Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » Украинский комплекс младшего брата.


Украинский комплекс младшего брата.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Сам я русский, родился и до 18 лет жил на Украине, тогда еще советской. Регулярно езжу к отцу, последний раз уехал 22 января 2014, ровно за месяц до майдана, звоню каждую неделю, так что относительно в курсе дела. Сложилось убеждение, что мы на Украине наблюдаем образчик демократии времен Киевской Руси. Тогда это называлось "вече", сейчас "майдан", кстати для тех кто не знает майдан это площадь. Как это происходило хорошо описано в повести Гоголя "Тарас Бульба". Абсолютно никаких изменений нет, кстати на Украине до сих по радио идет прямая трансляция заседаний Верховной Рады и их драчки у трибуны Рады родом из 10 века, а может и раньше. Констатирую за 1000 лет не произошло никакого изменения демократических институтов, полный застой местной политической жизни на одном уровне. Это кстати проявилось в отсутствии стремления к государственному строительству, да и сегодня государственность свалилась Украине прямо в руки, вследствие развода СССР.
Результат  25-летней самостоятельности Украины-полная дезинтеграция доставшегося от СССР мощнейшего промышленного потенциала, постоянное уменьшение населения, потеря территории и прочее, прочее и.....
Как говорится не в коня корм.
Об этом в частности и будем здесь писать и цитировать людей власть имевших и власть придержавших сегодня, знакомых не понаслышке с ситуацией на Украине, разбираться с коренными причинами.

Для начала слово господину Кравчуку Л.М

Константинус.
-----------------------------------------------------------------------------
Леонид Кравчук: Не внутри украинца сидит война, а внутри россиянина, который пытается считать украинца младшим братом ("Сегодня", Украина)

22/10/2015

Первый президент независимой Украины рассказал о том, при каких условиях в Украине может прекратиться война, почему он подписал знаменитые соглашения в Беловежской пуще и что нужно, чтобы побороть коррупцию в стране.

Когда вы были президентом Украины, насколько уже тогда можно было прогнозировать, что война на Украине будет?

— Давайте мы разделим этот вопрос на две части. Есть внутренняя война без стрельбы: война у власти. Власть уже 24 года воюет внутри себя: президент с премьером, президент с парламентом, парламент с политическими силами, политической элитой. То есть идет сплошная война, выяснение отношений. И сейчас она идет. Во-вторых, война Украины и России из моего опыта общения с Горбачевым, Ельциным, Яковлевым, Сусловым, — сегодня не является случайным явлением с точки зрения поведения и политики, и философии политики России — это наше внутреннее состояние.

Расскажите историю вопроса, когда появились первые признаки того, что война неизбежна? 

— Когда перед президентом Ельциным встала задача определить основы внешней политики уже новой России после Беловежской пущи, он издал указ. Мы с ним обсуждали некоторые возможные моменты этого указа. И в черновом варианте было — и осталось в подготовленном и поданном в российскую Думу — примерно такое: Украина должна остаться в системе национальных стратегических интересов России. Вы понимаете, что это значит?

То есть придатком без права определять свой вектор?

— Дело в том, что Россия не видела своего величия и своего возможного богатства, своего совершенствования с точки зрения борьбы за мировое господство без Украины. Она и сейчас хочет соревноваться с Европой, с Америкой. Валовый национальный продукт России составляет 3 триллиона 600 миллионов долларов. Валовый национальный продукт Европейского союза составляет 40 триллионов. И если добавить Соединенные Штаты Америки, будет около 100 триллионов. Я задаю вопрос: с кем соревноваться? Есть ядерное оружие, но это не соревнование — это уничтожение. Продолжая тему, поставив так вопрос, Россия была и остается контролером поведения Украины. Как только Украина с точки зрения этого коренного интереса России ведет себя не так — хочет избрать европейский курс, хочет стать членом НАТО — Россия начинает принимать меры. Это делал и Ельцин, это делал и Медведев.

Какие меры принимались?

— Черноморский флот, Харьковские соглашения, цены на газ.

То есть каждый раз это был ответ на выбор нами европейского вектора?

— Да. Запрет на поставку продуктов: сыра, молока. Но пока действовали такими путями: экономическими, административными, назидательными. Чтобы урегулировать этот вопрос, собирались с Путиным, обсуждали, в чем-то мы уступали, в чем-то не уступали. А в итоге пришли к логическому завершению: к войне. В данном случае не на Украине внутри украинца сидит война, а внутри россиянина, который пытается все время считать украинца младшим братом, который должен быть не с ним, а под ним. Эта философия означает, что война неизбежна, если страна захочет избрать свой собственный путь развития. Я недавно где-то читал, что то, что произошло с Крымом и Донбассом, готовилось еще с 1993-го года. Я помню свой разговор с Ельциным в Москве. Сидели мы за столом, ужинали, говорю: «Борис Николаевич, спасибо, мне уже надо лететь». Он мне говорит: «Один вопрос: вы действительно считаете, что Украина пойдет европейским путем?» Я ответил: «Борис Николаевич, как народ решит. В Беловежских соглашениях, которые мы подписали, четко написано, что основы внутренней и внешней политики определяет народ и власть, избранная народом. Во всяком случае, это право Украины». Ельцин мне отвечает: «Леонид Макарович, Беловежские соглашения и договоры — это все понятно. Но мы же 326 лет жили вместе. И вы думаете, что только я так считаю? Я вам предлагаю интересный вариант. Пойдем на Красную площадь — здесь недалеко. Вы покажете пальцем на 100 человек, гуляющих по Красной площади, чтобы их собрали вместе. Поговорим с ними — и вы зададите им один вопрос: согласны ли они, чтобы Украина ушла от России в Европу. Я вам гарантирую: 98 человек скажут, что они не согласны». Он был прав. Сейчас 90 с чем-то процентов россиян поддерживают политику Путина против Украины. Это уже не случайность, это философия, это политика, это стратегия, это национальный интерес, который должен быть реализован любым путем: мирным или военным. Вот задали одному из российских чиновников вопрос: «Ладно аннексия Крыма, но зачем Донбасс?» Оказывается, вопрос готовился очень давно и по Донбассу. Он назывался условно так: Южно-восточный фронт. В этот Южно-восточный фронт под руководством Партии Регионов должны были войти области восточные и южные — и в «час Х» принять решение отделиться от Украины.

— Как вы говорите, созрело это недавно, а готовилось уже давно. Когда это могло в первый раз случиться? Когда были первые попытки военного сценария?

— Были попытки уже в 92-м году, когда решался вопрос о Черноморском флоте. Украина в рамках своей территориальной целостности приняла решение, что все войска, которые находятся на территории Украины, должны быть подчинены Украине. И я издал указ о подчинении Черноморского флота Украине. В тот же день Ельцин выдал свой указ о подчинении Черноморского флота на территории Украины России. Это уже был первый шаг территориального вмешательства. Начались очень сложные процессы. Некоторые корабли из Севастополя взяли курс на Одессу. По ним открыли стрельбу боевыми снарядами. Этого никто не знает, но это было и это в истории зафиксировано. Я вижу, что назревает чрезвычайная ситуация, звоню Ельцину и говорю: «Борис Николаевич, вот такая ситуация». Он говорит: «И что? Вы издали указ — я тоже». Точно так же, как сегодня с улыбкой отвечает Путин нашему президенту. Президент ему говорит: «Когда вы выведете свои войска с части территории Луганской и Донецкой областей?» А он с улыбкой отвечает: «А что, они там есть?» То есть издевка такая, в дурачка играет. Так и тут: «Леонид Макарович, вы же издали указ». Я говорю: «Борис Николаевич, назревает конфликт, причем идет стрельба уже». Он говорит: «А что вы предлагаете?» И тут я просто сходу говорю: «Борис Николаевич, давайте отменим: я свой указ, а вы — свой в один и тот же день, в один и тот же час? Скажем, завтра в 12 часов отменяем». И он согласился. Если бы мы этого не сделали тогда, был бы уже конфликт военный.

Когда в Приднестровье через Украину шла 14 армия, 120 тысяч людей должно было проехать, тоже могли быть конфликты. В Приднестровье все время что-то пылало. То есть Россия всегда держала палец на фитиле: или закрывала, или открывала в зависимости от того, как назревала ситуация. И говорить о том, что это случайно, что это мы, украинцы, такие непослушные...

Я скажу откровенно то, что вижу. Я не хочу сказать, что мы люди, которых можно гнуть до предела. Но мы же не пошли в Курскую область и не сказали: «Отдайте нам то, что принадлежало нам». Не пошли в Ростов-на-Дону в казачество и не сказали: «Тут же раньше было вот так — давайте сюда». Мысли такой никогда ни у кого не было. Не мы пришли к ним на их территорию забирать когда-то принадлежавшие или не совсем точно определенные границами территории. Мы исходили из того, что границы священные, территория Украины священная. Кстати, очень важно подчеркнуть, что в большом договоре, который подписали Ельцин и Кучма в 1997-м году о дружбе и сотрудничестве Украины и России, подписанном и ратифицированном и российской Думой, и украинской Верховной радой, — есть такое положение: Украина и Россия не имеют друг к другу никаких территориальных претензий и уважают территориальную целостность. Если они говорят, что Будапештский меморандум о ядерном разоружении для них не важный документ, потому что нет механизмов выполнения этого документа, то договор же есть, его никто не отменял. Не имеют? Оказывается, имеют. То есть они нарушили все: Будапештский меморандум, Договор о дружбе и сотрудничестве — и пошли на Украину войной.

Нарушили международные нормы, внутренние нормы, уважение к истории, уважение человека к человеку, уважение к славянству, как они заявляют, и поставили во главу два вопроса: «русский мир» и единая конфессиональная территория. И эти две пересекаемые политико-философские линии дают право России в любой день в любой час ввести свои войска, куда они хотят. То есть это философия подчинения. Я говорю в данном случае об Украине. Она записана в их основоположном документе, который определяет защиту «русского мира». Это означает, что любой человек или группа русских в Эстонии или, скажем, Белоруссии может обратиться к России за помощью, потому что их притесняют — но ведь можно же придумать это! Немцы в Польше как придумали? Убили кого-то — и началась аннексия Польши. Ничего сложного в этом нет. Россия готова ввести свои войска на территорию другой страны, чтобы защитить этих людей, которых кто-то обижает. То есть эта политика, эта стратегия национального интереса, искаженная положениями аннексии, агрессии и захвата — она лежит в основе философии политики России. Я же ничего не придумал — я вам назвал конкретные цифры, конкретные разговоры с конкретными людьми. Поэтому, извините, нет понимания того, что это случайность. Рано или поздно это должно было произойти. Как только Украина четко определила курс на Европу, после того, как через Майдан была изгнана старая власть и избрана новая, в соответствии с украинскими законами, как только это случилось, Россия объявила эту власть фашистской хунтой для россиян для того, чтобы россияне определились, что это опасная страна и ее надо заставить быть послушной. Они все время нас заставляли, заставляют и будут заставлять.

— То есть они не успокоятся?

— Никогда в жизни. Я еще раз повторю: Россия не отпустит Украину.

Что может заставить их передумать?

— Их может заставить только общемировое давление.

Но санкций же недостаточно?

— Нет. Санкции — они тоже не все работают в один такт. Если Европа не перестанет определять свою экономическую и другую политику зеленым цветом через доллар, потому что для них сейчас Россия дает доходы, единства в Европе не будет. И Путин это понимает. Он это использует, как хочет.

— Иногда складывается впечатление, что у Европы своя игра?

— Они не могут дождаться, чтобы хоть как-то решить вопрос на Донбассе, чтобы снять санкции с России. О Крыме они уже забыли. Но более того: они хотят «нагнуть» Украину, чтобы она согласилась на какие-то компромиссы с «ДНР» и «ЛНР» (а больше — с Россией) в ущерб национальным стратегическим интересам Украины. «План Мореля» посмотрите. Если бы не было «плана Мореля», можно было бы думать, что на Западе все не так. И Олланд говорил на этой встрече в Париже, что надо какой-то особый закон о выборах готовить. Какой особый закон о выборах? Мы должны поставить этот вопрос. Эта территория, которая сегодня не контролируется Украиной, так называемая «ДНР» и «ЛНР», будет чисто украинской? Согласится с этим Путин? Согласятся те, кто сейчас при власти в «ДНР» и «ЛНР»? Нет. Для того, чтобы принять какой-то закон и провести там выборы, надо пойти навстречу «ДНР», «ЛНР» и Путину. В чем мы должны пойти навстречу? Компромисс я допускаю. Нельзя упереться, как два барана на мосту, и биться, пока кто-то упадет в реку. Компромисс должен быть.

Что мы должны уступить? Мы должны обсудить на Украине с Верховной радой, президентом и народом. Не говорить, что мы победили, потому что мы не согласились с Путиным, как сейчас говорит министр иностранных дел и другие. Мы победили? В чем мы победили? Принят какой-то документ, в котором записано что-то в пользу Украины? Такой документ не принимался. Были сказаны слова, а сейчас надо принимать документы. Я думаю, мы понимаем, что слова и документы — две большие разницы. Ничего мы не победили и ничего мы не проиграли пока. Теперь стрельба может прекратиться, а война — нет. Потому что прекращение стрельбы, отвод крупнокалиберных орудий — это не прекращение войны, это остановка стрельбы. Теперь начинается дипломатическая политическая игра. Останутся ли «ДНР» и «ЛНР» где-то между или они станут украинскими? Это зависит от многих обстоятельств: от позиции Украины, от позиции России, от позиции мирового сообщества. Как вместе все эти три линии поведения будут скоординированы, синхронизированы? Если этого не произойдет, будет горячая точка, замороженная ситуация. Как говорят, и не нашим, и не вашим. Поэтому сейчас наступает самая сложная международная политическая дипломатическая игра. Если в этой игре мы будем играть так, как мы играли до этого в Минске: отказались очень быстро от женевского формата, не очень сильно говорим о будапештском формате… Если мы будем так играть, то мы заранее проиграем эту игру. Поэтому период чрезвычайно сложный.

Может ли наступить момент, когда в ЕС нам скажут, что мы для них не приоритет и нас там не ждут?

— Я думаю, этого не может произойти. Если бы это произошло, это бы означало на практике крах всей европейской демократии, крах всей европейской цивилизованной политики. Это бы означало, что каждый волк может жрать свою овцу. В этом и суть. Конечно, для них Украина — это мешок, который нужно нести, помогать и защищать. Но и отказаться нельзя, потому что это крах демократической правовой системы международных норм, которые записаны во всех документах. И все суды, которые есть в Европе и в мире,  они же работают. Они не могут отказаться, но и не могут взять на себя всю тяжесть этой проблемы. Что бы означало «взять тяжесть»? Сделать Украину членом НАТО — взять на себя защиту Украины.

Кстати говоря, я — избранный председатель украинской общественной организации, которая называется «Движение за Украину в НАТО». Украина сдала ядерное оружие, подписала Будапештский меморандум, понесла колоссальные потери, не зависящие от украинского народа. И не по причине украинского народа, а по причинам, далеко находящимся за пределами украинского народа: в России, Германии и других странах — война, голодомор и так далее. Около 15-ти миллионов человек погибло. Все это вместе дает нам право ставить вопрос о защите Украины как народа, который Россия ставит задачу проглотить или уничтожить как независимое государство. Можно идти формальным путем, что Украина не готова, как сегодня говорит наша власть. А можно пойти неформальным путем, с учетом особенностей, исторической ситуации и нынешней ситуации и угроз, которые висят над Украиной, и международных глобальных отношений в мире. Можно по-другому подойти к Украине, потому что Украина сегодня защищает не только себя. И не надо говорить о нью-йоркском уставе. Если сразу все поднять, то трудно найти решение.

Мне говорили в Беловежской пуще: «Леонид Макарович, не надо подписывать Беловежские соглашения. Украина не готова к независимости». Если бы я тогда так подумал и не подписал, я не знаю, что было бы с Советским Союзом. Но Третья мировая была бы неизбежной, потому что все клокотало. И только потому, что мы сумели разрубить все эти конфликты, которые уже назревали в народе очень серьезно: на Украине и не только на Украине, — мы затушили пожар. Но сейчас он прорывается. Поэтому надо подходить, исходя из момента истории, а не в целом истории. Сегодня есть опасный момент для Украины. Если Европа и демократический мир считают, что Украину надо спасти, чтобы ее не проглотили, он должен решить вопрос об Украине отдельно. Не хотят.

А почему не хотят?

— Все эти годы, куда бы я как президент и как председатель Верховной рады ни приезжал — в Европу или в Соединенные Штаты Америки, когда заходил разговор о будущем Украины, всегда на нее смотрели через Москву, через Кремль.

— Все равно нас всегда воспринимали как придаток?

— Все равно воспринимали нас как часть России. Поэтому, когда Кучма написал «Украина — не Россия», он как раз ответил на этот вопрос. У меня был очень курьезный случай. Сидели мы за столом в Давосе вместе с премьер-министрами европейских стран. Один из них задал мне вопрос: «Господин президент, вас на Украине где-то 5 миллионов?» И начал рассказывать, как он понимает Украину. Я говорю: «Извините, мне неприятно это слушать». Я сказал, что нас 50 миллионов. Он говорит: «Да не может быть!» Тогда я ему рассказал об истории Киевской Руси кратко очень. Премьер-министр! Вы хотите, чтобы «рядовой « гражданин Европы знал об Украине?

А теперь давайте с вами посмотрим на вторую часть: культуру отношений власти и народа. 25 лет война. И сейчас. Только избрали президента — кстати, я это не поддерживаю — уже говорят, что он «предатель». Я уже не выдержал и на одной из передач сказал: «Послушайте, во-первых, чтобы называть Порошенко «предателем», надо иметь хотя бы какие-то факты, документы». Я веду к следующему этапу отношений: за каждое слово человек должен отвечать. Особенно высокопоставленное лицо. Если нет фактов, он должен нести ответственность по суду. Гетманов из 26-ти может только двух или трех назвать — все остальные — кто из России, кто из Польши — «предатели» в основном. Теперь президенты-»предатели» будут, премьеры-»предатели». Нельзя же такие оценки вводить в культуру отношений. Я не хочу никого обелять. У меня нет каких-то особых отношений ни к Порошенко, ни к Яценюку. Но я говорю, что нельзя это вводить в общество. Они работают в очень сложных условиях.

Но людям трудно верить и доверять, когда они видят то, что происходит…

— Людям надо рассказывать. Ничего нельзя оставлять для разных слухов. Если президент говорит, что он продает свой бизнес, он должен сам откровенно об этом рассказать. Нет такого закона, чтобы он обязал его так поступить. Это его моральное право. Неужели непонятно, что каждый человек имеет право иметь свое заработанное состояние? Если не доказано, что он его украл, он это построил как бизнес. Он должен объяснить, почему он слушает людей, которые непонятно чью волю выполняют, почему эти люди имеют прямой вход к нему.

Давайте возьмем пример с назначением руководителя Укрэнерго. Почему какой-то, извините, Григоришин — я говорю «какой-то», потому что он не занимает в обществе никакого административного положения: он не депутат, он не член правительства... Он — российский гражданин, бизнесмен на Украине. Он использует возможности нашей страны для получения дохода. Почему Григоришин, на которого за все эти годы наслоено столько проблем: его выселяли из Украины, не пускали в Украину, где-то он что-то терял, разрушал? Сумской завод имени Фрунзе разрушил. Почему-то он имеет возможность прийти к президенту, предложить кандидатуру, и оказывается, что эта кандидатура ведет себя вопреки закону. И мы сейчас имеем проблему. Вопрос: кто должен назначать людей на такие должности, согласно нашему украинскому законодательству? Ведь Украина — парламентско-президентская страна. В парламентско-президентской стране все должности назначаются правительством. У нас — неизвестно кем. Значит, если отсутствует культура поведения должностных лиц высокого ранга, разобраться очень сложно и найти виноватого тоже сложно.

Тогда возникает вопрос, как развести бизнес и власть?

— Нам выгодно, чтобы сегодня поссорился бизнес с властью? Нам выгодно, чтобы бизнес сегодня не подставлял свои ресурсы под те вопросы, которые решает страна? В руках бизнеса очень крупные ресурсы, и это надо иметь в виду. Я не говорю сейчас о том, правильно они получили эти ресурсы или нет. Я говорю факт: в руках бизнеса колоссальные ресурсы. Я имею в виду крупный бизнес: Рината Ахметова, Игоря Коломойского, Виктора Пинчука и других. Забрать, национализировать большевистским путем? А кому потом отдать? Следующим близким к телу? Те-то уже далеки, потому что они пришли из другого мира, — так мы своих возьмем и поставим? Тогда революция не закончится никогда. В Вене находится Фирташ. Там был суд и меня попросили приехать рассказать, что было в то время. Я поехал туда потому, что Фирташ начал движение «Модернизация Украины», чтобы собрать все ресурсы на Западе и инвестировать их на Украину. Это плохо?

Хорошо.

— Хорошо. А наша власть говорить не хочет об этом. Нам не надо этого. Я задаю вопрос: почему? Потому что это Фирташ? Я говорил по телефону с Ринатом Ахметовым. Говорю: «Ринат Леонидович, может, давайте все соберемся? Я возьму на себя президента, людей, которые хотят помочь Украине». Он говорит: «Давайте». Начал с другими общаться — «А как это? А что это?»

Не захотели в итоге?

— Такого движения навстречу нет. Мне кто-то сказал: «А вы посадите за один стол Коломойского и Пинчука. Они уже два года судятся в Лондоне между собой». Я тогда сказал: «Вы знаете, чего бы я хотел? Я бы не хотел судить их. Я бы хотел, чтобы им дали 2000 гривен на месяц обоим, чтобы они пожили. Просто пожили на 2000 в месяц один год, чтобы я это увидел». Потому что когда люди переходят границы, когда сотни миллионов — это уже икра не лезет в рот, как говорится. Так тоже нельзя. Бизнес должен нести ответственность и перед народом, и перед страной, и выполнять свои социальные нагрузки. Кто выполняет социальную нагрузку? Я снова возвращаюсь: сегодня самую большую социальную нагрузку выполняет Ахметов Ринат Леонидович. Почему другие не выполняют? Хорошо, конечно, музеи открывать. Но есть и другие вещи, более важные.

— Если попытаться построить прогноз с учетом Сирии, если, как вы говорите, наша судьба в мировых руках, как дальше мы будем продвигаться?

— Я думаю, что в ближайшие дни ничего нового к тому, что произошло, не произойдет. Все будет в таком положении, как есть. Только если мы не сумеем найти общее решение, может быть обострение, могут стрелять. Ничего нового не произойдет. Выборов не будет на Донбассе, и в следующем году не будет. Мы сами понимаем, что не будет, но делаем вид, что будут. Потому что мы не можем уступить свою позицию, «ДНР» и «ЛНР» — свою, Путин вместе с ними — свою. Мы бы хотели, чтобы это были украинские земли, украинская власть, украинский флаг. Как говорят депутаты, украинские органы власти будут проводить выборы в украинские органы власти при наличии войск России. Только гении всех времен и народов могут так говорить. Поэтому я утверждаю: ничего конкретно не произойдет, пока мы не решим главный вопрос — на какой компромисс может пойти Украина. Если не пойдет ни на какой компромисс, тогда все будет, как есть. Если мы решим, на какой мы пойдем компромисс, тогда мы можем потребовать компромисса от России.

Решение по этому компромиссу должен принять Порошенко?

— Это решение должна принять Верховная рада вместе с Порошенко.

Но там же нет единства.

— Другого выхода нет. Один президент в таком вопросе, как компромиссы и уступки, принимать решение не может.

Правильно ли я понимаю, что в ближайшее время будут парламентские выборы, чтобы был более единым парламент, где будет единое решение?

— Не все там такие дураки, как кажется. Они играют в свои игры. Если президент откровенно своим блоком или партией скажет, что есть единственная игра: Украина должна быть сохранена как государство, они поймут. И не просто скажет, а предложит, какой компромисс может быть, хоть в закрытом режиме сначала, хоть в открытом, чтобы народ мог обсудить. Мы пойдем на этот компромисс при условии, что Россия пойдет на такой же компромисс.

Но тогда должен быть диалог Порошенко и Путина?

— Безусловно.

Порошенко — вы знаете его, видите со стороны и понимаете, — он готов к этому диалогу или нет?

— Все меняется в жизни политиков каждый день. Если весь мир будет давить на Путина и ситуация на Украине будет улучшаться — не вся же территория воюет, хоть чего-то добьемся: реформ, борьбы с коррупцией. А то мы создаем советы вместо борьбы с коррупцией. Еще Национального бюро нет, а совет по коррупции уже есть. А борьбу с коррупцией ни совет, ни Национальное бюро сами без правоохранительных органов вести не могут. Нет прокурора в Национальном бюро — и оно замолкло. То есть надо, чтобы включились правоохранительные органы во все. Сколько бы советов ни было, ничего не будет. Как в грузинском анекдоте:

— Дайте мне барана.
— Я не дам тебе барана, я дам тебе совет.
— Мне баран нужен.
— Мы не страна баранов, мы страна советов.

Так вот, если мы станем страной советов, ничего не будет. Надо принимать решения и работать правоохранительным органам. У нас столько сейчас наплодили органов борьбы с коррупцией! Я насчитал четыре или пять. В кабинете министров есть, в Верховной раде есть, у президента есть, Национальное бюро есть и совет есть. Все есть, а коррупция растет и процветает. Мы играемся в детские игры вместо того, чтобы понять: страна в опасности. Вставай, страна, потому что опасность. Защищать всем миром страну надо. Для этого надо быть просто элементарно откровенным и честным человеком. Не надо сегодня играть в игры. Надо просто сказать, что мы находимся в таком положении. И каждому: президенту, премьеру, председателю ВР, депутатам бывшим и настоящим — вести себя так, как должен себя вести человек, когда у него горит дом. Гасить. А у нас горит.

Оригинал публикации: Леонід Кравчук: не всередині українця сидить війна, а всередині росіянина, який намагається вважати українця молодшим братом
Опубликовано: 21/10/2015 17:23

0

2

Радио Свобода, США

Церковь и будущее
Гость — патриарх Филарет, глава Украинской православной церкви.
12.01.2016
Виталий Портников

Виталий Портников: Межцерковный диалог в Украине, роль церкви в общественных изменениях и единство украинской церкви — эти вопросы мы обсудим сегодня с нашим гостем, патриархом Филаретом, главой Украинской православной церкви Киевского патриархата. В 2016 году исполняется 50 лет со времени, как вы стали митрополитом Киевским. Как изменилась роли церкви за это время? Ведь когда вы стали митрополитом (это был 1966 год), только закончились хрущевские гонения на церковь, началось некоторое успокоение, но церковь все равно была под давлением коммунистической партии, отдела ЦК по делам религий. Сегодня церковь совсем в другой ситуации, причем в Украине и в России ситуация разная.

Патриарх Филарет: Когда я стал киевским митрополитом, мне было 37 лет. Меня пригласил к себе уполномоченный по городу Киеву Виктор Павлович Сухонин и говорит мне: «Вы познакомились со своим духовенством?» Я говорю: «Да, познакомился». — «Вы видите, что оно все старое и вам скоро придет конец?» Я говорю: «Да, но старое может быть и молодым». Он мне еще сказал: «Кроме того, мы в 1980 году вступаем в коммунизм, а в коммунизме не может быть церкви». Я говорю: «Мы существуем, живем и действуем в условиях социализма, будем жить и при коммунизме». Он говорит: «Мы вас терпим при социализме, а при коммунизме терпеть не будем». Я на это сказал: «Ну, если вы не будете нас терпеть, то коммунизма не будет, а церковь будет существовать, потому что Христос сказал: «Создам церковь, и врата Ада не победят ее».

Церковь существует в разных условиях. Она существовала в гонениях: первые три столетия были гонения на церковь. Потом Константин Великий сделал христианство государственной религией — церковь существовала. Рабовладельческий строй исчез, а церковь существует. Так что церковь будет существовать до второго пришествия, и никакие общественные формации не изменят самой сущности церкви, потому что сущность ее заключается в том, чтобы обновить человеческую природу, освободить человека от греха и от смерти — это есть миссия церкви. Поэтому любой строй не исключает этой главной цели церкви — спасения от греха и от смерти.

Мы жили в условиях социализма, сейчас живем в условиях свободы. Миссия церкви не изменилась, а условия ее существования меняются. И вот мы существуем в лучших условиях, чем условия социализма. Ни в условиях советской власти, ни даже в условиях царской у церкви не было такой свободы, какая есть у нас сейчас. Но эта свобода довела до разделения.

Это, наверное, следствие не свободы, а каких-то вызовов времени?

— Это не только вызов времени. Почему часть украинского населения осталась в Московском патриархате? Люди сделали это свободно, в результате выбора. А другая часть осталась в условиях независимой церкви, то есть автокефальной. Когда изменились условия, и Украина стала независимым государством, я был предстоятелем Всеукраинской церкви. В Украине была одна православная церковь. Еще в 1989-м была создана автокефальная церковь.

Потом Украина стала независимым государством, а раз есть независимое государство, то должна быть и независимая церковь. Государство не может существовать без независимой церкви. Примеров много: и Греция, и Болгария, и Румыния, и Сербия, и Грузия — все православные государства имеют своей духовной основной православную церковь. Поэтому когда Украина стала независимым государством, Поместный собор Украинской церкви принял решение образовать в Украине автокефальную церковь. И началась борьба: Москва выступила против, потому что через церковь Москва влияет на Украину. Если бы в Украине была независимая автокефальная церковь, то и Крым сегодня был бы наш, не отделился бы, и войны бы не было.

— Я хотел вас спросить о диалоге Украинской православной церкви и Московского патриархата. Я помню, что вы общались с покойным митрополитом Владимиром, вы давно вместе служили, еще во времена Советского Союза. Как с нынешним руководством УПЦ и Московского патриархата, с митрополитом Онуфрием?

— Мы тоже встречаемся. Мы же входим в состав Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций — там и встречаемся. У нас нормальные отношения, но разные позиции.

То, что произошло за последние годы: война, социальные проблемы, — это вас разделило или объединило?

— Разделило и показало, кто есть кто, кто кого поддерживает. Нельзя сказать, что Украинская православная церковь Московского патриархата открыто поддерживает Россию и Путина, официально — нет, официально они говорят: мы за мир, — но они не помогают нашей армии. Когда я предложил собирать деньги на помощь нашей армии, митрополит Онуфрий отказался под предлогом того, что это будет означать: наша армия слабая. Я ему сказал: во время Второй мировой войны, когда Русская православная церковь строила танковые колонны, эскадрилью, она не боялась, что подчеркнет слабость советской армии, поскольку она была с народом, выступала против фашизма, против Гитлера.

Так и тут церковь должна быть с народом. Народ защищает свою землю, и церковь должна… А эта Московская церковь не защищает, поэтому народ выходит из этой церкви и присоединяется к Киевскому патриархату. Руководство этой церкви постоянно говорит: это захват московских храмов Киевским патриархатом. Это не захват, а это их же люди сами переходят в Киевский патриархат. Таким образом, происходит объединение в одну православную церковь.

Если этот путь будет именно таким, то он вряд ли может привести к какому-то действенному результату.

— Это будет содействовать. Господь еще делает так, что будет признание Украинской церкви мировым православием как автокефальной церкви. Вот тогда произойдет объединение.

Это же политическая оценка! Вы же не знаете Божьего промысла.

— Не знаю промысла Божьего, но знаю, что Господь управляет церковью и приведет к лучшему, а не к худшему. Лучшее — это объединение или разъединение?

Всегда лучше единство, чем раскол.

— Так вот, Господь приведет к единству.

— Вы не будете отрицать, что среди священников и верующих Украинской православной церкви Московского патриархата есть настоящие патриоты Украины. Как существовать такому организму, где одни люди склоняются на одну сторону, а другие — на другую?

— Я знаю многих епископов, которые симпатизируют автокефальной церкви, и духовенство такое есть, поэтому мы и рассчитываем, что они перейдут в Киевский патриархат. Поэтому я говорю своему духовенству и своим епископам, что не надо враждовать с епископатом и духовенством Московского патриархата, потому что они — наши братья, придет время, и мы будем вместе служить.

— Я хотел вас спросить о Русской православной церкви, о ее сегодняшней роли в России. Вы хорошо знаете патриарха Кирилла. Как вы считаете, что произошло за последние два-три года с Русской православной церковью? Насколько она изменилась в новых условиях? Или, может быть, она осталась прежней?

— Русская православная церковь была зависима от государства еще в царское время, была зависима от государства в советское время и остается зависимой от государства сейчас. Эта зависимость от государства делает церковь такой, какой она не должна быть. Она не должна говорить неправду, а она говорит неправду. Я хочу сказать это не о Русской церкви как церкви, а о ее руководстве, о новых церковных деятелях.

Русская церковь как церковь — святая, как и всякая церковь — святая, поэтому мы верим в Единую Святую Апостольскую Церковь. Но когда патриархом стал Кирилл, произошли изменения. Это умный человек. Когда он стал патриархом, о нем сказали, что он политик, дипломат и патриарх («патриарх» — на последнем месте).

В Средневековье так говорили о многих римских папах.

— Так оно и есть. Патриарх Кирилл хочет сделать Русскую церковь подобной Ватикану — это была его мечта еще с молодости, мы с ним не раз говорили об этом.

Вы его не переубеждали?

— Переубеждал, но он остался при своем мнении, поэтому, став патриархом, он ведет церковь по этому пути. Поэтому в Русской церкви сейчас 300 епископов, а может быть, больше. Для чего Русской церкви такое количество епископов? В этом нет надобности. Он сделал это, чтобы показать величие Русской церкви. А величие церкви заключается не в этом, а в святости, в духовности.

— Вы говорите, что Русская церковь связана с государством, зависима от государства и власти, но вы в этой церкви прошли путь от священника до местоблюстителя патриаршего престола. Вас тогда не смущала эта зависимость
?

— Смущала, но я не мог этому противодействовать. Я знаю эту зависимость. Нельзя было поставить епископа без согласия КГБ, священника — без согласия государственных органов, потому что не было свободы, была полная зависимость. Церковь существовала в этой зависимости, потому что она выполняла свою миссию, будучи ограниченной. Сейчас мы можем выступать по телевидению, по радио, а в советское время мы были ограничены храмом, только там можно было проповедовать, и то под контролем. Однажды за проповедь в храме меня чуть не сняли с Киевской кафедры.

— А что вы тогда сказали?

— Привел слова апостола Павла, что «нас гонят, а мы существуем, нас убивают, а мы живы, нас делают нищими, а мы обогащаем». Это из Послания апостола Павла. И когда меня стали обвинять, я говорил, что это не мои слова — это слова апостола Павла, написанные в Библии. Вы же разрешили издать Библию… Я думал, что, раз вы читали и согласились с этим, то я имею право это говорить.

С другой стороны, ведь именно храм — это самое главное, в него приходит тот, кто хочет, а телевидение может включить каждый, как верующий, так и неверующий.

— Телевидение в наше время имеет большое значение, потому что влияет. В храм ходят не все, а по телевидению, по радио все могут послушать, но они могут принять, а могут не принять, и, если не примут, — это их воля, но они будут за это отвечать перед Богом на Страшном суде. Они не могут сказать: Господи, а мы не слышали… Вот вам проповедовали, вы слышали, но отвергли, поэтому вы не в Царстве небесном.

— Каков уровень нравственности в постсоветском обществе? Он повысился, в сравнении с советскими временами, или произошедшие изменения привели к совсем другим последствиям?

— Моральный уровень в Украине повысился. Сейчас храмы наполняются не только пенсионерами, но и молодежью, людьми среднего возраста, дети посещают храм Божий. В Украине за годы независимости построено больше трех с половиной тысяч храмов — это свидетельствует о религиозном подъеме. В истории не случалось, чтобы за такой короткий срок было построено так много храмов — ни в одной стране.

Гуманитарная помощь, защита отечества — это тоже проявление моральной стойкости, проявление любви, то есть того, к чему призывает церковь. Так что духовность, религиозное сознание в Украине в годы независимости повысились.

Религиозное сознание — да, а нравственность?

— И нравственность повысилась. Гуманитарная помощь, когда люди отдают последнее тем, кто страдает, — это говорит о любви, о морали, о духовности. Но наряду с этим существует и грех, и беззаконие, коррупция.

— Когда в конце 2013 года вы фактически приняли решение о том, чтобы Украинская православная церковь Киевского патриархата поддержала протестующих на Майдане, вы открыли ворота Михайловского Златоверхого монастыря перед студентами, которые тогда убегали от «правоохранителей» с Майдана независимости. Вы ощущали какой-то момент риска в этой ситуации? Допустим, власть одержит победу, и вас обвинят в том, что вы были вдохновителями экстремистов?

— Мы рассуждали иначе. Мы несем ответственность перед Богом, а не перед властью. Христос сказал: воздавать Божье Богу, а кесарю — кесарево. Поэтому, открывая ворота для студентов, которых побили, мы думали о Боге, о своей миссии и не думали, как будет с нами поступать власть. Даже если бы нас потом наказывали, в случае победы Януковича, мы бы терпели. Но мы сделали то, что нужно было делать.

Вы согласны, что авторитет вашей церкви в обществе с того момента очень повысился, что это был особый момент?

— Газеты писали, что церковь, которая приняла побитых студентов, — это есть истинная церковь.

Вы думали о том, как использовать этот авторитет для будущего взаимопонимания церкви и общества? Ведь сейчас же особый момент: путь в Европу — это новые вызовы, модернизация, это все сложно.

— Я думал только об одном — выполнять и свои обязанности как патриарха, и церкви — как церкви. Она должна выполнять свои обязанности и не смотреть на власть. Если власть выполняет свои обязанности хорошо, поддерживать ее, если она их не выполняет, то говорить ей правду. Я тогда открыто сказал правду Януковичу: что он готовил Украину к вступлению в Европейский союз ассоциированным членом, а потом, когда пришел момент подписать это, он отказался и обманул народ.

И как он отреагировал?

— Не знаю. После этого расстреляли «небесную сотню» — вот так он отреагировал.

То, что мы до сих пор не знаем всех этих людей, и фактически не произошло наказания всех, кто причастен к этим преступлениям, — это означает, что остается надеяться только на божий суд?

— Божий суд будет. Но власть, которая не выполняет своих обязанностей, будет наказана Богом. Апостол Павел говорит, что власть не напрасно носит меч — для того, чтобы защищать добро и наказывать зло. А если она не наказывает зло, то она не выполняет своих обязанностей.

Вы верите в мирную Украину, в окончание военных действий, в восстановление территориальной целостности страны, в то, что наступит период нормальной жизни? Как его добиться?

— Верю. И я убежден, что война закончится, потому что всякая война заканчивается. Верю и в то, что и Крым возвратится к Украине. Верю и в то, что Украина станет полноправным членом Европейского союза. Верю и в то, что мы победим коррупцию. И поместная церковь будет, потому что это — добро. Все, о чем мы мечтаем, к чему стремимся, — это добро, а где добро, там Бог. Бог помогает, и нам поможет Бог все это осуществить.

То есть вы не знаете пути, а знаете цель?

— Я знаю цель. В 1992 году знал, что в Украине должна быть поместная автокефальная церковь. Как мы к этому придем — не знал, но знал, что это должно быть. Мы продвигаемся в этом направлении.

Считаете ли вы, что сейчас больше взаимопонимания и диалога, чем раньше?

— Сейчас Киевский патриархат — господствующая церковь в Украине. Киевский патриархат поддерживают 40% населения Украины, а Московский — 20. Есть разница? Есть. Это ощущается в жизни украинского общества.

Оригинал публикации: Церковь и будущее
Опубликовано 12/01/2016 11:16
http://inosmi.ru/social/20160112/235024524.html
-----------------------------------------------------------------------
СПРАВКА.

Филарет (Денисенко)

Филаре́т (в миру Михаи́л Анто́нович Денисе́нко, укр. Михайло Антонович Денисенко; 23 января 1929, село Благодатное, Амвросиевский район, Донецкая область, УССР) — предстоятель[1] неканонической Украинской православной церкви Киевского патриархата с титулом Патриарх Киевский и всея Руси-Украины[1]; бывший предстоятель Украинской православной церкви, бывший епископ Русской православной церкви (Московский патриархат) (лишён сана в 1992 году), отлучён от церкви и анафематствован Русской православной церковью (Московский патриархат) в 1997 году.[2]

С 1966 по 1990 год — экзарх Украины (РПЦ), в мае-июне 1990 года — местоблюститель патриаршего престола РПЦ, а также один из кандидатов на патриарший престол на Поместном Соборе в июне 1990 года; с 1990 по 1992 годы — Митрополит Киевский и всея Украины.

В 1991 году становится сторонником предоставления Украинской православной церкви автокефалии. В 1992 году с частью клира и мирян покинул Украинскую православную церковь Московского патриархата, образовав Украинскую православную церковь Киевского патриархата, не признанную ни одной из поместных православных Церквей[3]. С 20 октября 1995 года является её предстоятелем с титулом «Патриарх Киевский и всея Руси-Украины»

Биография

Родился в 1929 году в селе Благодатное Амвросиевского района Донецкой области в семье шахтёра.

В 1946 году по окончании средней школы поступил в третий класс Одесской духовной семинарии (до достижения требуемых по советскому законодательству полных 18 лет — в первые послевоенные годы эта норма не слишком строго соблюдалась на территориях, освобождённых от оккупации[4]).

В 1948 году, по окончании семинарии, поступил в Московскую духовную академию.

1 января 1950 года, на втором курсе академии, был пострижен в монашество с именем Филарет и назначен исполняющим обязанности смотрителя Патриарших покоев в Троице-Сергиевой Лавре.

15 января 1950 года Патриархом Алексием I был рукоположён в иеродиакона. В 1952 году, в день Пятидесятницы, рукоположён во иеромонаха. В том же году, по окончании академии со степенью кандидата богословия, был назначен преподавателем Священного Писания Нового Завета в Московской духовной семинарии; также исполнял обязанности благочинного Троице-Сергиевой Лавры.

В марте 1954 года получил звание доцента и назначен старшим помощником инспектора.

В августе 1956 года был возведён в сан игумена и определён инспектором Саратовской духовной семинарии.

С 1957 года — инспектор Киевской духовной семинарии.

12 июля 1958 года возведен в сан архимандрита и назначен ректором Киевской духовной семинарии. Пробыл ректором до закрытия семинарии в 1960 году.

С 1960 года был управляющим делами Украинского Экзархата. С мая 1961 по январь 1962 года — настоятель подворья РПЦ при Александрийском Патриархате в Александрии (Египет).

4 февраля 1962 года был хиротонисан во епископа Лужского, викария Ленинградской епархии, и назначен управляющим Рижской епархией. Чин хиротонии совершали: митрополит Ленинградский и Ладожский Пимен (Извеков), архиепископ Ярославский и Ростовский Никодим (Ротов) и епископы: Казанский и Марийский Михаил (Воскресенский), Тамбовский и Мичуринский Михаил (Чуб), Новгородский и Старорусский Сергий (Голубцов), Дмитровский Киприан (Зёрнов), Костромской и Галичский Никодим (Руснак).

16 июня 1962 года был освобождён от обязанностей викария Ленинградской епархии и назначен викарием Среднеевропейского Экзархата с временным управлением Среднеевропейским Экзархатом.

10 октября 1962 года был освобождён от временного управления Среднеевропейским Экзархатом и 16 ноября того же года назначен епископом Венским и Австрийским.

С 22 декабря 1964 года — епископ Дмитровский, викарий Московской епархии и ректор Московской духовной академии и семинарии.

22 февраля 1965 года был назначен председателем Комиссии по подготовке материалов для Богословской энциклопедии.

С 14 мая 1966 года — архиепископ Киевский и Галицкий, Экзарх Украины и постоянный член Священного Синода.

25 февраля 1968 года возведён в сан митрополита.

20 марта 1969 года включён в состав Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства, а с 16 декабря того же года — председатель филиала Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата в Киеве.

25 июня 1970 года назначен членом Комиссии Священного Синода для подготовки Поместного Собора Русской Православной Церкви.

3 марта 1976 года избран в состав Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства и межцерковных сношений.

21-28 ноября 1976 года — глава делегации Русской Православной Церкви на первом Предсоборном Всеправославном Совещании в Женеве.

16 ноября 1979 года назначен председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства.

17-23 мая 1980 года по приглашению Блаженнейшего Митрополита Пражского и всей Чехословакии Дорофея находился в Чехословакии, где 20 мая Прешовским Богословским факультетом ему присвоено звание доктора богословия «honoris causa»;

3 мая 1990 года умер Предстоятель РПЦ Патриарх Пимен; в тот же день состоялось заседание Священного Синода РПЦ, на котором Местоблюстителем Патриаршего Престола был избран митрополит Киевский Филарет.

В мае 1990 года на встрече с духовенством Тернопольской епархии Филарет порицал участников автокефального раскола, говоря, что раскольники действуют по прямой указке националистических организаций, обосновавшихся за границей[5].

6 июня в патриаршей резиденции в Даниловом монастыре состоялся Архиерейский собор, избравший трех кандидатов на патриарший престол: митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера), митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана) и митрополита Киевского и Галицкого Филарета (Денисенко). Имея давние и тесные связи с руководством СССР и КГБ, Филарет рассчитывал, что именно он возглавит Русскую православную церковь[6]. По словам митрополита Никодима, «он пошёл накануне выборов к Лукьянову А. И. и говорит, что есть договорённость с ЦК, что именно он будет Патриархом. На что Лукьянов ответил: „Михаил Антонович, теперь мы вам не можем помочь: как решит Собор, так и будет“». В результате тайного голосования 7 июня членами Поместного собора Филарет получил 66 голосов, тогда как за митрополита Алексия было отдано 139 голосов, за Владимира — 107.

Не став Патриархом Московским, Филарет поспешил утвердиться в Киеве.

9 июля 1990 года епископатом Украинской Православной Церкви он был единогласно избран её предстоятелем. Одновременно украинский епископат подаёт прошение об автономии православной церкви на Украине. Архиерейский Собор РПЦ 25-27 октября 1990 года преобразовал Украинский Экзархат в Украинскую Православную Церковь и даровал ей независимость и самостоятельность в управлении. Предстоятель Украинской православной церкви получал титул «Митрополит Киевский и всея Украины»; в пределах этой Церкви ему усваивался титул «Блаженнейший». В текст Патриаршей грамоты от 27 октября 1990 года включено благословение Филарету быть Предстоятелем Украинской Православной Церкви[7].

22-23 ноября 1990 года в Киеве состоялся Поместный Собор Украинской Православной Церкви, на котором была принята новая редакция Устава об управлении Украинской православной церковью.

После провозглашения 24 августа 1991 года Верховным Советом УССР независимости Украины секретарь ЦК КПУ Леонид Кравчук стал первым её президентом. Как и Кравчук, Митрополит Филарет резко меняет убеждения на кардинально противоположные и начинает действовать под девизом «в независимом государстве — независимую церковь»[8][9]. Архиерейский собор УПЦ 1 ноября 1991 года единогласно принял решение о полной независимости, то есть автокефалии Украинской Православной Церкви и обратился к патриарху Алексию II и епископату РПЦ за утверждением этого решения. Однако Архиерейский собор РПЦ 2 апреля 1992 года перенёс рассмотрение вопроса на Поместный собор РПЦ[10]. Будучи обвинённым в том, что он не соответствует требованиям, предъявляемым к личности, способной объединить вокруг себя всех православных клириков и мирян на Украине, Филарет дал архипастырское слово подать в отставку. Однако, вернувшись в Киев, он объявил пастве, что не признаёт обвинений, выдвинутых якобы за его просьбу даровать Украинской церкви независимость и что он будет возглавлять Украинскую Православную Церковь до конца своих дней, поскольку он «дан Богом украинскому Православию»[11].

27 мая 1992 года, под председательством митрополита Харьковского Никодима (Руснака), Архиерейский Собор Украинской Православной Церкви в Харькове (в составе 18 архиереев) «выразил недоверие митрополиту Филарету (Денисенко) и уволил его с Киевской кафедры <…> запретил ему священнослужение впредь до решения Архиерейского Собора Матери-Церкви»[12].

Извержение из сана и анафема

11 июня 1992 года Архиерейский Собор Русской православной церкви постановил «извергнуть митрополита Филарета (Денисенко) из сущего сана, лишив его всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире»[13], за «жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж (Тит. 1, 7-8; святых апостолов правило 27-е), внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих (Мф. 18, 7; Первого Вселенского Собора правило З-е, Пято-Шестого Вселенского Собора правило 5-е), клятвопреступление (святых апостолов правило 25-е), публичную клевету и хулу на Архиерейский Собор (Второго Вселенского Собора правило 6-е), совершение священнодействий, включая рукоположения в состоянии запрещения (святых апостолов правило 28-е), учинение раскола в Церкви (Двукратного Собора правило 15-е)»[14]. Филарет не признал за собой вины и не подчинился решению Собора, назвав его неканоническим и незаконным.

21 февраля 1997 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви[15] в Свято-Даниловом монастыре в Москве был отлучён от Церкви и предан анафеме[16]. Постановлением Собора в вину Филарету вменялось: «Монах Филарет не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность, которую он простер за пределы Русской Православной Церкви, содействуя углублению раскола в Болгарской Православной Церкви и принимая в общение раскольников из других Поместных Православных Церквей». Филарет отлучения не признаёт, поскольку оно, с его точки зрения, было совершено по политическим мотивам, являясь, таким образом, недействительным.

Деятельность в УПЦ КП

После извержения из сана и создания 25 июня 1992 года непризнанной поместными православными Церквами Украинской православной церкви — Киевского патриархата (УПЦ КП), митрополит Филарет стал заместителем Патриарха Мстислава (Скрипника).

По смерти Мстислава, в 1993 года стал заместителем нового Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Владимира (Романюка), который умер при загадочных обстоятельствах в 1995 году.

20 октября 1995 года Поместным Собором УПЦ КП избран Предстоятелем Украинской православной церкви Киевского патриархата, Патриархом Киевским и всея Руси-Украины. Интронизация состоялась 22 октября 1995 года во Владимирском кафедральном соборе Киева.

Неоднократно высказывал идею создания «параллельной, самодостаточной семьи церквей» через объединение непризнанных Православием юрисдикций. Ему удалось вступить в евхаристическое общение с болгарским «альтернативным синодом», Черногорской православной церковью, Македонской православной церковью. В православной среде идею Денисенко, как противоречащую догмату о Церкви, прозвали «двуцерковной ересью»[17][18].

Во время крымского кризиса 2014 года выступил с резкой критикой Путина, сравнивая его действия с действиями Гитлера[19].

Во время вооружённого противостояния на востоке Украины одобрил действия украинской армии в Донецкой и Луганской областях: «Украине надо закрыть границу и ликвидировать всех террористов»[20].

5 февраля 2015 года прибыл в США для участия в «молитвенном завтраке» с участием президента США Барака Обамы, где наградил сенатора Джона Маккейна орденом святого Владимира I степени, а также напомнил Маккейну о долге США помогать Украине в защите её независимости.[21][22] Филарет заявил: «Я приехал на молитвенный завтрак… чтобы помолиться вместе за мир и покой в мире, а, с другой стороны, напомнить, что мы просим Соединенные Штаты помочь Украине защитить свою территорию. Мы можем и сами выпускать вооружения, но сейчас мы просим помочь нам».[22]

Критика

В 1991 году писатель, журналист и публицист А. И. Нежный в своей статье в журнале «Огонёк» опубликовал материалы о нарушении Денисенко монашеских обетов, о его тирании и т. п.[23] В это же время Комиссия по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП, в работе которой принимал участие Глеб Якунин, опубликовала материалы, где заявлялось о том, что Филарет (Денисенко) в качестве информатора был завербован КГБ СССР, в отчётах которого фигурировал как агент под псевдонимом «Антонов».[22][24][25]

В 2015 году писатель и публицист П. Г. Проценко в своей статье в «Ежедневном журнале» отмечает, что «разоблачение на страницах перестроечного «Огонька» рисовало бывшего митрополита Киевского проходимцем, нарушившим монашеские обеты и нечистым на руку». Также он критикует Денисенко за то, что тот «в советскую эпоху, так и в постсоветскую, являлся марионеткой в руках правящих кругов, верой и правдой им служа, для того чтобы самому находиться при власти и кормушке».[22]

Сам Филарет в 2012 году отвечая на критику в интервью Weekly.ua заявил: «Я не женат и никогда не был женат. Все это неправда. А что касается КГБ, то нужно сказать, что с Комитетом госбезопасности были связаны все без исключения архиереи. Все без исключения! В советские времена никто не мог стать архиереем, если на это не давал согласие КГБ. Поэтому утверждать, что я не был связан с КГБ, было бы неправдой. Был связан, как и все. [...] Нужно учесть, что в советском тоталитарном государстве всё было под контролем. Я должен был согласовывать свою деятельность с государством. Например, архиерей не имел права назначить священника на приход без согласия КГБ.»[26].

Религиовед и социолог Р. Н. Лункин отмечает, что «Киевский патриархат часто занимает агрессивную, милитаристскую позицию, сам патриарх Филарет озвучивает антироссийскую риторику».[27]

Киевский патриарх Филарет по-своему истрактовал библейскую запись "Не убий". По его словам, в военное время заповедь можно нарушить. "Очень часто мы теперь слышим, что "не убивай своего врага". Кто это говорит? Те, кто не любит свой народ. Они говорят: врага не убивай. А те, кто защитники своего отечества – они не убивают, а защищают свою землю".[28]

Награды

Государственные награды СССР

Орден Дружбы народов (22 января 1979 года) — за патриотическую деятельность в защиту мира[29]
Орден Трудового Красного Знамени (3 июня 1988, в связи с празднованием 1000-летия Крещения Руси);

Государственные награды Украины

Орден Свободы (23 января 2009 года) — за многолетнюю плодотворную церковную деятельность и утверждение идеалов духовности, милосердия и согласия в обществе[30]
Орден князя Ярослава Мудрого:
*I степени (22 июля 2008 года) — за выдающийся личный вклад в утверждение духовности, гуманизма и милосердия, многолетнюю плодотворную церковную деятельность и по случаю 1020-летия крещения Киевской Руси[31]
*II степени (18 октября 2006 года) — за выдающийся личный вклад в развитие поместной православной церкви на Украине, многолетнюю церковную деятельность в утверждение идеалов духовности, милосердия и межконфессионального согласия в обществе[32]
*III степени (23 января 2004 года) — за выдающийся личный вклад в утверждение православия на Украине, развитие межконфессиональных связей, многолетнюю плодотворную религиозную, миротворческую и благотворительную деятельность и по случаю 75-летия со дня рождения[33]
*IV степени (22 июня 2002 года) — за выдающиеся личные заслуги перед Украиной в сфере государственно-церковных отношений, многолетнюю плодотворную религиозную деятельность[34]
*V степени (21 августа 1999 года) — за многолетнюю плодотворную церковную деятельность, весомый личный вклад в утверждение принципов христианской морали в обществе[35]

Первый (одновременно с митрополитом Владимиром (Сабоданом)) в истории наградной системы независимой Украины полный кавалер ордена князя Ярослава Мудрого;

*Орден «За заслуги» I степени (22 января 2014 года) — за значительный личный вклад в социально-экономическое, научно-техническое, культурно-просветительное развитие Украинского государства, весомые трудовые достижения, многолетний добросовестный труд[36]

*Филарет отказался от вручения ему ордена «За заслуги» I степени, а также от вручения присуждённого синодом УПЦ КП ордена святого апостола Иоанна Богослова:

« В условиях, которые сегодня сложились в Украине, когда погибли люди, а в центре Киева продолжается жестокое противостояние (укр.), я прошу не вручать мне наград. Это мое решение также поддержали члены Священного Синода и другие архиереи[37] »

*Знак отличия Президента Украины — Крест Ивана Мазепы (20 января 2010 года) — за выдающийся личный вклад в духовное обогащение украинского народа, многолетнюю плодотворную церковную деятельность[38].

Другие награды

В бытность иерархом РПЦ награждён многочисленными церковными орденами как Московского патриархата, так и иных поместных Православных Церквей.

Священным Синодом УПЦ КП награждён церковными орденами — святого равноапостольного князя Владимира I степени (1999 г., в связи с юбилеем 70-летия со дня рождения) и святого апостола Андрея Первозванного I степени (2004 г., в связи с юбилеем 75-летия со дня рождения).

Канонический статус в мировом православии

Извержение из сана и отлучение от Церкви, совершённые Архиерейскими соборами РПЦ, признаны также другими поместными Православными Церквями[39][40].

Примечания.

1. Перейти к: 1 2 СТАТУТ ПРО УПРАВЛІННЯ УКРАЇНСЬКОЇ ПРАВОСЛАВНОЇ ЦЕРКВИ КИЇВСЬКИЙ ПАТРІАРХАТ, IV. ПАТРІАРХ, пункт 1: «Предстоятелем Української Православної Церкви Київського Патріархату є Патріарх, який носить титул: „Святійший Патріарх Київський і всієї Руси-України“.»
2. Акт об отлучении от Церкви монаха Филарета (Денисенко): Архиерейский Собор 2008 Русской Православной Церкви
3. Амвросий (Ермаков), архим. Что представляет из себя УПЦ КП и почему она так ненавидит Русскую Православную Церковь? // Православие.Ru
4. Напротив, в Ленинграде ровесник Михаила Денисенко Алексей Ридигер (будущий Патриарх) не был зачислен в Духовную семинарию в 1946 году по «малолетству»
5. Святая Успенская Киево-Печерская Лавра — Церковные расколы в новейшей истории Украины. Хронология
6. Библиотека
7. Грамота Алексия Второго, Божиею милостию Патриарха Московского и всея Руси, митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету
8. Клара Гудзик Независимое государство –— независимая Церковь // День. — 14.06.2007.
9. Автокефалистские расколы на Украине
10. Поместный собор 2009 года (первый после решения Архиерейского собора 1992 года) не имел в повестке дня данного вопроса
11. Претенденты на Патриарший Посох ч.6 «Народна правда»
12. Московский церковный вестник. № 9 (75) июнь 1992, стр. 2.
13. АРХИЕРЕЙСКИЙ СОБОР РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 11 ИЮНЯ 1992 г.
14. АРХИЕРЕЙСКИЙ СОБОР РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 11 ИЮНЯ 1992 г.
15. Хроника работы Архиерейского Собора 1997 г.
16. Акт об отлучении от Церкви монаха Филарета (Денисенко)
17. Раскольники объединяются // Правая.ru
18. ПРАКТИКА ПЕРЕКРЕЩИВАНИЯ ЕРЕТИКОВ И РАСКОЛЬНИКОВ В ДРЕВНЕЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ // Официальный сайт архиепископа Ионафана (Елецких)
19. «Дії Путіна схожі з діями Гітлера. Він теж захищав німців у Судетах, приєднавши Австрію. Вчора - Грузія, сьогодні - Крим, а завтра - ще якісь європейські країни. Тому агресора потрібно зупиняти, щоб він не поширював зло і неправду на весь світ» — Ситуація в Криму: Філарет порівняв Путіна з Гітлером // 5 канал. — 10.03.2014.
20. Глава УПЦ Киевского патриархата призвал закрыть границу с РФ и ликвидировать террористов // Newsru.com, 18.06.2014
21. Филарет наградил сенатора Маккейна орденом князя Владимира (05.02.2015).
22. Перейти к: 1 2 3 4 Проценко, 18.03.2015
23. Нежный А. И. Его Блаженство без митры и жезла // Огонёк. — 1991. — № 48-49.
24. Lawrence A. Uzzell The KGB's Agents in Cassocks // The Christian Science Monitor. — 28.04.1992.
25. Виктор Потапов Что лживо, то гнило // Независимая газета. — 27.08.1992. — № 164.
26. Кислов А. Патриарх Филарет: Мы хотим создать нормальную церковь // Weekly.ua. — 19—25.01.2012. — № 2—3. — С. 15. Архивировано из первоисточника 15 июня 2015.
27. Мальцев, 17.06.2015
28. Киевский патриарх Филарет оправдал убийство жителей Донбасса, "нарушив" библейскую заповедь. РЕН ТВ. Проверено 20 декабря 2015.
29. Юбилей митрополита Киевского и Галицкого ФИЛАРЕТА
30. Указ Президента Украины № 40/2009 от 23 января 2009 года «О награждении орденом Свободы» (укр.)
31.Указ Президента Украины № 653/2008 от 22 июля 2008 года «О награждении орденом князя Ярослава Мудрого» (укр.)
32. Указ Президента Украины № 890/2006 от 18 октября 2006 года «О награждении орденом князя Ярослава Мудрого» (укр.)
33. Указ Президента Украины № 88/2004 от 23 января 2004 года «О награждении орденом князя Ярослава Мудрого» (укр.)
34. Указ Президента Украины № 583/2002 от 25 июня 2002 года «О награждении орденом князя Ярослава Мудрого» (укр.)
35. Указ Президента Украины № 1059/99 от 21 августа 1999 года «О награждении знаками отличия Президента Украины» (укр.)
36. Указ Президента Украины № 27/2014 от 22 января 2014 года «О награждении государственными наградами Украины по случаю Дня Соборности и Свободы Украины» (укр.)
37. Филарет отказался от ордена Януковича // Украинская Правда, 22 января 2014
38. Указ Президента Украины № 52/2010 от 20 января 2010 года «О награждении знаком отличия Президента Украины — Крест Ивана Мазепы» (укр.)
39. Добровольский М. Положение церковных дел на Украине // Вестник РХД. II-1992. N 165. С.238-247
40. ЖМП. 1992. N 8. Официальная часть. С.VII-X
--------------------------------------------------------------

https://ru.wikipedia.org/wiki/Филарет_(%D0%94%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE)

0


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » Украинский комплекс младшего брата.