Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » Польша: амбиции, гонор, ... в общем как всегда.


Польша: амбиции, гонор, ... в общем как всегда.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

СМИ: жандармерия Польши ночью заняла здание контрразведки НАТО
15:06 18.12.2015 (обновлено: 15:48 18.12.2015)

Глава Службы военной контрразведки Польши Петр Банчек, директор кабинета министра обороны страны Бартоломей Мищевич, а также "люди из нового руководства СКВ" в сопровождении жандармов заняли здание Центра контрразведки НАТО, сообщает польская Gazeta Wyborcza.

МОСКВА, 18 дек — РИА Новости. Военная жандармерия Польши в ночь на пятницу заняла здание Центра контрразведки НАТО в Варшаве, сообщает польская Gazeta Wyborcza.

По данным издания, около 01.30 у здания Центра в сопровождении жандармов появился глава Службы военной контрразведки (СКВ) Польши Петр Банчек, директор кабинета министра обороны страны Бартоломей Мищевич, а также "люди из нового руководства СКВ".

"Используя запасной ключ, они вошли внутрь. Дежурившему в центре офицеру сообщили, что он должен покинуть здание и передать документы в кадровый резерв. Дежурный сообщил об этом директору центра, полковнику Кшиштофу Душе", — пишет издание.

Как сообщил изданию Душа, он немедленно прибыл на место, но полиция не пустила его в здание, заявив, что "дело находится вне их компетенции".

"Ничто не может оправдать такие действия. Это еще один этап уничтожения центра, который работает на основании выводов НАТО, и работающих в нем офицеров из Польши и Словакии", — считает Душа.

Позднее Министерство обороны Польши на своем официальном сайте сообщило, что полномочный представитель главы ведомства Бартоломей Мищевич 18 декабря назначил нового главу Центра НАТО.

Центр экспертной контрразведки НАТО работает в Польше с 2014 года. Его миссия заключается в координации и сборе информации и рисках, связанных с конфликтом на Украине и международным терроризмом. Им управляют польские и словацкие военные.

РИА Новости http://ria.ru/world/20151218/1344462006 … z3ug9s0faS

------------------------------------------------------------------------------

Сергей Аксенов / 28 декабря 2015, 18:00

Польша начнет раздел Украины

Амбиции и старые обиды исторических противников России помогут решить украинский вопрос

Польша грозит стать главной проблемой Евросоюза в 2016 году, беспокоится австрийское издание Der Standard. Получившая большинство в Сейме партия «Право и справедливость» в эти дни фактически совершает переворот, планомерно устанавливая контроль над всеми институтами власти, включая конституционный суд. Правоконсервативная ориентация Варшавы заставляет ее вспомнить старые польско-украинские обиды и претендовать на исторические польские территории Западной Украины. Россия может «подогреть» ситуацию в собственных интересах. Раздел Украины поможет отделиться Новороссии, оставив под властью Киева десяток центральных областей.

Партия «Право и справедливость» под руководством Ярослава Качиньского пришла к власти минувшей осенью совершенно законно — в результате выборов. Заполучив в обеих палатах парламента большинство, она впервые в новейшей истории страны сформировала однопартийное правительство. Причем на этот раз в Сейме начисто отсутствуют левые партии. Президент Польши Анджей Дуда — также выходец из партии «Право и справедливость». Полученный консерваторами тотальный контроль над исполнительной и законодательной властью заставил их развивать успех. Согласно одобренному Сеймом законопроекту кворум конституционного суда увеличен с 9 до 13 судей, решения будут приниматься не большинством, а двумя третями голосов. Таким образом, работа высшей судебной инстанции страны фактически парализована.

«Право и справедливость» — евроскептики. Их идеал — сильная Польша при слабом влиянии Евросоюза, а то и вообще без него. Фактически  это польский аналог «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен. Также польские консерваторы отличаются искренней русофобией. В условиях абсолютной власти право-консервативная идеология правящей партии неизбежно станет генеральной внешнеполитической линией Польши как государства, а значит, исторические обиды, интересы и претензии этой некогда мощной страны оживут вновь, как уже не раз бывало в истории. Соседям новой «Речи Посполитой» следует готовиться к худшему.

Геополитика вернулась на авансцену истории

Амбиции Польши всегда были огромны. Доказательство тому — четыре раздела страны: так поступают только с агрессивными побежденными. Сейчас, когда внешнеполитическая конъюнктура стала благоприятствовать, дело, похоже, сдвинулось к реваншу. На стороне Польши «британский» мир — США, чьим верным вассалом является Варшава и Великобритания, как еще один евроскептик и критик ЕС. Не желая больше плясать под дудку Германии, лидера евроинтеграции, Польша одновременно мечтает вновь играть роль одного из ведущих государств Европы. Отсюда и триумф ПиС.

Это уже поняли в Евросоюзе и забили тревогу. Глава МИД Люксембурга (страны-председателя в ЕС) Жан Ассельборн назвал происходящее в Польше «странным и страшным»: по его мнению, атаки на независимость судебной власти, средства массовой информации и методы, которые при этом применяются, — это пренебрежение принципами ЕС. «ЕС должен как можно скорее и способом, не оставляющим сомнений, объяснить польскому правительству, что так поступать нельзя», — волнуется Ассельборн. Однако как это можно сделать в отношении законно избранной власти, пока неясно. Так, исключение Польши из ЕС «не предусмотрено ни в одном из союзных договоров», напоминает Der Standard, а значит, угрозы бесполезны.

Отметим, что стремление Варшавы играть все большую роль в международных делах было предсказано в прогнозе основателя компании геополитического анализа Stratfor Джорджа Фридмана. Еще в 2009 году он уверенно заявил о предстоящей (до 2020 года) активизации таких государств, как Германия, Турция, Япония и Польша. То есть всех тех, кто не раз «отличился» в веках жаждой экспансии, но при этом временно оказался в зависимом положении побежденных. Демонстративные амбиции Меркель, внешнеполитическое буйство Эрдогана, новый милитаризм Японии, разрешившей недавно своей Самообороне действовать вне страны, и вот, наконец, правоконсервативная Польша — все свидетельствует о том, что Фридман оказался талантливым прогнозистом. Геополитика вернулась на авансцену истории.

http://rusplt.ru/society/polsha-nachnet … 20541.html
------------------------------------------------------------------------------
ФРГ: Польша напоминает авторитарную, узколобую путинскую Россию
БЕРЛИН, 9 Января 2016, 12:27 — REGNUM

На минувшей неделе немецкие журналисты писали, что Россия является одной из главных угроз для ЕС, а страны вроде Польши берут с нее дурной пример

Владимир Козловский

...............................................................

Польша равняется на путинский авторитаризм

Польша при новом правом правительстве все сильнее напоминает авторитарную, узколобую и расистскую путинскую Россию, хотя поляки ее боятся и ненавидят.

В Польше приняты законы, ограничивающие полномочия Конституционного суда и свободу общественно-правового вещания, пишет журнал Spiegel.
По мнению издания, после осенних парламентских выборов время в Польше обратилось вспять. Премьер-министр Беата Шидло приказала перед первой пресс-конференцией в новой должности убрать из зала все европейские флаги. Ее министр иностранных дел сразу же заявил, что поляки слишком долго вели себя, как «вассалы» Германии.

А «серым кардиналом» польского правительства является национал-консерватор Ярослав Качиньский, глава партии «Право и справедливость» и живой близнец бывшего президента Польши Леха Качиньского, которого Европа вспоминают с ужасом и задается вопросом, совместимы ли нынешние «польские ценности» с европейскими.
Между Востоком и Западом сейчас идет война культур.

И надо признать неприятную вещь: западным ценностям, вроде либерализма, толерантности и равноправия угрожают восточные антиценности — расизм, невежество и узколобость. Поэтому тем, кто в Европе ориентируется не на западный либерализм, а на путинский авторитаризм, в Европейском союзе места нет. Пора строить новую единую Европу, в которую Польша, скорее всего, не войдет, полагает журнал.
...................................................................................

Подробности: http://regnum.ru/news/polit/2050122.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Отредактировано Konstantinys2 (Сб, 16 Янв 2016 22:00:36)

0

2

Konstantinys2 написал(а):

поляки слишком долго вели себя, как «вассалы» Германии.

Неужели очнулись?)))

0

3

El Pais, Испания

Закон и демократия в Польше
14.01.201631082
Льюис Бассетс

Нет демократии без закона. В прошлую среду нам напомнила об этом Европейская Комиссия, посвятившая одно из своих еженедельных заседаний обсуждению ситуации с правовым государством в Польше. Демократия вовсе не предполагает, что все решает большинство. Демократии нет, если не принимается во внимание мнение меньшинства, а это гарантирует только правовое государство. Этот принцип превыше любой власти в государстве, и в него могут вноситься изменения только на основании того же закона.

24 мая прошлого года кандидат от партии «Закон и справедливость» (PiS) был избран президентом Польши, а 25 октября эта партия получила абсолютное большинство в парламенте республики и сразу же решила воспользоваться своей властью, чтобы изменить систему назначения судей в Конституционном суде и руководителей государственных радиостанций и телеканалов.

Оба случая одинаково опасны. Сначала у нового правительства возникает соблазн взять под контроль правосудие и СМИ, чтобы оставаться у власти как можно дольше. Но еще большую угрозу представляет собой борьба за контроль над Конституционным судом — последним защитником правил игры, англосаксонского принципа верховенства права. За два месяца новый парламент отменил назначения Сейма предыдущего созыва, изменив срок действия полномочий и количество голосов, необходимое для принятия решений, чтобы избежать признания недействительными своих вердиктов.

Возникло противоречие законности (выбор трех судей Сеймом предыдущего созыва, ратифицированный действующим судом) с демократической легитимностью (назначения, осуществленные президентом Польши до вынесения резолюции судом). В результате, демократия (народная воля, представляемая депутатами и президентом) упразднила закон, на защите которого стоит Конституционный суд, или оказалась выше него.

Этот случай впервые поставил Европейскую Комиссию в ситуацию, когда, возможно, придется применить особую процедуру в отношении нарушения принципов правового государства, предусмотренную в Статье 7 Договора. Выступая в качестве хранительницы основополагающих договоров, Европейская Комиссия должна осуществлять контроль над выполнением обязательств, взятых на себя странами-членами в момент присоединения к ЕС, включая уважение принципов правого государства. Но министр юстиции Польши и лидер фракции, вступившей в коалицию с PiS, Збигнев Зебро (Zbigniew Ziobro) так не считает. В своих обращениях к немецкому еврокомиссару Гюнтеру Эттингеру (Günther Oettinger) и к вице-президенту Еврокомиссии, голландцу Франсу Тиммермансу (Frans Timmermans), глава польского Минюста заявил, что интерпретирует это, как недопустимое вмешательство во внутренние дела Польши.

Европа, не признающая вечные ценности, перестает быть Европой. Правовое государство является одним из них и даже больше: Европа в совокупности является частью системы сдержек и противовесов, в которую входит каждое правовое государство, являющееся членом ЕС. Когда невозможно решить какой-либо вопрос на уровне страны, ее граждане имеют право обратиться за помощью к европейским институтам. Чтобы ни говорили, но в Польше и в Испании есть только один закон и только одно правовое государство: польское и европейское или каталонское, испанское и европейское. И о существовании демократии можно говорить только тогда, когда соблюдаются правила игры и есть система гарантий, одинаковых для всех.

Оригинал публикации: Ley y democracia en Polonia
Опубликовано 13/01/2016 15:24
http://inosmi.ru/politic/20160114/235059140.html

0

4

Прочитал с удовольствием и удовлетворением. 1000 лет не прошла даром!
Автор, г. ИЛГНЕР, явно персонаж, про которого говорил незабвенный Шукшин В.М.- " Чудак на букву "М"
Но статья полезна своей неприкрытой русофобией, открывает внутренний мир польского интеллигента.

Константинус.
----------------------------------------------------------
Rzeczpospolita, Польша

Москва никогда не прощает
27.10.2015
Артур Илгнер (Artur Ilgner)

Испокон веков, по меньшей мере последние два с половиной столетия (разделы Польши) самой большой польской проблемой была Россия. Это проблема исторического, политического и культурного свойства. Сосед, которому мы противостоим не первый век подряд. Равно как и Германии. С тем отличием, что после Второй мировой войны немцы поняли, что расширение Lebensraum - дело не слишком выгодное и отказались (по крайней мере, все об этом свидетельствует) от Drang nach Osten. Сейчас немецкое движение на восток — это исключительно натиск немецких экономических интересов.

Бояре и шляхта

В глазах россиян, которые прекрасно осознают размер своего государства, Лех, Привислянский край, выступает в статусе карлика, недружелюбного и злобного. Мало того, великан Рус не один раз был вынужден бежать от этого задиры далеко за Москву или Киев. Сейчас мало кто помнит, что хотя русские часто и долго оккупировали нашу страну, больше побед в крупных битвах осталось за нами. Не поэтому ли сейчас российский политик Владимир Жириновский призывает раз и навсегда уничтожить поляков при помощи ядерного оружия?

Откуда берется столько презрения к нашему народу, нашей государственности? Презрения, которое много веков консервировалось в умах даже просвещенных россиян: Достоевский презрительно называл поляков «полячишками» и изображал в своих романах пронырами и мошенниками.

Что это: результат холодного политического расчета царей, генералов, генсеков, президентов или сконцентрировавшийся на поляках эффект брожения древней византийской неприязни к латинской культуре, католической религии, неприязни, которую не скрывают в тщательно поддерживающей огонь под религиозным горнилом Православной церкви?

На эти вопросы ответить непросто. Поляку, знающему свою историю, нелегко писать о российском обществе. Особенно, когда он пытается измерить его меркой свободного человека: она здесь неуместна и заведомо обрекает на провал. Это примерно так же, как надеяться, что эсперанто позволил бы нам объясниться со строителями Вавилонской башни.

Даже урезанное понятие «демократии», вопреки нашим ожиданиям, остается чуждым для порабощенного историей и затравленного в ментальном плане простого россиянина, который перестал отличать добро от зла, нося на себя печать homo sovieticus (наследие сталинизма). Неудивительно, что обществу, которое много лет жило во лжи и лицемерии, сложно понять суть демократии — явления подозрительного и нарушающего их концепцию мира.

Любовь поляков к свободе им непонятна и чужда: это пропасть, которая разделяет наши народы. Вспомним: в те времена, когда русские цари вытирали бородами бояр полы в своих покоях, польские короли подписывали pacta conventa! Поляк, который хотя бы в общих чертах знает историю, не может вообразить себе, что наш король посмел бы поднять руку на Замойского, Радзивилла, Потоцкого или даже на простого шляхтича из самой глубокой провинции. Можно ли в таком случае сравнивать наши народы?
Астольф де Кюстин. Французский аристократ и монархист, писатель, путешественник, приобрел мировую известность изданием своих записок о России

Так пишет об этом маркиз Астольф де Кюстин (1790–1857) — путешественник и внимательный наблюдатель, который обладал пытливым умом и глубокими историческими познаниями: «Русские не учились в той блистательной школе прямодушия, чьи уроки рыцарская Европа усвоила так твердо, что слово "честь" долгое время оставалось синонимом верности данному обещанию, а слово чести и по сей день почитается священным.

Благодетельное влияние крестоносцев, как и распространение католической веры, не пошло далее Польши; русские — народ воинственный, но сражаются они ради победы, берутся за оружие из послушания или корысти, польские же рыцари бились из чистой любви к славе: поэтому, хотя вначале две эти нации, два ростка одного и того же корня, имели между собой очень много общего, история, наставник народов, развела их так далеко одну от другой, что русским политикам потребуется больше столетий на то, чтобы сблизить их снова, чем потребовалось религии и обществу на то, чтобы их разлучить».

Это короткий фрагмент из дневниковой книги «Россия в 1839 году», компендиума знаний о жизни и менталитете жителей этой страны, в которой есть поразительные фрагменты, где де Кюстин предсказывает будущие события, например, революцию 1917 года. Он пишет об этом так: «Если кому-нибудь когда-нибудь удастся подвигнуть русский народ на настоящую революцию, то это будет смертоубийство упорядоченное, словно эволюции полка. Деревни на наших глазах превратятся в казармы, и организованное кровопролитие явится из хижин во всеоружии, выдвигаясь цепью в строгом порядке».

Так пророчил прозорливый маркиз за много лет до появления Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Путина. С удивительной точностью описывал он унылую российскую действительность: запугивание, гнет, раболепие. Как человек, хорошо знакомый с историей, он знал, на какой почве вырос деспотизм царя, и как глубоко уходят корни этого явления: царь-батюшка ловко придумал, а Ленин и Сталин при помощи усиленной тирании и пропаганды закрепили в народе убежденность в великодержавности и мощи России, которые никогда не ставил под сомнение ни один угодливый гражданин. Длившаяся много поколений пропаганда возымела свой эффект: так устроен мир, так должно быть и точка. Неужели закодированные в российских умах ложь и кнут внезапно отправятся гнить в чулан?

Ген лакейства

Так что даже сегодня ни одно граничащее с Россией государство не может ожидать, что она признает за своими соседями право на свободу и самоопределение. Это идет в разрез с историей жителей этой страны, с их «национальным самосознанием». Как подданным царя, так и «советским людям» никогда не мешало, что при любой удобной возможности их родина в нарушении договоров и трактатов вероломно нападает на маленьких, слабых или переживающих временное ослабление. Им никогда не приходило в голову, что это просто аннексия и зверство.

Россияне безгранично верили как царской, так и коммунистической пропаганде. «Из добрых побуждений», как объяснялось подданным, разделили Польшу, под лозунгом «прогнать польских панов» у нас пытались отобрать свободу в 1920-м. В 1945 году это удалось. И ни один россиянин не протестовал.

Выросший при деспотизме, подчиняющийся амбициям своих властителей, ободранный, голодный, униженный он шел со штыком «за батюшку царя», с Калашниковым «за мать, за родину», шел с песней на устах («Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой») за «отца народов» Сталина и погибал — зачастую от пуль собственных товарищей, которые, когда уже не было сил идти вперед, стреляли ему в спину. Он безгранично верил в режим, который его убивал. Приговоренный по приказу Сталина к расстрелу, он умирал, славя его имя.

Доклад Хрущева о преступлениях того периода изменил мало. Мало изменил и Михаил Горбачев, которого сейчас считают практически предателем. Поэтому не стоит удивляться, что россияне обожают Путина, поддерживают аннексию Крыма или попытку захвата Донбасса.

Экономические санкции ничего не дадут. Во имя своей мании величия россияне готовы снова сидеть на брюкве и картошке, лишь бы чувствовать себя гражданами державы, которую боится Европа и мир. Тому, кто забывает, что мы имеем здесь дело со сплавом отчасти азиатского, отчасти византийского, отчасти европейского менталитета, менталитета опасного, дикого, как тайга, никогда этого не понять. Ему не понять, насколько сильно россияне хотят вернуться к доминированию.

И Путин виртуозно этим пользуется: он внушает россиянам, что против их страны ведется прямая агрессия, и сплачивает их вокруг себя. Но не будем бояться Путина. Он только цинично насмехается над нами, тогда как с российским менталитетом - не до шуток. Он готов служить любому хозяину, и будет повиноваться ему, как сегодняшняя Дума своему президенту, ведь (хотя нам могло казаться иначе) ген лакейства отнюдь не исчез из российской крови. Де Кюстин пророчески писал: «Будущее мира смутно; но одно не вызывает сомнений: человечество еще увидит весьма странные картины, которые разыграет перед другими эта Богом избранная нация».

Можно ли счесть то, что мы сейчас наблюдаем, предвестием такой ситуации? Не говорят ли о ней сосредоточенная на поляках злость, введенные против нас в ответ на санкции ЕС экономические ограничения? Что будет, если к власти придут политики с менталитетом Жириновского? Обладая неоспоримой военной мощью очередной «батюшка» способен решиться на безумный шаг. Поэтому мы можем питать вполне обоснованные опасения, что первым делом Россия ударит по Польше, которая сегодня беззащитна, как ребенок.

Кто-то может сказать: кассандровское предсказание. А не было ли уже планов (их вскрыл Рышард Куклинский (Ryszard Kukliński)) нанести ядерный удар по Европе? Не маленькой конвенциональной войны, а глобального уничтожения? Неужели россияне не считались с возможностью ответного удара? Не стоит обольщаться. Они проанализировали все варианты, подсчитали потери и, видимо, нашли решение. Настолько для себя удовлетворительное, что они продолжили придерживаться этой концепции.

Так почему сейчас они бы решили отказаться от таких планов? От более «жестких» и от более «мягких»? Можно, например, задаться вопросом, способны ли россияне предоставить исламским террористам сведения своей разведки о стратегических точках в Польше? Хотя бы для того, чтобы душить нашу страну чужими руками, чтобы осведомленные террористы стали эффективнее, а это заставило бы нас увеличить расходы на борьбу с терроризмом, а заодно спровоцировало волнение и хаос.

Почему нет, раз они видят поляков в таком фальшивом свете, приписывая нам ненависть к их стране, русофобию и интриги, направленные против их страны?Это поистине курьезная ситуация, ведь несмотря на все несчастья, которые они нам принесли, обладающие целым набором неприятных черт поляки лишены самой неприятной: мстительности. Мы (даже чрезмерно) склонны прощать и проявлять терпимость, мы не умеем мстить и убивать. Неужели россияне об этом не знают? Ведь они не глупцы.

Это умный народ. С умными, дисциплинированными лидерами, которые умеют находить яркие умы и задействовать их в экономической и военной сфере или, например, в завоевании космоса. Увы, не только Путин, но и многие люди из политической верхушки считают, что Россия для поддержания своего существования должна быть мстительной, демонстрировать силу и желание доминировать.

И она проводит эту политику, что не может не вызывать у нас опасений. Ведь как еще назвать ужасающие и отвратительные военные действия на Украине, адскую новинку, войну-не войну, которая ведется под соусом лживой лицемерной дипломатии.

Де Кюстин писал: «Они оставляют нас в слепом неведении, сами же просвещаются за счет нашей искренности; наша слабость — в болтливости, их сила — в скрытности».

Как же нам вести себя, когда наш сильный сосед вновь начинает затевать кровавые забавы? Какую политическую и оборонную стратегию нам принять? Попытки успокоить нас, что существуют ЕС, НАТО и так далее, не слишком убедительны.

Тому, кто верит, что 200 американских военных, дислоцирующихся по ротационному принципу в самом отдаленном от восточной границы уголке Польши, и несколько даже современных самолетов могут стать сдерживающим фактором, стоит купить себе бейсбольную биту, надеясь, что она тоже может пригодиться.

Пешка на шахматной доске

Что же делать? Во-первых, следует помнить о нашем крахе в XVIII веке. О самоуверенности, беззаботности, упущениях, которые на 120 лет лишили нас государственности. Сейчас ситуация выглядит еще более опасной: в случае конфликта с Россией (если какой-нибудь батюшка отдаст приказ применить ядерное оружие) вопрос «быть или не быть» для нашей государственности станет второстепенным, ведь нам будет угрожать полное истребление.

Не будем забывать: если в эпоху, когда Польша принадлежала к Организации Варшавского договора, в планах НАТО для остановки советских дивизий присутствовала возможность ядерных ударов вдоль всей Вислы, то сейчас тревожный вопрос звучит так: на что способны россияне? И это, к сожалению, очень глубокий вопрос. Ведь нельзя жить одновременно в невинном неведении и страхе. Угрозы Жириновского не так нереальны, как кажется некоторым глупым людям.

Не будем обманываться: мы — пешка на шахматной доске в игре крупных держав; пешка, которую можно с этой доски убрать — и не важно, какой из игроков играет белыми, а какой черными.

Между тем мы, поляки, беззаботно спорим о депутатских вознаграждениях, о марше 13 декабря, о том, что какая-то женщина-депутат ела в Сейме салат. Правда такова, что с 1989 года мы проспали один год за другим. Наши очередные правительства беспечно удовлетворяются тем, что мы в «Европе», в ЕС, в НАТО. Никто не хочет самостоятельно управлять нашей политикой, никто не видит (или делает вид, что не видит), что наша «сплоченность с Европой» не дает нам никаких гарантий.

Европа сама переживает постепенный распад — и не только морального плана. Это ярко продемонстрировала тема сирийских беженцев. Европа, которая разогналась благодаря энергии предыдущих поколений, как старая напудренная куртизанка сидит в пыльной комнате, полной безделушек. Путин об этом знает. Знают об этом российские политики и стратеги. И как к ним ни относись, одного у них не отнять: они используют ситуацию наилучшим для себя образом. Они ведут согласованные действия по укреплению собственной государственности и ставят превыше всего интересы своей страны.

Снимите шляпы, народы! Снимите шляпы, польские политики! Учитесь на их примере. Ведь ваши действия никак не помогают решать самые главные для нашей отчизны задачи. Если вы уже знаете, что у наших границ возрождается зло, почему вы прилагаете так мало усилий, чтобы отдалить эту угрозу? Обществу самое время склонить нынешнее или будущее правительство сделать приоритетной целью нашей политики давление на американцев, чтобы те построили у нас систему ПРО и разместили на территории нашей страны как минимум пять танковых дивизий в качестве поддержки для наших и союзнических войск. Тогда попытка нападения на Польшу будет равняться нападению не просто на страны НАТО, но непосредственно на США.

Так или иначе следует отказаться от доктрины, подразумевающей, что нас защитит Альянс. Мы уже проходили это в нашей истории, и это был грустный урок. Нам следует выделить средства, чтобы разделить расходы на содержание союзнических войск, этого требуют наши государственные интересы. Это необходимое условие для того, чтобы мы могли спать спокойно.

Только сила устрашения может заставить Россию отказаться от нападения на нашу страну. Не следует жалеть энергии, эмоций, идей. Нужно обсудить все варианты и привести в действие мудрую политическую доктрину. Доктрину, которая даст нам военную силу.

Давайте думать о будущем. Ведь только тогда у нас появятся шансы выстроить с россиянами новые отношения. Отношения, которые будут основаны на взаимном уважении и непритворном радушии. Путин и агрессивные политики из его окружения рано или поздно уйдут, а поляки и россияне могут предложить миру множество ценных завоеваний славянской мысли, культуры, традиций. Принять такую тактику велит нам история, логика, прозорливость. А не русофобия.

Артур Илгнер журналист, поэт, прозаик, сценарист и телевизионный режиссер.

Оригинал публикации: Moskwa nie odpuszcza nigdy
Опубликовано 18/10/2015 03:01
http://inosmi.ru/world/20151027/231037623.html

0

5

Delfi.lv, Латвия
Польша против всех
Чем аукнется уникальный конфликт для Евросоюза.

21.01.2016
Александра Глухих

Главным возмутителем спокойствия в Европейском союзе в последние недели стала Польша: впервые в истории ЕС в одной из стран содружества запущен процесс оценки состояния верховенства права. Портал Delfi разбирается в том, что это значит и какие последствия для ЕС и Латвии может иметь.

Во вторник вечером в Европарламенте прошли дебаты о состоянии демократии в Польши. Поводом для сбора послужило решение польских властей с помощью законодательных изменений взять под контроль Конституционный суд и общественные СМИ. Эмоциональная дискуссия с участием премьер-министра Польши Беаты Шидло (на фото) длилась свыше двух часов.

Это далеко не первый случай, когда евродепутаты вызывают на ковер лидеров государств. Полгода назад за безответственное отношение к финансам, повлекшее угрозу для всей еврозоны, в ЕП отчитывали премьера Греции Алексиса Ципраса, а еще раньше — за авторитарные тенденции правления — главу венгерского правительства Виктора Орбана. Но польский казус выделяется на общем фоне. Им всерьез заинтересовалась Еврокомиссия, по решению которой впервые в истории ЕС в Польше запущен процесс оценки состояния верховенства права.

Европейские обозреватели расходятся в догадках, чем завершится этот уникальный, по сути, конфликт. По одной версии, через показательную историю с Польшей Брюссель напомнит странам-участницам о необходимости соблюдения дисциплины, в том числе по вопросам приема беженцев. По другой, проверка закончится без результатов, строптивая Варшава найдет поддержку среди других государств, и это забьет еще один гвоздь в крышку гроба Евросоюза как политического проекта. Третья теория: нынешнее разбирательство — не более чем попытка Еврокомиссии отвлечь внимание общественности и СМИ от собственной неспособности найти выход из миграционного кризиса.

Не забывают комментаторы и про пикантную деталь: Польша — главный драйвер экономики в Восточной Европе, и именно в эту страну за последние десять лет Евросоюз через различные фонды влил рекордный объем средств (более 100 млрд. евро). Наличие общей границы с Украиной делает Польшу также значимым игроком в процессе транзита российского газа.

В чем уникальность конфликта Варшавы и Брюсселя? Почему он вызывает такой повышенный международный интерес? И как его последствия могут повлиять на судьбу Евросоюза, и в частности Латвии? Разобраться в этих вопросах порталу Delfi помог юрист фракции «Зеленые/Европейский свободный альянс» в Европарламенте Алексей Димитров.

Какие претензии предъявляет Евросоюз к Польше?

— Основных претензий две. Во-первых, новое парламентское большинство отменило решение предыдущего парламента, и вместо пяти судей Конституционного суда, назначенных в октябре, назначило пять других судей (правда, предыдущий парламент сам допустил юридическую ошибку — должен был назначить только троих судей, «оставив» двоих новому парламенту).

Во-вторых, в декабре парламент в течение недели изменил порядок назначения правления и совета общественного радио и телевидения, передав эти назначения из независимого совета в ведение министра. Полномочия нынешних членов были прекращены, новые члены связаны с правящей партией.

Таким образом, налицо прямое вмешательство правящей партии в деятельность независимых органов — суда и прессы. Для государства Евросоюза подобное недопустимо, поскольку впрямую угрожает демократии.

Решение о начале проверки является политическим или бюрократическим?

— Решение о начале проверки принимает Еврокомиссия без консультаций с Европарламентом или Советом ЕС (представителями государств). Однако очень четких критериев для начала проверки нет, поэтому решение является отчасти политическим (еврокомиссары являются политиками).

Что такое «принципы верховенства права» и «стандарты демократии ЕС», на которые ссылается ЕК? Откуда возникла эта формулировка?

— Формулировка возникла из статьи 2 Договора о Европейском Союзе: «Союз основан на ценностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, правового государства и соблюдения прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам.»

Это те ценности, которые все государства ЕС обязаны уважать. Проверка касается принципа верховенства права (правового государства), который включает в себя шесть основных гарантий. Например, вмешиваясь в деятельность Конституционного суда, правительство угрожает независимости судебной власти. А вмешательство в деятельность общественного телевидения может нарушить запрет произвола исполнительной власти.

Как будет проходить проверка, и какие решения могут быть приняты по ее итогам?

— По сути, проверка будет означать оживленную переписку между Еврокомиссией и властями Польши. Если ответы Польши Еврокомиссию не устроят, она составит конкретные рекомендации со сроком исполнения. Если те не будут исполнены в срок, Еврокомиссия сможет перейти к другой процедуре в рамках статьи 7 Договора о Европейском Союзе, по итогам которой государство может лишиться прав, связанных с членством в ЕС (например, прав на получение еврофондов или на голосование в Совете ЕС).

В истории Евросоюза были аналогичные случаи проверок?

— Правовая рамка появилась лишь в 2014 году. До этого в распоряжении ЕС была лишь более сложная процедура в рамках статьи 7. Именно из-за того, что ее почти невозможно активировать, Еврокомиссия предложила новую процедуру, которая является переходной к статье 7. В 2000 году, когда к власти в Австрии пришла крайне правая партия Йорга Хайдера, звучали призывы задействовать статью 7, но это не понадобилось — просто государства в Совете начали координированный бойкот Австрии на двусторонней основе.

— Почему ЕС обратил внимание на происходящее в Польше, но проигнорировал не менее спорные с точки зрения европейской демократии реформы в Венгрии?

— Есть два различия. Когда подобные вещи (вмешательство в деятельность Конституционного суда и СМИ) происходили в Венгрии, нового механизма еще не было. Второе объяснение — правящая партия в Венгрии входит в состав Европейской народной партии, которая доминирует в Европарламенте и Еврокомиссии, тогда как новая правящая партия в Польше ассоциирована с консерваторами, влияние которых на европейскую политику гораздо меньше.

Почему ЕС считает возможным вмешиваться во внутренние дела страны? Не является ли это покушением на суверенитет государства?

— Не является — при вступлении в ЕС государства обязуются уважать ценности ЕС. ЕС не вмешивается в мелочи — нарушение должно носить системный характер (вмешательство в индивидуальные дела исключено), а другие способы решения — малоэффективными (например, международные суды не могут решить проблему независимости польских СМИ). На самом деле такая оценка должна была быть задействована раньше в отношении других стран (например, Венгрии). Просто в Польше сейчас сложилась ситуация, когда невозможно не вмешаться, и Еврокомиссия делает это нехотя.

— Насколько реалистичен прогноз, что в свете усиления антиевропейских и националистических настроений Евросоюз будет более внимательно наблюдать за происходящим в странах-участницах, и, например, в случае попытки ущемления в Латвии прав нацменьшинств, скажем, ужесточения языковых требований для рынка рекламы и СМИ, вмешается в ситуацию?

— Возможно, после польского прецедента Еврокомиссия будет чаще задействовать новый механизм, особенно если диалог с Польшей будет успешным. Но это никак не связано с усилением антиевропейских настроений. Наоборот, Еврокомиссия и другие должностные лица всячески пытаются смягчить вмешательство, чтобы уровень евроскептицизма в Польше не вырос еще выше.

А если проверка покажет, что факта нарушений принципов демократии в Польше нет, не окажется ли такой исход приговором для самой Еврокомиссии, лишающим ее морального права затевать подобные процедуры впредь?

— Скорее всего, проблемы будут найдены — Еврокомиссия вмешалась, когда не вмешиваться было уже нельзя. И в дальнейшем поводы для вмешательства будут оцениваться очень тщательно.

Оригинал публикации: Польша против всех
Опубликовано 21/01/2016 16:22
http://inosmi.ru/politic/20160121/235129370.html

0

6

20 января 2016, 13:18
Автор: Пётр Андрусечко,
корреспондент Gazeta Wyborcza в Украине,
для "Европейской правды"

"А теперь, курва, мы" - как изменилась Польша за считанные месяцы новой власти

Когда в прошлом году президентские и парламентские выборы выиграла правая партия "Право и Справедливость", которой руководит Ярослав Качиньский, стало понятно, что Польшу ждут радикальные изменения, по сути – революционные. Их цель – основательное переформатирование системы, созданной в Польше за годы, когда страной руководили оппоненты ПиС, правоцентристы из "Гражданской платформы".

Действия ПиС привели к протестам. С декабря по январь во многих городах на демонстрации выходило до нескольких десятков тысяч поляков. Был создан Комитет защиты демократии. А кое-кто даже начал говорить о польском Майдане.

Сразу скажем: Майдана в Польше не будет. По крайней мере, сейчас. Но это не значит, что в стране, которая является ближайшим соседом Украины, все хорошо.

Тревога и неправда

18 января в Брюссель приехал польский президент Анджей Дуда. Главным пунктом его визита была беседа с председателем Европейского совета, а до 2014 года – польским премьером Дональдом Туском.
Их встреча хорошо иллюстрирует произошедшие изменения.

С одной стороны – Туск, многолетний премьер, который был горячим сторонником евроинтеграции. С другой стороны – президент, за которым стоит политическая сила, своими действиями уже вызвавшая обеспокоенность в ЕС. И речь действительно идет не только о внутрипольском конфликте.

13 января 2016 года Европейская комиссия пообещала начать процедуру мониторинга ситуации в Польше с точки зрения соблюдения европейского законодательства. Этот механизм утвердили в ЕС в марте 2014 года.
Цель такого мониторинга – установить, не нарушает ли государство-член ЕС ценности Евросоюза. Например, принципы демократии.

А уже 19 января в Европарламенте состоялась дискуссия, посвященная ситуации в Польше. В Страсбург прибыла премьер Беата Шидло. Ее выступление, как и письмо, которое она ранее адресовала евродепутатам, должно заверить представителей ЕС, что в Польше с демократией все хорошо.

– Несправедливые голоса, которые неверно оценивают Польшу и польское правительство, – это результат недостаточного информирования. Или же они звучат от недоброжелателей, – говорила она, заверяя, что свободе слова в Польше ничто не грозит, так же, как и существованию Конституционного трибунала.

Мы хотим быть в Европе, о которой мы мечтали, – говорила Шидло, однако подчеркивала, что политические проблемы Польша должна решать самостоятельно. То есть – что Еврокомиссия не должна начинать мониторинг правовой ситуации в Польше.

Однако ее слова, как и предполагалось, убедили далеко не всех. И Беате Шидло пришлось выслушать не столько вопросы, сколько обвинения в уничтожении демократических институтов в стране.
– Госпожа премьер, вы можете менять законы, но не ценности, – отметил заместитель правоцентристской фракции Эстебан Гонсалес Понз.

Представитель немецких "зеленых" Ребекка Хармс, которая занимается польскими и украинскими делами, предостерегла польское правящее большинство от "диктата", а известный своими острыми высказываниями шеф либералов Ги Верхофштадт попросил Шидло, чтобы та "не тянула Польшу в сторону Востока".

– Я знаю, что Качиньский не любит Путина. Я тоже не люблю Путина, меня даже внесли в его черный список, в котором нет Качиньского. Но удар по единству Польши и Европы может помочь Путину, – предостерег бельгийский политик.

Примечательно что, упрекая европейских коллег в недостаточной информированности о ситуации в Польше, Беата Шидло, мягко говоря, также прибегла к манипуляциям.

Так, многих возмутила ее фраза о том, что "Польша приняла миллион беженцев из охваченной войной Украины, которым никто не хотел помочь".

Однако официальная статистика свидетельствует, что это не является правдой. Ни одному гражданину Украины, который прибыл в Польшу после начала конфликта с РФ и подал запрос на статус беженца, он не был предоставлен.

"Теперь или никогда"

Когда-то в польской политике доминировал лозунг "А теперь, курва, мы", который в свое время высказал в одном из интервью Gazeta Wyborcza в 1997 году Ярослав Качиньский. Это означает, что политический победитель берет все, ставит на политические должности людей, руководствуясь не принципом профессиональных качеств кандидатов, а на основе разделения на "мы" и "они".

Официальный лозунг нынешней новой власти – "Перемена к лучшему". С таким лозунгом в мае 2015 года пошел на выборы Анджей Дуда, который убеждал, что он станет гарантом положительных изменений в польской политике, что новая власть не будет такой агрессивной, как предыдущая, и что он станет президентом всех поляков.

Но последние изменения, проведенные ПиС после победы, лучше всего можно охарактеризовать тем самым выражением Качиньского. Или же фразой "Теперь или никогда". А де-факто речь идет о переформатировании системы. Более того – о попытке попрощаться с III Речью Посполитой, то есть всем тем, что было построено в Польше с 1989 года.

Сегодня точно не стоит говорить о конце демократии в Польше и сравнивать сегодняшнюю власть с авторитарными режимами или даже диктатурами.

Однако это не означает, что поводов волноваться нет. Можно даже сказать, что их много.

"Перемена к лучшему", предложенная новой командой, это - прежде всего быстрые пеермены. А ее поспешность и масштабность вызывают серьезные опасения.

"Признаю, что я был неправ. Я думал, это займет у них 6 месяцев, а они справились за 6 недель. Стахановцы", – пошутил на днях в твиттере один из ключевых оппонентов власти, бывший глава МИД Польши Радослав Сикорский.

На первой линии огня оказалась борьба за Конституционный трибунал, то есть польский Конституционный суд. По мнению многих экспертов, а также самих судей, в настоящее время идет покушение на его независимость. По сути, новая власть пытается подчинить себе высший судебный орган.

Принят закон о скрытом наблюдении, основные положения которого были сформулированы еще предыдущей властью. Однако тогда ПиС, находясь в оппозиции, критиковала инициативы провластной команды, а теперь полиция и спецслужбы получили больше возможностей контролировать действия граждан в интернете.

Уже сейчас речь идет также об изменениях избирательного законодательства.
Следовательно, аргумент, который якобы должен закрыть рот политическим противникам – о том, что новая власть Польши выиграла демократические выборы, а значит, отстаньте от нее! – не убеждает.

В Украине фальшь этого аргумента хорошо известна. В 2010 году на демократических выборах победил Виктор Янукович, а одним из первых его решений стало подчинение Конституционного суда, благодаря которому он ввел изменения в Конституцию.

Скажете, такие сравнения неуместны? Возможно. Но стоит принять во внимание хотя бы тот факт, что журналисты, политики и активисты, которые критикуют польскую власть за рубежом, теперь трактуются как доносчики.

И это – не скрытые мнения, такая характеристика звучит даже в одном из официальных послевыборных видеороликов "Права и Справедливости": "Каждый имеет право на свое мнение, но проблемы начинаются, когда партия проиграла, и преданные ей журналисты изливают свое сожаление за рубежом".

"Эта привычка доносить на Польшу за рубежом... В Польше есть роковая традиция национальной измены. Собственно, и теперь это происходит. Это в генах некоторых людей, худшего сорта поляков", – заявил в декабре в интервью для телеканала "Република" Ярослав Качиньский.

Четвертая власть под прицелом

Один из ключевых вопросов состоявшейся во вторник в Европарламенте дискуссии – форсированные изменения в публичных, то есть общественных СМИ.

О необходимости перестановок представители ПиС говорили уже давно. Так называемая "перемена к лучшему" должна была включать и публичные СМИ. О них говорили и обещали, что они станут национальными СМИ, будут финансироваться государством, а не гражданами.

По мнению ПиС, это должно сделать их противовесом частным газетам, радиостанциям и телевидению, инвесторы которых родом из-за границы.
Другим моментом изменений в публичных СМИ, которые предлагал ПиС, должно стать уменьшение политизированности редакций, сложившегося при их предшественниках.

Как эти изменения выглядят на практике?

Первым результатом реформ в публичных медиа является повсеместная смена руководства на телевидении и радио, а также самих журналистов.

Их места занимают люди, которые раньше были связаны с правой прессой, проще говоря, с ПиС.

Хотя здесь не стоит идеализировать предшественников ПиС. Ведь во время предыдущих смен власти в Польше чистки в публичных СМИ также имели место.

Однако основное беспокойство вызывают системные реформы, которые, по мнению критиков, могут привести к фактическому подчинению публичных СМИ власти. В декабре 2015 года Сейм проголосовал, а президент подписал изменения в закон о СМИ, так называемый "малый закон о СМИ". Это переходные положения, которые будут действовать до момента вступления в силу так называемого "большого закона о СМИ".

"Малый закон" в первую очередь предусматривает, что Государственный совет по вопросам радио и телевидения, который, согласно Конституции, должен стоять на страже свободы слова, а также защищать интересы общества на радио и телевидении, отныне не будет иметь влияния на назначение членов наблюдательных советов в СМИ.

По сути, роль Госсовета, который (по мнению критиков новых изменений) ранее гарантировал независимость медиа, будет значительно ограничена. А часть его функций до принятия нового "большого закона" будет осуществлять лично министр государственной казны Польши. Без каких-либо коллегиальных решений.

По обе стороны баррикад

Символом перемен стал новый руководитель Польского телевидения – журналист и политик Яцек Курский.
После 1989 года он часто менял партийную принадлежность, но это всегда было правое крыло политической сцены. В начале 1990-х Курский был связан с партией "Согласие Центр" Ярослава Качиньского, а позже – собственно, с партией "Право и Справедливость", из которой он периодически выходил и возвращался. За это время он получил репутацию "политического бультерьера" Ярослава Качиньского.

В 2005 году во время президентских выборов Курский работал в избирательном штабе Леха Качиньского. Его вынудили покинуть штаб после высказываний о деде контркандидата Дональда Туска, будто тот служил в Вермахте. Помимо репутации "бультерьера", Курский также известен как решительный противник "Гражданской платформы" и Gazeta Wyborcza.

Теперь Курский уверяет, что в Польском телевидении он будет защищать его независимость.

Интересно, что на противоположной стороне баррикад находится его брат – Ярослав Курский, заместитель главного редактора столь нелюбимой Яцеком Курским Gazeta Wyborcza. Он не столь публичен, как Яцек.

Однако политическая ситуация заставила Ярослава Курского принять участие в последних демонстрациях Комитета защиты демократии. А во время одного из митингов в январе этого года он публично высказался: "Не все Курские плохие!", имея в виду своего брата.

Какими должны стать национальные СМИ?

Между тем, настоящая революция в сфере СМИ еще впереди. Она должна произойти после принятия так называемого "большого закона" о СМИ.

Из проекта известно, что важнейшей миссией "национального радио и телевидения", или TVP и Польского радио, будет "культивирование национальных традиций и патриотических и гуманистических ценностей, удовлетворение духовных потребностей слушателей и зрителей". Пусть даже "с сохранением объективизма, плюрализма, независимости и высокого качества".

Сделан и реверанс в сторону Церкви.

Закон должен установить, что национальные СМИ "уважают христианскую систему ценностей, принимая ее в качестве основополагающих универсальных принципов этики".

Еще одной задачей национальных СМИ станет распространение позиции и взглядов парламента, президента, премьера и других органов власти, а также "тщательное и плюралистическое" представление позиции зарегистрированных политических партий, профсоюзов и союзов работодателей "по ключевым публичным делам".
Возникает вопрос: а в такой ли степени будет представлена в этих национальных СМИ позиция оппозиционных сил, и не станут ли такие медиа обычным рупором власти?

В предыдущие годы правая оппозиция часто сетовала, что в публичных СМИ нарушен баланс плюрализма. Однако теперь оснований для беспокойства может быть значительно больше.
Прежде всего, главным органом контроля за СМИ станет вновь созданная организация – Совет национальных СМИ, которая будет иметь право увольнять руководителей национальных СМИ, определять их уставы и зарплаты.
Совет состоит из пяти членов, которых будут назначать на шесть лет. Двух из них будет назначать лично президент, еще двух – Сейм, а последнего – Сенат.

То есть ПиС будет иметь возможность контролировать всех членов Совета. Спрашивать, сохранит ли такой Совет аполитичность, пожалуй, излишне...

Другая новация – должны появиться новые общественные программные советы, которые должны вдохновлять СМИ на реализацию задач публичной миссии. Кандидатов смогут выдвигать вузы, неправительственные организации, а также католическая и другие церкви.

Нет сомнений при ответе на вопрос, сможет ли при таких изменениях Польское телевидение сохранить свою независимость, которую так обещал защищать его новый руководитель Яцек Курский.
Вопрос разве что в одном: способен ли ЕС заблокировать наиболее опасные новшества?

http://www.eurointegration.com.ua/rus/a … 0/7043598/

0

7

Rzeczpospolita, Польша

События подтолкнут Польшу к России
Динамика событий может привести к тому, что Варшава сблизится с Кремлем
05.02.2016
Марек Мигальский (Marek Migalski)

Нет, Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) — это не Владимир Путин. Он не убивает своих политических противников, не угрожает соседям войной, не связан со спецслужбами. Но не кажется ли вам, что видение государства (не практические действия) российского президента ближе сердцу председателя партии «Право и Справедливость» (PiS), чем видение экс-премьера Бельгии и лидера либералов в европейском парламенте Ги Верхофстадта (Guy Verhofstadt)?

Идеи близки, практическое приложение — нет

Если внимательно (и беспристрастно) присмотреться к тому, какой Качиньский хотел бы сделать страну, тезисы о некотором сходстве с российским сатрапом выглядят вполне осмысленно. Формирование сильного национального единства, стремление упрочить гордость за свою историю (с одновременным отрицанием ее мрачных страниц), использование религии в политических целях, неприятие западных «идеологических новаций», пристрастие к использованию спецслужб в политических целях, желание контролировать СМИ, а также нетерпимость к инакомыслящим и использование в риторике понятия «национал-предатель» в качестве ярлыка для своих оппонентов — все это объединяет председателя «Права и справедливости» с обитателем Кремля. Кроме того оба политика ни во что не ставят принцип «checks and balance», свойственный либеральным демократиям, и планомерно уничтожают все контролирующие власть руководства страны институты, чтобы ничто не могло ограничивать волю и действия центра принятия решений.

Разделяет ли их что-нибудь? Конечно. В первую очередь практика. Власть PiS в 2005-2007 годах значительно отличалась от российских политических будней (это касается и настоящего момента). Никто не сажает никого в тюрьму, оппонентов правительства не убивают под Бельведерским дворцом, а сам Качиньский, пожалуй, не вынашивает планов отобрать у чехов Заользье. Однако его идейная парадигма ближе именно к парадигме Путина, чем упоминавшегося выше Верхофстадта. Она ближе, что не означает — идентична, и это не стоит забывать.

Когда некоторое время назад активисток из группы Pussy Riot наказали за выходку в церкви, часть польских правых приветствовала этот шаг, публично высказывая радость по поводу того, что наконец какое-то государство набралось смелости и не позволяет осквернять христианские святыни. Европейские левые увидели в Pussy икону тех ценностей, которые они сами отстаивают и за которые ведут борьбу, а правые (в том числе частично польские) обратили свои надежды к Путину, надеясь, что он остановит волну заливающего мир прогрессизма и принесет моральное возрождение.

Сползание «Права и справедливости»

Если Евросоюз расколется по этому принципу (крайний пермисивизм против крайнего ригоризма), тогда «Праву и справедливости» не останется ничего другого, как выступить на стороне второго. Это его стихия, его дискурс, его идейная парадигма. Если политические процессы будут развиваться в направлении резкой идейной поляризации и «интеллектуального столкновения цивилизаций», Польше под управлением нынешней команды придется встать на сторону сильнейшего из ригористичных (консервативных?) игроков, то есть Москвы.

К счастью для нас, Европа — это не только бывший бельгийский премьер или деятели левого фланга в духе Габриэлы Циммер (Gabriele Zimmer), но также умеренные правые и умеренные левые. Среди первых может оказаться «Право и справедливость».

Но хочет ли она этого? Не станет ли эта партия на фоне идейной конфронтации в ЕС сползать к крайним позициям? На дебатах в Европарламенте Беата Шидло (Beata Szydło) одержала верх, и это заслонило один неприятный факт: Польшу поддержали исключительно самые крайние, националистические, а порой даже фашиствующие евродепутаты (которым, кстати, премьер-министр бурно аплодировала, пожалуй, не понимая, кто те приятные мужчины, которые ее поддерживают). Что любопытно, почти все они занимают не только антиевропейскую, но также… прокремлевскую позицию.

Стоит задуматься: если правительство PiS находит себе в ЕС друзей среди прокремлевских сил, а нашим главным союзником в Европе стал Виктор Орбан, который не боится заигрывать с Москвой, мы, пожалуй, подходим к чему-то важному. К тому, что динамика событий может подтолкнуть нашу страну к более тесному союзу с Путиным! Повторю: не намерения Качиньского, не продуманный заранее план, а именно динамика политического процесса.

Если критика со стороны Брюсселя будет усиливаться, если изоляция Польши в Европе будет углубляться, если там будет распространяться левый пермисивизм, может произойти естественное сближение Варшавы и Москвы.

Векторы на восток

В контексте прежней риторики Качиньского и взглядов многих его избирателей (а также на фоне крайне антироссийского выступления главы МИД Ващиковского (Witold Waszczykowski) в Сейме на прошлой неделе) это звучит, как political fiction. Но, во-первых, председатель «Права и справедливости» уже менял свою риторику и приспосабливал ее к текущим задачам, а во-вторых, его избиратели (и политики из его партии) уже так натасканы следовать за ним, что им будет легко объяснить: союз с Россией нужен, чтобы Польша встала с колен. Так что необходимость корректировки взглядов и тактики не станут для главы PiS и его электората препятствием на пути изменения отношения к Москве.

Впрочем, только Качиньский мог бы стать человеком, который перенаправит векторы польской внешней политики с Запада на Восток, и никто другой. Каждого, кто попробовал бы предпринять нечто такое, сам председатель и его молодчики в СМИ сразу же окрестили бы предателем: ведь в этих категориях «Право и справедливость» описывала даже переход от «ягеллонского» к «пястовскому» курсу в политике.

Возможна ли такая смена направления векторов? Может ли Качиньский привести нас на Восток? Сейчас это кажется маловероятным, но, как я писал в начале, его идейная парадигма ближе к путинской, чем к той, которая преобладает сейчас в европейском мейнстриме (в будущем, в связи с радостным маршем прогресса в Европе эта дистанция может еще увеличиться). На размышления наводит также легкость, с которой нефтяной концерн Orlen под новым руководством подписал новый контракт с россиянами (я не могу представить, чтобы его глава Ясиньский (Wojciech Jasinski) не получил на это одобрения сверху). Обращает на себя внимание и то, как российские СМИ (находящиеся под контролем Кремля) благожелательно пишут о польском правительстве. После того, как партия «Право и справедливость» пришла к власти, отношения между Варшавой и Москвой вовсе не ухудшились. Складывается даже впечатление, что они стали более теплыми, как будто обе стороны дают друг другу время и возможность на формирование совершенно иных контактов, чем все ожидали.

Путинский менталитет

Остается, однако, тема обломков самолета и шире — смоленской трагедии. Казалось бы, эта проблема непреодолима. Но удивительным образом комиссия Сейма, которая должна заняться этим вопросом, до сих пор не сформирована. Удивительным образом новая команда затягивает то, что выглядело приоритетной задачей. Не вписывается ли это в более широкую стратегию прощупывания Качиньским возможности провести промосковский галс, совершить резкий поворот во внешней политике и заново выстроить отношения с Москвой? Такие отношения, которые как минимум укрепят его позицию в игре с Брюсселем, а, возможно, навсегда изменят направление польской внешней политики.

Нет, председатель PiS — не Путин. Но его понимание государства, народа, Европы, современности в ее нынешнем виде, религии и традиций, а также природы международных отношений выглядит поистине путинским. Это может (хотя не обязано) привести к сближению двух политиков и двух стран.

Качиньский, возможно, не вынашивает подобных планов, но представляется, что он не исключает такого поворота во внешнеполитическом курсе страны. Хотя бы потому, что только он может предпринять что-то такое. Не националисты, не Корвин-Микке (Janusz Korwin-Mikke) и уже тем более не «Гражданская платформа» (PO) или «Современная».

Самыми пророссийскими силами в Европе выступают правые партии и именно они стремятся к сближению с Кремлем. Так почему же в Польше должно быть иначе?

Оригинал публикации: Wydarzenia popchną Polskę ku Rosji
Опубликовано 03/02/2016 18:27
http://inosmi.ru/politic/20160205/235290960.html

0

8

Geopolitika, Литва

Грозит ли Польше «путинизация»?
25.02.2016
Матас Якайтис

25 октября прошлого года после выборов в Сейм, нижнюю палату польского парламента, со значимым перевесом победу одержала партия «Право и справедливость» (ПиС), получившая 235 мандатов из 460. Оценив тот факт, что в мае президентом стал Анджей Дуда, временно прервавший свое членство в партии, можно утверждать, что верховная власть находится в руках этой партии.

Предвыборную кампанию ПиС сопровождали противоречивые лозунги. С одной стороны, партия взяла на вооружение националистичную и анти-российскую риторику, высказывалась против чрезмерного диктата ЕС и за запрет абортов и искусственного оплодотворения. С другой стороны, также была задействована социалистическая риторика. Партия обещала понизить пенсионный возраст, повысить налоги банкам, обеспечить пенсионеров бесплатными лекарствами, выплачивать молодым семьям по 500 злотых за второго и последующих детей, и т. д. Возможно именно столь пестрый набор предвыборных обещаний помог ПиС одержать победу, тем более что главный соперник — партия «Гражданская платформа» — участвовал в выборах без своих лидеров, президента Европейского совета Дональда Туска и бывшего министра иностранных дел и маршала Сейма Радослава Сикорского.

Новое правительство — новая политика СМИ

Новое правительство Польши во главе с премьер-министром Беатой Шидло и большинством в Сейме сразу взялось радикальных мер в сфере общественной жизни и ее возможного контроля. Был принят новый закон СМИ, следуя которому правительство уполномочено на прямую формировать управление государственных каналов теле- и радиовещания: телеканала ТВП1 и радиоканала «Polskie Radio». Управление ТВП1 ушло в отставку тем же вечером, когда был принят закон.

По утверждению представителей ПиС, вышеупомянутые средства массового информирования являются пристрастными, поэтому необходимо поменять содержание передач, а также управление. Что и было неотложно сделано: новым начальником государственного польского телевидения был назначен Яцек Курски, политик и журналист, лояльный ПиС.

Партия ПиС также отстранила пять судей Конституционного трибунала (КТ), которые были назначены правительством «Гражданской платформы». Сейм выбрал других судей и принял закон, согласно которому для принятия решений будет необходимо согласие двух третьих судей, когда раньше было достаточно простого большинства. Теперь во время заседания также необходимо присутствие 13 из 15 судей, хотя раньше было достаточно девяти.

Подобная система значит, что КТ не сможет опровергать решений правительства без согласия судей, назначенных ПиС, а таким образом можно будет избавиться от контроля решений, которые принимает правительство. Значит, опасения по поводу того, что конституционная реформа ПиС нарушает принцип разделения власти, не напрасны.

Оппозиция и ЕС против

Политика «перехвата» СМИ и КТ вызвала сопротивление со стороны оппозиционных сил страны. В Варшаве и других города прошли многотысячные демонстрации, обвиняющие правительство в стеснении демократии и требующие отмены законов, которые ограничивают свободу СМИ и независимость сил правопорядка. Несмотря на подобную реакцию, власть не поменяла свою позицию.

Возможно, что новое правительство Польши больше всего недовольно тем, какую международную реакцию вызвали реформы, и как на них отреагировали руководство ЕС и журналистские организации. Европейский парламент начал процесс мониторинга Польши по этому вопросу, чтобы постановить, не противоречат ли данные реформы и их воплощение принципам демократии. Ассоциация европейских журналистов указала, что новый закон «фактически понесет за собой непосредственный государственный контроль над общественным телевидением и радио, и приведет к систематичной необъективности редакций вещателей по отношению к теперешнему правительству».

Кроме того, в польских и зарубежных СМИ идут дискуссии по поводу того, является ли стремление ПиС консолидировать власть в своих руках угрозой единству ЕС. Представители ПиС открыто говорят о своем желании создать «Четвертую республику» —Польшу, которая бы вела самостоятельную политику по отношению ЕС и России, активно защищала национальные интересы страны, стремилась вернуть на родину сограждан, покинувших страну за последние несколько десятилетий. Кроме того, были бы попытки «очистить» структуры власти от «предателей», как некоторые правые политики называют чиновников «Гражданской платформы». Один из наиболее известных польских диссидентов, редактор газеты «Gazeta Wyborcza» Адам Михник недавно заявил, что, если при смене правящего большинства из всех институтов власти вытесняются проигравшие, то это»анти-коммунизм с нечеловеческим лицом»(аллюзия на стремления архитектора «Пражской весны» Александра Дубчека создать «социализм с человеческим лицом»).

На руку Путину?

Как на сайте новостей «Wirtualna Polska» о новом польском правительстве писал журналист Зиемовит Шчерек, «мы расшатываем структуру ЕС — одной организации, обеспечивающую нашу безопасность, а в другой организации (НАТО) мы успешно ухудшаем свои позиции». По словам журналиста, «Победа ПиС свидетельствует о том, что Польша начала дрейфовать по направлению, начертанному Будапештом и Москвой». Здесь очевидно имеется в виду в первую очередь критический взгляд Виктора Орбана на политику ЕС в целом и на целостность его членов, а также мировоззрение и авторитарные принципы правления де факто лидера Венгрии, которые постепенно перенимает лидер ПиС Ярослав Качиньский. По слова Шчерека, ценности, которых придерживается партия Качиньского, ближе лидеру Кремля, нежели Западной Европе. Эта партия требует смирения, не терпит контроля, хотя европейская демократия основывается на том, что разные отрасли власти контролируют друг друга.

Шчерек утверждает, что Качиньский и его партия нужны России. Если в планах Путина ослабление НАТО и ЕС, особенно по разделительной черте между Центральной и Восточной Европой, политика ПиС прекрасно служит для этой цели. Партия Качиньского не ищет компромиссов ни во внутренней, ни во внешней политики, открыто поддерживает критический настрой Орбана по отношению к ЕС, стремится усилить двусторонние отношения с отдельными странами ЕС, и держится достаточно негативной позиции по поводу Германии.

Разве поддержка разногласий стран ЕС и враждебности намерениям Брюсселя сплотить Европу не то, о чем мечтает Путин? Как утверждает бывший премьер Бельгии, лидер Альянса либералов и демократов за Европу Ги Верхофстадт, «… подобными политическими действиями Качиньского способствует Путину, так как Путин ненавидит европейское единство, а то, что происходит в Польше, может помочь ему воплотить свои планы».

Правящие политики ПиС несогласны со столь строгой критикой политиков своей страны и ЕС. С оценкой политики нового польского правительства, которую предоставили представители Европейской комиссии и Европейского парламента, несогласен и Дуда, который 18-ого января в Брюсселе призвал терпимее относится к событиям в Польше и спокойнее решать споры его страны и ЕС. Кроме того, когда 20 января в ЕП решался вопрос о начале мониторинга Польши, премьер-министр Шидло заявила, что реформы в стране проводятся со стремлением выполнить обещания избирателям, поэтому ЕП этот «договор с избирателями» должен считать настоящим проявлением демократии.

Смоленская дилемма

Все же один из пунктов «договора с избирателями» ПиС и ее лидеру Качиньскому будет сложно воплотить в жизнь. Речь идет о его обещании создать парламентскую комиссию по расследованию обстоятельств катастрофы самолета Ту-154М, который в 2010 году потерпел крушение неподалеку от смоленского аэропорта. В катастрофе погиб президент Польши Лех Качиньский и более 80 чиновников, которые все направлялись на мероприятие по поводу 70-летней годовщины трагедии в Катыне и на церемонию открытия памятника погибшим полякам.

Создать комиссию несложно, хотя, если бы комиссия пришла к выводу, что катастрофа в Смоленске была часть чьего-то плана, а Сейм принял бы соответствующее постановление, Польша оказалась бы в двусмысленном положении. Чего бы Польша ждала от своих союзников по ЕС и НАТО, если в документе было бы указано, что в смерти польского президента виноват Кремль? Следовало бы его за это наказать? Логично было бы ожидать одного: полного игнорирования такой «новости».

Но удовлетворил бы такой настрой польских союзников Качиньскогои его окружение? Очевидно, что нет. Это также на руку Путину, так как на Польшу, которая активно выражает негативную позицию по поводу России, союзники стали бы смотреть как на выскочку, а за это ее бы подвинули на задний план структур ЕС и НАТО.

Поэтому Качиньскому придется серьезно подумать по поводу исполнения «договора с избирателями». Наверное и о других такого рода «договорах», которые прямо или косвенно подрывают международный престиж Польши и даже способны «путинизировать» ее.

Оригинал публикации: Will Poland face “putinization”?
Опубликовано 12/02/2016 10:33
http://inosmi.ru/politic/20160225/235529432.html

0

9

МАТЕРИАЛ amurweb
06.04.2016, 07:07

Вот поэтому вы - Польша.
К планам построить увеселительный парк из русских надгробий

"Парк советского периода", официально именуемый "музеем благодарности под открытым небом", будет создан в Польше из мемориальных табличек и памятников павшим советским солдатам, собранным в сотнях польских населённых пунктов.

Об этом сообщает нам Польский культурный центр в Калининграде.

Культурное увеселение будет сделано в неназванном пока месте. Напомним: центральный польский комитет по управлению прошлым, известный как Институт национальной памяти, имеющий своеобразные функции власти над историей, распорядился недавно удалить 500 памятников и памятных табличек воинам-освободителям.

При освобождении Польши от гитлеровских захватчиков погибли примерно 600 000 советских солдат.

Как разъясняют в Польском культурном центре, Россия, разумеется, будет возражать - ну что с ней поделаешь.

Стирание памяти о погибших освободителях и глумёж над могилами, напомним, - это нормальная восточноевропейская практика последней четверти века. В случае Польши особенно впечатляет тот факт, что перед нами прямая и явная государственная инициатива, а не перфомансы неких "гражданских активистов в балаклавах", как в остальных новоевропейских странах.

Польский официоз объясняет безусловную необходимость данного глумления тем, что "немецкая оккупация сменилась советской". В чём тут логика, спрашивать бесполезно - даже если насильственное насаждение просоветского правительства в Польше считать оккупацией, это никак не снижает ценности ни единой жизни, положенной советскими солдатами в боях с экс-партнёром Польши по разделу Чехословакии нацистской Германией.

Скажем честно - есть поляки, которые решительно против. И приводят те же самые аргументы: "Я знаю, что сейчас вы скажете - раздел Польши, НКВД, Катынь, аресты солдат Армии Крайовой, высылка в Сибирь... Одно другого не перевешивает и не может перевешивать, оба счёта надо хранить в памяти". - пишет, к примеру, профессор Института истории ПАН Ежи Едлицкий в открытом письме главе Института Национальной Памяти.

Но "логика глумления", конечно, перевесит.

Отметим в заключение: примерно та же логика могла бы заставить наших соотечественников открыть большой тир в Катыни и шашлычную на месте крушения президентского польского самолёта в отместку на нынешние игрища польского ИНП - если бы Россия была Польшей.

К счастью, Россия не Польша, поэтому памятники погибшим полякам остаются на месте.

С другой стороны, если бы Польша понимала, почему из табличек, бюстов и пушек, установленных в память погибших, нельзя ни при каких обстоятельствах делать луна-парки - она не была бы нацией хронически потерпевших.

Но ей, похоже, нравится.

https://cont.ws/post/241192

0

10

Rzeczpospolita, Польша

Памятники — в утиль как можно быстрее

06.04.2016
Анджей Талага (Andrzej Talaga)

Россия обратилась с жалобой на Польшу в ЮНЕСКО и ОБСЕ. Причиной послужил план по демонтажу монументов советским солдатам, которые россияне считают памятниками культуры. В реальности же речь идет о борьбе за пространство символов.

Москва давно знает, что это важный элемент геополитики. Варшава долго пренебрегала этой темой, и хорошо, что она наконец начала наверстывать упущенное.

Российские протесты вызваны новым законом, призванным очистить общественное пространство от советских «сувениров», а также обращением Института национальной памяти к органам местного самоуправления с просьбой не ждать вступления его в силу и самим активизировать деятельность. Большинство монументов уже демонтированы, но некоторые сохранились. Наведение порядка в этой сфере оставалось на совести местных властей, многие ради собственного спокойствия не трогали эти реликты, чтобы не навлекать на себя критику России и ее поборников. Сейчас польское государство взяло дело в свои руки: спустя 25 лет после обретения нами независимости им займутся системно.

В контексте демонтажа советских памятников и мемориальных досок звучат мнения, что это бессмысленное провоцирование и оскорбление памяти воинов, которые отдали жизнь на польских землях в борьбе с Гитлером. Раз советские символы остаются даже в Германии и Австрии, странах, которые победила Красная армия, то почему не оставить их и в Польше. Это можно было бы сделать, если бы не то, что Россия использует памятники в политических целях. Москва считает их доказательством памяти о советских освободителях и выражением безусловной благодарности, которой они заслуживают.

Современная Россия назвала себя правовой и политической продолжательницей Советского Союза, а ее государственным мифом стал культ победы Красной армии во Второй мировой войне. Соответственно, каждый, кто покушается на эту память, совершает акт агрессии. Тем самым остающиеся в Польше памятники становятся элементом легитимации современной России.

Если мы оставляем их на месте, мы соглашаемся на эту неприемлемую для Польши схему. Опустим даже, как говорил классик, «очевидную очевидность»: то, что Красная армия принесла нам не свободу, а порабощение, а ее приход знаменовал начало новой эпохи террора. Дело в том, что памятники и мемориальные доски обозначают сферу потенциальных претензий — не обязательно даже на управление Польшей или передвижение границ, но на вмешательство в польские дела, пересмотр нашего отношения к истории, совместное формирование исторической памяти. А на это мы согласиться не можем.

Памятники, здания государственных институтов, храмы обозначают границы культурного и, вытекающего из него, политического влияния. Барочные костелы на Украине и в Белоруссии показывают, как далеко простиралась Западная Европа в лице Польской республики. Даже удивительно, что коммунисты не приказали их снести. Раньше купола церквей в Центральной Польше обозначали царское владычество, поэтому независимая Польша снесла Александро-Невский собор на Саксонской площади в Варшаве — символ русской аннексии.

Свободное общество имеет право очищать общественное пространство от памятников и прочих символов, которые противоречат его ценностям, в особенности — если эти монументы были воздвигнуты другим государством. Это необходимо. Пространство и его символика формируют убеждения. Зачем маленькому Антеку или Зосе вообще спрашивать родителей: «Что это за памятник?» Пусть лучше они растут в пространстве, полностью свободном от реликтов порабощения.

Эти памятники — не часть нашей истории, а печать иностранного доминирования. Так что мы должны их снести. Те, которые представляют какую-то художественную ценность, можно перенести в музеи.

Аргумент, что Польша нарушает международные обязательства в сфере охраны мест захоронения павших на войне солдат, не выдерживает критики. Если монументы стоят на могилах, что случалось часто, тела можно эксгумировать и достойно перезахоронить на военных кладбищах. Впрочем, так в подобных случаях и делалось каждый раз.

России важны не солдаты, потому что их останкам ничего не угрожает: она хочет, чтобы в Польше оставались символы нашего повиновения.

Оригинал публикации: Talaga: Pomniki na złom. Jak najszybciej
Опубликовано 06/04/2016 15:28
http://inosmi.ru/social/20160406/236027627.html

0

11

Slate.fr, Франция

Месть и заговор: как Польша переписывает историю
18.04.2016
Клара Выржиковская (Klara Wyrzykowska)

Как считает польская партия власти, 26 лет с момента падения берлинской стены, которые отметились демократическим переходным процессом и вступлением в Европейский Союз, представляют собой всего лишь исторический маскарад.

В то время, как Европа разрывается на части между угрозой выхода Великобритании из ЕС, миграционным кризисом и последствиями терактов, пока Сирия вступает в уже шестой по счету год гражданской войны, а Украина все никак не может урегулировать конфликт с Россией, Польша ставит перед собой иные приоритеты. Правительство партии «Право и справедливость» президента Анджея Дуды и премьера Беаты Марии Шидло стремится дать отпор угрозе, которая, если верить руководству страны, нависла над ее историческими, религиозными и культурными корнями.

Как бы то ни было, в реальной опасности становится приверженность Варшавы европейским ценностям, тогда как члены ПС кричат о нежелании действовать по указке Брюсселя, чтобы тем самым отстоять национальный суверенитет, пусть и в ущерб демократии. А принятое 13 апреля Европейским парламентом заявление с выражением обеспокоенности по поводу «ступора Конституционного суда Польши, а также ситуацией с правами человека и правовым государством», ровным счетом ничего не меняет…

Польское правительство никогда не скрывало своих планов, и теперь, через пять месяцев после его прихода к власти, «консервативная революция» идет полным ходом… Несколько недель назад под угрозой оказалось право на аборт, хотя оно фактически и так почти не существует в этой стране суровых католических нравов: за исключением случаев беременности в результате насильственной или кровосмесительной связи, а также нарушения развития плода и угрозы для жизни и здоровья женщины, полькам приходится ездить на процедуру в соседние страны, прежде всего в Германию и Чехию. Споры сейчас достигли своего апогея, а каждые выходные проходят демонстрации либералов и консерваторов (во главе с церковью), которые стремятся в принципе запретить прерывание беременности и даже доходят до требований об отмене дородовых врачебных осмотров.

Образовательную систему тоже ждут «перемены к лучшему». Новое правительство считает чрезвычайно важным повысить историческую и национальную культуру граждан. Так, советник правительства по вопросам образования Анджей Васько (Andrzej Waśko) недавно заявил, что молодежи следует наизусть учить стихотворения выдающихся представителей пантеона национальной литературы. В интервью изданию Gazeta Wyborcza он отмечает, что «проблема не в том, что молодежь не читает, а в том, что она читает разнородные вещи. Поэтому она будет только рада вернуться к основам…

Валенса, нападки на символ

Чтобы лучше понять наметившийся сегодня в стране раскол между ультраконсервативным правительством с подавляющим большинством мест в парламенте и «либерально-демократической» оппозицией левых и правоцентристов, следует погрузиться в один из самых известных периодов ее истории, вернуться к гданьским верфям и варшавским застенкам. К одному из главных символов страны, Леху Валенсе, нобелевскому лауреату 1983 года и президенту с 1990 по 1995 годы.

16 февраля этого года вдова генерала Кищака (глава польских спецслужб, которых боялись не меньше, чем Штази в ГДР) обнародовала невиданные ранее документы. Они подтвердили, что Валенса был активным агентом и информатором разведки с 1970 по 1976 годы, то есть задолго до появления «Солидарности» в 1980 году. Сам он, кстати, никогда не скрывал прошлых связей с полицией режима. Как бы то ни было, на этот раз речь идет о доносе. Валенса отрицает, что сдал полиции лидеров забастовочного движения тех лет. Однако Институт национальной памяти (этому органу поручено пролить свет на период с 1939 по 1989 год, и сегодня он превратился в настоящую «полицию истории») опубликовал показания товарища Болека (его кодовое имя), не дожидаясь их экспертной проверки, чем еще больше обострил и так напряженную политическую обстановку.

В начале 1970-х годов Лех Валенса был рабочим на судостроительном заводе в Гданьске. Политические репрессии тогда достигли своего апогея. В декабре 1970 года забастовка закончилась гибелью 41 человека, а протестующие были жестоко разогнаны. Чтобы не допустить повторения подобных событий, руководство завода решило расширить имевшиеся у него возможности по сбору информации. Валенса оказался в числе тех, кто, как утверждают некоторые (в частности, его тогдашние товарищи), под угрозой согласились на регулярные беседы с агентами спецслужб для отчетов о забастовочных настроениях в рабочей среде. Сторонники ПС кричат сегодня об этом на каждом шагу, однако эти сведения сегодня еще только проверяются историками и экспертами. Сам Валенса не признает подлинности представленных бумаг и называет их фальшивкой.

За границей все удивляются тому, с каким удовольствием некоторые поливают грязью символическую личность, которая принесла всемирную славу стране в 1980-х годах. Годы тюрьмы, руководство «Солидарностью» и объединение оппозиционеров и представителей режима за одним столом в 1989 году — последние несколько недель все это ровным счетом ничего не значит: депутаты ПС называют легенду Леха Валенсы ложью. Цель такой клеветнической кампании в том, чтобы заменить в национальном сознании одного члена «Солидарности» другим. В этой новой версии истории покойный Лех Качиньский, бывший президент страны и член знаменитого профсоюза, должен унаследовать все лавры. Этот радикальный христианин, сторонник жесткой линии и непримиримый противник правительства, оказывается, был принесен в жертву Валенсе, оппортунисту, продажной шкуре и марионетке советских спецслужб.

Образ предателя

В такой политике «Права и справедливости» есть несомненная логика. Если Валенса дискредитирован, значит, 26 лет с начала демократического переходного процесса — всего лишь маскарад еврофилов-оппортунистов, нацеленный против честного и верующего католического народа, иначе говоря, народа-мученика. Поэтому нужно сделать все, чтобы удержать финансовые, либеральные и брюссельские силы подальше от исстрадавшегося населения. При власти «Права и справедливости» в Польше вещи представляют не черными и белыми или хорошими и плохими: они либо польские, либо антипольские.

На фоне такого переписывания истории, если какая-то национальная драма и могла сыграть на руку интересам ПС (причем, с циничным отношением к трагической стороне происшествия), это была гибель основателя партии в авиакатастрофе под Смоленском (унесла жизни еще 95 человек) 10 апреля 2010 года. И хотя следствие назвало причиной ошибку экипажа и неблагоприятные погодные условия, у ПС нет и тени сомнения в том, кто виноват. Русские или «Гражданская платформа» Дональда Туска (тогдашний премьер и нынешний глава Европейского совета), или все вместе… Виновный обязательно есть, а расследования намеренно саботировали. С 2010 года трагедия под Смоленском дает все новую пищу рассуждениям об историческом заговоре.

В такой риторике есть одна ключевая составляющая: это образ предателя, с которым нужно любой ценой разобраться. В этой связи сейчас рядом с Валенсой на скамье подсудимых сидит и другой враг народа: Ян Гросс. Этот известный историк, специалист по Холокосту и современной истории Польши, продемонстрировал роль польского народа в уничтожении евреев, и, в частности, в убийстве жителей деревушки Едвабне на востоке страны. 16 лет назад его работа породила острейшие споры, а сегодня в стране грозятся лишить его «Креста Заслуги» за антипатриотизм (после недавних заявлений о переменах в польской политике).

Реабилитация «Проклятых солдат»

Параллельно с осуждением предателей идет в стране и процесс реабилитации, к радости особенно «патриотически» настроенной части молодежи. В частности, это касается так называемых «Проклятых солдат», то есть батальонов сопротивления, которые зародились во время немецкой и советской оккупации Польши в годы Второй мировой, а затем продолжили вооруженную и зачастую жестокую борьбу с СССР до 1950-х годов.

При коммунизме их история всячески замалчивалась, и большая часть их имен давно канула в Лету. Как бы то ни было, воспоминания остались живы в их семьях (по большей части на востоке страны), а также в антикоммунистическом сопротивлении. Затем они вновь вошли в официальную историю под влиянием патриотических научных кругов. Только вот они старательно воздерживаются от напоминания о самых нелицеприятных моментах этих событий, которые разворачивались посреди «Кровавых земель» (так называется книга американского историка Тимоти Снайдера) неподалеку от современной границы с Белоруссией. Дело в том, что под предлогом борьбы с коммунистическими оккупантами эти батальоны зачастую устраивали расправу над либералами, евреями, протестантами, русскими и белорусами, иначе говоря, всеми, кто не был поляком и католиком.

С 2011 года у «Проклятых солдат» появился свой праздник, 1 марта. Как бы то ни было, на их действия полностью так и не пролили свет, а в их исторической реабилитации любой акт агрессии представляется проявлением отважного патриотизма. Именно так считает историк Рафаль Внук (Rafał Wnuk), отмечая ту роль, которую играют сегодня эти солдаты для утранационалистов и зачастую ксенофобски настроенных агрессивных футбольных болельщиков. В своих работах он подчеркивает то, как эти «волки-одиночки» стали символом патриотизма и романтического самопожертвования, истинным воплощением отваги и непреклонности.

Тем не менее от героизации этих солдат до триумфа шовинистических и националистических ценностей всего один шаг. В исторической политике ПС («Проклятые солдаты» являются ее основополагающей частью) человек всегда отважен, благодетель рыцарственна, а смелость и честь важнее всего. Враг же — по-прежнему немец: если послушать нынешнее руководство, прежний нацистский оккупант не так уж далек от современного европейского лидера. Министр юстиции Збигнев Зебро (Zbigniew Ziobro) открыто выражает недовольство реакцией Германии на конституционные реформы в Польше и заявляет, что «исходящая от немецкого политика критика приобретает наихудшую коннотацию в глазах поляков. И в моих глазах. Я — внук офицера, который в годы Второй мировой боролся с нацистскими оккупантами во внутреннем сопротивлении». Таким образом, любой комментарий со стороны Германии воспринимается как вмешательство, недопустимое напоминание о самых мрачных страницах истории, проявление антипольского настроя во всем его великолепии.

«Наши темы те же»

В самом центре Варшавы в офисе «Национального движения» (несколько членов этой ультранационалистической партии прошли в парламент в октябре 2015 года) «Проклятые солдаты» почитаются наравне с основателями националистического польского движения. Здание находится напротив престижного Варшавского политехнического университета, «чтобы напрямую набирать членов», шутит вице-президент движения Кшиштоф Босак (Krzysztof Bosak). Тут мне объясняют, что Польше пора вернуться к настоящим ценностям, что она сможет восстановиться только с помощью более тесных связей со своей католической сущностью (она всегда была залогом величия страны) и что отвага и честь — важнейшие ценности.

Удивительно, но точно такие же заявления (за небольшими изменениями) звучат и от многих юных активистов ПС. На вопрос о том, что же отличает его партию от более радикальных ультраправых течений Конрад Зеленецкий (Konrad Zieleniecki), депутат муниципального собрания из города Белосток на востоке страны, отвечает почти с нежностью в голосе: «У нас одни темы, мы разве что несколько сдержаннее». Словно умудренный годами активист говорит о юном последователе, который еще не растерял веру в утопии.

Заручившись абсолютным большинством в парламенте, «Право и справедливость» запустила процесс «ополячивания» страны. Что парадоксально, так как местное общество уже является самым однородным в Европе, подавляющее большинство населения — католики, а доля иностранцев меньше, чем в любом другом государстве ЕС. Причем в этом плане никто не собирается хоть что-то менять. После терактов в Брюсселе премьер-министр Беата Мария Шидло сразу же заявила о «невозможности» принять даже небольшую группу мигрантов.

Еще один тяжелый удар для Европы, единство которой еще никогда не было столь хрупко. А также потенциальная опасность для людских свобод и разнообразия во имя Польши, которая все больше замыкается на своей однородности и убеждениях. Дело в том, что в мессианском, черно-белом и однобоком взгляде сторонников ПС на историю прослеживается пугающая убежденность в том, что «Бог разберется».

Оригинал публикации: Vengeance et complot: comment la Pologne réécrit l’histoire
Опубликовано 18/04/2016 14:50
http://inosmi.ru/politic/20160418/236183757.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » Польша: амбиции, гонор, ... в общем как всегда.