Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ТЕХНИКА и ТЕХНОЛОГИИ » ОСВОЕНИЕ АРКТИКИ.


ОСВОЕНИЕ АРКТИКИ.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Освоение Арктики невозможно представить без атомного флота России
14:59 13.12.2011

Что ждет атомный ледокольный флот России в ближайшее десятилетие, как можно с его помощью исследовать Арктику и добыть богатства шельфа, превратить Северный морской путь в оживленную транспортную артерию и даже помочь Военно-морскому флоту страны, корреспонденту РИА Новости Анне Юдиной рассказал генеральный директор ФГУП "Росатомфлот" госкорпорации "Росатом" Вячеслав Рукша.

Транзитный грузопоток по Севморпути в 2011 году вырос почти в восемь раз по сравнению с прошлым годом - с четырех до 30 рейсов. Согласно постановлению правительства РФ, к 2020 году на воду будут спущены три новых двухосадочных атомохода. Что ждет атомный ледокольный флот России в ближайшее десятилетие, как можно с его помощью исследовать Арктику и добыть богатства шельфа, превратить Северный морской путь в оживленную транспортную артерию и даже помочь Военно-морскому флоту страны, корреспонденту РИА Новости Анне Юдиной рассказал генеральный директор ФГУП "Росатомфлот" госкорпорации "Росатом" Вячеслав Рукша.

- Вячеслав Владимирович, из чего складывается общий грузопоток по Севморпути? Называют совершенно разные цифры - от двух до девяти миллионов тонн. Каким данным верить?

- После Великой Отечественной войны, с 1950-х гг. грузопотоки в Арктике делились на три вида: во-первых, всегда была достаточно высокая активность вокруг Чукотского полуострова и в Карском море. Всегда был вывоз круглого леса в летне-осенний период с Енисея, достигавший 2-2,5 миллиона тонн. Во-вторых, перевозки руды из Дудинки на Мурманск. Этот грузопоток также достигал 1,5-2 миллионов тонн. Плюс доставка труб для полуострова Ямал. Общий сезонный грузопоток в Карском море достигал 6-7 миллионов тонн.

В-третьих, стабильный, круглогодичный грузопоток в Карском - это, бесспорно, вывоз продукции и снабженческие грузы для комбината "Норильский никель" на линии Архангельск - Дудинка и Мурманск - Дудинка. Этот грузопоток традиционно был в районе 1,1-1,3 миллионов тонн. Всегда была сезонная навигация, иногда в достаточно тяжелых льдах. Был мощный завоз в Чаунско-Билибинском  регионе на Чукотке, и там тоже грузопотоки достигали до миллиона тонн, а то и до двух. Также было небольшое снабжение и доставка грузов по всей российской части Ледовитого океана. Это для армейских задач и других - всего не более 200 тысяч тонн.

Пик транзитных перевозок пришелся на 1980-е годы. Всегда были экспериментальные транзитные рейсы, чтобы показать эффективность транспортного сообщения Европы и Северной Азии. Если это все сложить, получим те самые семь, а то и девять миллионов тонн, которые называют. Но еще раз подчеркиваю - из этого грузопотока характер круглогодичной навигации носили только снабженческие грузы для газовиков и нефтегазовой индустрии Ямала и для Норильского комбината. Объем зимнего, сложного грузопотока никогда не превышал миллиона тонн.

- А сейчас?

- Сейчас по объемам примерно тоже самое. Почему разнятся данные по грузопотоку? Очень просто: "Норильский никель" свои грузы возит сам, а мы показываем только то, что провели атомоходы. У "Норникеля" где-то миллион тонн, но с учетом того, что он берет у нас ледокол только для улучшения ледового канала на реке Енисей, мы этот объем грузов даже не упоминаем. Мы показываем Белое море, различные зимние рейсы на Ямал, которые сейчас будут постепенно усиливаться из-за развития порта Сабетта (проект Ямал-СПГ). И плюс реальный транзит, который в этом году стал ощутимым. Потому что если в 2010 году было четыре экспериментальных рейса, то в этом году уже видна реальная транспортная работа - 30 рейсов и 820 тысяч тонн.

И этот поток, на мой взгляд, формируется сейчас с учетом развития той портовой индустрии, которая у нас появилась в Финском заливе. Грузопоток там под 200 миллионов тонн, и лед в Финском заливе бывает толщиной до метра, и прошлый сезон показал, что зимы на Балтике бывают ничуть не легче, чем в Арктике. Как только появились крупнотоннажные танкеры за 70 тысяч тонн, "стотысячники" с ледовым классом Арк4 для зимней Балтики, у нас в Арктике в летний сезон появилась возможность коммерческих транзитных рейсов.

- Каковы Ваши прогнозы по грузопотоку на следующий год?

- Хотелось бы за миллион тонн. Это по транзиту. Сегодня ждет очереди газоконденсат НОВАТЭКа - тысяч 700-800, железорудный концентрат из Мурманска и Киркинеса (около миллиона тонн), но под этот груз нет судов. Нужны балкера хотя бы за 50-70 тысяч тонн ледового класса Арк4, но их очень мало. Если удастся поработать совместно с "Еврохимом", с "Арктик-транзит", подтянуть имеющиеся балкерные суда (6-8 единиц), то тогда можно было бы существенно увеличить грузопоток по железорудному концентрату. Если не удастся, то это будет миллион тонн.

Я свою задачу вижу в работе с судовладельцами: надо посмотреть, есть ли возможность модернизировать их обычные суда таким образом, чтобы они получили хотя бы ледовый класс Арк4 и в летний период смогли безопасно проходить за атомоходами по трассам Северного морского пути. Проблема ведь не в атомных ледоколах. Когда мы выставляем два атомохода, мы можем в месяц два, а то и три миллиона тонн обслужить. За три месяца - около 10 миллионов тонн, я даже не сомневаюсь в этом.

- Если говорить о проекте Ямал-СПГ, то там прогнозируется до 20 миллионов тонн грузопотока. Но ведь НОВАТЭК построит танкера, способные ходить во льдах самостоятельно, как и "Норникель". Атомоходы найдут там работу?

- Нельзя забывать не только опыт "Норникеля", но и опыт "Лукойла" с терминалом на Варандее. И опыт этот очень важный, это реальная работа, но суда во льдах идут со скоростью 2-4 узла. И это не коммерческая скорость. Потому что для стабильной работы требуется скорость хотя бы 10-12 узлов. Можно создать могучее судно, 40 "с гаком" мегаватт, которое будет "кушать" 300 тонн топлива в сутки, и появляется вопрос о его окупаемости. Поэтому опыт варандейского терминала совершенно четко показывает: на коротком транспортном плече это возможно. Но не на длинном.

Кстати, все забыли, что сегодня Варандей не работает на полную мощность (4-4,5 миллиона тонн вместо 12 миллионов), поэтому есть избыточный тоннаж судов есть и у "Норильского никеля", и у "Лукойла". Когда вы создаете такое сверхуникальное судно, вы должны понимать, что у вас замещающих мощностей нет, экономика очень жесткая, а в итоге, чтобы обеспечивать скорость 10-12 узлов во льдах, вы приходите к атомному ледоколу, который создает и поддерживает ледовый канал. А тогда какой смысл? Да, разработаны проекты судов у НОВАТЭКа класса Арк7 170 тысяч кубов на 42 мегаватта. Но этот танкер будет ехать во льдах со скоростью не более 4 узлов.

- Судовладельцы сетуют на высокие тарифы ледокольного обеспечения?

- У судовладельцев своя правда. Я всегда отвечаю по поводу претензий к СМП - пусть они расскажут, как и что они платят в Суэцком канале. Мы-то живем на грузопотоке, в котором пока и миллиона тонн нет, и поэтому такие тарифы с крупнотоннажных судов. Но мы даем экономию в 15-20 суток. Рейсовая экономия на СМП в любом случае достигает 600-800 тысяч долларов.

Представьте: идет рефрижератор с пятью тысячами тонн груза. Я трачу на него такие же усилия, как и на 100-тысячный танкер. Со стотысячника, условно говоря, беру пять долларов, получаю 500 тысяч. С пятитысячного я беру 20 долларов и получаю 100 тысяч. Спасибо Федеральной службе по тарифам, она нам установила максимальные тарифы, и мы рамках четкого показания своей себестоимости собственнику можем их снижать. Поэтому весь вопрос - в грузопотоке.

У нас достаточно хороший сезон с газоконденсатом НОВАТЭК: август, сентябрь и октябрь шли основные рейсы, и средняя продолжительность - 8 суток вместо ожидаемых 12-ти. По ледовой обстановке могу сказать следующее - мы приступили к активному развитию транзитных перевозок, потому что современные технологии позволяют еще зимой спрогнозировать ледовую обстановку на трассах СМП в летнюю навигацию. Первый и самый главный фактор - у нас в Российской части Арктики преимущественно однолетний лед. В среднем он нарастает за зиму до толщины 1,6 метра, более тяжелый уже 1,8 метра - это без сжатий и торосов. Многолетнего льда, который гораздо труднее пройти, практически нет. К концу июня на трассах практически нет сжатий, к концу июля вообще почти исчезает сплоченный лед. Становится труднее только в ноябре. Вопрос в том, чего хотят сегодня от трасс СМП. Если работать круглогодично - это одно. Если ходить в сентябре-октябре - это другое, если требуются ранние проводки в июле и поздние в ноябре - это третье.

- Будут ли продолжены перевозки красной рыбы по СМП? Удалось ли с Росрыболовством договориться по поводу тарифов?

- Когда рыбаки жалуются на тарифы, я им тоже всегда говорю - назовите, пожалуйста, конкретную цифру, которую в цене вашего груза составляет тариф за ледокольную проводку. Я не видел красную рыбу на прилавках дешевле 300 рублей за килограмм. Мы получили 1,2 рубля за тонну. Нам говорят - а мы оптом продаем по120 рублей за килограмм. Если судовладельца не устраивают затраты на перевозку, пусть он разбирается с оптовиками. Если в цене рыбы 40-50% - "накрутка" посредника, то мы-то здесь причем? Не с Атомфлотом надо разбираться, а с торговыми сетями, с другими своими штучками. Я считаю, у нас очень достойная ставка в цене рыбы. Конкретных объемов перевозок на 2012 год пока нет, потому что все будет зависеть от объемов вылова, но переговоры мы ведем, договорились на рабочую встречу в январе-феврале. Важен объем перевозок красной рыбы с Дальнего Востока и период плавания.

- Каковы экономические показатели Атомфлота?

- Мы сейчас имеем в годовом обороте примерно три миллиарда рублей, и если в 2009 году у нас была субсидия 1,8 миллиарда, то сейчас она 1,263 миллиарда на 2012 год. В 2011-м была 1,4 миллиарда. Заработали 1,2 миллиарда плюс некоторые средства от побочных работ. Сегодня своих денег у нас 1,7 миллиарда. В следующем году рассчитываем на выручку 1,8 миллиарда, и это подсчеты еще без учета инфляции. Каким образом мы умудряемся сокращать свои издержки, стабильно выставлять ледоколы для работы - не все понимают. Почему нам очень важна работа на Балтике и работа на Белом море. С виду по чуть-чуть, но наращиваем грузопоток. Сегодня надо отдать должное предприятиям "Газпрома" - от них практически 25% грузоперевозок.

- Что даст Росатомфлоту грядущее акционирование?

- Во-первых, еще раз повторю, что мы однозначно были и будем государственной собственностью при управлении госкорпорацией "Росатом". Все путают понятия "акционирование" и "приватизация". Поменяется только схема управления предприятием, но никакой приватизации, то есть распродажи государственного имущества не будет! Вопрос приватизации относительно Атомфлота никогда не поднимался. Это исключено. Не надо вообще этому вопросу придавать столько значения.

Во-вторых, раньше, до перехода к госкорпорации, Атомфлот принадлежал отраслевому министерству и Росимуществу. У одних были одни задачи, у других - другие. Теперь у меня собственник - государственная корпорация, все мои бюджеты и планы рассматривают на наблюдательном совете, у меня есть прямой председатель совета директоров, и все вопросы решаются через госкорпорацию. И я считаю, на период постройки и ввода в строй новых атомоходов особенно принципиально то, что мы входим в "Росатом", и что безопасной эксплуатации ядерной установки новых ледоколов будет придаваться соответствующее значение. Потому что если брать навигационные, судоводительские вопросы, они все давно отработаны - мы знаем, как работать на ледоколах в Арктике. И мы прекрасно работаем с Минтрансом по его правилам, имеем все его лицензии.

- Кстати, о новых атомоходах. Очевидно, что их помощь более всего понадобится на проекте Ямал-СПГ. Это будут какие-то новые принципы работы ледоколов? Где возьмете команды?

- Это же фактически будут замещающие мощности. На мой взгляд, вообще нужно работу по строительству новых ледоколов синхронизировать с проектом Ямал-СПГ. Численность экипажа нового ледокола не должна превысить 60 человек. Команды новых ледоколов будем набирать из тех специалистов, которые сейчас работают на действующих атомоходах. Мир меняется, школа судовождения тоже. Это будет достаточно жесткий отбор.

Нынешний атомный ледокольный флот будет работать примерно до 2022-25 годов. Сейчас, например, разрабатываем специальную программу продления ресурса работы реакторной установки до 200 тысяч часов - для "Таймыра" и "Вайгача". После 2020-х годов поработают атомоходы "Ямал", "Советский Союз" и "50 лет Победы".

- Не могли бы Вы рассказать про научную работу предприятия?

- Мы всегда очень хорошо сотрудничаем с ОКБМ им. Африкантова и Курчатовским институтом, и очень важно, что всегда в области работ с судовыми реакторными установками являемся лабораторной базой. По энергетике у нас технология, очень близкая к атомным подлодкам. Военные берут у нас экспериментальные образцы. Из различных систем атомного ледокола "Арктика", у которого 177 тысяч часов работы реакторной установки, мы вырезали около 150 образцов. В 2012 году все вырезанные из "Арктики" образцы будут исследоваться - на состояние металла, и прочее. Там много параметров.

Параллельно ведется работа по облучению образцов корпусов реакторов совместно с ОКБМ Африкантов и ЦНИИ "Прометей". Исследование стойкости металла реакторов атомных ледоколов будет завершено в 2013 году. Эта программа, рассчитанная на пять лет, длится уже три года. У нас реакторные установки работают в более жестких условиях относительно стационарных реакторов и реакторов субмарин, поскольку у атомных подлодок нет таких частых изменений мощности реактора и изменения скоростей, силовых нагрузок. Атомфлот фактически является опытной площадкой для "обкатки" любых новых технологий в реакторах, которые при успешных результатах в дальнейшем внедряются на объектах Военно-морского флота.

- Продолжится ли совместная работа на шельфе с "Академиком Федоровым" в 2012 году?

- Сложно сказать, пойдет ли "Россия" в следующем году на шельф вместе с "Академиком Федоровым". В прошлом году были работы по батиметрии (промеры глубин - прим. ред.), в этом году сейсмика. Надо доразведать некоторые вещи. Конечно, это трудно, поскольку при нашей работе я должен знать нагрузку на ледокольный флот, желательно, за год.

В любом случае, из рейса "России" этого года стало ясно, что атомный ледокол обязательно должен привлекаться на любые работы по обеспечению сейсмики на шельфе, потому что научно-исследовательское судно со сложным оборудованием не в состоянии само обеспечить нужную скорость, проходимость во льдах. Сейчас возобновляются кроссполярные перелеты - а что такое, например, авария в Арктике? Только атомный ледокол способен подойти, моментально принять на борт, обогреть и накормить, оказать нужную медицинскую помощь. Атомный ледокол сегодня в Арктике становится элементом успокаивающим.

- Сколько предприятие потратит на экологическую безопасность в следующем году?

- Неправильный подход - измерять нашу экологическую подготовку в рублях. Первое - мы сейчас все твердые радиоактивные отходы (ТРО) собираем, прессуем и упаковываем в безопасные контейнера, которые могут стоять на открытой площадке. С низкоактивными отходами в 2012 году полностью работы завершим. В этом году уже начали работать со среднеактивными отходами. Порядка 50 контейнеров уже уложили. Жидкие радиоактивные отходы (ЖРО) у нас в массовом порядке не образуются, с ними работы нет. Создана линия, где люди не "на коленке" работают, а по всем требованиям безопасности с ТРО, ЖРО, с горючими отходами. Выбросы газа, ливневые канализации - все у нас экологи проверяют.

Одна из первостепенных задач - создание береговой инфраструктуры по переводу загрузки ядерного топлива на берег. Примерно в сентябре-октябре 2012 года это строительство у нас завершится. И встанет вопрос об окончательной утилизации ледоколов "Арктика" и "Сибирь", которые поставлены на длительный отстой. В свое время мы поставили эти ледоколы в док, заварили все отверстия, пропарили все цистерны, полностью удалили все радиоактивные отходы, особенно ЖРО - из всех контуров. Выгрузили все, что можно. По "Арктике" все работы по вырезанию образцов из реактора завершены, все заварено, проведена хорошая дезактивация. По "Сибири" предстоит еще одно мероприятие, не столько связанное с подготовкой к утилизации, сколько с использованием части оборудования оттуда. В декабре все завершим, и они полностью будут готовы к утилизации. На борту этих двух атомоходов ничего опасного нет. Вопрос об их утилизации будет включен в новую ФЦП по ядерной и радиационной безопасности, так как на деньги предприятия эту задачу точно не решить. Скорее всего, не ранее 2015-16 годов их будут утилизировать.

- Отбуксируете их на СРЗ "Нерпа" - точно так же, как и ПТБ "Лепсе" в следующем году?

- Мы рассматриваем несколько вариантов, но скорее всего, для утилизации атомоходы будут отбуксированы либо на СРЗ "Нерпа", либо в док 82-го завода. При утилизации судна с ядерной энергетической установкой наиболее негативное воздействие оказывает не радиация, а выброс тяжелых металлов при резке. Это было доказано при утилизации АПЛ. А мы все-таки расположены у черты города. Если бы не ядерная силовая установка, за утилизацию ледоколов еще бы нам доплатили. Там очень приличный металл.

Эти объекты плохи для нас тем, что они занимают не только место, но и требуют достаточно много средств на содержание. Практически вся субсидия, которую государство сегодня предоставляет Атомфлоту, тратится нами на безопасное содержание выведенных из эксплуатации объектов - "Арктики", "Сибири", ПТБ "Лепсе" и "Володарский". Например, в этом году текущая работа действующего флота близка к самоокупаемости. Рабочий флот сам себя содержит, а вот отслуживший свое "довесок" на миллиард с лишним тащить на себе трудно.

Но, несмотря на это, выведенные из эксплуатации объекты безопасны как для людей, так и для окружающей среды. На двух атомоходах и двух плавтехбазах всего 19 человек задействованы. Они совершают обходы, все осматривают, следят за показаниями.

- Одно дело - атомоходы, и совсем другое - инфраструктура предприятия. Как развиваете ее?

- Мы меньше стали тратить мазута, электроэнергии благодаря тому, что заменили трубопроводы, сделали большой объем работ по котельной, утеплили здания цехов, чтобы народ зимой не работал в фуфайках. Поставили пластиковые окна, отремонтировали все туалеты и душевые. Дорожное покрытие на внутренней территории предприятия будем делать года через два. К этому времени должны завершить капитальные ремонты всех причалов, все внешние работы завершим.

Вообще, нам нужны новые очистные сооружения. Сейчас мы этот вопрос прорабатываем, думаю, через год приступим к реализации. Проект разработали, но есть трудности с экспертизой. В предприятие 25 лет не вкладывалось средств, и сейчас затраты на ремонт действующего флота меньше, чем на поддержание инфраструктуры. На флот где-то 325 миллионов рублей, а на берег 350-400 миллионов уходит.

- Как намереваетесь использовать "Росситу"?

- В 2013-14 годах начнется реальная работа в Губе Андреева, по Гремихе тоже не раньше этого срока. Можно было бы использовать "Росситу" в программе по вывозу арктического мусора, но по этому судну стоят жесткие ограничения межправительственного соглашения, подписанного в рамках глобального партнерства, по которому оно создавалось. "Россита" используется только для решения ядерных проблем на Северо-Западе. И только с разрешения итальянской стороны мы сможем ее использовать дальше, в Арктике. Постараемся это сделать, так как наши затраты на нее уже составляют порядка 20-25 миллионов рублей. В следующем году постараемся максимально отработать технологию захода в Губу Андреева и Гремиху, в Сайда-Губу, кое-какие испытания с контейнерами проведем, чтобы во время "полевых" работ с перегрузкой радиоактивных отходов никаких вопросов не возникало.

- Международная морская организация разрабатывает сейчас Полярный кодекс, который будет обязательным к применению в водах Арктики. Нужен ли он российским морякам, которые лучше всего умеют ходить во льдах?

- Сегодня все знают про Арктику все, кроме нас. То, что нужно разрабатывать сегодня Полярный кодекс - это точно, потому что правила плавания по трассам Севморпути хоть и соответствуют международным нормам, но все равно отстали от жизни. Но главный посыл Полярного кодекса, который я считаю абсолютно неправильным, - это запрет использования тяжелых сортов топлива. Этот запрет - это просто попытка пролоббировать Суэцкий канал. Никаких особых отличий по выбросам в атмосферу у разных видов топлива нет. Все остальные вопросы, связанные с экологией в Арктике, Россия давно решает, даже опережая этот кодекс. Мы точно так же мусор не выбрасываем, перерабатываем все отходы. И новые ледоколы будут собирать и перерабатывать все то, что и от людей получается, и от машин, получая льяльные воды определенного стандарта или что-то другое. Российская сторона обязательно должна участвовать в обсуждении этого кодекса и принимать взвешенные решения

РИА Новости http://ria.ru/atomtec_analytics/2011121 … z3uU2sD6Pk

+1

2

Die Zeit, Германия

Кому принадлежит Северный полюс?
10.04.2016
Йохен Биттнер (Jochen Bittner)

Россия вооружается, Америка вызывающе реагирует: именно Арктика может стать новой конфликтной зоной.

То есть, эта снежная пустыня должна превратиться с самый опасный арсенал в мире? Вполне возможно, думает путешественник по мере того, как он в трескучий мороз все дальше углубляется в окрестности российского арктического города Мурманска. Шоссейная дорога от норвежской границы на протяжении нескольких километров идет вдоль двойного забора с увенчанной инеем колючей проволокой, предупреждающими знаками и современными камерами наблюдения. В редких населенных пунктах среди скудного ландшафта, состоящего из искореженных берез и замерзших озер, по улицам маршируют солдаты в пушистых меховых шапках.

Кольский полуостров, протянувшийся отсюда к востоку в сторону Баренцева моря, является огромным военно-морским причалом. Его фьорды, омываемые течением Гольфстрим, почти не замерзают. Все это делает мурманскую область российскими воротами в Атлантику, а также важнейшей военной базой для ее самого крупного военно-морского формирования — для Северного флота. Здесь базируются подводные лодки, несущие на своем борту ядерное оружие, а также бомбардировщики дальнего радиуса действия и сухопутные войска.

Недавно Кремль начал процесс размещения в этом регионе дополнительно, по меньшей мере, 6 тысяч солдат. Они являются лишь частью арктической армии, которая будет дислоцироваться вдоль российского побережья Северного Ледовитого океана, и делается это в том числе из-за огромного количества находящихся здесь месторождений. Создается шесть новых военных баз, модернизируются взлетно-посадочные полосы времен холодной войны, строятся новые ледоколы и принимаются на вооружение новые атомные подводные лодки, оснащенные еще большим количеством ядерных боеголовок. Как Россия, так и НАТО в последнее время проводят дорогостоящие военные маневры в районах крайнего севера. 

Что здесь происходит?

А происходит здесь то, чего мир уже давно не видел, а именно масштабное исследование новых рубежей. В течение десятилетий люди полагали, что земная поверхность, в целом, уже поделена между государствами — но затем произошло изменение климата, и арктические льды начали таять. Если посмотреть из космоса на Северный полюс, то Северный Ледовитый может показаться похожим на торт, который только что достали из морозилки. Пять стран, мощных и не очень мощных, пытаются получить свои куски: Россия, Соединенные Штаты (через Аляску), Канада, Дания (через Гренландию) и Исландия. Дело в том, что подо льдом скрываются большие запасы нефти, кобальта, золота и никеля. Геологи из-за находящихся в Арктике богатых месторождений называют ее «пещерой Али Бабы». 

Кроме того, в районе крайнего севера образуется то, что вполне можно назвать новым мировым океаном. Таящий лед открывает, возможно, наиболее короткий морской путь между самыми богатыми странами планеты. В связи со всеми этими вполне конкретными интересами возникает важный и имеющий отношений к престижу вопрос: а кому, собственно, принадлежит Северный полюс — НАТО или России?

Россия планирует осуществить здесь новый «захват территории», считает американский сенатор

Следует ли миру после украинского конфликта готовиться к размораживанию конфликта (de-freezing conflict) в результате оттепели — на этот раз в чисто метеорологическом смысле?

Подобного рода развитие событий не является обязательным. Существуют правила игры, по которым Арктика должна быть поделена и определена в соответствии с естественнонаучными критериями ООН. Но что будет, если, в конечном итоге, никто не захочет придерживаться этих мирных правил? Или в том случае, если соперники исходят из того, что как раз другая сторона не намерена этого делать? Опасность возникновения северной золотой лихорадки связана не столько с тем, что, на самом деле, происходит на побережье Северного Ледовитого океана, а прежде всего с опасными вариантами толкований. Кто предпринимает какие-то действия? С какими, возможно, тайными целями?

Прежде всего, обе сверхдержавы, Россия и Соединенные Штаты, предоставляют друг для друга достаточное количество материала для всякого рода проекций, для самоопределяющихся неопределенностей, так сказать.

Здесь в игру вступает сенатор от Аляски республиканец Дэна Салливана (Dan Sullivan). По его мнению, пребывающее в полусонном состоянии федеральное правительство в Вашингтоне не понимает, что происходит на высокоширотном севере. Россия планирует там предпринять новый захват территории, полагает он. Правильным ответом на это, как считает Салливан, будет размещение большего количество американских военных в этом регионе для того, чтобы в случае необходимости можно было бы противостоять превосходящим силами России. А что вместо этого делает Барак Обама? Он все время говорит об изменении климата. «Русские уже давно играют в шахматы в Арктике, а наше правительство все еще думает, что продолжается игра в крестики-нолики», — отмечает Салливан.

Паранойя или реализм?

Два года назад ни один европеец не подозревал, какое символическое и стратегическое значение для России может иметь полуостров под названием Крым. Не приуменьшается ли таким же образом то значение, которое Москва придает Северному Ледовитому океану? Российское правительство еще в 2007 году ясно дало понять, что оно считает Северный полюс таким же русским, как и Крым. С помощью подводного аппарата исследователи Арктики разместили тогда на дне океана металлический российский флаг — якобы прямо на Северном полюсе, на глубине 4 тысячи метров. Эта акция была чисто символической, поскольку Северный полюс в той же малой мере принадлежит русским, как и Луна американцам. Однако нужно было продемонстрировать свою претензию всему миру.

«Северный полюс имеет для России символическое значение, — полагает эксперт по России Катаржина Зиск (Katarzyna Zysk) из норвежского Института оборонных исследований. — Рекламирование его как российского вписывается в национально-патриотическую повестку Кремля».

Путин хочет получить доступ к Северному Ледовитому океану по геополитическим причинам

Саму идеологию Владимира Путина можно назвать арктической: мир —  это дикое место, в котором сильные имеют лучшие шансы и в котором военная сила является добродетелью. Вооружившись подобного рода убеждениями, Россия и пытается утвердиться в качестве альтернативной державы, определяющей мировой порядок. Это очень смелая геополитическая мысль, тогда как этой самой большой по площади стране на планете пока болезненным образом не хватает достаточного доступа к мировому океану для ее флота. Такого рода доступ является очень важным для того, чтобы иметь возможность противопоставить расположенным по всему земному шару американским военным базам, по крайней мере, несколько плавающих баз. Черноморский флот, базирующийся в Крыму, для этого не подходит. В случае конфликта член НАТО Турция может заблокировать проход через Босфор в Средиземное море. Также быстро можно остановить российский Балтийский флот, поскольку НАТО может закрыть Скагеррак, пролив между Данией и Норвегией. Поэтому лучшей стратегической опцией является Северный Ледовитый океан — он обеспечивает России не поддающийся блокированию выход в Атлантику.

О том, что Путин намеревается сделать на севере, уже можно составить себе представление, поскольку он начал превращать беженцев «в оружие», подчеркивает главнокомандующие силами НАТО в Европе Филип Бридлав (Philip Breedlove). На самом деле, Россия за последние несколько месяцев направила на Запад через свои границы с Норвегией и Финляндией тысячи беженцев. «Нам следует ожидать чего-то неожиданного в Арктике, — считает Бобо Ло (Bobo Lo), специалист по России из британского Королевского института международных отношений Chatham House. — Российская внешняя политика будет еще более жесткой, так как, кроме силы, у России нет никаких других стратегических инструментов — то есть, никаких друзей».

Такова западная проекция. А о чем думает российское правительство, когда смотрит на Северный полюс?

У Никиты Ломагина кривится лицо, и он начинает нетерпеливо качать головой, когда слышит разговоры о существующих на Западе страхах. Ну да, говорит этот профессор политологии из Санкт-Петербурга, все это мы уже тысячу раз слышали! Но давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны, предлагает Ломагин: Россия считает, что она не наступает, а обороняется — защищается против НАТО, которая своими действиями постоянно доказывает, что не придерживается никаких правил. «После войны в Ираке в 2003 году российская внешняя политика изменилась», — говорит этот кремлевский аналитик. — России не нравится американское доминирование в мире». Но это, по мнению Ломагина, не означает, что Россия ищет конфликта. Просто российский президент не считает, что можно положиться только на «мягкую безопасность». Поэтому в области военно-морской политики Кремля «свободный доступ в Атлантику» является высочайшим приоритетом, подчеркивает российский аналитик. С помощью развертывания дополнительных сил в Арктике Россия хочет лишь обеспечить безопасность своих северных границ — в том числе перед лицом угроз, исходящих от Америки, которая в сомнительных случаях вообще не признает никаких границ, — подчеркивает Ломагин.

Хорошо — но для чего тогда ядерное вооружение? Для чего все эти новые атомные подводные лодки? С одной стороны, говорит Ломагин, они являются частью масштабной модернизации Северного флота. А, с другой стороны, это ответ на противоракетный щит НАТО. Россия, по его мнению,  опасается ограничения своего ядерного потенциала. Поэтому она намерена укрепить свою ядерную триаду — то есть, огневую мощь своих бомбардировщиков, атомных подводных лодок и ракет, подчеркивает Ломагин.

Аргумент относительно противоракетной обороны может быть использован в качестве предлога (на самом деле, противоракетная оборона НАТО бессильна против современных российских ракет с разделяющимися головными частями). Однако американцы не делают решительного шага для того, чтобы возможную конфронтацию на Северном полюсе в стиле 19-го столетия превратить в надежное сотрудничество в стиле 21-го века. Соединенные Штаты — единственная арктическая страна, не подписавшая те правила ООН, которые предлагают мирное разрешение конфликтов в этом регионе. Согласно этим правилам, вопросы собственности на Северном полюсе должны решать не атомные подводные лодки, не количество боеголовок, не солдаты в меховых шапках, а геологи.

Согласно морскому праву, определяющим фактором для территориальных претензий, в том числе на Северном полюсе, является то, как далеко простирается континентальный шельф соответствующего государства в подводных пластах каменной породы. Что касается Арктики, то там, если говорить конкретно, речь идет о Хребте Ломоносова, о подземной горной цепи, проходящей через Северный полюс. Тому государству, которому принадлежит Хребет Ломоносова, принадлежит и часть нового океана, расположенного к северу от 70 градуса северной широты. Вопросом о том, кому принадлежит этот хребет, занимаются на основании соответствующего запроса ученые из Комиссии ООН по границам континентального шельфа.

Подобного рода геологические исследования занимают много времени — пока лишь Норвегия полностью прошла проверку (результат: Северный полюс ей не принадлежит). Канада, Дания и Россия еще ожидают ответа на свои запросы. Территориальные претензии обоих государств, являющихся членами НАТО, пересекаются с российскими претензиями; все эти страны утверждают, что Хребет Ломоносова является продолжением их континентального шельфа, и поэтому Северный полюс должен принадлежать им. Не вызывает сомнений тот факт, что Россия обладает самым длинным побережьем, омываемым Северным Ледовитым океаном. Однако геологи из ООН должны продолжить свои исследования и проанализировать пробы горных пород, прежде чем они смогут вынести свое решение.

Для того чтобы сегодня иметь возможность участвовать в этом мирном процессе проверки, государство должно подписать Конвенцию ООН по морскому праву. Администрация Обамы охотно бы присоединилась к этой конвенции, однако республиканцы в Конгрессе блокируют ее ратификацию. По их мнению, Соединенные Штаты должны в двустороннем формате договариваться об экономических границах, а не предоставлять решение этих вопросов надгосударственному органу.

Специальный посланник администрации Обамы по Арктике адмирал Роберт Пэпп (Robert J. Papp) уже не знает, что сказать для объяснения подобных упущений. «В настоящее время, — признает он не без некоторой нотки отчаяния в голосе, — я бы хотел, чтобы Конгресс ратифицировал этот договор хотя бы для того, чтобы меня больше не спрашивали о том, когда это, наконец, будет сделано».

Жители города Тромсе воспринимают силовую игру с расчетливым оптимизмом

И на фоне всего этого европейцы возлагают надежды на дружбу народов. Как и везде в Европе, НАТО после 1989 года сократила свое военное присутствие на севере. Норвегия сегодня имеет примерно на треть меньше солдат, чем в то время, Дания — примерно наполовину, а не являющаяся членом НАТО Швеция сократила свою армию с 60 500 до 20 500 солдат. В отличие от России, НАТО и Евросоюз не планируют наращивать свое военное присутствие на севере. Североатлантический альянс после аннексии Крыма полностью занят вопросом увеличения численности своих войск в Центральной Европе.

Тот факт, что в Арктике возникает все больший дисбаланс, жители этого города встречают с расчетливым оптимизмом. В порту Тромсе, норвежского города, расположенного на 69 градусе северной широты, покачиваются два небольших военных корабля, а также, приблизительно, в три раза больше судов, занимающихся наблюдением за китами. В расположенном вблизи города фьорде можно встретить целые стаи горбатых китов. По словам шкиперов, эти животные в конце января должны были переместиться на юг и находиться уже далеко отсюда. Однако — что тоже хорошо — они продлили свой сезон для фотографирования. Прогулочные лодки для туристов не простаивают без дела.

Если изменение климата будет происходить с такой же, как сейчас, скоростью, то могут возникнуть и другие возможности для бизнеса, и подобные перспективы радуют жителей Тромсе. Этот город мог бы стать важным пунктом снабжения и перевалки грузов для Северного морского пути. Меньше конфликтов и значительно усиленное сотрудничество с Россией — такими видятся здесь перспективы. Поэтому Тромсе охотно принимает у себя участников переговоров, на которых происходит взлом льда.

Нуритдин Инамов, директор департамента международного сотрудничества российского Министерства природных ресурсов недавно приехал сюда для того, чтобы укрепить как раз такого рода надежды. «У нас нет никакой тайной повестки на крайнем севере», — заверяет участников конференции этот чиновник из Москвы.

А геополитические риски? «Да, конечно, — говорит Инамов. — такого рода вопросы мы, естественно, тоже иногда себе задаем». По этому поводу немало разного рода домыслов, но, вероятно, делается это ради заголовков в прессе, считает он. Что касается России, то она, по мнению Инамова, хотела бы видеть индустриализацию этого региона, больше торговли и туризма и, естественно, больше внимания к защите окружающей среды. Затем российский чиновник официально добавляет: совсем как и Обама.

Оригинал публикации: Wem gehört der Nordpol?
Опубликовано 07/04/2016 16:53
http://inosmi.ru/politic/20160410/236074591.html

0

3

NRK, Норвегия

Арктика меняет цвет с зеленого на коричневый
Растения в Арктике дают все меньше листвы, природа в целом становится более серой, по данным одного из последних исследований.
03.05.2016
Анита Фёлейде (Anita Føleide)

С начала 1980-х годов растения в Арктике стали давать все больше листвы, что даже дало повод говорить о «более зеленой» Арктике. Причина — существенное повышение летних температур.

Но, если проанализировать фотографии, которые в течение 33 лет делались с помощью спутников, окажется, что в арктических областях Норвегии, России, Гренландии и Канады тенденция изменилась, особенно большие перемены отмечались в последние пять лет, о чем говорят результаты исследований, опубликованные на сайте forskning.no.

«В течение последних лет растения в Арктике стали коричневеть. Это значит, что листвы на них стало не так много, как в предыдущие годы», — говорит Ярле Бьерке (Jarle Bjerke), старший научный сотрудник отделения «Фрам» Норвежского института природных исследований (NINA).

Больше снега зимой и «посеревшее» лето

Температура в Арктике большую часть года находится на отметках ниже нуля, но изменения климата привели к тому, что зимы стали гораздо мягче. Вместе с тем на севере теперь выпадает больше снега.

«Изменения климата приводят к тому, что северные районы стали более океаническими. В большинстве районов это означает увеличение количества осадков», — говорит Бьерке.

Весной снег не тает дольше, а это замедляет рост растений. Изменения климата привели также к тому, что летом растительность стала более серой, растениям сложнее обрастать новой листвой.

«Комбинация этих двух факторов приводит к тому, что условия вегетации сейчас хуже, чем были раньше, — сумма температур с течение периода, свободного от снега, стала просто-напросто слишком мала», — говорит Бьерке.

Изменения произошли, в основном, в высокоарктический районах Гренландии, России и Канады, а также в некоторый районах Восточного Финнмарка (Øst-Finnmark), но ученый говорит, что это касается также и других районов на севере Норвегии.

«Мы видим тенденцию к тому, что растительность становится более коричневой, также и в Северной Норвегии в целом, это касается вереска в Тромсё и на Лофотенских островах».

Сейчас исследователи гадают, является ли это короткой паузой в «зеленой тенденции» или же природа на севере будет и дальше становиться все более серой.

Это может иметь глобальные последствия

Пока неясно, какие последствия будут иметь эти изменения, вызванные «коричневением». Это зависит от продолжительности процесса.

«Большинство животных, которые питаются тем, что дает растительный мир Арктики, приспособились к среде, в которой доступ к пище ограничен. Но, возможно, это скажется на некоторых видах животных, привыкших к тому, что этот доступ начиная с 1980-х годов стал более легким», — говорит Бьерке.

«Вместе с тем эта новая тенденция может получить непредсказуемые последствия для роли Арктики как кладовой углеродного сырья и к таянию вечной мерзлоты. И это в свою очередь будет влиять на глобальный углеродный цикл».

ФАКТЫ ОБ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА В АРКТИКЕ

• В то время как температура в мире начиная с конца XIX века поднялась на 0,8 градуса, в Арктике она увеличилась почти на 1,6%.
• Одна из причин этого заключается в том, что, когда температура поднимается, морского льда становится меньше. И это означает, что больше становится и открытого океана, который абсорбирует больше солнечных лучей, а это усиливает потепление.
• Вдоль побережья Шпицбергена существенная часть морского льда исчезла. Фьорды, раньше покрывавшиеся льдом зимой, теперь не замерзают круглый год.
• Площадь очень многих ледников сократилась. Площадь двух ледников под Ню-Олесундом (Ny-Ålesund), ставших объектом пристального изучения, за исключением двух лет, сокращалась непрерывно, начиная с 1960-х годов.
• Зависимые ото льдов виды, например, моржи, белые медведи и белые чайки, начали испытывать проблемы в связи с потеплением. Численность такого вида птиц, как толстоклювая кайра, на Шпицбергене сократилась наполовину за последние 20 лет.

Источники: NTB, Норвежский институт полярных исследований (Norsk Polarinstitutt)

Оригинал публикации: Arktis skifter farge fra grønn til brun
Опубликовано 01/05/2016
http://inosmi.ru/arctica/20160503/236388289.html

0

4

ВЗГЛЯД

«Ворота Арктики» добавят возможностей Северному морскому пути
25 мая 2016, 17:20

Текст: Ольга Самофалова


Россия сделала важнейший шаг по освоению Арктической зоны: дан старт работе круглогодичного терминала для поставок нефти в Европу по Северному морскому пути. Проект не только принесет стране крупные финансовые выгоды – он крайне значим для завоевания российским Северным морским путем статуса ключевого транзитного маршрута между Европой и Азией.

Президент Путин по видеосвязи дал старт отгрузке первого танкера с нефтью Новопортовского месторождения через новый арктический терминал «Ворота Арктики», расположенный в акватории Обской губы у полуострова Ямал.

«Это новый этап освоения Ямала, по сути, новый этап освоения Новопортовского месторождения. Это знаковое, большое событие, имею в виду, что и проект – один из самых капиталоемких в нефтегазовой отрасли России», – сказал Путин в ходе телемоста. «За последние три года 186 млрд было направлено на реализацию этого проекта, применены новейшие высокотехнологичные решения, связанные с работой в таких очень суровых условиях», – отметил президент. Впервые нефть с Ямала будет отгружаться не по трубопроводам, а морем, добавил президент.
«Начинайте отгрузку», – скомандовал президент. «Первая отгрузка нефти через терминал «Ворота Арктики» началась», – отрапортовал председатель правления Газпрома Алексей Миллер. Миллер и генеральный директор «Газпром нефти» Александр Дюков были на самом терминале. «За время эксплуатации данного объекта налоговые поступления в бюджеты всех уровней превысят 1,5 трлн рублей», – передает ТАСС слова Дюкова.

«Без сомнения, вслед за созданием терминала («Ворота Арктики») Россия делает серьезный шаг к дальнейшему освоению богатейших углеводородных ресурсов Крайнего Севера и развитию Северного морского пути», – сказал Миллер.

Самая северная нефтяная провинция

Новопортовское – одно из самых крупных нефтегазоконденсатных месторождений полуострова Ямал. Извлекаемые запасы превышают 250 миллионов тонн нефти и конденсата, а также более 320 миллиардов кубометров газа.

Здесь добывается более качественная нефть, которая относится к категории «легкой нефти». Она содержит меньше серы, чем российская смесь Urals. Это дает ей дополнительные конкурентные преимущества на мировом рынке. Новый сорт нефти получил название Novy Port. «Эта нефть торгуется с премией к нефти марки Brent», – пояснил Дюков.

Месторождение расположено за Полярным кругом, вдалеке от транспортной трубопроводной инфраструктуры. В связи с этим для доставки сырья была выбрана отгрузка морем. Впервые возможность вывоза нефти морским путем в зимний период «Газпром нефть» доказала в 2011 году. Тогда компании удалось провести атомный ледокол по Северному морскому пути с мыса Каменного на Обской губе в Западную Европу.

Впервые новопортовская нефть была отправлена в Европу танкерами в 2014 году. Однако до сих пор она осуществлялась только в летний сезон и для перевозки были задействованы три речных танкера и четыре – морского класса. Уже в летний сезон 2015 года по Обской губе и трассам Севморпути было перевезено более 180 тыс. тонн углеводородов. Теперь же речь идет о круглогодичных поставках. В 2016 году «Газпром нефть» собирается увеличить поставки нефти Novy Port до 2–2,5 млн тонн, а к 2017 году собирается добывать здесь более 4 млн тонн нефти.

С началом в 2016 году промышленной эксплуатации Новопортовского месторождения в России появится новая, самая северная нефтяная провинция, уникальная по условиям эксплуатации, инфраструктуре и транспорту, говорил ранее первый зампредседателя правления «Газпром нефти» Вадим Яковлев.

«Ворота Арктики»

Для обеспечения круглогодичной транспортировки нефти с Новопортовского месторождения морем в страны Европы осенью 2015 года был смонтирован первый арктический морской терминал на Ямале. На берегу Обской губы были построены подводный и сухопутный нефтепроводы длиной более 10,5 км, резервуарный парк, насосные станции. Отгрузка осуществляется с помощью выносного арктического нефтеналивного терминала башенного типа, расположенного в 3,5 километрах от берега в районе Мыса Каменного. Мощность терминала составляет 8,5 миллиона тонн нефти в год.

Поэтому потребителям нефть будет доставляться по Северному морскому пути танкерами в сопровождении ледоколов. По заказу «Газпром нефти» в 2017 году будут построены два судна ледокольного обеспечения. Концептуальный проект судна разработан финской компанией Aker Arctic Technology, а строительство двух ледоколов выполнит «Выборгский судостроительный завод». Закладка первого судна ледокольного обеспечения уже состоялась в конце 2015 года.

Значение

Этот проект является важнейшим для наращивания грузоперевозок по Северному морскому пути и развития арктических шельфовых месторождений. Он приближает Россию к поставленной задаче – увеличить объемы грузов по Севморпути к 2030 году до более 80 млн тонн, то есть в двадцать раз по сравнению с 2015 годом.

«Новый порт станет одной из точек на Северном морском пути (СМП), который, безусловно, придаст импульс развития всему проекту СМП. А за счет круглогодичной отгрузки нефти в сопровождении ледоколов маршрут Ямал – Европа станет одним из первых постоянно используемых отрезков Севморпути. На данном отрезке уже будет определенное расписание, что сделает СМП более удобным и доступным для грузоотправителей. Для ямальского месторождения сейчас главное обеспечить денежный поток, начать возврат инвестиций. И круглогодичный экспорт в этом отношении весьма кстати», – считает председатель совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский.

Поставки нефти по Севморпути дадут российским нефтяникам полезный опыт. «Это даст импульс для дальнейшего расширения географии поставок по этому пути, позволит привлечь иные компании к перевозке различных грузов, не выгодных для отправки по суше. И это также может оживить экономику прибрежных ныне депрессивных городов», – отмечает Кирилл Яковенко из «Алор Брокер».
Терминал «Ворота Арктики» – это очередной важный шаг к развитию шельфового вектора. «Сам факт организации круглогодичной работы специализированного крупного порта, расположенного за Полярным кругом, еще раз подтверждает, что российские интересы в Арктике подкреплены еще и техническими возможностями», – отмечает Дмитрий Кипа, директор инвестиционно-банковского департамента QBF.

Кроме добычи на Арктическом шельфе, для России важен и другой аспект – организация бесперебойных поставок нефти и газа в Европу. «Понятно, что использование нефте- и газопроводов существенно выгоднее, поскольку не накладывает дополнительных расходов на развитие транспортного флота, сжижение и регазификацию СПГ», – говорит Дмитрий Кипа. Однако в текущих геополитических условиях у «трубы» должна быть альтернатива. В этом ключе, безусловно, возможность организации поставок морским путем является бесспорным преимуществом.

Что бы ни говорили европейские политики и как бы ни пытались избавиться от российских углеводородов, спрос на российские энергоресурсы в Европе за последние годы только вырос. Только за первый квартал этого года Европа закупила на 15% больше российского газа, чем годом ранее. Та же ситуация наблюдается и с нефтью. «Вряд ли стоит ожидать отскока спроса именно на российскую нефть. Поставки нефти с Ямала уже законтрактованы на годы вперед, а при расширении географии перевозок и возможностей они, разумеется, будут только расти», – согласен Яковенко.

http://vz.ru/economy/2016/5/25/812551.html

0

5

The Independent, Великобритания

Россия в Арктике: самый значительный военный прорыв после распада СССР

01.02.2017
Эндрю Осборн (Andrew Osborn)


Атомный ледокол «Ленин» — краса и гордость большой игры Советского Союза в Арктике — бросил якорь на вечной стоянке в здешних ледяных водах. Эта реликвия времен холодной войны сейчас является музеем.

Но почти через тридцать лет после того, как ледокол «Ленин» был снят с эксплуатации и стал достопримечательностью, Россия вновь начала поход в Арктику и строит новые атомные ледоколы.

Это осуществляется в рамках активной деятельности, направленной на укрепление позиции Москвы на крайнем севере, поскольку она претендует на господство, традиционно соперничая с Канадой, США и Норвегией, а также с новым конкурентом — Китаем.

Судя по интервью с официальными лицами и военными аналитиками, а также по обзору правительственных документов, укрепление присутствия России является крупнейшим со времени распада СССР в 1991 году и в некоторых сферах обеспечит Москве более мощный военный потенциал, чем те военные возможности, которыми когда-то обладал Советский Союз.

Эта экспансия предполагает далеко идущие финансовые и геополитические последствия. Запасы углеводородов в Арктике, судя по оценкам, больше, чем в Саудовской Аравии, и Москва заявляет право на эти территории, размещая здесь значительные военные силы.

«История повторяется», — сказал недавно группе туристов Владимир Блинов, экскурсовод музея на борту ледокола «Ленин», названного в честь коммунистического революционера Владимира Ленина.

Экспедиция на Северный полюс

«Тогда (в 1950-е годы) был разгар холодной войны, и США в некоторых областях лидировали. Но мы обошли американцев и построили первый в мире атомный корабль [„Ленин"]. Сегодня — похожая ситуация».

При президенте Владимире Путине Москва активно взялась восстанавливать на арктических островах заброшенные военные, авиационные и радиолокационные базы советских времен и строить новые, поскольку она продолжает заявлять свои права на арктическую территорию общей площадью около 1295 квадратных километров.

Она регулярно публикует снимки, на которых российские военные в белом камуфляже и с автоматами в руках проносятся в оленьих упряжках во время военных учений.

Запасы нефти и газа в Арктике, по оценкам геологической службы США, составляют в нефтяном эквиваленте 412 миллиардов баррелей или около 22% неразведанных мировых запасов нефти и газа.

Из-за низких цен на нефть и западных санкций, введенных в связи с действиями Москвы на Украине, новые проекты на арктическом шельфе пока законсервированы, но Кремль действует с дальним прицелом.

Россия строит три атомных ледокола, в том числе — крупнейший в мире, чтобы укрепить свой флот, насчитывающий около 40 ледоколов, шесть из которых являются атомными. Ни у одной другой страны нет атомного ледокольного флота, который используется для расчистки морских путей для военных и гражданских судов.

Российский Северный флот, базирующийся в ледяных водах Кольского залива близ Мурманска, также получит свой первый собственный ледокол и два оснащённых крылатыми ракетами сторожевых корабля, способных двигаться во льдах

«При [бывшем лидере СССР Михаиле] Горбачеве и [бывшем президенте России Борисе] Ельцине наши арктические приграничные территории были оголены, — говорит член Русского географического общества профессор Павел Макаревич. — Сейчас их восстанавливают».

Это развертывание сил и средств, которое напоминает действия в Крыму и в Калининградской области, не осталось незамеченным в Вашингтоне. Министр обороны США Джеймс Мэттис (James Mattis) заявил в этом месяце во время слушаний по случаю вступления в должность, что «не в наших интересах оставлять какую бы то ни было часть мира» кому-то еще.

По словам сенатора Дэна Салливана (Dan Sullivan), Маттис в отдельном письме назвал действия Москвы в Арктике «агрессивными шагами» и пообещал рассматривать в качестве первоочередной задачи выработку стратегии США.

Это представляет собой потенциальную дилемму для президента Дональда Трампа, который, скорее, намерен восстановить американо-российские отношения и сотрудничать с Москвой в Сирии, чем втягиваться в гонку вооружений в Арктике.

Это наращивание военного присутствия в Арктике вызывает нервозность в других странах. Около 300 морских пехотинцев США высадились в этом месяце в Норвегии в рамках шестимесячного развертывания — это стало первым случаем после Второй мировой войны, когда на территории этой страны разрешили дислоцировать иностранные войска.

А поскольку воспоминания об аннексии Россией украинского Крыма в 2014 году еще свежи, НАТО пристально следит за происходящим. В 2015 году шесть стран-членов альянса провели в этом регионе военные учения.

У Советского Союза в Арктике было больше огневой мощи, но он готовился не к обычной войне с США, а к ядерной. На арктических островах располагались промежуточные аэродромы для стратегических бомбардировщиков, которые должны были летать на Америку.

Но в эпоху, когда разворачивается неспешная борьба за энергетические ресурсы Арктики, Россия обеспечивает постоянное присутствие мобильных вооруженных сил, оснащенных обычными видами оружия, обладающих совершенно другими, а иногда и превосходящими возможностями.

Министр обороны Сергей Шойгу руководит работой по реконструкции с последующим вводом в действие или созданию шести военных объектов, некоторые из которых будут готовы к концу года.

К ним относится островная база на острове Земля Александры, рассчитанная на размещение 150 военнослужащих, способных находиться там автономно в течение полутора лет. По официальным данным, на территории этого комплекса, называющегося «Арктический трилистник», могут базироваться военные самолеты. Для этих целей рассматриваются истребители МиГ-31, предназначенные для того, чтобы сбивать стратегические бомбардировщики противника, или фронтовые бомбардировщики Су-34.

Пока же на отдаленном острове Котельный — примерно в 4350 километрах к востоку от Москвы — продолжается строительство крупнейшей российской арктической базы «Северный клевер». На ней будут размещены ракеты ПВО и персонал численностью 250 человек.

На четырех других арктических островах идет ремонт старых советских радиолокационных станций и реконструкция взлетно-посадочных полос. В регион доставлены новые ракетные установки класса «земля-воздух» и противокорабельные ракеты.

Кроме того, Россия выделяет значительные средства на военную технику, приспособленную к арктическим условиям.

Главный редактор англоязычного издания Moscow Defense Brief Михаил Барабанов в интервью Reuters заявил, что модернизация войск и военной инфраструктуры в регионе идёт «беспрецедентными темпами, невиданными даже в советские времена».

По его словам, были сформированы две специальные арктические бригады, каких в СССР никогда не было, и планируется сформировать третью, а также специальные подразделения арктической береговой обороны.

«Военная активность России в Арктике немного провокационна, — сказал Барабанов. — Это может спровоцировать гонку вооружений».

В Мурманске, в котором базируются российские ледоколы, и который расположен и всего в часе езды от штаба Северного флота, перспективы возрождения Арктики является источником гордости.

Город овеян историей Арктики и военной историей. На холме над портом установлена рубка подлодки «Курск», затонувшей в 2000 году после взрыва.

Залы Мурманского морского пароходства в центре Мурманска заполнены масштабными моделями десятков ледоколов, а по улицам города стремительным шагом проходят моряки в шинелях.

«Эти арктические базы находятся на нашей территории. В отличие от некоторых других стран, мы не строим их за рубежом», — говорит член Русского географического общества Денис Моисеев.

«Другие страны также очень активно пытается отодвинуть свои границы к Северному полюсу. Наша армия должна быть способна действовать на нашей территории в экстремальных условиях».

Одна страна, которая регулярно упоминается как маловероятный соперник в Арктике — это Китай, близкий союзник Москвы, который имеет статус наблюдателя в Арктическом Совете, главном форуме, созданном для координации сотрудничества в регионе. Пекин начинает строить собственные ледоколы.


Политики охотнее обсуждают коммерческий прорыв в Арктике.


Поскольку Москва расширяет свой потенциал в области грузоперевозок и в условиях потепления климата готовится к увеличению потоков торговых судов вдоль своего арктического побережья, идет строительство новых автомагистралей и железных дорог, осуществляется реконструкция портов.

Россия надеется, что Северный морской путь, который проходит от Мурманска до Берингова пролива близ Аляски, может стать миниатюрным Суэцким каналом, который позволит сократить время морских перевозок из Азии в Европу.

Но хотя популярность маршрута внутри России растет, он отчасти утратил свою привлекательность для иностранных фирм из-за относительно высоких расходов на транзитные перевозки и непредсказуемости ледовой обстановки.

Правда, как сказал в интервью Reuters заместитель губернатора Мурманской области Григорий Стратий, большой интерес к морскому пути проявляют страны Азии, и в 2020-х годах с помощью новых ледоколов можно будет обеспечить круглогодичную навигацию.

«Северный морской путь будет необходим независимо от погодных условий. Его использование, несомненно, будет расти», — сказал Стратий, по словам которого, Россия заинтересована в привлечении в Арктику иностранных инвестиций.

Когда его спросили о наращивании его страной военного присутствия в регионе, он улыбнулся.

«Могу вас успокоить — нет никаких причин для опасений», — сказал он, заявив, что это вызвано лишь необходимостью модернизации.

«У России никогда не было и не будет никаких агрессивных целей. Мы очень дружелюбные люди».


http://inosmi.ru/economic/20170201/238641016.html
Оригинал публикации: Russia in biggest Arctic military push since fall of the Soviet Union
Опубликовано 31/01/2017 09:37

0

6

МАТЕРИАЛ "T34"

29.03.17, 17:33

Россия разрабатывает первую в мире гражданскую атомную лодку для работы в Арктике

Российские учёные ведут разработку первой в мире гражданской атомной лодки, которая займётся поисками полезных ископаемых подо льдами в Арктике. Об этом заявил руководитель проектной группы направления физико-технических исследований Фонда перспективных исследований Виктор Литвиненко.

«Это гражданская атомная подводная лодка, только вместо пусковых установок у неё шахты с роботизированными комплексами, автономными необитаемыми подводными аппаратами, которые обеспечивают сейсморазведку, поиск любых полезных ископаемых», — цитирует его РИА Новости во время форума «Арктика — территория диалога».

Литвиненко также отметил, что подлодка открывает для будущих поколений возможности решить серьёзные задачи по освоению шельфа. По его словам, подобных подлодок в мире не существует.

Длина подлодки составит 135,5 м, ширина — 14,4 м, скорость  — 12,6 узла, глубина погружения — 400 м.

Ранее сообщалось, что в Архангельске состоялось торжественное открытие Международного арктического форума «Арктика — территория диалога».

http://linkis.com/vDPqZ
https://cont.ws/@t34/570023

0

7

Русская служба RFI, Франция

«Природа не терпит пустоты», эксперт об арктическом форуме в России


31.03.2017
Елена Габриелян


В Архангельске прошел международный Арктический форум — 2017. В интервью RFI франко-американский эксперт по экономике Арктики Мика Меред рассказал, каким образом Россия осваивает регион, почему ее военное присутствие имеет особое значение, как западные санкции сказались на регионе и насколько изменится политика США в отношении Арктики с приходом Дональда Трампа.


RFI: Проводит ли Россия политику милитаризации Арктики или пытается разнообразить экономическую деятельность в этом регионе? В чем, на ваш взгляд, главная цель этого форума?

Мика Меред: Его задача — показать всему миру, в частности разнообразным инвесторам и международному сообществу, что Россия готова приложить серьезные усилия к развитию своей части Арктики. Но можно ли, исходя из этого, говорить о том, что российская Арктика сегодня вновь милитаризуется? И да, и нет. Дело в том, что государство — как Советский Союз ранее, так и РФ сегодня — в большинстве случаев должно дать свое согласие на любые проекты инвестиций в инфраструктуру. И способ реализации инфраструктурных проектов на местах, принятый сегодня в России, особенно в арктических регионах, — государственные инвестиции прежде всего в военные объекты, потому что это наиболее эффективный и быстрый способ обеспечить территорию инфраструктурой.

С учетом вышесказанного, для России актуален следующий вопрос: нужно ли ждать прихода иностранного рискового капитала в эту зону? В основном речь здесь идет о капитале азиатском, что само по себе уже создает для России определенные проблемы геоэкономического характера. Одна из них представлена ростом влияния стран Азии, в первую очередь Китая, в российской Арктике. А вторая проблема заключается в том, чтобы как можно быстрее освоить этот регион, потому что запасы экспортируемых природных ресурсов, особенно нефти, на юге России истощаются, и нужно искать новые, поскольку именно эти ресурсы составляют значительную часть экспортных доходов России.

— Однако, согласно российской прессе, освещающей форум, государство не готово тратить больше денег на Арктику: по последним оценкам (2015 года — прим. RFI), необходимые расходы оценивались примерно в 250 миллиардов рублей, но сегодня даже такую сумму бюджет страны себе не может позволить, хотя на строительство нового атомного ледокола денег жалеть не будут. Не является ли это все же признаком того, что Москву в первую очередь интересует военный аспект?

— Государственные инвестиции поступают через военную сферу. Этому есть два объяснения: обеспечение эффективности и контроля. Можно ли из этого делать вывод, что идет милитаризация? И да, и нет — мой ответ здесь такой же, как и на предыдущий вопрос.

С одной стороны, России нужно сохранить контроль над своей зоной Арктики. Почему? Потому что исторически у России всегда было преимущество в этой зоне — как стратегическое, так и оперативное. На сегодняшний день нигде не знают лучше, чем в России, как инвестировать в Арктику, где именно следует концентрировать свои усилия, как обеспечить безопасность на побережье и в территориальных водах, как строить там города, и так далее. Это одна из сторон вопроса.

Есть еще реальность экономическая, которая с этим неразрывно связана, и рассматривать две вещи по отдельности невозможно, по крайней мере в случае с Россией. Если бы мы говорили о США, то мы вполне могли бы рассматривать отдельно стратегические и экономические аспекты, там федеративное государство не нуждается в военных, чтобы инвестировать в развитие инфраструктуры региона. В России же иначе не получается.

— Почему?

— Это связано с устройством российского рынка: если вы хотите инвестировать в инфраструктуру, то вам необходимо обеспечить определенный уровень доходности в долгосрочной перспективе. Говоря об инфраструктурных проектах в области добычи нефти, газа и других полезных ископаемых, необходим определенный уровень доходности на 20-30 лет. Проблема в том, что сегодня в России очень мало людей, имеющих возможность рисковать такими объемами капитала, вкладывая его в строительство подобной инфраструктуры. Поэтому России нужны зарубежные инвестиции. Владельцы же иностранного рискового капитала говорят, что риски очень высоки: Россия лишь недавно вступила в ВТО, это страна, политическая и регуляторная стабильность которой является спорной, или, по крайней мере, вызывает определенное беспокойство со стороны иностранных инвесторов. Таким образом, иностранный капитал считает вложения в проекты в России рисковыми. В конечном счете, в свете недостатка инвесторов, готовых вкладывать туда свой капитал, это вынужден делать федеральный центр. А какое средство государственных инвестиций традиционно является приоритетным в России, по историческим и культурным причинам? Военные расходы.

Особый интерес к региону связан со следующим: российская Арктика сейчас находится на переходном этапе. Во времена СССР были сделаны значительные вложения в развитие транспортной инфраструктуры, например, в строительство ледоколов или аэропортов, и значительная часть этих объектов сегодня находится в конце жизненного цикла или уже исчерпала свой ресурс.

— Кстати говоря, РФ — единственное государство, имеющее арктический флот.

— Это единственное государство, имеющее флот, постоянно дислоцированный в Арктике — Северный флот. Тем не менее, другие государства региона, такие как Канада, США, Норвегия, а также Франция и Германия тоже имеют суда, посещающие Арктику.


— Но не имеют постоянных баз там. У России в этом отношении есть особый опыт?

— Да, если брать как пример США, там в Арктике присутствуют военные, в первую очередь береговая охрана, но у ВМС США нет постоянной базы в американском секторе Арктики. Что касается Канады, там также нет базы с постоянно выделенными ей судами, дислоцированными в Арктике. У России же есть.

Опять же это географические причины. Исторически Северный флот был дислоцирован в Мурманске не ради Арктики как таковой. Если вы хотите со стратегической точки зрения обладать пространством для маневра и иметь доступ ко всем морям планеты, то недостаточно иметь базу флота в Черном море, так как оно ограничено Босфорским проливом. Вы не можете ограничиться Балтийским морем, так как вы упираетесь в пролив между Данией и Норвегией, поэтому единственное место, где Россия со своего побережья имеет свободный доступ к Атлантическому океану — это Кольский полуостров, это порт Мурманска. Со стороны Тихого океана, конечно, особых сложностей нет.

— В 1996 году был создан Арктический совет — организация, имеющая своей целью сотрудничество в этой зоне, и все больше стран желают иметь там статус наблюдателя. Франция такой статус уже имеет. Хотелось бы узнать, какая польза от этого статуса, позволяет ли он в большей мере реализовывать свои интересы в Арктике, сделать вклад в развитие региона, поскольку Франция, например, не относится к странам Арктики. Зачем ей этот статус наблюдателя?

— Франция не считается страной Арктики, но у нее есть, например, такая территория, как Сен-Пьер и Микелон (у атлантического побережья Канады — прим. RFI), и некоторые французские политики ссылаются на то, что Франция тоже имеет некоторое отношение к региону. Статус наблюдателя интересен тем, что когда вы получаете его, вы получаете определенную легитимность, участвуя в стратегических процессах в регионе.

Франция получила статус наблюдателя в 2000 году. Китай получил его только в 2013, и то не сам по себе, а одновременно с целой группой стран Азии, которые его просили, что в некоторой мере было сигналом Китаю, что это «лишь одна из стран Азии, интересующихся Арктикой». Кроме Китая статус наблюдателя был присвоен Корее, Японии и другим странам. Таким образом, в статусе наблюдателя есть ключевой элемент: вы официально имеете право на присутствие в организации — не только присутствовать на заседаниях министров, но и брать слово во время заседаний, которые организуются параллельно со встречами высокого уровня, которые проходят каждые полгода — обычно это дипломаты высокого ранга стран членов совета. Вы также можете направлять ученых из своей страны для участия в различных исследовательских программах, которые проводятся под эгидой Арктического совета.

Эти два аспекта — политическая и научная легитимность, которую вы получаете — являются элементами, на основе которых то или иное государство может проводить определенную стратегию в Арктике, в том числе экономическую. Эта экономическая составляющая как раз и интересует в первую очередь большинство государств-наблюдателей.

Политика западных санкций против РФ затронула непосредственно арктический регион. Каковы цифры, насколько серьезны последствия для России?

— Последствия могли бы быть серьезными, так как в санкции входила передача технологий бурения нефтяных скважин. В момент введения санкций три года назад именно это направление имело наибольший экономический потенциал для РФ, и санкции планировались как настоящая атака против возможностей развития российской нефтяной промышленности.

Тем не менее рынок с тех пор несколько изменился, если говорить о долгосрочных инвестициях. Эксплуатация месторождения нефти с момента геологоразведки до поставки первого барреля нефти занимает 10-15 лет, а то и больше в некоторых случаях. Это долгосрочные проекты.

Какой тип энергоносителей будет иметь наибольшее влияние на рынок в будущем? Нефть? Скорее, природный газ. И мы можем видеть, что в отношении добычи газа санкции были иными и куда менее серьезными. Кроме того, есть и другой вопрос — например, в том, что касается присутствия французских компаний в регионе, существовали возможности санкции обойти. Некоторые инвесторы решили: поскольку санкции имеют последствия для инвестиций в долларах, что будет, если брать на финансирование проектов в российской Арктике кредиты в юанях? И именно это и произошло. Например, проект «Ямал-СПГ» — это крупнейший проект по добыче газа не только в российской Арктике, но и в Арктике в целом, его бюджет составляет 27 миллиардов долларов, проект состоялся благодаря кредитам в юанях.


— То есть это позволило обойти санкции?

— Именно так. Как я говорил в начале предыдущего ответа, последствия для российской Арктики от санкций могли бы быть очень тяжелыми. Кое-какие последствия имеются, например, месторождение «Победа» в Карском море. Роснефть и ExxonMobil имели соглашение о его разработке, планировали инвестировать в него около 400 миллиардов долларов в течение 30 лет и разрабатывать всю эту зону. В результате санкций ExxonMobil, руководителем которой в тот момент был Рекс Тиллерсон, ныне госсекретарь США, вышла из проекта, что привело к его заморозке. Однако когда санкции снимут, соглашение может быть возобновлено, и скорее всего разработка начнется, я в этом не сомневаюсь.

— Кстати, о Рексе Тиллерсоне, который возглавляет дипломатическое ведомство США. Какую роль он может сыграть сегодня, поскольку в то время именно он был руководителем ExxonMobil, и благодаря его личному вкладу в 2008 году компания смогла заключить это соглашение?

— Рекс Тиллерсон — один из архитекторов этого соглашения, хотя он не один работал по вопросу месторождений Арктики, ими интересовались и другие корпорации, например, BP или Total, которые начали эти переговоры раньше него и «открыли» это направление для западных компаний. Однако именно Рекс Тиллерсон добился присутствия своей компании там. Что произойдет дальше? Это будет зависеть от возможностей для маневра, которые ему оставит Дональд Трамп. Если президент Трамп ограничит возможности Рекса Тиллерсона, то что произойдет? Наверное, ничего особенного не произойдет. Разве что теперь не лично Рекс Тиллерсон будет заниматься повторным проникновением американских компаний в российскую Арктику при содействии властей США.

— Каким образом избрание Дональда Трампа повлияет на американское присутствие в регионе? Например, известно, что Вашингтон решил увеличить свой военный бюджет, в то время как бюджет на охрану окружающей среды будет значительно снижен.

— Действительно, можно сказать, что сторонники Трампа начали травлю ученых, которые, с их точки зрения, имеют «зеленые» взгляды. Это давление имеет конкретные проявления, поскольку американские власти не только планируют снизить бюджет на исследования, но президент Трамп планирует ликвидировать агентство по защите окружающей среды, о чем он говорил во время предвыборной кампании. Кроме того, несколько учреждений, занимающихся изучением Арктики, Антарктики и других территорий, находящихся под давлением с точки зрения экологии, также лишатся финансирования, и это действительно свидетельствует о масштабах атаки на экологическую политику, которую в свое время ввел президент Обама.

Помимо всего этого, военный аспект здесь тоже актуален, поскольку Дональд Трамп тяготеет в этом направлении, и если вы говорите о милитаристских тенденциях Кремля, надо помнить и о милитаристских тенденциях администрации Трампа. Совершенно очевидно, что одним из факторов, имеющих особое влияние, является береговая охрана США. Именно она обеспечивает военное присутствие и безопасность США в Арктике, в том числе безопасность объектов, в которые США инвестировали.

— Но Трамп хочет урезать их бюджет?

— Трамп хотел урезать их бюджет на 12%, но Конгресс заблокировал это предложение, и депутаты от Демократической и Республиканской партий выступали против этого проекта. Так что, по крайней мере в этом году ничего такого не произойдет. Посмотрим, как это будет развиваться в следующие годы.

Получается, что если береговая охрана, которой действительно нужны дополнительные ассигнования на строительство ледоколов, не только не получит на это прибавки, но и лишатся части бюджета, что сократит их оперативные возможности, то администрация Трампа создаст стратегический дисбаланс в восточной части Арктики — Берингово море, море Бофорта. Природа не терпит пустоты, и если оттуда ретируются американские военные, их место займут ВМС России и Китая, которые уже открыто проявляли к этому интерес.

http://inosmi.ru/politic/20170331/239009703.html
Оригинал публикации: «Природа не терпит пустоты», эксперт об арктическом форуме в России
Опубликовано 30/03/2017 10:45

0


Вы здесь » Россия - Запад » ТЕХНИКА и ТЕХНОЛОГИИ » ОСВОЕНИЕ АРКТИКИ.