Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » 100 000 ЖИТЕЛЕЙ ТОКИО СОЖЖЕННЫ НАПАЛМОМ 10 МАРТА 1945 г.


100 000 ЖИТЕЛЕЙ ТОКИО СОЖЖЕННЫ НАПАЛМОМ 10 МАРТА 1945 г.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Jacobin, США

Сожженный Токио

70 лет тому назад Соединенные Штаты за один-единственный воздушный налет на Токио безо всякой на то необходимости убили почти 100 тысяч человек
10.03.2015
Рори Фэннинг (Rory Fanning)

Сегодня исполняется 70 лет с того дня, когда американцы подвергли авиационному нападению Токио с применением напалмовых бомб. Это был самый смертоносный день за всю Вторую мировую войну. В ту ночь от напалма погибло больше людей, чем от атомных ударов по Хиросиме и Нагасаки. Но в США мало кто знает о том, что такая бомбардировка имела место.

Отсутствие памятных церемоний и официальных извинений за ту бомбардировку неудивительно, поскольку многие американцы считают Вторую мировую войну «справедливой», заявляя, что ее вело «величайшее поколение». Из-за таких штампов критика практически не коснулась этой войны и тех зверств, которые творили на ней американцы.

Те немногочисленные материалы, которые доступны для изучения проведенного против Токио воздушного удара, представляют произошедшее с точки зрения летчиков и военачальников устами американских военных историков, которые обычно не бывают беспристрастны. Те, кому хочется лучше понять трагедию 9 марта, вынуждены просматривать кипы исторических документов, посвященных главным образом стратегии, героизму американских солдат, бомбовой мощи, низвергнутой в тот день с небес, и практически культовому преклонению перед «летающими крепостями» В-29, которые сбрасывали на Японию напалм и атомные бомбы, и вдохновили Джорджа Лукаса на создание Тысячелетнего сокола.

В повествованиях о событиях 9 марта 1945 года преобладает мысль о том, что у таких американских летчиков и стратегов, как генерал Кертис Лемей (Curtis LeMay), который планировал массированные бомбардировки японских городов, не было иного выбора, и они были вынуждены их осуществлять. У американцев «не было выбора», кроме как заживо сжечь почти 100 тысяч японцев, являвшихся гражданскими лицами.

Похоже, большинство историков уверены, что Лемей заслуживает всяческих похвал за то, что во время войны он делал «трудный выбор», ибо именно такой трудный выбор якобы помог спасти множество жизней с обеих сторон, ускорив окончание войны.

Немногочисленная критика бомбового удара по Токио подвергается нападкам за то, что ее авторы не видят контекста и не предлагают никаких альтернативных решений, при помощи которых с войной можно было бы покончить быстрее. Оправданием для таких нападок на критиков часто становится фраза «японцы тоже это делали».

Вторая мировая война велась жестоко всеми сторонами. Японская армия во время войны уничтожила почти шесть миллионов китайцев, корейцев и филиппинцев. Но говорить о том, что японские мирные жители, японские дети заслуживали смерти от американских военных, потому что их правительство убивало гражданское население в других странах Азии, - это несостоятельная позиция как с моральной, так и с этической точки зрения.

В ходе операции Meetinghouse участвовало более 300 бомбардировщиков В-29, которые действовали с высоты 3-х тысяч метров, а не 10-ти тысяч, как обычно. Бомбардировка на такой высоте проводилась для того, чтобы снизить опасность от реактивной струи, вылетавшей со скоростью 160-320 километров в час. Бомбардировщики подожгли Токио поздно вечером 9 марта. Американские самолеты сбросили на город 500 тысяч бомб М-69 (они получили название «токийская визитная карточка»), сконструированных специально таким образом, чтобы сжечь деревянные, в основном жилые дома японской столицы.

Каждая бомба в кассете из 38 штук имела вес около трех килограммов. Кассеты весом более 200 килограммов разбрасывали бомбы на высоте 600 метров. Похожий на спортивный носок фосфорный взрыватель воспламенял желеобразное горючее, которое зажигалось при столкновении с землей.

Комки напалма, представлявшие собой липкую огненную массу, приставали ко всему, чего касались. Бомбы М-69 оказались настолько эффективным средством для разжигания пожара в Токио, что дувший в ту ночь штормовой ветер превратил тысячи отдельных очагов возгорания в один сплошной огненный смерч. Температура в городе достигала 980 градусов Цельсия. В некоторых районах огонь плавил асфальт.

Чтобы усилить поражающее воздействие, Лемей провел бомбардировку тогда, когда скорость ветра составляла 45 километров в час. В итоге 40 квадратных километров Токио были сожжены дотла.

Лемей утверждал, что военное производство у японского правительства было «кустарное», из-за чего занимавшиеся им в Токио гражданские лица становились вполне приемлемой целью для нанесения ударов. Но к 1944 году японцы практически прекратили надомное военное производство. 97% военных припасов хранились на подземных складах, неуязвимых для воздушного нападения. И американцы знали об этом.

Соединенные Штаты задолго до 1945 года взломали японские шифровальные машины, получив доступ к большей части секретных сведений противника. Американские генералы понимали, что вскоре японцы будут уже не в состоянии продолжать войну по финансовым и материальным причинам.

Военно-морская блокада со стороны США задолго до 9 марта лишила Японию поставок нефти, металлов и прочих важных материалов. Япония оказалась в такой мощной изоляции от поставок основных сырьевых материалов, что самолеты ей приходилось делать практически из дерева.

Население Японии в тот период войны массово голодало. Урожай риса в 1945 году выдался самым плохим с 1909 года. По указанию японского правительства в апреле 1945 года были проведены исследования, которые показали, что население больше всего занято поисками пропитания, и не очень-то думает о победе в войне. К началу 1945 года победа силам союзников была гарантирована.

Самые убийственные улики против напалмового удара появились 19 августа 1945 года, когда Уолтер Трохан (Walter Trohan) из Chicago Tribune опубликовал, наконец, материал, получивший изящное название «Рузвельт проигнорировал доклад Макартура о предложениях японцев», который он задерживал семь месяцев.

Трохан написал:

Снятие всех цензурных ограничений в США позволило сообщить о том, что свои первые мирные предложения японцы передали Белому дому семь месяцев назад.

О японском предложении, сделанном за пять отдельных пробных попыток, генерал Макартур доложил в Белый дом в 40-страничном докладе, призывая начать переговоры на основании японских попыток примирения.

В изложенном Макартуром предложении излагались условия унизительной капитуляции с отказом от всего, кроме персоны императора. Президент Рузвельт отклонил предложения генерала, в которых он делал торжественные ссылки на божественный характер императорской власти, прочитав его мельком и сделав пометку: «Макартур - самый великий наш генерал и самый слабый наш политик».
Доклад Макартура даже не обсуждался в Ялте.

В январе 1945 года, за два дня до ялтинской встречи Франклина Рузвельта с британским премьером Уинстоном Черчиллем и советским руководителем Иосифом Сталиным, японцы предлагали условия капитуляции, почти идентичные тем, которые были приняты американцами на борту корабля «Миссури» 2 сентября 1945 года.

Японское население голодало, военная машина выдохлась, а правительство капитулировало. Американцев это не тронуло. Они безжалостно осуществили напалмовые и атомные бомбардировки. Если кто-то и виновен в игнорировании «контекста» напалмовой бомбардировки Токио, то это льстивые и пристрастные американские историки, которые высмеивают эти важнейшие факты.
Разрушения после бомбардировки Токио 10 марта 1945 года

Давайте не будем забывать о том, что в действительности произошло в тот день в Токио. Похоронить эту историю очень легко и просто. Книга Эдвина Палмера Хойта (Edwin P. Hoyt) Inferno: The Firebombing of Japan, March 9 — August 15, 1945 (Преисподняя: напалмовые бомбардировки Японии 9 марта — 15 августа 1945 года) - это, пожалуй, единственное воспоминание о той трагедии в пересказе очевидцев.

Тосико Хигасикава (Toshiko Higashikawa), которой в момент бомбардировки было 12 лет, вспоминала: «Везде был огонь. Я видела, как один человек попал в когти огненного дракона, не успев сказать ни слова. Его одежда просто вспыхнула. Потом заживо сгорели еще два человека. А бомбардировщики все летели и летели». Тосико и ее семья укрылись от огня в соседней школе. Люди застряли в дверях, и девочка слышала, как дети кричали: «Помогите! Горячо! Мама, папа, больно!»

Спустя мгновения отец Тосико в обезумевшей толпе отпустил ее руку. Другой рукой он держал ее младшего брата Эйчи. Тосико с сестрой вышли из здания школы живыми. Отца с братом она больше не видела.

Коджи Кикусима (Koji Kikushima), которой в то время было 13 лет, рассказывает о том, как она бежала по улице, а огонь преследовал ее и сотни других людей. Жар был такой сильный, что она инстинктивно прыгнула с моста в реку. Девочка выжила при падении. Утром, когда Коджи вылезла из воды, на мосту она увидела «горы трупов». Своих родственников она потеряла.

Сумико Морикаве было 24 года. Ее муж воевал. У нее был четырехлетний сын Киичи, а также восьмимесячные девочки-близнецы Ацуко и Риоко. Когда к домам в ее квартале начал подбираться огонь, Сумико схватила детей и побежала к пруду по соседству. Подбежав к берегу пруда, она увидела, как у сына загорелась куртка.

«Жжет, мама, жжет!» — закричал ребенок. Сумико вместе с детьми прыгнула в воду. Но мальчика ударило огненным шаром по голове, и мать начала тушить его водой. Однако голова у ребенка поникла.

Сумико потеряла сознание, а когда пришла в себя, то обнаружила, что девочки мертвы, а сын едва дышит. Вода в пруду от жары испарилась. Сумико понесла сына в близлежащий пункт помощи и начала поить его чаем из своего рта. Мальчик на секунду открыл глаза, произнес слово «мама» и умер.

В тот день в Токио погибло и пострадало около миллиона человек. Страшных историй, подобных рассказанным выше, было бесчисленное множество. Но в книге Хойта практически нет воспоминаний мужчин о произошедшем в тот день. Все дело в том, что в городах Токио и Нагасаки их практически не было.

«Мы редко видели отцов в городе, — вспоминала жительница Нагасаки в книге Пола Хамма (Paul Hamm) Hiroshima Nagasaki (Хиросима, Нагасаки). — Было много старушек, матерей и детей. Я помню, как увидела в нашем районе мужчину, похожего на отца, но это был больной человек».

Таким образом, главными жертвами бомбардировок были женщины, дети и старики. Большинство мужчин призывного возраста находились на войне.

Так почему же американцы продолжали бомбить и терроризировать гражданское население Японии, зная о том, что война вот-вот закончится? Многие утверждают, что это была демонстрация силы перед русскими в предвидении холодной войны. Об этом очень много написано.

Но сегодня очень часто забывают о расизме тех дней. Лучше всего масштабы напалмовых бомбардировок и атомных ударов можно объяснить американским расизмом. Расистское мировоззрение, с которым вполне комфортно жилось американцам во времена законов Джима Кроу, легко перетекало на японцев. Ужасные истории о 200 тысяч американцах японского происхождения, которые лишились средств к существованию, попав в рузвельтовские лагеря для интернированных, - лишь один пример того, как американцы относились к японцам, даже к тем, кто проживал в США.

Напалмовые бомбардировки Японии имели целью проверить новые средства ведения войны на гражданском населении. На разработку американской военной техники уходили огромные средства — только на создание атомной бомбы было потрачено 36 миллиардов в долларах 2015 года. Напалм тоже был новинкой. Бомбардировка напалмовыми бомбами Токио стала первым случаем их применения против гражданского населения в густонаселенных районах. Американцам захотелось опробовать свое новое изобретение на людях, которых они считали недочеловеками.

Известно знаменитое высказывание Лемея: «В то время меня не очень-то тревожило убийство японцев... Полагаю, если бы мы проиграли ту войну, меня бы судили как военного преступника». Позднее Лемей воспользовался своим военным авторитетом и расистским послужным списком, став кандидатом на пост вице-президента на стороне сторонника сегрегации губернатора Джорджа Уоллеса (George Wallace).

Такие фразы, как «величайшее поколение», выдают американцев, которые сознательно забывают свое прошлое. Эти штампы упрощают неоднозначное наследие и мешают тщательным образом исследовать правомерность применения силы.

Почему никто из величайшего поколения не остановил эти ненужные бомбардировки? Как может страна, чьи руководители постоянно говорят о ее «исключительности», регулярно прибегать к банальностям типа «Жестокости совершали все стороны, так зачем же фокусироваться на американцах?» Вот какие вопросы надо задавать в наших школьных учебниках.

Как сказал в своей последней речи перед смертью политолог Говард Зинн (Howard Zinn) (она называлась «Три священные войны»):

Эта идея о хороших войнах помогает оправдывать другие войны, которые явно ужасны, явно отвратительны. Но хотя они явно ужасны — я говорю о Вьетнаме, я говорю об Ираке, я говорю об Афганистане, я говорю о Панаме, я говорю о Гренаде, одной из самых героических наших войн — наличие такого исторического представления, как хорошая война, создает основу для веры в то, что, знаете ли, есть такая штука как хорошая война. И тогда можно провести параллели между хорошими войнами и нынешней войной, хотя ты эту нынешнюю войну совсем не понимаешь.

Ну да, параллели. Саддам Хусейн — это Гитлер. Все становится на свои места. С ним надо бороться. Не вести такую войну значит капитулировать, как в Мюнхене. Все аналогии налицо. ... Ты сравниваешь что-то со Второй мировой войной, и все тут же наполняется праведностью.

После войны морского пехотинца Джо О’Доннела направили для сбора материалов о разрушении Японии. Его книгу Japan 1945: A U. S. Marine’s Photographs from Ground Zero (Япония 1945. Фотографии морского пехотинца из эпицентра) должен посмотреть каждый, кто наклеивает на Вторую мировую войну ярлык хорошей войны.

«Те люди, с которыми я встречался, — вспоминает О’Доннел, — те страдания, которые я увидел, те сцены невероятных разрушений, которые я снял на камеру, заставили меня усомниться во всех тех убеждениях, которых я придерживался ранее в отношении так называемых врагов».

Вездесущность американского государства с его лозунгами национальной безопасности, его готовность вести нескончаемые войны, а также шовинизм нашего руководства требуют от нас проявлять бдительность в отношении той пропаганды, которая поддерживает американские воинственные умонастроения.

Путь вперед — в прозрении по примеру таких людей, как Джо О’Доннел и Говард Зинн. Если уничтожить наши мифы о войне, это поможет нам отказаться от менталитета, который заставляет Америку воевать на благо немногих, но в ущерб большинству.

Оригинал публикации: The Firebombing of Tokyo
Опубликовано 09/03/2015 15:51
http://inosmi.ru/world/20150310/226763941.html

Отредактировано Konstantinys2 (Чт, 21 Янв 2016 22:42:11)

0

2

warspot


Токио в огне: самая разрушительная бомбардировка Второй мировой

Евгений Белаш

В ночь с 9 на 10 марта 1945 года 325 американских тяжёлых бомбардировщиков В-29 вылетели с авиабаз на Марианских островах и взяли курс на Токио. Этот рейд стал самым разрушительным в истории Второй мировой.

Впервые американские бомбардировщики атаковали столицу Японии почти за три года до этих событий. 18 апреля 1942 года «Митчеллы», взлетев с авианосца «Хорнет», сбросили 500-фунтовые фугасные бомбы М43 и мелкие «зажигалки» М54 на различные объекты в Токио и Йокосуке. Погибло порядка 50 жителей, ещё около 400 было ранено.

Американские стратеги, предполагая вероятное столкновение с Японией, начали планировать налёты на японские острова ещё до войны. В качестве баз для этих налётов предполагалось использовать Гуам, Уэйк, Филиппины или побережье Китая. Но ход войны долго не позволял осуществить такие наработки.
Новый бомбардировщик и работа над ошибками

Для начала, нужен был новый бомбардировщик — и им стал В-29. Любопытно, что японцы знали о разработке В-29 с начала 1943 года, а в апреле 1944-го видели первые садящиеся в Индии самолёты. То есть, японцы знали о нависшей угрозе задолго до её реализации — однако мало что могли ей противопоставить.

К счастью для Японии, В-29 с баз в Индии и Китае было чудовищно трудно снабжать, да и полёт через Гималаи был крайне опасен. Поэтому В-29 впервые вылетели на бомбардировку Японии лишь в ночь с 15 на 16 июня 1944 года. Из всех бомб на нужную цель — сталелитейные заводы в Явато — упала лишь одна. При этом цена за эту единственную успешную атаку была уплачена высокая — американцы потеряли 57 членов экипажей и одного военного корреспондента. Неудивительно, что следующий налёт состоялся только через два месяца.

После захвата Марианских островов — Сайпана, Тиниана и Гуама, открылась куда более удобная возможность нанести удар по Японии с юга. На Сайпане военные строители высадились на следующий день после первого десанта 15 июня 1944 года. Несмотря на жару и влажность, вскоре на островах были готовы шесть баз с 11 полосами — одна фабрика асфальта давала на месте 700 т продукта в день. Полёт до Японии и обратно занимал порядка 14–15 часов.

7 ноября 1944 года над Токио впервые появился В-29 — разведчик. Почти сотня истребителей так и не смогла достать самолёт на высоте 9 км. 24 ноября налёт свыше сотни В-29 повредил фабрики Мусасино примерно на 1%. Сильные воздушные течения успевали разметать по сторонам бомбы, падающие с 8–9 км. При этом в месяц насчитывалось в лучшем случае пять дней с хорошей погодой, позволявшей ясно видеть цель. А для уничтожения одной крупной цели требовалось порядка 400 бомбардировщиков, когда под рукой не было и двухсот. К февралю 1945 года командующему операциями против Японии Кертису Лемею такая результативность надоела. А с 1 апреля В-29 должны были переключиться на действия против Окинавы, поддерживая десант.

Первые опыты использования В-29 в Японии породили несколько вопросов. Что если бомбить с меньшей высоты — ниже 3 км? Если лететь ночью, тяжёлые зенитки не успеют отследить бомбардировщики. Не надо взбираться на большую высоту — уйдёт меньше топлива. С машин даже снимали пулемёты (кроме хвостовых), что увеличивало бомбовую нагрузку.

Второй вопрос — чем именно бомбить? Для ответа на него в США специально воссоздавали типовые японские дома, а потом сбрасывали на них бомбы разных типов. Обычная фугаска сносила дом, но оставляла соседние неповреждёнными. Поэтому было решено отдать предпочтение зажигательным бомбам — ведь большинство японских зданий строились, по сути, из бумаги. Шестифунтовые (около 2,7 кг) М69 с напалмом укладывались в кассеты по 38 штук, которые раскрывались на высоте 600 м, увеличивая точность попадания. В-29 нёс 40 кассет — свыше полутора тысяч зажигалок разом. Более тяжёлые М74, благодаря трём взрывателям, срабатывали независимо от приземления на нос, хвост или на бок — выбрасывая струю напалма более чем на 50 м. «Сжигатель кварталов» М76, весом 500 фунтов, обычно использовался целеуказателями. Настала ночь налёта на Токио.

В зеркале цифр

Первыми на высоте 1,5 км шли целеуказатели — их бомбы образовали в ночном городе гигантский огненный крест. Затем на высоте от 1,5 до 3 км летели основные силы. Из 325 вылетевших той ночью В-29 279 самолётов успешно сбросили 1665 тонн бомб (почти полмиллиона «зажигалок») над районом Токио. Благодаря экономии на топливе и оборонительном вооружении каждый самолёт нёс без малого 6 тонн напалма и осколочно-фугасных бомб. Главной целью был наиболее населённый центральный район размером три на четыре мили. Перегретый воздух поднимался вверх, ему на смену приходили новые массы. Поднявшийся ветер быстро раздувал пламя и переносил головешки дальше. Летящие В-29 бросало порывами, «как пробку на воде в ураган». Токио превратился в огромный костёр, питающий сам себя. При менее 8000 пожарных на сотни квадратных километров пылающих кварталов (к тому же, пожарные не имели топлива для машин) — город был обречён.

За 10 предыдущих налётов Токио потерял менее 1300 жителей — здесь за одну ночь погибло 84 000 человек. Ещё 40 000 жителей были ранены. Более четверти миллиона зданий сгорело, оставив около миллиона человек бездомными.

Американцы по разным причинам потеряли 14 бомбардировщиков, включая упавшие в море и разбившиеся при посадке. Часть экипажей бомбардировщиков надевала кислородные маски, чтобы спастись от запаха гари…

Говорят очевидцы

Как оценивали бомбардировку Токио по горячим следам? Обратимся к свидетельствам двух советских журналистов — как наименее (по возможности, конечно) пристрастной стороны.

Корреспондент журнала «Вокруг света» Николай Богданов прибыл на капитуляцию Японию 31 августа 1945 года. Узнав, что подписание капитуляции откладывается, он поехал смотреть столицу недавно враждебного государства.

    «Как же выглядит Токио после войны?

    Оказывается, несколько километров мы уже ехали по городу, не замечая города. Под колёсами машины бежал асфальт, виднелись заржавленные рельсы трамвая — других признаков городской улицы не было. Направо и налево расстилались бурые пустыри, посыпанные пеплом. Вот в диком поле появилась широкая асфальтированная площадь. На ней стоял полицейский, регулировавший движение. И площадь, и движение есть, а домов и даже следа не видно. Словно мы ехали по дну незримого города, смытого фантастическим наводнением.

    Вдруг в районе Серебряной улицы (т.е. Гиндзы — самой знаменитой улицы Токио — прим. авт.) мы увидели множество чёрных прямоугольников. Это на месте торгового квартала остались тысячи несгораемых шкафов. Все магазины японских купцов сгорели дочиста, а несгораемые шкафы для хранения денег и ценностей уцелели. Они похожи на мрачные памятники прогоревшему купечеству.

    Ближе к центру стали попадаться остовы сгоревших автомобилей и трамваев. Вызвали удивление сгоревшие танки. Откуда взялись они? Ведь в Токио не было уличных боёв».

Сотрудники советского посольства рассказали Богданову, как пламя пожара лизало их железобетонное здание. Оно выдержало, но потрескалось и кое-где обвалилось. Особенно показательны впечатления из первых уст: «Пожар был такой силы, что отдельные клубы пламени переносились через наш островок и снова ввергались в бушующее огненное море. Мы кричали и не могли услышать друг друга, так ревела огненная буря. И нам было радостно». Чувства советских дипломатов можно понять — они находились на земле союзника нацистской Германии.

Вернёмся к описанию Богданова:

    «В несколько часов всё было кончено. Город исчез, как приснившийся. Сейчас в Токио осталось не больше пятнадцати процентов домов. Уцелели в основном здания европейского типа — министерства, посольства, банки…

    Всюду кучи мусора. Висят оборванные провода. У обочины тротуара прислонились железные остовы сгоревших легковых автомобилей, красные, как скорлупки варёных раков.

    Николай Борисович постучал своей тросточкой по пустой железной скорлупке и сказал: «Даже легковая машинка не успела удрать — представляете себе, что здесь было? Американцы бросали зажигательные бомбы по особой системе, создавая кольца пожаров. Куда японцы ни бросались, всюду их встречала стена огня.

    Чтобы проложить путь бегущим толпам, были посланы танки. Они стали проламывать проходы среди горящих домиков, но тоже были захвачены пожаром. От огня жители бросались в воду. Здесь много каналов и даже домашних прудов для купанья. Но жар был такой силы, что в маленьких водоёмах вода закипала, а в больших люди погибали от духоты. Японцам напоминали об их варварских бомбардировках беззащитных китайских городов."

А вот каким увидел Токио Константин Симонов, посетивший столицу Японии в конце декабря 1945 года:

    «Токио, который составляет одно целое с Иокогамой, в смысле планировки до некоторой степени похож на Берлин. Это один огромный город с довольно большими разрывами, отделяющими друг от друга сросшиеся с ним городки и города, — иногда это река, иногда парк. Впрочем, точное представление об этом сейчас составить трудно, ибо Иокогама выжжена почти дотла, да и периферия самого Токио тоже сожжена больше чем наполовину.

    Нетрудно представить себе, какой ад был здесь, когда на город сбрасывались десятки тысяч «зажигалок», и он весь горел. То, что осталось от Токио, состоит из трёх частей: во-первых, сам по себе составляющий целый город центр Токио, построенный в основном по-европейски; во-вторых, разбросанные по всему городу островки каменных зданий, разнокалиберных, многоэтажных, в большинстве своём некрасивых и не очень вяжущихся друг в другом (Токио почти не бомбили фугасными бомбами, от «зажигалок» эти дома не могли сгореть и поэтому остались целыми); и, наконец, в-третьих, довольно многочисленные улицы и кварталы, состоящие из мелких несгоревших деревянных домов.

    Когда мы в первое утро проснулись в Токио (а корреспондентский клуб, как я говорил, стоит в центре) и пошли по улицам, нас поразил вид десятков совершенно целых кварталов. Но сейчас же за этими кварталами начинаются абсолютные пустыри, на которых из кусков обгоревших досок и груд черепицы торчат только бесконечные несгораемые шкафы. Огромное количество таких шкафов торчит прямо из земли, как старые кладбищенские монументы. Это производит довольно необычное и странное впечатление».

Как мы видим, общие детали произошедшего совпадают.

Гибель десятков тысяч людей — безусловная трагедия. Но если бы у Японии были стратегические бомбардировщики в должном количестве, задумались бы высшие чины японской армии и флота хотя бы на минуту о точно таких же действиях?

Бактериологическое оружие перед Второй мировой войной разрабатывалось во многих странах. Но именно японские специалисты неоднократно пытались применить его на практике — сбрасывая бомбы с бактериями сибирской язвы и чумы над Китаем и заражая источники воды. С ноября 1944 года японцы запускали на территорию США тысячи воздушных шаров с зажигательными бомбами (при понятной точности) — пытаясь добиться того же результата, для которого США использовали армады В-29. Не говоря уже о печально знаменитых бомбардировках китайцев: с 1937 по 1942 годы было атаковано свыше 50 городов. В одном только в Чунцине за два дня погибло более 5000 человек.

Японцы многие годы сеяли ветер — и в 1945 году пожали огненную бурю…

Источники:

    Coen Ross. Fu-go: The Curious History of Japan's Balloon Bomb Attack on America. University of Nebraska Press, 2014.
    Haywood S. Hansell, Jr. The Strategic Air War Against Germany and Japan: A Memoir. Office of Air Force History. United States Air Force. Washington, D. C., 1986.
    Herbert Bix. Hirohito and the Making of Modern Japan. HarperCollins, 2000.
    Tillman Barrett. Whirlwind. The Air War Against Japan, 1942–1945. Simon & Schuster, 2010.
    Богданов Николай. В побежденной Японии. Вокруг света, 1946, № 1.
    Симонов Константин. Япония, 46. Симонов К. М., Собрание сочинений в 12-ти томах. Т. 10. — М.: Худож. литер., 1985.
    Супотницкий М. В. Биологическая война. Введение в эпидемиологию искусственных эпидемических процессов и биологических поражений: монография. – М.: Кафедра, Русская панорама, 2013.

http://warspot.ru/5555-tokio-v-ogne-sam … oy-mirovoy

0

3

Зажигательные бомбы оказались для японцев смертоноснее атомных
Их выжигали как тараканов и мышей

Купинов Максим


3 февраля 1945 года американская авиация начала то, что с полным правом можно было бы назвать выжиганием Японии. Жертв при этом было больше, чем в результате атомных бомбардировок…

Эпизодические налеты на японские города авиация США совершала и ранее. Первый американский авианалет на Японию состоялся 18 апреля 1942 года, когда 16 самолетов, поднявшихся с авианосца «Хорнет», атаковали Иокогаму и Токио. Это была исключительно пропагандистская акция – необходимо было показать, что США в состоянии ответить на воздушную атаку Перл-Харбора. Позже с баз в Китае американцы бомбили Японию, но без особого успеха. Слишком уж далеко было лететь. Но в начале 1945 года после захвата Марианских островов и переноса авиабаз ситуация изменилась.

Генерал ВВС США Кертис Лемэй решил применить новую тактику, которая заключалась в проведении массированных бомбардировок японских городов зажигательными бомбами. Японские города оказались уязвимы для подобных атак, большое число деревянных домов способствовало быстрому распространению пожаров. Самолеты Б-29 летели тремя линиями и сбрасывали напалм и зажигательные бомбы через каждые 15 метров. 3 февраля 1945 года новую тактику впервые опробовали при бомбежке города Кобе и сочли ее вполне подходящей. 23 февраля 1945 года такой способ был применен во время бомбардировки японской столицы Токио. 174 бомбардировщика Б-29 выжгли около 2,56 квадратных километров территории вместе с людьми. Чтобы закрепить успех, ночью 9 марта с Марианских островов вылетело 334 бомбардировщика. После двухчасовой бомбардировки в городе образовался огненный смерч, подобный тому, что был во время бомбардировки Дрездена.

В огне был уничтожен 41 квадратный километр площади города, сгорело 330 тыс. домов, было разрушено 40 % всего жилого фонда. Температура была настолько высокой, что на людях загоралась одежда. В результате пожаров погибло не менее 80 тыс. человек, вероятнее всего более 100 тыс. человек. В ночь с 11 на 12 марта американцы бомбили Нагою. 285 бомбардировщиков сбросило на город 1700 тонн зажигательных бомб. Выгорело 5 квадратных километров городской застройки. Следующей целью XXI корпуса стал город Осака. В ночь с 12 на 13 марта 274 бомбардировщика уничтожили 21 квадратный километр города. Следующий налет снова пришелся на Нагою. В ночь с 18 на 19 марта город бомбили 290 бомбардировщиков. Затем американцам пришлось сделать перерыв. У них закончились запасы зажигательных бомб. Нужно было ждать, пока подвезут новые. Лишь на этом этапе бомбежек Япония потеряла более 82 квадратных километров городской застройки в четырех самых крупных городах. В огне пожаров погибло более 120 тыс. японцев. Еще более 100 тыс. человек получили ожоги различной степени тяжести. В середине июня 1945 года американское командование разработало план по налетам на 58 меньших городов населением по 100-200 тыс. человек. В течение двух месяцев американцы еще выжгли более 187 километров городской застройки. Общее количество жертв неизвестно до сих пор. Но и американцы, и японцы утверждают, что их было больше, чем в результате атомных ударов. Называют очень приблизительную цифру – до полумиллиона погибших. Считается, что 140 тыс. человек умерло в Хиросиме от взрыва и его последствий; аналогичная оценка для Нагасаки составляет 74 тыс. человек. Но эти цифры, опубликованные в феврале 1946 году штабом американской оккупационной армии в Японии, не учитывают умерших после февраля 1946 от лучевой болезни и других последствий облучения при взрывах.

Возникает вопрос – а зачем вообще нужны были такие огненные бомбардировки, целью которых изначально были жилые деревянные дома, а не военные объекты, не промышленные предприятия?

Генерал Кертис Лемэй позже заявил: «Думаю, если бы мы проиграли войну, то меня судили бы как военного преступника». Американский военный корреспондент Эрни Пайл писал: «Здесь же я очень быстро осознал, что наши солдаты видят в японцах нелюдей и смотрят на них как на нечто совершенно омерзительное, вроде тараканов или мышей». Может быть, американские генералы тоже видели в японцах нелюдей и уничтожали их соответственно?

Опубликовано 14.01.2017
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/34709

0


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » 100 000 ЖИТЕЛЕЙ ТОКИО СОЖЖЕННЫ НАПАЛМОМ 10 МАРТА 1945 г.