Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Гибель Запада.

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Die Welt, Германия

Что скрывается в действительности за закупками золота Россией


22.03.2017
Хольгер Цшэпитц (Holger Zschäpitz)



Антипатия Владимира Путина к Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) известна. Российский президент, якобы, включился в американскую предвыборную борьбу, чтобы навредить кандидату от демократов и помочь Дональду Трампу занять пост. Однако, похоже, что Путин и Трампу не доверяет ни на грош. Об этом по крайней мере свидетельствуют самые последние экономические показатели из Москвы. Согласно этим данным, российский эмиссионный банк в феврале увеличил запасы золота еще на 9,3 тонны. Теперь запас составляет более 1650 тонн — как еще никогда со времен краха Советского Союза.

Эти закупки допускают только один вывод. Кремль хочет сломить экономическое превосходство Америки и Европы. В отличие от доллара или евро золото — это валюта без государства. Здесь ни одно правительство не имеет права голоса, вот почему этот благородный металл так охотно используют авторитарные правители.

Многие эксперты задавались вопросом, не будет ли Путин и после победы Трампа на выборах сокращать свою экономическую зависимость от Америки. Последние данные уже не оставляют в этом никакого сомнения. С ноября Путин увеличил государственную казну на 72 тонны золота.

«Путин покупает золото, потому что он рассчитывает на то, что в долгосрочной перспективе доверие к доллару будет убывать или же доллар будет использоваться как оружие против России», — говорит политический советник и автор книг Джеймс Рикардс (James Rickards). По его словам, золото является идеальным вложением, чтобы защитить себя от этого. «Путин не эмоционален. В отношении с Трампом для него речь идет просто о власти и о его интересах, а также об интересах страны, — говорит Рикардс. — Чувства здесь ни при чем».

Россия отделяется от США

Действительно, Кремль в прошлую декаду тихо, но целеустремленно увеличивал свои золотые запасы. Программа покупок стартовала во время президентства Джорджа Буша (George W. Bush) в годы 2007-2008 и продолжилась в эру Барака Обамы (Barack Obama) с 2009 по 2017. Теперь в Белом доме сидит Дональд Трамп, и нет никаких признаков того, что Кремль прекратит свои закупки золота. Ни финансовый кризис 2008 года, ни турбулентная ситуация с нефтью и рублем в прошлые годы не могли удержать Путина от продолжения выполнения его плана.

Примечательно, что после начала кризиса на Украине закупки еще раз внезапно увеличились. «Речь идет не об идеологии, речь идет о стратегическом плане», — говорит политический советник Рикардс.

Замысел всего этого можно распознать также по тому, что Москва параллельно с закупками золота сильно сократила свои запасы американских государственных облигаций. С 2014 года Путин сбросил US-Treasuries, как на рынках называют казначейские облигации США, на 60 миллиардов долларов, что следует из данных финансовой информационной службы Bloomberg.

В настоящее время у России есть американских облигаций только на 86 миллиардов долларов, почти на 100 миллиардов меньше, чем в былые лучшие времена. Если когда-то Кремль принадлежал к числу крупнейших кредиторов США, то теперь Москва уже не относится даже к десятке крупнейших кредиторов Америки.

Даже Ирландия, Швейцария или Бразилия дали Америке денег больше, чем Россия. Тем самым Путин еще дальше отошел от Америки. Потому что во времена неустойчивых банковских балансов и геополитических турбулентностей слабым является тот, кто раздает кредиты, а не тот, кто деньги получает.

Полюсы власти смещаются в направлении востока

Золото — это и своего рода страховка для Путина. Этот металл во всем мире признается, и его количество не может бесконечно увеличиваться. Государства, покупающие золото, с одной стороны, теряют часть гибкости, потому что слитки нельзя просто так сплавить как американские государственные облигации. И на них не идут проценты. Однако золото защищает против взлетов и падений на валютных рынках.

Закупка золота показывает, какую политику власти Путин преследует на самом деле. Почему тот, кто верит в разрядку и мир, увеличивает свои резервы кризисной валюты?

Также и другие страны потеряли доверие к доллару и политике США и ищут свою независимость в золоте. Китай тоже значительно уменьшил свои запасы американских государственных облигаций и увеличил запасы благородного металла. Пекин с его 1842 тоннами занимает шестое в мире место по запасам золота. Часть золота была приобретена за счет продажи государственных облигаций США. С 2014 года Коммунистическая партия избавилась от US-Treasuries на 300 миллиардов долларов и приобрела 775 тонн золота.

Вместе Россия и Китай обладают 3500 тоннами золота — на 1500 тонн больше, чем еще в 2013 году. Обе страны избавились от государственных облигаций на 400 миллиардов долларов. С финансовой точки зрения, это ничто иное, как смещение полюсов власти от Америки в сторону востока. Даже сам бывший глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен (Alan Greenspan) заявил недавно о понимании мощных передвижений в крупных государствах. «Золото является ультимативной страховой политикой», — заявил Алан Гринспен в интервью журналу Goldinvestor.

http://inosmi.ru/economic/20170322/238934941.html
Оригинал публикации: Was wirklich hinter dem Goldkauf Russlands steckt
Опубликовано 22/03/2017 15:19

+1

22

Berlingske, Дания

Если бы Дания имела мужество ежегодно выделять 20 миллиардов на работу в Африке

29.03.2017
Йон Стефенсен (Jon Stephensen)


Не русские убивали и разрушали в Лондоне на прошлой неделе. Или в прошлом году в Париже и Бельгии и вообще совершали теракты в Европе. И вряд ли русские виноваты в том, что уже в этом году 22 тысячи человек попытались пересечь Средиземное море. Это были мигранты и беженцы, которые надеялись найти лучшую жизнь, чем та, от которой они бежали.

Европа испытывает громадное давление, которое станет еще больше, ведь скоро весна. Это преступная система, которая является и датской проблемой. Они идут из Италии и больше не просят убежища, а находятся здесь нелегально. Это теневая система, которая не отражена в статистике, но существует на жестоком сером рынке труда. Они приходят из Африки.

Но, несмотря на это, датские политики больше говорят о русских. Россия — это угроза. Ряд высокопоставленных политиков 14 дней назад посетили датских солдат в Ираке. И заявления этих политиков в Ираке свидетельствуют о том, что большинство хочет увеличить финансирование армии.

«В нашей ситуации, когда Россия становится все более агрессивной, мы будем тратить больше денег на армию», — заявила лидер социал-демократов Метте Фредериксен (Mette Frederiksen) после визита. Министр обороны Клаус Йорт Фредериксен (Claus Hjort Frederiksen) заявил на американском телевидении, что вооруженные силы ежегодно будут получать 20 миллиардов крон. Увеличение вдвое. Год за годом. Это громадные деньги.

Нет никакого сомнения в том, что Россия — это вызов. Но самый большой враг Европы — это не Россия. Нестабильный Ближний Восток и Северная Африка влияют на Европу больше, чем что-либо еще. Террором и людьми, которые идут сюда, и которые теперь во все бόльшем количестве приходят нелегально и абсолютно бесконтрольно.

Безопасность — это не только ассигнования на оборону, это и другие меры. Связывать безопасность лишь с увеличением расходов на армию — все равно что слепому смотреть в бинокль. В условиях взрывного роста африканского населения нужно не увеличение военных расходов, нужно увеличение расходов на развивающиеся страны.

На конференции по безопасности в феврале в Мюнхене канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) предложила именно это, новый «план Маршалла» для Африки, который предусматривает европейско-африканское сотрудничество для развития и мира.

Германия лучше, чем какая-либо другая страна, знает, что восстановление может делать чудеса. Только представьте себе, что у Дании и датских политиков хватило бы смелости ежегодно выделять 20 миллиардов на то, чтобы начать восстанавливать Африку вместо того, чтобы тратить эту сумму на военные нужды.

Осенью в Дании будут местные выборы. Может быть, стоило бы послушать датский народ? На выборах мы можем сказать об этом нашим политикам. Таково мое мнение.

Мне знакомы датские вооруженные силы, их действия и роль как защитников мира в существующих рамках и с существующим финансированием. Не стоит слепо тратить деньги на военные нужды и выполнять требование США и НАТО к странам-участницам НАТО об увеличении военных расходов на 2% ВНП — если есть смысл потратить эти деньги на нечто бόльшее и лучшее.

http://inosmi.ru/politic/20170329/238995397.html
Оригинал публикации: Tænk, hvis Danmark havde mod til at afsætte 20 milliarder årligt til at kickstarte Afrika
Опубликовано 27/03/2017 16:42

0

23

МАТЕРИАЛ "Alf"

10.04.2017, 05:50

Майкл Кригер.Готовьтесь к удару — это начало конца империи
Тех, кого боги решили покарать, они сначала лишают разума.

Прежде, чем я перейду к сути, хочу вернуться к тому, что я писал ещё в январе.
Из заметки «Очень влиятельные люди в правительстве США хотят войны — вот их сладкие речи»:

    «Нам необходимо понять, что те, кто хотят войны, совершенно непреклонны. Попытки представить в выгодном свете собственный «товар» не кончатся, пока они не получат желаемого. И вот тут-то все мы, критически настроенные, и должны сыграть ключевую роль. Мы должны быть готовы прилежно анализировать все необоснованные официальные заявления и теснить милитаристов, поскольку мы знаем наверняка, что подконтрольные олигархам СМИ этого делать не будут. Мы должны быть готовы информировать наших сограждан о происходящем так, чтобы мы не оказались жертвами дешёвой рекламы с опустошительными последствиями. К несчастью, мы ещё должны быть готовы к возможной операции под чужим флагом «глубинного государства», если нынешняя тактика пиар-ходов будет проигнорирована.

    Америка не может победить в глобальной войне подобного масштаба, если будет полагаться на фальшивые отговорки и в отсутствие крайне мощной общественной поддержки. Этой поддержки не существует. Послужит ли это ограничением хозяев войны и их дьявольских планов? Слишком рано говорить, но я точно знаю, что если нас без нужды толкают в глобальный конфликт, для нас это плохо кончится. Если этот путь, на котором настаивает наш извращённый статус-кво, давайте никогда не забывать, кто они такие, и каковы своекорыстные мотивы их действий».

Через четыре месяца «глубинное государство» получило именно то, чего желало. Слабость Трампа определена и использована, и им успешно манипулируют, навязывая внешнеполитическую повестку неоконов, как до него было с Джорджем Бушем и Бараком Обамой. Я несколько прошедших месяцев предупреждал именно о том, что случилось прошлой ночью, но теперь жребий брошен. С того пути, на который мы ступили, возврата нет.

И не говорите мне ту чушь, что Трамп играет в «четырёхмерные шахматы». Трамп — великолепный продавец, вот и всё. В интеллектуальном смысле нет ничего особенного или исключительного в Дональде Трампе, он — один из наименее мудрых людей, которые когда-либо становились президентами. Была надежда, что он подразумевает именно то, что говорил во время своей кампании о политике невмешательства, но та надежда теперь уже окончательно умерла. Трамп — слабый человек, отчаянно стремящийся к похвалам со стороны тех, кого он, по его же словам, ненавидит.

Цель сегодняшней заметки не в обсуждении случившегося прошлой ночью. Вы все уже прочитали новости. Моё намерение сегодня состоит в том, чтобы объяснить, что по моему мнению всё это означает на будущее. Я полагаю, что случившийся прошлой ночью удар представляет собой начало конца американской империи. Хотя внутри страны США всё столетие находились в упадке, на международной арене Америка всё ещё командует всем. Это имеет смысл в империи на последней стадии, когда внимание сконцентрировано на откормленной и счастливой «элите», охваченной только манией доминирования и власти, пока внутри страны всё гниёт и разлагается.

Трамп победил на платформе «Америка превыше всего», обещая сделать акцент на благополучии американских граждан, а не на геополитическом авантюризме. Теперь мы знаем наверняка, что им манипулируют, навязывая имперское мышление, и его бесшабашность просто ускорит упадок США на мировой арене и, соответственно, дома.

Если кто и играет в четырёхмерные шахматы, так это Россия. Тут-то Россия никак не хрупка, как показало умение Путина выстоять при экономических санкциях, рушащемся рубле и падении цен на нефть. Путин держится и влиятелен, как всегда. Не стоит упоминать, что СССР полностью распался 30 лет назад. Они через многое прошли, как народ. А США крайне хрупки и слабы в сравнении с ними, эта разница станет совершенно очевидна всем нам в ближайшие годы. Я говорю об этом без какого-либо намёка на ликование или злорадство. Я просто констатирую факты, как понимаю.

Ничто из сказанного никоим образом не подразумевает, что руководство России — сплошь милые люди. Я лишь констатирую, что они в тысячу раз большие стратеги и разумные люди, чем руководство США.

Чтобы доказать это, пора бы напомнить заметку, которую я написал ещё в 2014 году. «Напряжённость между США и Россией хуже, чем вы думаете — отметил министр иностранных дел Сергей Лавров». Вот что я тогда отмечал:

    «Есть две причины, почему я считаю замечания министра иностранных дел России Сергея Лаврова столь важными.

    Во-первых, как человек, много времени анализирующий и критикующий многие деструктивные политические решения американских «лидеров», я был шокирован, обнаружив, насколько точны оказываются его соображения об образе мыслей властных структур США. Он понимает их склад ума и более или менее пытается предостеречь мир, что руководители Америки в основе своей — опьянённые властью дети. Я с ним полностью согласен.

    Во-вторых, Лавров также представляет отрицательное влияние, которое оказывает их поведение на русскую психику в целом. Он выражает тревогу, что США видят мир однополярным, и пытаются разбираться с любой проблемой с точки зрения, что сила всегда права. Без каких-либо недомолвок Лавров прояснил, что Россия этого не

    потерпит. Я не думаю, что русские блефуют, так что ситуация очень опасна.
    Если найдётся хоть кто-то в Госдепартаменте США, способный на подобную интроспективу и ясное мышление, мы могли бы действительно разрядить обстановку. Но не стоит такого ждать».

Руководство США — совершеннейшее посмешище, и будет ближайшие годы тащить всю страну, пока с разгону не врежется в кирпичную стену. Джон МакКейн, Линдси Грэхем, Чаки Шумер и Нэнси Пелоси, вы что, смеётесь надо мной? Они мне напоминают Джорджа Армстронга Кастера (американский кавалерийский офицер, прославившийся безрассудной храбростью, необдуманностью действий и безразличием к потерям), и мы все знаем, чем всё обернётся.

СМИ и того хуже. Это о зрелище с Брайаном Уильямсом на MSNBC, изливавшим всю полноту чувств о «красоте» американских крылатых ракет Гленн Гринвальд безошибочно заметил: «Самое удручающее из появлявшегося на американских телеэкранах».

Вот ещё один пример имперского коллапса: зять Трампа Джаред Кушнер распоряжается в зоне боевых действий.

Не это вы увидите в уверенном, отважном и цивилизованном народе, подобное вы ожидаете увидеть ближе к концу. Это малодушные милитаристы и бесчестные трусы из совершенно безумных и крайне опасных СМИ. Признаки просто повсюду: имперский упадок в ближайшие годы обязательно резко ускорится.

Отлично, но как все будет происходить? Очевидно, что никто толком не знает, но я думаю, что мы уже вошли в новый период американской истории. Я думаю, что для американской империи наступил момент перехода Рубикона. Лично я не ожидаю мощного и явного военного ответа со стороны России в ближайшее время. Не думаю, что Путин захочет дать американским СМИ и новообращенному неокону Дональду Трампу повод сделать что-то совсем уж безумное, в чем они смогли бы обвинить Россию в глазах общественного мнения. Я думаю, что Путин для этого слишком умён. Скорее, по-моему, он сделает следующее — предпримет все действия за сценой, чтобы ослабить экономическую мощь Америки, одновременно занимаясь мелкими провокациями с целью склонить дебилов, несущих ответственность за американскую вешнюю политику, и дальше делать ошибки за рубежом, к чему они так настойчиво стремятся.

Иными словами, Россия попытается заставить США втянуться в регион, где невозможен никакой реальный успех, а в то же время американская экономика ещё больше разрушается. Вспомните, что нынешнее крайне слабое экономическое «восстановление» длится уже десяток лет. Этот цикл тянется давно, и всё, что России надо сделать — спокойно наблюдать, делать некие действия за сценой и позволить США рухнуть под бременем собственного высокомерия и глупости. Именно это, по-моему, и произойдёт.

И, наконец, давайте не будет забывать о следующем.

Стоит ожидать ещё больше всего вышеизложенного, поскольку американская империя входит в самую разрушительную фазу коллапса. Подумайте, что это может означать для вас и вашей семьи и, соответственно, готовьтесь.

Michael Krieger | Posted Friday Apr 7, 2017

https://libertyblitzkrieg.com/2017/04/0 … -s-empire/

https://cont.ws/@allegro/581659

Отредактировано Konstantinys2 (Пн, 10 Апр 2017 17:36:29)

0

24

Time, США

Кто победил на слушаниях Коми? Россия

09.06.2017
Филип Эллиот (Philip Elliott)



Прекрасная игра, Москва.

Если русские хотели посеять хаос и недоверие к американской демократии, то показания уволенного шефа ФБР Джеймса Коми помогли им в достижении этой цели.

Сидя в ярком свете ламп на Капитолийском холме, Коми три часа отвечал на вопросы сенаторов о своем общении с Дональдом Трампом — этим неординарным человеком, чья предвыборная кампания стала предметом расследований того, насколько глубоко российские агенты проникли в американскую политику. В процессе слушаний Коми еще больше поколебал и без того ослабевшую веру в демократическую систему, а также надежду на то, что ФБР свободно от политического влияния. А еще он подверг сомнению честность выборов в США.

«Я воспринял это как распоряжение», — сказал Коми о предложении Трампа прекратить расследование.

Складывается устойчивое впечатление, что Трамп препятствовал следствию. Из-за этого обвинения президентского поста в свое время лишился Ричард Никсон. Коми не стал давать правовую оценку, но сказанного им вполне достаточно для того, чтобы специальный прокурор Роберт Мюллер мог выдвинуть обвинение против президента. Коми также сказал, что передал свои записи бесед с Трампом Мюллеру.

Коми неоднократно говорил о своем увольнении, что само по себе прежде казалось немыслимым. Было похоже, что он твердо вознамерился свести счеты с президентом, который, по словам экс-директора ФБР, пытался повлиять на него. «Я безнадежно пристрастен», — сказал Коми, указывая на то, что он потерял свою работу, а ФБР — своего директора, так как президент почувствовал угрозу, исходящую от расследования.

Это расследование продолжается даже после отставки Коми. Попытка Трампа остановить следствие увольнением шефа ФБР только усугубила ситуацию. «Работа будет идти, как и раньше», — сказал Коми. Теперь он не в правительстве и может говорить откровенно, особенно о своих необычных беседах с президентом с глазу на глаз. «Это была ложь, вне всякого сомнения», — сказал Коми о доводах президента в пользу его увольнения.

После этого заседания Россия определенно вышла вперед. Непорочность американской системы правосудия оказалась под сомнением. Уволенный шеф ФБР, главный полицейский страны, практически назвал президента США завзятым лжецом, очень редко говорящим правду. Этот же чиновник заявил, что попросил своего друга из Колумбийского университета передать его записи репортерам.

Правовое положение президента как никогда уязвимо, и это может напугать Уолл-Стрит. Опасения по поводу ненадлежащего влияния политических назначенцев возвращаются, превращаясь в пугало, как это было с Биллом и Хиллари Клинтон. Тот факт, что Россия влияла на американские выборы и осталась при этом безнаказанной, громко требует разъяснений. А пресс-секретарю Белого дома пришлось делать удивительное заявление о том, что президент — не лжец.

Все это ненормально и очень вредно для электората, слабо верящего в свою демократическую систему. Именно поэтому Россия пошла таким путем. Идеализированное место США в неофициальной глобальной иерархии теоретически надежно защищено приверженностью Америки демократии: честные выборы, прозрачная власть, подотчетные руководители, независимость правительства. А сейчас все это оказалось под угрозой из-за российского вмешательства и из-за президента, пришедшего к власти благодаря этому вмешательству. Россия выигрывает от этой антагонистической борьбы, и понятно, что у ее президента из бывших агентов КГБ на этот счет есть свои идеи.

С самого начала Коми ясно дал понять, что нисколько не сомневается в российских попытках вмешательства в выборы 2016 года. Он неоднократно указывал на то, что у него есть множество доказательств, которые он не может представить в присутствии репортеров. «Мне кажется, что на этот вопрос я не должен отвечать на открытых слушаниях», — повторял Коми снова и снова. Законодатели поспешили с открытого на закрытое заседание в надежде больше узнать о том, что же накопало ФБР на президента и его окружение.

Сторонники Трампа и адвокаты, со своей стороны, представили это как победу президента. По их словам, Коми неоднократно говорил президенту, что тот не находится под следствием. Но они упустили то, что ФБР расследует преступления, а не преступников. Начинает оно с ситуации, а выяснив и поняв факты, переходит на личности.

То, что рассказал Коми, производит мрачное впечатление о президенте, который явно пытался надавить на директора ФБР, дабы тот прекратил расследование российских операций влияния, проведенных в 2015 и 2016 году. Его рассказ похож на политический триллер, но построен он был очень компетентно. «Безусловно, остается множество вопросов, — сказал главный демократ из комитета по разведке сенатор Марк Уорнер (Mark Warner). — Но мы доберемся до сути». И что тогда? Если утверждения Коми будут доказаны, правосудие нанесет удар по демократическим институтам. А Россия добьется еще одной победы в своей новой холодной войне против США.

http://inosmi.ru/politic/20170609/239555997.html
Оригинал публикации: Who Won the Comey Hearing? Russia
Опубликовано 08/06/2017

0

25

Najwyższy CZAS!, Польша

Изнеженный Запад и исламские варвары

06.07.2017
Якуб Возинский (Jakub Wozinski)

Необходимость ввести свободный доступ к оружию кажется сейчас настолько очевидной, что нежелание элит обратиться к такому шагу начинает все больше напоминать садизм. Западные государства уже не могут гарантировать своим подданным безопасность, но одновременно не позволяют им в случае опасности прибегнуть к самому действенному методу обороны. Исламские террористы стали сейчас настолько опасными именно потому, что обрели в Европе союзников в лице политиков, которые практически полностью разоружают общество.


«Право и Справедливость» на страже разоружения поляков

Уровень террористической угрозы в Польше не очень высок, но правительство Беаты Шидло (Beata Szydło) тоже остается верным союзником исламистов, занимая перед лицом нарастающей угрозы исключительно пассивную позицию. Подчиняясь худшим левым и просвещенческим мифам, партия «Право и Справедливость» (PiS) в опасные времена отказывает полякам в праве на вооружение.

На вопрос о перспективах либерализации доступа к оружию министр Антоний Мачеревич (Antoni Macierewicz) некоторое время назад ответил, что «однажды придет такой момент», когда это станет возможным, но сейчас такой шаг он исключает. Значит, когда на поляков нападут исламисты-головорезы или водители-самоубийцы, им останется только спасаться бегством или молить о пощаде.

Доступ к оружию — это, конечно, средство к которому нужно обратиться в самое ближайшее время, однако проблема терроризма и упадка европейской цивилизации связана с факторами, указывающими на то, что нужны радикальные перемены. Теракты последнего времени показывают, что вся цивилизация Запада живет в тепличных условиях, которые сильно контрастируют с тем, с чем имеют дело массы, населяющие, например, Ближний Восток или Африку. Вооруженные современными гаджетами и пользующиеся современными технологиями жители Европы оказались абсолютно беспомощными, вступив в прямую физическую конфронтацию с людьми, которые выросли в бедности и примитивных условиях.


Дурны ли варвары?

Напрашивается вопрос, что происходит: современные «варвары» стали настолько дикими? Или, что скорее, представители Запада из-за своего технологического превосходства настолько оторвались от реальности, что утратили способность бороться за выживание? Иными словами, в чем состоит проблема: в дикости «диких» или в утрате инстинкта самосохранения «цивилизованных»?

Каждая культура, которая выходит на новый этап развития, отличается более тонким разделением труда. В первобытных обществах почти все его члены владеют несколькими основными профессиями, позволяющими выжить, и почти все мужчины готовы в случае войны пойти воевать. В нашей цивилизации можно встретить специалистов в узких областях, которые даже не думают о защите своей страны.

Это, конечно, свидетельствует о превосходстве нашего культурного круга: используя более сложную систему разделения труда, мы не требуем, чтобы все мужчины были воинами, благодаря этому большинство из них может сосредоточиться на развитии науки, промышленности, искусства и культуры. Поэтому сложно винить простых британцев или французов в том, что они бояться вступать в физическую конфронтацию с представителями культур, которым свойственно менее тонкое разделение труда.

Проблема столкновения цивилизаций и активизировавшегося исламского терроризма проистекает, однако, из того, что западное общество достигло своей стадии развития искусственным образом. До того, как Европа разработала финансовую систему, позволяющую безнаказанно допечатывать деньги, она жила примерно на том же уровне, что весь остальной мир, и даже уступала по благосостоянию Китаю или Индии.

Превосходство западной цивилизации над всеми остальными базировалось в первую очередь на христианской духовности, рациональной философии, уважении прав собственности и слабости государственной власти. Когда доминирующую позицию в нашем культурном круге заняли англичане (а затем американцы), внедрившие систему частичного банковского резервирования, Запад вступил на путь стремительного обогащения.

Штурм богатства

Это богатство было добыто при помощи войн, колонизации и (в первую очередь) печатного станка. Управляемая из Лондона империя, собирая инфляционный налог со всего мира, привела к промышленной революции, которая позволила Западу совершить «огромный скачок» вперед. Однако он произошел вовсе не в результате гармоничного общественного развития, опирающегося на углубление разделения труда и уважение прав собственности. Запад нарастил свою мощь благодаря тому, что более 300 лет подряд умело контролировал денежную массу и способствовал искусственному разрастанию все новых отраслей промышленности: железнодорожной, металлургической, автомобильной, компьютерной.

Наше западное разделение труда и проистекающая из него профессиональная специализация, позволившая появиться людям, которые сталкиваются в своей деятельности с физическими нагрузками, только если они занимаются спортом, — это искусственное явление. Изнеженность западных обществ и их бессилие в столкновении с «варварами» связано с тем, что они построили свое благосостояние и тонкое разделение труда ценой угнетения всего остального мира. Это позволило им вознеслись на уровень, недоступный остальным культурам. Сейчас мы наблюдаем крайне болезненный процесс выравнивания различий, которые появились в эпоху промышленной революции.

Не следует забывать, что современная западная цивилизация, в которой нам довелось жить, — цивилизация фидуциарных денег — была построена на христианском фундаменте. Сама она не может создать ничего конструктивного и прочного, поэтому она обречена рано или поздно пасть.

Так произойдет в первую очередь из-за того, что человек, которого она сформировала, не достиг своего уровня развития естественным путем, в результате естественного хода событий. Наш погруженный в социальные сети, сосредоточенный на технологиях, лишенный оружия и оторванный от физического труда современник далек от мира, в котором большинство жителей борются с голодом, болезнями и природными катаклизмами. При этом человек Запада живет в относительно небольших по размеру анклавах, которые со всех сторон окружают изголодавшиеся, отчаявшиеся и обнищавшие массы.

Мы живем в эпоху кончины просветительского проекта «нового человека», строившегося на фундаменте секуляризации и сциентизма: он умирает под ударами варваров, которым не позволили воспользоваться доходами от обслуживания печатного станка.

http://inosmi.ru/social/20170706/239738118.html
Оригинал публикации: Zniewieściały Zachód i islamscy barbarzyńcy. O nędzy podupadłej cywilizacji
Опубликовано 04/07/2017 19:45

0

26

Gli Occhi Della Guerra, Италия

«Исламское государство» и либерально-демократическая дилемма Запада

08.07.2017
Франко Якк (Franco Iacch)



Первая политическая цель «Исламского государства» (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.) состояла в том, чтобы установить халифат в Ираке и Сирии, который, по завещанию пророка, должен впоследствии завоевать мир. Однако новая стратегия ставит перед организацией цель заложить основы долгосрочной городской герильи и поставить под угрозу политическую волю западных стран, объединившихся в борьбе против ИГИЛ. Лидеры террористической организации прекрасно понимают, что наиболее уязвимый элемент западной демократии — это воля народа. Эта концепция, отчетливо напоминающая представления Клаузевица, была предельно четко изложена в редакционной статье «Заблуждения крестоносцев в Век халифата», опубликованной год назад в еженедельном вестнике ИГИЛ «Аль-Наба».

«„Исламское государство“ могло бы вскоре переродиться в халифат на бумаге, лишенный своей земли и своих лидеров. Однако это не является проблемой, потому что по своей природе циклическая судьба „Исламского государства“ приведет его к возрождению и перевоплощению. Победа Соединенных Штатов снова будет иллюзорной. Если они хотят одержать победу, им придется уничтожить целое поколение сторонников халифата во всем мире. А этого не произойдет. Крестоносцы и их союзники-отступники считают, что, расширяя масштабы своих военных операций, они завоюют Ирак, Сирию, Синай, Западную Африку и провинции Ливии. Они считают, что им удастся уничтожить все провинции „Исламского государства“ в один счет, что они сметут их с лица земли, не оставив и следа. Но крестоносцы упускают из виду один важный факт: весь мир изменился с тех пор, как возник халифат. Одно-единственное действие против них приведет к неожиданным последствиям. Ничто больше не будет так, как раньше, их планы и стратегии развития в ближайшем будущем обречены на провал, потому что их основой является мир, который уже перестал существовать. Ни потеря одного города, ни уничтожение одного эмира или имама не приведут к уничтожению „Исламского государства“. Они должны переоценить и пересмотреть свои планы на этом основании, но они этого не сделают».

Это первый текст, ясно обрисовывающий новую стратегическую линию ИГИЛ для достижения его политических целей.

«Если они хотят добиться победы, а они этого не сделают, им придется уничтожить целое поколение мусульман, свидетелей основания „Исламского государства" и возвращения халифата. Проигранный город, территория, уничтожение всех лидеров „Исламского государства" и самой группировки не уничтожит на корню его идею, которая останется прежней, даже если ИГИЛ потеряет все свои территории и вернется в зачаточное состояние своего цикла, когда ИГ находилось в пустыне и не имело никаких городов».


ИГИЛ: восстание

Законодательство большинства стран Коалиции ограничивает власть полицейских сил в системе внутренней безопасности. Террористическая организация поняла, что военный ответ в демократических странах сводится к поддерживающей функции при исполнении закона.

Террористическому акту X будет соответствовать увеличение мер безопасности в стране Y. Периодичность нападений в сердце Запада заставит народ потребовать принятия более действенных и строгих законов, в то время как неконтролируемая резонансная волна СМИ создаст атмосферу страха и паранойи среди населения. Службы разведки, как следствие, расширят свои действия, направленные на сбор информации. Эффект домино неизбежен. Чем больше финансирования будет выделяться на безопасность, тем меньше ресурсов будет тратиться на программы социальной поддержки. Со временем это создаст неудовлетворенность и трения между правительством и гражданами. Понятие халифата стало прекрасным катализатором для вербовки молодых неудовлетворенных мусульман, особенно в Западной Европе, где они сталкиваются с ростом безработицы, культурной отчужденностью и дискриминацией. Однако усиление мер безопасности, ограничения (которые, по представлению народа, должны всегда быть легитимны и ни в коем случае не нарушать ничьи права) и острые законодательные меры никогда не смогут окончательно защитить население. Новые возможные указания, направленные на борьбу с терроризмом, не должны будут нарушать демократические нормы и всегда будут учитывать мнение общественности. Дилемма либерально-демократического общества, по мнению ИГИЛ, является слабым местом Запада. Подобные демократические дилеммы определят внутренние дискуссии, потенциально деструктивные для правительств этих государств.

Что же произойдет дальше?

Трудно сказать, однако исторических прецедентов предостаточно. Некоторые западные правительства могут отказаться от своих политических целей, выйдя из Коалиции под руководством США или попытаться прийти к примирению. Как бы то ни было, определяющую роль при возможных изменениях стратегии всегда будет играть воля народа.

ИГИЛ тем временем продолжит использовать демократические свободы как прикрытие для планирования и осуществления своих терактов. Террористическая группировка перерастает в асимметричную силу, применяемую как городская герилья. Волки-одиночки неизбежно станут первым шагом к образованию повстанческой организации в самом сердце Запада. Западные государства будут вынуждены выбирать между новыми мерами безопасности и историческими приоритетами индивидуальной свободы, гарантируемыми правовым государством. А эти концепции крайне редко совпадают.


http://inosmi.ru/politic/20170708/239747125.html
Оригинал публикации: Lo Stato islamico ed il dilemma liberaldemocratico dell’Occidente
Опубликовано 03/07/2017 17:33

0

27

Dagens Nyheter, Швеция

Для природы заводить детей вреднее , чем водить машину

16.07.2017
Адам Дараб (Adam Darab)

Сортировка мусора и сокращение поездок на автомобиле — это, конечно, хорошо. Но самый действенный совет тому, кто хочет уменьшить свое пагубное влияние на природу — это не обзаводиться детьми. Это констатируют ученые из Лундского университета. В свежем исследовании перечислены самые эффективные меры, которые может предпринять тот, кто хочет снизить выбросы углекислого газа в атмосферу.

В составленный учеными список из четырех наиболее эффективных бытовых мер по уменьшению нашего углеродного следа входят: основанный на овощах пищевой рацион, меньше авиаперелетов и меньше поездок на автомобиле. Но с большим отрывом лидирует среди доступных для нас способов позаботиться о природе, как оказалось, решение не обзаводиться детьми. Дело в том, что эта мера в 20 раз эффективнее, чем следующий за ней второй по эффективности пункт ежедневной заботы о природе.

Цель исследования состояла в том, чтобы дать людям честный шанс повлиять на свой углеродный след, который определяет, насколько много углекислого газа выделяется в результате того образа жизни, который мы ведем. Согласно исследованию, проведенному шведским агентством социальных исследований Sifo в феврале, 92 % шведов считают, что важно жить с заботой о климате. В то же время только 13 % знают, что именно они могут для этого сделать.

«Я сам постоянно получаю этот вопрос от людей, которые интересуются тем, что они могут сделать, чтобы уменьшить влияние на климат, так что я думаю, людям очень не хватает таких знаний», — говорит Кимберли Николас (Kimberly Nicholas) из Лундского университета, принимавшая участие в проведении исследования.

«Я думаю, многих беспокоят риски, которые несут с собой изменения климата, и люди хотят знать, что каждый лично может сделать, чтобы поучаствовать в решении проблемы», — продолжает она.

Вместе с коллегой-ученым Сетом Уайнсом (Seth Wynes) она проработала 39 различных уважаемых источников информации о том, как разнообразные бытовые меры влияют на наш углеродный след. Это были и научные отчеты, и всяческие инструменты, которые используются для измерения влияния на климат различных видов деятельности.

Они также изучили, какие советы дают власти Канады, США, Австралии и Европы людям, которые хотят вести более бережную по отношению к климату жизнь. Тогда она обнаружила, что большое внимание уделяется мерам, которые имеют относительно небольшое влияние на окружающую среду. Совет рожать поменьше детей не встречался нигде.

Часто звучали призывы тщательно сортировать мусор — несмотря на то, что даже дотошная сортировка мусора может уменьшить наш углеродный след максимум на 0,2 тонны в год. Соответствующая цифра для семьи, которая решит не заводить детей, равняется 58,6 тоннам в год на каждого родителя.

Кимберли Николас полагает, что это связано с тем, что перенаселение считается в первую очередь проблемой развивающихся стран.

«Может статься, что многие считают, что вопрос роста населения касается лишь развивающихся стран, и не осознают, что мы, живущие в развитой части мира, на самом деле оказываем большее влияние на природу. Мы выделяем гораздо большее количество углекислого газа в пересчете на каждого человека».

Хотя Кимберли Николас и считает, что важно, чтобы все были информированы о том, какое влияние на природу оказывает рождение ребенка, она не уверена, что властям следует призывать людей к отказу от детей.

«Для большинства из нас это самый важный выбор в жизни — и очень личный».

В то же время, она считает, что важно, чтобы все понимали, какие последствия могут иметь новые дети для природы.

«Когда ты начинаешь размышлять о том, чтобы обзавестись ребенком, здесь нужно взвесить множество факторов. Я не думаю, что последствия для окружающей среды — это первое, о чем будут размышлять люди, хотя я и полагаю, что многие сегодня осознают, что дальнейший рост населения земли означает истощение нашей природы. У меня с моим женихом детей еще нет. Мы пока обсуждаем, какой сделать выбор. И поскольку нам очень важно, что происходит с климатом, это еще одна причина обдумать наше решение как следует».

«Но важнее всего все-таки то, чтобы каждый отдельный человек узнал, что ему нужно делать, чтобы снизить собственное влияние на климат», — замечает она, — «Если мы ходим выполнить эту климатическую задачу — не дать глобальной температуре подняться к 2050 году более чем на два градуса по сравнению с доиндустриальным уровнем — мы должны к этому моменту снизить наши выбросы углекислого газа примерно на 90 %».

Она считает, что влияние человечества на климат определяется тремя компонентами: сколько человек живет на планете, сколько мы потребляем и сколько углекислого газа выделяется, когда производится то, что мы потребляем.

Прямо сейчас величина населения планеты — это компонент, который оказывает наибольшее влияние, по крайней мере, в развитой части мира. Но это связано с тем высоким уровнем углекислого газа, который мы на сегодняшний день выделяем. Этот уровень снизится, если мы сможем наладить более бережную с точки зрения климатического вопроса жизнь.

«Поэтому самое важное — это начать думать о том, как мы можем жить так, чтобы планета тоже хорошо себя чувствовала. Я думаю, что сегодня многие знают, какому большому количеству выбросов они являются источником, и что на самом деле можно хорошо жить и меньше влияя на климат».

http://inosmi.ru/social/20170716/239817779.html
Оригинал публикации: Studie: Skaffa barn skadligare för miljön än att köra bil
Опубликовано 13/07/2017

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 16 Июл 2017 01:23:50)

0

28

Запад признал: Россия и Китай готовы уничтожить доллар США

Автор: Редакция ИА "ГОСНОВОСТИ"

| 22.09.2017 | 20:02 |

Интернет-портал Zero Hedge опубликовал новую статью авторитетного международного стратега Марина Катуса под названием «Вы собираетесь стать свидетелями «золотой лихорадки». В ней эксперт рассуждает о том, что сейчас замечено серьезное ускорение процесса дедолларизации мировой экономики, то есть отказ разных государств от использования американского доллара в качестве основной валюты международных расчетов.

В статье также приводится отсылка на предыдущие прогнозы эксперта, которые заключались в том, что страны всего мира прекратят торговлю в долларах США такими товарами, как нефть. Все это можно увидеть уже сейчас, так как Китай, Россия, Иран и Венесуэла разрабатывают основанные на подкреплении золотом механизмы обмена. По мнению Катуса, такими темпами уже в ближайшее время доллар США настолько ослабнет, что это приведет к масштабному уменьшению золотого резерва.

«Я думаю, у нас будет серьезное отхождение от доллара США … тогда его позиции будут очень слабыми … и тогда он будет терять в цене и популярности… при Китае и России, работающими сообща для дедолларизации валюты США, начиная с нефтяного рынка, который является самым большим … и продолжая другими товарами», — поясняет свою позицию стратег.

По мнению Катуса, вскоре мир столкнется с глобальным возрождением золотой лихорадки, так как развивающимся рынкам будет необходимо золото для осуществления обмена своих валют. Начнется это с того, что главные управляющие фондами уже в следующем году начнут переводить капитал в драгоценные металлы из-за слабости доллара и негативных прогнозов по этой валюте, как это уже сейчас делают Россия и Китай.

Катус уверен, что вскоре нам предстоит столкнуться с серьезной геополитической перестройкой, которая будет сопровождаться серьезными изменениями финансовых и экономических систем, столь привычных для нас сейчас.

Стоит отметить, что за последний год Россия увеличила свой золотовалютный резерв с 377 052 миллионов долларов до 405 129 миллионов долларов.

http://gosnovosti.com/2017/09/запад-признал-россия-и-китай-готовы-ун/

0

29

The New York Times, США

Саморазрушение американской демократии


03.12.2017
Томас Эдсолл (Thomas B. Edsall)



Президент Трамп в одиночку сделал больше для подрыва основных принципов американской демократии, чем это мог бы сделать какой-нибудь иностранный агент или зарубежная пропагандистская кампания.

«Трамп является политическим оружием массового самоуничтожения для американской демократии — для ее норм, для ее морали, для обычной человеческой порядочности», — написал в электронном письме, старший научный сотрудник Брукингского института Генри Аарон (Henry Aaron):

«Так что если Путин оказал ему поддержку, и если он сделал это, чтобы навредить США, то он сбросил в центр Вашингтона одну чрезвычайно "интеллектуальную" управляемую бомбу».

Давайте пока отложим в сторону вывод, сделанный в докладе «Оценки деятельности и намерений России на американских выборах» (Assessing Russian Activities and Intentions in Recent US Elections), опубликованном в январе этого года, который совместно подготовили ФБР, ЦРУ и АНБ и в котором говорилось:

«Кремль стремился исполнить свое давнее желание и разрушить американский либерально-демократический порядок, популяризацию которого Путин и высокопоставленные российские чиновники считают угрозой для России и режима Путина».

Этот вывод, оспариваемый Трампом и другими, не идет ни в какое сравнение с разрушительными результатами деятельности Трампа за 10 месяцев пребывания в должности президента.

Прежде всего, Трамп нанес серьезный ущерб принципам и правилам, на которых держится американская демократия.

Внутрипартийный раскол, из-за которого в принципе Трамп и пришел к власти, усиливается, поскольку разногласия растут с каждым издевательским выпадом и каждым оскорбительным высказыванием Трампа.

Пятого октября аналитический центр Pew сообщил, что внутрипартийный конфликт, связанный с различным пониманием фундаментальных политических ценностей, достиг рекордного уровня со времени президентства Барака Обамы. В первый год пребывания Дональда Трампа на посту президента эти разногласия обострились еще больше. И по своим масштабам этот раскол гораздо серьезнее, чем разделение общества по другим признакам — гендерному, расовому, этническому, религиозному или образовательному».

В предисловии к своей книге How Democracies Die («Как умирают демократии»), которая скоро выйдет в свет, политологи Гарвардского университета Стивен Левицкий (Steven Levitsky) и Даниэль Зиблатт (Daniel Ziblatt) пишут:

«Последние два года мы наблюдаем, как политики говорят слова и совершают действия, которых в Соединенных Штатах никогда до этого не говорили и не совершали — но которые, по нашему мнению, в других странах являются предвестниками демократического кризиса. Мы, как и многие другие американцы, чувствуем страх, хотя и пытаемся успокоить себя, что в нашей стране, возможно, все не так уж и плохо».

Но от того, что они пытаются успокоить себя, легче не становится:

«Американские политики теперь относятся к своим соперникам как к врагам, запугивают свободную прессу и грозятся объявить результаты выборов недействительными. Они пытаются ослабить институты, призванные защищать нашу демократию — в том числе суды, спецслужбы и организации, занимающиеся вопросами этики. Американские штаты, в адрес которых когда-то произнес хвалебные слова великий юрист Луи Брэндайс (Louis Brandeis), назвав их «лабораториями демократии», рискуют стать лабораториями авторитаризма, поскольку те, кто находится у власти, переписывают правила выборов, перекраивают карты избирательных округов и даже лишают людей права голоса, чтобы застраховать себя от поражения на выборах. И в 2016 году впервые президентом США был избран человек, не имеющий опыта работы на государственных должностях, не отличающийся особо выраженной готовностью соблюдать конституционные права и явной склонный к авторитаризму».

Как заявил в своем письме авторам этой статьи Левицкий, «важно, чтобы мы понимали, что США во многом устраивают все это себе сами». А потом добавил: «Безусловно, мы должны полностью расследовать вмешательство России, но обвинять Путина в той неразберихе, которая у нас сейчас происходит, было бы смешно. Эту неразбериху устроили мы — американцы».

Аналогичным образом рассуждает и Райан Енос (Ryan Enos), еще один политолог из Гарвардского университета. Он заявил, что вопрос вмешательства России в выборы является второстепенным:

«Возможно, все недоверие и негодование, которые мы сегодня наблюдаем, возникли бы и без вмешательства России. И, конечно же, есть основания считать, что это так и есть: ведь паралич политической системы США, из-за которого Трамп оказался в кресле президента, существовал задолго до вмешательства Путина в 2016 году».

К тому же Энос отметил:

«Способность Трампа ослабить международный авторитет Соединенных Штатов также стала возможной из-за недостатков нашей политической системы, например, из-за слабого Конгресса, который передал слишком много полномочий исполнительной власти».

Трамп не только нарушил кодекс поведения, лежащий в основе демократии у себя на родине, при этом он еще и понизил международный авторитет США — и, возможно, ускорил рост влияния Китая, крупнейшего конкурента нашей страны.

Дарон Аджемоглу (Daron Acemoglu), экономист из Массачусетского технологического института и один из авторов книги «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты» (Why Nations Fail), заявил, что, на его взгляд, борьба между китайско-российской осью и западными демократическими институтами, будет решающей битвой в следующем столетии. И сейчас США находятся в противоречивом, неопределенном положении — во главе страны стоит порочный, дискредитировавший себя человек, более благожелательно относящийся к китайско-российскому альянсу.

По мнению ряда экспертов, хаотичный подход Трампа к международным вопросам, в свою очередь, способствовал укреплению и России, и Китая.

Политолог из Мичиганского университета Артур Лупия (Arthur Lupia) в электронном письме написал следующее:

«Поскольку Америка все чаще рассматривается как нестабильный и ненадежный партнер, из-за связанного с этим снижением доверия (к ней) на международной арене возникают новые возможности для таких людей, как Путин — которые могут гарантировать относительную стабильность».

Что мы имеем в итоге?

«Сейчас у нас меньше рычагов влияния в решении многих международных вопросов».

Опубликованные в июне результаты опроса, проведенного аналитическим центром Pew среди взрослых респондентов в 37 зарубежных странах, являются наиболее наглядным свидетельством влияния Трампа на международный авторитет Америки. Оказалось, что в среднем только 22% респондентов уверены в том, что Трамп в международных делах действует правильно. Эти результаты существенно отличаются от данных опроса, проведенного в последние годы президентства предшественника Трампа, когда уверенность в том, что роль Америки в мире определяет президент Обама, выразили в среднем 64% опрошенных.

По сравнению с Трампом Обама пользовался доверием большинства респондентов в 35 странах. Что характерно, по уровню доверия Трамп обошел Обаму лишь в двух странах — России и Израиле.

Критики внешней политики Трампа утверждают, что стремление Госсекретаря Тиллерсона «оптимизировать» возглавляемое им ведомство путем увольнения более двух тысяч работников, привело к сокращению международного присутствия США. К концу этого месяца численность высших должностных лиц — послов из числа профессиональных дипломатов и министров — планируется сократить вдвое, с 39 до 19 человек.

15 ноября в своем письме к Тиллерсону Джон Маккейн, председатель Комитета по вооруженным силам сенатор и сенатор-демократ Жанна Шахин (Jeanne Shaheen), заместитель председателя Комитета Сената по международным отношениям (курирующая кадровые вопросы Госдепартамента и финансирования программ международной помощи), написали:

«Если рассматривать в совокупности сомнительные методы управления в Госдепартаменте; отношение некоторых членов администрации к роли дипломатии; снижение морального духа, ухудшение ситуации с комплектованием и сохранением кадров; отсутствие опытного руководства, способного в дальнейшем укрепить дипломатический корпус нашей страны и обеспечить его профессиональное долголетие; а также сообщения о том, что американская дипломатия становится менее эффективной, то складывается удручающая картина».

Их вердикт: «Все это заставляют нас сделать вывод о том, что мощь американской дипломатии ослабевает изнутри — в то время как на международной арене нарастают глобальные кризисы».

Попрание Трампом — и его назначенцами — демократических норм и принципов является главным элементом того, что можно было бы назвать процессом одичания или де-цивилизации. Отчасти этим обусловлено то, что президент вновь и вновь демонстрирует свое лицемерие. Это двуличие опять проявилось в этом месяце в его кулуарных разговорах, в которых он повторил свои лживые заявления о месте рождения Барака Обамы. А также слова, произнесенные в записанной на пленку передаче Access Hollywood, где он хвастливо рассказывал о том, что можно делать с женщинами, «когда ты — звезда».

На фоне этих событий возобновились публичные дискуссии о психическом здоровье Трампа.

Есть «кое-какие признаки того, что Трамп иногда не в состоянии отличить реальную жизнь из фантазий», написал 27 ноября Дэвид Грэм (David Graham) в журнале The Atlantic.

В среду Трамп пошел еще дальше и дошел до крайности, ретвитнув видео, выложенное британской ультранационалистической организацией, в которых «предположительно показаны мусульмане, совершающие акты насилия». Премьер-министр Тереза Мэй в прямой форме обвинила Трампа, сказав: «Плохо, что президент это сделал». Как написала The Times, «ни один современный американский президент еще не распространял материалы такого провокационного характера, выложенные экстремистской организацией».

Из-за невероятного количества лжи и лицемерия в словах и действиях Трампа перестаешь верить истине. Как удачно выразилась Ханна Арендт (Hannah Arendt), когда это происходит, ничему уже больше не веришь:

«… можно заставить людей поверить в наиболее фантастические утверждения в один день и убедиться, что если на следующий день они получат неопровержимое доказательство их обмана, то найдут убежище в цинизме. Вместо того, чтобы бросить вождя, который их обманул, они будут уверять, что все это время знали, что то утверждение — враки, и будут восхищаться вождем за его высшую тактическую мудрость».

Или как Арендт сказала в интервью одному французу в 1974 году: «Когда у нас больше не будет свободной прессы, случиться может всякое. Тоталитарный лидер или любая другая диктатура может править потому, что люди не информированы; как вы можете иметь мнение, если вы не информированы? Если все всегда вам лгут, то последствия состоят не в том, что вы верите лжи, а в том, что никто больше ничему не верит. Потому, что ложь по самой своей природе должна меняться, и лживому правительству приходится постоянно переписывать собственную историю. В результате вы получаете не только одну ложь — ложь, с которой вы могли бы прожить до конца своих дней — вы получаете большое количество лжи, в зависимости от того, куда дует политический ветер. И народ, который уже ни во что не может верить, не может принять решение. Он лишен не только способности действовать, но и способности мыслить и составлять свое мнение. И тогда с таким народом можно делать все, что угодно».

Добавьте к списку лживых заявлений Трампа травлю из расистских побуждений, его нападки на свободную прессу, его обвинения в распространении «фальшивых новостей», его попытки спровоцировать дальнейшее подавление прав избирателей. И еще то, как он сводит на нет легитимность избирательного процесса, его пренебрежение к независимости судебной власти. Его собственное лицемерное отношение к сексуальным домогательствам, его демонстративное нежелание отчитываться перед избирателями, которые его поддержали, его презрение собственным сторонникам и манипулирование ими, его «малодушие». Перед нами предстает картина порочности и полнейшего морального разложения демократического руководства.

15 ноября в Аджемоглу написал в журнале Foreign Policy:

«Прошел год с момента избрания Дональда Трампа президентом, и, несмотря на его сомнительную приверженность политическим традициям страны, американская демократия все еще держится».

Затем Аджемоглу спросил: «Может, пришло время по достоинству оценить силу американских институтов?» Ответим коротко: «Нет».

Попранные политические нормы, которые являются оплотом нашей демократии, не так легко восстановить — даже если остановить самые опасные политические действия Трампа. Точно так же невозможно отказаться от шовинистской, антииммигрантской и националистической риторики, если ее некогда поощрял президент США.

На фоне этих угроз Аджемоглу продолжает о своем: «эффективность американской системы сдержек и противовесов пока отнюдь не утешительна».

Нашей демократии предстоит пройти испытание, которое покажет, можно ли восстановить те нормы и принципы, на основе которых работает вся система. Трамп растоптал эти правила и стал президентом. Не исключено, что уже само это нанесло ей непоправимый ущерб.

Можно ли исправить ситуацию правовыми средствами? Например, с помощью расследования, которое ведет Мюллер?

«Полностью остановить и обуздать авторитаризм и беззаконие исполнительной власти с помощью судебной системы, уголовного права или письменной Конституции невозможно», — написал Джейкоб Леви (Jacob Levy) в своей статье The Limits of Legalism («Пределы законности»), опубликованной на этой неделе на сайте либертарианского Центра Нисканена:

«В конечном счете, с этим должны бороться депутаты — представители законодательной власти: однопартийцы, готовые ввести серьезные ограничительные меры. Или же это могут сделать избранные в парламент представители оппозиции».

На данный момент однопартийцы Трампа — республиканцы в Палате представителей и в Сенате — особого желания противодействовать ему не проявляют. Чем дольше Трамп будет оставаться на посту президента, тем больше опасность того, что он нанесет непоправимый ущерб тем институтам, которые должны стать необходимыми инструментами при любых серьезных попытках ему противостоять.

http://inosmi.ru/politic/20171203/240912246.html
Оригинал публикации: The Self-Destruction of American Democracy
Опубликовано 30/11/2017

0

30

The Times, Великобритания

Ми6 — о нарастающей угрозе со стороны России

Британия, наконец, всерьез отнеслась к опасности путинского режима, но она все еще удручающе плохо оснащена, чтобы как-то ему противостоять.

03.12.2017
Эдвард Лукас (Edward Lucas)



После 25 лет излишней самонадеянности Британии Россия стала для нее главной международной угрозой. Капитан Уайтхолла дал отмашку. Под палубами кочегары бросают уголь в горящие печи. Штурманы пытаются найти давно забытые маршруты и карты.

Новые настроения — отчасти тревожные, отчасти решительные — определили замечательную речь, произнесенную в штаб-квартире НАТО человеком, которого правительство скромно характеризует как «высшее должностное лицо». Этот человек — в котором многие в аудитории признали Алекса Янгера (Alex Younger), главу Ми6 — рассказал посланникам НАТО, что Кремль «стал примером» современных угроз, которые стоят перед нашей страной и ее союзниками. Цель России состояла в том, чтобы расколоть Запад, посеять неуверенность и двойственность. Знакомые границы оказались размыты: между словами и действиями, электронным и кинетическим миром, между домашними и международными угрозами, даже между миром и войной. В частности, старая модель конфликта, в которой военные действия состояли на 80% из применения силы и на 20% — из информации, теперь обернулась вспять.

Призывая союзников расширить свою деятельность в деле сопротивления российской гибридной войне, он также осудил «чувство безнаказанности» Кремля, подогреваемое нежеланием Запада отвечать на российские провокации. Решение не предпринимать действия само по себе является ответом, сказал он с укором, и такой ответ может привести к эскалации.

Это, безусловно, является уроком последних двух с половиной десятилетий. После недолгого периода в начале 1990-х, когда Россия выступала в роли государства, которому «диктуют правила», так как она была вынуждена принять нормы мира в период после холодной войны, она стала «государством, которое создает видимость подчинения правилам»: оно делает вид, что соблюдает международные соглашения, но на деле подменяет и нарушает их. Далее, подогреваемая растущими ценами на нефть и путинским контролем политической системы, она стала откровенным нарушителем правил, угрожая нарушить мировой порядок безопасности, вмешавшись в дела своих соседей. Масштаб этого вмешательства варьировался от кибератак (Эстония, 2007) до военного вторжения (Украина, 2014). Россия также не гнушалась подкупом, пропагандистскими нападками и агрессивной диверсией, каковым был, например, неудавшийся переворот в Черногории в прошлом году.

Британия, как и Запад в целом, предпочитала громко сетовать, вместо того, чтобы предпринимать какие-то действия. Неудивительно, что Россия решила, что может вмешаться даже во внутренние дела крупных западных стран. Только в начале этого года служба национальной безопасности Британии, наконец, решила повысить Россию до уровня угрозы «первого порядка», наряду с кибератаками и терроризмом (в перечне угроз 2010 года Россия даже не упоминалась). Спустя всего полгода этот сдвиг превратился в стратегию. Она состоит из следующих элементов: расширения нашего военного ответа внутри страны и в Восточной Европе, противостояния кремлевской пропаганде при помощи «стратегических коммуникаций», обуздания российского интриганства на территории бывшей Югославии, защиты наших компьютерных сетей от передового российского кибероружия, усложнения жизни российской элиты и поддержки Украины.

Все это похвально. Как и внимание, которое депутаты уделяют этому вопросу, в частности, расследованию российской дезинформационной атаки Комитетом палаты общин по цифровым технологиям, культуре, СМИ и спорту. Парламентский комитет по разведке и безопасности, вновь созванный после возмутительно длительного пятимесячного перерыва после выборов, также продолжит свою работу.

Задавать вопросы и добывать ответы — это не одно и то же. Списки с пожеланиями невозможно назвать стратегией. Стремление к цели не создает средств к ее достижению. С 1991 года эта страна растратила свой потенциал в отношениях с Россией. Приоритетом была торговля и инвестиции, а также поиск общей основы в борьбе с преступностью и терроризмом. Те, кто беспокоился о влиянии российских денег на нашу финансовую систему или сомневался в искренности российских предложений сотрудничества, были вытеснены из игры или отстранены. Люди, несущие ответственность за эту политику, до сих пор по большей части отрицают это.

В результате нас постоянно застают врасплох, нам постоянно не хватает информации о целях и планах России. В некоторых московских кругах стало модно называть Москву «третьим Римом», подразумевая, что она является духовной и геополитической наследницей Римской и Византийской империй. Поэтому, когда влиятельные российские вебсайты описывают Британию как «Карфаген», подразумевая наше полное уничтожение, можно ли назвать это просто риторикой или за этим скрывается нечто более зловещее? Были ли недавно проведенные российские учения предназначены для возбуждения аудитории в России, или Кремль действительно считает, что атомная война неотвратима? Было бы полезно знать ответы на эти вопросы.

Несмотря на то, что по сути своей Россия — слабая страна, она сильна в нужных ей вопросах. Как рассказал, выступая в парламенте в прошлом году, Виктор Мадейра (Victor Madeira), специалист по российским угрозам, все вместе наши военные атташе, силы разведки и королевские войска связи и всей остальной армии, включая ВМФ, воздушную разведку и службы наблюдения и рекогносцировки, 77-ю бригаду (подразделение армии, занимающееся информационной войной), имеющие отношение к военному делу отделы Центра правительственной связи и Кабинета министров, службы оборонной разведки, а также силы нашего спецназа, королевских десантных и парашютных войск составят всего лишь одну двенадцатую от приблизительного объема всего лишь одного из российских шпионских агентств — военной разведки ГРУ.

Нам также не хватает политической воли действовать в соответствии с нашим перечнем пожеланий. Связи России с Трампом и Брекситом даже не следует упоминать. Сити (который известен также под названием Лондонград) пускает слюни при мысли о перспективе котировок En+, энергетического и металлодобывающего конгломерата, контролируемого олигархом Олегом Дерипаской. Вырученная сумма порядка 1 миллиарда должна пойти на оплату долгов этой компании ВТБ, российскому банку с хорошими связями, по которому нанесли удар западные санкции после вторжения России в Крым. Ни одного слова критики от правительства не прозвучало.

Возможно, Уайтхолл отправился по новому маршруту. Однако в неблагоприятных погодных условиях он выглядит не слишком пригодным для плавания.

http://inosmi.ru/politic/20171203/240912438.html
Оригинал публикации: MI6 lays bare the growing Russian threat
Опубликовано 01/12/2017

0

31

Le Monde, Франция

XXI век не будет американским

Писатель и публицист Паскаль Брюкнер считает, что США оказались в тисках между громогласным президентом-миллиардером и зацикленными на политкорректности левыми, в результате чего, судя по всему, они выпадают из истории
.

15.12.2017
Паскаль Брюкнер (Pascal Bruckner)

Как говорил де Токвиль в XIX веке, американцы высокого мнения о себе и считают себя избранными провидением. После избрания Дональда Трампа многие погрузились в близкую к потере самооценки меланхолию. Стыд за избрание главой государства вульгарного и агрессивного фигляра накладывается на упадок духа, который со времен терактов 11 сентября 2001 года указывает на брешь в американской крепости.

Столько богатств и мощи в руках одного бизнесмена, который вызывает отторжение даже у своих ближайших соратников и идет наперекор всем правилам приличия… Как бы то ни было, Трамп — не историческая случайность, а результат нескольких лет политической слепоты истеблишмента: усиление неравенства, разгул мультикультурализма, презрение к белому рабочему классу, чья продолжительность жизни идет на спад.

Барак Обама сам сел в лужу, когда обвинил простых людей со Среднего Запада в том, что они «вцепились в ружья и религию». Хиллари Клинтон же 9 сентября 2016 года назвала избирателей Трампа «жалкими людьми», хотя потом и принесла извинения. Несмотря на все свое красноречие и таланты, Обама стал обманчивой рекламой для страны: он создал веру в некую пострасовую Америку, хотя в США набирала силу этническая напряженность, а он сам подтолкнул ее к изоляционизму. В результате он, сам того не желая, выпустил на волю злой ветер «трампизма».

С 1917 года США воплощали в себе гарантию стабильности Запада. При возникновении угрозы они всегда были средством последней надежды. Они спасли Европу от прусского милитаризма, а затем нацизма и коммунизма, завоевав тем самым огромный кредит доверия. Они положили конец войне в бывшей Югославии, показав тем самым нелепость бездействия Брюсселя, и стремились стать лидером в борьбе с терроризмом. Не важно, находилась ли власть в руках демократов или республиканцев, администрация в конечном итоге всегда занимала центристские позиции. Гений страны заключался в том, что она неизменно преодолевала раздиравшие ее противоречия и формировала новый синтез. Теперь это в прошлом.


Призрак назревающей гражданской войны

В 2001 году страна избрала бывшего алкоголика, ханжу и невежду, а в 2016 году победу одержал нарциссический клоун с мозгами ребенка. Что-то сломалось. Напряженность же достигла такого уровня (все обостряет практически неограниченное хождение огнестрельного оружия и решительный настрой самых разных групп, от сурвивалистов до нацистов), что призрак подспудной гражданской войны уже нельзя просто так сбросить со счетов. Это напоминает нам, что американская культура с ее образами первопроходца, ковбоя, шерифа и массового убийцы по своей сути все еще остается культурой насилия. Вся эта накопленная сила оборачивается против носителей и с регулярной продолжительностью выливается в массовые убийства, которые выглядят в этом плане как своеобразный катарсис.

Америка вызывает у нас разочарование тем, что не предлагает никакой альтернативы выходкам своего президента. Она оказалась между молотом несдержанных президентских выкриков и наковальней политкорректности. Единственный их общий момент — это имперская надменность, у которой уже нет никаких оснований, поскольку мир не хочет быть американским. У американской прессы, особенно после Уотергейта, сложилась заслуженная репутация журналистики, которая ставит на первое место факты, а не мнения, упорно стремится к истине.

Теперь же она подхватила европейскую болезнь идеологии, предпочтения идей, а не реальности. Она погрязла во лжи и цензуре, как и весь остальной мир: от вымышленного оружия массового поражения Саддама Хусейна в 2003 году до отказа публиковать скандальную обложку Charlie Hebdo в 2015 году. Вместо пришедшей из Старого света классовой борьбы в Америке возникла расовая, вместо универсального европейского феминизма — война мужчин и женщин, вместо сублимации желания — жесткое пуританство, вместо республиканского гражданского проекта — бесконечное дробление на меньшинства.

В стремлении избавиться от первородного греха уничтожения индейцев и рабства, Америка придумала позитивную дискриминацию с вполне реальными результатами. Тем самым она боролась с расизмом, превращая расу в фетиш, изолируя каждую категорию в рамках одной идентичности. Современная Америка — это сборище готовых вцепиться друг другу в глотку племен, а не большой и дружный коллектив. На шее страны все еще тяжелым грузом висит ярмо сегрегации: каждому человеку предлагают остаться у себя, найти прибежище в собственной группе по рождению или принадлежности.

Это формирование «безопасных пространств» в студенческих городках, где женщины, геи, лесбиянки и черные замыкаются в группе своих, отгораживаясь от внешнего мира. Предвыборные кампании в Америке слишком часто скатываются в стремление всеми силами угодить общинам, забывая о связывающих всех коллективных чувствах.

В этом плане культура студенческих городков вызывает особую тревогу: вместо того, чтобы способствовать развитию коллективного разума, некоторые из них (в том числе одни из самых знаменитых) практикуют левый маккартизм, лишая слова всех, кто не вписывается в общую тенденцию. Градус политкорректности таков, что в скором времени в американских университетах свободный разум может уступить место механическому мышлению, которое выстроено по неким безумным стандартам. Речь идет о точно таком же оболванивании, как при маоизме или у красных кхмеров, только теперь все происходит во имя благих намерений и в величайшей западной демократии.

Америка теряет голову, как только речь заходит о религии

Каждый раз, как у Америки возникают сомнения в себе, она устраивает нападки на Францию (обратное тоже верно): так было в 2003 году во время второй войны в Персидском заливе, когда взбешенные противодействием Парижа неоконсерваторы переименовали картошку фри (из french fries в freedom fries). Кроме того, после принятия в 2004 и 2010 годах законов о запрете исламской вуали в школах и общественных местах, все англосаксонские левые обвинили Париж в расизме. Только вот в 2017 году точно такое же решение приняли Марокко, Алжир (в школах), а также Бельгия и (совсем недавно) Квебек. Примкнут к этому и другие страны.

Более того, 2 сентября 2016 года The New York Times в достойном «Правды» пропагандистском порыве на первой полосе назвала Францию тюрьмой для мусульман (предлогом к тому стала ситуация с буркини). Тем самым престижное издание хотело продемонстрировать превосходство англосаксонской модели светского общества над французской. Как бы то ни было, оно лишь в очередной раз проявило характерную смесь ханжества и высокомерия: Америка буквально теряет голову, как только речь заходит о религии. Быть агностиком или атеистом считается там плохим тоном. В 2015 году президент Обама подошел к самой грани неприличия, отказавшись присоединиться к главам государств, которые устроили в Париже шествие против фанатизма после убийств в Charlie Hebdo, а затем призвал Францию интегрировать мусульман, как это делают США. Было это до бойни в Сан-Бернардино, Орландо и на Манхэттене.

Сейчас Америка теряет в первую очередь «мягкую силу», то есть притягательность, которая всегда была ее «брендом». До начала XXI века именно она задавала моду, тенденции и течения, обладала невероятной привлекательностью, в том числе и в глазах врагов. Она приучила нас к такому обилию гениев в музыке, театре, литературе и кинематографии, что сейчас источник кажется иссякшим. От нее больше не исходит поразительных и неотразимых предложений. Когда мы в последний раз читали великий американский роман, смотрели великий американский фильм, открыли для себя великого американского художника? Сейчас кругом полно блокбастеров и бестселлеров, однако нас не отпускает чувство, что все это уже не то.


Злейший враг успеха — сам успех

В 2016 году два главных оплота англосаксонского мира, то есть Великобритания и США, решили сами себя подкосить: первая проголосовала за Брексит, а вторые избрали президентом блондинистого миллиардера. В этом промах богатых и сильных народов, которые обрекают себя на отставание, веря, что возвращают былое величие. Любая империя рано или поздно гибнет из-за самоуверенности и гордыни. Убаюканная сверхдержавностью Америка забыла, что злейший враг успеха — сам успех, как говорил Дэвид Лэндис (David Landes). Сегодня быть империей ей уже не по силам. Головокружение от легких успехов — плохой советчик, если заставляет нацию уверовать в собственную неуязвимость и отсутствие необходимость бороться со своими болячками.

XXI век не будет американским. Он станет китайским, быть может, также индийским или бразильским. Как бы то ни было, этот упадок нельзя назвать хорошей новостью с учетом наших собственных слабостей и угроз со стороны России, Востока и Африки. Нам нужно помочь американским друзьям вернуться в общий мир, вновь вести себя осторожно и разумно. Если не произойдет катастрофы, Америка рано или поздно вновь встанет на ноги: она лидирует в научных исследованиях, может опереться на динамичное общество и прочные институты.

Только вот, как минимум на одно поколение, этот нравственный упадок смещает центр тяжести: лидерство в свободном мире переходит к Европейскому союзу, который расшатывают его собственные слабости. В Европе есть два столпа: Париж и Берлин. Но Ангела Меркель устала и дискредитировала себя. Остается лишь Франция и ее новый президент, который должен взвалить на свои плечи судьбу континента. Таков сейчас исторический момент для Франции. Пьянящая, но страшная ответственность.

http://inosmi.ru/politic/20171215/241011349.html
Оригинал публикации:
Опубликовано

0

32

The Guardian, Великобритания

Смиритесь: того Запада, который выиграл холодную войну, больше нет
Страны восточного блока покорил капитализм. Поэтому либеральная политика в одиночку не сможет победить сегодняшний популизм.

11.01.2018
Рафаэль Бэр (Rafael Behr)



Один мой эстонский друг как-то раз сказал мне, что финское телевидение и туалетная бумага внесли такой же вклад в подрыв Советского Союза, как и ядерное сдерживание. Этот человек вырос в Таллине при советской власти, но рос он в пределах досягаемости американских мыльных опер, которые передавали из Хельсинки. То, что Даллас сделал для любителей гламура, контрабандный рулон туалетной бумаги сделал для задниц, страдавших от жесткой советской целлюлозы. Прибалты хорошо понимали, что они потеряли, и поэтому не могли смириться с лишениями коммунистической эпохи.

Кажется, что это было очень давно. Так оно и есть на самом деле. Эпоха после окончания холодной войны длится почти столько же, сколько и сама эта конфронтация. Берлинской стены нет дольше, чем она существовала. Этот период в политическом плане стал определяющим для тех людей, которые в нем выросли, а тем, кто появился на свет позже, он кажется незнакомым и далеким. То поколение, которое сегодня занимает важные посты во власти, хорошо понимает, что это значит — быть «Западом». Но их детям это менее понятно. А для их внуков это ощущение вообще будет расплывчатым и туманным.

Сам термин «Запад» очень часто вызывает путаницу. Его нередко используют для того, чтобы обозначить демократию, цивилизацию и белую расу. Но в контексте стратегического соперничества, в эпицентре которого оказался Берлин, «Запад» стал обозначать лишь одну сторону. И этот ярлык прочно пристал к ней.

Измерение политических достоинств и добродетелей по меридиану дало новый импульс силы неосоветскому стилю государственного управления Владимира Путина и привело к появлению популистских правительств в странах бывшего Варшавского договора. Стремление к усилению собственной власти, наглядно проявляющееся в деятельности польской партии «Закон и справедливость» и националистически настроенного премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, придало некую обоснованность идее либерального «западного стиля». Эта идея означает существование гражданских свобод, которые отстаивают независимые суды, свободной прессы, неподконтрольных государству оппозиционных партий и вполне реальную перспективу утраты власти действующими государственными руководителями.

Но эти четкие линии оказались размытыми из-за членства Польши и Венгрии в ЕС. Когда они в 2004 году вступили в Европейский Союз, предполагалось, что эти страны будут придерживаться высочайших стандартов политического плюрализма. Сделка предусматривала реализацию либеральных реформ в обмен на включение в высшую экономическую лигу. Переход в нее должен был стать билетом в один конец. Но сегодня старые члены ЕС встревожены, наблюдая за тем, как восток Евросоюза возвращается к своим дурным привычкам.

Еврокомиссия может пристыдить и наказать тех членов, которые не придерживаются основополагающих ценностей ЕС. Она применила соответствующие положения договора, когда польские власти начали оказывать давление на независимость судебной власти. Однако Еврокомиссия не стала прибегать к имеющимся в ее распоряжении санкциям, таким как удержание финансовых средств и лишение права голоса на саммитах, так как опасается усиления националистического недовольства и дальнейшего отхода Варшавы от ценностей демократии.

Австрия также избежала соответствующего порицания, несмотря на то, что в прошлом месяце в состав ее правящей коалиции вошла крайне правая Австрийская партия свободы. Когда эта партия, уходящая своими корнями в нацистское прошлое, в 2000 году вошла в состав правительства, страны-члены ЕС подвергли Вену остракизму, обвинив ее в узаконивании экстремизма. В то время Австрийская партия свободы находилась за чертой благопристойности. Теперь эта черта сдвинулась.

Лидер этой партии Хайнц-Кристиан Штрахе (Heinz-Christian Strache), ныне занимающий пост вице-канцлера, не является евроскептиком, в отличие от Марин Ле Пен и Найджела Фараджа. Тем не менее, возглавляемая им партия озлоблена на ислам. Однако Австрия является «западным» членом ЕС, и такой неофициальный статус старшинства дает ей привилегии в клубе, который мирится с находящимися на высоких постах ксенофобами.

А теперь поговорим о Дональде Трампе. Американский президент превратил в пародию идею о том, что Запад является светочем нравственности и морального авторитета. Надо сказать, что закон сдерживает его деспотические позывы так, как это не смогли бы сделать более слабые страны. Но это в определенной мере деградация системы, которая сегодня хвастается своей способностью противостоять нападкам злобного маньяка, повсюду расставляющего своих родственников и дружков. Раньше планка у Америки была выше, а сегодня она превратилась в конституционную клептократию.

В такие моменты легко забыть о том, что «западная» модель по-прежнему является лучшим способом организации людей в составе мирных и процветающих сообществ. Люди, живущие в либеральных демократиях, обычно принимают их преимущества как должное. Другие же страны не воспринимают их как данность. Миллионы людей голосуют ногами, переезжая с континента на континент в поисках лучшей жизни. Такое перемещение людских масс льстит демократическим обществам, хотя наша политика редко указывает на это. Понадобилось поколение, чтобы общество отошло от своего идеализма, выразившегося в разрушении Берлинской стены, и начало возводить разводной мост Брексита.

Во времена холодной войны Западу было весьма комфортно от того, что он обладает материальными преимуществами над пребывающим в неволе Востоком. В то время как мой эстонский друг пылал завистью, мы чувствовали себя какими-то особенными, находясь рядом со своими незадачливыми восточными соседями. И хотя нравственные доводы против коммунистических режимов заключались в том, что они душат свободу, их погубил экономический крах. Конечно, это было взаимосвязано. Подавляя инакомыслие, эти режимы транжирили государственные ресурсы. Запрещая свободное предпринимательство, они загоняли его в подполье, а это порождало коррупцию и подрывало власть закона.

Между тем, по обе стороны этого разлома доводы в пользу политического либерализма неотрывно следовали за рыночным капитализмом. Западные интеллектуалы и восточные диссиденты долгие годы молили о демократии, делая это из принципиальных соображений, но жестокая экономика в конечном итоге решила проблему. Тревогу вызывает то, что либерализм не очень-то хорошо умеет одерживать победу силой одних только аргументов, хотя именно так думают его поборники. Его смертного врага фашизм удалось уничтожить не дебатами и не экономической гонкой. Его искоренили в ходе начатой фашистами кровавой борьбы не на жизнь, а на смерть.

Сейчас, когда в самом сердце демократии поднимают головы антилиберальные силы, либералы не находят доводов в защиту своего дела, что очень сильно пугает. Сегодня нет восточного блока, который завистливо смотрит на нас из-за своего забора, подтверждая превосходство наших методов. Все заборы снесены, а к тем, кого мы когда-то жалели, теперь относятся как к непрошеным гостям, крадущим наши скудные ресурсы. И хотя Британия, США и Западная Европа по-прежнему считаются самыми богатыми местами на Земле, миллионы живущих там людей не воспринимают это как благо и счастливый дар. Они чувствуют себя незащищенными, обманутыми и лишенными законных прав.

Мы по-прежнему делаем лучшие телевизоры и туалетную бумагу. Но они никогда не были неопровержимыми доводами в пользу либеральной демократии. Это была реклама некоего продукта, называемого Западом. Но этот продукт, продаваемый на тех же условиях, сегодня уже не существует.

http://inosmi.ru/politic/20180111/241158795.html
Оригинал публикации: Face facts. The west that won the cold war no longer exists
Опубликовано 10/01/2018

0