Россия - Запад

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » БЕЛОРУССИЯ:СОЮЗНИК ИЛИ УКРАИНА №2 ?


БЕЛОРУССИЯ:СОЮЗНИК ИЛИ УКРАИНА №2 ?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Минск–Доха, Минск–Киев: если это не вооружение террористов, то что же?
<< вернуться назадВерсия для печати
18.12.2015 | Сергей БОГУН | 00.02

Не секрет, что боевиков запрещённой в России террористической организации ДАИШ на Ближнем Востоке вооружают Катар и ОАЭ. По данным главы Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, ранее арабские монархии осуществляли закупки через своих контрагентов в Северной Корее, а теперь делают «основной упор на Минск». Белорусское оружие нужно ваххабитским властям Катара и Эмиратов для того, чтобы снабжать им террористов в Сирии и других горячих точках Ближнего Востока. Е. Сатановский утверждает: визит в Минск в конце июня нынешнего года министра обороны Катара Хамада бен Али аль-Аттыйи и его переговоры с президентом Александром Лукашенко были сконцентрированы на закупках вооружения.

Схемами по приобретению вооружения и боеприпасов условно «советского производства» занимается и региональный соперник Катара – ОАЭ. Ключевым игроком в операциях выступает Al Mutlaq Technology, торговое представительство Al Mutlaq Croup. Эта группа основана в 1982 г. и зарегистрирована в Абу-Даби. Генеральный директор Хуссейн Мухаммед бен Мутлак аль-Гафли – фигура непубличная. Более известен его двоюродный брат – Мухаммед Абдулла бен Мутлак аль-Гафли, посол ОАЭ в Минске, что «облегчает ему закупку вооружения в этой стране, свободной от всех международных ограничений и эмбарго», считает российский специалист по Ближнему Востоку.

«Мы знаем, что Катару и ОАЭ стопроцентно не нужно оружие советского образца ни для кого, кроме как для террористов – на Синае, в Сирии и в других частях света, где они держат свои террористические группировки. Советское или современное белорусское оружие ни для чего другого им не требуется», – утверждает Е. Сатановский. И подчеркивает: «Для Минска это в первую очередь бизнес, но я бы обратил внимание на заявление представителей белорусских СМИ, в том числе проправительственных, о том, что, например, информация российского Министерства обороны о нефтяных каналах ИГ в Турцию не соответствует действительности. В Белоруссии без одобрения Александра Лукашенко ничто подобное не проходит, и если эта информация прошла, значит, наверное, стоит серьёзно задуматься над тем, как работает наше Союзное государство с Белоруссией и чего в нём союзного».

Не менее, чем глава Института Ближнего Востока, категоричен в формулировках и замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин: «Что касается Белоруссии – безусловно, средства ПВО и другое советское оружие катарцы хотели бы приобрести исключительно для своих клиентов – исламистов, чтобы они могли эффективно бороться с нашей авиацией в Сирии. Причем насчет Лукашенко не надо питать каких-то иллюзий. Он давно ведет т.н. многовекторную политику, которую отличает абсолютная беспринципность. Я напомню, что свою карьеру президента Белоруссии он начал с того, что в 1995 году продал учебную «трехсотку» (С-300) американцам. Но у нас об этом почему-то старательно забывают…»

Существенный момент: тесные связи с катарцами белорусские власти взялись налаживать задолго до нынешних событий в Сирии. Катару это было нужно для того, чтобы начать игру против российских калийных компаний и «Газпрома» прямо у них под носом. И эти устремления явно нашли понимание у белорусской стороны. Уже в начале 2010-х гг. массмедиа отмечали, что помимо так называемого «Катарского острова в Европе», где на белорусской территории будут расположены катарские банки, деловые и культурные центры арабских стран, новым восточным «друзьям» президента Лукашенко отдадут Октябрьское и Петриковское месторождения калийных солей, месторождение железной руды, землю под строительство резиденций и охотничьи угодья для «членов правящей семьи Катара» и многое другое.

По явно не случайному совпадению вскоре после этих сообщений последовали т.н. калийные войны Минска с Москвой, аресты менеджеров российских калийных компаний белорусскими спецслужбами и т.д.

Однако если торговля оружием официального Минска с ваххабитскими монархиями и их клевретами в Ближневосточном регионе еще может вызывать какие-то вопросы, то помощь Минска преступному киевскому режиму в модернизации и ремонте боевой техники, включая самолёты и вертолёты, – вещь уже неоспоримая. Белоруссия еще и поставляет Киеву продукцию двойного назначения, а также является лидером по экспорту на Украину дизельного топлива. Белорусские поставки обеспечивают около половины потребностей украинского рынка.

В 2014 г. белорусские власти оказали существенную поддержку ВСУ, фактически обеспечив их в первые месяцы боевых действий в Донбассе топливом в кредит. Зная о пустой казне Украины, официальный Минск мог выставить условием предоплату за поставки топлива для бронетехники и уже одним этим не позволить хунте утвердиться у власти. Вместо этого в феврале-апреле 2014 г. белорусские власти дали Киеву импортировать «в долг» на 12% больше нефтепродуктов, чем за аналогичный период предыдущего года. Стремительный рост объемов поставок из Белоруссии совпал с началом боевых действий в Донбассе.

Одновременно с открытием войны захватившего власть в Киеве нацистско-олигархического режима против населения Донбасса председатель Государственного пограничного комитета РБ Сергей Гурулев заявил, что Минск и Киев успешно сотрудничают в военно-технической сфере, поскольку государственный переворот никак не влияет на военно-техническое сотрудничество между двумя странами.

В данном контексте возможно вновь появление катарского следа. В прессе уже высказывались опасения в отношении того, что «Киев из-за своей известной русофобской политики вполне может пойти на сделку с Катаром в плане продажи оружия, в том числе ПЗРК, ПТРК и РПГ, прекрасно осознавая, куда и зачем пойдет это оружие. Скажем, на Украине и раньше были прецеденты, когда поставки вооружения шли странам, которые проводили антироссийскую политику. В частности, Грузия использовала полученные от украинцев системы во время событий августа 2008 года».

По данным белорусских экспертов, за последнее время белорусский режим еще больше укрепил свои связи с украинским военно-промышленным комплексом и ВСУ. Уже не секрет, что именно РБ не только поставляет основную часть топлива для украинской военной техники, но и осуществляет полномасштабное сотрудничество с украинской «оборонкой». Белорусские предприятия за последние два года стали одними из основных поставщиков прицелов и приборов наведения (используются в совместно разработке ПТРК «Скиф»), монокуляров и тепловизоров, дальномеров и устройств на жидких кристаллах (используются в качестве мониторов и экранов прицельных устройств), шасси для артиллерийских и ракетных установок «ПИОН» и «Точка-У», грузовых автомобилей и многого другого.

Тесные связи ВПК двух стран в Киеве и не скрывают. К празднованию Дня украинской армии там представили на всеобщее обозрение ряд новинок, среди которых реактивная система залпового огня «Верба», БТР-3, а также новая бронемашина «Варта». Последняя была разрекламирована министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым, даже не скрывавшим, что производитель «Украинская бронетехника» создал машину «с учетом требований и техзадания от боевых офицеров военной операции» с участием белорусских инженеров.

Помимо этого, именно белорусские ремонтные заводы стали сегодня местом, где восстанавливается украинская техника: «Оршанский авиаремонтный завод» и 558-й авиаремонтный завод в Барановичах вовсю ремонтируют как свои, так и украинские вертолеты МИ-24, самолёты Су-27 и МиГ-29. И такое сотрудничество только возрастает, что приносит белорусам неплохую прибыль – экспорт военной техники и техники двойного назначения вместе с предоставлением различного рода услуг Украине за последний год увеличился по некоторым позициям в 10 (!) раз.

В части двусторонней торговли (Минск–Киев) товарами военного назначения суммы контрактов по ряду позиций (например, турбовинтовые и турбореактивные двигатели, электросиловые установки, некоторые оптические приборы) в 2014 г. превысили показатели предыдущего, мирного для Украины года более чем в 100 (!) раз. Комментарии, как говорится, излишни.

В сложившихся условиях становится понятно, почему Белоруссия не испытывает особого желания активно участвовать в объявленных несколько лет назад интеграционных проектах с Россией. Ведь в большинстве случаев речь там идет как раз о предприятиях ВПК – ОАО «Пеленг» (оптика), Минский завод колесных тягачей (шасси для ракетных установок), ОАО «Интеграл» (электронное оборудование).

* * *

О фактах, приведенных в статье, не шла речь на переговорах глав России и Белоруссии 15 декабря, в ходе которых А. Лукашенко призвал не «мерить нас с вами классическими рамками взаимоотношений с другими какими-то государствами… потому что у нас настолько близкие отношения, что тут не подходят эти критерии».

Однако рано или поздно на неудобные вопросы придется отвечать…

http://www.ritmeurasia.org/news--2015-1 … 1241-21002

0

2


СМИ Белоруссии: год, который мог быть лучше

Обзор публикаций о России, 28 декабря — 10 января
11.01.2016

«Белорусский кризис спровоцировал Путин», — утверждает экономист Борис Желиба (UDF.by, 29.12). «Наш кризис — рукотворный, — пишет он. — Мировая экономика развивается нормально, растет. А наш кризис идет от Путина, от российской политики, которая привела к санкциям и падения цен на нефть».

Минск не хочет оказаться с Москвой «в одном окопе», считает обозреватель Naviny.by (30.12). Хотя в уходящем году в белорусско-российских отношениях откровенных конфликтов не наблюдалось, но говорить о полной гармонии оснований нет. Более того, перспективы выглядят довольно угрожающими. Самая главная опасность, по версии автора, это «аннексия Белоруссии по образу и подобию Крыма», и такую попытку едва ли оправданно исключать. «В случае падения рейтинга Владимира Путина из-за резкого снижения уровня жизни Москва вполне может рассматривать очередное территориальное приобретение, которое к тому же обещает быть практически бескровным. Но если даже прямой инкорпорации и не случится, то при дальнейшем обострении противостояния России с Западом Беларусь волей-неволей окажется в московском окопе».

Белоруссия сама не определяла внешнеполитические ориентиры, за нее это делали другие игроки, в немалой степени — Россия, ситуация вокруг Украины, новые геополитические инициативы, развороты, включая резкое падение цен на нефть, европейские санкции в отношении России. Белоруссия «плыла по течению геополитической ситуации, стараясь при этом поиметь свою выгоду из складывающихся обстоятельств». Россия пока не настроена чего-то жестко требовать от Минска, Кремль готов к «терпеливому переговорному процессу с учетом взаимных интересов: интересов Лукашенко и интересов Путина», — пишет «ЕвроБеларусь» (4.01).

Белорусская дипломатия на коне. Хотят подписать соглашение с ЕС и помирить Россию с Турцией, отмечают Naviny.by (4.01). По мнению политолога Валерия Карбалевича, «в вопросе российско-турецкого урегулирования амбиции белорусского руководства выглядят неадекватными». Более того, реклама такого рода услуг, претензии на роль посредника в этом случае могут «вызвать раздражение Кремля».

«Конечно, ситуация конфликта между Турцией и Россией неприятна для Александра Лукашенко, поскольку он находится между двух огней. РФ может выразить недовольство тем, что со стороны Минска нет полной поддержки. Для Белоруссии Турция является очень хорошим партнером», — продолжает тему аналитик «Завтра твоей страны» (5.01).

«Наше мнение» (9.01) «очевидным образом» видит две основных тенденции прошедшего года: очередное «потепление» отношений с Западом и активизация коммуникации с Брюсселем, а также возникновение предпосылок для серьезного «идеологического» кризиса во взаимоотношениях с Кремлем. Эксперт Владимир Ровдо «с полной уверенностью» прогнозирует обострение российско-белорусских отношений в 2016 году. Причиной будет не «непредсказуемый характер белорусского лидера» и наличие у него опыта налаживания отношений с такой страной НАТО, как Турция. Конфликт в отношениях политических руководителей возникнет тогда, когда российская сторона окажется не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства из-за состояния собственной экономики. «Все это можно отнести к долгосрочным последствиям провала России в сирийском конфликте».

Опубликовано 11/01/2016 13:34
http://inosmi.ru/overview/20160111/235011300.html

0

3

Еуропейское радиё для Беларусi, Белоруссия

2015-й можно назвать «годом белорусской внешней политики»

11.01.2016
Змитер Лукашук

Еврорадио: В 2015 году Белоруссия довольно активно звучала на международной арене, но какое событие этого года кажется вам наиболее значимым?

Денис Мельянцов: Событий действительно было много, но есть одно, которое закрывает все остальные — «Минские договоренности» и визит в феврале 2015-го года в Минск канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда. Случилось то, над чем все в 2014-м году смеялись: Белоруссия собирается посредничать в решении украинского конфликта! А по факту, благодаря тому, что Белоруссия попыталась каким-то образом внести свой вклад в это миротворчество, сегодня и Папа Римский, и Обама вспоминают Минск и «Минские договоренности», и дипломаты и политики, причем, не только европейские, посещая Минск, говорят о своей признательности Белоруссии за ее вклад в решение украинского конфликта.

— Но что эта «миротворческая миссия» дала Белоруссии, помимо упоминания ее политиками и дипломатами разных стран?

— Уточню: по большому счету, это не посредничество, а так называемые «добрые услуги». Если мы непосредственно не участвуем в урегулировании этого кризиса, но максимально пытаемся сблизить позиции сторон, даем возможность встречаться, принимаем у себя эту переговорную группу по Украине… А дало это нам то, что резко вырос имидж Белоруссии в мире. Теперь о нас никто не говорит, что «Белоруссия — это последняя диктатура в Европе». Эти усилия привели к тому, что Белоруссию начали воспринимать, как более значимого международного игрока. Здесь большую роль сыграла даже не «миротворческая позиция» Белоруссии, а позиция, отличающаяся от позиции России по украинскому кризису, вообще, в отношениях с Западом. Это привело к тому, что сейчас отношение к Белоруссии со стороны ЕС и США значительно лучшее.

— Если честно, я ожидал, что на первое место вы поставите замораживание санкций, которые много лет действовали в отношении Белоруссии…

— Это, безусловно, событие, но несравнимое по своему масштабу с «Минскими договоренностями» и визитами европейских лидеров в Белоруссию. Вот это действительно был прорыв. А что касается санкций, то, во-первых, это замораживание — это не отмена. Такое уже было, и это не такое уж экстраординарное событие. Во-вторых, оно было предопределено. Было понятно, что перед президентскими выборами белорусские власти будут пытаться каким-то образом угодить Западу с тем, чтобы выборы пусть и не были признаны, но, чтобы были заявления об «улучшении». Чтобы можно было говорить и о замораживании санкций, и о каких-то более предметных договоренностях насчет долгов. И если говорить о достижениях в сегодняшних отношениях между Белоруссией и ЕС, то они в том, что есть «повестка дня». Впервые мы имеем очень точную и определенную «повестку дня» этих отношений.

— Но официальный Минск столько лет держал непоколебимую позицию относительно санкций и европейских требований — это ли не победа белорусской дипломатии?

— Нет. Наш МИД всегда добивался отмены санкций, а не замораживания. И о какой-то победе можно будет говорить только после отмены санкций. Второе, Минск не был до конца последовательным в своей незыблемости. Власти всегда говорили, что они не пойдут ни на какие уступки, но в итоге на них пошли — освободили политзаключенных. Правда, при этом послали ЕС и США четкий месседж: «Если вы будете нас давить, то эти оппоненты режима опять будут сидеть». И этот месседж был понят. Разумеется, западные дипломаты будут постоянно вспоминать о правах человека. Но можно говорить точно, что в 2015-м году Брюссель с Минском приняли негласное решение выносить за скобки неразрешимые вопросы прав человека, вопросы по поводу избирательного права и решать те вопросы, которые решаются — экономические, миграции, сотрудничества в сфере безопасности и так далее. Надеясь позже подойти к вопросам политическим. Поэтому можно говорить, что, с одной стороны, Минск добился, чтобы его воспринимали, как более серьезного игрока, но с другой стороны, ЕС оставляет за собой право ставить определенные условия и требовать их выполнения перед тем, как идти на какие-то другие шаги в отношениях с Минском.

Освобождение политзаключенных официальный Минск создал событие?

— Безусловно. Потому что замораживание тех же санкций произошло, и об этом говорят все западные политики, именно благодаря освобождению политзаключенных. Но вспомните, почему вводились эти санкции? Прежде всего, из-за того, что было нарушено избирательное законодательство! Что видим: санкции вводились за нарушение избирательного законодательства и прав человека, а замораживаются из-за того, что Минск освободил политических заключенных. Можно сказать, что Минск эту «карту политзаключенных» разыграл отлично.

— Что можно назвать внешнеполитическим поражением Минска 2015-му году?

— Если говорить о том, что действительно зависело от нас, и, если принимать тезис, что белорусская внешняя политика — это прежде всего внешнеэкономические отношения, то Белоруссия не добилась кредитов, которых она хотела. И тут одновременно говорим как о кредите МВФ, так и о кредитах со стороны России и евразийских структур, и о гипотетических деньгах от ЕС (доступ к разнообразным европейским финансовым инструментам). Цель такая ставилась, но в 2015-м году ее так и не достигли. Есть и то, что не зависит от Белоруссии. Прежде всего, это конфликт между Россией и Западом. Это привело к тому, что в Белоруссии сужается возможность для внешнеполитического маневра. Пример — вопрос российской авиабазы. Чем холоднее отношения между Западом и Россией, тем больше Россия давит, чтобы такая база в Белоруссии была. И Минску намного труднее становится от этого отбиваться. И здесь достижение, что пока решения по базе с белорусской стороны нет.

— Не то, чтобы это был осмысленный демарш со стороны Лукашенко…

— Тут, как посмотреть! Раньше было так: никаких других визитов, пока не слетает в Москву. Как бы там ни было, но дипломаты внимательно отслеживают такие вещи. И этот факт отследили. Его можно по-разному интерпретировать, но все подчеркивают: такое было. Ко всему, мы здесь не упомянули такое событие в отношениях с США, как продажа белорусской стороной США 700 противотанковых ракет для сирийских повстанцев. Это вообще сенсационная вещь, с учетом тех санкций, которые были применены в отношении Белоруссии. И таких событий, произошедших в 2015-му году, можно вспоминать и вспоминать. Нельзя говорить, что нас ждет переориентация с восточного на западный внешнеполитический вектор, но о нормализации отношений, приведение их к какой-то норме, речь вполне может идти. Полагаю, программа максимум на 2016-й год в отношениях с Евросоюзом — подписание Соглашения о визовой фасилитации (облегчение визового режима), сдвиги в сторону доступа Белоруссии к европейским финансовым инструментам и, естественно, полное снятие санкций — и с европейской стороны, и со стороны США. На большее трудно претендовать.

Может, поспособствуем урегулированию конфликта России с Турцией или даже Сирией?

— От нас это очень далеко, и мы там не можем выступать даже в роли таких экспертов, как мы выступаем по Украине для России и для России по Украине. От тех турецких и сирийских проблем Белоруссия слишком далека, чтобы способствовать их решению. Если же говорить о программе супермаксимум, но уже не на следующий год, а на года два-три: подход к заключению базовой договоренности с Европейским союзом — соглашения о сотрудничестве и партнерстве с ЕС. Мы единственная страна, которая такого договора не имеет. А без этой юридической базы очень трудно строить отношения и в экономической, и в политической сфере, и в сфере безопасности, и так далее.

Оригинал публикации: Мельянцоў: 2015-ты можна назваць “годам беларускай знешняй палітыкі”
Опубликовано 11/01/2016 14:44
http://inosmi.ru/politic/20160111/235013127.html

0

4

Konstantinys2 написал(а):

БЕЛОРУССИЯ:СОЮЗНИК ИЛИ УКРАИНА №2 ?

Действительно интересный вопрос))))))))))))))

0

5

Белорусские новости, Белоруссия

От Москвы Лукашенко и денег больших не получит, и уйти далеко не сможет
10.02.2016
Александр Класковский

Из Сочи после неформальных переговоров с российским коллегой Александр Лукашенко вернулся, судя по всему, без триумфа. Проще говоря, без живых денег. Обещания Москвы вместе преодолевать трудности не особо греют. Валюта для расчета с кредиторами нужна здесь и сейчас. В понедельник Лукашенко уже в Минске на встрече с главой дипломатии Владимиром Макеем заговорил о кредите МВФ и сотрудничестве с Евросоюзом в таких деликатных для белорусских властей сферах, как права человека и проведение выборов. Жизнь заставляет усиливать западный вектор. Но здесь у режима два жестких ограничителя — дамоклов меч Москвы (показавшей на украинском примере, что она готова всеми средствами бороться против ухода соседней страны в другую сферу влияния) и внутренняя неспособность к реформам.

Сочинская засада: без добычи?

По итогам беседы Лукашенко с Путиным в Сочи 5 февраля официальная информация оказалась весьма куцей и расплывчатой. В частности, пресс-служба белорусского президента сообщила, что два лидера «подробно рассмотрели повестку дня намеченного на февраль заседания Высшего государственного совета Союзного государства».

Однако слабо верится, что Лукашенко погнал «Боинг» за две тысячи километров и, как подтрунивали обозреватели, просидел в сочинской засаде около недели, чтобы обсудить пункты довольно формального мероприятия, которые двумя неделями ранее уже обсудил с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой. К тому же главные вопросы двусторонних отношений традиционно решаются вне официальной повестки, с глазу на глаз, «по понятиям».

«Президент России и премьер не только пообещали, но приняли решение о поддержке, как бы ни было сложно в России, экономики Белорусси», — заявил Лукашенко, принимая с докладом Макея 8 февраля.

«Но это лишь интерпретация белорусской стороны. Очень часто мнения Москвы и Минска о смысле договоренностей не совпадают. И потом, почему же белорусский лидер не говорит, в чем конкретно будет выражаться эта помощь?» — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Действительно, в прежние времена, выбив у Кремля какие-то реальные блага, белорусский руководитель спешил поделиться радостью со своим народом, называя, например, сумму обещанных кредитов, энергетических льгот и пр. Здесь же — лишь общие слова, похожие на попытку как-то оправдать недельную «засаду».

Впрочем, Лукашенко сообщил, что ряд предложений со стороны России будет рассмотрен в ближайшее время на отдельном совещании, так что подождем.

Не исключено также, что Путин мог выставить такие условия, о которых публично говорить не пристало. Например, чтобы Минск перестал увиливать и разместил наконец полк российских истребителей на аэродроме в Бобруйске. Утром стулья (российские Су-27 в Белоруссии), вечером — деньги.

От Запада нужен «политический» кредит

Размещению авиабазы Лукашенко, скорее всего, будет противиться до последней возможности даже в условиях жесточайшего валютного голода. Ведь иначе под ударом оказываются отношения и с Украиной, и с Евросоюзом, и с Соединенными Штатами. А тут как раз на кону вопрос отмены европейских санкций против режима. Нормализация отношений с Западом открывает возможности для кредитов, инвестиций.

Показательно, что на той же встрече с руководителем дипломатического ведомства Лукашенко обратился к теме переговоров о кредите с МВФ. Минск просит 3 млрд долларов, но кряхтит по поводу условий — не процентов по займу, те как раз божеские, а структурных реформ.

В конце января Лукашенко в очередной раз сказал твердое «нет» реформаторской программе правительства. На этот же раз высказался о взаимодействии с МВФ противоречиво. С одной стороны, «мы будем реализовывать их предложения, как бы ни было сложно». С другой — «но вести переговоры с ними надо с учетом наших позиций».

Лукашенко «выразил убежденность, что в МВФ с пониманием отнесутся к такой позиции», сообщают официальные источники.

Расшифровываются эти посылы так: деньги нужны очень, но слишком резкие реформы страшат, и пусть бы западники, влияющие на МВФ, дали кредит без жестких требований. Как награду за внешнеполитическое лавирование, предоставление миротворческой площадки по Украине, освобождение политзаключенных и прочие жесты в плане внутренней политики.

У кого бы еще «стрельнуть»?

Попутно Лукашенко в беседе с Макеем отметил, что следует подстегнуть работу белорусского правительства по освоению 7 миллиарда долларов китайского кредита. Это тоже косвенный симптом того, что от Кремля большой щедрости не предвидится. Потому что займы от Пекина — связанные, больше работающие на интересы самих китайцев.

И в любом случае разговор пока крутится вокруг того, у кого бы «стрельнуть». Но кредиты придется отдавать с процентами, при том что на 1 января внешний госдолг Белоруссии (12,4 миллиарда долларов) достиг уже 22,7% к ВВП, вплотную приблизившись к пороговому значению экономической безопасности (25%).

Чтобы получить другие источники денег, нужно или массово распродавать госсобственность, или заманивать иностранных инвесторов, чтобы затевали здесь серьезные проекты.

Но в кризис предприятия, многие из которых дышат на ладан, если и продашь, то за копейки. К тому же с государственными активами расставаться страшно по политическим соображениям (безработица, сокращение социалки, усиление независимого бизнеса — короче, подкоп под устои). Инвестор же в Белоруссия не рвется, зная специфику режима.

Неготовность к реформам даже в большей степени, чем страх перед Москвой, сдерживает развитие отношений Минска с Западом, мешает получить финансово-экономический выигрыш от этого процесса, считает белорусский аналитик-международник Андрей Федоров.

«Будь здесь прозрачные, гарантированные условия для инвесторов, Запад мог бы прикрыть глаза на политическую специфику, как в случае с Китаем», — отметил Федоров.

По его мнению, «белорусское руководство опасается, что экономические свободы потянут за собой необходимость свобод политических».

Тем не менее, суровые реалии заставляют хотя бы играть с Западом на этом поле. Макей сообщил постфактум, что президент дал «конкретные поручения по развитию всестороннего сотрудничества с Европейским союзом, в том числе в таких чувствительных сферах, как правозащитная тематика, работа с ОБСЕ по подготовке выборов».

Понятно, что здесь не разгонятся выполнять рекомендации ОБСЕ относительно организации прозрачных конкурентных выборов, но на некие третьестепенные уступки могут пойти.

Во всяком случае, прежний гонор, с которым западникам заявляли, что у нас демократии больше вашего и не учите нас жить, улетучивается на глазах по мере таяния золотовалютных резервов.

Оригинал публикации: От Москвы Лукашенко и денег больших не получит, и уйти далеко не сможет
Опубликовано 08/02/2016 15:12
http://inosmi.ru/politic/20160210/235340227.html

0

6

ИноСМИ, Россия

СМИ Белоруссии: жесткая рука Москвы
Обзор публикаций о России, 21–27 марта
29.03.2016

«Главной причиной вывода войск из Сирии было желание Москвы продемонстрировать Западу необходимость хороших отношений с Россией, которая все еще остается важным геополитическим игроком», — утверждает «Звязда» (22.03). По версии газеты, в идеале сирийская операция должна была привести к отмене западных санкций против РФ. Но в марте было принято решение об их продлении, так что «главная цель пребывания России в Сирии оказалась невыполнимой и потеряла свое значение».

Второй целью Владимира Путина в сентябре 2015 года было продемонстрировать США способность России делать американцам неожиданные сюрпризы в важных для них регионах мира, далеко от российских границ, увеличивая стоимость санкций против России. Эта цель давно уже выполнена, более того, неожиданный для США вывод войск также стал дополнительной демонстрацией стратегического потенциала России.

«Белорусский журнал» (23.03) сделал попытку разобраться, готова ли Европа противостоять терроризму, и есть ли в брюссельских терактах «российский след». Политолог Андрей Егоров констатирует, что «неспособность Европы стабилизировать свое окружение или хотя бы свое соседство, порождает волну кризисов», а «Москва играет на росте нестабильности в регионе». Поэтому в конечном итоге Россия входит в число факторов, которые привели к росту терроризма в ЕС. «Поведение» РФ в Сирии показало, что «она создавала там больше гуманитарных проблем, чем способствовала борьбе с терроризмом», объявил специалист.

В свою очередь, обозреватель Роман Яковлевский считает надуманным заявления о прямом участии России в терактах в Брюсселе, но при этом подчеркивает, что «основания для таких размышлений есть». И главное из них — «непредсказуемое поведение Кремля на международной арене».

«Кремль в лице Савченко получил заложника, с которым может вести торг с Украиной и Западом, — пишет „ЕвроБеларусь“ (24.03). — На примере Савченко Кремль на полную мощь раскрутил механизм обвинения Украины в национализме, перевороте, фашизме, инспирировании войны. Савченко стала олицетворением зла, которому якобы противостоит Россия, оказывая поддержку ДНР и ЛНР».

«Варшаве не нужны танки Путина на Буге», — комментируют Naviny.by (22.03) визит главы польской дипломатии Витольда Ващиковского в Минск. Газета обращает внимание на «принципиальный момент», объясняющий сдвиги в отношениях европейцев к Белоруссии: «эффект украинского кризиса». В то же время «белорусское руководство заинтересовано в экономических выгодах от нормализации отношений с ЕС. Укрепление связей с Западом необходимо и для геополитического балансирования, ослабления зависимости от Москвы, которой в Минске тоже реально побаиваются. На этих вещах Европа может и пробует играть».

«Лукашенко проводит „многовекторную“ в отношении ЕС и РФ политику, пределы которой все же определяет Кремль, — считает „Беларуская праўда“ (24.03). — И в Варшаве, и в Минске признают, что настало время повысить уровень доверия, добрососедства между двумя странами, что отвечает национальным интересам Польши и Белоруссии. Однако в Минске не видно было исторического оптимизма у высокого гостя из Варшавы. Лукашенко при личной встрече с польским министром заявил, что не намерен делать выбор между ЕС и Россией. Лукашенко позволил себе как-то назвать химерой кремлевскую идею „русского мира“».

Есть пять причин для белорусов не кричать «Путин, помоги!», — объявляет «Салідарнасць» (22.03) в статье о росте пророссийских настроений среди простых белорусов. «Россия все время с кем-нибудь воюет. Либо с собственными мятежными территориями, либо с соседями. А теперь вот и в Сирии отметилась. Вряд ли нашим доморощенным сторонникам „русского мира“ стоит надеяться, что их сыновей, братьев и мужей обойдет стороной участь пушечного мяса, если придется служить новой родине».

«Если ЕАЭС станет хуже ЕС, мы будем выглядеть болтунами», — на эти слова белорусского президента, прозвучавшие на встрече с председателем Коллегии ЕЭК Тиграном Саркисяном, обращает внимание газета «Наша нiва» (23.03). «Белорусский президент считает, что сейчас в ЕАЭС очень много недостатков, и для их устранения напрягаться придется всем, от комиссии ЕЭК до президентов и премьер-министров. Евразийский экономический союз должен стать не хуже Европейского союза, но над устранением имеющихся недостатков предстоит серьезная работа».

«Бензинозависимые союзники», — заголовок в газете «Белрынок» (24.03). Она рассматривает историю взаимоотношений РФ и Белоруссии на рынке углеводородов. «Недавняя рекомендация правительственной комиссии по ТЭК дочерним компаниям „Татнефти“ и „Газпрома“ приостановить поставки автомобильного топлива в Белоруссию наделала много шума. Казалось, что четыре года назад, после скандала с „растворительным“ бизнесом, расцветшим в Белоруссии из-за правовых дыр в таможенном законодательстве интеграционного объединения, союзники навсегда закрыли эту тему. Тем не менее, возможно, предприимчивым российским нефтяникам удалось обнаружить новые лазейки в законодательстве ЕАЭС для сомнительного бизнеса. Да, российский бюджет теряет на таком экспорте, поскольку нефтяники при этом не платят экспортные пошлины на нефтепродукты. Но повлиять на эту ситуацию правительство РФ не может: ведь это — результат евразийской интеграции».

Опубликовано 28/03/2016 11:44
http://inosmi.ru/overview/20160329/235902682.html

0

7

ИноСМИ, Россия

СМИ Белоруссии: под дамокловым мечом «Искандеров»
Обзор публикаций о России, 16–22 мая

24.05.2016



По информации Naviny.by (16.05), «Лавров в Минске зондировал почву под российские «Искандеры». «Если на политическом уровне Минск и Москва найдут взаимопонимание, то следом в переговоры вступят уже военные двух стран», — заявил военный аналитик Александр Алесин. «Белоруссия сама по себе как цель вооруженного вторжения НАТО — это из сферы фантастики», — отмечает со своей стороны эксперт-международник Андрей Федоров. Однако ситуация может коренным образом измениться в случае размещения на белорусской территории новых российских военных объектов.

Политика России не дает гарантий, что ее базы в Белоруссии не будут использованы как «опорные точки для агрессивных действий». При худшем сценарии, если отношения между Россией и НАТО резко обострятся и дело дойдет до полновесного «второго издания» «холодной войны», Кремль, полагает Федоров, не станет считаться даже с нынешней относительной самостоятельностью Белоруссии.

«Для Путина очень важно, чтобы Белоруссия оставалась в сфере влияния российской военщины», — не сомневается политолог Павел Северинец, мнение которого публикует UDF.BY (16.05).

«Расширение прямого военного присутствия РФ в Белоруссии усилит непосредственную угрозу для Польши и Литвы. Москва может додавить Минск в геополитическом плане, закрепив прямое военное присутствие в Белоруссии. И хотя размахивание дубинкой является элементом психологической войны, для Белоруссии геополитические последствия станут плачевными», — предупреждает «Беларуская праўда» (16.05). Комментируя начало строительства системы ПРО США на севере Польши и заявление Владимира Путин о том, как «устранить появившуюся угрозу безопасности» РФ, издание подчеркивает, что Белоруссия оказалась «между баррикадами», и первый удар неизбежно придется по ней.

«Кремль предлагает Минску поучаствовать в гонке вооружений», — рассказывает читателям «Беларускай праўды» (17.05) бывший спикер белорусского Верховного совета Мечислав Гриб. Он уверен, что расширение системы ПРО НАТО в Восточной Европе и восстановление единого военно-промышленного комплекса — две главные темы, которые в сложившейся геополитической обстановке могли обсуждаться в Минске во время визита Сергея Лаврова. «Все остальное — дымовая завеса».

Обострение отношений между Россией и США значительно усиливает вероятность размещения на территории Белоруссии современных российских вооружений (Naviny.by, 22.05). «Похоже, Москва уже приступила к подготовке ответа на „недружественные шаги западных партнеров“. ОТРК „Искандер“ превратился из военного средства в „инструмент военной политики“».

«Их „Искандеры“ станут нашими», — заголовок в газете «Новы час» (18.05). «У нас есть два вопроса, — рассуждает аналитик Сергей Пульша. — Первое: белорусские будут „Искандеры“ в стране, либо это будет российская база? И второй вопрос: что потеряет в результате Белоруссия? Она окажется втянутой в очередную гонку вооружений между Россией и Западом. Это может нанести сильный удар по тому самому перемирию с Западом, которое с таким трудом началось и так медленно продвигается. Ну и, разумеется, „Искандеры“ становятся военной целью первого удара, так как могут нести и ядерную „начинку“. Наверное, Минск считает, что эти потери Россия должна компенсировать. Неслучайно в это же время обострилась тема цены российского газа для Белоруссии. Вероятно, утрясая эти вопросы, Лавров и ездит туда-сюда, выбрав квоту взаимных встреч на полгода вперед».

Минск не горит желанием «встревать» в конфликт России с Западом, продолжают тему Naviny.by (21.05). Издание приводит мнение, согласно которому в России «укрепляется точка зрения», будто официальный Минск старается ослабить здесь ее влияние, стремясь улучшить взаимодействие с Западом. В свете этого высказывались предположения, что Лавров приедет вручить белорусскому руководству некую «черную метку». Очевидно наличие у союзников разногласий — как по политическим, так и по экономическим вопросам, и наиболее значительные из этих разногласий лежат в военно-политической сфере. При обострении «любого вида противостояния» на этом направлении Белоруссия непременно будет втянута в него на стороне России.

Предваряя визит Александра Лукашенко в Ватикан, Naviny.by (17.05) отмечали, что «путь в Европу теперь для Лукашенко открыт, но другое дело, что над разрядкой по линии Минск — Запад дамокловым мечом висит фактор Москвы». Сергей Лавров в Минске заявил, что у РФ нет «никаких вопросов» по поводу попыток Минска улучшить отношения с Западом, напоминает автор комментария. Но в тот же день на встрече со студентами БГУ Лавров «весьма нелицеприятно» высказался о программе ЕС «Восточное партнерство», в которой участвует и Белоруссия.

Однако «дело не в риторике, а в том конкретном клинче, в который могут войти Москва и Штаты в связи с размещением элементов системы ПРО в Восточной Европе». Для асимметричного военного ответа американцам и натовцам Кремль может использовать «белорусский плацдарм». Не исключен и новый тур «выкручивания рук» в вопросе размещения российской авиабазы. «Европа для Лукашенко может снова захлопнуться всерьез и надолго, а то и навсегда».

«Лукашенко закрепил через Папу Франциска свой миротворческий имидж», — указывает политический обозреватель Александр Класковский (Naviny.by, 21.05). Даже ради одной только фразы «Минск может быть местом мира» Лукашенко стоило лететь на Апеннины. При этом у белорусского руководителя «обострилась потребность в геополитическом маневре», когда Россия «показала агрессивность по отношению к славянской сестре Украине, а вдобавок сократила субсидирование белорусской экономики из-за кризиса собственной». «Приезд Папы в Минск был бы элегантным штрихом к тезису, что Белоруссия все-таки не Россия».

«РФ сегодня похожа на раненого зверя. Сильного. И опасного. Семью „братских народов“, несомненно, ждет развод», — констатирует «Салідарнасць» (19.05). «Процессы идут, и часть из них не зависит от желания в Москве или Минске. Белоруссия будет постепенно отдаляться от России, независимо от того, какое имя будет у следующего президента. Причем речь идет о достаточно близком горизонте — 10-15 лет».


Опубликовано 23/05/2016 11:54
http://inosmi.ru/overview/20160524/236634929.html

0

8

Carnegie Moscow Center, Россия

Подвижные рамки дозволенного

Как Минск ищет новый формат отношений с Москвой

29.01.2017
Артем Шрайбман



В декабре белорусские правоохранители по запросу Азербайджана задержали блогера-путешественника Александра Лапшина. Этот человек примечателен географией не только своих поездок — помимо 120 посещенных стран, у него немало паспортов. Лапшин — гражданин России, Израиля и Украины.

Пять лет назад он съездил в Нагорный Карабах и в блоге поддержал стремление непризнанной республики к независимости. Азербайджан внес Лапшина в список невъездных. Но в 2015 году блогер решил нарушить запрет, и благодаря своему украинскому паспорту, где он Олександр, а не Александр, Лапшин приехал в Баку. А затем похвастался своей находчивостью в блоге. Разгневанные азербайджанские власти завели на него уголовные дела за незаконное пересечение границы и антиконституционные призывы и объявили в международный розыск.

В декабре 2016 года Лапшин оказался в минском СИЗО. Азербайджан прислал запрос на экстрадицию. Максимальный срок по предъявленным Лапшину обвинениям — восемь лет тюрьмы.

Азербайджан — особый партнер для Белоруссии. Ильхам Алиев в прошлом несколько раз выручал Александра Лукашенко деньгами и нефтью, когда Минску нужно было заткнуть стихийно возникшие дыры из-за споров с Россией. Лукашенко возлагает надежды на Баку как на альтернативного Москве поставщика углеводородов и в будущем. Недавно азербайджанский президент вручил белорусскому орден имени своего отца Гейдара Алиева. У двух лидеров не просто хорошие, но, что принципиально на постсоветском пространстве, ровные и бесконфликтные личные отношения. Даже несмотря на членство Белоруссии в ОДКБ вместе с Арменией и Россией, позиция Минска по Карабаху всегда воспринималась и в Баку, и в Ереване как мягко проазербайджанская.

Иными словами, только отношения с Арменией не стали бы для Белоруссии препятствием для выдачи блогера в Баку. Но на той же чаше весов у Минска лежали еще три паспорта Лапшина. И если Украина после Крыма не особенно вступается за права посетителей спорных территорий, то российские и израильские дипломаты в Минске активно занялись делом своего гражданина.

Утром 17 января Сергей Лавров публично заявил, что Россия выступает против задержания блогера и уж тем более выдачи его в третью страну. С таким же заявлением выступил и Иерусалим. Пару дней спустя стало известно, что вечером все того же 17 января замгенпрокурора Белоруссии подписал решение об экстрадиции Лапшина в Баку.

Блогер пытается обжаловать свою выдачу в белорусском суде, но в суде первой инстанции он уже получил отказ. Теперь, когда конфликт перешел в политическую плоскость, без экстремального нажима со стороны России в Минске на такую потерю лица пойти не должны. Вероятнее всего, Лапшин будет выдан в Азербайджан под заверения, что там его не посадят, а простят и передадут в одну из стран его гражданства. Под это дело израильтяне уже обеспечили передачу в Баку письма Лапшина с извинениями на имя президента Алиева и просьбу матери блогера о его помиловании.

Случайно ли решение выдать Лапшина совпало с заявлением Лаврова или нет, но этот шаг Минска не был бы возможен без кризиса в белорусско-российских отношениях, который регулярно пробивает все новое дно.

Этот кризис отличается от всех предыдущих комплексным, многосторонним характером. Минск и Москва уже полгода спорят из-за цены на газ, недопоставок нефти, режима пересечения белорусско-российской границы иностранцами, запретов Россельхознадзора на импорт белорусских продуктов. Негативный фон в отношениях дополняет участившаяся критика белорусского руководства в российских федеральных СМИ и непрекращающееся сближение Минска с Евросоюзом.

Этот холодок в отношениях уже стал привычной атмосферой, в Белоруссии его воспринимают как new normal, новую реальность, с которой приходится мириться. Как следствие, Минск снизил свою планку притязаний к Москве и стал меньше бояться ее разозлить.

Среди недавних шагов, укладывающихся в этот тренд, — декабрьский арест в Белоруссии трех колумнистов российских СМИ, предновогодний бойкот Александром Лукашенко саммитов ЕАЭС и ОДКБ в Санкт-Петербурге, затягивание подписания Таможенного кодекса Евразийского союза, неожиданное для многих в России решение Минска ввести безвизовый режим въезда на пять дней для граждан ЕС, США и еще 50 стран, блокировка на территории Белоруссии националистического сайта «Спутник и погром» за экстремизм и, наконец, решение выдать Лапшина в Баку.

Точно неизвестно, стали ли возражения Сергея Лаврова непосредственным триггером последнего шага — мол, «теперь сделаем назло, раз вы на нас публично давите». Но даже если все было не так, а решение об экстрадиции в Минске приняли заранее, показательно, что протест российского министра никак на это не повлиял.

Раньше подобные демарши Белоруссии были переговорным ходом, повышением ставок. Москва либо уступала, предпочитая не обострять, а проплатить Минску его хотелки, либо, что было реже, продавливала свою позицию. Элемент торга в жестах Александра Лукашенко есть и сейчас, но теперь добавился новый мотив: Минск расширяет для себя пространство допустимого. Ведь можно же, например, Казахстану за пару лет, прошедшие после Крыма, посадить на реальные сроки полдюжины жителей русскоязычного севера страны за призывы к сепаратизму в соцсетях. Кто-то что-то слышал о недовольстве Москвы? В Белоруссии подумали: раз другим позволено решать такие дела с оглядкой только на собственные национальные интересы, то чем мы хуже.

Как будет реагировать Москва на новую модель поведения Минска, хороший вопрос. С одной стороны, Сирия, Украина и Трамп занимают явно больший сегмент российского внешнеполитического внимания, чем какие-то мелкие трения с Белоруссией. С другой стороны, в сознании большинства россиян и их правящих элит Белоруссия — это не полноценная заграница, а страна-сателлит, которая ближе и роднее, чем тот же Казахстан и, рискну предположить, Украина даже до последнего Майдана. Отсюда и больше чувствительности к нарочито независимым жестам из Белоруссии.

Но и Минск ведет себя не так резко, как делал это Киев, вырываясь из-под российского крыла. Пространство для маневра расширяется постепенно, каждый новый шаг призван нащупать актуальные рамки дозволенного, помочь понять, где сегодня пределы терпения Москвы, и по возможности расширить их. В этом смысле арест и готовящаяся выдача Лапшина еще и пробный шар. Если и его удастся прокатить без гнева России, эксперимент будет считаться успешным.

Этот процесс приобретает устойчивый характер. Речь все меньше идет о переговорной тактике, а все больше — о контурах новой внешнеполитической стратегии Белоруссии. Она не оформлена ни в одном документе и ни разу не проговаривалась публично, но сформулировать ее можно так: максимально безболезненно снижать реальную зависимость и — что тоже важно — воспринимаемую со стороны привязанность Минска к Москве. Белоруссия начала сознательную эмансипацию, и начала ее не без помощи своего «старшего брата».

http://inosmi.ru/politic/20170129/238620952.html
Оригинал публикации: Carnegie Moscow Center
Опубликовано 27/01/2017

0

9

МАТЕРИАЛ "Aleksandr88"

03.02.2017,   19:56

Россия отказывается от роли «старшего брата»

Ирина Алкснис .

    Тыщу лет не писала колонки для Взгляда. А тут такой повод как свежие высказывания Александра Григорьевича. В общем, вот.

    Рассчитываю на масштабный холивар.

Последние комментарии президента Белоруссии вызвали бурную общественную реакцию в России. Однако не стоит быть слишком строгим к Александру Григорьевичу – «взросление» всегда болезненно и сопровождается трудностями.

Текущее обострение отношений России и Белоруссии в отечественном социально активном классе преимущественно вызвало гневную реакцию, которую можно уложить в вежливую формулу «Александр Григорьевич окончательно берега потерял».

Свежие комментарии президента Лукашенко действительно впечатляют своей резкостью и прямолинейностью в высказывании жесткой критики России, причем сразу по множеству направлений двусторонних отношений: от цены на нефть до пограничной политики.

Безусловно гибкость и высокая маневренность, в просторечии называемая «желанием усидеть на двух стульях», является выраженной чертой президента Белоруссии. В результате в нынешней мировой ситуации, когда свобода маневра все больше сужается и обстоятельства (и партнеры) все жестче требуют определиться, он испытывает вполне понятный дискомфорт.

Однако представляется, что текущая реакция Лукашенко является именно реакцией в буквальном значении этого слова, то есть ответом, причем на куда более масштабный, глубинный и сложный процесс, нежели текущие актуальные политические процессы во всей их полноте.

Главная причина происходящего заключается в том, что Россия кардинально перестраивает всю систему отношений с другими странами, причем в первую очередь с соседями и теми, что принято называть дружественными.

На постсоветском пространстве Белоруссия до недавнего времени оставалась последним островком, кого этот процесс практически не затрагивал. Однако события в российско-белорусских отношениях последних недель не оставляют сомнений: Кремль поставил вопрос ребром и перед Минском.

Не секрет, что Россия как империя была крайне необычной метрополией. Она активно вкладывалась в развитие территорий, которые иногда называют национальными окраинами, а иногда колониями. Апогея эта политика достигла в советский период, когда была сформирована государственно-политическая конструкция и идеология «братских народов/республик».

Удивительно, насколько точным оказался этот термин, воплотивший в себе всю полноту, сложность, противоречивость, идеалы и проблемы таких взаимоотношений. Фактически на шестой части суши планеты на протяжении последнего столетия оказалась разыграна семейная драма, с аналогами которой каждый человек сталкивается в своей частной жизни.

Сам традиционный формат братства предполагает иерархию как важнейший аспект отношений, и именно здесь берут корни многие проблемы, с которыми ныне имеет дело Россия во взаимоотношениях с соседями.

Советская система не писано предполагала, что Россия в тогдашнем формате РСФСР является «страшим братом» среди пятнадцати союзных республик, и она неплохо справлялась с этой ролью: любила и баловала «младших», зачастую отрывая от себя необходимое, чтобы дать им дополнительное.

Особенности донорско-реципиентных отношений в советской экономике уже давно не являются секретом. Именно РСФСР была локомотивом и донором экономики СССР, а развитие большинства союзных республик шло за счет центральных российских регионов, которые прозябали в откровенно убогом состоянии.

Но у этого была и обратная сторона. В традиционных «братских» отношениях старший брат является хозяином и главным в семье, именно ему принадлежит право решающего слова.

Россия в полном мере являлась (и фактически по сей день является) носителем этого убеждения, и надо признать небезосновательно: если я главный добытчик в семье, значит я и хозяин, а все остальные меня слушаться должны.

Как известно, к концу прошлого столетия четырнадцать республик решили, что они выросли из роли «младших братьев» и хотят жить самостоятельно. Однако при этом они сохранили убеждение, кстати, часто встречающееся и в реальной жизни, что, несмотря на их «взрослость», бывший «старший брат» им по-прежнему должен – по факту братства.

Придя в себя после катастрофы 1990-х, Россия постепенно начала качественную перестройку отношений с соседними государствами. На смену братству начало приходить партнерство, причем на строго взаимных основах.

Первые «пробы пера» помнят все: запреты на поставки грузинских вин и прибалтийских шпрот. А затем – к концу 2000-х – Россия начала «ломать через колено» практически всех соседей.

С минимальным количеством «пряников», зато с выраженным доминированием «кнутов» до них – от Литвы до Грузии, от Молдавии до Киргизии – начали доносить простую мысль: доступ на российский рынок – это привилегия, которую надо заслужить; получение российских энергоресурсов по ценам ниже мировых – это привилегия, которую нужно очень постараться, чтобы заслужить.

При этом вы вправе выбирать свой путь. Хотите в ЕС и НАТО? Пожалуйста. Но про бонусы хороших отношений с Россией – забудьте.

Однако самым суровым испытанием для самой России стал разрыв отношений с Украиной. Ни с одной другой страной (кроме той же Белоруссии) нас не связывало такое количество связей – от производственных до эмоциональных. Все пошло «под нож», но результат оказался убедительным. Россия всему миру продемонстрировала, что никому не позволит себя шантажировать, тем более «братскими» аргументами.

Результаты данной политики по основным направлениям известны.

#{author}Прибалтика успешно интегрировалась в ЕС и НАТО, однако потеряла российский транзит и рынок, как следствие экономику, ну и заодно существенную часть населения, уехавшего за лучшей жизнью на Запад. Конфронтация вплоть до военного столкновения с Грузией давно сменилась вполне дружественными, хотя и не восстановившимися до конца отношениями. Новый молдавский президент после избрания первым делом приехал в Москву с заверениями в самых добрых намерениях. Украина ускоренными темпами погружается в такое убожество, что еще долго будет пугалом для трети мира.

Теперь дошло дело до последней страны, все эти годы остававшейся вне основного тренда. Президенту Белоруссии последовательно и весьма прямолинейно объясняют, что экономика его страны держится на свободном доступе к российскому рынку и российских же энергоресурсах по низким ценам.

При этом отношение подчеркнуто партнерское. Решили отменить визы с Европой? Это ваше право, как суверенной страны. Однако странно удивляться и выражать недовольство восстановлению пограничного контроля.

Так что не стоит возмущаться бурной риторикой Александр Григорьевича Лукашенко. У него действительно хватает оснований для нервной реакции.

Это очень суровый мир, и в нем непросто жить, когда у тебя нет старшего брата, который о тебе позаботится.

http://vz.ru/columns/2017/2/3/...
https://cont.ws/@aleksandr88/512497

0

10

Svobodné forumSvobodné fórum, Чехия

Страдания русского сироты

13.02.2017
Ефим Фиштейн (Jefim Fištejn)



Комедия, которая стара как мир: ловкий адвокат, защищающий молодого человека, который убил всю свою семью, играет на чувствах присяжных. В конце своей защиты он патетически взывает: «Уважаемые господа присяжные, пожалейте несчастного сироту!» И таким сиротой сейчас выглядит российский президент Владимир Путин. Сначала благодаря собственным усилиям он потерял «младшего брата» — Украину, а теперь, похоже, теряет и самого младшего — Белоруссию. Совсем скоро в семье славянских народов Путин останется сиротой.

В конце прошлой недели президент Белоруссии Александр Лукашенко провел семичасовую пресс-конференцию, на которой произнес страстную филиппику. В ней он подверг путинскую Россию бескомпромиссной критике. Лукашенко тактично обошел Путина в своем громком обличении, и в результате Россия в его подаче выглядела совершенно беспризорным обществом, домом без хозяина, где правая рука не ведает, что делает левая, где царит анархия, хаос и разруха. Невероятная надменность, с которой Лукашенко позволяет себе осуждать Москву, говорит о том, что отношения в этом регионе стремительно и полностью меняются. Ведь еще недавно, во времена Ельцина, Лукашенко считался «последним диктатором Европы», тогда как Россия переживала тяжелое демократическое рождение. Теперь же первенство и «звание» последнего диктатора стабильно удерживает Путин.

Причиной для дерзких нападок Минска на Москву послужило ее решение создать на границах с Белоруссией пограничные переходы и ввести серьезный контроль. Приказ подписал глава ФСБ, но вряд ли у кого-то может быть хоть капля сомнений в том, что за решением стоит лично Владимир Путин. Официально это был российский ответ на отмену президентом Лукашенко визовой обязанности для граждан 80 стран, включая членов Европейского Союза, Соединенные Штаты и Канаду. Логика российского ответа в целом ясна: большое количество граждан этих стран внесено в черный список в рамках ответных санкций. Но как эти санкции соблюдать, если непрошенные гости смогут свободно прилететь в Белоруссию, а потом как угодно, например, на такси, въехать в Россию без препятствий и преград. Это трудный ребус, ведь формально Белоруссия и Россия образуют одно содружество, государственное объединение со своим главой и другими атрибутами. Когда-то это государство возникло как ядро будущего возрожденного Советского Союза, и к нему должны были присоединиться другие претенденты. А что же теперь, когда появится государственная граница?

После жестких обвинений белоруса Москва не может делать вид, что все это лишь незначительные бюрократические трения, которые намеренно раздувают средства массовой информации. Речь идет о настоящем межгосударственном конфликте. В запутанной информационной обстановке нелегко понять, кто начал первым, кто и как ответил. Решение о создании границы было подписано 29 декабря прошлого года, тогда как отмена визового режима, якобы спровоцировавшая ответ, датируется лишь девятым января текущего года. Так что не совсем понятно, кто кого шантажирует. В последние месяцы напряженность между «братьями» эскалировала, их правительства обменивались ударами ниже пояса да так, что о каких-то «особенных братских отношениях» можно писать только в кавычках.

Еще весной прошлого года разразился конфликт из-за цен на газ. Минск отказался покупать газ по ценам, рассчитанным с учетом средней цены в 2011 году, и начал отправлять Москве в два раза меньшую оплату. Москва ответила ограничением поставок на треть, что нанесло большой удар по белорусской нефтехимической промышленности, главному экспортному столпу. Специальные меры положили конец особенному виду контрабанды — реэкспорту товаров, ввоз которых Россия запретила в рамках продуктового эмбарго. Белорусы отлично наживались на путинской глупости, обратившейся против собственных граждан: налепив подтверждение о стране происхождения, белорусы превращались в добропорядочных экспортеров всего на свете, начиная прославленным итальянским пармезаном и заканчивая испанским хамоном. Некоторые российские меры негативно сказались непосредственно на белорусских производителях. До сих пор безвредная продукция белорусских молокозаводов была объявлена опасной для жизни. Но суть конфликта была в другом: в рамках приватизации Россия хотела завладеть практически всей белорусской промышленностью и коммуникациями, а Минск всеми силами сопротивлялся. За это и поплатились молоко, сыр и масло.

Как рассказал президент Лукашенко на упомянутой пресс-конференции, чаша его терпения переполнилась после попытки России создать на территории Белоруссии авиационную базу, командование и гарнизон которой де-факто были бы вне белорусского законодательства. Также россияне отказались от предложения Лукашенко позволить белорусским пилотам летать на российских самолетах, так что от идеи с базой в итоге пришлось вообще отказаться.

Между тем в отношениях между прежде отвергаемой Белоруссией и Западом началась оттепель. Большую часть европейских санкций против белорусских чиновников отменили, и начались серьезные переговоры о создании лагерей для беженцев с Ближнего Востока на территории Белоруссии. Впервые за много лет президент Лукашенко нанес визит в одну из стран Европейского Союза — в Италию. Свою независимость Лукашенко подчеркнул тем, что демонстративно отсутствовал на саммитах всех организаций путинского блока: как Договора о коллективной безопасности, так и Евразийского экономического союза в Санкт-Петербурге.

После пресс-конференции в пятницу конфликт между Белоруссией и Россией перестал быть закулисным препирательством и превратился в секрет Полишинеля. Так что от темпераментного президента досталось всем видным российским чиновникам: директору ФСБ Бортникову, министру сельского хозяйства Данкверту, на которого Лукашенко пообещал подать в суд, силовикам, которые требуют экстерриториальности для военной базы в Белоруссии, и всей российской нефтяной мафии, которой Лукашенко пригрозил международным трибуналом за нарушение договоренностей. Российская пресса нашла для этого межгосударственного конфликта подходящее название — цивилизованный развод.

Белорусский президент — опытнейший политический лидер, и вряд ли он захотел бы вести слишком рискованную геополитическую игру без солидных гарантий. Их у Лукашенко пока нет. Даже переговоры с МВФ о предоставлении кредита не завершились для него успешно. Но как иначе может быть в ситуации, когда глава государства делает особый акцент на независимость. Общая тенденция ясна и неумолима: России трудно удержать в сфере своего влияния даже самых ближайших союзников. В определенный момент каждое государство на территории бывшего Советского Союза начинает выстраивать собственную идентичность на дистанцировании от России, и ей не остается ничего другого, кроме как  беспомощно наблюдать, потому что у нее нет сил, чтобы остановить или перенаправить этот процесс.


Оригинал публикации: Útrapy ruského sirotka
Опубликовано 10/02/2017

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » БЕЛОРУССИЯ:СОЮЗНИК ИЛИ УКРАИНА №2 ?