Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » ПРОГНОЗ ДЛЯ МИРА НА 2016: ГЛАЗАМИ "Stratfor"


ПРОГНОЗ ДЛЯ МИРА НА 2016: ГЛАЗАМИ "Stratfor"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Stratfor, США

Прогноз на 2016 год
12.01.2016

Поскольку по всей Евразии вновь всплывают на поверхность старые геополитические реалии, а цены на сырье в условиях спада уходят на дно, 2016 может стать весьма неспокойным годом для значительной части нашего мира.

Логичнее всего начать со страны, которая как мост соединяет Европу и Азию: с Турции. В этом году нервничающая, но более сбалансированная в политическом плане Турция может начать военные действия на севере Сирии, одновременно пытаясь усилить свое присутствие и влияние в северном Ираке. Она будет не только бороться с «Исламским государством», но и сдерживать экспансию курдов, поднимая ставки в конфронтации со старыми соперниками Россией и Ираном.

России конфронтация с Турцией не нужна абсолютно, поскольку эта страна стоит на страже пролива между Черным и Средиземным морем, но избежать ее она не сможет. России в предстоящем году грозит затягивание военной операции в Сирии, где она усиливает свою группировку. Однако «Исламское государство» будет привлекать к себе внимание Москвы только отчасти. Россия постарается добиться от США компромисса, чтобы замедлить продвижение Запада на постсоветском пространстве. Соединенные Штаты с готовностью пойдут на переговоры по тактическим вопросам, однако не дадут в руки Москве те рычаги влияния, которые нужны ей, чтобы включить вопросы контртеррористического сотрудничества в более обширную дискуссию по стратегии. Вместо этого американская администрация будет укреплять и поддерживать европейских союзников, находящихся на линии фронта с Россией.

Какими бы ни были второстепенные мотивы участников военной кампании против «Исламского государства», активизация боевых действий наверняка приведет к разрушению основы этой воинственной группировки. Но в новом году зарождающийся халифат не будет уничтожен. Отсутствие надежных наземных сил будет препятствовать проведению кампании против «Исламского государства». Чем больше будет ослабевать обычный боевой потенциал ИГ, тем активнее эта группировка со своими филиалами станет осуществлять попытки проведения терактов за пределами Ближнего Востока, делая это для того, чтобы сохранить свою значимость. В свою очередь, это будет усиливать конкуренцию в рядах джихадистских сил, так как фракции «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове, в Магрибе, на западе и юге Африки постараются не отстать от «Исламского государства».

Джихадистская угроза будет усиливать исламофобию на Западе и ускорять дробление Европы. Пограничный контроль и требования о сохранении национальной идентичности ослабят европейский принцип свободного перемещения людей. Закрытие границ приведет к тому, что западные Балканы станут для мигрантов узким бутылочным горлышком, хотя там и без того полно этнических и религиозных противоречий. Но главной темой для Европы в 2016 году будет Франция и Германия, которые составляют фундамент Евросоюза. Обе страны будут готовиться к выборам 2017 года, и обе будут проявлять все больше национализма и евроскепсиса. Со временем Германия станет выступать более смело и прямолинейно, проявляя все меньше стремления к компромиссам в вопросах интеграции ЕС.

Продолжение мер валютного стимулирования и сохранение в предстоящем году низких нефтяных цен окажут смягчающее воздействие на трения в Европе на фоне неприятностей для мировых сырьевых рынков. Приход на рынок иранской нефти в первой половине года компенсирует снижение сланцевой добычи в США. Все изменения в объемах добычи в Саудовской Аравии наступят позднее, когда Эр-Рияд проанализирует ценовые последствия от возвращения Ирана, а также его воздействие на американские компании по добыче сланцевой нефти. Любые попытки Эр-Рияда координировать с Кувейтом и Объединенными Арабскими Эмиратами сокращение добычи начнутся только после того, как этот анализ будет завершен. Каким бы ни было воздействие Ирана, Саудовская Аравия будет готова и дальше накапливать долги и использовать собственные резервы, чтобы справиться с низкими нефтяными ценами.

Китай тоже не принесет облегчения в области цен на сырье. Рост потребления там ослабнет, поскольку Пекину становится все труднее проводить реформы в обстановке усиливающихся разногласий в рядах партийной элиты. Но хотя Пекину грозит внутрипартийный раскол с возникновением различных фракций, у него будет достаточно экономических сил, чтобы стимулировать страны Юго-Восточной Азии на создание противовеса растущему военному присутствию США в этом регионе.

Снижение цен на энергоресурсы и повышение процентных ставок в США, влияющее на валюты, предвещает в предстоящем году новые трудности многим странам Латинской Америки. Над бразильским президентом Дилмой Русеф нависла угроза импичмента, что будет отравлять инвестиционный климат в Бразилии в ближайшей перспективе. У Аргентины новый, настроенный на реформы президент, но поскольку он будет вести борьбу с высокой инфляцией и нехваткой иностранной валюты, любые его действия по уменьшению задолженности и укреплению протекционистских мер будут носить ограниченный характер. В Венесуэле близится конец чавизма. Оказавшаяся в осаде Единая социалистическая партия Венесуэлы со временем расколется, испытывая нарастающее политическое и экономическое давление, а в новом году ей грозит дефолт по иностранным долгам.

Определяющие события 2016 года будут усиливать тревогу и дурные предчувствия в мире, подводя нас к 2017 году, который может оказаться еще более неспокойным, так как назревающие сегодня конфликты станут проявляться все резче и активнее. Очень важно иметь в виду, что все эти тенденции взаимосвязаны. Американо-российское противостояние, всплеск национализма в Европе, новое усиление Турции и прочие геополитические течения будут сливаться в единое целое и усиливать друг друга. Будем следить за общей картиной в 2016 году, поскольку на 2017 год ситуация будет складываться еще более сложная.

Подробные прогнозы по регионам

Европа

Германия и Франция смещаются вправо

Для Германии и Франции это будет переходный год. Обеим странам в 2017 году предстоит провести выборы, и в политическом плане они движутся в сторону национализма и евроскепсиса. Франко-германские отношения, составляющие основу Европейского Союза, начнут ухудшаться, поскольку интересы Парижа и Берлина будут неизбежно расходиться. Германия выступит против предложений Франции об углублении континентальной интеграции (особенно среди стран еврозоны) и о повышении расходов по всему блоку. Берлину и Парижу будет все труднее находить общие позиции по мерам защиты Евросоюза

Канцлер Германии Ангела Меркель будет испытывать давление, поскольку в составе ее коалиции усилятся разногласия между консервативными и прогрессивными членами. Региональные выборы в марте месяце станут проверкой на популярность для Христианско-демократического союза Меркель. Если ее партия на этих выборах покажет слабые результаты, требования об отставке Меркель зазвучат все громче.

Благодаря давлению со стороны консерваторов, пограничный контроль будет по-прежнему осуществляться часто, а Берлин станет изыскивать способы для предотвращения наплыва людей в Германию. Консерваторы также заставят Берлин занять более жесткую позицию по отношению к Греции, особенно в связи с тем, что Афины в попытке не допустить общественных беспорядков будет медлить с осуществлением экономических реформ.

Проблемы в Греции сохранятся

В Греции правительство премьер-министра Алексиса Ципраса сталкивается с двумя основными проблемами: политическая неустойчивость и общественные волнения. В греческой экономике второй год подряд будет наблюдаться совершенно незначительный рост на фоне чрезвычайно высокой безработицы. Это вызовет постоянные протесты и частые конфликты общества и власти, что в свою очередь вынудит администрацию тормозить процесс реформ.

Нельзя исключать краха греческого правительства, потому что у Ципраса очень маленькое парламентское большинство. Но греческий истэблишмент всеми силами стремится избежать досрочных выборов, и даже если правительство падет, его сменит технократическое либо коалиционное правительство, которое все равно будет в состоянии утверждать законы.

В 2016 году главной угрозой для Греции останутся волнения в обществе, а не погашение долга. Повторение кризиса 2015 года кажется маловероятным, потому что в плане погашения задолженности график у Греции в 2016 году будет не очень напряженным. А это значит, что опасность греческого дефолта и выхода из еврозоны ниже, чем в 2015 году. Однако из-за упорства Германии и сопротивления Греции любые переговоры по оказанию помощи будут крайне напряженными, а дискуссии о возможном списании задолженности могут быть отложены до конца 2016 года. Мы не ждем выхода Греции из еврозоны в 2016 году, но ее проблемы отнюдь не решены. Нарастающее противодействие реформам, сначала в обществе, а затем и в политических кругах, создает условия для неизбежной конфронтации Греции со своими кредиторами.

Политическая неустойчивость на юге Европы

В Португалии хрупкая коалиция из левых партий будет стремиться сохранить свою власть, и досрочные выборы там вполне вероятны. После состоявшихся 20 декабря выборов Испания в первую неделю нового года будет пытаться сформировать работоспособное и устойчивое правительство. Соглашение в итоге будет достигнуто, но из-за нехватки у Испании опыта в вопросах работы коалиционных правительств процесс принятия решений будет медлительным и крайне обременительным.

Ни Португалия, ни Испания не вернутся в наступающем году в полосу финансовой стабильности, которая была определяющей чертой первых лет европейского кризиса. Основные политические партии в обеих странах поддерживают рыночные реформы и выступают за членство своих государств в еврозоне, а поэтому политические трения не вызовут драматических изменений в курсе Лиссабона и Мадрида. Кроме того, низкие нефтяные цены и интервенции Европейского центрального банка на рынках долговых обязательств должны предотвратить усиление кризиса на Пиренейском полуострове.

Однако в обеих странах могут быть приостановлены некоторые реформы, начатые предшественниками нынешних руководителей. В долгосрочной перспективе это воссоздаст условия, изначально приведшие к кризису. Из-за действий стран из европейского Средиземноморья деятельность Еврокомиссии будет становиться все менее эффективной.

В Италии правительство премьер-министра Маттео Ренци будет стремиться к поиску равновесия между реализацией экономических реформ и увеличением государственных расходов. Одной из главных задач для Рима станет проведение пенсионной системы с целью повышения ее эффективности. Во второй половине года в Италии также состоится референдум по конституционным реформам, утвержденным в 2015 году.

Ренци будет по-прежнему сталкиваться с сопротивлением в рядах собственной партии, но ему, по всей видимости, удастся провести свои реформы. Ключевым событием, которого следует ждать в 2016 году, станет эволюция правоцентристских сил Италии, поскольку консерваторы и евроскептики попытаются сформировать общий фронт для борьбы на следующих выборах (по срокам они должны состояться в 2018-м, но могут пройти раньше). Экономическая ситуация в Италии будет и дальше ухудшаться. Рим станет увеличивать расходы, но не сможет решить проблемы долга, создав тем самым проблемы для себя (и для Европы) на все ближайшее будущее. Но хотя в перспективе могут появиться весьма тревожные тенденции, скажем, понижение рейтингов международными рейтинговыми агентствами или усиление проблем в итальянском банковском секторе, системного кризиса в 2016 году ждать не стоит — в основном, потому что ЕЦБ проводит программу покупки облигаций.

Британский вопрос

Одним из главных вопросов в 2016 году станет британский референдум о членстве в Европейском Союзе. Голосования ждут в конце 2016-го или в начале 2017 года. Часть лондонских предложений по реформированию Евросоюза, скажем, о сокращении волокиты и повышении конкурентоспособности, не вызывает возражений, и по ним между странами-членами может быть достигнута договоренность. Соединенному Королевству могут также пообещать защиту для не входящих в еврозону стран от тех мер, которые негативно влияют на валютный союз, и у Лондона может даже появиться возможность отказаться от участия в концепции «дальнейшего сближения стран-членов союза». Стремление Британии сократить пособия для работающих иммигрантов вызовет гораздо больше проблем, и Лондону наверняка придется искать непростые компромиссы.

Предложения Лондона по реформированию ЕС приведут к возникновению различных альянсов по тем или иным вопросам. Некоторые страны, в том числе, Нидерланды и Польша, поддержат требование о предоставлении национальным парламентам права накладывать вето на законы Евросоюза. Другие страны, в основном из Северной Европы, поддержат требования об ограничении иммигрантам доступа к социальному обеспечению, но государства Центральной и Восточной Европы воспротивятся этому. Эти страны (особенно Польша, Венгрия и Румыния) будут отстаивать меры защиты не входящих в еврозону стран от принимаемых ею решений.

В результате британский премьер-министр Дэвид Кэмерон скорее всего пойдет на компромиссы, представив их у себя дома как собственную политическую победу. Хотя опросы общественного мнения показывают очень разные результаты касательно мнения британских граждан о членстве в ЕС, Лондон постарается сохранить Соединенное Королевство в составе этого блока. Если в 2016 году по этому вопросу состоится референдум, сторонники членства Британии в ЕС одержат верх.

Миграционный кризис грозит вновь воспламенить Балканы

Иммиграционный кризис сохранит свои циклические тенденции. В начале года из-за низких температур и плохой погоды наплыв беженцев в Европу может снизиться. По мере приближения лета он будет увеличиваться, но в 2016 году Европа станет уже совсем иначе относиться к беженцам. Усилится пограничный контроль, а страны, расположенные вдоль так называемых балканских маршрутов миграции, будут нетерпимее относиться к иммигрантам, пересекающим их границы. Шенгенское соглашение впервые с момента его заключения закончит год не так, как начнет его. Либо свободное перемещение людей будет несколько ограничено, либо число участников этого соглашения сократится

В результате искателям убежища станет труднее добираться до Северной Европы. Кому-то придется искать новые маршруты, а кто-то застрянет на западе Балкан. Вероятность насилия в регионе в связи с этим увеличится, поскольку некоторые люди против своей воли станут иммигрантами в странах, и без того страдающих от высокой безработицы, этнической напряженности и фракционной политики.

Восточный фронт

2016 год будет весьма напряженным для Польши и Румынии, которые являются самыми крупными странами на восточных рубежах ЕС. В Польше консервативное правительство будет подталкивать Евросоюз к проведению жесткой антироссийской политики, критикуя Германию за то, как она решает проблемы ЕС, включая вопросы иммиграции и отношения с Москвой. Берлин будет заявлять, что Минское мирное соглашение соблюдается не полностью, и станет давить на южноверопейские страны, поддерживающие более гибкие отношения с Россией, требуя от них продления санкций. В то же время, Берлин будет пытаться защищать свои энергетические связи с Москвой (например, отстаивая проект «Северный поток-2»), тем самым настраивая против себя восточных соседей Германии.

Польша будет требовать наращивания натовского присутствия в Центральной и Восточной Европе, одновременно пытаясь укреплять связи с Вышеградской четверкой (куда также входят Венгрия, Чехия и Словакия) и с Румынией. Дистанцируясь от Брюсселя, Польша будет сближаться с членами Вышеградской группы, а время от времени и с Британией. Варшава будет также предпринимать весьма неоднозначные меры у себя дома, например, снижать пенсионный возраст и вводить специальные налоги на банковский сектор и супермаркеты. Такая политика вызовет критику со стороны Европейского Союза и иностранных инвесторов.

В Румынии правительство технократов начнет весьма резво и успешно, но со временем выдохнется и сбавит обороты. Бухарест будет и дальше сохранять верность союзу с Соединенными Штатами, а также свое членство в НАТО и ЕС. Румыния также будет поддерживать усилия Молдавии на пути вступления в Евросоюз, сохраняя холодные отношения с Россией. Однако политическая поддержка правительству будет постепенно ослабевать, особенно в связи с тем, что поддерживающие технократическую администрацию партии начнут строить свои расчеты накануне намеченных на декабрь всеобщих выборов.

Страны вдоль восточной границы Евросоюза на всем протяжении 2016 года будут пытаться развивать региональное сотрудничество и наращивать взаимодействие с НАТО в этом районе. На саммите Североатлантического альянса, который состоится в июле в Варшаве, Польша и другие страны потребуют постоянного присутствия НАТО в Восточной Европе. Некоторые члены альянса, особенно Германия, выступят против этих замыслов, как и ряд центрально- и восточноевропейских стран, предпочитающих присутствие войск на ротационной основе и пытающихся поддерживать нормальные отношения с Москвой.

Бывший Советский союз

Масштабное противостояние продолжится

Последние два года противостояние между Россией и Западом является определяющей чертой международной системы. Stratfor полагает, что это противостояние в 2016 году сохранится, хотя уровень напряженности, конфликта и сотрудничества будет время от времени и от вопроса к вопросу меняться. Война на востоке Украины может превратиться в долговременный замороженный конфликт, но боевые действия станут менее интенсивными, чем в 2015 году, хотя периодические стычки между украинскими силами безопасности и пользующимися российской поддержкой сепаратистами будут продолжаться. Минский протокол будет по-прежнему служить основой для дипломатических переговоров. Но Россия и сепаратисты интерпретируют политические компоненты Минского соглашения не так, как это делает Украина и страны Запада, и данные разночтения в 2016 году будут препятствовать более широкому политическому и военному урегулированию

Более того, Соединенные Штаты и Европейский Союз в 2016 году почти наверняка сохранят санкции против России, если Москва не проявит готовность и желание отказаться от контроля границы между Россией и сепаратистскими территориями, и не пустит в Донбасс наблюдателей от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Однако Москва вряд ли пойдет на уступки по этим вопросам.

Тем временем, Россия и Запад будут и дальше проводить активные военные учения, наращивая группировки войск и арсеналы оружия на европейских рубежах. НАТО увеличит численность войск в Центральной и Восточной Европе, которые присутствуют там на ротационной основе, а Россия усилит авиационную и противовоздушную группировку в Белоруссии и Калининградской области. Прямого военного конфликта между российскими и натовскими войсками не будет, однако стороны станут наращивать потенциал сдерживания и устрашения, укрепляя свои военные альянсы.

Россия продолжит военные действия в Сирии, и это еще больше усложнит ее отношения с Турцией, Соединенными Штатами и Европой. Москва будет осуществлять координацию с этими странами, разрешая спорные вопросы на поле боя, особенно что касается сотрудничества в борьбе с «Исламским государством». Однако из-за поддержки, оказываемой Москвой правительству сирийского президента Башара аль-Асада, Россия будет периодически наносить удары по суннитским повстанцам, и ее военная операция может затянуться. Из-за действий в Сирии существенно ухудшатся отношения России с Турцией. Турция начнет сближаться со своими натовскими союзниками, и Москва будет проявлять осторожность в конфронтации с Анкарой. Две страны введут друг против друга торговые ограничения и отложат совместные энергетические проекты. Они будут также бороться за влияние на Кавказе, и особенно в Азербайджане, пытаясь воздействовать на переговорный процесс по Нагорному Карабаху.

Россия сосредоточится на безопасности и экономике

В 2016 году российская экономика останется важнейшим приоритетом для Москвы. Кремль принял меры защиты от негативного воздействия западных санкций, и среди прочего, начал искать инвестиции у своих соседей на востоке. Он использует российские банки для финансирования или переноса крупных проектов, требующих либо иностранных инвестиций, либо технологий, оказавшихся под экспортным запретом в условиях санкционного режима. Еще один год санкций Россия видимо выдержит, но после 2016 года они начнут угрожать финансовой стабильности страны и будут мешать ей поддерживать добычу энергоресурсов на нынешнем уровне. Поэтому Москва по необходимости будет проявлять больше уступчивости в реализации своих энергетических контрактов с Западом, одновременно стремясь к наращиванию энергетических связей с Востоком. В качестве приоритета она будет рассматривать региональные интеграционные проекты по строительству трубопроводов, такие как Восточная газовая программа и нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан».

Экономический рост в России будет близок к нулю. Российское Министерство экономического развития дает прогноз роста на 2016 год в 0,7%. Отправивший Россию в рецессию экономический спад замедлится. Также замедлится отток капитала и спад в промышленном производстве. В 2016 году крупным российским промышленным компаниям предстоят незначительные выплаты по внешним долгам (16 миллиардов долларов, в то время как в 2015 году эта сумма составила 30 миллиардов). Этим компаниям будет проще получать необходимую финансовую помощь от государства и от крупных российских банков на реструктуризацию своих долгов. Курс рубля продолжит колебания; российский Центробанк намерен лишь периодически осуществлять интервенции для поддержания своей валюты. Такая неустойчивость поможет российским промышленным и энергетическим компаниям, поскольку экспортную выручку они получают в долларах. Но экономическая нагрузка на российский народ усилится, хотя он уже страдает от высокой инфляции и повышения уровня бедности. Слабый рубль усугубит социально-экономические проблемы России. Из-за снижения курса рубля у россиян будет меньше возможностей путешествовать по миру. Но это не главное. Вырастут цены импортных товаров, не включенных в расчеты индекса потребительских цен. В этих обстоятельствах может усилиться социальная напряженность среди категорий граждан с самыми разными уровнями доходов, включая тех, у кого доходы средние и высокие.

Нарастание экономических проблем вызовет протесты по всей России. Кремль не будет препятствовать небольшим протестам, связанным с ухудшением экономического положения, но постарается сорвать любые крупные и хорошо организованные протестные выступления против власти. Более того, усиление антиисламской риторики со стороны властей может привести к росту ультранационалистических беспорядков, кульминацией которых станут протесты и нападения на иммигрантские общины, аналогичные тем, что имели место в 2013 году. Федеральная служба безопасности постарается воспользоваться угрозами со стороны «Исламского государства» и прочих вооруженных исламистских группировок для расширения своих полномочий и активизации деятельности на территории России и за ее пределами. Кроме того, в преддверии парламентских выборов, которые должны состояться в сентябре, Кремль наверняка закрутит гайки оппозиционным организациям и их лидерам в попытке не дать им сформировать широкое предвыборное движение.

В 2016 году усилится междоусобная борьба внутри кремлевской элиты. Начнутся споры о будущем российской энергетической политики с участием политических лоббистов крупных энергетических фирм, министров финансов, экономики, энергетики и даже спецслужб. Пунктами разногласий станет финансовая поддержка крупных энергетических фирм и проектов, вопрос о приватизации Роснефти и о лишении Газпрома монополии на газопроводную систему. Между различными ведомствами безопасности и армией возникнут противоречия в вопросе о том, кто должен руководить действиями на востоке Украины, в Сирии и других горячих точках. Между службами безопасности и военными группировками начнутся дебаты о балансе власти, влияния и о финансовых ресурсах. Возможности российского президента Владимира Путина управлять этими спорами идут на убыль, а поэтому ему придется в большей степени полагаться на самых преданных людей, которые далеки от главных точек разногласий.

Внутренние беды Украины

Продолжающийся конфликт на востоке Украины будет лишь одной из многих серьезных проблем, с которыми в следующем году столкнется Киев. Крайне правые и националистические группировки страны будут и дальше ослаблять украинское правительство, препятствуя Киеву наполнять практическим содержанием свои политические уступки сепаратистам. Это, в свою очередь, создает гарантию того, что Донецк и Луганск останутся вне зоны политического контроля Киева, хотя по необходимости стороны в предстоящем году могут частично восстановить нарушенные экономические связи.

Непопулярность болезненных мер строгой экономии и медленные темпы реформ в правовой и судебной системе могут привести в 2016 году к существенной перетряске власти в Киеве. Среди прочего, своего места может лишиться подвергающийся жесткой критике украинский премьер-министр Арсений Яценюк. Однако украинский президент Петр Порошенко наверняка сохранит прозападный курс Киева. Финансовая поддержка со стороны Запада и военная помощь НАТО и США крайне важны для выживания украинского правительства.

После десятипроцентного сокращения в 2015 году украинская экономика в 2016-м начнет медленно восстанавливаться, хотя высокая инфляция и безработица будут по-прежнему вызывать протесты и периодические волнения. Экономические связи Киева с Москвой скорее всего ослабнут, поскольку они продолжают свои споры о погашении долгов, о поставках энергоресурсов и электричества, а также о реализации Украиной торгового соглашения с Евросоюзом, которое вступает в силу 1 января. Торговля сырьем, энергоресурсами и сельскохозяйственной продукцией между Украиной и Россией пойдет на спад, потому что Киев постепенно переориентирует свою экономику, а его стратегические интересы все больше отдаляются от России в западном направлении.

Проблемы политики и безопасности на постсоветском пространстве

Украинский кризис в 2016 году будет отражаться на всем постсоветском пространстве. Белоруссия будет постепенно укреплять свои экономические связи с Западом, сохраняя при этом военный и стратегический альянс с Россией. Белорусский президент Александр Лукашенко постарается не допустить открытия российской авиабазы в своей стране, дабы избежать роста напряженности между Минском и Западом, но его позиция может измениться, если НАТО станет наращивать свое военное присутствие в соседней Польше и прибалтийских государствах.

В Молдавии из-за коррупционного скандала в проевропейском правительстве усилится поддержка пророссийских партий, однако из-за паралича политической системы страны Кишинев останется в тупике по вопросу стратегической интеграции, не зная, с кем ему быть — с Россией или с Западом. Прибалтийские страны пойдут дальше в сфере диверсификации своей энергетики, отказываясь от российских поставок, поскольку между Прибалтикой и Польшей развиваются инфраструктурные и энергетические связи. Эти страны будут продолжать усилия в сфере региональной интеграции по вопросам безопасности, добиваясь все новых успехов. Однако постоянного военного присутствия НАТО или США в Прибалтике в 2016 году не будет.

Грузия получит от Запада больше поддержки в военной области в плане учений и функционирования в этой стране нового учебного центра НАТО. Однако вопрос о вступлении в Североатлантический альянс рассматриваться не будет. Грузия станет развивать экономические связи с Россией в сфере энергетики и торговли, хотя в стратегических вопросах Тбилиси будет как и раньше ориентироваться на Запад.

В 2016 году могут произойти существенные изменения в давнем замороженном конфликте между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Россия пытается настоять на договоренности, предусматривающей передачу территорий Азербайджану в обмен на гарантии безопасности и экономические льготы для Армении. Действия России на Южном Кавказе привлекут к себе внимание со стороны Турции и США, поскольку эти страны пытаются создать противовес российскому влиянию. Если переговоры по Нагорному Карабаху потерпят неудачу, можно ожидать усиления боевых действий. Но при этом дипломатический возврат к существующему положению вещей при посредничестве России более вероятен, чем полномасштабный военный конфликт из-за этой спорной территории.

Из-за целого ряда проблем, включая экономические трудности, возвращение трудовых мигрантов из России и угрозу усиления воинствующего исламизма, в Центральной Азии в 2016 году возможно усиление нестабильности. Экономическая уязвимость вынудит некоторые страны, такие как Казахстан и Узбекистан, добиваться получения крупных иностранных инвестиций за счет плановых программ приватизации. Они вызовут определенный интерес и привлекут небольшие финансовые средства; однако ни в Казахстане, ни в Узбекистане не было реформ регулирующей базы, которые могли бы придать иностранным инвесторам уверенности и привлечь их в эти страны.

Из-за географической близости к северному Афганистану Узбекистан, Туркмения и Таджикистан подвергнутся серьезным рискам в плане безопасности, хотя власти этих стран заинтересованы в раздувании угрозы воинствующего исламизма, так как это дает им основания для подавления сил внутренней оппозиции. У России и США также появится стимул для подчеркивания этой угрозы, поскольку они реализуют в Центральной Азии конкурирующие между собой инициативы по обеспечению безопасности границ. В Каспийском море будет развиваться военное сотрудничество между Азербайджаном и Казахстаном, включая проведение совместных учений, а Запад продолжит усилия по реализации альтернативных энергетических проектов, таких как Транскаспийский трубопровод. На саммите прикаспийских государств в Астане в августе месяце Россия может выступить за делимитацию морского дна, хотя начала крупных энергетических проектов в 2016 году ждать не приходится.

Ближний Восток и Северная Африка

Все взгляды устремлены на Турцию

Турция будет самым важным действующим лицом, за которым надо пристально наблюдать. Stratfor давно уже пишет о тех силах, которые стоят за региональным возрождением Турции, и о препятствиях на этом пути. Хотя Анкара сталкивается с серьезными преградами, правительство под руководством президента Реджепа Тайипа Эрдогана находится в большей политической безопасности, и поэтому в предстоящем году будет более настойчиво действовать за пределами турецких границ.

Турция уже готовится к проведению операции к западу от Евфрата в северной части Сирии, чтобы отогнать боевиков из «Исламского государства» от своих границ. Противодействуя «Исламскому государству», Анкара хочет одновременно сдержать курдскую экспансию на севере Сирии и в конечном итоге создать зону безопасности для сирийских беженцев внутри Сирии. Турция не заинтересована в приеме новых беженцев лишь ради того, чтобы снизить обеспокоенность европейцев по поводу наплыва мигрантов, но Анкара намерена воспользоваться этой обеспокоенностью, чтобы укрепить свои позиции в Европе и добиться от нее поддержки своих военных действий в Сирии. Соединенные Штаты могут поддержать мощную авиационную кампанию Турции на севере Сирии, одновременно организовав второе наступление, главным образом, силами курдских повстанцев к востоку от Евфрата. Турция будет подчеркивать свое намерение делать главную ставку на суннитов-туркоманов и на своих ставленников из числа арабских повстанцев, которые будут освобождать и удерживать захваченные «Исламским государством» территории. Но у Анкары также будет план действий в чрезвычайных обстоятельствах на тот случай, если ей придется задействовать сухопутные войска. Более того, Турция и Соединенные Штаты будут работать с Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Катаром, а возможно и с другими арабскими странами, такими как Египет и Иордания, в попытке сколотить коалицию для борьбы с «Исламским государством» в Сирии. Это придаст ей новые силы для выполнения данной задачи, а также поможет Анкаре избежать давнего недовольства, неотвратимого в тех случаях, когда турецкие войска возвращаются на арабские земли.

Россия будет самым серьезным осложняющим фактором в турецких планах. У России в Сирии несколько целей, и Москва не отступит от партнерства с сирийским президентом Башаром аль-Асадом в своих попытках ослабить «Исламское государство». Такое партнерство означает, что России придется бороться с пытающимися ослабить правительство Сирии силами, куда входят различные повстанческие группировки, на которые в своей борьбе против «Исламского государства» делают ставку Соединенные Штаты, Турция, Саудовская Аравия, Иордания и Катар. Поскольку Россия выбрала двойную цель, воюя с боевиками из «Исламского государства» и с сирийскими повстанцами, это осложнит формирование прочной коалиции против «Исламского государства» и усилит раскол между Анкарой и Москвой.

Россия постарается сорвать турецкие военные планы, наращивая свое присутствие в Сирии. В основном это будет означать дальнейшее применение авиации на севере Сирии. Турция может и не отступить перед лицом такого напора. Возможны переговоры о разрешении конфликтных ситуаций в зоне боевых действий, но они вряд ли смогут полностью устранить вероятность мелких стычек. Поскольку российско-турецкие отношения заметно ухудшились, Москва вряд ли захочет подталкивать Анкару слишком далеко. Чем больше будет у Турции общих позиций с партнерами по НАТО, тем уязвимее будет Россия на постсоветском пространстве.

Ухудшение отношений между Турцией и Россией даст США и их партнерам из Центральной и Восточной Европы возможность вовлечь Анкару в более тесный альянс. Ни Россия, ни Турция не могут допустить полного разрыва отношений, но торговые связи явно пострадают, а стратегические энергетические проекты могут столкнуться с новыми задержками. В такой обстановке у Турции возникнет крайняя необходимость осуществлять энергетические проекты в Азербайджане и в курдских районах Ирака. Она также будет вынуждена добиваться большего прогресса в переговорах о воссоединении Кипра, дабы каким-то образом внедриться в энергетические проекты на востоке Средиземноморья.

Поле боя в Сирии поделено между ошеломляющим количеством соперников и группировок с особыми интересами. Это почти стопроцентная гарантия того, что любые попытки добиться прекращения огня или заключить окончательное соглашение о разделе полномочий будут ограниченными и не очень успешными. Иностранные игроки сегодня хотят усилить военную помощь своим ставленникам. Это создаст некое подобие баланса на поле боя, но еще больше подорвет стремление сторон к компромиссам в интересах продвижения переговоров.

Поскольку Турция действует на Ближнем Востоке все более напористо, ее соперничество с Ираном в Сирии и Ираке будет усиливаться. Укрепляя вместе с русскими правительство Асада, Иран будет использовать разногласия в курдских районах Ирака, противодействуя турецким попыткам развивать экономические и энергетические связи на севере Ирака в ущерб Багдаду. Россия также может восстановить свои связи с курдскими боевиками в качестве рычага воздействия на Анкару. Турция введет ограниченный воинский контингент на север Ирака, чтобы обучать суннитских боевиков. И хотя Анкара пытается выстраивать отношения с Демократической партией Курдистана во главе с Масудом Барзани (Massoud Barzani) в интересах расширения своего плацдарма в курдских регионах Ирака, ее отношения с региональным правительством Курдистана неизбежно наткнутся на осложнения, поскольку Турция продолжает преследовать курдских повстанцев, которые укрываются в Ираке.

Упорство «Исламского государства»

В этом году ключевая основа «Исламского государства» в Сирии и Ираке понесет значительные потери, хотя тотальное поражение амбициозному халифату не грозит. Ослабление «Исламского государства» как традиционной военной силы на его основной территории заставит его руководство чаще прибегать к проведению террористических операций на Западе и на Ближнем Востоке. Как показали нападения в Париже, подпольные ячейки ИГ, которые сложно вычислить, будут и дальше создавать серьезную угрозу. Соперничество в мире глобального джихадизма также станет мотиватором терактов, особенно в Магрибе, на Аравийском полуострове и в Западной Африке, где наиболее сильны центры «Аль-Каиды».

Иран возвращается на нефтяные рынки

Для ведущих нефтедобывающих стран Ближнего Востока начинается очередной трудный год низких нефтяных цен и дорогостоящих внешнеполитических обязательств. Благодаря заключению иранской ядерной сделки в начале года на нефтяном рынке дополнительно появится как минимум 500 тысяч баррелей в день, после чего в течение нескольких месяцев увеличение добычи пойдет более медленными темпами.

Иранский президент Хасан Рухани воспользуется успехом ядерной сделки, чтобы поддержать умеренных на февральских выборах в парламент и в Совет экспертов, который отвечает за назначение и за контроль деятельности высшего руководителя аятоллы Али Хаменеи. Но должно пройти какое-то время, чтобы иранцы увидели позитивные экономические последствия от этой сделки. Следует ожидать, что Хаменеи воспользуется своим неформальным влиянием на парламент и Совет стражей конституции, который утверждает кандидатов на выборах, чтобы создать противовес умеренным. Это приведет к усилению конкуренции в консервативной политике Ирана. Таким образом, правительство Рухани ждут новые вызовы, поскольку с приходом в Иран иностранных инвесторов ему придется ограничивать политическое и экономическое влияние Корпуса стражей исламской революции.

Из-за прихода на мировой рынок иранской нефти Саудовская Аравия в первой половине 2016 года вряд ли существенно сократит добычу, чтобы поддержать цены. Когда Эр-Рияд сумеет оценить ценовые последствия от возвращения Ирана, а также принять во внимание спад добычи в США, он во второй половине года может скорректировать объемы добываемой нефти. Но саудовцам не удастся добиться устойчивого снижения добычи от других производителей из состава ОПЕК и за ее пределами. Благодаря незначительной численности населения Объединенным Арабским Эмиратам и Кувейту будет проще пережить очередной год низких цен на нефть. Саудовской Аравии, между тем, придется финансировать растущий дефицит бюджета посредством выпуска облигаций и небольших и постепенных сокращений расходов.

Следующая фаза йеменского конфликта

Ведомая саудовцами коалиция будет продолжать свое наступление в Йемене против боевых отрядов хуситов и сил, преданных бывшему йеменскому президенту Али Абдалле Салеху (Ali Abdullah Saleh), приближаясь к разрешению текущей фазы кризиса. Примет ли это разрешение форму военного наступления на Сану, или оно будет в виде переговорного урегулирования — это зависит от решимости сторон продолжать борьбу. Если коалиция во главе с саудовцами и йеменские противники хуситов начнут продвижение в центральной горной части Йемена, их наступление будет медленным, сопровождаясь значительными потерями живой силы и техники. По мере увеличения потерь усилятся трения между членами коалиции, такими как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Главным камнем преткновения станет вопрос о том, какие йеменские партии поддерживать. По мере продвижения Йемена к урегулированию конфликта негосударственные актеры будут представлять все большую угрозу, в то время как йеменский аппарат безопасности ослаблен и отвлечен на решение других задач. Усиление самостоятельности Южного движения приведет к новым призывам создать независимый Южный Йемен, и страна пойдет по пути постепенного раскола на север и юг.

Усиление проблем безопасности в Израиле

Борьба в Сирии приобретает все более сложный характер, и в этих условиях израильское правительство будет стараться поддерживать отношения с максимально возможным количеством действующих на поле боя сил, чтобы быть в готовности к худшим сценариям. Следует ожидать, что Израиль будет поддерживать тесные контакты с США и Россией, чтобы следить за военной обстановкой. Эта страна сохранит за собой право наносить воздушные удары по объектам «Хезболлы» и «Исламского государства» возле своих границ. Усиление роли Турции в регионе вынудит Израиль улучшать отношения с Анкарой.

Израильско-палестинский конфликт будет характеризоваться настойчивыми, но мелкомасштабными атаками палестинских радикалов на Западном берегу и в Израиле, в ответ на которые израильские силы безопасности будут наносить удары возмездия и проводить спецоперации. ХАМАС на своей базе в секторе Газа постарается избежать новой прямой конфронтации с Израилем; однако израильская политика наказания ХАМАС за поддержку атак, а также попытки зарождающегося «Исламского государства в Газе» втянут ХАМАС в конфликт и приведут к расширению израильской интервенции на палестинских территориях. «Хезболла» будет приветствовать эти отвлекающие Израиль факторы, стараясь поддерживать баланс между своими обязательствами в Сирии и защитой собственной территории от сил суннитских повстанцев, которые пытаются ослабить роль «Хезболлы» в сирийской войне. Формирующийся саудовско-иранский консенсус по кандидатуре ливанского президента также поможет предотвратить перетекание сирийского конфликта на территорию Ливана.

Каир: будет трудно, но он справится

В новом году не возникнет серьезных вызовов власти египетского президента Абдель Фаттаха ас-Сиси. Воспользовавшись таким преимуществом как снижение нефтяных цен, правительство будет осторожно проводить реформы в сфере субсидий, пытаясь укрепить свое финансовое положение и получить помощь от Международного валютного фонда. Оппозиция по-прежнему будет расколота, что позволит властям вполне успешно справляться со вспышками недовольства в обществе. Устойчивая угроза джихадистов с центром на Синайском полуострове, чьи отряды имеют возможность наносить удары в основных городах страны, вызовет серьезное повышение военных расходов и еще больше ослабит туристический сектор. Россия сумеет воспользоваться джихадистской угрозой для углубления сотрудничества с Каиром в сфере безопасности, хотя египетское правительство будет стараться поддерживать осторожный баланс между своими спонсорами из Персидского залива, США и Россией. Морские газовые месторождения Египта в восточном Средиземноморье подстегнут энергетическое сотрудничество между Египтом, Кипром и Израилем.

Северная Африка борется с нестабильностью

Алжир столкнется с серьезной финансовой нагрузкой, пытаясь справиться с последствиями от падения нефтяных цен. Сокращения расходов и выборочное увеличение налогов неизбежны, хотя правительству удастся уклониться от проведения серьезных реформ с отказом от субсидий во избежание значительных волнений в обществе. Можно ожидать медленного и неравномерного продвижения по другим реформам, которые нацелены на улучшение инвестиционного климата в энергетической отрасли и на наращивание добычи энергоресурсов с целью укрепления государственной казны. Несмотря на шаткое экономическое положение, правительство Алжира не пожертвует своими расходами на оборону и безопасность.

Подготовка к постепенным политическим преобразованиям в Алжире будет вестись устойчиво и размеренно. Это предусматривает некоторое продвижение к конституционным реформам, призванным перераспределить полномочия между президентом и премьер-министром. Алжир будет подталкивать соперничающие ливийские фракции к переговорам и проводить их в попытке устранить нестабильность на своих восточных границах, избегая при этом прямых военных действий за своими пределами.

Проводимые между соперничающими лагерями при посредничестве ООН переговоры в Триполи и Тобруке о формировании ливийского правительства национального единства затянутся из-за труднопреодолимых споров между враждующими сторонами. Добыча и экспорт ливийской нефти будут колебаться, но весь 2016 год их объем будет меньше обычного. Международные нефтяные компании по-прежнему будут отдавать предпочтение базирующимся в Триполи институтам, игнорируя параллельные институты в Тобруке. Это вынудит получившее международное признание правительство в Тобруке идти на компромиссы с соперниками. Но достичь прочного соглашения о разделении власти будет чрезвычайно сложно. А поскольку фракции сторонников жесткой линии будут неизбежно оттесняться на политическую обочину, это усилит существующие проблемы безопасности.

Усиление позиций «Исламского государства» в Ливии, особенно с учетом его склонности проводить теракты за рубежом, приведет к более активному иностранному вмешательству в стране. Но такое вмешательство будет ограничиваться главным образом авиаударами и действиями сил специального назначения, а также сотрудничеством с местными игроками по подрыву позиций ИГ. «Исламское государство в Ливии» сосредоточится на укреплении своей власти в Сирте, но будет стремиться к расширению влияния в западном направлении от Абу-Грейна к Мисрате и в восточном от Нофалии к Адждабии. Поскольку «Исламское государство» становится в Ливии влиятельным и сильным игроком, боевики из Мисраты будут активнее действовать против группировки.

Восточная Азия

Сопротивление в Пекине

Процесс реформирования в Китае достиг рискованной фазы. Столь необходимый переход к экономике внутреннего потребления идет медленно и не без проблем. Уже возникают разногласия между китайскими регионами: сфера услуг способствует развитию южных и прибрежных провинций, а ослабевшие отрасли жилищного строительства и тяжелой промышленности тянут на дно северные и внутренние области. В повестке 2016 года будут реформы государственных предприятий с особым вниманием к консолидации чрезмерно раздутых секторов и с усилением надзора за активами. Это может привести к тому, что частные нефтеперерабатывающие заводы будут получать дополнительные лицензии на импорт нефти, а государственные нефтяные компании Китая станут создавать дочерние предприятия, передавая им функции по эксплуатации трубопроводов.

Правительство и лидеры отраслей будут настаивать на слияниях и объединениях, а Пекин введет ограничения на производство металлов. Это указывает на то, что рост потребления энергоресурсов в 2016 году будет замедленным. Увеличение корпоративной задолженности, усугубляемое замедлением экономического роста, подвергнет новым опасностям процесс реформ. Но это не означает, что Пекин будет специально замедлять или отменять реформы, поскольку такие решения тоже чреваты опасностями. Тем не менее, китайское руководство видит впереди непростой для себя год, поскольку ему придется как-то урегулировать экономические и социальные последствия перемен в экономике. В новом году возможно дальнейшее, хотя и осторожное ослабление валютного контроля в целях интернационализации юаня, а также внутренние финансовые реформы, направленные на увеличение налоговых доходов местных властей.

Политическое руководство Китая в первую очередь будет стремиться к минимизации социальных и экономических потрясений, продвигая вперед планы реформ. Как и предыдущие годы, сопротивление переменам будет проявляться в бюрократической инерции и в политическом маневрировании. Поскольку председатель Си Цзиньпин будет укреплять свои политические позиции и усиливать антикоррупционную кампанию в преддверии партийного съезда, который состоится в 2017 году, представители китайской элиты начнут сбиваться в небольшие фракции, защищаясь от консолидированного центра. Борьба за должности в преддверии 2017 года усилит эту тенденцию, что станет новым признаком отхода от системы консенсусного управления, которая существует со времен Дэн Сяопина. Эта трансформация усилит неопределенность в Китае в предстоящие годы.

Пекин также запускает в действие серию долгожданных и весьма амбициозных военных реформ. Они вызовут существенные изменения в организационно-штатной структуре Народно-освободительной армии Китая, и в конечном итоге приблизят ее к моделям западных вооруженных сил. Это повлечет за собой значительные сокращения личного состава, реорганизацию военных округов, а также отставку большого количества штабных офицеров. Пекин будет осуществлять эти перемены очень осторожно, сочетая их с экономическими стимулами для демобилизованных и лишившихся высоких должностей военнослужащих. Пекин также уменьшит роль политкомиссаров, по крайней мере, в низовом звене, чтобы придать больше гибкости боевым действиям, в частности, на тактическом уровне.

Эквилибристика Юго-Восточной Азии

В Юго-Восточной Азии ожидаемое повышение процентных ставок в США усилит нагрузку на некоторые экономики региона, в частности, на малазийскую и индонезийскую, которые очень сильно зависят от зарубежных кредитов. Однако замедление темпов экономического развития в Китае останется главной причиной экономических трудностей в Юго-Восточной Азии, хотя пострадавшим от этого странам все равно придется искать баланс между своей экономической зависимостью от Пекина и растущей военной зависимостью от США. Несмотря на замедление экономического роста, Пекин будет использовать свое влияние, предлагая странам Юго-Восточной Азии стимулы к сотрудничеству, а также предостерегая их об экономических и военных последствиях в случае отказа.

Попытки заключить и реализовать региональные торгово-экономические соглашения в Азии в 2016 году будут ускорены. Договор о Транстихоокеанском партнерстве будет представлен на ратификацию в ряде стран этого региона, а остальные будут просить включить их во вторую очередь на вступление. Активизируются переговоры по Всеобъемлющему региональному экономическому партнерству, а Китай, Южная Корея и Япония примут меры к заключению трехстороннего соглашения о свободной торговле. Члены Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) начнут реализацию концепции нового экономического сообщества своего объединения. Ни одно из этих событий не повлияет радикально на экономическую ситуацию в Азии в 2016 году, но они создадут новые вызовы и новые возможности для бизнеса в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Эти соглашения наткнутся на сопротивление со стороны тех сил, которые пытаются отстоять свои частные интересы в меняющихся условиях. Это вызовет задержки с ратификацией и выполнением новых соглашений. Время от времени такое сопротивление будет порождать короткие, но острые политические разногласия, особенно в таких странах как Япония, Малайзия, Индонезия и Южная Корея, которые уже испытывают нарастающее экономическое и внутриполитическое давление.

Стремление к экономическому сотрудничеству может порой ослаблять региональное соперничество в вопросах безопасности. Но оно не сможет в полной мере устранить политические и территориальные споры. В центре внимания по-прежнему будет находиться Южно-Китайское море. Китай будет и дальше предъявлять претензии на спорные территории, а Соединенные Штаты продолжат морское патрулирование вокруг оккупированных китайцами мелких островов, обеспечивая свободу судоходства, и станут расширять военное сотрудничество с некоторыми прибрежными государствами. Напряженность на море может снова вызвать вспышку, поскольку находящаяся в Голландии Постоянная палата третейского суда начинает устанавливать обстоятельства по иску Филиппин в деле о правопритязаниях КНР в Южно-Китайском море. Хотя решение суда не урегулирует проблемы суверенитета, а Китай не участвует в этом процессе, судебное постановление еще больше запутает морские споры и вопрос о том, могут ли спорные острова служить юридическим основанием для определения размеров территории. Соединенные Штаты выделяют средства на 2016 год для расширения боевой подготовки и продаж оружия в Юго-Восточной Азии (и на Тайване), и будут расширять военное сотрудничество с Японией и Австралией.

В Японии продолжатся дебаты о том, готова ли она в политическом и военном плане присоединиться к патрулированию в Южно-Китайском море. Однако решения по этому вопросу можно ждать не раньше второй половины года, когда пройдут выборы в верхнюю палату. И даже тогда Токио, скорее всего, ограничит свое прямое участие воздушной разведкой, отказавшись от задействования надводных кораблей. Соединенные Штаты будут подталкивать Австралию к более активным действиям в Южно-Китайском море. Но Канберра, как и Токио, постарается тщательно взвешивать издержки и выгоды от таких действий, поскольку между Австралией и Китаем существуют тесные экономические связи.

Несмотря на продолжающиеся действия США в Южно-Китайском море и на ожидаемые поставки американского оружия на Тайвань, Китай вряд ли пойдет на существенное ослабление двусторонних военных связей с Вашингтоном и на отказ от его приглашения к участию в учениях стран Азиатско-Тихоокеанского региона RIMPAC, которые являются крупнейшими в мире многосторонними военно-морскими маневрами. Тем временем, чтобы повлиять на региональные взгляды и представления, и усилить давление на существующий альянс между США, Японией и Южной Кореей, Пекин в 2016 году может согласиться на уступки на переговорах об установлении морской границы с Южной Кореей.

Роль Японии

В 2016 году японская программа «абэномики» столкнется с нарастающей критикой со стороны разочарованного общества. Правительство постарается как-то по-новому представить рамки успеха этой программы, сместив фокус внимания с монетарных «стрел», которые являются одним из трех ключевых аспектов этой стратегии, в сторону структурных реформ и достигнутых успехов. Перспективные планы, такие как увеличение с 2017 года налога на продажу, могут быть отодвинуты еще дальше, поскольку экономика находится на грани рецессии. Если программа абэномики официально будет свернута, доходность государственных облигаций вряд ли упадет до катастрофического уровня, как предсказывают некоторые. Скорее, Япония вернется на тот путь, которым она следовала до прихода к власти премьер-министра Синдзо Абэ — увеличивая государственные расходы, наращивая долг и откладывая решение проблем на будущее.

Экономические, политические и военные отношения Японии со странами Юго-Восточной Азии в 2016 году будут расширяться, несмотря на внутренние экономические проблемы. Хотя экономике Японии грозят трудности, а абэномика далека от достижения своих главных целей, у Токио в запасе есть немало финансовых стимулов, которые он может предложить Юго-Восточной Азии. И Япония будет более активно заключать инфраструктурные контракты по всему региону, зачастую соперничая в этом вопросе с Китаем. Юго-Восточная Азия будет пожинать плоды от усиливающейся конкуренции между двумя державами, потому что каждая из них стремится расширять региональное экономическое сотрудничество, предоставлять займы, развивать инфраструктуру и вкладывать инвестиции в страны региона.

Примечательные выборы в регионе

Хотя Stratfor не занимается прогнозами по выборам, а государства находятся в тисках геополитических реалий, которые ограничивают их возможности радикально изменить политический курс, в 2016 году в некоторых странах состоятся важные выборы, за которыми стоит последить.

В январе граждане Тайваня будут выбирать новый парламент и президента, и согласно большинству опросов, оппозиционная Демократическая прогрессивная партия возьмет верх над правящим Гоминьданом. Китай будет с особым вниманием следить за этими выборами. Демократическая прогрессивная партия традиционно считается сторонницей независимости, но в своей нынешней предвыборной программе она утверждает, что хочет поддерживать существующие отношения между Тайванем и Китаем. Мы не рассчитываем на какие-то радикальные перемены в первые шесть месяцев работы нового правительства, однако возможностей для политических просчетов будет множество.

Китай будет столь же внимательно следить за майскими выборами на Филиппинах — в стране, оказавшейся в самом центре спора из-за Южно-Китайского моря. Перед выборами Китай может нарочито продемонстрировать свою готовность к сотрудничеству по морским проблемам и в экономике, надеясь на то, что к власти в Маниле придет правительство, более склонное к примирению.

В Малайзии оказавшееся в трудном положении правительство премьер-министра Наджиба Разака может принять решение о проведении выборов в 2016 году. Правящая Объединенная малайская национальная организация и Национальный фронт будут обхаживать этническое большинство, что может еще больше усилить напряженность в и без того неустойчивых отношениях с малазийскими китайцами, которые являются критической составляющей бизнес-сообщества Малайзии.

В Южной Корее усиливающееся недовольство рабочих в преддверии апрельских парламентских выборов будет периодически приводить к народным демонстрациям и даже к активным протестам с применением силы.

Съезд Трудовой партии Кореи в Пхеньяне национальными выборами назвать нельзя, но он ознаменует собой усиление власти Ким Чен Ына и может привести к еще более частым перестановкам в руководстве, которые стали характерной чертой последних двух лет. Нельзя также исключать проведение новых ракетно-ядерных испытаний, в основе которых лежат в большей степени политические, нежели технические потребности.

И наконец, в Мьянме военные будут бороться за сохранение своих позиций в новом правительстве, что создаст новую неопределенность в вопросе передачи власти Национальной лиге за демократию.

----------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ следует-----------------

Оригинал публикации: Annual Forecast 2016
Опубликовано 28/12/2015 13:48
http://inosmi.ru/politic/20160112/235012048.html

0

2

Продолжение.
.......................................................................................................
Латинская Америка

В Венесуэле продолжается спад

Ухудшение положения в венесуэльской экономике и переход Национальной ассамблеи в руки оппозиции ослабят правящую Единую социалистическую партию Венесуэлы (ЕСПВ) и создадут условия для волнений в обществе, для финансового дефолта и политического конфликта между ветвями власти. Оппозиция получила значительное большинство в Национальной ассамблее и теперь может принуждать ее к осуществлению содержательных экономических и политических реформ. Под давлением большинства часть правящей партии может вступить в переговоры с оппозицией с целью формирования каких-то альянсов. Однако ЕСПВ может воспользоваться судебной системой для сдерживания враждебно настроенной законодательной власти. Какова бы ни была стратегия правительства, разногласия в рядах правящей партии скорее всего усилятся, а партийная элита воспримет поражение на выборах 6 декабря как предвестие другого проигрыша — на президентских выборах в 2019 году.

В 2016 году усилится нагрузка на государственные финансы Венесуэлы. Она исчерпала свои валютные резервы и фонды, потратив деньги на импорт и государственные расходы. Не имея такой подушки безопасности, правительство будет вынуждено очень внимательно и осторожно расставлять приоритеты в расходной части бюджета. В 2016 году Каракас может еще больше сократить импорт, чтобы обеспечить погашение внешних долгов и реинвестировать средства в государственную энергетическую компанию Petroleos de Venezuela (PDVSA). Это рискованная стратегия. Хотя она обеспечивает Венесуэле ограниченный доступ к иностранным кредитам для энергетического сектора, являющегося основным источником долларовых поступлений, такая стратегия будет усиливать инфляцию и усугублять дефицит продовольствия. Даже если правительство постарается обеспечить выплату по долгам, снижение поступлений от PDVSA и истощение финансов в 2016 году может привести Венесуэлу к дефолту.

Усиливающийся дефицит продовольствия и рост цен на продукты питания подстегнут новые демонстрации, особенно в сельской местности и за пределами Каракаса. Правительство справится с этими волнениями, но только в том случае, если они не перерастут в массовые демонстрации. А поскольку общество в Венесуэле крайне недовольно инфляцией и дефицитом, демонстрации могут перерасти в крупные беспорядки, которые ослабят политическую стабильность в стране.

Экономические и политические проблемы Бразилии

Правительству Бразилии предстоит решать трудные задачи: сохранение занятости и ограничение инфляции в условиях внутреннего экономического спада и снижения мировых цен на главные статьи ее сырьевого экспорта. Последствия коррупционного скандала 2014 года в государственной энергетической компании Petroleo Brasileiro (Petrobras) сохранятся и в 2016 году. Правительство примет меры по ограничению негативного экономического эффекта от этого скандала. Среди прочего, оно может разрешить фирмам-подрядчикам, которым запрещены коммерческие сделки с Petrobras, снова подписывать с ней контракты. Petrobras попытается получить дополнительный капитал за счет продажи активов и государственного финансирования, поскольку у нее обширные долговые обязательства, и ей необходимо финансировать поисковые работы и добычу.

На политическом фронте правящая Партия трудящихся столкнется с серьезными вызовами своей власти. Даже если бразильский президент Дилма Русеф справится с угрозой импичмента, Партия трудящихся по-прежнему будет вынуждена полагаться на союзников, отражая нападки на свою власть.

Медленный рост спроса на бразильский экспорт и сокращение внутреннего рынка вынудит Бразилию искать в предстоящем году новые зарубежные рынки. Несмотря на разногласия с Аргентиной, Бразилия наверняка продолжит переговоры о свободной торговле между общим рынком стран Южной Америки Mercosur и Европейским Союзом. Разногласия между Аргентиной и Бразилией, касающиеся стратегии свободной торговли, в 2016 году могут усилиться. Аргентина не захочет подписываться под торговыми соглашениями, которые ослабят ее и без того неконкурентоспособную производственную базу или приведут к серьезному торговому дисбалансу.

Новое правительство Аргентины решает проблемы долгов

Поставив у руля нового президента, правительство Аргентины в 2016 году приступит к реализации мер по решению экономических проблем, доставшихся ему в наследство от прежней администрации. Оно может начать переговоры с кредиторами, которые требуют погашения долга, оставшегося со времен аргентинского дефолта 2001 года — ведь в случае успеха на переговорах Аргентина со временем снова обретет право доступа на мировые рынки капитала. Тем временем, дополнительное кредитование из Китая и средства других кредиторов могут дать государственным финансам стран некую передышку. Но поскольку в стране налицо экономический спад, Буэнос-Айрес будет стремиться к началу переговоров с упорствующими кредиторами. Новое правительство также начнет сокращать государственные расходы и девальвировать валюту, чтобы сократить разницу между официальным и параллельным обменным курсом. Хотя некоторые экономические корректировки вполне вероятны, структурные проблемы, такие как высокая инфляция и устойчивая нехватка иностранной валюты, будут по-прежнему наносить Аргентине ущерб. Следовательно, новое правительство вряд ли отменит все барьеры на пути внешней торговли, хотя это позволило бы в 2016 году увеличить импорт и приток капитала.

Колумбия близка к заключению мирного соглашения с повстанцами

Экспортная выручка Колумбии будет по-прежнему невелика из-за низких нефтяных цен. Поскольку нефть — главный источник валютных поступлений в государственную казну, Боготе придется изыскивать средства для затыкания дыр в других местах, например, за счет проведения налоговой реформы. Но такая реформа будет ослаблена или вообще отложена, если встретит сопротивление со стороны частного сектора.

Правительство и Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC) будут вести переговоры о демобилизации боевиков. Правительство намеревается подписать мирный договор к марту 2016 года, хотя сроки подписания могут быть сдвинуты, если стороны не сумеют прийти к твердой договоренности об участии повстанцев в колумбийской политике, о характере правовых переходных механизмов и о способах сдачи оружия боевиками. Мирное соглашение между FARC и правительством будет вынесено на общенациональное голосование в сроки, которые определит центральное правительство. Хотя власти Колумбии и FARC могут не соблюсти прежние сроки и не подписать соглашение к концу первого квартала, но сейчас сложились все условия для продолжения переговоров между двумя сторонами, и договор вполне может быть заключен в 2016 году.

Если правительство заключит мирное соглашение с FARC, нападения повстанцев в Колумбии в 2016 году пойдут на убыль, ограничиваясь удаленными районами страны. Поскольку Революционные вооруженные силы Колумбии сосредоточились на заключении соглашения с государством, Армия национального освобождения, являющаяся более малочисленной и менее боеспособной группировкой, которая в 2016 году будет вести собственные переговоры о мире с Боготой, останется единственной силой, готовой и способной осуществлять военные нападения.

В 2016 году колумбийское правительство сосредоточит свою антинаркотическую стратегию на уничтожении частных посевов коки, отказавшись от распыления яда с воздуха. Это наверняка приведет к активизации насилия против сил безопасности и будет требовать гораздо больше времени, чем авиационное опрыскивание. В целом такое изменение тактики действий может ослабить возможности Боготы по уничтожению посевов коки в сельской местности.

Раскол в криминальных группировках Мексики

В 2016 году ориентированная на экспорт мексиканская экономика столкнется со спадом на мировых рынках и с ростом торгового дисбаланса. Экономический рост будет неуверенным по сравнению с другими годами, хотя страна сохранит свою привлекательность для зарубежных инвесторов. На политическом фронте на юго-западе Мексики продолжатся антиправительственные демонстрации и выступления учительских профсоюзов, хотя их будет намного меньше, чем в 2015 году.

В преступных группировках Мексики продолжится раскол по всей стране, потому что отдельные криминальные группы подвергаются давлению со стороны правительства или ведут междоусобную борьбу за сферы влияния. В связи с этим в некоторых районах страны будет наблюдаться довольно высокий уровень насилия. Прежде всего, это касается северо-восточного региона, включая отдельные районы штатов Тамаулипас, Нуэво-Леон и север штата Веракрус, а также юго-западных штатов Мичоакан и Гереро. Войны за территории и сферы влияния будут способствовать сохранению и разрастанию насилия. Это касается борьбы между чрезвычайно разрозненными криминальными группировками в Тамаулипасе, между уголовными бандами Тьера-Калиенте в Мичоакане и Халиско, а также раскола в рядах картеля «Синалоа» в Нижней Южной Калифорнии и в других регионах на северо-западе. Мексиканское правительство продолжит борьбу с наркокартелями, делая ставку на вооруженные силы и федеральную полицию. Из-за слабой власти закона в некоторых районах эти силы являются необходимостью.

Президент Боливии хочет еще на один срок

21 февраля в Боливии состоится общенациональный референдум по вопросу предоставления президенту Эво Моралесу возможности баллотироваться в 2019 году на третий срок. Если Моралес получит такую возможность, возможны протесты с участием оппозиционной коалиции. Но боливийская оппозиция слаба, разрозненна и не пользуется народной поддержкой, а поэтому не может устраивать продолжительные протесты, беспорядки и выступать с угрозами отделения, как это было в 2008 году. Но после голосования отдельные протесты все же возможны.

Экономика Перу остается на плаву

Поскольку экспорт минеральных ресурсов — основа перуанской экономики, снижение китайского спроса на ее медь по сравнению с другими годами будет препятствовать экономическому росту страны. Но Перу воспользуется своими весьма солидными государственными финансами, чтобы не допустить более негативных последствий от существенного спада экономики, какие возникали в стране в предыдущие годы. 10 апреля Перу проведет президентские выборы, и на них против консерватора Кейко Фухимори (Keiko Fujimori) будут бороться несколько кандидатов, в том числе, Педро Пабло Кучински (Pedro Pablo Kuczynski), Алан Гарсия (Alan Garcia) и Алехандро Толедо (Alejandro Toledo). Вне зависимости от исхода выборов никаких крупных и незамедлительных изменений в перуанской политике открытых дверей, привлечения инвестиций и свободной торговли не ожидается.

Южная Азия

Трудные реформы в Индии

Поражение на выборах в Дели и штате Бихар в 2015 году ослабило позиции индийского премьер-министра Нарендры Моди и его мандат на проведение через парламент программы реформ в 2016 году. Под угрозой срыва оказались законы о налогообложении, о недвижимости, о доступе к электричеству, о труде и трудовых ресурсах, и о приобретении земли. Его Бхаратия джаната парти в 2016 году вряд ли получит много мест в верхней палате парламента, где она остается в меньшинстве. Среди штатов Индии, где предстоят выборы — а это Ассам, Керала, Тамил Наду, Западная Бенгалия и территория Пудучерри — только Ассам может принести ей победу. Низкие нефтяные цены помогут в 2016 году обеспечить индийской экономике темпы роста в 7%, однако нехватка энергетической инфраструктуры, большой дефицит бюджета и недозагруженность производственных мощностей будут мешать дальнейшему росту. Более того, трудности с принятием обширного закона о налогах на товары и услуги, который нацелен на упрощение запутанного налогового законодательства посредством введения единого налога во всех 36 штатах и союзных территориях, будут сдерживать экономическое развитие. (Оппозиционный левоцентристский Индийский национальный конгресс не пропустил этот законопроект в парламенте.)

Государственные банки, обремененные безнадежными долгами на 100 миллиардов долларов, в 2016 году будут потихоньку восстанавливаться, но им не хватит сил для возобновления масштабного кредитования. Профсоюзы и чиновники будут и дальше выступать против планов правительства по распродаже акций государственных предприятий. Кроме того, Моди будет трудно преодолеть раскол между традиционалистским крылом «Хиндутва» в составе Бхаратия джаната партии и более прагматичным средним классом и сторонниками бизнеса. А Индийский национальный конгресс воспользуется усилением напряженности по всей стране по вопросу нетерпимости в отношении «Хиндутвы».

Главной целью внешней политики Индии в 2016 году будет получение прямых иностранных инвестиций. Моди возобновит энергичный график поездок в поддержку своей кампании «Делай в Индии» и новой «восточной политики». Он будет стремиться к укреплению двусторонних связей с АСЕАН, Францией, Японией и США. Отношения с Непалом начнут стабилизироваться, поскольку две страны работают над реализацией трехступенчатого политического соглашения, в котором снимается обеспокоенность народности мадхеси по поводу недавно принятой конституции Непала. Принадлежащие в основном к индуизму мадхеси решили, что новая конституция не дает им пропорциональное представительство, и в знак протеста устроили блокаду. Непал обвинил Индию в скрытой поддержке этих действий. Хотя Катманду пытается умиротворить мадхеси, стратегические последствия этого события сохранятся надолго. Непал будет сближаться с Пекином, видя в этом гарантию защиты от возможной в будущем агрессии со стороны Индии. Это ослабит влияние Индии на ее периферии. (Китай уже поддерживает тесные связи с Пакистаном, вкладывает значительные инвестиции в Афганистан и Шри-Ланку, а также сотрудничает с Бангладеш в военной сфере.) Напряженность в отношениях между Индией и Пакистаном вряд ли выйдет за рамки периодических стычек по поводу Кашмира. Угроза безопасности Афганистана будет вынуждать Нью-Дели поддерживать ограниченный диалог с Исламабадом.

Пакистан за безопасность

Получив от Международного валютного фонда заем на 6,6 миллиарда долларов, пакистанская экономика на фоне низких нефтяных цен в 2016 году сохранит темпы роста в 4%. Но из-за неблагоприятной деловой среды и отсутствия реформ оказавшийся в беде энергетический сектор Пакистана будет сдерживать дальнейшее развитие. Ирано-пакистанский трубопровод и газопровод Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия будут строиться медленно, несмотря на растущую политическую поддержку этих проектов. То же самое можно сказать об экономическом коридоре Китай-Пакистан стоимостью 46 миллиардов долларов, который представляет собой серию проектов, призванных связать западную китайскую провинцию Синьцзян с портом Гвадар на Аравийском море. (В крупной юго-западной провинции Пакистана Белуджистане, где расположен Гвадар, действуют повстанцы белуджи, и их партизанское движение надо успокоить и умиротворить до начала работы коридора.) Отношения между Исламабадом и Нью-Дели станутся стабильными, так как пакистанский премьер-министр Наваз Шариф направляет внимание военных на борьбу со своими исламскими боевиками, что находится в полном соответствии с интересами Моди.

Шариф продолжит свою кампанию в целях укрепления атмосферы стабильности и безопасности в Пакистане. При этом он будет возлагать надежду на то, что ему удастся превратить свою страну в привлекательное место для крайне необходимых ей прямых иностранных инвестиций. Возглавляющий пакистанскую армию генерал Рахиль Шариф (Raheel Sharif) в 2016 году повысит значимость вооруженных сил и станет ключевым посредником на переговорах между Талибаном и Кабулом. Пакистан будет и дальше поддерживать равновесие между Россией, Китаем и США, а также между Ираном и Саудовской Аравией. Исламабад будет следить за ситуацией в Саудовской Аравии в связи с ее действиями в Йемене, и даже отправит в Эр-Рияд своих военных советников; но он постарается не вмешиваться в эти события, дабы не вызвать недовольство Тегерана.

Мирные переговоры с афганскими талибами

Афганские силы безопасности самостоятельно не смогут одержать победу над Талибаном, даже если в этом повстанческом движении продолжится раскол. Для Китая и Пакистана, которые опасаются возможных последствий от продолжительной нестабильности в Афганистане, мирные переговоры в 2016 году останутся единственным желательным вариантом действий. Однако некоторые факторы, особенно отсутствие единства у талибов, будут мешать проведению в 2016 году содержательных переговоров — если они вообще начнутся.

Последствия от боевых успехов талибов в 2015 году, даже недолговечных, таких как захват Кундуза в сентябре, сохранятся и в 2016 году. Силам безопасности Кабула будет противостоять более широкий, хотя и разобщенный повстанческий фронт, поскольку в ходе неизбежного весеннего наступления количество районов, попадающих под контроль талибов и прочих боевых группировок, всегда увеличивается. Это станет проверкой на прочность для правительства национального единства, а региональные полевые командиры, такие как генерал Абдул-Рашид Дустум (Abdul Rashid Dostum), будут действовать все более независимо от Кабула, отстаивая собственные интересы. Кроме того, насилие талибов в Афганистане может породить антипакистанские настроения в стране, а это помешает Исламабаду играть роль посредника в будущих переговорах между Кабулом и Талибаном.

«Исламское государство» и эволюция повстанческого движения в Афганистане

Прошло больше года с того момента, когда в Афганистане появилось знамя «Исламского государства», однако количество афганских боевиков, присягнувших на верность группировке, относительно невелико. В 2016 году их может стать больше, однако «Исламскому государству» со своим фирменным названием придется учитывать историческую, племенную, этно-конфессиональную, культурную и военную динамику в Афганистане. Именно эти особенности будут в наибольшей степени определять действия «Исламского государства» и предъявлять требования к нему, а отнюдь не какие-то руководящие указания со стороны «Исламского государства в Юго-Западной Азии и Северной Африке» и события в его рядах.

В настоящее время «Исламское государство в Афганистане» состоит в основном из бывших пакистанских боевиков организации «Техрик-и-Талибан» (которые изначально настроены против Исламабада), а также из разочаровавшихся афганских талибов. Несмотря на усиливающееся дробление, движение Талибан под началом муллы Ахтара Мансура и муллы Мохаммада Расула в 2016 году останется самой мощной в военном отношении повстанческой группировкой Афганистана, действующей на обширной территории. Жесткое соперничество с применением силы между «Исламским государством» и афганскими группировками боевиков в предстоящем году наверняка продолжится, однако интенсивность боевых действий между ними будет разниться от региона к региону.

Афганские боевики вызывают обеспокоенность в регионе

Союзники талибов, такие как разрозненное Исламское движение Узбекистана, в 2016 году будут действовать на территории Афганистана маневреннее и активнее. Это усилит обеспокоенность центральноазиатских государств и России по поводу безопасности на северной границе Афганистана, так как афганское партизанское движение может перешагнуть через эту границу. Поскольку пакистанские военные в ходе своего наступления выдавили боевиков в Афганистан, Исламабад в большей мере будет беспокоить рост мобильности организаций боевиков на территории Афганистана. Таким образом, напряженность на границе между Пакистаном и Афганистаном в 2016 году может усилиться.

Страны Африки южнее Сахары

Африканские лидеры цепляются за власть

Последние два года некоторые главы африканских государств, долгое время занимающие свои посты, настаивают на внесении поправок в конституции, снимающих ограничения по срокам. Тем самым, они надеются продлить свое пребывание у власти. 2016 год ничем не будет отличаться от предыдущих, особенно в Центральной Африке, где некоторые лидеры-долгожители стремятся к переизбранию.

Зоной наибольшей нестабильности может стать Демократическая Республика Конго, где президент Джозеф Кабила незаконными средствами пытается продлить себе время пребывания у власти. Среди прочего, он настаивает на внесении изменений в конституцию, которые позволят ему добиваться переизбрания на выборах, назначенных на конец 2016 года. Публично Кабила пока не объявил о своем намерении бороться за очередной президентский срок, но он продолжит попытки продлить свое президентство. Если Кабила добьется своего, в таких районах как провинция Катанга, а также Северная и Южная Киву, можно ожидать всплеска насилия. Спорадические выступления против Кабилы могут также начаться в столице.

На другом берегу реки Конго в Республике Конго президент Дени Сассу-Нгессо хочет переизбраться в 2016 году, добившись недавно внесения поправок в конституцию, которые сняли ограничения по срокам. Сассу-Нгессо вооруженная оппозиция не угрожает, а политическая оппозиция в стране слаба, и поэтому бывший солдат и марксистский лидер почти наверняка будет переизбран. И хотя Сассу-Нгессо ведет себя так же, как и Кабила, мировое сообщество редко критикует его за попытку продлить себе властные полномочия. Наверное, это связано с тем, что заявка Нгессо на власть не вызовет особой внутренней вражды — в отличие от Кабилы. Протесты и столкновения будут, но беспорядки вряд ли выйдут на такой уровень, когда Нгессо придется задуматься об отказе от власти.

Президент Уганды Йовери Мусевени пойдет на перевыборы в феврале, и хотя его призывают уйти в отставку, он со своим Движением национального сопротивления надежно контролирует ситуацию, в связи с чем риск масштабных волнений в угандийском обществе очень невелик. В Экваториальной Гвинее Теодоро Обианг Нгема Мбасого в ноябре пойдет на перевыборы. В Африке он дольше всех находится у власти, однако говорят, что у него последняя стадия рака. Теодоро Обианг хочет сделать своим преемником собственного сына, но это не понравится политической элите Экваториальной Гвинеи, и может вызвать раскол в стране на самом высоком уровне, поскольку здоровье ее руководителя быстро ухудшается.

Лидеры Руанды и Анголы будут решать, надо ли им бороться за переизбрание в 2017 году. В Руанде прошел референдум, по результатам которого президент Поль Кагаме получил возможность при желании баллотироваться на третий срок. В соседней Бурунди решение президента выставить свою кандидатуру на новый срок привело в 2015 году к вспышке насилия. Но Кагаме полностью контролирует Руанду, и он, скорее всего, будет добиваться продления срока, поскольку серьезного противодействия не встретит. Ангольский президент Жозе Эдуарду душ Сантуш имеет полное право бороться за переизбрание, но он задумывается об уходе в 2017 году. Тем не менее, в 2016-м он будет тщательно продумывать все варианты, и возможно даже назначит потенциального преемника.

Южная Африка: медленный упадок АНК

Южноафриканская экономика по-прежнему будет ощущать тяжелые последствия от снижения цен на сырье, от ослабления валюты и от социальной напряженности, которая периодически выливается в забастовки рабочих. В 2016 году рост ее экономики, согласно прогнозам, составит от 1% до 2%, и есть большой риск того, что экономические трудности страны будут усиливаться. Существуют факторы, которые в 2016 году могут удешевить южноафриканский рэнд, поскольку Федеральный резерв США рассматривает вопрос о постепенном и долгосрочном повышении процентных ставок, что создаст угрозу инфляции.

Слабость экономики будет и дальше сопровождаться напряженными переговорами с профсоюзами в горнодобывающей отрасли. Там низкие сырьевые цены будут уменьшать доходы горнопромышленных компаний, поскольку требования профсоюзов будут отрицательно отражаться на их прибыльности. Однако во многом эти требования останутся невыполненными, из-за чего повысится вероятность забастовок. Ассоциация профсоюзов шахтеров и строителей ЮАР уже запланировала восьмимесячную забастовку в секторе золотодобычи и отвергает предложения прошлогодних профсоюзных переговоров. Столь длительная забастовка может оказаться чрезмерной и неразумной, потому что члены профсоюзов уже испытывают немалые финансовые трудности. Так или иначе, Южной Африке предстоит очередной год напряженных переговоров с профсоюзами.

Нагрузка на различные области экономики ЮАР будет содействовать постепенному ослаблению Африканского национального конгресса как гегемона южноафриканской политики накануне очередного партийного съезда, запланированного на 2017 год. Самым заметным признаком ослабления положения этой партии станут муниципальные выборы 2016 года. Демократический альянс, являющийся самой крупной оппозиционной партией в ЮАР, бросит мощный вызов АНК в Претории, Порт-Элизабете и других городах, пользуясь поддержкой безработных, но образованных чернокожих южноафриканцев из среднего класса. Партия «Борцы за экономическую свободу» стремится усилить свое влияние среди рабочего класса, а также безработных или частично занятых чернокожих южноафриканских рабочих, таких как шахтеры. АНК сохранит широчайшую базу поддержки, но после 2016 года и перед общенациональными выборами в 2019 году его большинство будет постепенно ослабевать и перестанет быть абсолютным. А Демократический альянс и «Борцы за экономическую свободу» будут набирать вес и влияние.

Нигерия: медленный прогресс в вопросах энергетики, коррупции и безопасности

Назначив, наконец, кабинет министров в конце 2015 года, президент Нигерии Мохаммаду Бухари сможет теперь в полной мере приступить к реализации своей политики. Приоритетом для его администрации будет обеспечение безопасности на северо-востоке страны, потому что в районе главным образом сосредоточен «Вилаят аль-Судан аль-Гарби» (прежде эта группировка называлась Боко Харам). Но прежде всего Бухари в 2016 году будет ратовать за борьбу с коррупцией и реформу в энергетическом секторе.

Антикоррупционная кампания Бухари будет долгой и трудной. Наиболее активно он будет действовать в тех областях, которые производят прибыль, а также в сфере распоряжения ею. Прежде всего это касается нефтяной отрасли и центрального банка, а также высокопоставленных и известных руководителей. Вначале Бухари будет весьма успешно проводить свои программы, однако из-за слабости институтов власти в стране эффективность его инициатив пойдет на убыль. Меньше всего в 2016 году у него будет побед в борьбе с коррупцией, взяточничеством и волокитой на низовом уровне.

Нигерия может добиться успехов в реформировании своей нефтяной отрасли, хотя этот процесс придется продолжать и после 2016 года. И успехи там будут неоднородными. Нигерия разделит свой Закон о нефтяной промышленности на несколько частей. Наиболее оперативно она будет проводить реформы в секторе разведки и добычи, ведя переговоры по контрактам с зарубежными и частными нефтяными компаниями. А вот на реализацию закона уйдут месяцы, а может, и годы. Медленнее пойдет процесс в других вопросах, где достичь успехов будет трудно с политической точки зрения. Это отказ от топливных субсидий и всестороннее соглашение между провинциями о распределении доходов.

Бихари вряд ли полностью отменит субсидии на топливо, если только финансовая система страны в следующем году не начнет быстро ослабевать. Нигерийская валюта найра будет по-прежнему испытывать давление, как и вся экономика Нигерии. Причина — низкие нефтяные цены и возможное повышение процентных ставок в США. Нигерийскому центробанку придется вносить корректировки в валютный режим страны.

Ситуация в сфере безопасности в Нигерии в 2016 году останется относительно статичной, и особых изменений в ней не предвидится. «Вилаят аль-Судан аль-Гарби» будет и дальше представлять постоянную угрозу на северо-востоке. Однако армия Бухари будет в основном успешно сдерживать данную угрозу, ограничивая ее территорией северо-востока. Периодически будут иметь место нападения за пределами этого района, но это будет нечасто, и мятежники ограничатся слабозащищенными целями. «Вилаят аль-Судан аль-Гарби» будет по-прежнему опасен в прилегающих районах Камеруна, Нигера и Чада, и Нигерия станет и дальше координировать действия военных этих стран.

Бухари продолжит программу военной амнистии, а также включит другие механизмы, чтобы успокоить регион дельты Нигера мерами заступничества и финансовой поддержки. В результате регион этот не вернется в фазу масштабного и политически мотивированного насилия, нацеленного против нефтяной и газовой отрасли страны. Это насилие было следствием того, что дельта Нигера утратила шансы привести к власти своего президента, когда бывший глава государства Гудлак Джонатан (Goodluck Jonathan) в ходе выдвижения на переизбрание уступил Бихари. Тем не менее, преступные группировки будут продолжать грабежи, похищать людей с целью выкупа, брать заложников, взрывать трубопроводы и красть нефть по всему региону.

Западная Африка под бременем низких нефтяных цен

Подобно Нигерии, остальные страны Западной Африки будут и дальше страдать от снижения нефтяных цен. Экономические последствия отразятся на всем регионе. Среди прочего, будут дальнейшие бюджетные сокращения и снижение социальных расходов в таких странах как Габон и Ангола, но это не создаст серьезную угрозу властям данных стран (за исключением, пожалуй, Экваториальной Гвинеи).

Интересным случаем является Гана, где правительство будет испытывать острую нужду в финансовых средствах и требовать выплат от Международного валютного фонда в соответствии с рассчитанным на три года пакетом помощи, действие которого начинается в наступающем году. В связи с этим президент Джон Драмани Махама окажется в непростой ситуации в преддверии назначенных на декабрь 2016 года президентских выборов, на которых его партия Национальный демократический конгресс столкнется с жесткой конкуренцией. По условиям соглашения об оказании помощи правительству Ганы придется затянуть пояса, из-за чего расходы на осуществление различных программ перед выборами будут сокращены.

В Мали продолжатся террористические нападения, направленные как против местных, так и против западных деловых кругов и интересов. Чаще всего атаки будут происходить на севере Мали. Но ни юг, ни столица Бамако, ни юго-запад не будут в полной мере защищены от экстремистского насилия. Франция и малийская армия продолжат наносить удары и проводить рейды против различных группировок боевиков, действующих в регионе, но эти боевики вряд ли существенно ослабят темп своих нападений, особенно в северных районах.

Восточная Африка пытается нанести себя на глобальную энергетическую карту

Если Западной Африке приходится жить и выживать в условиях низких нефтяных цен, то Восточная Африка будет продолжать усилия по превращению в глобального производителя энергоресурсов. В Танзании прошли выборы, и страна приняла, наконец, свой нефтяной закон. Сейчас ее правительство приступит к совместной работе с зарубежными нефтяными компаниями, создавая благоприятную деловую среду для строительства экспортного терминала сжиженного природного газа на юге страны. В соседнем Мозамбике правительство будет делать то же самое. Итальянская энергетическая компания Eni и американская Anadarko надеются принять окончательные инвестиционные решения по проектам СПГ на северо-востоке страны. В Уганде, Кении и Танзании продолжатся переговоры о строительстве нефтепроводов, чтобы связать месторождения в районе Великих Африканских озер с экспортными терминалами, но в 2016 году заключить соответствующие соглашения в полной мере не удастся. В конечном итоге, решения международных нефтяных компаний будут определяться глобальными условиями, которые им неподвластны.

Мирный процесс в Южном Судане в 2016 году будет как и раньше идти со сбоями, но Южный Судан и Судан приступят к новым переговорам о транзите нефти и о транзитных выплатах, поскольку срок действия предыдущего соглашения, начавшийся в 2013 году, в середине 2017-го закончится. Прежний контракт на три с половиной года давал Судану примерно 25 долларов за баррель перекачиваемой нефти, но такие условия действовали при высоких нефтяных ценах. Теперь же Южный Судан получает очень мало от своего нефтяного экспорта. А поскольку цены вряд ли вернутся на прежний уровень, южносуданское правительство будет упорно настаивать на значительном сокращении транзитной оплаты в расчете на баррель. Таким образом, конфронтационная игра за доходы между Южным Суданом и его северным соседом продолжится. Но хотя обе страны в 2016 году подвергнутся серьезному экономическому стрессу, перебои с нефтяными поставками до истечения срока контрактов маловероятны (если не сказать — невозможны), так как ни Север, ни Юг не могут себе позволить прекращение экспорта.

Проблемы безопасности в Восточной Африке

Судан продолжит свои попытки усадить за стол переговоров повстанческие группировки из Южного Кордофана, Голубого Нила и Дарфура. Суданскому президенту Омару аль-Баширу удалось договориться о шестимесячном прекращении огня с Суданским революционным фронтом, куда входят Суданское народно-освободительное движение, Движение за справедливость и равенство и прочие группировки оппозиции, но срок его действия истекает в апреле 2016 года. Дальнейшие переговоры пойдут медленно, а столкновения на местах продолжатся. И наконец, после успехов суданского правительства в улучшении отношений с Саудовской Аравией и другими странами арабского мира, а также с Западом Хартум продолжит процесс сближения с внешним миром, в том числе, внося свой вклад в действия в Йемене под руководством Эр-Рияда. Быстрее всего Судан будет наводить мосты с Саудовской Аравией и прочими арабскими государствами. Прогресс в отношениях с Западом будет по-прежнему медленным, по крайней мере, пока не уйдет аль-Башир, подвергающийся резкой критике за нарушения прав человека, которые, кроме всего прочего, ему инкриминирует Международный уголовный суд.

В Мозамбике правящий Фронт освобождения Мозамбика ФРЕЛИМО и главная оппозиционная партия Мозамбикское национальное сопротивление (РЕНАМО) продолжат действия по достижению всестороннего политического урегулирования. ФРЕЛИМО будет и дальше отвергать требования РЕНАМО о предоставлении полной автономии тем провинциям, в которых РЕНАМО пользуется наибольшей поддержкой. Вместо этого правящая партия будет медленно добиваться создания такого правительства, в котором РЕНАМО участвовало бы в процессе принятия политических и экономических решений. Вопрос о разоружении РЕНАМО останется нерешенным, а это значит, что его вооруженное сопротивление низкой интенсивности в центральных областях Мозамбика, таких как Софала и Маника, будет продолжаться. Партизаны как и раньше в качестве целей для нападения будут выбирать правительственные войска, силы полиции, добывающие предприятия и объекты инфраструктуры.

В 2016 году в Сомали могут пройти выборы. Но из-за весьма опасной обстановки, сохраняющейся по всей стране, свободные и честные выборы будут невозможны. Если они состоятся, это опять будет голосование через представителей за различных клановых старейшин, но не подлинные народные выборы. Избранные старейшины кланов смогут назначить новый парламент, а тот, в свою очередь, изберет президента. Хотя это помешает действующему правительству укрепить свои позиции в сомалийской политической структуре, представительным голосованием не удастся достичь ни одной из целей, намеченных страной на 2016 год в плане обеспечения безопасности и нормализации политического процесса. «Аш-Шабаб» сможет как и раньше проводить крупные террористические нападения в стране и в ее столице.

Оригинал публикации: Annual Forecast 2016
Опубликовано 28/12/2015 13:48

http://inosmi.ru/politic/20160112/235012048.html

0

3

Мало к чему обязывающие общие рассуждения)))

0

4

Stratfor, США

Предпочтения при бюджетных сокращениях в России отдаются финансовой элите
14.01.2016

Как сообщил российскому изданию «Ведомости» источник в правительстве, всем российским министерствам было приказано сократить свои бюджеты на 2016 год на 10%. Если какое-нибудь министерство или агентство не представит к пятнице бюджет в сокращенном виде, Министерство финансов, как сообщается, само произведет эти сокращения. Эта жесткая директива является не только реакцией на тяжелую экономическую ситуацию в России, но и очевидным признанием Кремлем того, что он больше не может откладывать экономические реформы по политическим соображениям. Кроме того, это указывает на то, что российская финансовая элита набирает вес в Кремле.

Несмотря на попытки Министерства финансов сформировать в ходе напряженных дебатов в Кремле бюджет на основе более низких цен на нефть, предложенный российским правительством бюджет был утвержден с учетом того, что в 2016 году средняя цена на нефть (марки Urals), останется на уровне около 50 долларов за баррель. Однако в последние два месяца средняя цена нефти Urals колеблется в районе 35 долларов. А за последние двое суток она упала до 29 долларов за баррель, что значительно ниже, чем в среднем 97 долларов, которые давали за баррель в 2014 году, или в среднем 51 долларов за баррель — в 2015 году. Сохраняющиеся низкие цены на нефть послужили для Министерства финансов импульсом для принятия болезненных, но необходимых мер по сокращению бюджета. Даже президент Владимир Путин назвал сегодняшний бюджет нереалистичным.

Российское правительство лишь недавно протолкнуло аналогичное сокращение бюджета на 10%. Правда, тогда эта директива исходила непосредственно от Путина, и затрагивать военные расходы российский президент отказался вообще. Бюджет этого года еще жестче, чем в прошлом году, и предстоящие сокращения, по имеющимся сведениям, коснутся даже священного и неприкосновенного оборонного сектора. Единственная сфера, которую сокращения не затронут — это пенсии.

Гарантия сохранить пенсии демонстрирует растущую обеспокоенность Кремля по поводу социальной напряженности в России. Когда в 2015 году власти сократили пенсии и пособия, протестующие вышли на улицы по всей стране. Демонстрации, собиравшие в некоторых городах по 100 тысяч человек, стали самыми массовыми в России за последние десять лет. В крупных городах демонстранты перекрывали дороги, захватывали автобусы и брали приступом правительственные здания. Такая бурная реакция возникла в то время, когда российская экономика была относительно стабильной и развивалась. Теперь же экономика страны находится в рецессии, произошло ослабление рубля, а инфляция достигла почти наивысшего уровня с тех пор, как Путин пришел к власти. Сокращение пенсий в такой ситуации могло бы вызвать взрыв общественного недовольства.

И вместо того, чтобы сокращать расходы на социальные нужды, Кремль принимает нелегкое решение сократить военные расходы. Россия ведет активные военные кампании на Украине и в Сирии, а также пытается помешать укреплению сил НАТО у своих границ. Даже в первоначальном варианте жесткого бюджета на 2016 год расходы на оборону сокращены не были, хотя и увеличены они были всего на 0,8%. И если правительство сократит военные расходы на 10%, Россия сможет продолжать свои военные действия, но ей придется сократить расходы в других военных областях — например, на программу перевооружения.

Сокращение расходов на оборону стало бы исключительной победой для Министерства финансов, которое уже давно ведет борьбу с засевшей в самом сердце Кремля группой силовиков. Нынешний министр Антон Силуанов является ярым критиком политики расходов на оборону страны и грандиозную программу перевооружения. Бывший министр финансов Алексей Кудрин как раз по этой причине ушел в отставку.

С тех пор, как в 2011 году Силуанов занял пост министра финансов, его неоднократные попытки протолкнуть бюджетные и экономические реформы оказывались безуспешными, поскольку ему для этого не хватает политического веса. Силуанов не только вынужден сталкиваться с влиятельными кругами силовиков, он еще и расходится во мнениях с Путиным и премьер-министром Дмитрием Медведевым. Но в последние месяцы представители кремлевской финансовой верхушки завоевали благосклонность, поскольку из-за ухудшающейся в России экономической обстановки растут опасения в связи с социальной напряженностью.

Кроме того, ходят слухи, что Кудрин вернется в правительство. Многие в России и на Западе считают Кудрина одним из самых здравомыслящих финансистов страны. Он был министром финансов в те времена, когда российское руководство считало, что вопросы государственной безопасности и обороны важнее экономических и финансовых реформ. Уйдя из правительства, Кудрин работает с НКО, выступающими за развитие гражданского общества и защиту прав человека. Кудрин не только собрал группу надежных сторонников, он еще и привлек внимание тем, что выступил с призывом проведения досрочных президентских выборов. Среди других предпринимаемых им популярных шагов — то, что он в числе первых развил идею о необходимости убедить Запад снять санкции — и добиться возвращения в страну зарубежных инвесторов.

В понедельник «Ведомости» со ссылкой на неназванный источник, близкий к Кремлю, сообщили, что для Кудрина будет создана новая должность в Кремле, на которой он будет курировать экономическую политику. С июня 2015 года подобные слухи возникают регулярно, высказываются предположения, что Кудрин может со временем занять пост премьер-министра или даже попытаться баллотироваться в президенты.
Сам Кудрин опроверг наличие таких честолюбивых планов, заявив, что предпочел бы вернуться в правительство в роли тактика. Но возвращение Кудрина в Кремль означало бы, что Путин согласен с проведением неудобных экономических реформ, к которым призывали как бывший, так и теперешний министры финансов.

С благословения Путина Кудрин с Силуановым могли бы обрести суммарный политический вес, необходимый для того, чтобы начать борьбу за изменение политики. Помимо сокращения бюджета (особенно оборонных расходов) этот дуэт хотел бы снизить участие российского государства в крупных государственных корпорациях — одним словом, в определенной степени провести децентрализацию экономики.

Самой лучшей проверкой этой серьезной реформы стала бы предложенная приватизация 19% акций «Роснефти» — энергетической компании, принадлежащей тяжеловесу из числа бывших работников органов безопасности Игорю Сечину. Сечин обладает достаточным политическим весом, чтобы помешать реализации планов Кудрина и Силуанова в отношении «Роснефти», но поскольку финансовая элита привлекает к себе все больше внимания и становится более влиятельной, весы в этом году могут склониться в пользу Министерства финансов.

Оригинал публикации: In Russia, Budget Cuts Favor the Financial Elite
Опубликовано 14/01/2016 12:14
http://inosmi.ru/economic/20160114/235048275.html

0

5

Sputnik, International

[b][color=teal]Год 2016: мир движется к катастрофе
[/color][/b]
15.01.2016
Вики Пелаес (Vicky Peláez)

Недавно главнокомандующий швейцарской армии, генерал Андре Блаттман (André Blattmann) посоветовал европейцам готовиться к неизбежным беспорядкам, приобретая огнестрельное оружие, в то время как президент Барак Обама, напротив, призвал американцев перестать покупать оружие, потому что и так уже более 300 миллионов его единиц разного калибра находится на руках у населения. Эти заявления наводят на мысль о том, что мир стоит на пороге резких и глубоких перемен. Недаром в день, когда Обама обратился к нации, его соотечественники купили более миллиона стволов.
Мы находимся в мире, но смотрим во тьму (Хакобо Фихман/Jacobo Fijman, 1898-1970)

Все указывает на то, что в 2016 году и без того сложная ситуация на нашей планете обострится еще больше. В настоящее время глобальная экономическая система, подчиненная интересам неолиберального капитализма, находится на грани краха. На фоне падения цен на нефть, девальвации китайского юаня, биржевого коллапса, особенно в Китае и США, эксперты-экономисты в растерянности разводят руками, будучи неспособными сформулировать сколько-нибудь достоверный прогноз на будущее. Даже глобальные средства массовой информации перестали говорить о глобализации как о единственном пути к всеобщему прогрессу. И даже специалисты 5080 крупнейших аналитических центров мира не могут предсказать, каково будет дальнейшее развитие нынешнего кризиса.

Экономический потенциал США ослаб. Несмотря на заверения ведущего экономиста банка «UniCredit», Харма Бандхолза (Harm Bandholz), что «американская экономика чувствует себя очень хорошо», прогноз Всемирного банка и Организации экономического сотрудничества и развития относительно роста в США был снижен в два раза до 2,4%, и похоже, что это не предел. По данным US-CNS News, опубликованным 6 ноября прошлого года, 94,513 миллиона американцев из 251,541 миллиона экономически активного населения не имеют работы. Иными словами, в США 37,6% граждан являются безработными, что опровергает утверждения Вашингтона о «хорошем самочувствии» американской экономики.

Старая Европа со своими новыми государствами-членами из бывшего советского блока до сих пор не может преодолеть кризис, пришедший из США в 2008 году, и совершенно не понимает, как справляться с внутренней асимметрией в Евросоюзе, где проживают представители 28 государств, говорящие на 23 языках. По данным Еврокомиссии в 2011 году поступления в бюджет Германии составили 200 миллиардов долларов, тогда как Европейский Союз имел равный этой сумме дефицит бюджета. Всемирный банк, Международный валютный фонд и журнал Forbes прогнозируют 1,9% роста для Европы в 2016 г., но эта цифра, вероятна, будет пересмотрена в сторону уменьшения. В своей недавней статье в журнале Foreign Affairs британский аналитик Тимоти Гартон-Эш (Timothy Garton Ash) утверждает: «Европа загнана в треугольник, образуемый национальной политикой отдельных стран, европейской политикой и системой глобальных рынков». При этом главный европейский партнер по ту сторону океана, который и заразил Европу экономическим кризисом, финансовыми пузырями, сделав ее своей марионеткой, не проявляет никакого желания да и не имеет возможности протянуть ей руку помощи.

Китай, вторая экономика мира, которая вот-вот станет первой и уже в 2014 году обогнала США по ВВП в размере 17,632 миллионов долларов против американских 17,416 миллионов, пытается освободиться сразу от трех пузырей. Первый связан с двумя фондовыми биржами — Шанхайской и Шэньчжэньской, индексы которых взлетели в 2014 году до 120%, а в 2015-ом резко обвалились, что негативно отразилось на финансовом благополучии всей страны. Второй пузырь является следствием избытка корпоративных «мусорных» облигаций (высокодоходные облигации с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня, выпущенные компаниями для получения денег с целью расширения). Третий пузырь, который плохо сказывается на экономике Китая, это долг местных органов власти, который в последние годы увеличился на 80%.

Согласно докладам представительства «Deutche Bank» в Китае, местные органы власти являются основным покупателем и продавцом земель за облигации на общую сумму 1,6 триллионов юаней. Эти пузыри явились причиной роста общего долга страны в период с 2007 до 2015 гг. с 7,7 до 28,4 триллионов долларов, что серьезно тормозит экономическое развитие азиатского гиганта. Китайские руководители пытаются добиться перехода к экономике услуг и потребления, чтобы сохранить рост на уровне 5%.

Одновременно с тяжелой экономической ситуацией в мире один из тяжелейших моментов за всю историю переживает и геополитика. «Просвещенные» глобализаторы сумели углубить процесс, начатый еще Джимми Картером, с целью дестабилизировать Ближний Восток, а затем значительную часть Африки, чтобы добиться «балканизации» этих регионов и получить доступ к их национальным богатствам, а именно к углеводородам. С этой целью «просвещенные» стратеги под предлогом продвижения демократии и гуманистических ценностей придумали и внедрили механизм «цветных» революций, «запрограмированный хаос» и гибридные войны. Там, куда ступила нога американского солдата или верных союзников США, разрушалось все, что являет собой наследие, культуру, традиции и национальные ценности.

В результате этой политики Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия, Йемен превратились в руины. На другой стороне планеты Украина пылает в зажженном Вашингтоном костре фашизма, который грозит распространиться по всей Европе. На сегодняшний день сложились самые благоприятные условия для возрождения фашистского движения в Европе на фоне миллионного потока арабских и африканских беженцев, спасающихся от войн в своих странах, войн, «запрограмированных» Госдепом США. И если принять во внимание, что количество беженцев может увеличиться еще в 12 раз, можно представить себе масштаб сложностей, с которыми еще придется столкнуться Евросоюзу.

Именно этот фактор имел в виду главнокомандующий швейцарской армии, генерал Андре Блаттман (André Blattmann), когда предупреждал своих соотечественников-европейцев о том, что «опасность террора растет, в гибридные войны вовлечен весь мир, экономические перспективы безрадостны, а поток беженцев и перемещенных лиц достиг непредвиденных масштабов». Известно, что среди мигрантов, уже попавших в Европу, находятся сотни, если не тысячи боевиков «Исламского государства», которые ждут подходящего момента, чтобы выпустить когти. Если вспомнить, что нынешнее «Исламское государство» — детище американских президентов, начиная с Джимми Картера, не покажется удивительным, что они запланировали также переделать Европу, Евразию и Китай в соответствии с запросами и интересами Вашингтона.

Пока лидеры «Исламского государства» контактируют с Украиной, где и закупают оружие. Одновременно наблюдается смещение террористов ближе к границам России, Китая и Индии. При этом совершенно очевидна роль турецкого президента Ресепа Тайипа Эрдогана, «золотого мальчика» ЦРУ, который исполняет приказы США относительно развития и роста «Исламского государства» и увеличения потока беженцев с Ближнего Востока в Европу. Барак Обама и Эрдоган действуют синхронно и заодно. Недавно была опубликована фотография, на которой колонна из более 10 тысяч бензовозов террористов из ИГИЛ двигается из Ирака в Турцию под прикрытием военных американских самолетов. Из-за действий военной авиации России в Сирии эта страна стала рискованной для незаконной торговли «черным золотом», а вот в Ираке «Исламское государство» может полностью рассчитывать на США.

Достаточно прочитать президентскую исследовательскую директиву № 11 (Presential Study Directive-11) на 18 страницах, поддержанную и подписанную Бараком Обамой в 2010 г., чтобы убедиться в прямой причастности США к созданию «Исламского государства» и росту терроризма. Барак Обама лично настаивал на том, что для осуществления перемен в этом регионе необходимо обратиться к опыту революционных движений Латинской Америки и народных восстаний в Восточной Европе и Азии. Затем в США были открыты 22 тренировочных лагеря сначала для «братьев-мусульман», а затем для ваххабитов, салафитов и других представителей радикальных течений. Их финансируют банк «Братьев-мусульман» и Североамериканский исламский фонд (North American Islamic Trust). Один из этих лагерей под названием «Исламвиль» (Islamville) расположен в Довере (штат Теннесси), в 51 километре от гарнизона Форт-Кэмпбелл, где базируется 101-я воздушно-штурмовая дивизия СВ США «Кричащие орлы» (Screaming Eagles).

Поэтому неудивительно, что 23 144 тысячи бомб, сброшенные во время американских бомбардировок в 2015 году на Ирак, Сирию, Афганистан, Пакистан, Йемен и Сомали, не причинили никакого вреда «Исламскому государству», а лишь разрушили экономическую инфраструктуру и вооруженные силы этих стран. Это и была основная цель Вашингтона. Если коротко, то «просвещенные глобализаторы» открыто осуществляют геополитику разрушения с попустительства всего мира, который добровольно соглашается с тем, чтобы ему «выкручивали руки», за редким исключением вроде России и Ирана. Пришло время Европе выйти из состояния зомби, а Китаю перестать осторожничать и начать поддерживать Россию в ее борьбе с «Исламским государством» «made in the USA».

Уинстон Черчилль (Winston Churchill), как-то сказал: «Мне одиноко без войны». Перефразируя его слова, можно представить, что Владимиру Путину тоже очень одиноко в этой войне, которую он ведет с террором. Пусть же слово «вместе», как мечтал Хосе Марти (José Martí), станет «словом мира», чтобы остановить все войны и отправить в отставку всех «просвещенных глобализаторов» с их непомерными амбициями на мировое господство и бесконечное обогащение. Только так мы сможем остановиться на этом пути к катастрофе, по которому движется мир.

Оригинал публикации: 2016: el mundo rumbo al desastre
Опубликовано 13/01/2016 14:45
http://inosmi.ru/economic/20160115/235072187.html

0

6

Stratfor, США
Потеря индийского рынка может разрушить российский ВПК
28.01.2016

Прогноз

· Господство российского ВПК на индийском рынке вооружений будет и дальше стремительно уменьшаться.

· Борьба за индийский рынок вооружений будет усиливаться с участием США, Израиля, европейских стран и таких стран, как Япония.

· Потеря доли на индийском рынке — крупнейшем в мире рынке импорта вооружений — создаст дополнительные проблемы для российского ВПК, пытающегося продавать свою продукцию внутри страны.

Анализ

Индия является крупнейшим в мире импортером вооружений, ее доля в общем объеме мирового импорта за последние пять лет составила 15%. Однако основной источник поступлений этих вооружений может в ближайшее время поменяться. В доступе на индийский рынок Россия уже давно пользуется привилегиями, и за последние пять лет она обеспечивала 70% от всего объема закупаемых Индией вооружений. Однако даже при том, что Индия выделяет значительные средства на переоснащение и модернизацию своих вооруженных сил, несколько контрактов, заключенных между Москвой и Нью-Дели, оказались под угрозой срыва.

С учетом постоянного роста количества стран, конкурирующих за возможность поставлять свою военную продукцию на устойчивый индийский рынок вооружений, господство российских производителей продукции оборонного назначения стремительно сходит на нет. Этот спад происходит в трудные для России времена: российская экономика находится в бедственном положении под натиском западных санкций и падением мировых цен на нефть. Москва вынуждена пойти на значительное сокращение бюджетных расходов, и ожидавшееся ранее серьезное повышение оборонных расходов теперь маловероятно. В принципе, российской оборонной промышленности повезет, если общие расходы на оборону в российском бюджете останутся неизменными на протяжении следующих двух лет.

Поскольку повышение внутренних расходов на оборонные нужды становится все менее вероятным, осуществление давней цели Москвы по модернизации своей армии затянется на более длительный срок, а предприятия военно-промышленного комплекса страны будут вынуждены зарабатывать за рубежом. Для обеспечения серийного производства и финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ российский ВПК часто выживает за счет зарубежных заказов (как это было в 1990-е годы). Поэтому серьезное беспокойство вызывает то, что некоторые крупные и находящиеся в центре внимания контракты с Индией оказались под угрозой срыва.

Нерешенные споры

Одним из таких примеров является оказавшаяся под угрозой срыва совместная работа по созданию многоцелевого военно-транспортного самолета в рамках российско-индийского проекта, сумма которого может составить один миллиард долларов. Индийские ВВС не устраивают некоторые вопросы технического и конструкторского плана — в том числе двигатели самолета. Недавно индийские власти закупили в США несколько транспортных самолетов, и теперь у них уже нет особого желания вкладывать средства в проект, который не может в достаточной мере удовлетворить их стремление получить самолет, способный летать на больших высотах. Кроме того, Индия недавно потратила 400 миллионов долларов на модернизацию с помощью Украины своего парка из 104 транспортных самолетов Ан-32. Учитывая наличие альтернативных вариантов и серьезных возражений против проекта по созданию многофункционального военно-транспортного самолета совместно с Россией, с высокой долей вероятности можно предположить, что эта совместная работа не состоится.

Кроме того, договор о поставке в Индию 100 российских легких вертолетов Ка-226Т — подписанный в декабре 2015 года во время визита в Москву премьер-министра Нарендры Моди — находится под угрозой в связи с тем, что Нью-Дели выдвинул инициативу «Делай в Индии», согласно которой 50% комплектующих вертолета должны изготавливаться в Индии. Русские же хотят нести ответственность только за собственные комплектующие, которые будут поставляться в соответствии с требованиями. Но поскольку две трети деталей и узлов вертолета поступают от продавцов из третьих стран, Индия вынуждена вести переговоры с разными сторонами и выяснять, согласятся ли они осуществлять производство в Индии. Поэтому высока вероятность того, что из-за отсрочек и внесения изменений в контракт вся программа будет свернута.

Гораздо более важным совместным индийско-российским проектом является работа по созданию истребителя пятого поколения. Целью проекта является совместное создание многоцелевого малозаметного истребителя на базе российского Т-50 (ПАК ФА), но в работе уже происходят перебои и длительные задержки. К тому же, финальный контракт об окончательной конструкции истребителя еще не подписан, хотя с момента запуска проекта прошло уже восемь лет. Индийских законодателей весьма беспокоит вопрос стоимости самолета и характеристик двигателя, кроме того, они еще раньше выражали недовольство в связи с отсутствием прозрачности и участия со стороны России. Сумма, которую должна будет вложить в реализацию проекта (на протяжении всех его этапов) одна лишь Индия, может составить 30 миллиардов долларов, поэтому, если Индии придется отказаться от программы, это станет серьезным ударом по российской авиационно-космической промышленности. В сущности, если Индия будет вынуждена выйти из проекта, российским ВВС, скорее всего, ничего не останется, кроме как сократить количество самолетов следующего поколения, которыми она собирается пополнить свой парк истребителей.

На фоне проблем, которые сопровождают эти ключевые российско-индийские проекты в области вооружений, открываются возможности для других поставщиков. Более того, судя по данным индийского правительства, при том, что на протяжении последних пяти лет по продажам оружия и военного оборудования Россия занимала доминирующее положение, США, возможно, обогнали ее по обороту продаж — почти на треть за последние три года. Недавно Индия заключила ряд важных договоров с Соединенными Штатами (вертолеты и военно-транспортные самолеты), Южной Кореей (самоходные гаубицы) и Израилем (системы ПВО, беспилотники и противотанковые ракеты). В настоящее время Нью-Дели заканчивает работу по подготовке контракта на закупку истребителей у Франции, которая значительно выигрывает в конкурентной борьбе с Россией, Швецией и США. Кроме того, Индия рассматривает возможность приобретения палубного истребителя, что может создать проблемы для России, которая до сих пор поставляла для индийских авианосцев свои истребители МиГ-29K.

Несмотря на эти споры и разногласия, некоторые из российско-индийских оборонных контрактов вполне могут остаться в силе. Следует отметить, что индийский рынок вооружений довольно печально известен сложностью технологических процессов, длительными задержками, а также неизбежными поправками и изменениями контрактов. Однако то, что в реализации некоторых совместных проектов двух стран возникли трудности, не сулит ничего хорошего Москве с ее стремлением еще долго оставаться для Индии главным поставщиком. В условиях растущей конкуренции со стороны США, Израиля, европейских стран, а в будущем, возможно, и других стран — таких как Япония — Россия неизбежно лишится своей доли на индийском рынке. И если крупные проекты вроде программы по созданию истребителя пятого поколения действительно провалятся, тогда позиция России может быть подорвана даже быстрее, чем ожидается, что крайне негативно скажется на ее военно-промышленном комплексе в условиях ухудшающейся экономической ситуации внутри страны.

Оригинал публикации: How Losing India’s Business Could Ruin Russia’s Defense Industry
Опубликовано 27/01/2016 10:27
http://inosmi.ru/economic/20160128/235197919.html

0

7

Юлия Бражникова
10 января 08:41
Прогноз на 2016-й от Данилы Багрова: «Скоро всей вашей Америке кирдык»

Портить нам новогодние каникулы уже стало традицией.

В прошлогодний декабрьско-январский период Россия получила обвал рубля, падение цен на нефть и срыв первых минских соглашений в виде жутких обстрелов Донецка. Мир горячо сочувствовал «Шарли Эбдо», а несчастные дети Донбасса оказались «не Шарли» и «вне Шарли». Всё это проходило на фоне переходящей в визг антироссийской истерии в западных СМИ и не менее острого психоза радикальных российских оппозиционеров, с пеной у рта требующих войны с Украиной. Праздники получились весёлые.

Истории оказалось мало одного захода. В аналогичном отрезке нынешнего Нового года мы снова имеем падение рубля, правда, с меньшей высоты и на меньшую глубину, рухнувшие в недосягаемую бездну нефтяные цены и обстрелы ЛДНР. Чтобы мы не скучали от однообразия новогодней политической картины, ФРС подняла ставку, Саудовская Аравия со товарищи полезла на иранский рожон, КНДР выпустила призрак водородной бомбы, а мигранты устроили европейкам Варфоломеевскую ночь и утро стрелецкой казни в одном флаконе. Роль рождественской закуски сыграл Китай, обваливший свою фондовую биржу и заодно – наверное, перепутав его с Сантой Клаусом, – американского Доу-Джонса.

Количество, синхронность и широкая география этих событий не позволяют приписать их проискам вездесущих врагов, ибо какой-либо единой внешней закономерности в них не прослеживается. Непонятно, кем они инициированы и против кого направлены, ибо, в конечном счёте, в пострадавших оказываются все.

Усиливающееся с каждым днём напряжение, охватившее планету за прошедший год, является главным итогом 2015-го. Краткий обзор новогодних сюрпризов – лишь его малая часть, ибо мы имели возможность вздрагивать от них целый год. Устав от неожиданных решений правительств, непредсказуемых поступков лидеров, непонятного поведения целых стран и народов, каких-то нелогичных, необъяснимых зигзагов политических и экономических курсов государств, прыжков национальных валют, коллизий в обществе, мы сделались фаталистами и почти перестали реагировать на них.

Отчасти это говорит о том, что от конкретных шагов конкретных субъектов мало что зависит. Бывают периоды, когда наши судьбы решают за нас силы столь мощные, что бороться с ними бесполезно. Любое непродуманное действие принесёт неминуемый вред.

Собственно, на конец года приходится несколько основных политэкономических загадок, разгадки которых, как ни странно, расположены в одном источнике.

Первое большое международное недоумение – ничем не обусловленное агрессивное поведение двух ближневосточных государств: Турции и Саудовской Аравии. Если присмотреться, действуют они по одному шаблону:

1) наглая провокация – удар в спину, сначала России от Эрдогана, затем Ирану от саудитов;

2) вовлечение в конфликт соседей.

Судя по всему, выдвинуть Турцию в качестве двигателя сирийской войны не вышло. Оперативно обнародованные нашими военными данные о торговле эрдогановского клана с ИГИЛ стали смертным приговором турецкой монархии, какой бы её ни представлял в мечтах турецкий президент. Кремль разыграл беспроигрышную карту: террористов вслух осуждают все, даже Америка. Простить Реджипу Тайиповичу бизнес с Исламским государством никак не получилось. По существу, Турцию сбросили с политической сцены.

Такой результат был предсказуем и, похоже, предполагался с самого начала. То есть Эрдогана элементарно подставили, воспользовавшись его имперскими амбициями, и пообещали ему сладкую жизнь в обмен на конфликт с Россией. Зная наперёд, что с Путиным такие номера не пройдут, и он быстро воспользуется имеющейся информацией о шашнях турок с игиловцами. Из чего, между прочим, следует, что автору подставы было известно о том, что у российского Генштаба такие сведения есть. Откуда известно? Да прямо с полей сражений.

Очень хитрый план. И почерк, которым этот план написан, явно не американский. Уж больно по-восточному тонко. Наши заокеанские друзья, не в обиду им будь сказано, несколько туповаты для такой изысканности.

А кого ещё мог послушать самолюбивый турецкий лидер? Тех, кого считал друзьями и коллегами по антиасадовскому цеху – Саудовскую Аравию. Которая, как мы поняли, тесно контактирует с сирийской оппозицией, следовательно, знает, в каких районах летают наши самолёты, что они могут там увидеть и какой компромат на Эрдогана потом предъявят.

Было ли это преднамеренной сдачей геополитического конкурента со стороны Саудовской Аравии? Вполне возможно. Восток – дело коварное. А саудовский королевский клан собаку съел на подобных интригах.

Также на первый взгляд неясно, для чего саудиты решили конфликтовать с Ираном. Религиозные разногласия между суннитами и шиитами существуют веками, но почему-то именно сейчас, а не годом раньше или позже, они дошли до разрыва отношений. Тоже из-за нефти? А что, без посла КСА или Катара в Тегеране Иран не станет продавать нефть в Европу? Что-то не верится. Иран – это вам не Йемен, и так просто его не запугать.

Для тех, кто ещё не догадался, в чём тут фокус, напомним, что КСА, Иран и Турция – три самых крупных и влиятельных государства арабского / ближневосточного региона. Из чего напрашивается вывод, что Королевство взялось за ликвидацию конкурирующих фирм.

Второй загадкой является один из главных трендов прошедшего года – снижение цен на нефть, ставшее спусковым крючком для последующих экономических потрясений. Распространённое мнение о том, что оно сделано в пику России, по правде говоря, несколько неправдоподобно. Во-первых, если мы понимаем, что таким образом Россию не сдержать, это должны понимать и ЦРУ с Пентагоном – не стоит думать, что они настолько глупее нас. Во-вторых, нельзя дважды войти в одну и ту же реку, и проект, сработавший в 80-е при развале Советского Союза, в следующий раз провалится уже по причине его известности.

Вообще в современной жизни чёрного золота много тайн, интриг и неувязок. Например, все бурные события сирийской войны, по всем законам экономики, должны привести к росту цен, а не к падению. Разбомблённые цистерны ИГИЛ и перекрытые транспортные пути в Турцию – красноречивое и вроде бы неопровержимое доказательство в пользу такого предположения. Но... чего нет, того нет.

Если отвлечься от затёртой до дыр теории заговора, то основная объективная причина для дешевизны нефти заключена в её переизбытке. Её не успевают покупать. Однако в свете такого предположения ОПЕК почему-то не сокращает добычу. Более того – её не сокращает и Россия. Конечно, чем больше нефти продано, тем больше денег за неё получено, а когда нефть дешёвая, лучше продать её побольше. Но дело не в индивидуальных мотивах, а в том, что налицо опять же непонятная солидарность в этом вопросе.

И третья, самая большая загадка – что при всём при этом делает Америка?

Ответ потрясает своей простотой, неожиданностью и полнейшим несоответствием имиджу залужного монстра.

Америка не делает ничего.

Предприимчивые сыны Нового Света как будто растеряли всё своё природное нахальство. Они не бросились защищать турецкого брата по НАТО, обиженного Путиным, не поддержали пионерский слёт оппозиционных сирийских террористов в Эр-Рияде, не осудили Иран, возмутившийся казнью шиитского проповедника. И как-то подозрительно молчат по поводу срывающихся в штопор цен на нефть. Ну почему бы не сказать, например, что это козни Кремля? Или Башара Асада?

Сюда же можно добавить полную отрешённость США от страданий скатившегося в мертвецкий запой Порошенко, и от проблем терзаемой мигрантами Европы, на которую они вообще махнули рукой.

Странной стала и риторика Вашингтона. Из уст Керри мы слышим какие-то чересчур примирительные заявления, за которые его потом вроде бы ругают, но слово – не воробей. И Россия как-то незаметно исчезла из списка главных угроз Вашингтона. Темпераментный Трамп громогласно восхищается Владимиром Путиным, а бедный Обама робко ищет встреч с российским президентом и глядит на него, как на истину в последней инстанции...

Как всегда, существует только одно правильное объяснение событий, в которое естественным образом укладываются все непонятные детали. Америка стремительно теряет все свои позиции на Евразийском континенте. Последней каплей в этом процессе явилось российское вмешательство в сирийскую войну, но основным индикатором ситуации стала вовсе не Турция и не Сирия, а Саудовская Аравия. Саудиты восточным нюхом почуяли слабость бывшего руководителя и пошли в наступление, не иначе как желая занять место США на Ближнем Востоке.

Отсюда и резко участившиеся визиты в Кремль деятелей в длинных белых одеяниях с платками на голове. Арабский мир, желая в будущем доминировать без проблем, старается наладить отношения с появившейся в регионе третьей силой. Наверное, в отличие от российской оппозиции, они верят в пророчества старца Паисия о возвращении Византии и переименовании Стамбула в Константинополь...

Такое кардинальное изменение конфигурации должно иметь под собой веские экономические основания.

Российские радикалы, требующие крови Центробанка и Минфина, умалчивают о том, что в потере позиций нацвалюты Россия далеко не одинока (http://www.gazeta.ru/business/2015/12/23/7987517.shtml) и даже не в худшем положении. Кроме того, от анализа обычно ускользает и другая сторона вопроса: а что делают пострадавшие страны при обвале их денежных единиц? Вряд ли они будут долгое время сидеть и молча ждать, когда их в очередной раз ограбят.

При нынешней взаимной интегрированности экономик упускается из виду очевидный факт: если доллар влияет на национальные валюты, то и национальные валюты влияют на доллар. Поднимая стоимость доллара, США тем самым уменьшают его количество в обороте пострадавших государств. Чаще всего это вынужденная мера, как, например, в Китае, ограничившем продажу американской валюты. А население просто не имеет возможности покупать дорогой доллар. Всё это запускает процесс, обратный американским ожиданиям: долларовая масса постепенно уходит из оборота.

Поэтому падение цен на нефть имеет более глубокие основания: не нефти слишком много, а долларов слишком мало. Страны, вынужденно или целенаправленно исключающие доллар из расчётов, более не могут предоставить его в нужном количестве. Платить по сотне за баррель просто нечем.

Это говорит, во-первых, о том, что в одночасье отказываться от доллара не стоит. Лучше подождать, пока он самоликвидируется естественным путём. Коней на переправе не меняют. И Россия в данный момент должна не реформировать экономику, а лавировать, чтобы её не раздавила туша агонизирующего американского демона.

Во-вторых, плохо будет всем, но хуже всего придётся Соединённым Штатам. По одной простой причине: у них, кроме доллара, ничего нет, и переходить им не на что.

К чему это приведёт? Разумеется, Америка пытается принять меры. Цель Транстихоокеанского и Трансатлантического партнёрства – сохранить в ареале обитания зелёной бумаги хотя бы союзников, которым можно будет ставить условия. Не исключено, что одной из тем контактов Обамы и Керри с российским руководством является очередной передел мира, вроде Ялты-2. И заносчивая Америка опять стоит по стойке «смирно» перед Владимиром Владимировичем, как в своё время перед Иосифом Виссарионовичем...

Если взглянуть на нашу планету целиком, то заметно, что всплеск борьбы за власть и передел сфер влияния происходят не только на Ближнем Востоке. Африка и Латинская Америка охвачены конфликтами. Благополучная Европа за какой-то год превратилась в криминогенную зону. Вряд ли всё это напрямую связано с происками американского гегемона. Скорее всего, процесс уже идёт сам по себе, независимо от их предпочтений и усилий. В смутные времена каждый тянет одеяло на себя.

А что же Россия? Почему она не интригует, не подставляет, не воюет?

А потому что ей это не нужно. Её миссия не в том, чтобы занять освободившийся престол мирового жандарма. России предназначено стать первой в новом мире, где никаких жандармов не предполагается. И она займёт уготованное ей место без всяких ухищрений. Всё сметёт она со своего пути, и не только не исчезнет, но станет властелином мира.

Не верящим в пророчества – время покажет.

http://cont.ws/post/177383

0

8

Stratfor, США

Новый железный занавес опускается на Украину
27.02.2016
Юджин Чаусовски (Eugene Chausovsky)

В период холодной войны символическим эпицентром противостояния между Советским Союзом и Западом была Германия, разделенная на две части — как и большая часть Европы в то время — печально известным железным занавесом. Но сегодня новый эпицентр противостояния Востока и Запада сформировался на Украине, спровоцировав раскол страны, который может оказаться таким же продолжительным, как и многолетнее разделение Германии.

На этой неделе отмечается вторая годовщина революции на Майдане, в результате которой бывший президент Украины лишился своего поста, которая потрясла Украину до основания и спровоцировала охлаждение в отношениях между Россией и Западом, не виданное со времен окончания холодной войны. За эти два года многое изменилось: в Киеве сформировалось прозападное правительство, Россия аннексировала Крым, а восстание на востоке Украины переросло в настоящую войну. Между тем, США и Евросоюз ввели санкции против России. Москва ответила на них контрсанкциями против Запада. Экономическое взаимодействие между Украиной и Россией прекратилось.

Теперь, когда украинскому конфликту пошел уже третий год, на различных уровнях постоянно ведутся переговоры, призванные положить конец боевым действиям. На высшем уровне чиновники ведут переговоры в Нормандии, пытаясь решить вопросы, связанные с политической стороной конфликта, а на тактическом фронте стороны пытаются согласовать детали перемирия в Минске. Помимо этого проводится бесчисленное множество двусторонних встреч. Время от времени результаты этих переговоров оживляют надежду на то, что сторонам удастся достичь прочного соглашения. Однако в реальности украинский кризис — это не просто краткосрочная ссора, которую можно урегулировать путем дополнительных переговоров. На самом деле он представляет собой глубинный конфликт, уходящий своими корнями в геополитику, возраст которого исчисляется столетиями и который, вероятнее всего, продолжит существовать в той или иной форме в течение многих десятилетий. Чтобы представить себе, каким может быть будущее Европы, крайне важно понять роль Украины в противостоянии Россия-Запад, проведя параллели с ролью Германии в эпоху холодной войны.

Украина: на стыке Востока и Запада

Для Украины уже долгое время характерна поляризация. Расположенная на открытых равнинах Восточной Европы, она всегда была объектом наступления различных держав и империй, которые стремились захватить часть ее территорий. Сначала Украина относилась к Киевской Руси — средневековому славянскому государству, к которому принадлежали территории современных России, Белоруссии и Украины. Однако со временем Киевская Русь пришла в упадок, а в 13 веке ее захватили монголы. Тогда центром восточных славян стала Москва. Киев и та территория, которая сегодня относится к Украине, утратили свое влияние.

Однако Украина недолго была предоставлена сама себе. На востоке и на западе царистской Россия и Речь Посполитая контролировали части украинской территории и пытались расширить зоны своего влияния. Со временем Российская империя потеснила Речь Посполитую на территории Украины, а позже это государство вообще прекратило свое существование. Позже Российская империя разделила Украину с Австро-Венгерской империей, а потом началась Первая мировая война, и оба государства потерпели в ней поражение. После короткого периода независимости Украину снова разделили, на этот раз между Советским Союзом и недавно обретшей независимость Польшей. В ходе Второй мировой войны Украину оккупировали нацисты, после чего Украина снова была присоединена к Советскому Союзу и входила в его состав вплоть до его распада в 1991 году.

Таким образом, на протяжении большей части своей истории Украина была одним из эпицентров соперничества между Россией и западными державами, и после обретения страной независимости в 1991 году ситуация не изменилась. Хотя сегодня внешние силы больше не управляют Украиной напрямую, на нее продолжают оказывать мощное влияние — и продолжают делить между собой — Россия с одной стороны и Европа и США с другой. Политическая ориентация Украины примерно соответствует ее историческим границам: запад и центр страны склоняются в сторону Европы, тогда как восток и юг тянутся к России. И национальные выборы зачастую становятся отражением этих предпочтений. Прозападные партии уже долгое время соперничают с пророссийскими партиями, борясь за контроль в стране, что в результате приводит к внезапным крутым поворотам во внешней политике Украины. К примеру, Оранжевая революция 2004 года поставила страну на прозападный путь, а победа Януковича на выборах 2010 года сблизила страну с Москвой.

Конкурирующие взгляды на будущее Украины

Украинцы придерживаются разных точек зрения на то, какую именно ориентацию и курс внешней политики Киеву следует выбрать. То же самое можно сказать и о России с Западом. Выступления Евромайдана, которые привели к текущему противостоянию на Украине, стали отражением не только собственной поляризации страны: они также представляли собой продукт соперничества двух противоречивых геополитических императивов. России нужно сохранить буфер у своих границ — именно им и была Украина — чтобы чувствовать себя в безопасности и иметь возможность проецировать власть, а США и Европе нужно помешать превращению России в региональную державу в Евразии. Хотя потребовалось несколько лет, чтобы эти конфликтующие императивы приняли форму Евромайдана, его основы были заложены в тот момент, когда Украина стала независимым государством.

Когда на выборах президента победу одержал Янукович, Россия добилась своей цели. Поражение оранжевой революции устранило угрозу возникновения на границе России государства, имеющего тесные связи с Евросоюзом и НАТО, превратив Украину в столь необходимый буфер между Россией и Западом. Кремлю удалось еще больше укрепить свои позиции путем подписания ряда стратегических соглашений с Януковичем: в начале своего срока президент Украины не только исключил возможность вступления страны в НАТО, но и продлил для России срок аренды военно-морской инфраструктуры в Крыму на 25 лет в обмен на скидки на российский природный газ.

Однако эти события шли в разрез с императивом Запада, потому что они способствовали закреплению за Россией статуса региональной державы, потенциально способной установить господство над всем постсоветским пространством и за его пределами. Не только Украина стала пророссийской: Москве удалось увеличить свое экономическое и военное влияние в других частях региона посредством создания Таможенного союза и укрепления Организации договора коллективной безопасности — альтернативы НАТО. Евросоюз был встревожен тем, что на востоке континента Россия начинает вести себя все более решительно.

Поэтому США и некоторые члены Евросоюза решили предотвратить возрождение России. И самым подходящим местом для того, чтобы это сделать, была Украина. Несмотря на свою репутацию марионетки Кремля, Янукович вел себя с Россией и Западом так, чтобы пользоваться уступками обоих. (Он одновременно вел переговоры о подписании соглашений о свободной торговле и ассоциации с Евросоюзом и заключал энергетические сделки и договоры о финансовой помощи с Москвой.) Такое маневрирование Януковича, а также глубокие политические разногласия между проевропейскими и пророссийскими группами населения предоставили Западу долгожданную возможность для подрыва позиций России на Украине.

Ситуация достигла критической стадии в ноябре 2013 года, когда Янукович прервал переговоры Киева о подписании договора об ассоциации с Евросоюзом и соглашений о свободной торговле, поддавшись давлению Москвы. Это его решение вызвало бурную реакцию со стороны украинцев, которые вышли на проевропейские демонстрации в Киеве. Спустя три месяца Янукович лишился президентского поста. Эти уличные протесты, получившие название революции Евромайдана, несомненно, имели мощную поддержку среди населения, однако США и Евросоюз тоже очень активно их поощряли. Когда на смену администрации Януковича в Киеве пришло прозападное правительство, Запад добился своих целей на Украине.

Между тем, поскольку Россия потеряла свою буферную зону, она начала искать способы вернуть ее, предпринимая попытки ослабить позиции нового украинского правительства. К настоящему моменту она аннексировала Крым, который всегда был самой пророссийской частью Украины. Москва также поддержала пророссийский, антизападный бунт на востоке страны, воспользовавшись тактикой, сходной с тактикой революции Евромайдана — последовательные акции протеста и взятие штурмом правительственных зданий в крупных городах. Однако этот бунт включал в себя еще один дополнительный компонент: некоторые из протестующих были вооружены, а некоторые были российскими военными, работающими под прикрытием.

Намерения Москвы заключались в том, чтобы использовать вооруженные протесты и захват зданий, чтобы заставить новое правительство в Киеве согласиться на нейтралитет — и таким образом сохранить буферную зону России. Однако когда Киев решил применить военную сиу, чтобы разогнать демонстрантов в апреле 2014 года, на востоке страны начались боевые действия, сблизившие Киев с Западом и оттолкнувшие его от Москвы, что и привело к текущему напряженному противостоянию между ними.

В настоящее время под угрозой находятся геополитические императивы России: США удалось приостановить рост России в качестве региональный державы и ослабить ее влияние на Украине. США и Европа поддерживают прозападное правительство Украины, заключая с ним соглашения, касающиеся экономического взаимодействия, помощи в области безопасности и политической поддержки. Но пока Украина будет ориентирована на Запад, вероятнее всего, Россия будет делать все возможное — поддерживать ополчение на востоке страны, вводить экономические ограничения и манипулировать политическими и социальными слабостями — чтобы подорвать позиции киевского правительства.

Противостояние продолжается

Именно поэтому сторонам так трудно договориться об условиях урегулирования украинского конфликта, несмотря на множество уже состоявшихся переговоров. Украина стала гораздо более поляризованной с момента обретения независимости, а Россия и Запад еще больше усилили трения в своих попытках добиться стратегического преимущества в борьбе за реализацию своих геополитических целей.

Текущий конфликт на Украине не является чем-то уникальным: он стал очередным воплощением противостояния, которое разворачивается в течение нескольких столетий. Это вовсе не значит, что переговоры окажутся бесполезными или что Россия, Запад и Украина не смогут достичь взаимопонимания по ряду аспектов этого кризиса. В действительности события в мире, такие как ослабление российской экономики и вмешательство Москвы в сирийскую гражданскую войну, могут стать отличным стимулом для успешного проведения мирных переговоров. Однако любой прогресс таких переговоров необходимо рассматривать в более широких рамках мотивов заинтересованных сторон.

В конечном итоге Россия, несомненно, будет пытаться ослабить любое украинское правительство, которое пользуется поддержкой Запада — США и Европа сделают то же самое с правительством, которое продемонстрирует желание стать пророссийским сателлитом. Характер и интенсивность соперничества со временем обязательно будут меняться. Однако учитывая то, что Россия и Запад вели борьбу за Евразию с того момента, как Украина стала государством, вопрос заключается не в том, продолжится ли это состязание, а в том, каким оно будет.

Оригинал публикации: A Softer Iron Curtain Falls in Ukraine
Опубликовано 23/02/2016 13:22
http://inosmi.ru/politic/20160227/235548336.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » ПРОГНОЗ ДЛЯ МИРА НА 2016: ГЛАЗАМИ "Stratfor"