Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » Русская революция » 100 лет октябрьскому перевороту 1917 г: Уроки на будущее.


100 лет октябрьскому перевороту 1917 г: Уроки на будущее.

Сообщений 41 страница 50 из 50

1

СТРАНИЦА 1....................................ОГЛАВЛЕНИЕ

тема 2..........Революционный сдержите шаг!

тема 3..........Как сдавали корону

тема 4..........Мечты Германии о Крыме ("Die Zeit", Германия)

тема 5..........«ДЕЙСТВИЯ ЭЛИТ БЕЗДУМНО ВЕЛИ РОССИЮ К ФЕВРАЛЬСКОМУ ПЕРЕВОРОТУ»

тема 6..........Путин назвал подрывной роль Ленина в российской истории

тема 7..........Сообщение maguis

тема 8..........Путин по-тихому хоронит Ленина

тема 9..........Актуальный вопрос. Вернется ли Донбасс в состав Украины?

тема 10.........Призрак Февраля - 100 лет спустя? часть 1.

тема 11.........От Февраля - к Октябрю: о роли национально-ориентированной команды.  часть 2.

тема 12.........Оранжевые технологии февральской революции — часть I

тема 13.........Оранжевые технологии февральской революции — часть 2

тема 14........"Распад России стал следствием шантажа", "ВЗГЛЯД", 29.03.16, Д. Лысков

тема 15........."Экономика как война", Sueddeutsche Zeitung, Германия, 01.02.2017

тема 16.........."Экономические причины российской Смуты 17-го года", Александр Запольскис, 02.02.17

тема 17.........."Россия и мы", Expresso, Португалия, 23.02.2017

тема 18..........Андрей Бабицкий: "Контрреволюция как основа общественного согласия", ВЗГЛЯД, 22.02.2017

тема 19.........."Забытая катастрофа", Nowa Konfederacja, Польша, 04.03.2017

тема 20.........."Юбилей великой катастрофы", Ростислав Ищенко, 06.03.2017

СТРАНИЦА 2

тема 21.........."Спусковым крючком Революции стало обрушение тыла из-за ошибки военных", ВЗГЛЯД, 6 марта 2017

тема 22.........Виктор Тростников: «История делается на Небесах, а не в кабинетах министров», 12.03.2017, СТОЛЕТИЕ.

тема 23........."Воспоминания о революции мучают Россию", Sueddeutsche Zeitung, Германия, 12.03.2017

тема 24.........."Архивы: новое рождение России", The New York Times, США, 13.03.2017 (17 марта 1917)

тема 25..........."В преддверии Февральской революции в Финляндии стояли в очередях за хлебом и строили укрепления", Yle, Финляндия, 12.03.2017

тема 26..........."Буржуазия получила власть из рук «восставших зверей» и мечтала о пулемете", ВЗГЛЯД, 12 марта 2017

тема 27.........."Значение отречения Николая II для России сильно переоценено", ВЗГЛЯД, 15 марта 2017

тема 28.........."Архив: война породила восстание", The New York Times, США, 17.03.2017

тема 29.........."В дни Февральской революции в Хельсинки русские убивали русских, а финны радовались уходу царя", Yle, Финляндия, 24.03.2017

тема 30.........."Темное столетие русской революции", The Tablet, Великобритания, 26.03.2017.

тема 31.........."О чем думал Ленин?", The New York Times, США, 07.04.2017

тема 32........."1917 год: Как Россия изменила мир", DW, 05.04.2017

тема 33........."Россия после Февральской революции: что пошло не так?", DW, 24.03.2017

тема 34.........«Большевикам хотелось сблизиться с Европой», LENTA.RU, 30 октября 2016

тема 35........."Le Temps", Швейцария, "Как Франция реагировала на Октябрьскую революцию 1917 года", 06.03.2011

тема 36........."Русская служба BBC", Великобритания, "Революция февраля - упущенный шанс или закономерность?", 18.03.2012

тема 37........"Хуаньцю шибао", Китай, "Для КПК Октябрьская революция — отправная точка идеологии", 13.11.2014

тема 38........"Smithsonian", США, "Накануне русской революции дворцовый переворот казался неизбежным, но с какой стороны он мог прийти?", 03.02.2017

тема 39........"Czas", Польша, "Развитие революции", 27.02.2013

тема 40......."The New York Times", США, "Архивы: Царь проявил себя нерешительным правителем", 14.03.2017

СТРАНИЦА 3

тема 41......Yle, Финляндия, "Пропагандистское искусство времен революции в России вторгалось в быт простых граждан: «даже обеденные сервизы становились агитационными», 29.10.2017

тема 42......"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА", 30.10.2017, Проект: Журнал "Родина", "Вихри враждебные веют над нами"

тема 43......"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА", 27.10.2017, Проект: Журнал "Родина", "С младенчества дух песен в нас горел...", Светлана Павлова

тема 44......"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА", 23.10.2017, Проект: Журнал "Родина", "Мы видим битком набитые концерты...", Семен Экштут

тема 45....."Шахматная партия большевиков", ВПК, 24 октября 2017

тема 46......"EurasiaNet", США, "Центральная Азия и большевики — взгляд на итоги в 100-летний юбилей Октября", 03.11.2017

тема 47......"ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР", "Половой вопрос в первые годы Советской власти", 29 октября 2017

тема 48......"ВЗГЛЯД", «Если бы полиция нейтрализовала Ленина, все могло бы пойти по-другому», 7 ноября 2017

тема 49......"РИА НОВОСТИ", Хроники 1917-го, "Октябрь. Ставка на авось", Петр Романов

тема 50....19.11.17, "Как будто в буре есть покой", Протоиерей Андрей Ткачев

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 19 Ноя 2017 08:32:46)

+1

41

Yle, Финляндия

Пропагандистское искусство времен революции в России вторгалось в быт простых граждан: «даже обеденные сервизы становились агитационными»

В этом году Русской революции исполняется 100 лет. В Санкт-Петербурге ее вспоминают на различных художественных выставках.

29.10.2017
Юсси Манккинен (Jussi Mankkinen)




Сто лет назад в столице империи Петрограде было неспокойно. Во время Февральской революции император Николай II отрекся от власти, а новое Временное правительство было слабым и неэффективным. Народ был недоволен, политическая обстановка накалялась.

Кульминация наступила в октябре, когда народ снова вышел на баррикады, и большевики во главе с Владимиром Лениным пришли к власти. Большевики быстро сформировали правительство — Совет народных комиссаров — и приступили к внедрению новой революционной идеологии.

Главным инструментом внедрения идей в массы была пропаганда. Для этой цели привлекли лучших художников России, а затем и Советского Союза.

Искусство стало инструментом массовой пропаганды

Теме столетнего юбилея революции посвящены многие выставки Санкт-Петербурга. Например, выставка Русского музея «Искусство в жизнь» рассказывает о периоде с 1918 по 1925 год.

Новый современный образ России формировали, в том числе, Владимир Лебедев, работавший в отделе ИЗО Наркомпроса, Натан Альтман, знаменитый своими портретами, и Владимир Баранов-Россине, создавший «цветовое фортепиано».

Революционные художники часто были авангардистами, например, Альтман дружил с Каземиром Малевичем, у которого он часто заимствовал идеи для своих работ.

«В этот период искусство проникало в повседневную жизнь и быт каждого человека. Можно говорить об искусстве для масс и массовой пропаганде», — говорит куратор выставки Алиса Любимова.

Везде присутствует красный цвет

Первую годовщину революции отмечали в 1918 году. Художников попросили украсить Петроград монументальными произведениями, настенной живописью, плакатами и памятниками, которые отражали бы коммунистические идеалы.

На выставке «Искусство в жизнь» представлены многочисленные произведения, созданные для этого праздника. На них можно увидеть символы советского времени и, конечно, красный цвет.

«В 1918 году был составлен список лиц, кого необходимо было прославить. Важно отметить, что новые символы, такие как серп и молот, были тогда представлены впервые, и их постоянно использовали. Даже обеденные сервизы становились агитационными».

Новые идеологические сервизы создавали, соблюдая традиции императорских фарфоровых заводов.

«Я удивляюсь тому, как быстро произошли изменения и новые политические символы нашли место в повседневной жизни людей. Эти вещи быстро стали популярными предметами для коллекционирования», — продолжает Алиса Любимова.


Случайно найденные предметы

В Петербурге, имя которого за революционные годы и годы гражданской войны менялось то на Петроград, то на Ленинград, работал Декоративный институт. В нем занимались внедрением агитационного искусства в массы — здесь создавались бытовые предметы и плакаты, разрабатывались новые художественные формы.

Институт занимался оформлением различных парадов и массовых идеологических мероприятий. Его деятельность закончилась в 1926 году, и большая часть творческих идей так и осталась не воплощенной в жизнь.

Экспонаты Декоративного института, впервые представленные на выставке, совсем недавно были обнаружены в запасниках Русского музея.

«Мы даже не знали, что эти предметы существуют, так что полной картины об искусстве революционного времени еще нет», — размышляет Любимова.

Пропаганда присутствует в плакатах

Революция дала начало совершенно новому искусству — искусству плаката. Сейчас плакаты представлены в Мраморном дворце Санкт-Петербурга.

«Плакаты революционного времени создавались для пропаганды определенного образа жизни — людям рассказывали, как надо думать и что делать. С другой стороны, для многих художников-авангардистов плакат являлся способом передачи своего видения и прямого общения с массами, что раньше было очень трудно сделать», — говорит куратор выставки «Плакаты и фотографии эпохи революции» Ирина Золотинкина.

На революционных плакатах изображен идеальный тип людей, новый советский человек — гармоничный, сильный и гордый. Будущее сулит ему только хорошее. Многие плакаты призывают к труду и учебе.

С другой стороны, кулакам и прочим капиталистам нет пощады: в плакатах звучит призыв уничтожать кулаков. Владимир Ленин всегда изображается на красном фоне — культ личности вождя на плакатах не скрывают.

«Часть лозунгов достаточно универсальна, они не относятся только к периоду революции. На некоторых плакатах призывают заботиться о здоровье, на других — бороться с неграмотностью. Некоторые плакаты могут показаться забавными: сейчас мечты о создании идеального общества за пару лет, кончено, кажутся глупостью», — размышляет Ирина Золотинкина.

Актуальное искусство

Искусство революционного плаката актуально и сегодня. Современные художники и архитекторы России до сих пор используют идеи и лозунги, существовавшие сто лет назад. То же самое происходит и в других странах мира.

«Моя подруга недавно была в Южной Африке и наткнулась там на местный плакат, который призывал к борьбе за права женщин. Идея плаката была явно позаимствована у Александра Родченко, который занимал ведущее положение в графике 1900-х годов», — рассказывает Ирина Золотинкина.

Октябрьская революция создала потрясающее искусство, но с ней связан и жестокий тоталитаризм, она унесла много жизней. Однако для многих художников большевизм был единственным выбором.

«Многие художники искренне верили в новую идеологию и новый мир. Они создавали агитационные плакаты, потому что считали их важными и хотели поддержать революцию. Также были и художники, принадлежавшие к старой школе, которые остались ни с чем и не могли больше работать как раньше. Поскольку деньги можно было получить только от государства, работа на него и стала единственным способом выжить», — рассказывает Золотинкина.

Разговоры о революции вызывают в современной России противоречивые чувства.
«Организация выставок является лучшим способом вспомнить революцию, поскольку это мирный способ. Анна Ахматова пишет, что стихи могут «расти из сора». Это означает, что источником вдохновения в искусстве может стать что угодно. Эти плакаты отражают ужасный и кровавый период в истории России, но их можно воспринимать и как картины или изучать с точки зрения эстетики», — подытоживает Ирина Золотинкина.

http://inosmi.ru/social/20171029/240639602.html
Оригинал публикации: Venäjän vallankumouksen aikainen propagandataide tunkeutui ihmisten arkeen: "Jopa ruokailuastioista tehtiin poliittisia"
Опубликовано 23/10/2017

0

42

"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"
30.10.2017 13:13

Проект: Журнал "Родина"

Вихри враждебные веют над нами
Климатические катаклизмы в октябре-ноябре 1917 года были под стать революционным

Текст: Артем Локалов

Родина - №1117 (11)

В ОСЕННИЕ окаянные дни, когда знобило всю страну, было не до температуры за окном. Революция потеснила традиционно главную тему для разговоров.

Похоже, революционный климат так и не обсудили с тех пор ни разу.

А между тем еще в феврале 1917 года страна подхватила простуду: среднемесячная температура стала одной из самых низких за всю историю наблюдений.

- Минус 14,4 градуса, на 6,6 градуса ниже нормы, - пояснил корреспонденту "Родины" Геннадий Прилипко, заведующий Метеорологическим музеем Главной геофизической обсерватории имени Александра Воейкова. - Аномально холодный февраль 1917 года связан в первую очередь с интенсивным притоком арктических воздушных масс.

Волновались и народные массы. Потому проблем у метеорологов становилось все больше, о чем свидетельствует очерк тогдашнего ученого секретаря обсерватории Евгения Гейнца:
"Несмотря на тяжелое время, обсерватория работает как в научной области, так и над созданием новых условий жизни, вызванных государственным переворотом". Сослуживцы Гейнца продолжали следить за погодой и политической ситуацией, "не теряя веры, что должно наступить снова время, когда можно будет опять спокойно посвятить себя научной работе".

Не скоро придет это время...

Благодатный октябрь 1917-го словно пытался компенсировать холодный фронт надвигавшейся Смуты - Россия, "кроме южной окраины, находилась, по большей части, под теплым течением воздуха, вследствие чего во всей стране преобладала теплая погода". И, как гласит месячный отчет обсерватории (по новому стилю) "резких колебаний в октябре почти вовсе не было". Да и в начале ноября температура "оказалась везде выше нормальной".

- Стоявший до этого антициклон отошел на крайний юго-восток под давлением развивавшейся на северо-западе циклонической деятельности, - комментирует через 100 лет метеоролог Геннадий Прилипко.

Циклоны были под стать революционным вихрям - задувало с северо-запада.

А потом и запорошило: "С 18-19-го [ноября] снег выпал во всей средней и северной России. Запас снега в эту пору в Петроградской губернии доходил до 20-30 см".

С хлебными запасами все было трагичнее. На страну надвигался голод. Но метеорологи продолжали нести круглогодичную вахту.

БОЛЬШИНСТВО метеостанций во время Гражданской войны были сожжены, разрушены и разграблены.

- До революции сведения о погоде передавались по телеграфу в Москву, Киев, Тифлис, Харьков, Казань, Дерпт, Кронштадт, Ригу, Варшаву, Виндаву, Одессу, Николаев, - рассказывает Геннадий Прилипко. - Метеорологический бюллетень поступал в гидрографический департамент, начальнику Главного телеграфа, в редакции газет "Санкт-Петербургские ведомости", "Голос", "Северная пресса"...

Увы, в 1920 году обсерватория получала данные только от 325 станций, тогда как перед войной их было почти 3000. И только с 1924 года ситуация стала меняться. Услугами службы погоды к тому времени уже пользовались Центральное статистическое управление, Центральное управление железнодорожного транспорта, Наркомвоенмор, Управление ВВС, Наркомторг...

Жизнь налаживалась. И теперь нужны были не только политические прогнозы.

https://rg.ru/2017/10/30/rodina-pogoda-1917.html

0

43

"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"

27.10.2017 17:55

Проект: Журнал "Родина"

"С младенчества дух песен в нас горел..."
Как сложились судьбы выпускников-лицеистов 1917 года

Текст: Светлана Павлова (ведущий научный сотрудник лицейского музея в Царском Селе)

Родина - №1117 (11)

"Родина" подробно рассказывала о том, как сложились судьбы юношей первого, пушкинского выпуска Лицея (N 7 за 2017 год). После июльской публикации мы получили письмо сотрудницы лицейского музея. Светлана Васильевна Павлова напомнила нам о еще одной 100-летней дате - куда более трагической. Мальчишек 1917 года Лицей выпустил в революцию...

День выпуска

Последний лицейский, 73-й по счету курс, как и все предыдущие, не был обделен талантами. Свой поэт Влас Данилов, уже в годы ученичества выпустивший два сборника стихотворений. Свои драматурги, сочинявшие пьесы для лицейского театра, и артисты. Свой музыкант - Василий Рахманинов, родственник знаменитого композитора, совмещал учебу с занятиями в консерватории...

Все они с надеждой смотрели в будущее. Но страну уже накрыло холодной метелью Февральской революции.

Правда, со второй половины марта начались прерванные занятия. К концу апреля выпускной класс сдал почти все экзамены, но в здании Лицея уже разместился госпиталь, а в актовом зале, помнившим Пушкина, проходили публичные митинги. Скромную церемонию прощания с выпускниками перенесли в помещение первого класса, чтобы не привлекать внимания. Но вышло наоборот - было тесно и очень шумно. Курсовой воспитатель А. Э. Шольц запишет в своем дневнике: "Когда они прощались со мной, и мой любимец Дьяков обратился ко мне с прощальной задушевной речью, я чуть не разревелся навзрыд. Сам ответил моим милым друзьям ...скверно и до обидного плохо. Ужасно мне тяжело с ними расставаться... Вечером после молитвы разбили колокол. Этот старинный обряд, на который они пригласили и меня, производит тяжелое впечатление".

Попечитель Лицея В.Н.Коковцов настаивал на проведении выпускного акта с утверждением в чинах, с причислением к министерствам, с приведением к присяге. И. о. директора А. А. Повержо доказывал, что это невозможно, что едва ли удастся отпечатать аттестаты, что в первый класс переводятся всего 6 воспитанников, и из них трое уже уехали. На что попечитель ответил: "Трое так трое, а аттестаты приготовить хоть дома".

День выпуска был назначен на 6 мая 1917 года.

Граф Коковцов приехал пораньше, чтобы утвердить и подписать документы и аттестаты. К этому моменту собралось так мало воспитанников, что, по словам воспитателя Шольца, "стало страшно". Из выпускного класса к началу церемонии набралось человек 14. Среди получивших аттестаты были и вернувшиеся с фронта воспитанники, поступившие на военную службу со старшего курса и сдавшие экзамены экстерном. Как с грустью вспоминал Коковцов, невольно "вставало в памяти блестящее прошлое Лицея, вспоминалось, что ровно сто лет перед тем кончил Лицей его первый "Пушкинский" выпуск". А в тот день граф по вековой лицейской традиции обратился к выпускникам с напутственным словом: "Пусть девиз "Для общей пользы" служит вам путеводной звездой".

То, за что ратовал граф Коковцов - утвердить выпускников в чинах, причислить к министерствам, - стало никчемным всего через полгода: 12 ноября 1917 года был опубликован и вступил в силу Декрет об уничтожении сословий и чинов. Выпускников рокового года ожидала совсем другая судьба.

Уехавшие

Через несколько месяцев после выпуска в Могилеве погибнет поэт 73-го курса Влас Данилов. В декабре 1917 года под Таганрогом убьют Михаила Неклюдова, в 1918м под Ростовом - Бориса Климонтовича, там же в 1919м умрет от холеры граф Николай Граббе. Сын известного армянского общественного деятеля Григорий Султан-шах Гирей убит в Армении в 1919 году на бронепоезде. В 1920 году под Каховкой смерть нашла участника Белого движения Михаила Киселевского. В ноябре-декабре того же года в Крыму расстрелян большевиками Сергей Хвостов...

За редким исключением все выпускники последнего лицейского курса оказались в эмиграции. Многие были непримиримыми противниками советской власти. Некоторых, как Михаила Семенова, ненависть к Советам настолько ослепила, что во время Второй мировой войны он занимался подготовкой добровольцев для заброски в советский тыл. Принял германское подданство, дослужился до полковника...

Но для большинства лицеистов на этой войне не было альтернативы. Дмитрий Александрович Голицын воевал с фашистами в составе французского кавалерийского полка, награжден орденом Почетного легиона.

Николай Максимилианович Гамильтон служил начальником разведки дивизии на Ленинградском фронте.
Редактор первой русской фронтовой газеты Андрей Кайсаров погиб в бою

Николай Николаевич Давыдов, правнук Дениса Давыдова, в 1942 году вступил в партизанский отряд "За Родину".

А из тех, кто не воевал, но кого обязательно нужно вспомнить в год 100-летия последнего выпуска - и религиозный философ, поэт, прозаик, литературный критик, мемуарист Николай Дмитриевич Татищев; и писатель, исследователь Африки Александр Гвидонович Больто фон Гогенбах; и киноактер Иван Васильевич Лебедев - благодаря благородной внешности и изысканным манерам он был очень востребован на роли русских аристократов и авантюристов, снялся во многих известных американских фильмах, в том числе в "Снегах Килиманджаро".

Оставшиеся

Лицеистов 73-го курса, оставшихся в России, - не более десяти. И судьбы большинства сложились трагически.

Константин Петрович Турцевич. Работал научным сотрудником ленинградского Института экономических исследований. Арестованный по Делу лицеистов, приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в Ленинграде 3 июля 1925 года.

Михаил Дмитриевич Бронников. Талантливый пианист, драматург, поэт и переводчик. Запись из дневника А. Э. Шольца от 13 марта 1917 года: "Поразил меня Бронников. После вечернего чая слышу, где-то играют на рояле. Пошел посмотреть и вижу: в Большом актовом зале жарит как ни в чем не бывало. Не думал, что в этом зале - таком страшном теперь - без портретов - кто-либо решится теперь музицировать. О юность - море вам по колено". Арестованный в 1932 году, дважды отбывал срок - сначала на Беломорканале, затем в Мурманской области, где погиб не позднее 1942 года.
Дмитрий Шеваров: Братство лицеистов было союзом от сердца

Владимир Владимирович Егорьев, сын крупного российского военного начальника, перешедшего на сторону советской власти. Служил в Народном комиссариате иностранных дел. В ночь на 23 августа 1939 года был арестован как участник троцкистской террористической организации. Два года провел в одиночной камере в Лефортово, лишившись всех зубов. Скончался от голода в 1943 году в лагере Певзмог (Коми).

Александр Александрович Шумахер работал старшим экономистом завода "Красный химик". Как "социально опасный элемент" в марте 1936 года был выслан в Омск. Поступил на работу старшим экономистом обувной фабрики. Спустя полтора года был арестован и приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян.

Князь Сергей Петрович Волконский во время Гражданской войны служил прапорщиком в войсках Колчака. После Гражданской войны проживал в Красноярске. Был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и осужден на 5 лет ИТЛ. После освобождения жил в Сибири. Опубликовал там работу "Разведение кроликов в Сибири. Практическое руководство", а затем вернулся в Ленинград, где заведовал курсами по изучению иностранных языков. В 1939 году арестован по обвинению в шпионаже в пользу германской разведки и расстрелян.

Василий Петрович Рахманинов в 1921 году поселился в городе Козлове Тамбовской области, где преподавал музыку в местной музыкальной школе, заведовал учебной частью. В 1939 году был убит.

Неизвестна дальнейшая судьба Михаила Ивановича Саранчова, высланного из Ленинграда в 1935 году.

В списке 73-го курса из "Памятной книжки лицеистов", изданной за рубежом в 1961 году, 51 человек.

P.S. К счастью, репрессии не коснулись выпускника 73-го курса Михаила Митрофановича Красовского. В 1920-30-х годах он работал преподавателем в Финансово-экономической академии, которая во время Великой Отечественной войны была эвакуирована в Пятигорск. Попал в оккупацию. После войны вплоть до самой смерти в 1951 году преподавал на курсах повышения квалификации бухгалтеров в Ленинграде, воспитывал двоюродного племянника Юрия Андреева. По рассказам последнего, дядя был дружен с лицейским товарищем Николаем Давыдовым. Об учебе в стенах пушкинского Лицея никогда не рассказывал, но лицейские фотографии бережно хранил...

https://rg.ru/2017/10/27/rodina-licei-1917.html

0

44


РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА

23.10.2017 13:40

Проект: Журнал "Родина"

"Мы видим битком набитые концерты..."

О чем писали столичные газеты осенью 1917 года

Текст: Семен Экштут (ведущий рубрики "Печать эпохи")

Родина - №1017 (10)

Осень 1917 года, сентябрь и особенно октябрь, - апогей расцвета русского театрального искусства. Складывается впечатление, что россияне, уже испытав недостаток хлеба и предугадывая неизбежный конец старого мира, спешили впрок насладиться всеми доступными зрелищами. Благо выбор был богатейший - на любой вкус и кошелек.


Публикуем очередной материал под рубрикой "Печать эпохи", которую мы будем вести до ноября 2017 года. Старые газеты могут сказать гораздо больше о времени, чем предполагали авторы давних публикаций. Нужно только внимательно вчитаться...

"Кто успех имеет исполинский..."

Большой театр, верный своим традициям, открыл 30 августа сезон оперой "Золотой петушок", поставленной в новых декорациях, по эскизам Константина Коровина. Театральный обозреватель "Раннего Утра" писал: "Из исполнителей отметим госпожу Нежданову, исполнившую роль Шемаханской царицы с исключительным вокальным блеском. Хорош Додон - господин Пирогов, который сумел придать неподдельные юмористические черты своей роли..."1

3 сентября ведущий актер Московского Художественного театра Леонид Леонидов опубликовал на страницах "Театральной газеты" программную статью "Искусство и толпа". "...Повсюду в воздухе повис вопль "Россия гибнет". Место ли и время тут, на гибнущем корабле русской государственности, думать о том, чтобы доставлять себе эстетические развлечения и переживания, хотя бы и высокие, и глубокие... Но ... мы видим переполненные театры, битком набитые концерты. Обыватели, будут ли они опролетарившиеся буржуа или обуржуазившиеся пролетарии - все жаждут с какой-то смертельной жаждой развлечения. Именно одного развлечения... Веселый жанр преобладает, господствует, бьет через край, давая какую-то жуткую картину пира во время чумы. Это и есть пир во время чумы. В развлечении, в чаду преходящих и раздражающих ощущений наши современники всеми фибрами своей души хотят забыть грозную действительность... Я полагаю, что ближайшие перспективы мало отличаются от уже пережитых... что театры и концерты благополучно "пребудут". Правда, в залах будет несколько холодновато и публика, возможно, будет сидеть в шубах. Но это ничего! И ничего и то, что желудки у большинства зрителей окажутся недостаточно наполненными. Но искусство профильтруется. Жизненны будут только те области, которые дают именно "удовольствия и развлечения"2.

В этот же день 3 сентября автор "Московского Листка", рассуждая о будущих балетных постановках Государственного Большого театра, преисполнен нескрываемого оптимизма. "Можно надеяться, что в художественном отношении предстоящий сезон будет блестящим, так как царившие при старом режиме даже в свободном искусстве разные "привилегии и протекции" теперь будут не допустимы, молодые силы будут заняты в соответствующих их таланту ролях..."3

28 сентября вечерний выпуск "Русской Воли" сообщает долгожданную новость. "Сегодня в оперном театре Петроградского Народного дома впервые в текущем сезоне "большой день". В опере Гуно "Фауст" состоится первая гастроль Ф.И. Шаляпина, только что возвратившегося в нашу столицу после 4месячного отдыха на Кавказе. Сегодняшним спектаклем открываются в этом театре ряд гастрольных спектаклей с участием лучших артистов русского оперного искусства..."4
Русское искусство жило своей обособленной жизнью и не испытывало сильных опасений, размышляя о будущем.

Заполонившие Москву беженцы (коренные жители Первопрестольной высокомерно называли их москвичи в кавычках) облюбовали небольшой трехсотместный Петровский театр миниатюр, располагавшийся на улице Петровские Линии, 2 (между Петровкой и Неглинной). В гриме "печального Пьеро" в театре блистал Александр Вертинский. 24 сентября "Театральная газета" назвала его "столпом театра".

"Этот поэт бульварной экзотики имел и имеет у известной части публики большой и шумный успех. Сентиментализм, заменяющий чувства, и обилие экзотических слов (креольчик, притоны С.-Франциска, принц с Антильских островов) очень характерны для него... Много уменьшительных слов (балаганчик, минуточка, шуточка, глупенький и т.д. и т.д.), много пудры и белил и костюм Пьеро. Невзыскательные москвичи в кавычках согласны видеть экзотические страсти в экзотических словах, необычайную глубину чувства - в уменьшительных и нежность - в ласкательных, роковую печать страдания - в набеленном лице. И в результате на вопрос конферансье: кто успех имеет исполинский? - публика единодушно отвечает: Вертинский..."5.

Фома Фомич Распутин

В воскресенье 1 сентября сразу три издания - "Рампа и жизнь", "Театр и искусство", "Театральная газета" - опубликовали обзоры о новом премьерном спектакле МХТ "Село Степанчиково и его обитатели". Театральные рецензенты, не сговариваясь, пришли к выводу: обращение к классике продиктовано желанием театра постичь сквозь ее "магический кристалл" суть недавних исторических событий, завершившихся падением Дома Романовых. Между героем Достоевского и "старцем" Распутиным ставился знак тождества.

"...И не ясно ли нам, что Фома Фомич Опискин есть порождение той жуткой нашей действительности, которая завершила образ, намеченный и предугаданный художником, созданием лица реального, лица отныне исторического, коему суждено было толкнуть в бездну прогнивший трон прогнившей империи!.. Фома Фомич Опискин есть подлинно литературный образ Распутина. "Распутиновщина" есть явление национальное, страшное, роковое. Распутины играли роль не только при дворе последнего русского императора... Театр не напрасно трудился два года над инсценировкой - спектакль показал одно из глубочайших и отталкивающих национальных явлений - воплощенную в живых образах "распутиновщину"... Страшен Опискин, или даже страшен не он, а страшна загадка, мучительная тайна его души, души национальной... Спектакль вообще не был легким и светлым"6.

Уставшие от безначалия зрители, пришедшие в театр, чтобы хоть на несколько часов отрешиться от злободневных политических проблем, обманулись в своих ожиданиях.

"...И вдруг оказалось, что никогда еще театр не попадал так метко в самую сущность исторической минуты, как попал этой пьесой... Эта аморфная среда, составленная из каких-то рыхлых, дряблых душ, лишенных всякой способности сопротивления, самозащиты, не только не склонная к протесту и борьбе с тем, кто имеет претензию властвовать над нею, но с жалкою и поспешною охотой сама сейчас же покорно склоняющая свою выю, - разве это не символ нынешней России, ее подавляющего инертного большинства..."7.

В осенние дни нового театрального сезона одна премьера сменяла другую, и завзятые театралы с наслаждением погружались в атмосферу очередного спектакля: Большой театр после шестилетнего перерыва возобновил "Аиду", Михайловский театр репетировал трагедию графа Алексея Толстого "Смерть Иоанна Грозного", Камерный театр впервые в России поставил ранее запрещенную цензурой пьесу Оскара Уайльда "Саломея", эту же пьесу репетировал Московский Малый театр.

Могли себя побаловать и любители молодого российского кинематографа. На экраны в начале октября вышла новая "фильма" "У камина" с любимицей публики Верой Холодной в главной роли. 4 октября обозреватель "Театральной газеты" в пух и прах разгромил "фильму": "Банальный и пошлый сценарий, лишенный каких бы то ни было психологических мотиваций... У г-жи Холодной семенящая, "не героическая" походка, нет жеста, нет умения "дать позу" в смысле выразить что-либо поворотом фигуры, ее напряжением и т.п. Более или менее сложные ситуации г-жа Холодная просто не в состоянии разыграть..."8.

Суровый театральный критик не подозревал, что пройдет ровно три недели - и новая российская реальность поставит русского интеллигента в такую позу, что ему будет не до эффектных сценических жестов. 12 октября "Биржевые Ведомости" опубликовали публицистическую статью "Трагедия петроградского интеллигента", в которой описывался безотрадный быт пролетария умственного труда.

"Да, это - трагедия...

Вчера - первый... (столица!) в рядах российского "передового общества", сегодня - жалкий изможденный "хвостовик", измотавшийся, изнервничавшийся, оплеванный семечковой шелухой подсолнушных социалистов, растративший в проклятой борьбе с голодным желудком да в нелепом подвижничестве у мясных и мучных лабазов последние остатки своего, годами вышколенного, морального "я", часто забытый и униженный, - Боже, как безнадежно уныл и убог твой нынешний удел, трудовой столичный интеллигент!.."9

Два ведра спирта на человека

Если интеллигентный житель Москвы или Петрограда безуспешно пытался заглушить депрессию в театральных и концертных залах, то обыватель попроще прибегал к давно испытанному средству: отыскивал истину в вине. "Раннее Утро" от 3 октября сообщало о "хвостах" за спиртом в Москве. "...У винных складов наблюдаются в настоящее время громадные хвосты лиц, получающих спирт по разрешению врачебного управления. Эти разрешения выдаются частным лицам в количестве до 2 ведер на человека, по рецептам врачей, прописывающих обтирание спиртом. Таких хвостов, как за спиртом, не наблюдается даже у булочных за хлебом"10. (1 ведро = 12,3 литра. - Авт.)

Состоятельные москвичи не довольствовались медицинским спиртом. Именно они становились завсегдатаями тайных притонов. "С закрытием в Москве целого ряда шикарных городских и загородных ресторанов, а особенно излюбленных "Яра" и "Стрельны", праздная публика скучает и ищет развлечений, хотя бы в неполной программе и в обстановке, сильно уступающей фешенебельным ресторанам, - на стороне, в частных квартирах. На Александровской улице, в доме N 1, в 2х пустых квартирах, обнаружено нечто вроде ресторана. При появлении милиции, нагрянувшей среди глубокой ночи, гостями овладело смущение. Присутствующие старались доказать, что это дружеская пирушка, но, как выяснилось, гости не были знакомы между собой и при выходе за все развлечения платили. Под полом нашли склад вина"12.

Пьяный угар охватил не только Первопрестольную. 5 октября "Русское Слово" сообщало неутешительные вести из провинции. "Минусинский уезд - житница [Енисейской] губернии. Хлеба в уезде так много, что жители буквально не знают, куда его девать. Десятки, сотни пудов ржи переводят на самогонку... Почти все деревни Волынской губернии заняты тайным винокурением. В некоторых деревнях изготовление спирта идет в каждой избе. Спирт отправляется на фронт. Цены на спирт растут по мере приближения к фронту. Из сообщений провинциальных газет видно, что разного рода насилия, грабежи и хищения, производимые солдатами на железных дорогах, принимают стихийный характер. Солдаты разнообразных проходящих эшелонов, а также местные воинские команды на Рязанско-Уральской железной дороге, в пределах Московского военного округа, громят поезда. Сегодня ночью в Скопинском уезде [Рязанской губернии] разграблено и сожжено 5 имений. Беспрепятственно двигаются обозы, сметая все на своем пути"12.

17 октября "Раннее Утро" подвело неутешительный итог: "Железные дороги во власти солдат. Бесчинства, творимые солдатами на железных дорогах, прогрессируют". 21 октября "Русское Слово" сухим телеграфным стилем сообщило:

"Житомир. Расквартированный в Славуте полк разгромил дворец князя Сангушко. Князь убит. Дворец горит. Для прекращения беспорядков из Шепетовки и Здолбунова вызваны войска".

До 25 октября 1917 года, навсегда разделившего жизнь россиян на периоды "до" и "после", оставалась неделя.
........................................
1. 1917. М.: Издательская программа "Интерроса", 2007. С. 217 (Россия ХХ век).
2. Там же. С. 220.
3. Там же. С. 220.
4. Там же. С. 239.
5. Там же. С. 236.
6. Там же. С. 242.
7. Там же. С. 243.
8. Там же. С. 245.
9. Там же. С. 258.
10. Там же. С. 244.
11. Там же. С. 244.
10. Там же. С. 250.
11. Там же. С. 263.
12. Там же. С. 266.
..............................
А в это время в Самаре...

"Волжский день" 12 октября 1917 года
Продовольствие и просфора

Мучной кризис коснулся также и духовных сфер. Иверский женский монастырь потреблял до сих пор на выпечку просфоры до 194 пудов муки в месяц. И в таком же количестве монастырь просил отпускать ему муки впредь. Городская продовольственная управа нашла возможность ввиду мучного кризиса разрешить монастырю отпускать муки только 97 пудов, то есть сократить отпуск на половину. И без того просфоры были микроскопические, теперь будут и того меньше.

Настойки для погромов

В середине сентября одной торговой фирмой были отправлены для местной аптеки ящики с медикаментами, в числе которых находились спиртовые настойки валерианы.

При получении груза оказалось, что медикаменты "тщательно" осмотрены. В результате чего исчезли спиртовые настойки.

Если "реквизированные" таким образом спиртовые настойки послужат сугубому расширению и углублению завоеваний революции, то с этим гражданину еще можно мириться.

Но избави Боже, если с "помощью" настоек лезут громить мирных граждан.

18 октября

Раскол Кузьмина и Гетцольда

Партия эсер раскалывается на части.

В одной такой части осталось всего два человека:

- Кузьмин и Гетцольд.

Эта часть партийного тела называется "союзом максималистов".

Они откололись вчера от "большинства максималистов", фракции, которая состоит из трех.

Сколько времени продержится единение и сплоченность в новом союзе - неизвестно. Но можно надеяться, что рано или поздно и этот союз расколется, в своей фракции останется один Кузьмин.

Зато какое единомыслие будет!

ПЕРМИ...

Заводы по выгонке кумышки

Под рубрикой "Коррепонденции" газета "Пермский вестник" в октябре напечатала заметку "Нравы деревни":

"В июле мне пришлось побывать на сенокосной страде в некоторых деревнях Пермского и Кунгурского уезда. Присматриваясь к жизни крестьян и сравнивая прошлую революционную и послереволюционную жизнь и нравы, мне пришлось заметить в области нравов изменение в худшую сторону. Не скажу, чтобы в этом была виновата революция, т.к. мои наблюдения касаются главным образом развития пьянства... Почти нет деревни в некоторых волостях Кунгурского и Пермского уездов, где не варилась бы кумышка (распространенная среди удмуртов водка домашнего приготовления - Ред.). О браге я уже и не говорю. С отсутствием сахара хмельную брагу варить почти прекратили, но зато обзавелись "заводами" по выгонке самогонки-кумышки.

Главное, что милиция не борется с "самогонщиками", опасаясь мести со стороны этих лиц, а крестьяне еще не привыкли к самодисциплине, а многие из них сами удовлетворяют свою привычку к выпивке. Таким образом создается заколдованный круг: революция раскрепостила крестьян, но не сложилось сильной революционной власти в деревне и вкоренилось такое убеждение, что теперь можно делать все, что угодно и никакого суда за это не будет.

В деревне Куштан Пермского уезда у крестьянина потерялся пиджак. Достаточно было этого, чтобы толпа крестьян била смертным боем палками по чему попало троих заподозренных в краже лиц, которые были увезены в больницу.

В деревне Кузята, Кунгурского уезда пьяные хулиганы выкосили семь гряд огурцов и принеся ему этим убытку на 700 рублей. Пропал труд крестьянина, а государство лишилось продукта только благодаря тому, что мужик темен и непросвящен, и пускается на такие дикие выходки. Нужно непременно идти на помощь нашему крестьянству. Нужно организовать группу летучих лекторов с программой культурно-просветительной, которые бы разъезжали по уездам, проводя в деревнях митинги и беседы, разъясняя суть вопроса, что такое свобода, и как ею надо пользоваться".

ВЛАДИВОСТОКЕ...

22 сентября
Наплыв приезжих из Европы

Квартирный вопрос во Владивостоке обострился до крайности. Ни квартир, ни комнат свободных нет. В гостиницах номеров тоже нет.

И положение с каждым днем все ухудшается, так как наплыв приезжих из Европейской России продолжается.

На каждую освобождающуюся квартиру сотни желающих.

Появились объявления с обещанием уплаты 300 р. тому, кто найдет квартиру.

Буду краток - у города есть земля, даже вблизи вокзала - Тигровая гора. Денег город на постройку деревянных домов найдет. Нужно строить и строить сейчас. Если приняться энергично, призвать на помощь общество в лице инженеров, архитекторов, техников и др., то дома к зиме могли бы быть построены.

Нужно только сильное и искреннее желание помочь своим согражданам.

Все мы увлеклись политикой, а что у нас под носом делается, не видим.

УФЕ...

Избирайтесь все и всюду из трудящейся среды!

Газета "Вперед!" опубликовала стихотворение "Без защиты (Из жизни рабочего)" на политическую злобу дня.

Я всю жизнь свою работал
В душной, пыльной мастерской.
Не видал я дней счастливых
И отрады никакой.
Утром рано, лишь зарею
Зарумянится Восток,
Шел туда я торопливо,
Где тогда гудел свисток.
За работу мне платили
Одни жалкие гроши.
От моих трудов тяжелых
Напивались богачи.
Все лишенья и страданья
Дни печали, горьких слез
Бедноту, недоеданье -
Все я в жизни перенес.
Мне и труд стал не под силу,
Тяжесть с каждым днем росла
Мне сказали: За расчетом
Или первого числа.
И пришел я тяжкой думой
Я, заброшенный судьбой,
Среди улиц одинокий,
Без приюта - всем чужой.
Ныне с нищенской сумою
Прошу хлеба под окном.
Свое горькое скитанье
Не забыть и крепким сном.
Чтоб иметь себе защиту
От всей нищенской нужды
Избирайтесь все и всюду
Из трудящейся среды.
Только даст нам избавленье
Буржуазных от оков
В Учредительном собранье
Большинство большевиков.

Провинциальные газеты осени 1917 года читали: Анна Шепелева (Самара), Инесса Суворова (Пермь), Татьяна Дмитракова (Владивосток), Гульназ Данилова (Уфа).

https://rg.ru/2017/10/23/rodina-pechat-epohi.html

0

45

Шахматная партия большевиков
Технологию управляемого хаоса первым по достоинству оценил Троцкий

Першуткин Сергей
24 октября 2017

Когда заходит речь о Великой Октябрьской социалистической революции, справедливо признается историческое значение этого величайшего события для нашей страны и человечества, а также экономические и политические последствия – появление на мировой арене Советского Союза. Однако остаются неизученные и неосмысленные вопросы, обладающие особой значимостью в XXI веке.

Можно ли было избежать революции в России (как это в итоге случилось в Европе), несмотря на зрелость общественно-политической ситуации и наличие множества политических, экономических, духовно-нравственных предпосылок? Правомерно ли и дальше среди факторов победы в октябре 1917 года признавать лишь роль ленинской стратегии или пришло время оценить тактику восстания? Является ли разработанный и реализованный Петросоветом план уникальным или все-таки универсальным, то есть пригодным для разных стран и общественно-политических ситуаций?

Среди зарубежных авторов, одними из первых опубликовавших работы, посвященные Октябрьской революции в России, были популярный в Советском Союзе Джон Рид, непосредственный свидетель событий, автор книги «Десять дней, которые потрясли мир», проявивший в силу своей проницательности особое внимание к деталям, американский же исследователь Уильям Чемберлин, написавший по горячим следам многотомную работу «Русская революция 1917–1921», а также итальянский политолог Курт Зуккерт, специально приезжавший в СССР в 1929 году, чтобы встретиться с непосредственными участниками октябрьских событий и ознакомиться с документами, в том числе неофициальными, что позволило в дальнейшем опубликовать интереснейший труд о технике государственного переворота.

Куда смотрело правительство?

Накануне решающих событий петербургские и московские газеты меньшевистского и эсеровского толка были наполнены тревожными материалами: «Куда смотрит правительство Керенского?», «Какие меры предпринимаются для защиты России от большевистской опасности?», «Почему Ленин, Троцкий и другие члены Центрального комитета партии до сих пор не арестованы?». Вопросы ставились правомерные, поскольку партия большевиков не могла (или не видела смысла) скрывать подготовку восстания. Его день близок, во всеуслышание заявляли руководители РСДРП(б) на заводах и в казармах. Но впечатление общества о бездействии и апатии кабинета Керенского опровергается многочисленными фактами.

    “ Оборонительная тактика, до сих пор именуемая охраной и обеспечением правопорядка, – яркое свидетельство ничтожности полицейских мер ”

Благодаря 20 тысячам казаков и юнкеров были взяты под охрану стратегические объекты. Приняты разноплановые меры для обеспечения безопасности правительства. Вход в Мариинский дворец, где заседал Совет республики, охраняли казаки. Перед Зимним были размещены две батареи 75-мм орудий. Проход к зданию Генерального штаба преграждался двумя рядами военных автомобилей.

По приказу Керенского армейские части взяли под контроль Зимний и Таврический дворцы, министерства, телефонные станции и телеграф, мосты, вокзалы, перекрестки самых оживленных центральных улиц и что особенно важно – Генеральный штаб. И это еще не все. Отряды юнкеров, верные правительству, круглосуточно патрулировали Петроград, на улицы была выведена новейшая армейская техника, в том числе бронеавтомобили. На крышах домов по Невскому проспекту, в начале и конце всех городских магистралей, у въездов на площади стояли пулеметы.

Больше того, глава Временного правительства перешел от военно-полицейских действий к политическим, заручившись поддержкой одних влиятельных сил и добившись нейтралитета других (в частности крупнейших профсоюзов).

Неотложные меры по наведению порядка принимались военным комендантом Петрограда полковником Георгием Полковниковым. Им были подписаны приказы, запрещающие демонстрации, митинги и угрожающие арестом дезертирам. Холодным душем для многих революционеров и фактором стабилизации обстановки стало обещание Полковникова арестовать 200 тысяч дезертиров и навести порядок на улицах. Тем не менее обстановка в городе оставалась тревожной.

Мог ли Керенский в тех условиях сделать что-то еще? Маловероятно. Как показывают многочисленные исследования, окажись на его месте руководители Англии, Франции, Италии, они действовали бы подобно главе Временного правительства России.

К Керенскому прочно приклеился имидж слабака и разрушителя государства, сопровождавший политика вплоть до смертного одра (из-за чего даже наши соотечественники за рубежом отказывались принимать гроб с его телом на русском кладбище в Нью-Йорке). Однако надо бы помнить тот факт, что именно этот человек решительной рукой подавил восстание солдат и дезертиров в июле 1917-го, а в августе он же сорвал авантюру генерала Корнилова (не побоявшись обратиться за помощью к большевикам). Именно тогда Ленин обронил: «Надо опасаться Керенского – он не дурак».

Но в октябре ситуация радикально изменилась. Усилия Временного правительства столкнулись с ленинской стратегией подготовки вооруженного восстания и с тактикой Льва Троцкого, председателя исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, образовавшего специальный Военно-революционный комитет.
Лозунги и цифры

В советской партийной историографии, в учебниках было много написано о ленинском плане вооруженного восстания. И это понятно. В советской исторической науке зафиксирована роль Ленина как гениального стратега, что имело под собой основания. Однако спустя 100 лет появляется множество поводов, чтобы без пафоса и эмоций оценить соотношение стратегии и тактики в успехе Октябрьской революции, роль различных этапов подготовительной работы и организации восстания.

Шахматная партия большевиков

Ленин видел необходимость и возможность поднять против правительства Керенского трудящиеся массы, «затопить Россию волной пролетарского гнева», дать сигнал всему обществу, самому явиться на съезд Советов (принудив к повиновению меньшевиков). Боясь обвинений в бланкизме, подготовке и проведении заговора, Ленин много делал для обеспечения народного характера восстания, «опирающегося на передовой класс, на революционный подъем… когда активность передовых рядов наибольшая».

Тем не менее из наших дней эта стратегия представляется излишне обобщенной и недостаточно конкретной, несмотря на высокую степень детализации ориентиров и множество направлений деятельности. Хотя ленинский план подготовки восстания обширен и даже с множеством важных деталей, а стратегия действий охватывала значительное пространство и самые разные социальные группы, не предусматривались необходимые расчеты, что приводило к схематизму и абстрактности представлений, к лозунгам вместо цифр. Обилие управленческих терминов («организовывать, мобилизовать, распределить, окружить, занять, арестовать») не могло заменить необходимую конкретику, что обусловило в итоге, по мнению Курта Зуккерта, многие проблемы подготовительного периода.

Приходится соглашаться, что Ленин, вынужденно наблюдая за событиями издалека, не всегда имел возможность детально понять и оценить противоречивую ситуацию. Более того, находился в плену философски обобщенных представлений Карла Клаузевица, крупнейшего немецкого теоретика войны, что также помешало необходимой конкретности плана революции.

Например, переоценивались четыре фактора успеха восстания, известные историкам и политологам по «Детской болезни левизны в коммунизме», а именно возможности соединить большевистский переворот с окончанием империалистической войны; использовать на определенное время борьбу двух групп держав, которые в иной общественно-политической обстановке могли бы объединиться против большевистской революции; выдержать сравнительно долгую гражданскую войну благодаря гигантским размерам страны и (отчасти) плохому состоянию средств сообщения плюс наличие буржуазно-демократического революционного движения в крестьянстве.

Однако спустя столетие зададимся вопросом: были ли эти четыре условия достаточными для успеха Октября и допустимо ли преувеличивать в той победе роль стратегических ориентиров и общественно-политического фона?

Надо отдать должное начальной главе новейшей русской истории и отметить обусловленность успеха Октября 1917 года двумя обстоятельствами чрезвычайной важности: демократической и гибкой структурой большевистской организации и исключительной популярностью советов депутатов (о чем свидетельствует распространенный лозунг «Вся власть – Советам»!). И тем не менее правомерен вопрос: способна ли стратегия гарантировать захват власти? Вопрос теоретический и одновременно политический, актуальный в современных условиях. Если все-таки «да», то почему стратегическое видение, интегрирующее разноплановую деятельность, не сработало, например, в Италии в 1919-м – 20-х годах и в Германии тех лет?

По публикациям Пальмиро Тольятти, Антонио Грамши, лидеров итальянской компартии, и ее документам можно увидеть, что у них в стране с большим энтузиазмом были восприняты октябрьский успех большевиков и что очень важно – ленинская стратегия, которая была применена в тамошних условиях во всей полноте, поскольку Италия больше других европейских стран созрела для социалистической революции. Для нее было почти все готово:

    - революционная ситуация в стране, возмущение и брожение пролетарских масс, «эпидемия всеобщих стачек»;

    - паралич экономической и политической жизни, начавшийся захват рабочими фабрик, а крестьянами помещичьих земель;

    - развал армии, полиции и государственного аппарата на фоне явного бессилия исполнительной власти и в целом правящего класса. Больше того, парламент находился под контролем левых партий, активно действовали профсоюзы. Однако революция истощала себя в стратегии, говоря метафорическим языком итальянских политологов.

Шла подготовка к решающему штурму власти, но как его провести, были только самые общие рассуждения. В итоге серьезным препятствием на пути восстания была признана монархия, для оправдания беспомощности революционеров именуемая порой социалистической.

Нонсенс? Увы, так и было. Проблемы тактики оказались нерешенными не только в Италии, но и почти во всех странах Западной Европы, что признается многими исследователями.

Невидимая репетиция восстания

Тактика – условие успеха. Эта военная формула наполняется новым смыслом, если пристально посмотреть на Петроград в октябре 1917 года и на тщательную подготовительную работу, развернутую Военно-революционным комитетом, образованным Петросоветом во главе с Львом Троцким.

    “ Тысяча матросов Балтийского флота, проверенных пролетариев и латышских стрелков отрабатывала на местности захват важнейших объектов ”

По добытому плану городских коммуникаций столицу разделили на секторы, наметили стратегические пункты и направили на места команды рабочих-специалистов-солдат. Троцкий неоднократно подчеркивал, что рядом с человеком с ружьем должен быть техник. 21 октября под непосредственным руководством Антонова-Овсеенко, секретаря Петроградского военно-революционного комитета, неотрывно наблюдавшего за тренировками, отрабатывался захват вокзала. Отборная тысяча матросов Балтийского флота и проверенных пролетариев Путиловского и Выборгского заводов, а также латышских стрелков начиная с 10 октября вела занятия на местности, а точнее, в условиях города.

В центре столицы, смешавшись с толпами дезертиров, красногвардейцы проникали в министерства, Генеральный штаб, на почтамт, вокзалы, телефонные станции, телеграф и в другие учреждения, в казармы. Чтобы контролировать движение по железной дороге, каждой группе придавался телеграфист. Были обследованы канализационные колодцы под зданием Генерального штаба, чтобы за считаные минуты отрезать его от армии. Матросам Дыбенко с помощью двух инженеров и двух рабочих поручалось изучить расположение на местности газовых и водопроводных труб, электрических подстанций, телефонных и телеграфных кабелей.

Эти мероприятия (в качестве составных элементов генеральной репетиции Октябрьского восстания) проводились четко и дисциплинированно в течение двух недель, не вызывая подозрений у руководителей учреждений, предприятий и даже у спецслужб.

Показателен случай при посещении тремя матросами электростанции, находившейся в районе морского порта. Им удалось пройти не только на территорию, но и к самому начальнику, который принял визитеров за посланцев командующего военным округом, обещавшего еще пять дней назад обеспечить надежную охрану важного стратегического объекта. Какой-либо проверки документов и даже необходимых в таких случаях вопросов не было. Прибывшие заверили испуганного руководителя, что электростанция взята под надежную защиту от действий толпы.

Примерно таким же образом другие группы матросов взяли под контроль еще три электростанции Петрограда, а также Центральный телеграф, который охраняли полсотни жандармов и солдат, выстроившихся в шеренгу перед зданием для отражения захвата здания.

Эта оборонительная тактика, до сих пор именуемая охраной и обеспечением правопорядка, – яркое свидетельство трафаретности и даже ничтожности полицейских мер, эффективных для оттеснения взбунтовавшейся толпы, но бесполезных, когда хорошо подготовленные нападающие способны незаметно смешаться с рядами защитников, что и произошло у Центрального телеграфа. Три матроса из команды Дыбенко (изучившие план здания и заблаговременно побывавшие в нем) смогли проникнуть внутрь под видом своих, а еще одна команда балтийцев с минимальными силами пробралась в противоположный дом, чтобы в случае необходимости подстраховать выстрелами в спину жандармам и солдатам.

План операций был продуман бывшим офицером царской армии Антоновым-Овсеенко – политическим ссыльным и революционером, любителем шахмат, что признавал даже Ленин, подчеркивая, что организация восстания по силам лишь мастеру древнейшей игры. В маленькой комнате на последнем этаже Смольного Антонов-Овсеенко вместе с Троцким разыгрывали шахматную партию на топографической карте Петрограда, а поздно вечером 24 октября один объявил другому: «Дело сделано!».

Почти сутки ситуация оставалась запутанной и даже парадоксальной.

Большевики, взяв под контроль всю техническую структуру города и объявив о захвате власти, оставляли правительству полную свободу действий, будто бы забыв о министрах. Керенский не был свергнут, сохраняя власть. Однако собравшиеся в Зимнем дворце министры уже не в состоянии были управлять, правительство оказалось отрезано от остальной России. Средства связи находились в руках большевиков, выезды из города перекрыты, даже Генеральный штаб изолирован от внешнего мира.

В этих условиях подразделения, охранявшие город, один за другим стали переходить в подчинение Военно-революционного комитета. Скроенное на западный манер Временное правительство (поддерживаемое генеральным консулом США Джоном Снодграссом) сбросили без особых усилий. Таким образом, была поставлена практическая точка в теоретическом споре Троцкого с Лениным, Каменевым и Зиновьевым.

Десяток лет спустя эта тактика вошла в пособия Коминтерна и в учебный план Университета Сунь Ятсена, работавшего в те годы в Москве, на Волхонке.

Новые ракурсы

В организации Октябрьской революции велика роль Льва Троцкого, которого за рубежом нередко сравнивают с Мао Цзэдуном и Эрнесто Че Геварой.

По мнению Троцкого, чтобы организовать восстание, нужно сформировать и подготовить ударные части, необязательно многочисленные. Массовость ни к чему, достаточно небольшого отряда. «Весь народ – слишком много для восстания. Нужен небольшой отряд хладнокровных, решительных бойцов, овладевших революционной тактикой… Необходима не масса рабочих, дезертиров и беженцев, а ударный отряд». Нужно соблюдать тактику, действовать на ограниченном пространстве небольшим числом людей, сосредоточиваться на главных направлениях. «Ударить точно и сильно, не поднимая шума».

Восстание – это не искусство, по мнению Троцкого, а машина. Чтобы завести ее, нужны специалисты-техники. И остановить ее смогут только инженеры, понимающие «технико-бюрократическо-военную машину государства: изъяны, бреши, слабые места. Необязательно провоцировать забастовку. Чудовищный хаос, который царит в Петрограде, – это посильнее забастовки. Это хаос, парализующий государство, мешающий правительству принять меры против восстания». «Раз не можем опереться на забастовку, давайте опираться на хаос», – формулировал он задачи. Восстание не нуждается в благоприятных условиях, обобщал он в дальнейшем, нужны ударные военные части и техники: отряды вооруженных людей под командованием инженеров.

Троцкий многое сделал по рациональной организации захвата власти в Петрограде и разработке приемов тактики, нацеленных на стратегические пункты обороны государства. Комплекс мероприятий, выполненных под руководством Льва Давидовича, порой называют научно-подготовленным государственным переворотом.

Если Ленин вслед за Марксом считал восстание искусством, признавая неизбежной роль импровизации, то Троцкий понимал как науку, разновидность социальных технологий, если говорить современным языком.

Новизна революционной тактики Троцкого, по мнению Курта Зуккерта, состояла именно в максимальном рационализме. Эти непредвзятые оценки невольно возвышают Троцкого до уровня «гения малых дел и тактики», что заслуживает и нашего внимания.

Захват власти пока еще представляется по преимуществу военным искусством, однако нельзя забывать возможности и роль социально-политических технологий. Тот факт, что определяющую роль в успехе Великой Октябрьской социалистической революции сыграло решение тактических вопросов, ни в коей мере не преуменьшает значимость этого исторического события. На стороне большевиков было примерно 20 тысяч солдат и матросов, но особая роль принадлежала ударной тысяче. О ней, фактически захватившей власть, нужно бы помнить в 2017 году, поскольку некоторые политики и общественные деятели проявляют благодушие, оценивая численность несанкционированных акций на московских и других улицах.

Сергей Першуткин,
эксперт-аналитик, член-корреспондент Академии военных наук

Опубликовано в выпуске № 41 (705) за 25 октября 2017 года
https://vpk-news.ru/articles/39514

0

46

EurasiaNet, США

Центральная Азия и большевики — взгляд на итоги в 100-летний юбилей Октября

03.11.2017
Александр Моррисон (Alexander Morrison)



Хотя Октябрьская революция произошла за тысячи километров от Центральной Азии и не отражала местные политические тенденции, она оказала очень глубокое влияние на жизнь региона.

Советская система, отличавшаяся жестокостью и ни в грош не ставившая человеческую жизнь, однако, не была просто продолжением русского колониализма в иной форме. В Центральной Азии она была мощным двигателем прогресса, превратившим неассимилированные в культурном и политическом плане колонии Российской империи в национальные государства, известные нам сейчас. Советский режим оставил явный отпечаток на госструктурах, институтах и идентичности всех пяти постсоветских центральноазиатских стран.

«Революция пришла по телеграфу» — так описал историк Марко Буттино приход Февральской и Октябрьской революций в Центральную Азию в 1917 году. Описание правдиво и по отношению к другим уголкам обширной империи за пределами столицы и Москвы. Также стоит отметить, что если Февральскую революцию широко приветствовали, то этого нельзя было сказать о захвате власти большевиками.

На просторах Российской империи большевикам оказывали массовое сопротивление. Даже другие социалистические и революционные партии считали их власть незаконной. В Центральной Азии, все еще не оправившейся после восстания 1916 года и его подавления, Октябрьская революция в еще меньшей мере отражала чаяния населения, чем в европейской части империи. В частности, в Ташкенте, столице Туркестанского генерал-губернаторства (в которое входили современные Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Кыргызстан и южная часть Казахстана), Ташкентский Совет объявил о взятии власти в свои руки.

Первым решением Ташкентского Совета, состоявшего почти полностью из европейских работников железной дороги и солдат, запрещалось вступление в него представителей местного мусульманского населения. Члены Совета следовали той логике, что революция ввела диктатуру пролетариата, а мусульмане были слишком отсталыми, чтобы иметь собственный пролетариат. Иными словами, это была попытка более бедных европейцев захватить в свои руки власть и колониальные привилегии, которыми раньше пользовался правящий класс — царистские чиновники и армейские офицеры.

Естественно, мусульманское население не стало сидеть сложа руки. Ранее в 1917 году оно получило контроль в Ташкентской городской Думе (в рамках единственных более или менее свободных выборов в Центральной Азии) и теперь ответило на захват Советом власти, объявив о формировании мусульманской Туркестанской автономии (известной также как Кокандская автономия) со столицей в богатом хлопком Коканде. Между тем в степях на севере генерал-губернаторства группа казахских интеллектуалов под руководством Алихана Букейханова, Ахмада Байтурсунова и Миржакупа Дулатова объявила об учреждении Алашской автономии (Алаш-Орды). Ни одна из этих двух автономий не заявляла о независимости — обе они старались получить автономию в рамках реформированной Российской империи.

Также ни одна из этих попыток установить самоуправление не увенчалась долгосрочным успехом. Главным недостатком Кокандской автономии и Алаш-Орды в бурные 1917-1918 годы было отсутствие у них собственной армии. В феврале 1918 года Ташкентский Совет предпринял штурм Коканда, в котором наряду с русскими рабочими, солдатами и поселенцами участвовали также члены армянской партии «Дашнак» и бывшие пленные австро-венгерские солдаты. В результате штурма, оставившего Коканд в руинах, погибли порядка 14 тыс человек. Выжившим членам правительства автономии — в частности, казахам Мухамеджану Тынышпаеву и Мустафе Чокаю — позже, в 1920-е годы, удалось сделать политическую карьеру: Тынышпаеву в качестве советского функционера, а Чокаю — критика в эмиграции.

Алаш-Орда продержалась немного дольше, сначала заключив союз с сибирскими сторонниками автономии, потом поспешно наладив отношения с Комитетом членов Всероссийского Учредительного собрания (первого антибольшевистского всероссийского правительства), затем договорившись с правительством адмирала Колчака, и, в завершении, встав на сторону большевиков и Красной армии. Метания автономии показывают, насколько хаотичной была политическая и военная ситуация в тот период на фоне гражданской войны, разгоревшейся на территории всей империи.

Кроме того, оренбургские казаки под предводительством атамана Дутова сформировали крыло Белой оппозиции большевикам. Когда они отрезали железнодорожное сообщение на отрезке Оренбург-Ташкент в конце 1917 года, в Центральную Азию прекратились поставки зерна, вызвав массовый голод.

В Семиречье также ненадолго появилась казачья автономия, а эмир Бухары в ответ на захват власти большевиками объявил независимость. В марте 1918 года он жестоко подавил попытку захвата власти представителями Младобухарской партии, заключившей непростой союз с Ташкентским Советом.

Кампания по возвращению советами контроля над Центральной Азией была проведена только в 1919-1920 годы под руководством Михаила Фрунзе, переселенца бессарабского происхождения, родившегося в городе Пишпек (современный Бишкек) в Семиречье. Как признается даже в официальных версиях событий того периода, данная военная кампания ставила целью не только борьбу с антибольшевистским сопротивлением, но и приведение местных советов под контроль центра и устранение идеологических отклонений. В 1920 году Фрунзе взял Хиву и Бухару, но в Фергане и восточной части Бухарского эмирата, а также на части туркменских земель, разгорелось сельское антисоветское движение, известное под названием басмачества. Подавить басмаческое движение Красной армии не удавалось до 1926 года.

Хотя Красная армия одержала победу на поле боя, советская власть в Центральной Азии была очень слабой и практически не поддерживалась коренным населением. Ленин и Сталин (занимавший тогда пост комиссара по национальностям) поняли, что им нужны местные союзники, причем не только из числа европейских поселенцев, которые больше интересовались сохранением своих колониальных привилегий нежели распространением революционных идей среди центральноазиатских масс.

Временным решением было заключение союза с элементами дореволюционной центральноазиатской интеллигенции, многие из которых принимали участие в образованиях вроде движения младобухарцев и Алаш-Орды. Примечательными примерами являются Файзулла Ходжаев, ставший первым главой Узбекской коммунистической партии, и Ахмад Байтурсунов, занявший пост комиссара по просвещению в Казахской автономной республике. Хотя некоторые из них, включая казахского лидера Турара Рыскулова, действительно были убежденными коммунистами, многие совсем не разделяли коммунистические идеалы. Для последних союз был браком по расчету — интеллектуалы получали некоторую власть, которой у них раньше никогда не было, а большевики могли таким образом укрепить свою власть над центральноазиатским обществом.

С 1921 года советский режим начал проводить политику коренизации в Центральной Азии и прочих нерусских регионах, в связи с чем историк Терри Мартин назвал советское государство этого периода «антидискриминационной империей».

В рамках новой политики представителям коренного населения Центральной Азии выделялось гарантированное число рабочих мест в промышленных, административных и политических структурах. Также проводились кампании по эмансипации женщин, борьбе с безграмотностью и закреплению советской идеологии. Дух первых лет советского периода был радикально антиколониалистским, отвергающим не только западные колониальные империи, но и наследие царистского режима и российского колониализма в Центральной Азии.

В 1924 году был создан ряд новых центральноазиатских республик. Вопреки распространенному мнению, границы республик не были просто навязаны Москвой, а чертились с учетом местных национальных проектов, в том числе появившихся еще до революции. На старом фундаменте были созданы новые национальные идеологии, языки, исторические хроники. С течением времени каждая из этих республик обрела собственные национально-культурные институты, в том числе академии наук, университеты, библиотеки, театры оперы и балета. Центральноазиаты перестали быть «инородцами» (как их называли до 1917 года), превратившись в советских граждан, пользовавшихся относительно равными правами с жителями России, хотя предоставляемые советским гражданском права и были иллюзорными.

Однако коренизация в своей ранней, радикальной форме просуществовала только до конца 1920-х годов. По мере роста уверенности советского режима в своем контроле над Центральной Азией, в высших эшелонах компартии начала расти обеспокоенность по поводу местного национализма. В конце 1920-х начались первые репрессии в отношении первого поколения национальных лидеров и интеллигенции, сотрудничавших с советским режимом.

Рыскулова объявили «врагом народа» и расстреляли в начале 1938 года. Файзуллу Ходжаева, сыгравшего значительную роль в создании Компартии Узбекистана и УзССР, казнили чуть позже в том же году наряду с Бухариным и Рыковым в рамках сталинских показательных процессов. Его обвинили в попытке свержения советской власти.

Наряду с другими районами СССР, инициированная Сталиным коллективизация больно ударила по Центральной Азии. Особо пострадал Казахстан, где коллективизация проводилась одновременно с насильственным переходом к оседлости, приведшим к массовой гибели скота. Из-за последовавшего голода и болезней погибло 35% казахского населения — 1,5 млн человек.

К моменту начала войны в 1941 году Центральная Азия была полностью инкорпорирована в СССР и находилась под полным контролем сталинского аппарата террора. Многие внешние наблюдатели полагают, что к этому времени была полностью свернута политика антиколониализма, предоставления равных прав представителям местного населения и формирования национальной идентичности народов региона. Национальные республики не расформировали, но их автономия существовала лишь на бумаге — она служила прикрытием для новой российской колонизации.

Поток славян в регион из европейской части России нарастал на протяжении 1950-60-х годов. Они стали составлять большинство населения крупных городов, таких как Алматы и Ташкент. Русский язык стал использоваться повсеместно, иногда в ущерб коренным языкам. Трансформация большей части Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана в гигантскую хлопковую плантацию, обеспечивающую нужды российской промышленности, стала очень напоминать классическую колониальную систему, особенно когда ирригационные нужды плантации привели к высыханию Аральского моря. Историк Роберт Конквест назвал Сталина «крушителем наций».

Но в реальности ситуация была немного более многогранной: советские лидеры, несомненно, усилили политический и экономический контроль над Центральной Азией начиная с 1930-х годов. Но советские усилия по развитию национальной идентичности не прекратились полностью, особенно в сфере культуры. Во всех центральноазиатских республиках развивалась национальная культура — языки, литература, музыка, — и многие любимые национальные поэты и писатели региона, включая Ауезова и Есенберлина в Казахстане, творили именно в советский период.

Кроме того, автономия центральноазиатских республик не была полностью эфемерной, особенно в том, что касается внутренней политики. Хлопковая политика, конечно, носила эксплуатационный характер и наносила ущерб окружающей среде, но самыми активными ее проводниками были именно местные партийные функционеры в Узбекистане и Туркменистане. Широко известен случай, когда Шараф Рашидов, в течение долгого времени занимавший пост первого секретаря Компартии УзССР, заставил Москву платить республике за хлопок, который не то что не был собран, но даже не засеивался.

В Казахстане Динмужаммад Кунаев провел «вторую коренизацию», в рамках которой соотношение этнических казахов на государственных должностях выросло более чем вдвое, превысив 60%, хотя одновременно происходило сокращение использования казахского языка. Желтоксанские протесты в Алматы в 1986 году и их жестокое подавление были ярким напоминанием о продолжавшемся конфликте между национальной и советской идентичностью.

Долгосрочное влияние Октябрьской революции на Центральную Азию носит смешанный характер. Первые годы советской власти сопровождались террором, репрессиями и голодом. Но последние 30 лет советского правления выигрывают в сравнении с китайским колониальным правлением в Синьцзяне, где культурная и политическая автономия этого региона в гораздо большей степени ограничивалась Пекином, или в сравнении с Афганистаном, который по всем показателям человеческого развития значительно отставал от любой из пяти советских республик даже до начала разрушительного конфликта в 1979 году.

Всеобщая грамотность, сравнительно эффективная система здравоохранения, развитая сеть железных дорог, бóльшая степень гендерного равенства чем во многих других странах исламского мира, значительная масса высокообразованного и высококвалифицированного городского населения — все это достижения советского периода.

С другой стороны, в сфере экологии советское наследие носит практически постностью негативный характер — уничтожение Аральского моря, радиационное загрязнение вследствие ядерных испытаний, растущее засоление почв и прочие формы хронического загрязнения окружающей среды.

В политической сфере, за частичным исключением Кыргызстана, авторитарные традиции советских времен пока не позволяют центральноазиатским государствам перейти на более репрезентативные формы правления.

Ну и, в заключении — плохо это или хорошо — еще одним долгосрочным последствием советского периода является культурная и лингвистическая русификация.

Александр Моррисон является научным сотрудником и научным руководителем по истории в Новом колледже Оксфордского университета. В 2014-2017 годах он преподавал историю в Назарбаев Университете в Астане. Также он является автором труда «Российское господство в Самарканде в 1868-1910 гг. Сравнение с Британской Индией» (Оксфорд, 2008 г.). Сейчас он работает над исторической книгой о российском завоевании Центральной Азии.

http://inosmi.ru/social/20171103/240687309.html
Оригинал публикации: Central Asia and the Bolshevik Revolution: A Look at the Balance Sheet at the Centennial
Опубликовано 03/11/2017 13:49

0

47

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР

Половой вопрос в первые годы Советской власти
Законный брак – серьезное оружие против пролетариата

Купинов Максим
29 октября 2017


Люди,  рожденные в СССР, помнят, как старательно тогдашняя власть боролась за укрепление  советской семьи, «ячейки общества». Разрушителей и разрушительниц таких ячеек могли ожидать серьезные проблемы. О том, что коммунисты  после прихода к власти предпочитали совсем иной подход, освобождая и раскрепощая личную жизнь граждан, вспоминать было не очень принято.

Пользоваться женщиной не чаще четырех раз за неделю и не более 3-х часов

Например, в марте 1918 года  местные власти в Саратове издали декрет «Об отмене частного владения женщинами». Декрет провозглашал: «До сих пор законные браки служили серьезным оружием в руках буржуазии в борьбе ее с пролетариатом, благодаря только им все лучшие экземпляры прекрасного пола были собственностью буржуев империалистов и такой собственностью не могло не быть нарушено правильное продолжение человеческого рода».

Согласно этому декрету все женщины от 18 до 32 лет объявлялись «достоянием народа», причем «за бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право на внеочередное пользование своей женой», но «в случае противодействия бывшего мужа в проведении сего декрета в жизнь, он лишается права, предоставляемого ему настоящей статьей».

Социалистический подход предусматривал бережливое отношение к отчужденному имуществу, пользоваться которым следовало с осторожностью: «Граждане мужчины имеют право пользоваться женщиной не чаще четырех раз за неделю и не более 3-х часов». Само собой, соблюдался классовый принцип: «Не принадлежащие к трудовому классу мужчины приобретают право воспользоваться отчужденными женщинами при условии ежемесячного взноса в 1000 рублей».

Предусмотрено было все, включая вопрос получившихся в результате детей: «Рождаемые младенцы по истечении месяца отдаются в приют «Народные ясли», где воспитываются и получают образование до 17-летнего возраста».

Правда, изыски саратовских борцов за «правильное продолжение» человеческого рода были признаны перегибом и всероссийского развития не получили. Это был уже перебор революционности, даже для 1918 года…

Что же делать, раз публичных домов нет?

Зато вовсю шло претворение в жизнь знаменитой теории члена ЦК РКП(б) Александры Коллонтай о «стакане воды». Суть ее сводилась к тому, что удовлетворять половую потребность идейно зрелому товарищу следует без буржуазных предрассудков, так же просто, как утолять жажду. Что может быть проще, чем выпить стакан воды или удовлетворить физиологические потребности с соратником или соратницей по борьбе за торжество мировой революции?

В газетах тогда публиковались весьма откровенные письма, авторы которых честно признавались: «Половой вопрос просто разрешить в коммунах молодежи. Мы живем с нашими девушками … У нас распространены вечорки, где идет проба девушек. Это, конечно, безобразие, но что же делать, раз публичных домов нет?».

Часто комсомольские ячейки видели свою приоритетную задачу в раскрепощении молодежи, развале старого мещанского быта, и занимались пропагандой не коммунизма, а свободной любви. На комсомольских собраниях могли со всей серьезностью осудить комсомолку А. не желающую по-товарищески «помочь» комсомольцу В. По всей России создавались кружки «Долой невинность!».
На улицах городов можно было видеть никого в ту пору уже не удивляющие демонстрации нудистов, расхаживающих в голом виде молодых людей и девушек с кумачовыми лентами через плечо и надписями на них: «Долой стыд!». Даже общество с таким названием было официально зарегистрировано.

Наиболее быстро перековывалось сознание у мужчин

Английский писатель Герберт Уэллс, посетивший революционную во всех отношениях страну, откровенно написал впоследствии об увиденном: «В городах России наряду с подъемом народного просвещения и интеллектуальным развитием молодежи возросла и ее распущенность, особенно в вопросах пола».

По стране прокатилась волна разводов. Браки теперь расторгались по заявлению одного из супругов. Зачастую муж или жена даже и не подозревали, что семейная жизнь для него закончилась. Легкость регистрации и разрыва отношений привела к тому, что люди перестали воспринимать брак всерьез. Особенно часто разводились демобилизованные красноармейцы. Тому впоследствии придумали такое идеологически выверенное объяснение: «Наиболее быстро перековывалось сознание у мужчин, вовлеченных в жаркую борьбу за новую жизнь на фронтах гражданской войны. Возвращаясь в семью после демобилизации, они порой не находили общих интересов со своими женами».

В 1923 году среди студентов Коммунистического университета имени Якова Свердлова было проведено анкетирование. Оно было анонимным, участвовали в нем свыше 1200 мужчин и 400 женщин в возрасте от 20 до 35 лет. В ходе анкетирования обнаружилось, что внебрачная половая жизнь была хорошо знакома 92% мужчин и 60% женщин.

Надо сказать, что Ленин, весьма скептически относившийся и к самой теории Коллонтай и к претворению этой теории в жизнь, как-то остроумно заметил, что нормальный человек предпочитает пить чистую воду из чистого стакана, а не зловонную жижу из придорожной лужи…



https://vpk-news.ru/articles/39597

+1

48

"ВЗГЛЯД"

«Если бы полиция нейтрализовала Ленина, все могло бы пойти по-другому»
К 10 утра Ленин через СМИ заявлял о том, что «Временное правительство низложено», хотя министры еще заседали в Зимнем дворце

7 ноября 2017, 14:50

Текст: Денис Нижегородцев

«Даже сами большевики называли события 7 ноября переворотом», – заявил газете ВЗГЛЯД историк Владимир Рудаков, по мнению которого к победе Октябрьской революции привела не сила коммунистов, а слабость их предшественников. Но могла ли история пойти иначе? И какие события 7 ноября, воспринимаемые нами как ее неотъемлемая часть, на самом деле всего лишь миф?

Ровно 100 лет назад произошла Великая Октябрьская революция или большевистский переворот – даже по этому уточнению видна полярность мнений о тех событиях, сыгравших ключевую роль в истории всего XX века.

О том, с какими мифами связана эта дата, как реагировало на смену власти население России и насколько адекватно представление о Владимире Ленине как о главном организаторе революции, газета ВЗГЛЯД поговорила с главным редактором журнала «Историк» Владимиром Рудаковым.

ВЗГЛЯД: Владимир Николаевич, как современники отнеслись к событиям 7–8 ноября (25–26 октября по старому стилю)? Сразу ли они поняли, что произошло?

Владимир Рудаков: Никаких социологических опросов в то время, разумеется, не проводилось. Но есть воспоминания целого ряда современников. И из них можно сделать вывод, что для большинства людей, не включенных непосредственно в процесс захвата власти, революция прошла незаметно. Они, что называется, легли спать в одной стране, а проснулись в другой.

В те октябрьские дни находившийся в Петрограде известный американский журналист Джон Рид писал: «Как и всегда бывает в таких случаях, повседневная мелочная жизнь города шла своим чередом, стараясь по возможности не замечать революции».

ВЗГЛЯД: Насколько тщательно готовилась революция? Или она стала оперативной реакцией на конкретные события?

В. Р.: Осенью 17-го года Ленин написал сразу несколько писем своим соратникам по партии большевиков, где говорил, что «промедление смерти подобно». При этом он постоянно «мониторил» ситуацию, чтобы выбрать день и час, когда все сложится наиболее благоприятным образом для восстания.

Подготовка собственно к силовому захвату власти шла недолго. Планомерно – со второй половины сентября. При этом в руководстве большевистской партии шли ожесточенные споры о дате выступления. Если Ленин выступал за немедленные действия, Зиновьев и Каменев называли их несвоевременными, полагая, что попытка захвата власти может только навредить большевикам.

В целом же к успеху ленинского плана привели два фактора. С одной стороны, готовность большевиков, техническая проработка деталей восстания. С другой, то обстоятельство, что власть буквально утекала из рук Временного правительства. Оно теряло своих последних сторонников как среди политических сил, так и среди военных. Известно, что революции всегда делаются в столицах. Поэтому вопрос состоял в том, кого поддержит столичный гарнизон. После подавления в августе 1917 года т.н. «Корниловского мятежа», которому симпатизировали многие военные, даже те из них, кто прежде был готов поддержать Временное правительство, окончательно отвернулись от Керенского. В итоге маятник истории качнулся не столько в сторону большевиков, сколько в сторону отказа в поддержке Временному правительству. И большевики этим воспользовались.

ВЗГЛЯД: У Временного правительства были хоть какие-то шансы устоять?

В. Р.: В Петрограде серьезных сил на стороне Временного правительства не осталось. Министр-председатель Керенский совершенно дискредитировал себя и саму идею центристской власти, которую продвигал. Если в первые месяцы после Февральской революции ему еще удавалось балансировать между разными политическими силами, то к концу лета, когда стала набирать темпы всеобщая радикализация, пытаться усидеть на двух стульях было уже нельзя. Думаю, Временное правительство в существующем виде в любом случае прекратило бы свое существование. Вопрос стоял о том, кто придет следующим: правая диктатура или левая.

ВЗГЛЯД: Кто был реальным организатором революции? Ленин, Троцкий, кто-то еще?

В. Р.: Только Ленин. Он один обладал таким весом в своей партии, что смог убедить остальных руководителей большевиков выступить именно в этот момент. Троцкий был очень решительным и харизматичным лидером. Будучи председателем Петроградского совета, он внес существенный вклад в победу революции. Однако большевиком к тому времени он был без году неделя, фактически оставаясь «большевистским попутчиком», поэтому для старых соратников Ленина авторитетом не являлся. При этом, безусловно, Ленин использовал «ресурс Троцкого», и де-факто Троцкий был вторым номером среди организаторов революции.

ВЗГЛЯД: В советских книжках писали, что когда находящийся в розыске Ленин в те октябрьские дни пешком шел в Смольный, его едва не задержал полицейский. Если бы Ленина арестовали, история сложилась бы иначе?

В. Р.: Личностный фактор имеет большое значение. В апреле этого года мы выпустили номер журнала «Историк», который так и назывался – «Фактор Ленина». Думаю, без него события, о которых мы с вами говорим, вряд ли произошли бы, либо произошли в другое время и в ином виде. Фактически один человек – Ленин – убедил большевиков выступить именно тогда. И на протяжении целого ряда лет от него, от его энергии и политического чутья зависела жизнеспособность его партии.

Существовал целый ряд исторических развилок, которые могли окончиться для большевиков фатально. Одна из них, к примеру, «похабный» Брестский мир с Германией, как называл его Ленин. Если бы он (опять же, почти в одиночку) не убедил однопартийцев этот мир заключить, большевики не удержались бы у власти. То же касается и событий октября 17-го. Как бы беллетристически это ни звучало, но если бы полиция смогла нейтрализовать Ленина, все могло бы пойти по-другому. Другое дело: хватило ли бы у репрессивной системы Временного правительства сил надолго нейтрализовать лидера второй по популярности (после эсеров) политической партии страны?

ВЗГЛЯД: Как быстро узнало о событиях в столице население остальной России?

В. Р.: Скорость распространения информации зависела от скорости работы телеграфа, а дальше – умножалась на расстояние. Основные события, связанные с захватом власти, завершились к утру 25 октября по старому стилю: уже к 10 утра Ленин через СМИ заявлял о том, что «Временное правительство низложено». То есть министры Временного правительства еще заседали в Зимнем дворце, а Ленин уже разослал по всем «областным центрам» заявление о том, что власть перешла к Военно-революционному комитету Петроградского Совета.

Можно сказать, что уже с этого момента началось «триумфальное шествие советской власти». Причем часто вообще без сопротивления. Местные органы власти, являющиеся обломками императорских госструктур, находились в разной степени разложения и дезориентации. Не слишком «триумфальной» передача власти получилась разве что в Москве, где действительно велись серьезные бои.

ВЗГЛЯД: Сколько погибших и пострадавших было в октябре 1917 года?

В. Р.: В Петрограде речь шла о десятках пострадавших. В Москве – о сотнях погибших и пострадавших. Однако в рамках всей страны переход власти в октябре был относительно бескровным, даже более спокойным, чем в феврале того же года, когда победившая царизм публика в большей степени была склонна куражиться над побежденными и пыталась мстить старому режиму.

Замечу, что советская власть лишь 20 декабря 1917 года создала ВЧК – специальный карательный орган по борьбе с контрреволюцией, в течение шести недель до этого острой необходимости в нем как будто и не было.

ВЗГЛЯД: Как отнесся к событиям Октября Николай II?

В. Р.: У нас мало свидетельств о том, что он на самом деле думал. Остались его дневники, но они весьма лаконичны. Мы все помним его знаменитую запись, датированную 2 марта 1917-го: «Кругом измена, трусость и обман». И это он пишет о событиях, которые разворачивались непосредственно на его глазах.

В октябре, когда он уже вел жизнь обывателя, находясь под домашним арестом, он и вовсе пишет о другом. 25 октября: «Тоже отличный день с легким морозцем. Утром показывали Кострицкому (придворный зубной врач) все наши комнаты. Днем пилил». 26 октября: «От 10 до 11 час. утра сидел у Кострицкого. Вечером простился с ним, он уезжает в Крым». И все! Ни слова о политике!

Правда, нужно иметь в виду, что Николай долгое время не получал сведений о происходящем в столице. Судя по всему, впервые он узнал о большевистском перевороте только в середине ноября (по старому стилю) – то есть через две с лишним недели. «Тошно читать описания в газетах того, что произошло две недели тому назад в Петрограде и Москве. Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени», – писал свергнутый император 17 ноября.

ВЗГЛЯД: Каким было отношение к 7 ноября в первые годы после революции?

В. Р.: В первые годы даже сами большевики называли это событие переворотом. Представление о том, что имела место Великая Октябрьская Социалистическая Революция, сформировалось позже – ближе к 10-летнему юбилею Октября. Тогда представители нескольких внутрипартийных группировок – Троцкий, Бухарин, Зиновьев, Каменев и Сталин – каждый по-своему стали излагать свои взгляды на происходившее в 1917 году, что и привело к переосмыслению, героизации и мифологизации революции.

В частности, к началу 30-х победившая «группировка» Сталина сформировала миф о том, что у революции было два вождя: главный – Ленин и второй – Сталин. Под этот миф создавались художественные, кинематографические и литературные произведения. Тогда же события 7 ноября окончательно трансформируются в сознании людей в некое масштабное историческое свершение, давшее начало сотворению нового мира.

ВЗГЛЯД: Является ли залп «Авроры» частью мифа?

В. Р.: Выстрел был, но он был сигналом не к революции, а к штурму Зимнего дворца. Большую часть других правительственных учреждений к этому времени большевики уже захватили. Но поскольку залп крейсера очень красиво ложился и на литературный, и на кинематографический материал, вскоре он стал символом начала революции.

ВЗГЛЯД: Что можно сказать о взятии Зимнего? Что в советском изложении – правда, что – миф?

В. Р.: Образом взятия Зимнего дворца мы обязаны фильму Сергея Эйзенштейна «Октябрь» (1927 год). Потом эта картинка «продавалась» едва ли не как документальная хроника событий. Конечно, это была не документальная, а художественная реконструкция, хотя и очень убедительная.

Если говорить о деталях, штурм Зимнего не был столь масштабным, как это показано в фильме. Это был один из эпизодов революции – не единственный и не являющийся краеугольным камнем. Министры уже фактически не имели реальной власти. Их арест был делом времени, с тем же успехом за ними могли прийти и на следующий день.

ВЗГЛЯД: Как менялось отношение к празднику 7 ноября в СССР? Почему в какой-то момент эта дата померкла на фоне 9 мая и Нового года?

В. Р.: 7 ноября до самого конца существования СССР считалось одним из главных праздников в нашей стране. Другое дело, что начиная с 70-х энтузиазм по поводу революции стал потихоньку спадать. Пафос уступал место рутине, героический миф – анекдоту. Но партии все равно нужно было демонстрировать массовый приток людей на соответствующие мероприятия, всячески стимулировать их. И хотя энтузиазм подувял, люди все равно ходили на эти демонстрации, воспринимая их, во-первых, как дополнительный повод отдохнуть, а во-вторых, как возможность пообщаться, как и на любом другом массовом празднике. 

https://vz.ru/politics/2017/11/7/894168.html

+1

49

РИА НОВОСТИ

Хроники 1917-го
Октябрь. Ставка на авось

Петр Романов


Окончательное решение о свержении Временного правительства было принято на заседании ЦК РСДРП(б) 10 октября. Из 21 члена Центрального комитета присутствовало только 12 человек. Но главное, там был Ленин, прибывший на важнейшее в его жизни заседание в парике, очках и без бороды. За восстание из 12 членов ЦК проголосовало десять, то есть меньшинство от всего состава Центрального комитета партии большевиков.

Не менее красноречива и аргументация, которая подвигла "десятку" на столь важный, поистине исторический шаг:

"ЦК признает, что как международное положение русской революции (восстание во флоте в Германии как крайнее проявление нарастания во всей Европе всемирной социалистической революции, затем угроза мира империалистов с целью удушения революции в России), так и военное положение (несомненное решение русской буржуазии и Керенского с К° сдать Питер немцам)… — все это в связи с крестьянским восстанием и с поворотом народного доверия к нашей партии (выборы в Москве), наконец, явное подготовление второй корниловщины… — все это ставит на очередь дня вооруженное восстание".

То, что Троцкий именно на этот тезис обращает внимание, не случайно. Ставка на мировую революцию и сблизила после Февраля старых противников – Ленина и Троцкого.

Оба, каждый чуть по-своему, нашли, как им казалось, идеальный способ обойти классический марксизм с его четко прописанными этапами подхода к социалистической революции.

Теория Троцкого именовалась "перманентной революцией". Согласно этой доктрине, отсталой России было вовсе не обязательно долго "дозревать" (выражение Плеханова) до пролетарской революции. По Троцкому, русская революция должна была спровоцировать мощную революционную волну на Западе и таким образом боевой, но немногочисленный русский пролетариат приобретет массу сторонников. И Ленин писал: "Мы стоим за непрерывную революцию". Причем его идеи были настолько схожи с троцкистскими, что некоторые даже обвиняли его в плагиате. Это, думаю, ерунда, просто нетерпеливый революционный зуд, свойственный и тому и другому, подтолкнул их к самому простому из решений: "заграница нам поможет".

«Мосинка» и «Максим» — оружие революции

Мировая революция для интернационалистов Ленина и Троцкого была важнее России. Более того, Ленин был готов пожертвовать русской революцией ради революции в более развитой стране, где строить социализм, с его точки зрения, было бы проще. "Если мы верим в то, что германское движение может развиться немедленно, то мы должны пожертвовать собою, ибо германская революция по силе будет гораздо выше нашей".

Наконец, Ленин просто не верил в триумф социализма в отдельно взятой стране. "Я прекрасно знаю… что знамя [международной социалистической революции] в слабых руках и его не удержат рабочие самой отсталой страны, пока не придут рабочие всех передовых стран им на помощь".

Когда придет эта подмога, точно сказать не мог никто, даже Владимир Ильич на пару со Львом Давидовичем, поэтому справедливо сказать, что русская революция делалась в расчете на авось. Однако Ленина это не смущало. На законный вопрос, что же будет, если чуда не произойдет, эти убежденные интернационалисты-западники гордо отвечали, что все героически погибнут, зато хоть немного продвинут вперед великое дело, начатое Парижской коммуной. "Русский начал, немец, англичанин, француз доделает, и социализм победит", — писал Ленин.

Поскольку с подобной позицией не соглашались многие даже в руководстве РСДРП(б), Ленину на решающем заседании ЦК и пришлось сильно сгустить краски. "Мир империалистов", о котором говорил Ильич, на тот момент (октябрь 1917 года) об "удушении революции" в России и восстановлении царизма даже не помышлял. Союзники по Антанте хотели от русских только одного — чтобы они воевали.

Несомненное решение русской буржуазии и Керенского сдать Питер немцам — точно такой же блеф, как и то, что сам Ленин являлся германским шпионом.

Вообще, тема службы императору Вильгельму была в те дни дежурным политическим блюдом.

Корнилов тоже утверждал, что "Временное правительство под давлением большевистского большинства Советов действует в полном соответствии с планами германского Генерального штаба".

Не существовало в тот момент и "явного подготовления второй корниловщины". Хотя бы потому, что правые были еще полностью дезорганизованы после провала первого мятежа. Заговором занимался как раз Ленин. Как заметил по этому поводу Троцкий, "нападающая сторона почти всегда заинтересована в том, чтобы выглядеть обороняющейся".

Волнения на германском флоте, вызванные недовольством моряками качеством питания, безмерной скукой (корабль, где началась буза, почти год стоял на приколе) и строгой дисциплиной, только в горячке можно было расценить "как крайнее проявление нарастания во всей Европе всемирной социалистической революции". Немецким матросам куда больше хотелось увольнений на берег, сосисок с капустой, пива и женщин.

Крестьянские волнения, о которых мимоходом упоминается в резолюции, — явление для царской, да и послефевральской России чуть ли не постоянное, поэтому приводить этот факт в качестве предлога для "немедленного" государственного переворота по меньшей мере странно.

Впрочем, в ленинской резолюции есть и правда, которая, по убеждению Ленина, перевешивала все: это успех большевиков на выборах в Москве.

Итоги голосования говорили о том, что симпатии городских низов действительно резко качнулись в сторону большевиков. Это движение в массах и почувствовал Ленин. Выгодное, но неустойчивое положение маятника и диктовало необходимость брать власть немедленно. Под любыми предлогами. Какими бы нелепыми они ни казались.

Тем не менее колебались в руководстве РСДРП(б) многие. Луначарский в письме жене (датируется днем захвата Зимнего) признается: "Фактически борьба за власть началась… Политически я, конечно, солидаризовался с большевиками. Для меня… есть еще один выход — чисто демократическая коалиция… Но для этого нужно со всех сторон столько доброй воли и политической мудрости, что это, по-видимому, утопия".

Так, выбирая между двумя утопиями, в силу товарищеских связей и ранее принятых на себя обязательств, больше по инерции, чем по твердому убеждению, и поддержали Октябрьский переворот многие из большевиков-интеллигентов.

Красный конь революции понес их к светлому будущему.

Русские якобинцы рванулись вперед, совершая самый нелепый маневр в политической истории отечества. Под знаменем народовластия, но не уважая поднятое ими же знамя. К социалистическому обществу, но без большей части русских социал-демократов. Обожествляя марксизм, но нарушая его заповеди. Навязывая силой пролетарскую революцию крестьянской стране.

https://ria.ru/revolution_chronicle/201 … html?inj=1

0

50

Завершу эту бесконечную тему, 100-летия октябрьской революции, размышлениями отца Андрея. Тут есть над чем думать...

Константинус.
======================

МАТЕРИАЛ "Хандусенко"

19.11.17, 00:21

Как будто в буре есть покой

Протоиерей Андрей Ткачев

На окнах занавески, на столе самовар. По улице важно ходит жандарм и гремят телеги. Муха бьется в стекло. С колокольни собора вот-вот зазвонят к вечерне. Все сыты и всем скучно. Россия беременна революцией.

Скоро все придет в буйно-помешанное движение. У семинаристов на груди заалеют банты, у нежной барышни в муфте окажется динамит. Улицы наводнятся ликующими толпами. Потом эйфория от перемен сменится недоумением от безобразий, потом — страхом от насилия, потом — голодом от разрухи и так далее, вверх-вниз по колдобинам русской истории.

Любить революцию можно только ни бельмеса не понимая, что стоит, собственно, за этим словом, и никого не жалея. Или потеряв остатки совести. Или лишившись внутреннего центра тяжести, так что любой порыв ветра несет человека незнамо куда, а через полчаса несет уже обратно. Ну, либо за хороший гонорар в твердой валюте.

Есть человек-мышь, описанный в «Записках из подполья». Это человек гордый и бессильный, в самой глубине сердца уязвленный своим практическим бессилием. Для него чем жарче заваруха, тем ярче радость. Это ведь он «был ничем», но хочет «стать всем». Подобный клоповник, только не одинокий, а коллективный, есть и у Горького — «На дне». Оттуда, со дна, в шум улицы полезут жившие «на дне» и, судя по прямому смыслу слов, подонки общества, как только наверху заполощется, терзаемый начинающейся бурей, очередной революционный стяг.

***

Он родился в Житомире, учился в хедере и в детстве совсем не говорил по-русски. Потом был забран в солдаты, выучился русской грамоте и полюбил все русское, включая Православие. Крестился по окончании службы и даже постригся в монахи. Лет десять жил по разным обителям, наслаждаясь обретенной истиной. Потом восторженно принял Февраль и Октябрь. Потом полностью разуверился в религии и стал таким же неистовым безбожником, каким до того был жарким прозелитом. Это «житийные» зигзаги некоего Моисея Карцова, которого Николай Корнеевич Чуковский выводит в книге воспоминаний как самый яркий пример людей, многократно обретавших и опять терявших себя самих в свистопляске революционных лет.

«Он поражал слушателей силой своей ненависти к религиям, попам и раввинам. Аргументация у него была самодельная, с антирелигиозной литературой он был мало знаком, … так как в школьном смысле он был человеком глубоко невежественным. Доводы у него были другие — морального и бытового свойства. Он обличал попов и монахов, как обличали их в эпоху Возрождения, — за чревоугодие, сребролюбие и любострастие. Лицемерие деятелей церкви — вот что разоблачал он непрестанно с пылкостью лично оскорбленного человека. Он поражал церковников замечательным знанием церковного ритуала, Священного Писания и монастырских нравов. Он знал наизусть и Талмуд, и Евангелие». Это цитата из воспоминаний.

А вот еще:

«Он рассказал мне всю свою жизнь, — говорит Чуковский, — почти не касаясь ее внешней стороны, а только внутреннюю — историю своих духовных переворотов. Он был когда-то правоверным евреем, потом православным, теперь — революционером и атеистом. Но в революции его интересовало только безбожие, и атеизм его носил, в сущности, религиозный характер. Он считал, что дьявол, искушая Христа, был прав. Об этом он мог говорить часами, и речи его напоминали одновременно и Экклезиаста, и «Братьев Карамазовых», которых он никогда не читал. Не то в двадцатом, не то в двадцать первом году он начал издавать газету «Вавилонская башня». Это название было полно смысла, — согласно Библии, люди строили Вавилонскую башню для того, чтобы влезть на небо и ниспровергнуть Бога».

Потом газета умерла, диспуты смолкли. Затравленный народ стал жить тихо и перепуганно. Карцов торговал рогожами и жил в какой-то питерской дыре с женой и двумя детьми в нищете, напоминающей чахоточную Катерину Ивановну с голодными детьми из «Преступления и наказания». На этом, собственно, новелла под названием «Безбожник», новелла о характерной жертве духовных скитаний заканчивается. А мы можем лишь отдаленно представить, сколько таких и подобных людей прыгало в смутные времена, как в сказке у Ершова — то в кипящее молоко, то в студеную воду! Прыгало с целью омолодиться вместе с омолаживающейся вселенной! О миллионах из них ничего не написано. Без сомнения, судьба сказочного царя многими повторена в деталях: «Три раза перекрестился. Бух! — в котел, и там сварился».

Сиди теперь и думай: это люди такие неуемные, или это революционное безумие насильничает над душами, швыряя их без жалости в разные стороны? Или то и другое в сложных сочетаниях применимо к каждой судьбе?

Или вот еще персонаж — Никон (Бессонов), епископ Красноярский. Снял с себя в 17-м году сан и монашество, мотивируя решение тем, что это все мешает ему быть истинным христианином. До этого, правда, без всяких помех со стороны сана и даже с помощью последнего успел побывать черносотенцем и жарким патриотом. А еще депутатом Государственной Думы. Потом вдруг (или не вдруг?) благодарственной Литургией встретил крушение монархии, наговорив на свергнутого Царя кучу гадостей. И уже потом отрекся, женился на совращенной ученице епархиального училища. Бедняжка вскоре была убита при невыясненных обстоятельствах. В гроб супруге бывший епископ положил свой клобук и панагию. Жизнь его закончилась на Украине, где бывший Никон превратился в Мыколу (с таким именем он подписывался на документах и под статьями) и некоторое время занимал пост главы Департамента исповеданий при Центральной Раде. Кстати, был сей «Мыкола, бывший епископ» потомственным дворянином. И как бурно пожил, не дотянув даже до 50-ти! Всюду побывать успел. А ведь родись в более благополучные времена, быть может, скончался бы на кафедре почтенным архиереем, в благородных сединах и орденах, с репутацией защитника устоев и пастыря доброго.

И опять русский вопрос «Кто виноват?» требует к себе внимания. Так это все делает революция с ее смятением в умах и шатающейся под ногами землей, или это внутренняя порча, состоящая из смеси честолюбия, карьеризма, предательства и разврата? Порча, скрытая до поры. Или, может, нам благодарить революцию за то, что она отделяет зерно от плевел и творог от сыворотки? Вопрос не был бы страшен, если бы не был пропитан кровью людской и множеством личных трагедий.

Для полноты картины еще одна судьба. Илиодор (в миру Сергей) Труфанов. Выпускник Духовной Академии, иеромонах. Яркий проповедник. Прямо-таки народный вождь и трибун. Куда там Гапону. Темы проповедей: антисемитизм, призывы к погромам, нападки на власть и богачей, защита страдающего народа. Сошелся с Распутиным, основал монастырь по велению последнего, горячо обличал Толстого как безбожника и врага государства. Вычитками занимался и изгнанием бесов. Потом вдруг (или опять не вдруг?) в 1912 году подал прошение о снятии сана. Вместе с тем выступил с публичными извинениями перед еврейским народом и прахом скончавшегося Льва Толстого. С Распутиным же наоборот резко разошелся, пустив в обиход меткое словцо о Григории Ефимовиче — «святой черт». Даже бивал его с компанией новых единомышленников. В общем, поменял курс на прямо противоположный и переобулся в воздухе. А ведь собирал тысячные аудитории, и люди, слушая его, плакали. Даже солдаты и полицмейстеры. Вестимо, женился. Деток народил. Эмигрировал в США, где, кажется, стал баптистом. Работал швейцаром. Жил более чем скромно. Вдали и от Церкви, и от революции умер, разменяв седьмой десяток.

И чем более стремишься узнать историю не в схемах и датах, не в валовом продукте и уровне грамотности, а в живых лицах и судьбах, тем более поражаешься дальности разброса, на который в разные стороны от эпицентра взрыва раскидала людей идейная смута эпохи перемен. И кому же захочется кликать беду после калейдоскопа подобных примеров?

Судить нельзя. Судить страшно. И не для суда эти строки пишутся. Но пишутся затем, чтобы отношение к истории и жизни было острожным. Чтобы не баловались люди в «войнушку» и в заговоры, в великие перемены и всемирное счастье. И чтобы не спешили тащить пробку из всякой бутылки, потому что однажды вылезший джинн обратно лезть не захочет.

Ну, и еще, чтобы стяжал человек (попробовал стяжать, постарался) центр тяжести внутри себя, именуемый «крепкая вера». Иначе придется мотаться по ветру из стороны в сторону до полного одурения.

Протоиерей Андрей Ткачев

22 июня 2017 г.

https://cont.ws/@handusenko/772044

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 19 Ноя 2017 08:31:16)

0


Вы здесь » Россия - Запад » Русская революция » 100 лет октябрьскому перевороту 1917 г: Уроки на будущее.