Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » ПЛЕСЕНЬ... или еще одна "вонючка".


ПЛЕСЕНЬ... или еще одна "вонючка".

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время так быстро и неотвратно бежит, что уже почти забылось из какой клоаки Россия вылезла. Эта тема для восстановления памяти, кто, что и зачем...
О тех кто радеет о "пользе" России днем и ночью, без праздников и выходных, кто в этих разоблачениях-сам разоблачается так, что всем видна его суть.

Константинус.
-------------------------------------------------------------------------------
Перевод из Радио Свобода

«Чекист, который не был разведчиком»
24.11.2015

Президент Российской Федерации Владимир Путин 26 ноября на переговорах в Москве с президентом Франции Франсуа Олландом обсудит координацию действий Москвы и Парижа в борьбе с международным терроризмом и войну в Сирии. Визит Олланда в Москву организован, как подчеркивают в Кремле, по инициативе французской стороны после террористических атак в Париже и катастрофы в небе над Египтом самолета российской компании Metrojet, которую Кремль также признал терактом после парижской трагедии. Отношение к России и лично Путину в западном мире, который еще совсем недавно воспринимал его как все более явного «изгоя», сейчас может стремительно поменяться. Это происходит не впервые — за последние 16 лет многие повороты в политике Владимира Путина, и внешней, и внутренней, его действия и его имидж определялись именно крупными терактами и катастрофами, не только в самой России, но и в мире. Хотя и не всегда.

В какой степени крупные террористические акты, в первую очередь в самой России, были причиной, а в какой — следствием всей политики Путина в эпоху его правления? Причем с самого момента его прихода к власти, еще с августа 1999 года, когда Борис Ельцин назначил Владимира Путина первым заместителем и исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации и назвал его в специальном телеобращении своим «преемником»?

Как считает российский общественный деятель, политик, публицист и социолог, президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ» Георгий Сатаров, для ответа на такой вопрос существуют две взаимоисключающие версии.

— Первая — конечно, конспирологическая, если мы верим, что «ФСБ взрывает Россию» и потом пользуется этим же для того, чтобы что-нибудь нехорошее сделать со страной. Второй вариант — в России происходят какие-нибудь ужасы, и их ФСБ использует для того, чтобы сделать то же самое нехорошее. Это две конкурирующие гипотезы. Проблема в том, чтобы выбрать между ними. Начнем с того, что далеко не все нехорошее, что происходило в России, происходило после терактов. Например, совершенно омерзительная акция по внесению поправок в Конституцию, которые продляют легислатуры президенту и Думе, была проделана без наличия факторов всяких предварительных взрывов. Хотя это страшнее, чем, например, отмена губернаторских выборов после теракта в Беслане. Тут есть с чем сравнивать, эту реально первую серьезную поправку к Конституции. Можно сравнить с первой поправкой в Конституцию США, например, которая расширяла свободы граждан. А тут она расширила комфорт власти. Правда, это происходило при президентстве Медведева. Наверное, просто они с Путиным люди разные. Одному нужно, чтобы что-нибудь «взорвалось», чтобы сделать какую-нибудь неприятность, а другому совершенно необязательно.

Но есть и другая разница. Один стесняется делать какую-то мерзость просто так, на ровном месте, а другому «по фигу». Один осторожный, а другой просто на этот счет не заморачивается. Когда я говорю «один», я имею в виду Путина, когда я говорю «другой», я имею в виду Медведева. И, собственно, я склоняюсь к такой версии: Медведев, будучи президентом, спокойно все это делает, в том числе и потому, что считает: «А, все равно мне не переизбираться, я могу творить все что угодно. Я могу болтать разные глупости. Я могу говорить какие-нибудь даже хорошие вещи, делать гадости — это совершенно несущественно». У Путина, возможно, более дальние планы. И я знаю не понаслышке, что о той же самой отмене губернаторских выборов очень серьезно задумывались в администрации президента еще в 2000 году. Когда я встречался с одним из заместителей администрации президента, он меня спросил, как я к этому отношусь. На что я сказал, что это несущественно, поскольку это противоречит Конституции. Для меня более правдоподобная версия, что они просто дождались удобного момента и сразу под это подверстали кучу всякой ерунды.

— Если разбирать по годам и по этапам, то эпоха Владимира Путина началась с осени 1999 года — когда были взрывы домов, «учения в Рязани», Дагестан, Вторая чеченская война. Это был знаковый рубеж. Потом — начало «нулевых». Тогда шла непрерывная цепь десятков, даже сотен терактов разного калибра, к которым как-то стали даже привыкать, — взрывы на транспорте и подземных переходах в Москве, в южных городах, угоны самолетов, взрыв на рок-фестивале «Крылья» и, конечно, осень 2002 года, теракт на Дубровке, и потом еще был новогодний взрыв здания правительства в Грозном. Люди стали привыкать к новой реальности, которая становилась в этом смысле все жестче? Они стали привыкать к новому правителю, который тоже становился все жестче?

— Далеко не сразу, во-первых, если говорить и о реальности, и о первом лице государства. Во-вторых, вы не зря перечислили много всяких взрывов. Если бы первая версия была верна, то мы должны были бы за этими взрывами вслед искать какие-то такие мощные негативные инновации. Но оказывается, что такой жесткой корреляции не прослеживается. Да, в некоторых случаях что-то такое следует, но далеко не всегда.

— Был еще 2004 год — нападение на Назрань и, конечно, вами упомянутый теракт в Беслане, после которого губернаторские прямые выборы были отменены. К этому моменту вам стало понятно, куда идет страна? Как эти трагедии меняют лицо государства, а у государства ведь есть лицо?

— Мне это стало понятно гораздо раньше, это легко проследить по моим публикациям. Я это анализировал не с точки зрения плотности терактов или утонувших подлодок, а совершенно по другим, абсолютно зависящим от власти вещам, их действия, их методы. Это все было видно довольно отчетливо.

— Был еще знаковый 2006 год — в августе произошел взрыв на Черкизовском рынке, устроенный «совсем другими террористами». Всплыла тема русского национализма, ультраправых, скинхедов, Русских маршей и т. д. Как власть использовала эти настроения и события, с учетом того, что, вы тоже это уже упомянули, с 2008 по 2012 год в президентском кресле сидел Дмитрий Медведев?

— На мой взгляд, никак не использовала. Потому что этих правых экстремистов власть «употребляла» и до этого, и после этого, в своих интересах. И когда власти было страшно, она их преследовала и до этого, и после этого. Хотя я научный работник и обязан стараться видеть какие-то закономерности, я их здесь не усматриваю.

Давайте перейдем уже к недавним событиям, это взрывы в московском метро в 2010 году, теракт в Домодедово в 2011 году, серия терактов в Волгограде в декабре 2013-го. В информационном мире утвердился президент Чечни, «пехотинец Путина» Рамзан Кадырова, личный режим которого окончательно установился в Чечне. Его персона, уже без всяких терактов, стала вечной темой новостей. Это тоже знаковый момент, к которому власть приучила людей?

— Я не думаю, что эти 15-16 лет были годами каких-то запланированных обучений — сначала в начальной школе, потом в средней, потом в вузе… На самом деле действовали более общие закономерности — инстинкт власти определенного рода. Их примитивное представление о том, как устроен окружающий мир и какими методами решаются проблемы. Еще раз подчеркиваю — все проявлялось с самого начала абсолютно отчетливо для тех, кто имел открытые глаза. Если мы будем руководствоваться «бритвой Оккама» и не станем множить сущности без необходимости, то конспирологические версии привлекать совершенно нет необходимости. Потому что есть более ясные и имеющие высокую объяснительную силу причины.

Самые последние события, 2015 год — начало военной операции России в Сирии, на стороне шиитов-алавитов, и теракт на Синае, который долго-долго не признавали и потом одновременно с парижским терактом признали таковым. Мы не говорим о конспирологических теориях. Но насколько это все удачные моменты для Владимира Путина, которые он ловко использует? Например, сейчас он опять «конструктивно» (Путин любит это слово) общается с мировыми лидерами. А ведь недавно все было совсем наоборот. А на будущей неделе президент Франции Франсуа Олланд едет к нему, наверняка заключать некий пакт.

— Мы с вами вместе можем выразить Франсуа Олланду соболезнования, и по этому поводу тоже. Ему, бедняге, поручили не какой-то коридорный разговор на 20 минут (которым так гордится Путин — я имею в виду его разговор с президентом США Бараком Обамой в Анталье), а серьезную встречу, где должны произойти более обстоятельные взаимные объяснения. После того как Путин их «кинет» в очередной раз, виноват будет несчастный Олланд. Не более того.

В моих представлениях о нынешнем российском президенте нет места для анализа какой-то его последовательной внешней политики. Есть броуновское движение, в большей степени объясняемое, с одной стороны, какими-то его личными комплексами, его какими-то «ресентиментами», а с другой стороны, постоянными давлениями с разных сторон, которые на него оказывают в России. Вот он и мечется между разными давлениями — и своим внутричерепным давлением. В результате получается то, что мы видим, — то туда, то сюда. Произошло для него фиаско на Украине. Путин мыслил о своих действиях на Украине как о борьбе с США. Там произошел, что называется в его мире, «облом». «Ага! Так, а что еще очень не любит США? Асада не любят США! Значит, надо его как следует поддержать. Давай, метнемся туда вдруг!» Давно уже имеются проблемы у сирийского президента Асада — но только в том момент, когда стало ясно, что произошел «облом» на Украине, Путин метнулся туда. Вы видите здесь какую-то последовательность? Он вмешался в войну в Сирии — и тут же получил кучу всяких неприятностей, включая этот теракт с самолетом. Плюс сказываются еще упомянутые мной «давления», не внутричерепные, а уже, так сказать, «внечерепные», так сказать, «экзогенные» давления по поводу «этих ужасных западных санкций». И тут бац — взрыв в Париже! «Ага! Может быть, этим воспользоваться?» Мы видим, на самом деле, и это можно проследить, как все 15-16 лет это происходит, постоянное это броуновское движение, то в одну, то в другую сторону. Вот и все.

Многие говорят, что Владимир Путин за годы правления научился совершенно блестяще общаться с прессой, журналистами. Но после каждого тяжелого потрясения для страны, для себя он всегда исчезает на некоторое время из публичного пространства. С того момента, как еще 15 лет назад он никак не отреагировал немедленно на гибель «Курска». С той поры такая тенденция началась. И когда взорвался сейчас этот самолет, он ведь тоже исчез. Как это объяснить? Он боится, или он не знает, что говорить, или он такой человек — ему нужно время, чтобы точно понять, что именно он должен сказать?

— Я не являюсь личным психоаналитиком Владимира Владимировича, могу гадать только вместе с вами, и любой мой ответ не будет профессиональным. Когда я для себя внутренне, так сказать, пытался отвечать на этот вопрос, я думал, что это молчание и это нежелание фиксироваться на какой-то версии были связаны с другим — с абсолютным ощущением цугцванга. «Если признать эту версию, одни гадости посыплются, если эту версию признать, то другие». И неслучайно признание версии теракта в Египте произошло после теракта в Париже. Как бы вот легко как все подверстывается одно к другому, и вроде бы мы не одни такие, вот не на меня одного эта кара небесная, а это вот некое общее мерзкое явление. «Ага! Давайте, вместе поборемся». Так, мне кажется, это выглядит.

Президент России всегда очень жестко, публично, сурово отдает распоряжение уничтожить террористов, где бы они ни находились. Известны операции по ликвидации предполагаемых террористов за пределами России. Путин считает, что отчитаться перед народом о ликвидации, об убийстве террористов — это эффективнее и эффектнее, чем ловить их, привозить в Россию и привлекать к публичному суду?

— Да, это предположение правдоподобно. Я готов к нему присоединиться. Но оно правдоподобно, прежде всего, в силу того, о чем я говорил выше, — в силу вот этого представления о сущем, в силу его профессиональной деформации — чекиста, который никогда не был разведчиком, как известно, а был завклубом. Чекиста-неудачника — с наиболее простым вариантом линейного чекистского мышления, — уверен Георгий Сатаров.

Опубликовано 24/11/2015 04:40

http://inosmi.ru/politic/20151124/234542870.html
---------------------------------------------------------------------------

Сатаров, Георгий Александрович
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Род деятельности:
политический и общественный деятель, политолог, социолог, аналитик, публицист
Дата рождения:
22 августа 1947 (68 лет)
Место рождения:
Москва
Страна:
Flag of Russia.svg Россия
Награды и премии:
Орден Почёта — 1997 года

Гео́ргий Алекса́ндрович Сата́ров (род. 22 августа 1947, Москва) — российский политический и общественный деятель, аналитик, публицист, политолог, социолог, профессор РАНХиГС, член партии РПР-ПАРНАС. Президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ» («Информатика для демократии»)[2].

Помощник президента России Бориса Ельцина (1994—1997), сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса (2004—2008)[2][3].

Образование
Учился на художника по свету в театрально-художественном училище, дипломную работу делал для спектакля в Театре Маяковского, который ставила Марья Балабанова.

В 1972 году окончил математический факультет Московского государственного педагогического института (МГПИ) имени В. И. Ленина (в котором учился на вечернем отделении) по специальности «математика и программирование»[2].

Кандидат технических наук (1975)[2]. Тема диссертации: «Многомерное шкалирование при анализе дихотомических данных о социально-экономических системах»[2].

Научная, исследовательская и преподавательская деятельность[править | править вики-текст]
С 1972 по 1990 год работал в МГПИ — прошел путь от младшего научного сотрудника до руководителя сектора в исследовательской лаборатории; занимался применением математики (прежде всего прикладной математической статистики) в педагогике, психологии, социологии, истории, политологии и т. п.[1][2]

В 1990 году создал вместе с Сергеем Станкевичем Центр прикладных политических исследований «ИНДЕМ» («Информатика для демократии»), который возглавлял до весны 1993 года, с 1995 года — научный руководитель Центра «ИНДЕМ»[1][2].

В октябре 1997 года избран Президентом Фонда «ИНДЕМ» (правопреемника Центра «ИНДЕМ»). Автор более 200 научных работ в сфере прикладной математики, политологии, социологии, многих газетных и журнальных публикаций. С 1999 года преподает в Московском государственном университете на факультете государственного управления[1][2].

В 1999—2000 годах проекты фонда «ИНДЕМ» по противодействию коррупции поддерживались Всемирным банком, через который фонд получал гранты от датского правительства[2].

С декабря 2003 года выступал в Школах публичной политики — организациях, созданных благотворительным фондом «Открытая Россия» (основатель фонда — Михаил Ходорковский глава компании «ЮКОС»). В апреле — сентябре 2004 года Сатаров совершил ряд поездок по регионам России, на которых читал лекции. Эти поездки также финансировались «Открытой Россией»[2].

По утверждению журналиста Владимира Корнелюка, сделанному в начале 2005 года, компания «ЮКОС» стала в 2004 году основным заказчиком возглавляемого Сатаровым фонда «ИНДЕМ»[2].

Член Совета по внешней и оборонной политике, член общественного экспертного совета Мирового банка по проблемам государственного управления и коррупции. Автор большого количества исследований по проблемам коррупции в современной России[2].

Профессор кафедры государственного управления Российской академии народного хозяйства и гос. службы при Президенте РФ. Читает курсы: «Внеформальные аспекты управления», «Критический анализ государства», «Основы институциональной теории», «Социология социальных изменений», «История и практика современного государства», «Модернизация и реформы», «Антикоррупционная политика»[4].

Политическая деятельность

С 1993 года по 1994 год — генеральный директор Российского общественно-политического центра (РОПЦ)[1][2].

С февраля 1993 по февраль 1994 года — член Президентского совета, участник Конституционного совещания по разработке новой Конституции РФ[1][2].

С 1994 года член Объединенной комиссии по координации законодательной деятельности, с мая 1997 года — член Комиссии по разработке проекта программы государственного строительства в Российской Федерации[1][2].

С февраля 1994 года по сентябрь 1997 года — Помощник Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина. На этой должности отвечал за контакты с российским парламентом и политическими организациями[1][2].

Незадолго до выборов в Госдуму 1995 года Сатаров предложил сформировать две провластные политические партии: «Наш дом — Россия» и блок Ивана Рыбкина[2]. В итоге эта затея окончилась неудачей: блок Рыбкина не прошёл в Думу, а голоса избирателей, не желавших голосовать за коммунистические и радикальные движения, разделились[2].

Во время Президентских выборов 1996 года на пресс-конференции членов избирательного штаба Бориса Ельцина Георгий Сатаров заявил, что КПРФ готовит сценарий «нелигитимного перехвата власти», если проиграет выборы. В этом случае, по его мнению, гражданская война неминуема, поскольку компартия лишь «на некоторое время заморозила свои боевые отряды, но палец находится на курке, а в определенный момент курок будет спущен».[5] Представители КПРФ расценили это заявление как «клевету на Компартию».

В интервью «Известиям» в августе 1996 года, Сатаров сообщил, что администрация президента во главе с Анатолием Чубайсом не намерена «пускать на самотёк» губернаторские выборы в регионах. «Проведение губернаторских выборов и тем самым укрепление власти в регионах, усиление президентской вертикали мы считаем сейчас приоритетной задачей», сообщил Сатаров.[6]

Возглавлял рабочую группу по подготовке послания Президента Федеральному Собранию 1997 года.

Сатаров покинул пост советника президента 1997 году. В этот момент началась реорганизация администрации президента[2]. По заявлениям самого Георгия Александровича он ушел сам, решив вернуться к аналитической работе в фонде «ИНДЕМ»[2]. В ряде СМИ утверждалось, что Сатаров был отправлен в отставку из-за того, что не смог создать «общенациональную российскую идею»[2].

Политическое консультирование

Консультировал ряд российский политических организаций, в том числе движение «Наш дом — Россия», движение «Выбор России», «Демократическую партию России», движение «Кедр», Республиканскую партию РФ[2]. По утверждениям ряда СМИ, фонд «ИНДЕМ» занимался разработкой их программных документов[2].

Общественная и политическая деятельность

С 2004 году — президент Общественного движения «Общественный союз „Антикоррупция“» (ОСА), в число учредителей которого входит «ИНДЕМ». Один из создателей и руководителей Национального антикоррупционного комитета[2].

В 2004 году выступил в защиту «ЮКОСа», считал что власть монотонно ликвидирует всех излишне самостоятельных бизнесменов[2].

В 2015 году вступил в партию РПР-ПАРНАС, толчком стало убийство её лидера Бориса Немцова в феврале этого года[7].

Участие в коалиционных объединениях

См. также: Всероссийский гражданский конгресс
16 ноября 2004 года на первом заседании оргкомитета Всероссийского гражданского конгресса «Россия за демократию, против диктатуры» (ВГК) был избран его сопредседателем (другие сопредседатели — председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан и шахматист Гарри Каспаров)[8].

Участвовал в 2005 году в работе «Комитета 2008»[3].

В 2006 году Сатаров участвовал в конференции «Другая Россия», организованной ВГК[2]. Он произнес речь о том что происходит разрушение правовой системы силами государства[2]. Как только в 2007 году проект перестал быть коалиционным, многие организаторы в том числе и Сатаров вышли из него[2].

17 января 2008 Сатаров вместе с Людмилой Алексеевой вышли из ВГК из-за конфликта с Каспаровым[2].

Позиция по Украинскому кризису

В сентябре 2014 вместе с рядом западных и украинских экспертов подписал письмо в журнал The Atlantic, в котором Россия названа агрессором, вторгшимся на Украину, и призывается усилить западные санкции против России.[9]

В сентябре 2014 г. подписал заявление с требованием «прекратить агрессивную авантюру: вывести с территории Украины российские войска и прекратить пропагандистскую, материальную и военную поддержку сепаратистам на Юго-Востоке Украины»[10]

Награды
В 1997 году награждён орденом Почёта с формулировкой «за заслуги перед государством и многолетнюю добросовестную работу»[2].

Публикации[править | править вики-текст]
«Компьютер открывает Америку» (рус.). — Москва, 1989.
«Математические методы и ЭВМ в историко-типологических исследованиях» (рус.). — Москва, 1989.
«Россия в поисках идеи». 1997.
«О новом подходе к построению обобщенных социологических переменных» (рус.) // «Полития». — 2000. — № 4.
«Corruption and institutions in Russia» (англ.).
«Демократура. Сборник статей» (рус.). — 2004. — ISBN 5-94218-008-1.
«Антикоррупционная политика». — Москва: Фонд «ИНДЕМ», РА «СПАС», 2004.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Сатаров,_Георгий_Александрович
---------------------------------------------------------------------------

М-да...
И вот это, было помощником Президента, хотя "каков поп, таков приход".
Лучше бы был осветителем в театре...
Дружок мой одноклассник, поступил в 1973 в этот пединститут (МГПИ), тот еще очаг знаний. Приезжал к нему пару раз. Вино, девки все по полной программе...
Жаль выгнали его через полгода. Не выдержал этого "цветника".

Константинус.

0

2

А здесь на самом деле ничего особенно нового.

Konstantinys2 написал(а):

В 2015 году вступил в партию РПР-ПАРНАС

Это собственно позиция наших либерастов.

А озвучивают оне то, что Россия Западу не нравится, оттого и должна быть ликвидирована.

Путина же оне органически ненавидят.
Поддержку Путина народом считают сигналом, что такой народ не должен существовать.

0

3

Delfi.lt, Литва

Россия после Путина: страна должна излечиться от шизофрении
11.03.2016
Константин Амелюшкин

Отдать все, что украли, прекратить конфронтацию, создать свободную политическую систему и мечту для людей, а также признаться, что Россия больна шизофренией и видит то, чего нет в реальности — о возможных действиях и сценариях развития ситуации в России после Путина вели речь в ходе «Форума свободной России» в Вильнюсе бизнесмены, политики и эксперты.

Что делать с Россией в будущем после нынешнего авторитаризма? О каких сценариях развития событий стоит задуматься и что должно стать главным в этом смысле? На эти вопросы пытались ответить участники сессии «Россия после Путина» на Форуме свободной России. Они обсудили вероятные сценарии развития событий в стране, а также позитивные и негативные факторы, обуславливающие эти сценарии, например, кто, если не Владимир Путин, решение крымской проблемы и т.д.

«Добро пожаловать в самую свободную страну»

Опальный российский бизнесмен Евгений Чичваркин отметил, что необходима программа действий. По его словам, нужно создать свободную страну. «Мы хотим быть свободной страной. У нас будет абсолютная свобода человека на самого себя, меньше государства во всех сферах. Все будет в частных руках», — утверждал он. Чичваркин отметил, что «денег на самом деле в стране много, и мы все еще можем себе позволить экономическую, образовательную и судебную реформу практически любой степени сложности».

Кроме того, по мнению Чичваркина, все, что «украли и не заплатили — нужно отдать»: «Нельзя брать чужое. Надо честно говорить: это мое, это — нет. Свое я не отдам, чужое не заберу». По словам предпринимателя, России нужно предложить себя везде и открыть границы, чтобы на въезде гостей встречала надпись «Добро пожаловать в самую свободную и открытую страну мира». «В этом нет ничего сложного. Нужно провести нормальные и честные выборы. Стране нужно взрослеть, империя больше существовать не может», — заключил он. Чичваркин также убежден, что в России необходимо провести люстрацию тех, «кто утащил миллиарды».

Свободная Россия — завтрашняя Россия

По мнению бывшего советника президента Владимира Путина Андрея Илларионова, говорить сейчас о свободной России нельзя: «Свободная Россия — это завтрашняя Россия». Илларинов считает, что нужно задуматься над тем, что каждый может сделать для этого. По его мнению, есть принципиальные вещи, важнее которых ничего нет: «Это работа по ликвидации нынешнего политического режима и созданию свободной политической системы в России». Для этого, необходимо сменить нынешний режим, ликвидировать систему террора, восстановить гражданские свободы, ликвидировать всех ограничения и запретов на политическую деятельность и СМИ, прекратить политические репрессии, провести люстрацию наиболее активных членов нынешнего политического режима, создать политическую систему свободного общества и его инструментов.

Второе направление действий, по мнению Илларионова, это создание системы верховенства права. Он также обратил внимание на необходимость преодоления имперскости России в современной внешней политике и мышлении значительной части российских граждан. «К большому сожалению, вирусом имперскости заражена значительная часть российских граждан и без уничтожения этого вируса, страна не может быть свободной. Несколько пунктов в этой части: это немедленное прекращение войны против Украины, в Сирии, прекращение конфронтации с Турцией, нормализация отношений с Западом, возвращение Крыма и восточного Донбасса Украине, Южной Осетии и Абхазии — Грузии, вывод российских войск с территории Грузии и Украины», — считает он.

По словам Илларионова, нужно четко сформулировать цель вне зависимости от того, сколько времени понадобится для того, чтобы это сделать. Кроме того, он заявил, что необходим «созыв Учредительного собрания и переучереждение государства, поскольку ни один режим, начиная с 1917 года, не являлся легитимным».

Каспаров: не кто, а что вместо Путина

По мнению оппозиционера Гарри Каспарова, есть определенные закономерности, которые приводят к краху недемократических режимов. «В России все революционные перемены происходили на фоне геополитического поражения. Любой недемократический режим подвергается опасности изнутри в момент появления внешней опасности», — подчеркнул он. По мнению Каспарова, на сегодняшний момент мы видим ситуацию, когда «такое геополитическое поражение становится вероятным, потому что Путин превратил агрессию в основной инструмент внутренней пропаганды».

Кроме того, он считает, что не должно возникать вопроса долгосрочной диктатуры и никто не должен заменять Путина. «Очень важно говорить не кто вместо Путина, а что вместо Путина, потому что мы говорим о системных вещах, которые должны составить основу современной России», — сказал Каспаров. Сейчас очень важно предложить видение, которое сможет убедить людей в том, что ничего страшного в смене нынешней власти нет, акцентировал шахматист и политик. «Самая опасная форма правления — это единоличная диктатура фашистского типа, как сегодня в России, когда образ лидера является главной составляющей частью режима и поэтому он готов идти на любые авантюры, чтобы сохранить свой образ. Если говорить о постпутинской ситуации, то нужно понять, что она в какой-то мере будет продиктована тем, как Путин уйдет от власти», — рассуждал Каспаров.

Пономарев: нужна мечта

Российский оппозиционер Илья Пономарев в свою очередь тоже напомнил о люстрации. По его мнению, она в нынешней ситуации необходима. «Это классовый процесс и способ сохранить гражданский мир», — убежден политик. Говоря о будущем России, он отметил, что сейчас возможны лишь преобразования революционного типа, которые в свою очередь всегда начинаются с формулировки мечты. «Все, что делается должно быть воспринято большинством населения России. Им обязательно нужно дать в руки мечту, за которой они пойдут. Только такие преобразования могут иметь успех», — считает Пономарев. Также, по его словам, очень важно сформулировать, как именно будет жить отдельно взятый человек.

Рецепт Альфреда Коха

По мнению общественного и политического деятеля Альфреда Коха, нужно говорить о будущей политической системе государства, которая бы обеспечивала реальное представительство и защищала бы от авторитаризма. Он уверен, что нужно проанализировать новую законодательную основу, в связи с чем необходимо посмотреть на другие страны, которые сталкивались с авторитаризмом и прошли трансформацию к устойчивой демократии. «Важно проанализировать опыт геополитических поражений, и как разные страны вышли из этой ситуации», — утверждал он.

Бывший заместитель председателя правительства России обратил внимание не только на российский опыт, но и на опыт поражения нацисткой Германии и милитаристской Японии, результатом которых была внешняя оккупация, а «все русские поражения оккупацией не заканчивались». По его словам, «последние 100 лет русской истории констатируют, что нация больна, страдает некоей формой шизофрении и ей кажутся образы, которые в реальности не существуют». «Ей кажется великая история, которой нет; чрезвычайно добрые дела, которые она творила миру, которых нет; невероятно миролюбивая политика, которой в реальности никогда не было», — перечислял Кох, сравнив ситуацию с судьбой Нобелевского лауреата, гениального математика Джона Форбса Нэша, которая легла в основу фильма «Игры разума».

Поэтому нужно прислушаться к тем, кто желает ей добра и в этом смысле хороша идея догоняющего развития. «Что же делали те страны, которые прошли по нашему пути раньше нас? Мне кажется, нужно осуществить некую самооккупацию и признать вещи, которых мы делать не умеем. Фактически это означает, что нужно функции Избиркома передать ПАСЕ, избирательную кампанию проводить под контролем международных организаций, функции Конституционного суда передать Гааге и т. д. Это добровольный отказ от части суверенитета, но мы это должны сделать добровольно, прекрасно понимая, что мы больны шизофренией и видим то, чего нет в реальности», — заключил Кох. «Другого пути я не вижу», — считает он.

P.S. Жизнь на 40 копеек

Модератор дискуссии журналист и обозреватель Константин Эггерт передал слово Евгению Чичваркину, когда из зала прозвучал вопрос о том, что заявленная тема звучала и обсуждалась неоднократно, а хотелось бы услышать, как будет проходить короткий транзитный период сразу после падения режима? Бизнесмен сказал, что «они улетят на своих вертолетах, сбегут, как только запахнет жареным, у них все давно готово, но дело в том, что никто не даже пробовал поджигать». От слабости протестного движения спикер сразу перешел к своей роли в России после Путина. По словам Чичваркина, он предприниматель, а потому хочет видеть Россию не воюющей, а процветающей, когда можно свободно заниматься торговлей. «Я же бизнесмен: покупаю за рубль, продаю за рубль двадцать, а на 40 копеек живу», — резюмировал участник Форума, вызвав смех и улыбки в зале.

Оригинал публикации: Россия после Путина: страна должна излечиться от шизофрении
Опубликовано 10/03/2016 11:00
http://inosmi.ru/politic/20160311/235682166.html

0

4

Радио Свобода, США

«...Но для авторитарной системы», – считает экономист Евгений Ясин.
15.04.2016

Михаил Соколов

Что Алексей Кудрин изменит своими советами? Появятся ли по воле Путина новые дороги? Возможно ли развитие в обстановке войны? Поверит ли бизнес обещаниям власти?— экономические идеи Владимира Путина, высказанные им на «прямой линии», обсуждаем с профессором, научным руководителем НИУ-ВШЭ, главой фонда «Либеральная миссия» Евгением Ясиным.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии Евгений Ясин, профессор, научный руководитель Высшей школы экономики, научно-исследовательского университета, если правильно формулировать, глава фонда «Либеральная миссия». Мы поговорим об экономических проблемах России, не только России, наверное, и Украины тоже, поскольку там наконец назначили нового премьера.

Начнем, по всей видимости, с того телешоу, которое проходило нынче — это выступление Владимира Путина на прямой линии с его народом. Я бы начал этот разговор с экономических оценок. Было сказано, точнее, спрошено у Путина: какая сейчас полоса в российской экономике — черная или белая? Он сказал — серая. Вам такое определение как, оно может быть описано экономическими какими-то формулами?

Евгений Ясин: Наверное, можно. В принципе я бы согласился, пожалуй. Потому что мы видим такой процесс, который далек до завершения, он дает основания для суждения относительно того, что мы можем из этого положения либо двигаться вниз, либо вверх. Оснований для того, чтобы делать окончательные выводы, вроде бы нет. У меня есть свое мнение: я понимаю, что до тех пор, пока не появятся достаточно серьезные изменения в инвестиционном климате, не пройдет время, которое убедит значительную часть бизнесменов, предпринимателей в том, что действительно российское государство действительно заслуживает доверия, до тех пор обстановки для подъема нового не будет.

Михаил Соколов: Понятно, что на этой прямой линии, я не самый внимательный был слушатель, но тем не менее, мне показалось, что слово «кризис» практически не прозвучало, зато прозвучало слово «дно», о котором периодически любит говорить известный поэт-экономист, он же министр Алексей Улюкаев. Он рассуждает о том, оттолкнулись от дна, начали подниматься, нащупали дно, все как-то по этому дну Россия ползает. Она действительно от этого дна оттолкнулась или нет? Я вам опять цитату царскую подарю: «Ситуация в экономике России еще не исправилась, но тренд положительный». Так что, всплывает?

Евгений Ясин: Нет, я не вижу никаких признаков всплывания. Я вижу то обстоятельство, что у нас как бы есть три слоя в структуре экономики.

Одна — это финансовая сфера, и то, что мы видели в финансовой сфере в конце 2014 года — это был самый настоящий кризис. После того, что было сделано моими друзьями из Центрального банка, прежде всего Эльвира Сахипзадовна Набиуллиной, так же у нее очень сильные помощницы, в том числе Ксения Валентиновна Юдаева, они приняли очень трудные, но ответственные и продуктивные решения, настолько продуктивные, что прошло 10 дней, у Владимира Владимировича Путина появились основания одобрить их действия, это все оказалось магическое влияние на ситуацию, потому что рубль перестал падать.

Михаил Соколов: Нефть если дешевеет, рубль падает, а если чуть-чуть подорожает, он укрепляется.

Евгений Ясин: Я прошу прощения, он до этого падал каждый день, независимо от того, что было с нефтью и так далее, просто была паника, что сейчас уйдет окончательно в ноль, даже Улюкаев не достанет.

Вот это ощущение острейшего финансового кризиса было — это мне кажется очевидным совершенно. Но это прошло.

Второй слой, который я выделяю — это реальная экономика. У нас финансовая экономика небольшая, вы можете видеть, как взаимоотношения между рублем и долларом довольно сильно меняются, но на функционировании нашей реальной экономики это не так сказывается. Потому что для нее важен рубль, есть предприятия, которые занимаются импортом, они получают валюту, эта валюта хранится здесь или где-то еще. Тот, кому позарез нужна валюта, может ее получить — это, оказывается, тоже не смертельно. Но на состояние реальной экономики это не оказывает влияния. Отличие реальной экономики заключается в том, что там идет постоянная борьба, даже не борьба между конкретными конкурентами, хотя это тоже есть, две противоположные тенденции: одна — это опускаться дальше, ниже дна, а другая — это даже добиваться каких-то успехов.

Михаил Соколов: Евгений Григорьевич, президент сказал, что наметился какой-то промышленный рост. Он действительно наметился в последнее время или опять царя обманывают?

Евгений Ясин: Я лично не вижу никакого роста. Я вижу, что есть некое состояние равновесия, но опасность дальнейшего спада довольно велика. Кстати, это было видно в последнем прогнозе МВФ, он тоже сказал, что 2016 год у нас будет, спад будет не 1,3, а по-моему, 1,8, такого рода был разговор.

Михаил Соколов: Что-то такое Путин говорил: зато в 2017 году будет подъем 1,4%

Евгений Ясин: Для меня такого рода колебания не важны, если вы хотите, я в нем вижу позитивную черту, идет процесс модернизации.

Михаил Соколов: Чего модернизации?

Евгений Ясин: Модернизации реальной экономики. Потому что какие-то предприятия, которые имеют преимущества в этих обстоятельствах, они используют их и двигаются вперед.

Михаил Соколов: То есть девальвация, например, они денег заработали, что-то модернизировали.

Евгений Ясин: Я вам приведу для примера, что компания «Мудис», которая никогда не отличалась особой приверженностью к России, она отдала Магнитогорскому металлургическому комбинату первое место в каком-то рейтинге. Почему это так, я не знаю, точно не потому, что директор Магнитогорского комбината был назначен губернатором Челябинской области. Там есть порядок, тем не менее, есть неплохие показатели.

Могу назвать еще несколько небольших предприятий, которые в этих условиях добиваются успеха, но это не означает, что от этого что-то серьезно улучшается в целом в экономике. Почему, я сразу объясню, чтобы ясна была позиция. Потому что есть третий слой, а третий слой — это инвестиционный климат, это отношение предпринимателей к тому, что происходит. Есть минимально необходимая доза доверия или нет? Нет — вот это я могу сказать совершенно убежденно. Из разговоров с моими знакомыми, близкими предпринимателями я знаю, что мера недоверия к действиям государства слишком велика.

Вы скажете, мы слушали Владимира Владимировича Путина, до этого был принят целый ряд решений, которые говорят о том, что государство будет поддерживать малый и средний бизнес, какие-то еще преимущества для этого сословия и так далее, не только малый и средний, крупный тоже. Вопрос принципиальный заключается в том, подействует или не подействует, поверят или не поверят, будут требоваться дополнительные действия кроме очаровательных, привлекательных слов президента. Вот это главный вопрос. Я не могу сказать, он завоевал какую-то часть доверия или нет. По-моему, нет.

Михаил Соколов: С доверием, по-моему, по поводу инвестиций действительно не очень хорошо. Путин выступал и задал такой риторический вопрос в числе нескольких: как обеспечить приток инвестиций? Хорошо бы, чтобы он дал ответ на этот вопрос. Я, честно говоря, ответа не знаю, может быть вы подскажете?

Я просто хочу одну деталь добавить к этому разговору. С одной стороны Путин на экране, эти обещания, а с другой стороны я читаю: УБЭП по Московской области приступил к обыску в центральном офисе российского подразделения шведской компании IKEA, обвиняя ее в мошенничестве при получении земли 20 лет назад. Как там насчет инвестиционного климата будет? Что лучше действует — обыск полиции или Владимир Путин в телевизоре?

Евгений Ясин: Как раз сочетание всех этих моментов заставляет насторожиться. В особенности это, кстати, противостояние между спецслужбами, которые особенно тщательно следят за бизнесом, во-вторых, это сами предприниматели. Я так полагаю, что слово президента они уважают, прислушиваются, но вспоминают законодательство об НКО, об «иностранных агентах», некоторые усилия нашей власти после 6 мая 2014 года по «наведению порядка в стране», а порядок в стране определяется тем, насколько активно спецслужбы проверяют работу IKEA, еще кого-то.

Михаил Соколов: Почему вы сказали 2014 года? 6 мая у нас было 2012 года, Болотная площадь.

Евгений Ясин: Вы совершенно правы. Но там просто произошел очень важный переход, в 2012 году было умеренное действие, то, что в сценариях мы у себя выделяем, это инерция, продолжение прежней политики.

Михаил Соколов: С марта 2014 года, с Крыма началось нечто новенькое?

Евгений Ясин: Совершенно верно, с 2014 года — это уже мобилизационный сценарий, когда хотят посредством закручивания гаек добиться более сильных результатов.

Михаил Соколов: Каких?

Евгений Ясин: Они не в подъеме экономики. Власти хотят добиться того, чтобы мнение российского населения, которое было так ярко выражено во время событий присоединения Крыма, чтобы оно все время держалось. Оно держалось не только по отношению к Крыму, но и по отношению к Донбассу, и по отношению к каким-то событиям в стране.

Михаил Соколов: То есть всеобщее одобрение?

Евгений Ясин: Чтобы всеобщее одобрение деятельности нашего руководства было, но совершенно необязательно только в отношении действий, направленных на улучшение инвестиционного климата, скорее безразлично.

Потому что верность режиму, верность принимаемым действиям, доверие к его политическому лицу и так далее — это ценится. Причем ценится необязательно с точки зрения реальности, в большей степени с точки зрения того, насколько население согласно с тем, что что бы ни случилось, оно должно говорить то, что ожидает власть. Вот это, мне кажется, совершенно очевидно. Есть много исследований социологических, которые посвящены структуре российского общества, как разные слои реагируют на те или иные события, которые у нас происходят. Здесь чрезвычайно важно то обстоятельство, что есть определенная группа людей, которые не воспринимают позитивно то, о чем думает наше руководство или что оно предпринимает.

Михаил Соколов: Недовльных 15%, хорошо — 20%.

Евгений Ясин: Свидетельством этому служит фильм на НТВ про Касьянова, какие-то еще фильмы про Навального, стремление их столкнуть лбами и так далее. Я говорю о либерально-демократическом крыле нашей оппозиции — это такой круг людей, которым такого рода маневры не нравятся, я имею в виду именно мобилизационный сценарий.

Михаил Соколов: И поэтому с ними в первую очередь ведут борьбу, так получается?

Евгений Ясин: Получается.

Михаил Соколов: Собираются вести борьбу еще круче. Тут закон, по-моему, от Яровой какого-то сенатора готовится, там еще ужесточение статей по так называемому экстремизму и даже введение запрета на выезд на 5 лет для тех, кого без всякого суда прокуратура предупредит о какой-то там недопустимой деятельности. Получается, что власть готовится вообще железный занавес закрыть. Вы там про инвестиции, а они, чтобы запугать окончательно творческих, каких-то активных людей.

Евгений Ясин: Может быть вы и правы. Ситуация такова, что от тех людей, которые готовят подобные законопроекты, знают, чего они ожидают, они это готовят. А потом посмотрим. Надеюсь, что выступит Владимир Владимирович Путин или еще какие-то его важные помощники, и они скажут: нет, это ни в коем случае делать нельзя.

Михаил Соколов: То есть, скажут про перегибы опять?

Евгений Ясин: Перегибы, мы опять потеряем по ногами дно и так далее.

Михаил Соколов: Как с Кадыровым, которому сегодня Путин сделал замечание, что надо с врагами народа не так активно бороться и не дестабилизировать страну?

Евгений Ясин: Да, это как раз очень показательное суждение. С моей точки зрения, наша страна сейчас переживает такой процесс медленного продвижения, куда, я не знаю.

Михаил Соколов: Явлинский сказал, что сели в поезд в Париж, а едем в Пхеньян, в Северную Корею, с 2012 года едем туда. Туда или не туда?

Евгений Ясин: Очень возможно, что он прав. Я не могу сейчас сказать окончательно, потому что я слежу, очень болею за то, какого рода решения предпринимаются в противоположном направлении. К сожалению, я не могу предложить Явлинскому какие-то обнадеживающие меры в этом отношении.

Михаил Соколов: Скорее нам всем, а не только Явлинскому.

Евгений Ясин: Явлинскому, моему старому другу, я был бы очень рад.

Михаил Соколов: Утешить?

Евгений Ясин: Не утешить, я думаю, он сам бы утешился, если бы мы поехали хотя бы в Константинополь, в Стамбул.

Михаил Соколов: В Алма-Ату.

Евгений Ясин: Пока никаких я не вижу изменений, для главного пояса нашего кризиса я не вижу никаких изменений. Чтобы может быть немного объяснить, почему это так, я просто хочу обратить внимание на следующее обстоятельство: всего нашей новой России 25 лет, в этом году отмечаем это событие.

В течение этого времени несколько раз менялся курс, самое главное изменение курса было где-то в промежутке между 2000 и 2003 годом. Важно то, что это всего 25 лет. И совершенно ясно мне лично, что если бы в 1999 году не начался подъем цен на нефть, если бы после этого не получили такие условия для восстановительного роста, то ситуация выглядела бы совершенно иначе. Потому что нам с начала этих лет, с 2000 по 2003 год этот процесс мы могли наблюдать, усилиями бизнеса, усилиями правительства строилась более-менее нормальная рыночная экономика. Рыночная экономика — это политическая конкуренция, то есть демократия, а так же дополнение к политической конкуренции верховенство права являются абсолютно необходимыми. Потому что без этого рыночная экономика работать с достаточным уровнем эффективности не может. Пришлось бы работать, эта работа была бы очень трудной, мы не имели бы таких успехов, какие имели в нулевые годы. Мы воспользовались тем обстоятельством, которое было. Сейчас мы вернулись к такому положению, которое было где-то в 2002-3 годах, там было некое снижение цен на нефть.

Михаил Соколов: Опять Ходорковского будут сажать и опять у кого-нибудь что-нибудь отберут? Рецепт знакомый нынешней власти.

Евгений Ясин: К сожалению, а может быть к счастью. Когда события прошли, повторять нехорошо. А тем более я знаю особенности характера нашего президента, он не любит повторяться, он все время хочет придумать что-то новое. Может быть придумает.

Михаил Соколов: Лучше бы что-нибудь старое хорошее вернул. Как-то не получается.

Евгений Ясин: Я просто объясняю, что мы вернулись к тому положению, перед которым были с 2000 по 2003 год, когда цены на нефть еще не пошли вверх, и мы должны были искать какие-то выходы. Тогда действительно Путин приглашал к себе.

Михаил Соколов: Вот на экране, видите, танки, пушки — вот куда вкладывает путинский режим, в армию, в «оборонку», в ракеты и еще во внутренние войска бывшие, теперь в Нацгвардию, туда все пойдет.

Евгений Ясин: Я прошу вас все-таки оценивать ситуацию с учетом разных сторон. Я обращу внимание на то обстоятельство, что примерно с 2010 года на армию никакого внимания не обращалось, недостаточно было финансирование, в армии были очень плохие настроения, искали выходы.

Михаил Соколов: Вот Сердюков провел эффективные либеральные реформы в армии, в результате Россия ввязалась сначала в оккупацию Крыма, потом в войну в Донбассе, а теперь в войну в Сирии. Может быть было бы лучше вообще этих реформ не проводить?

Евгений Ясин: Это не из-за реформ.

Михаил Соколов: Это потому, что стала более эффективная военная машина. Была бы не очень эффективная, может быть не полезли бы в агрессию.

Евгений Ясин: Сердюков чего-то потребовал от военных, но одновременно он потом пошел к Медведеву и стал его уговаривать, что мне нужно 30 триллионов до 2020 года, если вы мне не дадите, армия будет выступать против режима, я знаю, какие настроения в армии. И в результате господин Кудрин ушел в отставку, они разругались с Медведевым, но армия стала получать деньги.

Михаил Соколов: Большая часть денег ушла не военным, а на перевооружение и, насколько говорят военные специалисты, оно не слишком эффективно и огромное воровство. Одна только история с космодромом «Восточным», всем известно, как там воруют, сажают. 20 с лишним уголовных дел даже Рогозин признал.

Евгений Ясин: Если при военных заказах не происходит никаких коррупционных операций и прочее, это было бы просто противоестественно. Тем не менее, мы видим, что настроения в армии меняются, они чувствуют, что к ним обращение совершенно другое.

Михаил Соколов: В армии меняются, а в народе зато, мы сидим с вами, читаем, Путину пишут: «Обращаемся к вам каждый год, а жизнь лучше не становится».

Евгений Ясин: Это в армии?

Михаил Соколов: Это где-то в народе, из провинции пишут. Правильно, они же не должны получать прибавки, они же без оружия.

Евгений Ясин: И там, и там не успеешь. Если у тебя наклевывается провал в армии, там нужно что-то предпринять, чтобы люди почувствовали улучшение материального положения, чтобы были изменения в вооружении, чтобы они уважали себя, их статус повысился, они бы были за режим — это одно. Но тогда вы не успеваете с образованием, со здравоохранением, с социальной помощью.

Я не в порядке оправдания, я говорю о проблемах, с которыми сталкивается руководство. Они долго не обращали внимания на армию, там копились настроения против руководства, и это были не демократические настроения — это были настроения довольно черносотенные. Но надо было что-то с этим делать, вот теперь 30 триллионов с продлением сроков по сравнению с теми, которые предлагал Сердюков, все-таки дают. Уже в армии есть некое облегчение. То, что это привело к ухудшению отношений с западными странами, ну что ж…

Михаил Соколов: Это неизбежно было? По-моему, это было вполне избежно: соблюдайте международные соглашения и не нападайте на соседние страны.

Евгений Ясин: Может быть не неизбежно, но не вы же принимали решения. А те решения, которые были приняты, они были приняты против переворота, который произошел в Киеве на Майдане.

Михаил Соколов: А там переворот был?

Евгений Ясин: Конечно, пришлось президенту бежать, свергли законного президента.

Михаил Соколов: Вы за Януковича?.

Евгений Ясин: Народ там не стоял весь на Майдане. Еще был тот народ, который живет в Донбассе, у него другие настроения.

Михаил Соколов: Да, Евгений Григорьевич, вы либерал, но весьма специфический.

Евгений Ясин: Либерал — это нужно обязательно дурь молоть?

Михаил Соколов: Я вам напомню, что дестабилизировать Украину наш сегодняшний герой Владимир Путин начал еще при Януковиче, вводя всякие экономические санкции, чтобы Янукович не подписал соглашение с Европейским союзом, то ему нужно было для выборов только, а Путин считал, что уведет Украину в Европу. Вы против того, чтобы Украина в Европу шла? Вы вместе с Путиным?

Евгений Ясин: Я не против. Честно сказать, я не против, только предпочел бы, чтобы в Европу Украина шла вместе с Россией.

Михаил Соколов: Россия туда пришла с танками и с «бурятскими танкистами», как вы помните, дважды не дала победить мятеж в Донбассе. Теперь что-то хорошее будет?

Евгений Ясин: Нет, ничего хорошего.

Михаил Соколов: Вот президент говорит — минские соглашения, минские соглашения.

Евгений Ясин: Я просто к этому добавлю, что ожидать в этих условиях подъема экономики было бы довольно странно.

Михаил Соколов: Подъема экономики в России или в Украине?

Евгений Ясин: В России. И в Украине тоже.

Михаил Соколов: Но ведь война, необъявленная, но война.

Евгений Ясин: И причем в странах, в которых процесс становления какого-то нового порядка в экономике и там, и там идет.

Михаил Соколов: Я бы сказал, что в России он стоит, а в Украине он демонстрируется, но до последнего времени тоже как-то стоял. Новое правительство в Украине что-то может принципиально изменить по сравнению со старым? Вы, кажется, туда иногда ездите в Украину, в Одессу.

Евгений Ясин: В Одессе я был до отмены полетов самолетов, теперь на поездах туда ездить не буду, здоровье не позволяет.

Только то, что я могу слышать здесь об Украине, я могу сказать, что лично у меня позиция Порошенко вызывает уважение, я не могу высказываться слишком резко. Но с другой стороны я могу сказать так, что те события, которые происходят в Донбассе, не были только результатом вмешательства или заговора со стороны России. Опора была на весьма благоприятное для России отношение со стороны жителей Луганской и Донецкой областей.

Михаил Соколов: Если бы туда не пришли с оружием, там бы никакого восстания не было.

Евгений Ясин: Это наверняка.

Михаил Соколов: Помитинговали бы и решили свои вопросы.

Евгений Ясин: Так в этом, я прошу прощения, заключается ошибка тех ребят, которые там пытались опереться на киевский Майдан.

Михаил Соколов: Ошибки России или ее преступления не было, когда она туда отправила людей с оружием или захватила Крым?

Евгений Ясин: Без комментариев. Я нашел такое подходящее выражение.

Михаил Соколов: То есть вы поддерживаете или вы уклоняетесь?

Евгений Ясин: Я не поддерживаю. Я просто хочу подчеркнуть оно обстоятельство: на Украине еще нет единого народа. Я сам родом с Украины, из Одессы, с моей точки зрения, есть очень серьезное разграничение взглядов.

Тогда, когда обсуждается этот вопрос, Порошенко говорит — никакой федерализации, децентрализация решение желательное. Я его в этом смысле поддерживаю, не то, что федерализация недопустима, а то, что там требуется учет тех взглядов и настроений, которые имеются, например, в Донбассе, или в Одессе, или в Херсоне, или в Харькове — это нужно.

Я специально своего водителя, мой знакомый водитель с Украины, я его спрашивал: откуда вы? «Я из Полтавы». «А в Полтаве у вас какие настроения — антирусские?». Он говорит: «Нет». Полтава — это очень украинский город. С моей точки зрения, это настоящая Украина — это на левом берегу Днепра.

Михаил Соколов: Так в Украине могут сейчас провести более эффективные реформы, которые от них требуют, например, Международный валютный фонд? Запад считает, что они могут лучше работать с экономикой?

Евгений Ясин: Могут провести реформы, но они для этого должны найти какой-то интересный способ: думать не о том, чтобы Россия ушла из Донбасса и чтобы она оставила людей, которые были готовы за нее голосовать, а чтобы они сами могли проголосовать и чтобы была обстановка примирения в стране. Если этого не будет, Украине и экономические реформы не помогут.

Михаил Соколов: Давайте вернемся к российской экономике и к сегодняшней «прямой линии» с Владимиром Путиным. Все-таки там довольно много всего сказано. Я к этой ситуации с напряженностью и с тем, что создано. Санкции против режима Путина, как они воздействуют на экономику, как вы считаете?

Евгений Ясин: На нашу экономику санкции воздействуют очень серьезно. Я не могу сказать, что недостатки в развитии нашей экономики обусловлены только этими факторами, но без сомнения, эти факторы действуют. Одновременно, вы сейчас на меня опять накинетесь, потому что я буду поддерживать Путина, я просто хочу сказать, что частично есть определенная сторона в этих действиях, когда кто-то из наших предприятий получил возможность продвигать свои продукты, то есть импортозамещение определенным образом имеет место.

Михаил Соколов: Путин сказал, что рост цен на продукты — это следствие антисанкций, а с другой стороны начал рассказывать о том, что ввели ограничения ввоза — это создаст условия для развития сельского хозяйства, оно выросло на 3,4%. И даже сказал, что временное явление — это рост цен. Цены будут снижаться. А потом слегка оговорился, себя за язык прихватил и сказал — стабилизироваться. Будут стабилизироваться цены на продовольствие?

Евгений Ясин: Не знаю. Я думаю, что скорее будет определенная тенденция к поддержанию инфляции, и она будет связана с тем, что обычные процессы, которые должны приводить к повышению эффективности экономики, а это конкуренция, экономическая конкуренция, они не усиливаются — это все продолжается, как и раньше. Цены растут.

Михаил Соколов: И тарифы ЖКХ растут.

Евгений Ясин: Поэтому это такой очень сложный процесс, я пока особо позитивных сдвигов не вижу.

Михаил Соколов: Вы сельское хозяйство как-то хвалили. Я хотел поинтересоваться у москвичей, что они думают об этом тезисе президента Путина о том, что после введения этих санкций, запрета на ввоз западных продуктов в Россию, российское сельское хозяйство расцветет и цены снизятся.

Михаил Соколов: Евгений Григорьевич, вы обратили внимание, что мы один и тот же вопрос задали дважды, один со словом «президент», а другой без. Когда без слова «президент», люди говорят одно, как только появляется слово «президент», люди говорят совершенно другое, начинают с ним соглашаться. В чем сила такого слова? Почему экономические взгляды людей мгновенно меняются в связи с появлением одного этого слова?

Евгений Ясин: Это не только экономические взгляды. Есть, к сожалению, такие факторы, которые являются институциональными свойствами нашего народа, в том числе конформизм, готовность подчиняться, проявлять недовольство, но все-таки подчиняться, потому что это наша традиция.

Михаил Соколов: То есть сейчас мы про татаро-монгольское иго поговорим и про «русскую колею».

Евгений Ясин: Я не буду об этом говорить, вы уже напомнили людям, что читать и что помнить.

Но в данном случае я бы хотел обратить внимание на одно обстоятельство, чтобы наши слушатели понимали, что я стараюсь придерживаться взвешенной позиции. Здесь по поводу сельского хозяйства я хочу сказать: в 1990 году Советский Союз ввез 40 миллионов тонн зерна, в 2014 году он вывез 32 миллиона тонн зерна. В сельском хозяйстве происходит определенное движение вверх. Оно связано не с тем, что предпринимает правительство, сколько денег дает и так далее, оно связано с реформами, которые были проведены Гайдаром и были подхвачены. Есть такой момент, когда в 1998 году у нас рубль резко упал, изменилась ситуация, русский бизнес обратил внимание, что можно сеять пшеницу здесь, чтобы не только покупать ее за границей. Это сыграло большую роль.

Михаил Соколов: Я бы добавил еще ликвидацию государственной монополии внешней торговли.

Евгений Ясин: Совершенно верно, это тоже важно очень. Я поэтому напоминаю Гайдара, потому что изменения в сельском хозяйстве довольно сильно связаны с этим. В сельском хозяйстве, как один известный специалист, который занимается социальными исследованиями в деревне, она мне сказала: у нас нет проблемы роста аграрного производства, у нас есть проблема сельского населения, потому что там люди не могут найти место для занятости. Много уехало, происходили большие перемещения населения в города и прочее. В то же время, я это говорю со знанием дела, потому что наши сотрудники провели исследования в нескольких регионах — Белгородская область, Пензенская область, где у нас были надежды, которые не оказались состоятельными, затем сейчас мы закончили исследование в Кировской области, где ситуация оказалась гораздо хуже, чем в районах черноземного центра.

Михаил Соколов: Если бы еще на север, еще хуже было бы.

Евгений Ясин: Совершенно верно. Вопрос заключается в том, что сеять на этом севере, там не надо выращивать кукурузу.

Михаил Соколов: Ее и не выращивают, наверное, лен выращивают.

Евгений Ясин: Пока что при советской власти было характерно стремление все выращивать, планы были какие-то, какое-то определенное движение другое. Люди в сельской местности в Кировской области живут заметно хуже, чем в Пензенской. А в Пензенской, между прочим, значительная часть сельского населения зарабатывает в городах.

Михаил Соколов: Отходничество, правильно.

Евгений Ясин: Мы в этом году будем проводить такое исследование в Воронежской области, интересно, что там. Потому что там тоже есть интересный губернатор, интересные идеи в сельском хозяйстве, как там складываются обстоятельства. Посмотрим, я готов рассказать. Но это не связано с тем, что принимается какое-то постановление, министром сельского хозяйства назначается Ткачев.

Михаил Соколов: Который громит Тимирязевскую академию тут же, чтобы у нее отобрать земли под жилищную застройку.

Евгений Ясин: Это вопрос спорный.

Михаил Соколов: А Путин говорит: Тимирязевку оставят в покое, но ее земли должны эффективно использоваться. Значит ее оставят в покое, но без земель — перевожу на русский язык.

Кстати говоря, интересная история с акцизами на бензин. Тут народ возмущается, что дороги в России плохие. С этого, кстати, началась «прямая линия», Путин тоже признал, что увеличили акцизы на топливо на два рубля, но в связи со сложностями Минфин хочет забрать все эти деньги из дорожного фонда в бюджет. Президент говорит: надо подумать, наверное, пополам, 40 миллиардов оставим в дорожных фондах. То есть практически «прямая линия» Путина началась с сообщения о том, что половину, даже большую часть прибавки на дороги отберут неизвестно на что. Как вам это нравится? Дорог значит не будет в России, не будут нормально ремонтировать.

Евгений Ясин: Там нужно было ремонтировать все это время и уделять этому внимание. Я считаю, что когда приняли реформу, ликвидировали дорожный фонд и так далее.

Михаил Соколов: Ошибка?

Евгений Ясин: Да, я считаю, что это ошибка. Больше того, ошибкой является то, что у нас резко понижены полномочия местного самоуправления, а для того, чтобы были хорошие дороги, это чрезвычайно важно. Я жду, когда мы отойдем от бесконечных разговоров о централизации и поймем, что толку не будет до тех пор, пока не появится нормальное самоуправление, которое было сильно реформировано в сторону централизации вскоре после прихода к власти Путина.

Михаил Соколов: И Кудрин постарался, между прочим.

Евгений Ясин: Вопрос местного самоуправления, его развития — это исключительно принципиальный вопрос для нашего будущего.

Михаил Соколов: Не при этой власти, она делает все наоборот.

Евгений Ясин: Но дело в том, что если бы она этого не делала, то она была бы другой властью. Потому что если у вас есть внизу люди, которые интересуются мнением своих сограждан в своем городе, я бы относился к этому иначе.

Я познакомился недавно с таким симпатичным парнем Андреем Орловым, который был мэром города Чебаркуль, рядом с Челябинском. Он прослужил один срок на посту мэра, его избрали на второй срок, а потом начались изменения в законодательстве относительно местного самоуправления. Появились вместо мэров главы законодательных собраний, председатели заседаний, рядом появились сити-менеджеры — это не улучшает ситуацию. Нам скажут, что это все мы взяли в лучших страна, где сити-менеджеры.

Михаил Соколов: Путин любит рассказывать, что там тоже так, или плохо так же, или сменяемости власти нет, или такая же схема в какой-то стране действует замечательно. Мы этот способ разговаривать с людьми очень хорошо уже давно выучили.

Евгений Ясин: Я напомнил Орлова, потому что по его приглашению я ездил вместе со своими товарищами на День победы, он был мэром, я наблюдал всю картину этого городка, который в очень красивом месте расположен, но сам по себе ничего не представляет. Мы поехали в связи с программой «За красоту русских городов», которую я пытаюсь развернуть. Он брался за это.

Михаил Соколов: Теперь он уже не мэр, правда? И в Петрозаводске не мэр Ширшина, которую народ выбрал. Система изгоняет людей, которые способны что-то делать, не воруя. Не вписываются.

Евгений Ясин: Таких патриотов, таких горящих людей, которые, загоревшись идеей, ее воплощают, да, не любят их, как-то меняют. В данном случае нельзя придраться, потому что его выбрали второй раз, но одновременно ввели новое законодательство.

Михаил Соколов: Так оно и происходит. О новых людях во власти.

Опять пошел разговор об Алексее Кудрине, был задан вопрос о его судьбе. Фактически Владимир Путин признал, что Кудрин будет призван в какую-то структуру, заместителем какого-то экспертного совета, а председателем этого экспертного совета или президиума этого совета является сам президент. Я так подозреваю, будет готовиться новая экономическая программа на следующий срок Владимира Путина. Как вы относитесь к сочинению этих очередных программ «2030», «2040»?

Евгений Ясин: До тех пор, пока не произойдут какие-то серьезные изменения, которые могли бы вызвать доверие бизнеса, не только бизнеса, но и гражданского общества, до тех пор серьезных изменений не наступит. Кудрин мой друг, мы с ним встречаемся довольно часто, обмениваемся мнениями.

Михаил Соколов: А он встречается с Владимиром Путиным, но не часто, как сказал президент.

Евгений Ясин: А я вообще не встречаюсь, ничего страшного. Мне когда-то предложили сотрудничать, если я хочу сотрудничать с президентом, чтобы я сотрудничал еще с Глазьевым, моим учеником, между прочим. Я возразил, меня так и не приглашают. Ну и не надо, я вполне этим удовлетворен.

Зато я имею возможность, выступая у вас, говорить то, что я думаю, если мне предоставляются еще такие возможности, я делаю именно это. На самом деле не совсем правду говорю, потому что я должен прислушиваться к тому, что может быть воспринято руководством или то, что будет отвергнуто.

Михаил Соколов: Кудрин, например, пойдет в этот экономический совет?

Евгений Ясин: Я думаю, что может быть сейчас он будет говорить другие вещи, чем тогда в 2000 году, когда он стал министром финансов. Потому что тогда у него была полностью единая линия, и он как бы тогда не размышлял. Я бы сказал так, что тогда для него проблема сбалансированности бюджета и расчета по долгам, которых было полным-полно у России, играла первостепенную роль, теперь он посидел немножко в стороне от правительства, посмотрел другие настроения, как-то изменил свою позицию. Но в целом мы всегда были близких взглядов, я надеюсь, что сейчас он их не изменит.

Михаил Соколов: К каким предложениям системных либералов как Кудрин в нынешней ситуации серой полосы, как они говорят, все-таки кризиса власть может прислушаться?

Евгений Ясин: Я за военных, за ФСБ, что там еще есть, я не могу ничего говорить, я их не знаю. Но про своих друзей-либералов я могу сказать. С моей точки зрения складывается ситуация, когда мы сможем добиться реального подъема в экономике, только находясь на путях либерализации, иначе вы не в состоянии создать обстановку доверия среди бизнесменов, вы не в состоянии изменить инвестиционный климат, поднять активность. Потому что, это значит местное самоуправление, которое поднимается — это активность людей.

Михаил Соколов: Сегодня активность, а к ним пришли чекисты, вот вам уже и не активность.

Евгений Ясин: К кому?

Михаил Соколов: В то же местное самоуправление, в те же бизнес-структуры.

Евгений Ясин: Я боюсь, что выдам сейчас другого своего властного друга — это Никита Юрьевич Белых, вот он ввел у себя в области Кировской систему инициативного бюджетирования, когда люди соглашаются вкладывать деньги, им тогда область чем-то помогает. Я не знаю, как входят, я не глубоко с этим знаком. Но я был на конференции в Институте Министерства финансов, где хороший директор, симпатичный парень Назаров, там выступали представители этого института и выступал Белых, тоже выступал господин Кудрин. С моей точки зрения, это очень конструктивная идея. Но она на самом деле, если мы будем вчитываться в эти слова, она означает какие-то шаги к восстановлению местного самоуправления.

Михаил Соколов: Пожалуй, для окончания нашего разговора, мы тут говорим, и они там говорили о своем, Путин с народом. Путин сообщил, что еще не решил, будет ли баллотироваться в президенты в 2018 году. Это хорошая новость, что он не решил?

Евгений Ясин: Это для меня не новость.

Михаил Соколов: Почему?

Евгений Ясин: Потому что я уверен, что на 90%, независимо от обстоятельств, Владимир Путин все равно будет баллотироваться. Если потребуется, он будет говорить, что у него получены хорошие результаты, он рассчитывает, что он со своей квалификацией и так далее сможет добиться большего успеха, чем те люди, которые его окружают. Может быть на 10% у него останется такое мнение, что ему пора уже отдыхать. Но я не считаю, что это так существенно.

Михаил Соколов: А что существенно?

Евгений Ясин: Существенна демократическая система, в которой нет таких специально выделенных лидеров, которые, что хотят, то и делают — вот это существенно. А все остальное можно так, можно эдак. Я думаю, что для такой авторитарной системы Путин далеко не самый плохой президент, по крайней мере, никого не стреляет…

Михаил Соколов: А Немцова?

Евгений Ясин: Это же не расстрел — это убийство.

Михаил Соколов: То есть до 1937 года и до Северной Кореи все-таки Россия не дошла, получается?

Евгений Ясин: И как-то не собирается. Я прошу прощения, что я защищаю нашего президента, но все-таки это немножко другой курс — это мы должны учесть. И он, этот другой курс, обусловлен тем, что были реформы Гайдара и в это время Путин служил у Собчака.

Оригинал публикации: "Путин – не самый плохой президент..."
Опубликовано 14/04/2016
http://inosmi.ru/politic/20160415/236153769.html

0

5

Sueddeutsche Zeitung, Германия

Алексей Навальный: Доказательства являются однозначными
16.04.2016
Юлиан Ханс (Julian Hans)

Алексей Навальный является одним из наиболее известных оппозиционеров в России. Этот 39-летний адвокат ведет блог о коррупции, а также основал «Фонд борьбы с коррупцией», некоммерческую организацию, финансирование которой осуществляется за счет пожертвований. В феврале 2016 года он попытался привлечь к суду президента Владимира Путина по обвинению в коррупции, однако суд не принял к рассмотрению этот иск.

Sueddeutsche Zeitung: Г-н Навальный, на вас работают более 30 человек для того, чтобы раскрывать незаконные махинации. Вы нашли для себя что-нибудь новое в панамских документах?

Алексей Навальный: Мы примерно представляли себе, как функционирует путинская коррупция: у него есть друзья, эти друзья получают государственные заказы и зарабатывают на них миллиарды. Эти миллиарды — нечто вроде общего котла, из которого он может брать средства. Теперь выясняется, что, кроме этого, существует еще и собственные путинские кошельки. И мы видим, как они наполняются. Все то, что принадлежит виолончелисту Сергею Ролдугину, и является кошельком Путина — в этом у меня нет никаких сомнений.

Но имя Путина нигде не всплывает в документах.

— Доказательства являются однозначными. Во-первых, Ролдугин является близким другом Путина. Во-вторых, нет никаких объяснений того, почему он даже приблизительно может располагать подобными суммами. Наверное, он является самым богатым музыкантом на планете. В-третьих, (нужно учитывать) способ наполнения этого кошелька, при котором государственные предприятия совершали противозаконные действия, включая инсайдерскую торговлю и непогашенные кредиты. Зачем им все это делать?

— Пресс-секретарь Путина сказал, что эти публикации являются атакой на президента, руководящую роль в которой играют западные спецслужбы.

— Нервозная реакция Кремля является дополнительным доказательством. Все указывает на то, что эти публикации раскрыли непосредственно коррупцию Путина. Когда задерживают убийцу, то, обычно, никто не видел, как он ударил свою жертву топором. Но есть топор, труп, отпечатки пальцев, кошелек жертвы в кармане преступника. Этого еще недостаточно для того, что посадить человека на электрический стул, но этого достаточно для того, чтобы он оказался на скамье подсудимых.

А почему раньше никто не мог обнаружить Ролдугина?

— В биографии Путина «От первого лица», вышедшей во время его первой президентской кампании, он упоминается. Однако раньше никто не думал о том, что он может управлять деньгами Путина, и поэтому можно сказать, что Путин сделал правильный выбор — скромный человек, который не ездит на Ferrari и играет на виолончели. Такого человека сразу никто не заподозрит. Но в тот момент, когда достоянием гласности стали его офшорные фирмы и сделки, возникает проблема, поскольку наличие подобных сумм не поддается объяснению.

А что вы думаете о заявлении по поводу того, что предприятия якобы переписали на него акции, и сделано это было для того, чтобы он больше не выпрашивал пожертвования и получил возможность приобретать ценные инструменты?

— Но что это за пожертвования? Два миллиарда долларов — это больше, чем годовой доход крупнейших предприятий в России! По данным официальной таможенной статистики, в Россию в прошлом году были ввезены музыкальные инструменты на сумму примерно в 50 миллионов долларов. Если подсчитать, что получается, что Ролдугин со своими 2 миллиардами мог бы в течение 40 лет финансировать импорт всех музыкальных инструментов в Россию. Это же просто смешно.

Верите ли вы в то, что в один прекрасный день будут найдены счета, недвижимость, а также акции, зарегистрированные на Владимира Путина?

— Конечно, нет. Grand corruption, то есть коррупция на самом высоком правительственном уровне, иначе устроена. Когда авторитарные правители в чем-то участвуют, то это делается преимущественно через членов семьи, через друзей, хоккейных тренеров, тренеров по дзюдо.

— А что будет, если когда-нибудь друзья Путина порвут с ним отношения?

— На это есть простой ответ: либо ты президент, и тогда никто не может у тебя что-то отобрать. Или ты не президент, и тогда ситуация уже другая. Вот почему другой путь для него не обсуждается, даже когда он вынужден вести войну для того, чтобы защитить свою власть. В случае необходимости на помощь может прийти недавно образованная Национальная гвардия в количестве 400 тысяч человек, которая ему подчиняется, и все укатать танками.

Можно ли считать опубликованные данные доказательством нарушения действующего законодательства?

— Помимо того, что в бумагах были упомянуты некоторые политики, не задекларировавшие свои активы, как это положено делать в России, есть также указания на целый ряд противозаконных действий: подозрения на инсайдерскую торговлю в Сбербанке и в банке ВТБ; оба они котируются на европейских биржах, и поэтому они, вероятно, нарушили как российские, так и европейские законы. Во-вторых, уклонение от налогов Ролдугина. В-третьих, мошенничество в Русском коммерческом банке, дочернем предприятии ВТБ на Кипре, который, судя по всему, предоставил фирме Sandalwood кредитную линию на сумму 650 миллионов долларов, не потребовав обеспечения. Мошенничество в компании «Северсталь», которая предоставила одной из фирм Ролдугина кредит на сумму свыше 6 миллионов долларов, и сделано это было только для того, чтобы позволить ей сразу же обанкротиться. Мошенничество в инвестиционной компании «Тройка Диалог», дочернего предприятия Сбербанка, и многое другое.

— Где вы видите здесь коррупцию?

— Ни Сбербанк, ни ВТБ, ни «Северсталь» не могут объяснить эти сделки. Зачем концерн заключает договор о продаже акций фирме из сети Ролдугина, а затем расторгает сделку и выплачивает 750 тысяч долларов в виде компенсации? Это коррупция в чистом виде. Поэтому мы надеемся на то, что, по крайней мере, там, где было нарушено европейское право, будет проведено расследование.

— В последние годы вы опубликовали материалы о почти всех высокопоставленных чиновниках в России, и на этом основании можно предположить, что они коррумпированы. Какой это имело результат?

— В этом трагизм нашей работы: она укрепляет позиции этих чиновников! Когда становится очевидным, что они коррумпированы, повышается уровень их лояльности. Поскольку Путин является последним источником их легитимности. Они понимают, что общество предпочло бы видеть их в тюрьме. И что они не находятся в тюрьме и являются богатыми министрами лишь из-за того, что есть Путин.

Эксперт по России Марк Галеотти (Mark Galeotti) из Нью-Йоркского университета утверждает: особенность России состоит в том, что здесь за деньги нельзя купить власть. А тот, кто обладает властью, больше не должен вообще думать о деньгах.

— Об этом уже сказал Пушкин в своем стихотворении: «Все куплю», — сказало злато, «Все возьму», — сказал булат. Это означает, что ты можешь все купить, но когда приходит человек, обладающий властью, то он может все у тебя отобрать. Должен ли Путин бояться того, что его друзья его предадут? На счетах энергетического концерна «Сургутнефтегаз», насколько известно, лежат 30 миллиардов долларов. Он может в любой момент их забрать. Поэтому не имеет никакого смысла гадать о том, насколько большим является состояние Путина. На этом уровне в авторитарном государстве ему принадлежит практически все.

То есть богатые люди выводят деньги за границу для того, чтобы они были в безопасности. А какую роль играет при этом Запад?

— Запад принимает в этом участие. Такие страны, как Швейцария и Великобритания, побуждают к этому и предлагают надежную гавань. Хотя все эти страны приняли правила по борьбе с международной коррупцией, на практике ничего не происходит. Вот уже в течение многих лет я обращаюсь в ФБР, в Государственную прокуратуру в Германии и в Швейцарии, в Департамент по расследованию дел о мошенничестве (Serious Fraud Office) в Великобритании и так далее — но не было возбуждено ни одного дела! Европейские средства массовой информации публикуют много материалов о коррупции в России и о мафии. Когда я встречаю депутатов или дипломатов из Европы, они спрашивают: что может сделать Европа? Тогда я говорю: откройте, по крайней мере, один процесс. Не по желанию России, а на основании своих собственных законов против отмывания денег. По крайней мере, один единственный! Но ничего не происходит.

В чем причина, по вашему мнению?

— Законов существует достаточно, но отсутствует политическая воля. На мой взгляд, они не хотят конфликтовать с Путиным. Армии адвокатов по налогам, нотариусы и инвестиционные банки существуют благодаря этим сделкам. Тем не менее, общественность в Европе не может быть довольна в связи с импортом коррупции из России.

Что люди в России думают о коррупции?

— Многие говорят: да, власть имущие обогащаются, но мы, по крайней мере, их знаем; если придут другие, то они будут еще больше воровать. А есть другой вариант: они обогащаются, но, по крайней мере, что-то делают — Сочи, чемпионат мира по футболу. Или еще: они уже обогатились; а если придут новые, то начнется все сначала! А если президентом станешь ты, Навальный, то ты точно так же будешь воровать!

— Люди с этим смирились?

— На самом деле, они уже по горло сыты коррупцией. По данным опросов, Путина поддерживают 86% россиян. Однако нашу кампанию по поводу статьи 20 Конвенции ООН поддерживают 90%! 90% жителей России выступают за то, чтобы чиновники, которые не могут объяснить происхождение своего богатства, были привлечены к ответственности. Однако Кремль хочет, чтобы у коррупции не было альтернативы. На этом фоне для Путина очень важно, чтобы Украина потерпела фиаско. На Украине происходит революция против коррумпированной элиты, но, к сожалению, спустя два года мы не видим никаких успехов в борьбе против коррупции. Когда мы сегодня проводим акции против коррупции, нас спрашивают: вы хотите, чтобы у нас было, как на Украине? С кровью и с войной? Украина должна потерпеть фиаско для того, чтобы не было позитивного примера для борьбы с коррупцией. Поэтому для российской оппозиции очень важно, чтобы Украина стала успешной.

Тот факт, что вы и ваш фонд еще существуете, некоторые считают доказательством того, что Россия вообще не является репрессивным государством — или что кто-то очень влиятельный распростер над вами свою руку.

— Во-первых: я три раза был осужден. Хотя Европейский суд по правам человека меня оправдал, я лишен возможности участвовать в выборах. Новый закон даже запрещает мне участвовать в дебатах. Мой брат Олег сидит в тюрьме за совершенно выдуманную историю. Против многих сотрудников Фонда проводятся расследования, в нашем офисе был проведен обыск. Путин — не Сталин, пока еще нас не уничтожают физически. Но кто два года назад мог бы представить себе, что они убьют Бориса Немцова?

Оригинал публикации: "Die Indizien sind eindeutig"
Опубликовано 14/04/2016 08:33
http://inosmi.ru/politic/20160416/236165190.html

0

6

Deutsche Welle, Германия

Конфликт вокруг Касьянова: сохранится ли «Демкоалиция»?
16.04.2016
Илья Коваль

Различие во взглядах на формирование списка на сентябрьские выборы в Госдуму спровоцировало серьезный кризис в рядах «Демократической коалиции» на базе партии ПАРНАС.

Согласно договоренности, достигнутой осенью 2015 года, объединенный список оппозиционеров должен возглавить председатель ПАРНАС Михаил Касьянов, так как именно его партия обладает федеральной лицензией, позволяющей участвовать в думских выборах, минуя сбор подписей. Судьбу остальных мест должны решить праймериз членов «Демкоалиции».

Ультиматум Яшина

Однако вскоре после выхода в эфир на телеканале НТВ провокационного фильма «Касьянов день» зампредседатель ПАРНАС Илья Яшин поставил ультиматум лидеру партии: либо бывший премьер-министр РФ участвует в праймериз наравне со всеми, либо Яшин отказывается от выдвижения своей кандидатуры на первичные выборы коалиционеров. В вышедшем 1 апреля фильме показывается скрытая съемка интимной встречи Касьянова и члена ПАРНАС Натальи Пелевиной. В ходе одного из разговоров собеседники, в частности, нелестно отзываются о Яшине и другом оппозиционном лидере, Алексее Навальном.

«За последние несколько месяцев стало понятно, что решение о квотировании первого места было ошибочным и сделало список коалиции максимально уязвимым», — написал Илья Яшин 12 апреля на своей странице в Facebook. «Сторонники критиковали нас за отход от демократических принципов, а Кремлю мы дали возможность сфокусировать кампанию по дискредитации на политике, который гарантированно и без конкуренции возглавит список», — посетовал оппозиционер.

Соратники Навального — на стороне Яшина

По словам зампреда ПАРНАС, такого мнения придерживается большинство членов «Демкоалиции». Позицию Яшина уже поддержал Алексей Навальный (не имеет права избираться, но возглавляет Партию прогресса, входящую в «Демкоалицию») и ряд его сторонников. Так, об отказе от участия в праймериз из-за льготы на первое место Касьянова заявил глава юридического отдела Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, основан Навальным) Иван Жданов.

Как рассказал DW член центрального совета Партии прогресса Леонид Волков, он выступал против персонального исключения для Касьянова еще на осенних коалиционных переговорах, и продолжает придерживаться этой точки зрения сейчас. Пока Волков не готов сказать, будет ли он участвовать в праймериз «Демкоалиции», намеченных на конец мая. Напомним, ранее политик намеревался выставить свою кандидатуру на первичные выборы коалиционеров.

Коалиционеры просят отменить «квоту для лидера»

Наиболее категорично о последствиях провокационного фильма про Касьянова высказался один из руководителей «Партии 5 декабря» (входит в состав «Демкоалиции») Александр Ерофеев: «Михаил Касьянов должен уйти из политики, с поста председателя партии ПАРНАС и отказаться от первого места в списке „Демкоалиции“ на выборах в Государственную Думу, принеся при этом свои публичные извинения». Правда, в официальном заявлении партии Ерофеева «О преодолении кризиса в Демократической коалиции» озвучивается более компромиссный вариант: вопрос о сохранении «квоты для лидера» предлагается поставить на голосование сторонников «Демкоалиции» на базовом сайте ее праймериз — «Волна перемен».

Лидер партии «Демократический выбор» (также входит в «Демкоалицию») Владимир Милов назвал претензии Ильи Яшина справедливыми. «Пусть Касьянов добровольно откажется от безальтернативного первого места и зарегистрируется кандидатом на праймериз. А мы его в этом всячески поддержим», — высказал собственное, по его выражению, «компромиссное предложение» Милов на своей странице в Facebook. Однако политик не рассказал о том, как он отреагирует в случае отказа лидера ПАРНАС от такого варианта.

Председатель «Либертарианской партии» (члены «Демкоалиции») Андрей Шальнев подтвердил в беседе с DW, что совет «Демкоалиции» предложил Касьянову отказаться от закрепленного за ним первого номера в списке, и теперь слово за самим главой ПАРНАС. «Если он не захочет (принять предложение. — Ред.), то будем искать, как выйти из этой ситуации, как дальше вместе работать, потому что участие в выборах намного важнее, чем позиция лидера списка», — пояснил Шальнев. Глава либертарианцев не готов сказать, будут ли его однопартийцы участвовать в праймериз в случае отрицательного ответа Касьянова, но отметил, что каждый кандидат примет решение самостоятельно.

В ПАРНАС заступились за своего шефа

Пока сам Касьянов отвергает возможность изменения первоначальных договоренностей коалиционеров. Более того, в ходе интервью телеканалу «Дождь», экс-премьер настаивал на том, что его позицию разделяет большинство членов «Демкоалиции», в то время как требования Яшина — «это позиция одного-двоих».

Поддержали своего лидера в бюро федерального политсовета ПАРНАС: в партии призвали не реагировать на провокации властей, «развернувших кампанию психологического давления и травли» в отношении Касьянова. «Я считаю, что он (Касьянов. — Ред.) не должен поддаваться давлению Кремля, в ситуации преступной травли это было бы политической ошибкой», — заявил РБК зампред ПАРНАС Константин Мерзликин.

Внутренние противоречия важнее выборов?

По мнению президента фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, создается впечатление, что для некоторых членов «Демкоалиции» думские выборы перестали быть приоритетом, а «внутренние противоречия, которые есть всегда в любой партии» перевесили задачи коалиционеров на ближайший год. «А фильм „Касьянов день“ оказался удобной точкой для актуализации противоречий внутри коалиции», — отметил политолог в интервью DW.

Спор вокруг Касьянова окажет негативное влияние на шансы «Демкоалиции» на сентябрьских выборах в Госдуму, полагает Виноградов. «Потенциальное число сторонников протестного движения превышает 5процентов (необходимые для прохода в Госдуму. — Ред.), — рассуждает эксперт. — Но эта история, безусловно, деморализует и дезориентирует протестный электорат».

Оригинал публикации: http://www.dw.com
Опубликовано 15/04/2016 05:24
http://inosmi.ru/politic/20160416/236164766.html

0

7

Что то сегодня на козлов прорвало, вот еще один м...к.

Константинус
-----------------------------------------------
ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Кандидат в Зеленские: канадский русофоб актёр Серебряков
16.04.2016, 12:56

В 2012 году, актёр Алексей Серебряков получил канадское гражданство, перевёз свою семью в Канаду и заявил, что не собирается возвращаться в «хамскую Россию»

Перед этим он снялся в антисоветском «Штрафбате» а в процессе переезда — и в антироссийском «Левиафане».

Да и интервью его достаточно красноречивы. Вот несколько цитат из них:

«Часто в России говорят о том, что улыбки в западных странах искусственные. Но по мне уж лучше искусственные улыбки, чем искренняя злоба. У нас абсолютно рабская психология! А демократия – это ответственность. Народ в лучшем случае делегирует кого-то во власть. Мол, вот мы тебя выбрали – ты за все и отвечай, решай наши проблемы!

Демократия – это принятие решения на основе знаний, четкого понимания, между чем и чем ты выбираешь. А я лично не вижу сегодня повального желания людей образовываться, развиваться, повышать свою квалификацию, работать и, в конце концов, нести ответственность – в том числе за страну, за власть. А тех, кто хочет – капля в море».

Поэтому Алексей «ответственно» решил повторить подвиг поросёнка Петра.

Или вот ещё:

«Я подустал от происходящего в России. Можно сказать, сбежал, не выдержал. Жизнь коротка, и я не могу и не хочу больше ждать, когда народ поумнеет. Я не знаю, сколько мне осталось, но хочу, чтобы мои дети усвоили: мир большой, и жить можно по-другому».

И ещё:

«Хочу, чтобы мои дети росли и воспитывались в принципиально другой хотя бы бытовой идеологии. Хочу, чтобы они понимали, что могут цениться знания, трудолюбие, что необязательно толкаться локтями, хамить, быть агрессивными и бояться людей. Уличная идеология цивилизованной страны – это доброжелательность и терпимость, то, чего так недостаёт в России. К сожалению, здесь, как бы я их ни охранял и ни изолировал, от хамства и агрессии не защитишь. Это в воздухе. Хам победил».

Перед тем, как использовать термин, иногда полезно узнать его происхождение. Библейский хам изнасиловал и унизил своего отца. А кто у нас льёт грязь на свою (уже бывшую) Родину? Кто плюёт в колодец? Кто кусает руку дающую? Так кто у нас хам, Алёшенька?

По мнению господина Серебрякова, тонкой и изысканной личности, в России всё плохо – народ глупый, хамы и бездельники (особенно те, кто вкалывает на заводах и полях, чтобы Алёшенька мог фиглярствовать в русофобских пасквилях, горячо приветствуемых во всяких Каннах).

Но почему-то херр Серебряков снова и снова приезжает в проклятую хамскую Россию на заработки, чтобы содрать с невежественных русских кровавые гэбэшные рубли.

Что такое, Алёшенька? Такой гений как ты оказался не востребован в «цивилизованных странах»? Почему не снимаешься в канадском кинематографе? Не экранизируешь канадскую классическую литературу (а такое вообще есть?)? Не воспеваешь героическую победу канадского народа над нацистской Германией?

Вот и теперь Алексей Серебряков собирается сниматься в российском ремейке «Доктора Хауса» (продюсируемом украинским продюсером Александром Роднянским). А это ведь даже не фильм, а целый сериал! Ему же придётся проводить в ненавистной «Рашке» кучу времени.

Волнуюсь за Алёшеньку, за его тонкую душевную организацию – как его нежная психика вынесет окружающее хамство? Не перекосит ли изысканную натуру от грубых российских рублей? Так ведь можно и окриветь, и тогда возьмут только на роль Квазиморды.

Может не надо таких жертв, Алёшенька? Сиди в цивилизованной Канаде, лей грязь на Россию издалека. Можно ведь своим русофобским лицом и сериал провалить, как с прокатом фильма нациста Зеленского получилось…

А ещё у нас ненароком можно и в табло отгрести – дикие мы, нецивилизованные и агрессивные варвары. Береги нежную психику, Сребренников!

Автор Александр Роджерс.

Первоисточник http://jpgazeta.ru/kandidat-v-zelinskie … rebryakov/
http://topwar.ru/93999-kandidat-v-zelin … yakov.html

0

8

СУКА!

Дожил ты, олег панфилов до седых волос, а того так и не понял...
РОДИНА, КАК МАТЬ ЕЕ НЕ ВЫБИРАЮТ, ЕЕ ЛЮБЯТ И ЗАЩИЩАЮТ от всяких врагов
и таких козлов как ты...

Плюю на тебя гнида и надеюсь, что не оставил ты нигде семени своего ...

Константинус
===============================
Крым.Реалии, США

Праздник победного вранья
04.05.2016

Олег Панфилов

Один из моих дедов лежит под Смоленском. Его призвали на фронт, а спустя несколько недель родную деревню Матреновка оккупировала немецкая армия. Моей маме «при немцах» было 4-5 лет и единственное приятное воспоминание ее детства — немецкий шоколад. Все остальные воспоминания обычные — голод, холод, нехватка всего, одежды прежде всего, обувь три сестры, две мои тети, носили по очереди. В январе 1943 года советские войска освободили Воронежскую область, через три месяца, 18 марта погиб мой дед, Крутских Андрей Матвеевич, навечно 45-летний, теперь он лежит в братской могиле у деревни Балабаново Всходского района Смоленской области.

Оккупация была недлительной, вернулась советская власть и все стало как прежде — нищета, жизнь впроголодь. Мальчишкой в середине 60-х годов я побывал на маминой родине — там была все та же разруха, как будто война закончилась вчера. Дядя Петя, муж моей тети, начинал утро со стакана самогона и длинной матерной фразы, мелодичности и тональности которой мог позавидовать Моцарт. Трое моих двоюродных братьев и две сестры жили так же, как их родители в детстве — та же обувь на всех, покупка капроновой ленты для банта на голове была праздником. Кроме сестер уже никого нет — почти все спились — и дядя, и его сыновья.

Моя набожная бабушка всю жизнь получала нищенскую похоронную пенсию, которой хватало только на свечи в церкви и на мороженное для меня. Церквей было мало, она садилась в электричку и ехала в Подмосковье, в Вешняки. Туда же однажды меня привезла и крестила, тут же при выходе из церкви сняла с моей шеи крестик и спрятала — чтобы не было проблем в школе. Она ничего не рассказывала о дедушке, только молча вздыхала. Кажется, она так ни разу и не была на могиле деда — не на что было съездить, а все шумные мероприятия, которые проводили коммунисты, пионеры и комсомольцы, обходили ее стороной. Погибших на войне было около 10 миллионов и советские почести раздавали далеко не всем — только избранным или придуманным героям.

Советская, а теперь и российская пропаганда отчаянно боролись за то, чтобы очевидцы забыли о той войне, о бездарном командовании, о миллионах солдат, брошенных под бомбы и снаряды, в мороз и дождь, в слякоть и на тонкий лед. Десятки миллионов калек бродили по просторам Советского Союза, пока их не стали отлавливать и свозить на далекие острова — убирали с глаз долой признаки чудовищного военного преступления, безграмотного командования. И каждый день радио и газеты, а когда появилось телевидение, то и с экранов в кинотеатрах твердили — победа-победа-победа.

Конечно, победа. В любой войне есть победители и побежденные. Побежденные известны, в СССР и в нынешней России победители только одни — только «советский народ». Как будто не было миллионов банок американской тушенки и упаковок яичного порошка. Нынешние россияне воротят нос, не хотят знать о том времени, полагая, что более 22 тысяч американских самолетов и почти 13 тысяч танков, 375 тысяч 883 грузовика, более 131 тысячи автоматов, 2 миллиона 130 тысяч тонн авиабензина и много другого упали с неба. Всего на 1 миллиард долларов, по нынешним временам — огромная сумма.

Неблагодарность — политика России, как бы страна не называлась — Российская империя, СССР или Российская Федерация. Вся Европа за последние 300 с лишним лет участвовала в создании того, что сейчас называется российская культура и наука, архитектура и инженерия, автомобилестроение и космонавтика. Вы слышали слова благодарности? Как бы не так, Европа — это «гейропа», «служака пиндосов», «Россия им еще покажет». Как будто не было Великого посольства, созданного Петром Первым, приказавшим россиянам учиться в Европе и собирать мастеров, везти их в Россию. Корабельные мастера из Голландии, Швеции, Дании и Венеции. Строящие Санкт-Петербург французские и итальянские архитекторы. Приглашенный Петром Жан-Батист Леблон составляет первый сводный генеральный план будущей российской столицы — Санкт-Петербурга. Государственная программа США Lend Lease давно забыта, иначе пришлось бы признавать, что СССР не смог бы присвоить себе победу: для США было важнее победить гитлеровскую Германию, чем вступать в споры с неблагодарным Кремлем, который забыл помощь в 20-х годах, не хочет вспоминать о спасении России в 1892 году, не будет помнить и потом.

В 1997-м я был в чешском Пльзене на Victory Day, 8 мая, на площадях играли военные джаз-бенды, город был украшен флагами стран-союзников, в парке мальчишки лазали по американским танкам времен Второй мировой, по улицам ходили французские, английские и американские ветераны, ухоженные и улыбчивые. У каждого — по два-три ордена и медали, из военного обмундирования — только пилотки, иногда фуражки. Никаких «боевых сто грамм», пения под гармошку и перезвона многочисленных наград. Не было пионеров и песен про «тихую ночь». Наверное, то были «ненастоящие ветераны», они не стоят в очереди по 20-30 лет на получение квартиры и льготных лекарств. Впрочем, ветеранов в России уже почти нет, но праздник — есть.

Существует огромное количество вопросов, которые иногда задают журналисты или блогеры, но государственная российская политика такова, что еще пару лет — и можно будет получить срок за вопрос о том, воевал ли кто еще, кроме советских солдат. Или попробуйте спросить современного представителя «русского мира», более известного как «ватник» — должны ли праздновать День победы чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, калмыки и многие другие народы, всего более 2,5 миллионов, которых за год до «победы» унизили депортацией?

Если два с половиной миллиона человек виноваты в том, что кто-то поздоровался с немцем или даже надел немецкую форму, то что делать с Русской освободительной армией советского генерал-лейтенанта Андрея Власова? Вот лишь часть перечня военных формирований Германии с «русскими корнями» — 1-я Русская национальная армия, Русский корпус, Батальон Муравьева, 1-я Русская национальная бригада СС «Дружина», Русская народная национальная армия, 29-я дивизия СС (Первая Русская) (Русская освободительная народная армия), 30-я дивизия СС (Вторая Русская), Русская освободительная армия, Полк СС «Варяг», Полк СС «Десна», Русский личный состав в дивизии СС «Шарлемань», Русский личный состав в дивизии СС «Дирлевангер», Отряд Зуева. По разным источникам в германской армии служило от одного до двух с половиной миллионов русских.

Если народы Северного Кавказа, советские корейцы, крымские татары, поволжские немцы были депортированы со своих родных мест, то что делать с русским коллаборационизмом? Почему не выселены из Поволжья и Рязанской области, Сибири и Урала, почему за всех должны были ответить чеченцы и ингуши, карачаевцы и крымские татары? Советская пропаганда скрывала главную причину бесчеловечного отношения к «нацменам» — Кремль страшно боялся восстаний, которых с 1917 года было по несколько каждый год, а иногда и чаще. Часть советских людей ненавидела советскую власть — за репрессии и уничтожение частной собственности, за разрушение церкви и внедрение новой идеологии, основанной на культе личности.

Многие ненавидели советскую власть скрытно, но все равно попадали под зоркий взгляд осведомителей, пополняя новыми жертвами ГУЛАГ и расстрельные списки. Другая часть решила, что сталинизм страшнее гитлеризма, добровольно вступая в ряды многочисленных русских и других национальных подразделений. Можно сколько угодно называть их предателями, но они называли предателями тех, кто служил советской власти, уничтожавшей веру, культуру и национальные языки народов, завоеванный Красной армией в 1918-1921 годах. С моральной точки зрения, они имели полное право сопротивляться и бороться против власти, развязавшей репрессии. Другой силы, которая подтолкнула бы их к исполнению своей мечты, кроме немцев, в то время не было. К началу Второй мировой войны, по данным правозащитной организации «Мемориал», в СССР уже было репрессировано и убито до 38-39 миллионов человек. Вопрос о том, кто предатель — скорее риторический, но Ленин и Сталин убили больше людей, чем немецкая армия.

В трагической истории большевизма называть виноватыми людей, сделавших выбор, невозможно. Нужно спрашивать с тех советских руководителей, кто в 1939 году подписывал договоры с Германией, здоровался за руку и улыбался. Советская и современная российская пропаганда предпочитает молчать, прятать архивы и тратить огромные деньги на парады, убеждая население в том, что только они являются наследниками победы, так и не отвечая на многочисленные вопросы о миллионных жертвах, во имя чего? Праздник Победы стеснялся проводить Сталин, их не было, не любили эти праздники Хрущев и Брежнев. Путину он нужен — ежегодный, с огромными затратами и показушным парадом, потому что ему нечем гордиться за 16 лет своего правления. Мишура, фейерверки и салют ему заменяют реальность.

Я не знаю, придет ли кто в деревне Балабаново к могиле моего деда, положит ли хотя бы ромашку. Я помню скромную жизнь бабушки, мамы и тетушек, полуголодную жизнь, считая каждую копейку. Не как немцы копят, чтобы купить новую машину, а, чтобы элементарно выжить. Советская власть убила десятки миллионов человек, как убивают ненужных насекомых, совершенно не задумываясь об ответственности или элементарных извинениях. Мой дед погиб за 14 лет до моего рождения, наверное, для того, чтобы был «мир во всем мире» и чтобы дети жили счастливо. Его просто обманули, он погиб ни за что, его оставшихся в живых однополчан ждала такая же беспросветная жизнь, а инвалидов — скорая смерть.

Я как-то зашел в гости к своему приятелю — немецкому дипломату и увидел на комоде фотографию в красивой рамке. На фото — офицер СС. «Мой дед», — гордо сказал приятель. «А я своего деда никогда не видел, даже фотографии», — ответил я. Мы стояли друг против друга, внуки своих дедов, воевавших друг против друга, и я не знал, о чем говорить. Сказать, что «мы — победили» было стыдно, приятель жил намного лучше меня.

Оригинал публикации: Праздник победного вранья
Опубликовано 02/05/2016 11:04
http://inosmi.ru/politic/20160504/236393245.html

**************************************************************

КОММЕНТАРИЙ
Все комментарии
======================
11:27 04.05.2016 | 1
Lars Berger
Вот читаешь подобную мерзость и понимаешь, что "свобода слова" имеет системные изъяны...
======================
11:27 04.05.2016 | 6
as.volodia
"Один из моих дедов лежит под Смоленском. Его призвали на фронт, а спустя несколько недель родную деревню Матреновка оккупировала немецкая армия. Моей маме «при немцах» было 4-5 лет и единственное приятное воспоминание ее детства — немецкий шоколад. Все остальные воспоминания обычные — голод, холод, нехватка всего, одежды прежде всего, обувь три сестры, две мои тети, носили по очереди. В январе 1943 года советские войска освободили Воронежскую область, через три месяца, 18 марта погиб мой дед, Крутских Андрей Матвеевич, навечно 45-летний, теперь он лежит в братской могиле у деревни Балабаново Всходского района Смоленской области."
----------------------------------
Один вопрос: Как у таких деда и родителей могла вырасти такая сволочь?...
======================
11:30 04.05.2016 | 3
igk63.com
Ну и тварь писала.
======================
11:30 04.05.2016 | 5
четослышал
"приятель жил намного лучше меня."
-----------------------------------
лучше бы если подлецы прикасающиеся своим мерзким ртом к Великой Победе вообще не жили. И пусть модераторы убирают пост, но по другому только нецензурно.
======================
11:30 04.05.2016
TS
Убожество.
======================
11:34 04.05.2016 | 3
Пациент Склифасовского
Россия не претендует на единоличную победу, как задрало это передергивание.
Россия вспоминает, что Советский народ заплатил за эту победу. И что благодаря храбрости и самоотдаче армии и тыла мы можем проводить такие парады.
Лично я отношусь к тем же английским и американским ветеранам с тем же уважением, что и к нашим.
Думаю нам есть, что праздновать.
======================
11:36 04.05.2016 | 2
саныч
Нынешние россияне воротят нос, не хотят знать о том времени, полагая, что более 22 тысяч американских самолетов и почти 13 тысяч танков, 375 тысяч 883 грузовика, более 131 тысячи автоматов, 2 миллиона 130 тысяч тонн авиабензина и много другого упали с неба. Всего на 1 миллиард долларов, по нынешним временам — огромная сумма.
----------------------------------
Это всё было не бесплатно, да и составлял ленд-лиз всего около 10% процентов от произведённого СССР.А миллионы людей,которые сражались и погибали,а не отсиживались за лужей забыл,сволочь?
======================
11:36 04.05.2016
asche
Олежек, если бы твой дед знал кем ты станешь, он бы тебя в деревенском сортире своими бы собственными руками утопил бы...

0


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » ПЛЕСЕНЬ... или еще одна "вонючка".