Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » НОВЫЙ ВОЕННО МОРСКОЙ ФЛОТ РОССИИ.


НОВЫЙ ВОЕННО МОРСКОЙ ФЛОТ РОССИИ.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Необходимая и достаточная

Система «Статус-6» не оставляет противнику выбора
Константин Сивков

В России создается система стратегического сдерживания, против которой даже в отдаленной перспективе не будет приемлемой защиты. Это заставит наших «партнеров» сесть за стол конструктивных переговоров.

Казалось бы, рутинное мероприятие – прошедшее 9 ноября совещание президента с руководством Вооруженных Сил, спецслужб, правоохранительных органов и ОПК – вызвало серьезный резонанс, особенно в западных СМИ. В камеру одного из российских телеканалов, освещавших это заседание, попал лицевой лист слайд-презентации, на котором содержалась в весьма компактном виде идея принципиально новой системы ядерного сдерживания. Ее наименование – «Статус-6» теперь знает весь мир. Сделанные на основании анализа слайда выводы изложены в статье «Утечка под микроскопом». Но более основательное осмысление разработки еще впереди.

Речь идет о системе, бесспорно, неординарной. По идее она никак не должна всплыть в медиапространстве. Невольно возникает предположение о несанкционированном разглашении военной (государственной) тайны.

Разглашение или вброс?

Совсем недавно неоднократные случаи утечки секретной информации от самых высоких должностных лиц в МО и других министерствах и ведомствах России действительно имели место. Но сегодня совершенно иные времена. Считать, что военный руководитель высочайшего ранга по оплошности разгласил такую важную информацию, никак нельзя – за это он наверняка серьезно поплатится как минимум карьерой. Остается версия об умышленном вбросе – «информационной бомбе». Однако и здесь все не так однозначно. Допустимы три варианта.

“ Срабатывание боевой части суперторпеды при ее гибели повлечет катастрофические последствия для стран, расположенных рядом с районом взрыва, – Норвегии, Англии, Японии ”/b]

Первый предполагает, что информация о системе «Статус-6» вброшена при условии, что Россия технологически и технически создать такую систему не может. Цель – напугать противника «мыльным пузырем», заставить его пойти на определенные уступки или развернуть работу над ресурсоемкими оборонными программами по тупиковым направлениям.

Примерно так поступили американцы, озвучив концепцию СОИ. Второй вариант преднамеренной «засветки» подразумевает, что возможность производства такого оружия у России существует, но в отдаленной перспективе. Цель – та же: переключить внимание противника, склонить к уступкам.

При третьем варианте представленная информация вполне правдива и наша страна имеет все необходимое для разработки такой системы в относительно короткие сроки. В этом случае мы даем понять «партнерам», что им пора остановиться и начать с Россией конструктивный диалог.

Для корректного определения произошедшего поищем ответы на три основных вопроса технического характера.

1. Реально ли в принципе создание такого разрушительного оружия и даст ли оно ожидаемый эффект?

2. Осуществим ли проект технически?

3. Есть ли политическая и военно-стратегическая необходимость в его появлении?

Начнем с третьего. Очевидно, что необходимость в принципиально новом оружии возникает в том случае, если имеющимися средствами парировать новые угрозы не представляется возможным. Похоже, сегодня у России такая потребность есть. Наш экономический и оборонный потенциал не в состоянии конкурировать с американским и тем более натовским. Обратим внимание на то, что сегодня в РФ сильны позиции сторонников Запада, в основном в высших звеньях госуправления, в том числе и военно-политического.

В ходе массированной информационно-психологической войны одной из ключевых проблем может оказаться гарантированность исполнения приказа на применение стратегических ядерных сил. Многочисленность их личного состава не обеспечивает абсолютную надежность исполнения такого приказа, особенно в условиях вероятного гражданского противостояния в обществе. Разрешить эту проблему следует за счет минимизации привлекаемого к стратегическому ядерному сдерживанию персонала, численность которого останется в пределах, определяемых способностью обеспечить абсолютную (или близкую к этому) гарантию лояльности власти и психологическую готовность использовать систему вне зависимости от ситуации в обществе и личных эмоций.

[b]Необходимая и достаточная

Другое важнейшее требование – неуязвимость от существующих и перспективных оборонительных систем потенциального противника или высокая устойчивость от его противодействия, а также возможность нанесения неприемлемого ущерба агрессору даже при самых неблагоприятных обстоятельствах, в том числе и при полном разгроме ВС РФ и уничтожении самого государства.

Соблюдение этих условий обеспечит гарантированное стратегическое сдерживание. Проведенный анализ дает основания заключить, что политическая и военно-стратегическая необходимость в производстве такого оружия существует.

Теперь перейдем к первому вопросу относительно реальности создания оружия такой разрушительной силы. Для ответа на него обратимся к истории. В 1961 году в СССР был взорван ядерный боеприпас без преувеличения апокалиптического калибра – 58 мегатонн тротилового эквивалента. При этом сама бомба оказалась относительно невелика – всего 32 тонны. Столь чудовищный взрыв способен нанести огромные разрушения, но куда серьезнее окажутся последующие процессы – мегацунами (при взрыве под водой в определенных точках Мирового океана) или инициирование супервулканов и вулканической активности в целом. Об этом газета «ВПК» подробно писала в статье «Ядерный спецназ».

Применительно к системе «Статус-6» речь идет о более серьезных вещах, чем просто инициирование разрушительных геофизических процессов или мегацунами, а именно о создании зон высокой радиоактивности, исключающей существование практически всех форм жизни. В этом ключе уместно вспомнить и о так называемых кобальтовых бомбах, которые представляют собой термоядерные боеприпасы с оболочкой из кобальта-59. При взрыве неактивный кобальт-59 превращается в относительно короткоживущий (период полураспада – около 5,5 года), но чрезвычайно радиоактивный кобальт-60.

По оценкам специалистов, достаточно всего нескольких сотен килограммов такого вещества, чтобы уничтожить все живое на территории целого континента. Сделать кобальтовую оболочку весом несколько тонн для мультимегатонного термоядерного боеприпаса эквивалентом, достаточным для рождения мегацунами, не является проблемой.

Таким образом, появление оружия такой чудовищной разрушительной силы принципиально вероятно.

Остается лишь разобраться, насколько реальна его разработка в России.

А защиты нет

Проанализируем рассекреченный слайд, чтобы посмотреть, могут ли показанные там элементы системы «Статус-6» реализовать заявленные характеристики? Если быть точнее, речь идет лишь об одном компоненте – суперторпеде. Прежде всего следует обратить внимание на ее габариты. Они определяются с достаточной точностью по соотношению торпеды и атомной подводной лодки, под килем которой она изображена. Длина торпеды – чуть меньше трети длины подводной лодки, а ее калибр – примерно пятая или шестая часть диаметра корпуса носителя. Надо заметить, что оба ее потенциальных носителя – «Белгород» и «Хабаровск» – это атомные подводные лодки (АПЛ). Их размеры засекречены, но сопоставимы с известными АПЛ (будем опираться на характеристики наименьших из известных советских/российских).

Судя по конфигурации корпуса, это отнюдь не особо малогабаритные корабли специального назначения, подобные атомному подводному глубоководному аппарату проекта 1851 с ЯЭУ весьма небольшой мощности. Они похожи на полноценные АПЛ. Поэтому за основу сравнения возьмем наименьшую лодку проекта 705. Ее длина – около 80 метров, а наибольший диаметр корпуса – примерно 10 метров. Таким образом, предполагаемая длина суперторпеды – 22–24 метра, калибр – 1,5–2 метра (вполне соответствует пропорциям рисунка и известным торпедам «нормального» размера), боевой вес – 50–70 тонн минимум. Это уже водоизмещение небольшой подводной лодки. Соответственно боевая часть – от 10 до 15 тонн.

Способен такой аппарат достигнуть дальности хода 10 тысяч километров? Да. В нем нет людей, то есть все, что обеспечивает обитаемость личного состава, не нужно. Это резко, в разы сокращает потребное водоизмещение аппарата при сохранении тех же самых тактико-технических характеристик. Нет необходимости в боезапасе, системе перезарядки оружия – торпеда имеет единственную боевую часть. Поэтому ее вполне можно приравнять к нормальной подводной лодке. Дальность плавания таких кораблей сегодня достигает 4000–5000 морских миль, то есть почти 9000 километров, что вполне соответствует заявленным на слайде характеристикам.

Энергетическая установка (ЭУ) возможна как обычная, так и ядерная. Обычная ЭУ должна быть только воздухонезависимая, обеспечивающая движение на полную дальность в подводном положении. Правда, при этом скорость хода, вероятнее всего, окажется относительно невелика, в пределах максимально малошумной – 8–12 узлов. Ядерную ЭУ достижимо построить на основе малогабаритного реактора с мощностью несколько мегаватт. Такие в СССР и России производились и сегодня производятся.

Отсутствие личного состава сводит к минимуму требования по защите от излучений. Реактор вполне способен запускаться в автоматическом режиме после отделения торпеды от носителя. В этом случае допускается весьма высокая скорость ее хода на всей траектории – до 50 и более узлов.

То есть создание такой торпеды не проблема, причем в ближайшей перспективе. Все необходимые компоненты уже есть и частично производятся в России. Остается уточнить реальность появления соответствующей боеголовки мегауровня.

Как уже отмечалось, сделанная в 1961 году мегабомба имела вес всего 32 тонны. То есть современной российской науке вполне под силу производство кобальтового боеприпаса мощностью 100–150 мегатонн и даже более в пределах 15-тонной боевой части. Кроме того, приведенные оценки опираются на минимальные показатели вероятных размеров суперторпеды. В действительности они могут быть существенно больше. Следовательно, больше будет и боевая часть (до 20–25 тонн). Таким образом, обсуждаемый проект в современной России вполне технически и технологически осуществим, причем в относительно короткие сроки.

Достигнет ли эта торпеда цели в условиях противодействия противника? Констатируем, что оказать ей противодействие в состоянии лишь система зональной противолодочной обороны США. Основой ее эффективности в целом является стратегическая система подводного наблюдения SOSUS, буксируемые гидроакустические станции (БГАС) которой способны выявить ПЛ по инфразвуковым составляющим спектра на удалении в несколько сотен и даже тысяч миль. Однако против рассматриваемых суперторпед она скорее всего окажется бесполезной, поскольку инфразвук в спектре их шумов вряд ли будет.

Остаются маневренные противолодочные силы: ПЛ, надводные корабли и самолеты базовой патрульной авиации. Однако сомнительно, что дальность обнаружения ими такой торпеды даже при высоких скоростях ее движения превысит десяток миль. На просторах Атлантики и Тихого океана это практически не оставляет шансов определить появление суперторпед.

Теперь что касается противолодочных рубежей. Здесь вероятность заметить данное оружие – от 5–8 до 15 процентов. Однако это все равно существенно не повлияет на эффективность залпа в целом, ведь доход до цели даже 5–8 таких торпед обернется для США фатальным итогом. Возникнут также значительные проблемы поражения высокоскоростных подводных целей.

Если суперторпеды пойдут с высокими скоростями, обычными торпедами и ракетоторпедами это нельзя сделать, так как они просто не смогут выйти на цель, а применение противолодочного ядерного оружия (например ракет «Саброк») может оказаться неприемлемым. Кроме того, срабатывание боевой части суперторпеды при ее гибели повлечет за собой катастрофические последствия для стран, расположенных рядом с районом взрыва (вблизи противолодочных рубежей) – Норвегии, Англии, Японии.

Требования к точности вывода суперторпеды к району весьма невысоки. Ошибка даже в несколько морских миль не приведет к заметному снижению эффективности удара.

Таким образом, скорее всего 9 ноября имела место преднамеренная утечка информации, преследующая цель продемонстрировать нашим «партнерам», что в России рождается система стратегического сдерживания, против которой даже в отдаленной перспективе не будет создано приемлемой защиты (просто в силу того, что последствия ее использования носят глобальный катастрофический характер) и тем самым заставить их сесть за стол конструктивных переговоров.

Константин Сивков,
член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 46 (612) за 2 декабря 2015 года
http://vpk-news.ru/articles/28272

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 22 Дек 2015 00:33:37)

0

2

Флот не посрамили
Никто не ожидал от русских моряков такой активности в сирийском конфликте

Константин Сивков

Российский флот продемонстрировал в Сирии высокий уровень боеготовности, не только сумев создать достаточно многочисленную группировку кораблей в Средиземном море, но и нанеся эффективный ракетный удар по наземным объектам с дистанции 1500 километров, неожиданно использовав для этого малые и относительно недорогие корабли ближней морской зоны.

Первая информация о начале активных действий соединений ВМФ России поступила 7 октября, когда стало известно о нанесении ракетного удара группой кораблей Каспийской флотилии ВМФ России по объектам «Исламского государства». В залпе выпущено 26 ракет типа «Калибр-НК», которые поразили на территории Сирии 11 объектов, контролируемых вооруженными формированиями «Исламского государства».

Маленькие, но сильные

Немного стоит остановиться на том, какие корабли принимали участие в этом ударе. Судя по боевому составу Каспийской флотилии, это сторожевой (ракетный) корабль «Дагестан» проекта 11661 (тип «Гепард») и три малых ракетных корабля проекта 21631 – «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг» (типа «Буян-М»). Все эти корабли имеют по одной УВП на восемь ячеек, позволяющих применять ракеты семейства «Калибр» и «Оникс». Других кораблей в составе Каспийской флотилии, имеющих на вооружении такой ракетный комплекс, нет. Пуск 26 ракет означает, что был задействован весь наличный корабельный состав Каспийской флотилии, имеющий на вооружении крылатые ракеты большой дальности типа «Калибр-НК» (всего наибольший боекомплект, располагаемый на этих четырех кораблях флотилии, составляет 32 ракеты). Это свидетельствует о достаточно высоком уровне технического состояния корабельного состава Каспийской флотилии, по крайней мере той его части, которая представлена новыми кораблями.

Всего в составе ВМФ России сторожевых (ракетных) кораблей типа «Гепард» четыре единицы, два из них входят в состав Каспийской флотилии. Это многоцелевой корабль, который при полном водоизмещении 1930 тонн располагает достаточно мощным вооружением. Помимо упомянутой восьмиячеечной ВПУ для КРБД «Калибр-НК» он имеет мощное радиоэлектронное вооружение, включающее высокоэффективную БИУС «Сигма», РЛК «Монолит», позволяющий вести разведку надводных целей средствами активной радиолокации и радиотехнической разведки, средства ПВО и противолодочное вооружение. На Каспийском море у этого корабля равноценного противника не существует. Правда, его противолодочные возможности на этом театре военных действий вряд ли потребуются, малые глубины на большей части акватории Каспийского моря не позволяют применять подводные лодки.

Малые ракетные корабли типа «Буян-М» более соответствуют особенностям Каспийского МТВД. При существенно меньшем водоизмещении (949 тонн) и осадке они несут такое же ударное вооружение, что и корабли типа «Гепард», – ВПУ на восемь ячеек для КРБД «Калибр-НК», располагают мощной 100-мм одноствольной АУ А-190, позволяющей решать задачи огневой поддержки войск на приморском направлении.

Траектории полета выполненного ими ракетного залпа пролегали над Ираном и Ираком. Причем иракский участок проходил по большей части над территорией, контролируемой «Исламским государством». Пролет ракет был согласован с правительствами Ирака и Ирана через недавно созданный коалиционный координационный центр в Багдаде.

Расход оружия на поражение одной цели составил две-три ракеты (на 11 целей 26 ракет). Время полета ракет к целям могло составить от часа до полутора в зависимости от удаленности цели и выбранной траектории полета, которая устанавливалась индивидуально для каждой ракеты в обход зон ПВО и районов плотного расположения вооруженных формирований «Исламского государства». При боевой части фугасного типа весом 400 килограммов и точности поражения пять – семь метров можно заключить, что целями были относительно небольшие по площади объекты типа компактно расположенных групп зданий или железобетонные сооружения. Вероятнее всего, это могли быть пункты оперативного и стратегического звена управления «Исламским государством», склады вооружения и боеприпасов центрального подчинения или предприятия по ремонту боевой техники. Тот факт, что таким ограниченным нарядом оружия удалось поразить такое большое количество объектов (что было подтверждено объективным контролем), свидетельствует о высокой технической надежности самих ракет.

Район выполнения ракетного залпа располагался в южной части Каспийского моря. Время выдвижения в этот район корабельной ударной группы на экономической скорости 14–18 узлов – 12–16 часов. С учетом времени на возвращение на базу, подготовки полетных заданий для новых ракет, пополнения боекомплекта и обратный переход в точку пуска повторный залп может состояться через двое-трое суток при получении соответствующего приказа и при наличии на месте достаточного количества таких ракет, в чем есть основания сомневаться. Совершенно понятно, что иным оружием корабли Каспийской флотилии оказать огневое воздействие на боевиков «Исламского государства» не смогут.

Черноморцы в готовности

Помимо кораблей Каспийской флотилии в боевых действиях против «Исламского государства» принимает участие и соединение Черноморского флота. Правда, пока в огневое соприкосновение с противником черноморцы не вступали, участвуя в этих боевых действиях иным путем. В настоящее время в северо-западной части Средиземного моря находится пять российских боевых кораблей. Однако в первые дни ведения боевых действий российской группировкой в Сирии их численность составляла 15 единиц. Основная часть прибыла в этот район незадолго до начала активной фазы боевых действий. Ядром является корабельная ударная группа во главе с ракетным крейсером «Москва» проекта 1164 и включающая три корабля охранения – «Ладный» (пр. 1135), «Пытливый» (пр. 1135М) и «Сметливый» (пр. 01090).

Кроме этой ударной группы в составе российского флота вблизи берегов Сирии находилось соединение десантных и обеспечивающих кораблей. В их числе четыре больших десантных корабля (БДК): два проекта 1171 («Саратов» и «Николай Фильченков») и два проекта 775 («Азов» и «Цезарь Куников»), большой танкер ВМФ «Иван Бубнов», плавмастерская «ПМ-56» и вспомогательное судно-килектор «КИЛ-158». Кроме того, в зоне Восточного Средиземноморья развернут разведывательный корабль «Татищев».

Возможности корабельной ударной группы определяются кораблем ее ядра – ракетным крейсером «Москва». Из состава его весьма многообразного вооружения стоит выделить те системы, которые наиболее актуальны для решения тех задач, которые ставились перед корабельной ударной группой, им возглавляемой. Это прежде всего противокорабельный ракетный комплекс «Вулкан», ракеты которого позволяют наносить удары по крупным надводным кораблям противника на удалении до 700 километров. Этим оружием РКР «Москва» способен разгромить корабельную ударную группу НАТО в составе крейсера и двух эсминцев УРО. Он способен также вывести из строя средний авианосец из состава небольшой по численности авианосной группы, такой, например, какими располагают Великобритания или Франция.

Другие корабли из состава ударной группы существенного вклада в противодействие крупным надводным силам или в оборону российской базы внести не могут из-за отсутствия соответствующего вооружения, не располагая ракетными комплексами большой дальности и имея зенитные огневые, позволяющие обеспечить только самооборону корабельной ударной группы.

Особо следует отметить, что фактически в Средиземное море направлен весь корабельный состав Черноморского флота, способный действовать в дальней морской зоне, что свидетельствует о том, что уровень технической исправности кораблей достаточно высокий. То есть за предшествующие два года удалось провести все необходимые ремонтные работы для восстановления боеспособности Черноморского флота.

Состав корабельного соединения России у берегов Сирии регулярно меняется. Так, часть корабельной группировки, в основном десантные корабли, а также танкер покинули Восточное Средиземноморье. А 8 октября стало известно, что два МРК – «Муссон» и «Самум» прошли Босфорский пролив, двинувшись к берегам Сирии.

Из достоверных источников известно, что в перспективе в этот район по плану ротации корабельного состава может быть направлена и корабельная группа с Северного флота. Таким образом, российский флот принимает весьма активное участие в боевых действиях в Сирии, играя ключевую роль в материально-техническом обеспечении боевых действий.

Константин Сивков,
член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 39 (605) за 14 октября 2015 года
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/27512

+1

3

The Washington Post: новый российский беспилотный подводный аппарат должен поднять тревогу

Автор Рябов Кирилл
12.01.2016 05:56

Тема развития российских стратегических ядерных сил на протяжении долгих лет будоражит умы зарубежных политиков, военных, экспертов и широкой общественности. Более того, Россия регулярно реализует различные программы и запускает новые проекты, которые становятся очередными поводами для беспокойства зарубежных специалистов. Одним из таких поводов не так давно стал некий проект многофункционального подводного аппарата «Статус-6», который, по некоторым данным, может оснащаться ядерной боевой частью. Несмотря на специфическую ситуацию с дефицитом информации, эта разработка до сих пор привлекает интерес специалистов и общественности, а также становится поводом для появления обеспокоенных публикаций в прессе.

27 декабря редакция американского издания The Washington Post опубликовала статью под названием «Russia’s new underwater nuclear drone should raise alarm bells» («Новый российский беспилотный подводный аппарат должен поднять тревогу»), в которой в общих чертах рассматриваются особенности планов официальной Москвы относительно развития ядерных сил в части некоторых новых проектов. Как ясно из заголовка, авторы материала пришли к не слишком приятным и оптимистичным выводам.

Свою статью авторы издания The Washington Post начинают с напоминания о стратегиях применения ядерных вооружений. Они отмечают, что с момента своего появления ядерное оружие предлагалось для уничтожения двух основных классов целей: военных объектов и городов с промышленными предприятиями. Так, единственные случаи реального боевого применения атомных бомб представляли собой атаку городов (японские Хиросима и Нагасаки, август 1945 года). Вскоре после окончания Второй мировой войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом началась холодная война, в ходе которой стратегия применения ядерных сил основывалась на упомянутых выше принципах.

Большая часть стратегических ракет с ядерными боевыми блоками была нацелена на военные объекты, прежде всего вражеские ракетные базы. Подобная стратегия в зарубежной практике именуется как Counterforce. На города и промышленные предприятия, в свою очередь, была нацелена меньшая часть развернутых ракет. Тем не менее, именно возможное применение ракет против городов прочно засело в общественном сознании, а также стало одной из основ концепции взаимного гарантированного уничтожения, при которой две сверхдержавы постоянно держали друг друга на прицеле.

Атомная бомба в роли разрушителя городов всегда была прекрасной почвой для страха. К счастью, отмечают американские журналисты, в последние два десятилетия количество ядерных боезарядов значительно уменьшилось. Тем не менее, по их мнению, некто желает вернуть уже ушедшую в историю эпоху «ядерного страха», из-за чего появляется соответствующий вопрос: кто хочет этого? Ответом на этот вопрос, по мнению редакции The Washington Post, могут быть последние новости из России.

Сравнительно недавно стало известно, что российская промышленность создает перспективный беспилотный подводный аппарат. В ноябре прошлого года в Сочи состоялась встреча российского президента Владимира Путина с руководителями военного ведомства и оборонной промышленности. В ходе этого мероприятия оператор одного из телевизионных каналов запечатлел участника заседания, державшего в руках лист со схемами и некоторыми данными по проекту «океанской многоцелевой системы» под обозначением «Статус-6». Вскоре после подобного раскрытия информации о проекте представители Кремля заявили, что сведения об этой разработке не должны были оглашаться, а соответствующие кадры пропали из репортажей. Тем не менее, к этому времени единственный кадр, представляющий большой интерес, распространился по глобальной сети.

По мнению американских авторов, Россия создает тактическую ядерную систему вооружения, которая сможет незаметно проникнуть в гавань и уничтожить цель при помощи подрыва боевой части и последующего образования крупной волны. Подобный способ атаки может использоваться для нападения на военно-морские базы надводных кораблей или подводных лодок. Кроме того, возможно нанесение определенного ущерба прибрежным городам и их предприятиям. Согласно данным с ноябрьского заседания, основной задачей системы «Статус-6» является «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного загрязнения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени».

Авторы The Washington Post напоминают, что в настоящее время не существует никаких международных договоров, которые регулировали бы развитие тактических ядерных вооружений. Система «Статус-6» входит в эту категорию и, как следствие, не подпадает под какие-либо существующие ограничения. Кроме того, отмечается, что и США, и Россия, и Китай в настоящее время занимаются активным развитием своих конвенциональных и ядерных вооружений.

Несмотря на дефицит информации о перспективном российском проекте, в статье «Russia’s new underwater nuclear drone should raise alarm bells» приводятся некоторые предположения о предпосылках к его появлению. Журналисты The Washington Post предполагают, что проект «Статус-6» может быть очередным выражением желания В. Путина отвечать на американскую систему противоракетной обороны асимметричными мерами. Если это действительно так, то американские журналисты видят в этом угрозу. Появление беспилотных подводных аппаратов способно расширить угрозы ядерного нападения и принести их в совершенно новые районы.

В конце своей статьи американские авторы сетуют на сложившуюся, как им кажется, в России ситуацию. Они сожалеют, что в Москве не будет много споров о перспективном проекте. По их мнению, «мистер Путин» контролирует средства массовой информации и парламент, из-за чего его «военные авантюры» почти не контролируются.

***

Как видим, проект океанской многоцелевой системы «Статус-6» продолжает оставаться актуальной темой. Первые и, как выяснилось вскоре, последние данные о нем появились достаточно давно, но он все равно остается темой активных обсуждений, а также приводит к появлению соответствующих публикаций в прессе. Стоит еще раз напомнить, что все споры и обсуждения начались со случайной утечки всего одного слайда из презентации, с которым знакомился один из участников заседания в Сочи.

Как и множество других зарубежных публикаций на тему развития российских вооруженных сил, статья «Russia’s new underwater nuclear drone should raise alarm bells» издания The Washington Post наполнена «политически грамотными» и актуальными для нынешней международной ситуации клише, такими как «военные авантюры мистера Путина» и т.д., однако все же не лишена логичных и здравых мыслей.

Авторы издания вполне справедливо отмечают, что появление подводного беспилотного аппарата, который способен нести ядерную боевую часть и играть роль сверхмощной торпеды, может значительно изменить ситуацию на морях и в прибрежных зонах. Такие боевые качества делают проект «Статус-6» серьезным поводом для беспокойства. Дополнительным фактором, усугубляющим ситуацию, называется отсутствие международных соглашений, регулирующих создание и развертывание тактического ядерного оружия, к которому, как предполагается, будет относиться перспективная российская система.

Интересны выводы американских журналистов, касающиеся предпосылок к появлению проекта «Статус-6». По их мнению, перспективный подводный аппарат может стать очередным асимметричным ответом на строительство и развертывание Соединенными Штатами системы противоракетной обороны. Нельзя не признать, что подобная версия имеет право на жизнь. Российское руководство неоднократно заявляло о планах отвечать на американскую ПРО асимметричными методами. В контексте последних новостей это означает, что в случае ослабления ответно-встречного удара межконтинентальных ракет средствами ПРО вероятного противника удар по военно-морским базам будет производиться при помощи беспилотных аппаратов с ядерными боезарядами. При этом эффективное противодействие подобным системам связано с массой трудностей различного характера.

Первые и последние сведения о проекте океанской многоцелевой системы «Статус-6» появились еще в начале ноября прошлого года, после чего новая информация не попадала в открытый доступ. Тем не менее, несмотря на дефицит сведений, отечественные и зарубежные специалисты продолжают обсуждение интересной темы и приходят к определенным выводам. По мнению авторов издания The Washington Post, высказанному в недавней статье, новый российский проект должен быть поводом для тревоги.

Статья «Russia’s new underwater nuclear drone should raise alarm bells»:
https://washingtonpost.com/opinions/rus … story.html
http://topwar.ru/89044-the-washington-p … evogu.html

0

4

14.02.2016, 14:40
Антон Валагин
Авианосцы США станут могилами для экипажей

Новейший американский авианосец "Джеральд Форд", ввод которого в строй намечен на 2016 год, может устареть еще до того, как будет передан флоту, считает аналитик по оборонным вопросам Гарри Казианис. Его статью, посвященную будущему авианосного флота США, опубликовал The National Interest.
USS Gerald R. Ford - головной корабль одноименного проекта, которым планируется заменить в американском флоте авианосцы типа Nimitz. "Джеральд Форд" был спущен на воду в 2013 году и крещен, его разработка и постройка обошлась бюджету США в 15 миллиардов долларов. Как заверяют в Пентагоне, эксплуатация авианосцев нового типа обойдется на $4 млрд дешевле, чем "Нимица" за счет сокращения экипажа.

Два атомных реактора 337-метрового корабля вырабатывают на 25 процентов больше энергии, чем силовая установка предшественника. Запас мощности позволяет авианосцу быстрее перезаряжать катапульты и запускать самолеты. "Джеральд Форд" будет нести более 75 летательных аппаратов, а срок службы кораблей этого типа составит 50 лет. В 2014 году на верфи Ньюпорт Ньюс заложен второй корабль проекта, "Джон Ф. Кеннеди", закладка третьего авианосца запланирована на 2018 год. Стоимость постройки трех авианосцев составит около 42 миллиардов долларов.

Однако чудеса технологий и многомиллиардные вложения окажутся бессильны перед боевыми технологиями России, считает Казианис.

- Эта великая держава, которую Пентагон считает главным вызовом вооруженным силам США, разрабатывает ракетные системы большого радиуса действия, наносящие массированные удары с нескольких сторон одновременно. Подобное оружие в сочетании со средствами обнаружения целей в открытом океане может превратить авианосцы в могилы стоимостью миллиарды долларов для тысяч американских моряков, - пишет аналитик NI.

После Второй Мировой войны американская военно-морская стратегия базируется на авианосных группах, способных эффективно воевать вдали от родных берегов. ВМС США насчитывают 10 авианосцев, 6-7 из них постоянно дежурят в различных районах Мирового океана, остальные проходят ремонт либо находятся в резерве.

Соответственно, российские военные технологии направлены на уничтожение в первую очередь авианосных ордеров. Для борьбы с ними созданы дальний ракетоносец Ту-22М3 - он вооружен сверхзвуковыми крылатыми ракетами большой дальности X-22. Для уничтожения любого из американских авианосцев достаточно одной такой ракеты, поскольку она снаряжается термоядерной боеголовкой мощностью до мегатонны, но Ту-22 может нести три X-22 - в авиации привыкли все делать с запасом.

Сверхзвуковые противокорабельные ракеты П-800 "Оникс" - ими вооружены наземные комплексы "Бастион", ракетные корабли и подводные лодки, - действуют именно так, как описал Гарри Казианис. При залповом пуске они атакуют "стаей": с разных сторон, заранее распределив цели. Стартовав, "Оникс" поднимается на большую высоту и разыскивает цель, на которую запрограммирован. Это может быть авианосец, ракетный крейсер или другой корабль. Точного целеуказания ракете не нужно - достаточно, чтобы разведка сообщила о наличии назначенного к уничтожению объекта где-то за горизонтом.

Обнаружив цель, "Оникс" выключает радар и снижается до 5-10 метров над поверхностью, одновременно разгоняясь до 3000 км/ч. Летит ракета в режиме радиомолчания, поэтому обнаружить ее вражеским РЛС практически невозможно. На подлете вновь включается головка самонаведения, в это время ракета интенсивно маневрирует, уклоняясь от средств ПВО. После поражения главной цели остальные ракеты автоматически переключаются на другие корабли ордера. Действует "Оникс" по принципу "один корабль - одна ракета": 300-килограммовая проникающая боевая часть гарантированно пробивает любую броню. На уничтожение авианосцев - самых крупных водоплавающих, - настраиваются несколько ракет, чтобы с гарантией.

Авианосцы являются главными целями и других типов российских ракет, атакующих с суши, воздуха и из-под воды. Понимая опасность, американцы вознамерились защитить свои корабли системой Aegis, действующей по принципу военно-морского интернета: средства обнаружения и поражения кораблей, рассеянных по Мировому океану, объединены в единую сеть.

По замыслу создателей "Иджиса" (так назывался мифический щит Зевса), вражеские ракеты будут обнаруживаться на большом удалении от целей и сбиваться ближайшими кораблями. Однако на деле дециметровые радары Aegis слепы на сверхмалых высотах - как раз там, где летают "Ониксы" и другие русские ракеты. Другую уязвимость системы продемонстрировал в апреле 2014 года российский бомбардировщик Су-24. Приблизившись к зашедшему в Черное море американскому эсминцу "Дональд Кук", самолет при помощи станции радиоэлектронной борьбы "Хибины" отключил кораблю систему Aegis вместе с цепями боевого управления. Из приборов морякам остался только магнитный компас

http://rg.ru/2016/02/14/avianosec-mogila.html

0

5

03.02.2016, 14:51
Николай Грищенко
Российские подлодки взяли под контроль Атлантику

Командующий Военно-морскими силами НАТО вице-адмирал Клайв Джонстон заявил, что активность российских подводных лодок в Северной Атлантике достигла и даже превосходит уровень времен "Холодной войны". Об этом сообщает военный еженедельник Jane's Defence Weekly.

По словам высшего военно-морского офицера Североатлантического альянса, командиры его подводных соединений рапортуют о "наибольшей активности со стороны русских подводных лодок, которую мы только видели со дней "холодной войны".
- Россия, - сказал он, - совершила впечатляющий технологический прыжок. Русские подводные лодки в настоящее время имеют большую дальность, у них лучшие системы, они обладают оперативной свободой. Британский вице-адмирал также отметил повышение профессионализма российских подводников и добавил, что его это беспокоит и заставляет нервничать.

Кроме того, Клайв Джонстон посетовал, что не понимает причин активизации российского подводного флота. Например, он сказал: "Трудно понять, почему русские сидят на своих подводных лодках вблизи наших портов. Трудно понять, почему они исследуют водное пространство вблизи стран НАТО, и трудно не сделать из этого определенный набор выводов".

В частности, как заявил вице-адмирал, военно-морским силам НАТО придется пересмотреть приоритеты и произвести перегруппировку. Корабли и подводные лодки из Персидского залива и восточной части Средиземного моря, возможно, вернутся в Атлантику.

Необходимо отметить, что командование ВМФ России не скрывало планов по усилению позиций Военно-морского флота в Мировом океане. К примеру, в канун Нового года командующий Северным флотом адмирал Владимир Королев отметил, что уходящий год стал проверкой объединенного стратегического командования и ознаменовался укреплением позиций флота в Арктике и Мировом океане. Пять кораблей СФ встретили 2016 год в дальних походах.

На страже берегов Российской Федерации находятся три атомных подводных крейсера стратегического назначения 955 "Борей": головной корабль "Юрий Долгорукий", "Александр Невский" и "Владимир Мономах". А до конца 2020 года должны быть переданы ВМФ России еще пять подобных подводных лодок. Лодка примечательна своим прочным стальным корпусом толщиной до 48 миллиметров, который имеет противогидроакустическое покрытие. Этот слой вкупе с малошумными двигателями сделает "Борей" практически невидимым для вражеских систем слежения и обнаружения.

Кроме того, моряков НАТО сильно беспокоят российские дизель-электрическая подлодка проекта 636.3. В декабре прошлого года подлодка "Ростов-на-Дону" впервые была использована для уничтожения с помощью крылатых ракет важных объектов террористов на территории Сирии.

http://rg.ru/2016/02/03/rossijskie-podl … ntiku.html

0

6

28.01.2016, 18:05
Илья Максимов
The National Interest назвал способные уничтожить ВМС США подлодки
Американский эксперт Гарри Казианис назвал подлодки, которые могут доставить серьезные неприятности ВМС США в случае конфликта.

Россия, Китай и Иран значительно усилили возможности своих военных флотов, сделав ставку на создание новых сверхскрытных дизель-электрических подводных лодок. Вероятно, новейшие субмарины этих стран вынудят ВМС США изменить тактику, считает Гарри Казианис, бывший редактор The National Interest, который в настоящее время является экспертом по вопросам военной безопасности в неправительственном Центре национальных интересов.

Американские атомные подлодки, авианосцы и другие надводные корабли, которые находятся под управлением опытных военнослужащих, никуда не годятся, если речь заходит о столкновении один на один с российским, китайским или иранским флотом, отметил Казис в своей статье для The National Interest.

Еще в 2005 году Соединенные Штаты обратились к Швеции с просьбой предоставить им в лизинг дизель-стирлинг-электрическую подводную лодку типа Gotland для использования на учениях в качестве противника. Результаты оказались неутешительными для американцев.

Шведская субмарина не только успешно "потопила" многие подлодки, эсминцы, фрегаты и крейсеры ВМС США, но и смогла зайти в так называемую "красную зону", преодолев все рубежи противолодочной защиты авианосной ударной группы. В частности, в ходе учений подлодка Gotland смогла не только с легкостью условно потопить один из новейших авианосцев США USS Ronald Reagan, но и остаться при этом незамеченной.

Примечателен и другой случай. В 2006 году китайская дизель-электрическая подводная лодка типа 039 (класс Song по классификации НАТО), созданная на основе российских и западных технологий, внезапно "появилась" на сонаре, а затем и всплыла на дистанции выстрела (около 5 морских миль) от американского авианосца USS Kitty Hawk.

Активное развитие дизель-электрических подлодок идет и в России. Недавно генеральный директор петербургского судостроительного предприятия "Адмиралтейские верфи" Александр Бузаков напомнил, что продолжается строительство второй и третьей субмарин проекта 677 "Лада". По его словам, подлодки проекта "Лада" отличаются тем, что по малошумности превосходят даже "Варшавянки", которые из-за скрытности хода в мире прозвали "черными дырами". Скрытность субмарин 677 проекта достигнута благодаря современному противогидролокационному покрытию, а также установке усовершенствованного гидроакустического комплекса.

Вскоре после этого стало известно, что "Кронштадт" и "Великие Луки" станут последними подводными лодками 677 проекта. Вместо этого финансирование направили на создание еще более современных и секретных субмарин проект "Калина". Стоит отметить, что в рамках этого проекта изначально предусматривается использование анаэробных (воздухонезависимых) силовых блоков. Анаэробная или воздухонезависимая силовая установка основана на преобразовании химической энергии в электрическую без движения и горения. При соединении кислорода и водорода электроэнергия выделяется бесшумно, а единственным побочным продуктом процесса является дистиллированная вода. КПД такой установки достигает 70 процентов, а уровень шума подлодки на анаэробном ходу ниже естественных морских шумов.

США необходимо вложиться в развитие технологий противолодочной обороны и новых методов обнаружения субмарин, а также задуматься о создании собственных малошумных подлодок, уверен Гарри Казианис.

http://rg.ru/2016/01/28/podlodka-site.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » НОВЫЙ ВОЕННО МОРСКОЙ ФЛОТ РОССИИ.