесь о том, какой станет Америка, если во главе нее встанет Трамп.

Сейчас мы, американцы, не знаем, куда движется наша страна, понимаем, что она не такая, какой мы хотели бы ее видеть, она больше не настолько сильная, как прежде — то же самое в 1990-е годы чувствовали россияне.

И Путин принес стабильность.

— Что еще важнее, в течение 10 лет россияне в каждом новом году жили существенно лучше, чем в предыдущем.

Ваша книга начинается с описания процесса разрушения экономики в 1990-х годах, а затем вы снова возвращаетесь к Челябинской области, расположенной у Уральских гор, но на этот раз вы уже рассказываете о том, что она из себя представляла в 2012 году. Что изменилось? Что стало иным?

— Меня поразили новые здания — новые жилые дома — и большинство моих друзей сделали ремонт в своих квартирах. Появилось множество магазинов. Открылись рестораны. И у всех ресторанов были иностранные названия, вроде Wall Street Cafe. Там было одно кафе под названием Pretty Betty’s, где все официантки были одеты в форму, очень напоминавшую форму американских официанток 1950-х годов. Там были дорогие рестораны с итальянскими названиями. А в супермаркетах можно было купить любые продукты, какие только пожелаете. Все выглядело совершенно иначе.

— Вы упоминали о том, что множество американских слов прочно закрепились в русском языке.

Да, их огромное количество. К примеру, менеджер. О, мой бог — еще одно выражение. Странно было слышать, как русский человек, который совершенно не знает английского языка, вдруг говорит: «Окей?»

Националистов в российском парламенте все это приводило в бешенство. Но, несмотря на антиамериканские настроения, ксенофобию, подъем российского национализма и гордости за Россию, поток иностранных слов не ослабевал.

Когда читаешь вашу книгу, где постепенно рассматриваются самые разные аспекты российской жизни, поражает то, что коррупция прочно укоренилась повсюду, во всех сферах жизни — в какую школу отдать ребенка учиться, как получить полноценную медицинскую помощь. Каковы были масштабы этого явления в России?

— Вам нужна медицинская помощь, и вы хотите проконсультироваться с доктором в рамках государственной системы здравоохранения, значит, вам нужно заплатить. Одна женщина как-то сказала мне, что она очень переживает, поддерживая эту коррумпированную систему, но ее внуку требуется качественное лечение, и единственный способ его получить — заплатить.

Если вы хотите, чтобы ваш ребенок учился в хорошей школе, придется заплатить. Если вы хотите купить землю и построить на ней дом, вы платите — на каждом этапе этого длительного процесса. Люди уже привыкли к этому. Они уже почти перестали с этим бороться.

— Вы рассказываете удивительную историю о человеке, который был патологоанатомом и который проделал огромную работу, вскрывая могилы жертв расправ сталинских времен. Но потом правительство запретило ему работать, потому что его работа попросту была не угодна властям. Расскажите нам немного об этом человеке.

— Александр Власов — удивительный человек. Как вы и сказали, по образованию он был патологоанатомом. Он работал на правозащитную организацию «Мемориал», которая занималась расследованием и сбором документов, касающихся преступлений Сталина и ужасов ГУЛАГа. Он помогал сотрудникам «Мемориала» собирать тела погибших, показывал добровольцам, как нужно упаковывать тела, которые они находили в заброшенных золотых шахтах.

Но, как вы и сказали, однажды КГБ решил, что это была не самая удачная затея, потому что добровольцы стали находить тела людей, которые были убиты в середине и конце 1940-х годов — застрелены или заколоты штыками — и среди них были детские скелеты. Итак, в один прекрасный день из лаборатории Власова исчезли все тела, шахты были закрыты и завалены — там поработали бульдозеры. Власов считает, что в этих шахтах по сей день остаются тела тысяч людей. Однако больше никто не осмелился вести там раскопки.

Тогда он основал первую в стране независимую криминалистическую лабораторию. Туда к нему часто приходили люди — к примеру, семьи солдат, которых забили до смерти сторонники дедовщины — явления, когда над новобранцами в армии всячески издеваются — а также родители детей, которые погибали при странных обстоятельствах.

Власов стал работать с этими делами — частными делами — проводя самые разные исследования и изыскания. Постепенно, к его удивлению, как он сам признается, судьи, которые поначалу игнорировали его, начали к нему прислушиваться, но только в рамках тех дел, которые никак не были связаны с политикой. Ему ни разу не удалось добиться прогресса в делах забитых до смерти призывников. Эти дела были слишком политически окрашенными.

В конце концов он решил открыть похоронное агентство и стать его директором. Расскажите нам об этом.

— Власов никогда не пользовался благоволением властей, и в тот момент в качестве судмедэксперта на государственной службе он зарабатывал примерно 6 долларов в месяц — тогда курс рубля сильно упал. Поэтому он огляделся и задумался о том, как он может заработать. Он решил открыть похоронное бюро.

Люди продолжали умирать, а заводы, которые прежде оплачивали похороны своих сотрудников, теперь были заняты в первую очередь своим выживанием. Людям приходилось оплачивать похороны из своих карманов. Им приходилось копать собственные могилы, мастерить себе гробы. По словам Власова, это было жутко. Поэтому он открыл похоронное бюро.

Постепенно стали появляться люди, которым удалось накопить серьезные состояния — в основном это были представители мафии в Челябинске — и которые стремились устраивать себе роскошные похороны. Власову порой приходилось ездить в Италию, чтобы покупать там экстравагантные гробы, а затем создавать изысканные скульптуры для надгробий.

—  Получается, что Власову удалось занять хорошее место на рынке подобных услуг.

— Ему удалось заработать целое состояние. Но, поскольку похоронное агентство оказалось очень прибыльным бизнесом, власти стали требовать от Власова ежемесячных взяток. Поначалу он платил — понемногу. Но потом власти стали требовать все больше и больше, и в какой-то момент он отказался платить.

Однажды он куда-то ехал на своей машине, и услышал странный звук. Оказалось, что в его автомобиле была заложена граната, однако, к счастью, она была плохо закреплена, и ему удалось спастись. Власов решил сделать вид, что он не понял послания, но однажды, когда он уже ушел из своего офиса, его заместитель, оставшийся там, был убит. Сигнал был четким и недвусмысленным. В тот момент Власов решил уйти из этого бизнеса.

— Вы пишете о том, что коррупция была повсеместной. Мне кажется, что даже в сфере высшего образования подкуп и обман широко распространены — я имею в виду взяточничество. В книге вы приводите статистику, согласно которой треть правительственного бюджета оседает в карманах коррупционеров. Это официальная статистика?

— Совершенно верно, я ничего не придумала. Они сами передали мне эти данные.

— Как люди относятся к правительству Путина, если, как вы говорите, оно является таким тяжелым бременем для экономики страны и для предпринимательства. Винят ли они президента Путина в этих проблемах?

— Это удивительно, но нет. По крайней мере большинство россиян не винит. Его рейтинги остаются чрезвычайно высокими. В некоторых смыслах с 2000 по 2010 год большинство россиян жили настолько лучше, чем в 1990-е, что они готовы простить ему все это и не обвинять его ни в чем. Путин заставил россиян начать относиться к себе с уважением и чувствовать гордость за своего президента.

Это был уже не Борис Ельцин, выходящий из самолета в Германии в нетрезвом состоянии и дирижирующий оркестром, приплясывая при этом. Это был человек, одержавший победу в двух чеченских войнах. С ним в страну вернулась стабильность. Люди начали жить лучше. Он заговорил о величии России. И это может показаться удивительным, но коррупция каким-то образом сходит ему с рук.

Ваша поездка в Челябинск в 2012 году закончилась очень быстро.

— (Смеется.)

Что произошло?

— Внезапно, примерно в 5 часов утра раздался телефонный звонок. Мне звонили со стойки регистрации гостиницы, чтобы сообщить, что двое мужчин хотят меня видеть. Я подумала, что это был мой водитель. Мы собирались поехать за город, чтобы взять интервью. Представьте себе, я была официально зарегистрирована в гостинице, я брала интервью у местных чиновников и некоторых других людей.

Поэтому я вышла. Оказалось, что это был вовсе не мой водитель. Оказалось, что это были два сотрудника преемницы КГБ — Федеральной службы безопасности — и они сказали, что мне нужно поехать с ними. Они хотели проверить кое-какие бумаги.

Выяснилось, что это довольно долгий процесс. Я просидела там целый день, и в конце концов меня отправили к главе миграционной службы. Довольно приятный мужчина со стальными голубыми глазами велел мне сесть и сообщил, что я должна покинуть Челябинск в течение суток и уехать из России в ближайшие три дня. Я спросила его, по какой причине?

Он показал мне папку и спросил, что случилось в 1982 году. Я ответила, что 1982 год был очень давно, и это было в стране, которой больше не существует, то есть в Советском Союзе. И вообще, объясните мне, ради Бога, о чем вы говорите! Он не стал ничего объяснять, но сказал, что, к сожалению, Россия не настолько демократичная страна, как Америка, и что я не могу рассчитывать на адвоката. Поэтому мне лучше уехать. На этом наш разговор завершился.

Разумеется, он имел в виду, что в 1982 году я работала корреспондентом ABC в Советском Союзе, и в том году меня выслали из страны, хотя позже мне разрешили вернуться, когда начались реформы. С тех пор я приезжала в эту страну сотню раз (смеется) и несколько лет проработала там в качестве корреспондента, поэтому происходящее сбило меня с толку. Это было жутко. Вечером того дня я встретилась со своими друзьями, которые предположили, что он, возможно, хотел получить от меня взятку. Однако когда я рассказала им, как именно все происходило, они изменили свою точку зрения.

И они тоже заволновались. Хорошо, спецслужбы мной заинтересовались. Я им не нравилась. Но что могло произойти с теми людьми, с которыми я просто беседовала? Я видела, как они занервничали. Это было так печально, потому что все должно было быть иначе. В 1990-х годах заставить людей замолчать было попросту невозможно. Тогда страх полностью исчез. Но позже он начал возвращаться. И те люди, которые раньше охотно соглашались на то, чтобы я упоминала их имена в фамилии в своих статьях, внезапно стали связываться со мной и просить, чтобы я не называла их настоящих имен.

Известно ли вам о каких-то случаях, когда люди, общавшиеся с вами, подвергались за это преследованиям?

— Я знаю, что моих друзей вызывали в органы и предупреждали о том, что я шпионка, хотя однажды один сотрудник спецслужб сказал, что я довольно приятная женщина.

Но было ясно, что он недвусмысленно намекал моему другу на то, что я на самом деле шпионка. В конце концов, рассуждал он, что иностранной пенсионерке делать в Челябинске? Почему она платит деньги, чтобы сюда ездить? Он не мог поверить в то, что я пишу книгу об этой области и городе. Ему нужен был скрытый мотив.

— У него это не укладывалось в голове.

— Пока многие люди, с которыми я познакомилась в России, получают средства из внешних источников. Существуют различные неправительственные организации, которые ведут правозащитную работу, документируют условия содержания заключенных в тюрьмах. Они получают средства либо от Национального фонда поддержки демократии, либо из других источников. Однако в последние несколько месяцев эти организации должны именовать себя иностранными агентами.

И хотя их сотрудников не могут отправить за это в тюрьму, их вполне могут заставить платить самые разные штрафы. Кроме того, такое определение — иностранный агент — неизбежно оттолкнет многих людей. Россияне будут думать, что этих людей не стоит поддерживать, и у них начнутся проблемы со сбором денег внутри России. Одно неизбежно повлечет за собой другое.

Почему вас выслали из Советского Союза в 1982 году? В то время вы были корреспондентом ABC.

— В советских газетах появились сообщения о том, что я, возможно, являюсь шпионкой. И это многим не понравилось. А потом я случайно попала в автомобильную аварию, в которой я была совершенно не виновата. Это была трагическая случайность. Двое нетрезвых людей выбежали на дорогу прямо перед моей машиной. После этого советские власти потребовали, чтобы ABC отправило меня на родину.

Формально меня не высылали, потому что в то время в отношениях между СССР и США действовал принцип «зуб за зуб», и, если бы Россия выслала меня, США могли бы выслать кого-то из советских корреспондентов. А советские корреспонденты в основном как раз были шпионами. Итак, я отказалась покидать страну, и в конце концов меня оттуда выпроводили.

Множество стран сталкиваются с проблемой перенаселения. Но в России существует обратная проблема. Правительство призывает своих граждан рожать детей. Почему в России рождается так мало детей?

— Площадь России огромна, и условия на значительной ее части не слишком благоприятные для жизни. Кроме того, эта страна пережила две разрушительные войны, ужасы сталинизма, ГУЛАГи, репрессии и убийства — убийства, санкционированные государством. Распад СССР тоже стал для россиян сильной травмой, кроме того, многие из них эмигрировали.

Итак, мы получаем население примерно в 150 миллионов человек — это меньше половины населения США — на территории, которая гораздо больше территории США. Скоро в России возникнет по-настоящему серьезная демографическая проблема.

— И одна из причин такой ситуации заключается в том, что женщины стали гораздо позже рожать. Почему?

— Понимаете, последние 20 лет люди практически постоянно жили в условиях финансовой катастрофы. Хотя после 2000 года ситуация улучшилась, она все равно оставалась нестабильной. Сегодня российские женщины получили возможность путешествовать. Появилось много интересных профессий и занятий. Кроме того, они жалуются на то, что не могут найти подходящих мужчин.

Многие мои знакомые женщины часто просто говорят, что российские женщины лучше российских мужчин. И я неоднократно слышала, что так произошло из-за сталинских репрессий: сначала множество мужчин погибло в Первой мировой войне, потом была революция, потом Вторая мировая война, а затем пришло время ГУЛАГов. Генофонд страны очень серьезно пострадал.

Лучшие и самые умные были убиты, а те, кто остался — я не говорю, что существуют научные доказательства всего этого, просто об этом мне говорило множество совершенно разных людей, и российские женщины — и даже мужчины — в это верят.

Вы пишете о переменах, которые произошли в 1990-х годах, когда экономика рухнула и множество людей лишилось работы. Во многих отношениях это нанесло гораздо более серьезный удар по мужчинам, в частности по их самооценке, чем по женщинам.

— Совершенно верно. Российские женщины часто мне рассказывали о том, как их мужчины впадали в депрессию. Они теряли работу или продолжали работать, но не получали зарплату. И это были инженеры, люди с высшим образованием — они были абсолютно раздавлены таким позором. Им было гораздо труднее выйти на улицу в качестве торговцев, забыв о своей гордости, и начать зарабатывать на содержание семьи.

Именно женщины по большей части тащили семьи на своих плечах. Мужья очень многих моих знакомых пострадали таким образом и так и не смогли оправиться от того удара.

Одним из решений этой проблемы, которое россиянам удалось найти, заключается в том, чтобы знакомить женщин, ищущих подходящего партнера, с мужчинами из западных стран. Вы описываете подобные «свидания» американских мужчин с русскими женщинами в московском отеле. Расскажите нам об этом. Расскажите, что происходило.

— В 1990-е годы это было очень распространенным явлением: американские мужчины приезжали в Россию, чтобы найти красивую русскую жену. И женщины были замечательными. Многие из них были одинокими матерями — отцы детей исчезли. Они пытались прокормить свои семьи. И они приходили туда, искренне надеясь на то, что американские мужчины лучше российских.

А американские мужчины — те, с кем мне удалось поговорить — были уверены, что русские женщины гораздо уступчивее и мягче по сравнению с американками, что они будут замечательными домохозяйками и почти что сексуальными рабынями.

Обе стороны были разочарованы. Я уверена, что некоторым все же удалось найти свои вторые половины и создать крепкие союзы. Но, в целом, я была на нескольких подобных свиданиях и видела, что русские женщины были сильно разочарованы.

От женщин, которые искали себе подходящих партнеров, вы также много раз слышали об алкоголизме, который является серьезной проблемой в России. Сколько подобных примеров вам довелось увидеть? Как вы думаете, в чем причина существования этой проблемы в России?

— Понимаете, алкоголизм был способом уйти от реальности. Сейчас ситуация несколько улучшилась, потому что сейчас многие люди действительно могут — или могли до начала текущего финансового кризиса — получать удовлетворение от своей работы, заниматься чем-то интересным, создавать свой бизнес. Это нелегко, но многие это сделали — воспользовались появившимися у них возможностями.

Но, знаете, интересно то, что Путин сделал так, чтобы цена на водку не поднималась в течение всего экономического кризиса, связанного с падением цены на нефть, потому что рост цены на водку и снижение зарплат могут стать вескими причинами для начала акций протеста.

В целом, сегодня люди уже не умирают от алкоголизма так часто, как это было прежде. Россияне рожают больше детей, чем прежде. Но некоторое время назад численность населения России падала со скоростью в миллион человек в год. И Путин сделал все возможное, чтобы улучшить ситуацию — это касается качества социальных услуг, декретного отпуска, поддержки многодетных семей. Но знаете, многие российские женщины, с которыми я знакома, говорят, что они просто не могут найти подходящего мужчину.

Сейчас много пишут и говорят о том, как правительство Путина преследует и в некоторых случаях даже убивает правозащитников и независимых журналистов. Мне интересно, сталкивались ли вы с подобным в Челябинске? И вообще волнует ли этот вопрос простых людей?

— Путин на самом деле мастерски проделывает это. Телевидение сейчас полностью контролируется государством, оно продвигает точку зрения правительства, ксенофобскую, антизападную и так далее. Интернет пока остается относительно свободным.

Однако некоторые люди действительно подвергаются преследованиям — недавно одного молодого человека привлекли к ответственности за то, что он сказал, что Бога нет. Формулировки законов об экстремизме чрезвычайно размытые. И если правительство захочет, оно сможет интерпретировать эти законы, как ему заблагорассудится, а судьи ему подчинятся.

Поэтому сейчас уже нет нужды идти и арестовывать множество людей. Нужно всего лишь запугать их и предупредить, что, если они перейдут черту, ничего хорошего из этого не выйдет.

Россияне испытывают ностальгические чувства по отношению к советским временам?

— Да. Детей эта ностальгия не коснулась. Они не помнят то время. Но старшее поколение действительно испытывает ностальгию. Это такая своеобразная смесь.

Они хотят иметь определенную свободу. Они хотят иметь возможность путешествовать. Хотят иметь возможность самим выбирать, где и как им жить. Они хотят иметь возможность зарабатывать деньги, если у них есть на это силы.

Однако они действительно как будто готовы пожертвовать частью своих свобод, чтобы почувствовать, что Россия снова набирает мощь и увеличивает свое влияние и что их точку зрения впредь будут учитывать.

Мне известно, что ваш интерес к России возник еще в те времена, когда вы учились в колледже, где вы изучали русский язык и прониклись интересом к этой стране. Потом вы работали репортером в Советском Союзе и продолжили работать там после его распада.
В вашей книге есть моменты, которые на самом деле могут привести в уныние, но я также ощущаю в ней вашу любовь и привязанность к этой стране и ее народу. Мне любопытно, каким вы видите ее будущее.

— Я не знаю. Я не могу ответить на этот вопрос. Сейчас я настроена не слишком оптимистично. Путин практически уничтожил оппозицию. Но и сама оппозиция тоже несет ответственность за свои неудачи. Мне трудно представить себе, учитывая те ограничения, которые Путин наложил на систему, что народ сможет с этим справиться.

Меня беспокоит, что после ухода Путина ситуация станет еще хуже и что в стране могут набрать мощь ультранационалисты. Русский народ удивительный, у России есть множество потрясающих качеств, у нее богатое прошлое, и в русских людях сохранилось горячее желание учиться.

Но сейчас они стали во многом напоминать американцев, которые поддерживают Трампа, обещающего им снова сделать Америку великой державой. Именно этот синдром я сейчас наблюдаю в России. Он очень опасный.

В течение многих лет вы были корреспондентом NPR, и я уверен, что многие наши слушатели вас помнят. Я знаю, что вы и ваш муж сейчас боретесь с раком. Как вы себя чувствуете, и как вообще обстоят дела?

— Спасибо за ваш вопрос. Мне сделали операцию — сначала химиотерапия, облучение, потом операция. Сейчас я уже в довольно хорошей форме. Я привыкаю к своему новому состоянию.

— В вашем случае это был рак легких.

— Да. В моем случае это был рак легких. А моему мужу, пока я лечилась, внезапно поставили острый лейкоз. В настоящий момент он борется за жизнь в больнице Нью Хавен при Йельском университете. Давайте скрестим пальцы.

Мы обязательно это сделаем. Мы желаем вам всего самого лучшего и благодарим за то, что вы согласились с нами побеседовать.

— Благодарю вас.

http://inosmi.ru/social/20160321/235795565.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » Россия 1992, как это было....