Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ: БЛАГО ИЛИ ЗЛО, ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС ?


ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ: БЛАГО ИЛИ ЗЛО, ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС ?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

СТРАНИЦА 1

лист 1..................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 2.....Специальный план Ирана по нефтяному... Mehr, Иран  27.01.16

лист 3.....Реплика Maguis

лист 4.....Переживет ли Россия низкие цены на нефть?The National Interest,США. 28.01.16

лист 5.....Тихий финал сверхдержавы. Радио Свобода, США, 29.02.16

лист 6.....Экспорта американского газа недостаточно... Foreign Policy, США, 01.03.16

лист 7.....Обама бросил Ближний Восток, и русские теперь повсюду, The Marker, Израиль, 15.04.2016
лист 8.....Мечты Путина реализовались,  Bloomberg, США,  28.04.2016

лист 9....."Затонувшая подлодка сланцевой революции в США", А. Запольскис, 04.05.16

лист 10....El Nuevo Herald, США, Пример Саудовской Аравии, 27.05.2016

лист 11....

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 27 Май 2016 18:34:46)

0

2

Это на мой взгляд вопрос без ответа, ибо если они есть то вроде и хорошо, можно с их помощью развиваться и жить "припеваючи", но взамен становишься объектом зависти неимущих и жаждущих у тебя забрать и не всегда праведным способом. Любое богатство, природное в том числе, требует средств на его обслуживание, даже блин просто хранение,  и денег немалых, а тут еще кризисы... и не продашь.
В общем "сказочка без отвязочки"... Так что лучше иметь или не иметь...вот в чем вопрос.

Проблемы связанные с природными ресурсами их добычи, переработки, реализации... все в этой теме

Константинус.

--------------------------------------------
Mehr, Иран

Специальный план Ирана по нефтяному соперничеству с Саудовской Аравией
27.01.20160721
Мохаммад Али Заман-Хани (Mohammad Ali Zaman-Xani)

В нынешних условиях мощность переработки нефти в Иране составляет порядка 1,85 миллиона баррелей в день. На фоне свободного падения цен на «черное золото» Иран, используя отмену международных санкций, вплотную занялся выполнением новой программы по строительству и вводу в эксплуатацию очередных нефтеперерабатывающих заводов и другими подобными проектами.

После отмены санкций строительство новых нефтеперерабатывающих предприятий должно обойтись Ирану более чем в 33 миллиарда евро. Согласно 44 статье Конституции Исламской Республики, 80% финансирования данных проектов может обеспечиваться за счет частных иностранных инвесторов.

Эти 16 новых проектов включают в себя 12 крупных и средних заводов по переработке нефти и газового конденсата, два проекта сокращения производства мазута на нефтеперерабатывающих предприятиях в Бендер-Аббасе и Абадане, проект развития и оптимизации НПЗ в Исфахане и Абадане, а также увеличение почти до одного миллиона баррелей мощности транспортировки иранской нефти и нефтепродуктов.

Согласно прогнозам, когда новые нефтеперерабатывающие предприятия будут построены и введены в эксплуатацию, мощность очистки иранской сырой нефти и газового конденсата удастся увеличить почти на 1,29 миллиона баррелей. Это позволит производить в день более 3,1 миллиона.

Для сравнения, до конца 2015 года мощность переработки саудовской нефти составляла порядка 2,1 миллиона баррелей в сутки. Анализ мощностей переработки этого крупнейшего в ОПЕК производителя показывает, что за последние пять лет в этом отношении у него наметился явный спад.

Мощность переработки нефти в Саудовской Аравии снизилась с 2,8 миллиона баррелей в 2010 году до 2,1 миллиона в 2015. Это значит, что когда Иран реализует свои новые проекты в области нефтепереработки, он обойдет Саудовскую Аравию и станет самым крупным переработчиком нефти на Ближнем Востоке.

Новая программа строительства перерабатывающих заводов после отмены санкций

Как сообщает собственный корреспондент иранского информагентства Mehr, сейчас на первом месте перед перерабатывающей промышленностью Ирана стоит задача по усовершенствованию и запуску в эксплуатацию завода по переработке газового конденсата «Звезда Персидского залива», суточная мощность которого составляет 360 тысяч баррелей. Предприятие построено уже на 86%, планируется, что к концу текущего года (по иранскому календарю, то есть примерно к середине марта 2016 года) в эксплуатацию будет введен его очистительный комплекс.

Согласно информации Национальной иранской компании по переработке и распределению нефтепродуктов (NIORDC), на сегодняшний день на строительство перерабатывающего завода «Звезда Персидского залива» уже потрачено порядка трех миллиардов евро, на его завершение необходимо еще почти 800 миллионов.

С другой стороны, проведенные подсчеты показывают, что благодаря вводу в эксплуатацию этого завода по переработке газового конденсата с будущего года (по иранскому календарю, то есть с конца марта 2016 года) Иран сможет производить  36 миллионов литров бензина стандарта «Евро-4» в сутки. Таким образом страна прекратит ежедневно импортировать 7 – 8 миллионов литров этого топлива.

Автозаправка в Тегеране

Следующие по важности проекты — три предприятия по переработке нефти и газового конденсата: «Парс» в Ширазе мощностью 120 тысячей баррелей, «Анахита» в Керманшахе мощностью 150 тысяч баррелей и «Бахман Гану» в Джаске мощностью 300 тысяч баррелей тяжелой нефти. На строительство этих заводов необходимы инвестиции в размере 1,8, 3,1 и 5,8 миллиардов долларов соответственно.

Одновременно с этим в целях сокращения финансового бремени, связанного со строительством завода по производству тяжелой нефти «Бахман Гану», планируется выполнить первый этап данного проекта за счет инвестирования в течение 36 месяцев 2,1 миллиарда долларов.

Строительство восьми перерабатывающих заводов с мощностью производства 60 тысяч баррелей газового конденсата, объединенных в рамках комплекса «Сираф», в общей сложности приведет к увеличению переработки нефти и газового конденсата в Иране на 930 тысяч баррелей.

Новое соперничество азиатских стран в нефтяной промышленности Ирана

Кроме строительства 12 новых нефтеперерабатывающих заводов после отмены иностранных санкций Иран займется и другими программами, направленными на увеличение объема переработки нефти. К ним относятся четыре новых проекта развития, оптимизации и сокращения производства мазута на уже существующих НПЗ.

Важными направлениями также считаются Проект развития и оптимизации нефтеперерабатывающего завода в Исфахане, в который будет инвестировано три миллиарда евро, Проект развития и стабилизации мощности НПЗ в Абадане на 3,4 миллиарда долларов, Проект сокращения производства мазута на НПЗ в Бендер-Аббасе на 1,2 миллиарда долларов и Проект сокращения производства мазута на НПЗ в Абадане на 1,5 миллиарда долларов.

Для осуществления проектов развития нефтеперерабатывающих заводов в Исфахане и Абадане последние несколько лет переговоры с Национальной иранской компанией по переработке и распределению нефтепродуктов проводил некий китайский инвестор. На днях заместитель министра нефти Ирана Аббас Каземи (Abbas Kazemi) сообщил о вынесении ультиматума этому инвестору: «В том случае, если китайская компания продолжит впустую тратить время, мы начнем переговоры с другими партнерами из Азии и Европы для обеспечения финансирования этих двух проектов».

Строительством НПЗ в Иране займутся Южная Корея и Япония

На фоне продолжительного диалога с китайскими инвесторами по реализации двух стратегических нефтяных проектов начался новый раунд переговоров с несколькими нефтяными компаниями из Японии и Южной Кореи. Результаты предварительного общения с ними свидетельствуют о том, что, если эти азиатские компании дадут окончательное согласие, они смогут воплотить в жизнь проекты сокращения производства мазута на двух иранских НПЗ.

Высокий уровень производства этого остаточного продукта стал серьезной проблемой для иранских нефтеперерабатывающих заводов, особенно в свете снижения мировых цен на сырую нефть. Заместитель министра нефти Ирана Аббас Каземи считает, что, если государство не будет оказывать поддержку отрасли, из-за огромного производства мазута все имеющиеся в стране нефтеперерабатывающие заводы ждет банкротство.

По этой причине уже сейчас составлены два проекта сокращения производства мазута на НПЗ в Бендер-Аббасе и Абадане. Расходы на реализацию данного проекта на заводе в Бендер-Аббасе, который также включает в себя запуск нового блока мощностью 57 тысяч баррелей в день, составляют порядка 1,2 миллиарда долларов.

Осуществление аналогичного проекта на нефтеперерабатывающем заводе в Абадане подразумевает ввод в эксплуатацию еще одного нового блока мощностью 60 тысяч баррелей. Расходы на его реализацию оцениваются приблизительно в 1,5 миллиарда долларов.

Одновременно с резким снижением мировых цен на «черное золото» Иран, с которого недавно сняли международные санкции, добивается качественного увеличения мощности переработки сырой нефти. По имеющимся прогнозам, если Исламской Республике удастся реализовать новые проекты, вошедшие в шестую программу национального развития, она станет одним из крупнейших в мире переработчиков нефти.

Оригинал публикации:      /     
Опубликовано 22/01/2016 14:44
http://inosmi.ru/economic/20160127/235190544.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 1 Мар 2016 11:58:53)

0

3

Konstantinys2 написал(а):

Это на мой взгляд вопрос без ответа,

Это точно.)))))))))

Проблема как у человека, которому все время на халяву давать средства.

Работать-то он не будет, но будет ли он заниматься самореализацией. А вот для этого часто работа и нужна, получается.

0

4

The National Interest, США

Переживет ли Россия низкие цены на нефть?
28.01.2016
Николас Гвоздев (Nikolas N. Gvosdev)
профессор Колледжа ВМС США, доктор философии


Восемь лет назад сенатор Джон Маккейн заявил, что Россия при администрации Владимира Путина сможет быть серьезным игроком в международных делах только в том случае, если цены на энергоресурсы будут высоки. В 2016 году его тезис подвергнется проверке. Сейчас, когда нефтяные цены упали ниже 30 долларов за баррель, а российские компании типа «Лукойла» предостерегают, что в перспективе они могут установиться на уровне чуть больше 20 долларов (и это на фоне санкций, продленных США, Японией и Евросоюзом как минимум до середины года), не получится ли так, что везение у Кремля просто закончится? А как насчет мечты превратить Россию в XXI веке в энергетическую сверхдержаву? Последние 10 лет высокие цены на энергоресурсы порождали золотую реку налоговых поступлений и доходов, которые Кремль мог использовать для восстановления системы социального обеспечения и для создания российского среднего класса в составе квалифицированных специалистов, занятых в государственном секторе. Потом бюджетный профицит стали использовать для масштабной программы модернизации российской армии. Если, как указывают некоторые источники, мировые цены на нефть в предстоящие семь лет установятся на уровне 40 долларов за баррель, то прежняя кремлевская стратегия финансирования будет уже нереальна. Единственный способ хотя бы частично компенсировать потерянные Россией доходы  — это увеличение экспорта, чтобы за счет количества восполнить уменьшившиеся денежные поступления.

Между тем, низкие цены на энергоресурсы ослабляют потенциальных российских конкурентов в лице североамериканских нефтяных и газовых компаний, осваивающих сланцевые месторождения, которые два года назад преподносили как альтернативу для Европы, по-прежнему зависящей от поставок из России. При нынешних ценах этот источник поставок становится все более ненадежным, и рыночные силы ослабляют конкуренцию со стороны Америки. А вот Иран должен вскоре вернуться на мировой рынок. В связи с этим следует заметить, что российская экспансия на рынке энергоресурсов в последние годы происходила именно благодаря Ирану, чья нефть оказалась под санкционным запретом. Замедление экономики в Китае и Индии также ослабляет те ключевые силы, которые в последнее время двигали вверх нефтяные и газовые цены. Тем самым, России придется вести все более ожесточенную борьбу за сохранение своей доли рынка.

Конечно, наращивание добычи тоже крайне необходимо для сохранения доходов. Сплочение российского народа на основе национальных чувств помогло ослабить последствия от потери товаров и услуг в результате западных санкций. Но если начнется массовый возврат к экономическому хаосу 1990-х годов, когда месяцами не платили зарплаты, когда отменяли пенсии и прочие социальные выплаты, а также сокращали льготы, государству грозят массовые и организованные беспорядки.

Есть и более долгосрочные проблемы. Ожидается, что порог рентабельности добычи на российских материковых месторождениях будет составлять в районе 15 долларов (именно такую цифру, например, приводит Газпромнефть по каждому добываемому ею баррелю нефти). Низкие цены на энергоресурсы не сразу нанесут удар по прибыльности российских энергетических компаний. Но чтобы Россия сохранила свои позиции ведущего производителя энергоресурсов, ее компании должны получать достаточно существенную прибыль, дабы создавать крупные запасы инвестиционного капитала, который понадобится для осуществления новых проектов — особенно в связи с тем, что на смену традиционным и низкозатратным материковым месторождениям в Сибири должны прийти морские и нетрадиционные источники, которые будут труднодоступными и более дорогими. И здесь свое воздействие могут оказать западные санкции, поскольку Россия лишилась доступа к необходимым технологиям и к долговременному финансированию. Вот почему государственные компании типа «Роснефти» переходят на предоплату за поставляемую нефть в целях получения средств, в которых они остро нуждаются. Сегодняшнее затоваривание на нефтяных рынках снизило актуальность новых проектов, но со временем новые месторождения все равно придется осваивать, если Россия хочет сохранить свои позиции ведущей нефтедобывающей страны. Иначе, по мере истощения месторождений в Западной Сибири добыча нефти будет обходиться все дороже.

Экономические либералы, всегда занимавшие определенное место в кремлевской политической структуре, конечно же, надеются, что со временем кризис энергетических цен убедит Путина в необходимости проведения содержательных структурных реформ в российской экономике. Возможно, в Кремле появится больше желания продолжать приватизацию государственных энергетических компаний (Роснефть и Газпром) и создавать новые частные добывающие фирмы, которые смогут купить часть активов у государственных и стать современной версией «Лукойла» или старой ТНК. Не помешает и ускоренная реализация давно откладываемых реформ, поскольку это улучшит условия для развития компаний малого и среднего бизнеса, благодаря чему российский средний класс начнет уходить из государственных программ в частный сектор.

Но хотя доходы от энергоресурсов играют ключевую роль в возрождении России, эту страну нельзя назвать классическим нефтегосударством с единственным источником доходов. Безусловно, мировой экономический спад, особенно в Китае, негативно влияет и на другие отрасли российского сырьевого сектора. Правда, здесь следует заметить, что Россия, в больших количествах добывающая золото и прочие драгоценные металлы, имеет возможность пополнять свою казну, даже несмотря на снижение стоимости рубля.

Но политические реалии способны стать для российской экономики лучом надежды. Хотя возвращение Ирана в строй нефтедобывающих стран может создать проблемы для российского энергетического сектора, новые доходы в иранской казне откроют и новые возможности для российской военной промышленности. Поскольку Иран и Саудовская Аравия ведут по всему Ближнему Востоку войны чужими руками, а соглашение с Тегераном лишило его возможности стать обладателем ядерного оружия, Ирану придется наращивать свой неядерный военный потенциал, а также снабжать оружием и оказывать поддержку региональным союзникам. Другие режимы в этом регионе тоже могут обратиться к Москве за военной техникой, так как нестабильность в нем будет сохраняться.

Соглашение с Тегераном создает для других стран стимулы к реализации масштабных ядерных программ в сфере гражданской энергетики, которые могут стать инструментом противодействия Ирану, если тот решит стать ядерной державой, когда срок действия сделки истечет (или если будущий иранский режим по примеру Северной Кореи решит выйти из этого соглашения). Все это выгодно России, ибо атомная энергия остается составной частью той триады, которая делает ее энергетической сверхдержавой.

За последние два года мы стали свидетелями того, как Россия испытывает удар за ударом: она не сумела добиться быстрой победы на Украине, Запад ввел против нее санкции, рухнули цены на энергоресурсы. Закончится ли в этом году ее везение? Или Москва найдет способ опровергнуть предсказания тех, кто говорит, что на сей раз Кремлю придется сменить курс?

Николас Гвоздевпишущий редактор National Interest, соавтор книги Russian Foreign Policy: Vectors, Sectors and Interests (Внешняя политика России: векторы, секторы и интересы). Изложенное в статье является точкой зрения автора.

— —-----------
Комментарии читателей

Valshay

О, нет. Ключевые слова в этой статье Россия, Путин, Кремль, так что готовьтесь к массовому наплыву троллей Хиллари и Обамы, которые будут требовать начать ядерную войну с Россией прямо сейчас! Уничтожить последний бастион консервативного христианства и европейской цивилизации, чтобы славная американская теория извращений, исламская иммиграция, радикальный феминизм, гомосексуальные ценности безраздельно господствовали в мире.
Стоит отметить, что либералы и неоконы (которые тоже либералы) ненавидят Россию так страстно отнюдь не из-за ее предполагаемой военной мощи и экономической угрозы (США тратят на оборону в 10 раз больше России, а НАТО в 30 раз!). Причина ненависти всех этих журналистов и политиков лево-либерального толка в другом.
Дело в том, что в мире идет идеологическая война, которая определит будущее человечества. Это война между консерватизмом/традиционализмом, олицетворяемым Россией, и культурным марксизмом, также называемым мультикультурализмом/политкорректностью/неомарксизмом, которые ярко проявляются в США и ЕС.
Культурный марксизм это идеология, заразившая американскую элиту, которая в свою очередь заразила элиту Западной Европы. Это безжалостная и агрессивная марксистская идеология, стремящаяся к полному уничтожению европейской цивилизации — на культурном уровне, на историческом уровне и даже на демографическом уровне. Она анти-европейская, анти-христианская, анти-гетеросексуальная, анти-консервативная.
На Россию это почти никак не влияет, Россия это последняя крупная христианская страна в Европе, бастион европейской цивилизации, который противостоит приливной волне политкорректности и глобализма. В глазах либералов это крепость для «белых и консервативных христианских самцов», где мужчин не учат быть слабыми нытиками и стыдиться своего наследия, где женщин учат радоваться материнству, а не утехам лесбийского секса.
А если вы живете в западной стране, вы знаете, что если хотя бы один человек осмелится проявить политическую некорректность, либералы сойдут с ума, развяжут кампанию в СМИ, начнут увольнять людей с работы и так далее. Представьте себе огромную страну, где живут неполиткорректные диссиденты.

Just here to comment

Россия большая. Она всегда может продать часть своих земель за деньги. Типа как она продала Аляску США. Ха-ха.

Hegelman

Если Россия перестанет быть нефтегосударством, это будет катастрофа для бандитов во главе с Путиным, но не для российского народа. Сейчас русским придется строить здоровую экономику, а это хорошо.

Dingding

Автор утратил весь свой авторитет и читателей, когда начал цитировать Джона Маккейна. Вы знаете, что Маккейн был последним по успеваемости в классе, а героем войны он стал только благодаря тому, что попал в плен? Ржунимагу, этот человек полное дерьмо.

Kalinin Yuri

Не могу согласиться насчет быстрой победы на Украине. Если бы такая задача стояла, российский флаг торчал бы из задницы Порошенко еще два года назад. Но пока российские войска на Украине невидимы — должно быть, используют технологии «стелс».
Остальное — да, экономика нуждается в реформах. Налогообложение, общественный контроль, дешевые кредиты для реального производства, новые эко-технологии и меры, не дающие немедленную прибыль, а нацеленные на 10-20-25-летнюю перспективу.
Могу сказать, что даже за эти два года зарплаты упали, люди стали меньше тратить в магазинах, однако пробки на дорогах такие же. Но большая польза для сельского хозяйства. Все поля засеяны, возделаны даже старые и брошенные угодья. В основном это зерно и кукуруза. Но это кормовое зерно и кукуруза — для птицы и скота. Да, появляется множество новых ферм. Нет импортной курятины, потому что на полках полно российского мяса птицы — куры, утки, индейка. Говядина, свинина — все местное. Молочные продукты, сыр, йогурт — тоже российское. Сейчас процветают компании, производящие что-то на экспорт. Самый доходный — IT-бизнес. Многие компании делают программное обеспечение для ЕС, Японии, США, Новой Зеландии и т. д. У России есть все нужные ресурсы. Сланцевая нефть и газ — это тоже есть в избытке. Но сегодняшние технологии дороги и вредны для экологии.
Так что я бы сказал, что в условиях сегодняшней глобализации все мы нужны друг другу.

Оригинал публикации: Can Russia Survive Cheap Oil?
Опубликовано 28/01/2016 10:01

0

5

Радио Свобода, США

Тихий финал сверхдержавы
Начало экспорта американской нефти и газа знаменует конец концепции России как энергетической сверхдержавы
29.02.2016
Юрий Жигалкин

Знаменует ли отправка первого супертанкера с американским природным газом в Бразилию конец российским надеждам на статус энергетической сверхдержавы? Почему американские компании не позволят поднять цены на энергоресурсы? Понадобятся ли кому-нибудь российские газопроводы? На что Россия будет жить?

Эти и другие вопросы мы обсуждаем с Тедом Майклом, сотрудником американской аналитической фирмы Genscape, Полом Грегори, профессором Хьюстонского университета, комментатором журнала Forbes, и Михаилом Бернштамом, профессором экономики, сотрудником Гуверовского института в Калифорнии.

В четверг под погрузку в техасском порту Сабин Пас встал супертанкер The Asia Vision. Груз, с которым он в ближайшие дни отправится в Бразилию, необычный. Это — американский сжиженный газ. В силу существовавшего больше сорока лет запрета на экспорт нефти и газа никогда прежде из портов США, за исключением Аляски, откуда небольшие объемы природного газа экспортировались в Японию, сжиженный природный газ не отправлялся иностранным потребителям.

И это не эксперимент. Американский производитель природного газа корпорация Chenier соорудила морской терминал, приспособленный специально для загрузки сжиженного природного газа, который она уже производит на сооружаемых ею двух заводах. Хотя проект масштабного экспорта американского газа разрабатывался несколько лет назад в надежде на более высокие цены, Chenier не смущает удешевление сырья, она планирует взять свое объемами.

К 2020 году, прогнозируют представители компании, США станут одним из трех крупнейших экспортеров природного газа в мире.

Около двух месяцев назад накануне Нового года из другого техасского порта Корпус Кристи вышел супертанкер Theo T с грузом нефти для французских потребителей. Это был первый регулярный рейс танкера с грузом американской экспортной нефти за сорок с лишним лет. Через несколько дней супертанкер с американской нефтью отправился из Хьюстона в Нидерланды. Данных о том, сколько судов вышли с нефтью из американских портов за последние два месяца, пока нет, хотя, скорее всего, их число увеличилось.

Американские производители нефти и газа получили право свободно экспортировать свой продукт в декабре после отмены сорокалетнего запрета на экспорт, введенного после объявления странами — членами ОПЕК эмбарго на продажу нефти союзникам Израиля.

США остаются импортером нефти, но ее закупки за десять лет упали на 32%, а открытие практически бездонного источника углеводородов — в виде сланцевой нефти и природного газа — убедило даже самых убежденных скептиков в Конгрессе и в Белом доме в том, что экспорт извлекаемых из американских недр углеводородов не угрожает энергетической безопасности США.

Мало того, кое-кто на Капитолийском холме даже окрестил американскую нефть и сжиженный газ «инструментом свободы». Имеется в виду свобода от давления, диктата и непредсказуемого поведения Кремля, объектами которой оказались немало соседей России. Оптимисты рассчитывают на то, что выход американской нефти и газа на мировые рынка приведет к созданию реального всемирного рынка нефти и газа. Именно свободный рынок, как надеются оппоненты Кремля, надежно предотвратит мир от искусственного взлета цен нефти и отобьет или умерит геополитические аппетиты российского руководства.

Вместе с тем, американские экспортеры пока начинают с малого. Что можно сказать сегодня о перспективах американского экспорта энергоресурсов?

— Соединенные Штаты превратились сейчас в ведущего производителя нефти в мире, — говорит Тед Майкл. — Всего несколько лет назад США были крупнейшими импортерами. Ныне импорт сокращается, в то время как экспортные перспективы выглядят очень заманчиво. Около десяти лет назад мы добывали 5 миллионов баррелей нефти в день. Сейчас — больше 10 миллионов.

    Расширение добычи произошло в основном за счет сланцевой нефти, это так называемая легкая нефть, очень привлекательная для потребителей в Европе и Азии. В самой Америке в силу различных причин нефтеперерабатывающие заводы предназначены для обработки более тяжелых сортов нефти. Так что можно предположить, что значительные объемы этой «легкой» нефти будут экспортироваться, а импорт иностранной нефти в США сокращаться.
 
     В результате потребители впервые обретут надежного не подверженного геополитическим сотрясениям партнера на мировом рынке нефти. В отношениях с американскими производителями исключаются тревоги, свойственные отношениям с ближневосточными экспортерами, находящимися в нестабильном регионе, или с Россией, которая доказала свою готовность использовать энергоресурсы в качестве политического инструмента.

     Американскую нефть, скорее всего, предпочтут российской или саудовской азиатские страны — наши союзники. И я предполагаю, что есть потенциал для экспорта нескольких миллионов баррелей нефти в день.

Только что объявлено о начале загрузки сжиженным газом первого танкера, который отправится с американским природным газом из Луизианы в Бразилию. Означает ли это появление реального конкурента «Газпрома», скажем, на европейском рынке?

— Европейский союз поставил политическую задачу достижения независимости от поставок российского природного газа, лишения России монополистического положения на европейском рынке и способности диктовать свои цены восточно-европейским странам. В таком контексте у американских экспортеров природного газа наверняка есть хорошие перспективы.

   Уже сейчас разговор идет о возможности экспорта крупных объемов сжиженного газа из США в ближайшем будущем. В стадии сооружения находятся заводы по сжижению газа, которые позволят производить около 85 миллиардов кубометров природного газа в год. Эти производства вступят в строй в ближайшие три года.

   Чтобы был понятен масштаб, Европа потребляет сейчас около 450 миллиардов кубометров газа в год, а Россия экспортирует в Европу приблизительно 150 миллиардов кубометров. Американское федеральное правительство выдало разрешения на экспорт 120 миллиардов кубометров газа в год в страны, у которых с США нет соглашений о свободной торговле, то есть фактически любая страна может закупать этот газ.

    И если цены природного газа будут привлекательными для американских производителей, то можно ожидать резкого роста добычи и экспорта газа. Ожидается, что Вашингтон к 2020 году увеличит лимиты экспорта до 200 миллиардов кубометров в год, а это уже превышает объем российского экспорта в Европу.

А готовы ли потребители к приему американского природного газа?

— Северо-Запад Европы в основном готов. Там достаточно морских терминалов и хранилищ для импорта 230 миллиардов кубометров газа в год. Трудности возникают с транспортировкой газа в Центральную и Восточную Европу, где, собственно, он и должен конкурировать с российским газом.

Но, вероятно, возникнет вопрос о стоимости этого американского газа, который необходимо привести в сжиженное состояние и отправить морем на большие расстояния. Будет ли он конкурентоспособным?

Мир все еще не осознал новой реальности, заключающейся в том, что добыча природного газа превратилась в своего рода конвейерный процесс производства газа. Сейчас нет необходимости выбрасывать гигантские средства на поиски месторождений природного газа.

    Добычу газа сейчас можно уподобить сооружению автомобилей. Каждый год усовершенствование технологического процесса позволяет снижать себестоимость производства газа. Вместе с падением цен газа стоимость производства тоже падает. Проблема заключается в оплате трубопроводов для доставки газа. Транспортировка остается самым дорогостоящим элементом в экспортной цепочке, и в этой области пока не произошло технологической революции.

   Однако в любом случае, благодаря сланцевой революции Соединенные Штаты превратились в крупнейшего производителя природного газа. Сейчас в США производится около 750 миллиардов кубометров газа в год, наполовину больше, чем десять лет назад, чуть больше, чем в России.

    К 2020 году производство может достичь 1 триллиона кубометров. Так что его экспорт будет неизбежно увеличиваться. От этой новой реальности никуда не деться, — говорит американский аналитик Тед Майкл.

— Профессор Грегори, почувствует Кремль, образно говоря, дыхание американской нефти у себя за плечами?

— Влияние уже есть у русской экономики, русский бюджет в кризисной ситуации, — говорит Пол Грегори. — Я удивлен, что все этого не понимают.

Что значит кризисная ситуация? Для русского человека, как мне кажется, кризисная ситуация — это когда ему не выплачивают зарплату, когда в магазине нет еды, вот что для него кризисная ситуация.

— Думаю, все эти явления существуют в России, масштабы кризиса растут, индексации пенсий уже нет, невыплата заработной платы, в госслужбе зарплаты задерживаются. Везде индикаторы кризиса, по моему мнению. Это начало кризиса, мы не в середине.

Профессор Бернштам, можно ли сказать, что это падение цен нефти, цен на энергоносители действительно окончательно подорвало российскую экономическую модель, которую пытался создать Путин?

— Путин здесь ни при чем, — говорит Михаил Бернштам. — Я вынужден здесь выступить в защиту Путина.

    Во-первых, в 2000-е годы абсолютно все: Международный валютный фонд, Всемирный банк и прежде всего западные инвесторы, которые голосовали собственными деньгами, рассчитывали на то, что развитие нефтегазовой промышленности в России — это ее сравнительное конкурентное преимущество и это ее будущее.

    Никто не рассчитал и не заметил, что на наших уже глазах происходили как минимум две технологические революции, а может быть и три.

Первая — это сланцевая революция в производстве нефти и газа.

Вторая — это создание новых способов создания и транспортировки сжиженного природного газа, который меняет всю картину в мире.

Третья проявляется сейчас — это электрические автомобили.

Все это вместе взятое колоссально изменило всю картину технологической структуры и промышленной структуры развитых стран. Чтобы привести самый маленький пример, вспомним, что с начала 80-х годов и почти до сегодняшнего дня все время речь шла о строительстве новых газопроводов.

Сейчас, если мы посмотрим на цифры и на будущее, мы увидим, что газопроводы не нужны — это отжившая отрасль промышленности. Уренгой — Ужгород пропускает 28 миллиардов кубических метров газа в год, «Северный поток» хваленый пропускает 55 миллиардов кубических метров газа в год, а всего лишь полсотни или 70 крупных кораблей перевозят такое же количество в виде сжиженного природного газа, и эти газопроводы дороги и не нужны.

Если, профессор, и нефтегазопроводы, о сооружении которых так любит говорить Кремль, по вашим словам, никому уже и не нужны, можно с твердостью заявить о провале ставки Владимира Путина на превращение России в энергетическую супердержаву?

— Это оказалось невозможным в результате технологической революции. Ставка была сделана не Владимиром Путиным, ставка была сделана всем мировым сообществом и не в начале 2000-х годов, а в начале 1970-х годов после нефтяного кризиса 1973 года.

    Вот тогда уже советское правительство решило, что конкурентное преимущество не в том, чтобы догонять все время Запад по технологиям и по промышленному развитию, а в ставке на очень простой тезис: экспортировать нефть и газ, импортировать продовольствие и потребительские товары. Был шанс в начале 90-х годов после начала реформ заменить эту модель. Это не было сделано. Чем занимались? Занимались переделом собственности в тех отраслях промышленности, которые потом оказались отсталыми.

    И сейчас в 2000-е годы, когда поднялись цены на нефть, то решили, что теперь наконец-то будет работать. Это, знаете, мне напоминает знаменитую фразу, которую приписывают Альберту Эйнштейну. Что такое безумие: безумие — это делать одно и то же несколько раз подряд и ожидать других результатов. Вот они это сделали третий раз подряд — это не Путин, это третий раз подряд в 2000-е годы это сделали, и сейчас этому конец пришел.

Профессор Грегори, провал концепции энергетической супердержавы?

— Я не согласен с профессором Бернштамом. Он говорит, что это не вина Путина, но Путин в Кремле 15 лет. Когда он стал президентом, он обещал диверсификацию экономики, но не выполнил это обещание.
    Я думаю, что невозможно было выполнить обещание диверсификации из-за того, что отсутствует право собственности. Есть предприниматели в России, есть хорошие люди, которые создали заводы, новые бизнесы и так далее, но какие теперь у них стимулы?
    У них совсем нет стимулов из-за того, что они знают, что, если они успешны, Кремль заберет их деньги, — это и есть вина Путина, не Международного валютного фонда и так далее. Всегда есть выбор изменить дело.

Пол Грегори, соблазнительно спросить, как вы считаете, причиной этому недальновидность Путина, плохие советники, погоня за легкой прибылью? Почему Кремль наступает на те же самые грабли с 70-х годов?

— Не могу смотреть внутрь его мозга. Я думаю, что он понял, что энергетика — это политическое оружие. Если у него энергетическая супердержава, у него будет политическая власть на мировой арене. Думаю, он понял преимущества для политики.

То есть ошибся вдвойне? Поверил в миф энергетической супердержавы и в то, что это эквивалент супердержавы?

— Да, я думаю, что он очень глупо действовал, особенно на газовом рынке в Европе. Потому что он уничтожил европейский рынок из-за того, что использовал газ как политическое оружие. Когда Европа это поняла, начала импортировать, искать новые источники и так далее. Это очевидно была ошибка Путина.

Если нефтяные и газовые доходы дали Владимиру Путину основания для ведения, так сказать, сверхдержавной внешней политики, можно предположить, как отсутствие этих доходов отразится на его кампаниях на Украине и Сирии?

— Я думаю, вполне возможно, что это не так дорого, — говорит Пол Грегори. — Я немножко был удивлен, потому что считают, что Украина стоит в год для России один миллиард — это не крупные деньги в мировом масштабе. Я прочитал, что война в Сирии стоит 2–5 миллионов долларов в день.
    Я думаю, что это не путинская проблема, путинская проблема — это недоплата пенсий, это сокращение бюджетных ресурсов. Это стоит Путину больше, чем военные действия в Украине и Сирии. Я думаю, но я не эксперт в этом вопросе.

Профессор Бернштам, ставка на экспорт нефти провалилась, что делать Кремлю?

— Если сделана ставка, начиная с 1973 года, потом с начала 90-х годов, потом третий раз в 2000-е годы, ставка на очень простые международные экономические отношения — экспорт природных ресурсов, импорт продовольствия и потребительских товаров.
    В этой ситуации, когда падают цены на природные ресурсы, правительство оказывается в очень трудном положении, как и оказалось советское правительство во второй половине 80-х годов, когда упали мировые цены на нефть.
    Тогда надо либо одалживать на мировом рынке кредиты, либо каким-то образом заставлять население смириться с ухудшением образа жизни. Критический вопрос такой: насколько смиренно воспримет это население?

   В 2013-14 году 51% доходов бюджета происходил от нефти и газа. Значит, он уже в 2015 году упал до 44%, сейчас ожидается, что в 2016 году упадет до 35%, бюджет от этого пострадает. Значит, арифметически уже поддерживать нынешний жизненный уровень населения невозможно ни через бюджет, ни через импорт.

Пол Грегори, ставит американский выход на мировые рынки нефти и газа крест на этой энергетической модели развития России?

— Трудно предсказать будущее, всегда есть неожиданные явления, может быть, будет какой-то кризис в Саудовской Аравии, может быть, будет что-то совсем непредвиденное. Без нефтяных доходов жизнь в России будет хуже, как говорил профессор Бернштам.
    Может быть, Путин переживет, но уровень жизни населения России будет падать. Уже, наверное, упал на 15%. Я не вижу, где будет какой-то положительный импульс, потому что невозможно увидеть в России перспективы развития промышленности или услуги.

Профессор Грегори, насколько я понимаю, в кремлевском случае надежда на продолжение нефтяного чуда умирает последней. Оттуда все еще изредка разносятся предсказания о том, что цены нефти вернутся чуть ли не к ста долларам за баррель. Рискнете сделать прогноз о том, что этого не случится?

— Пусть ответит профессор Бернштам.

— Давайте я сделаю то, что я редко делаю, рискну дать прогноз на будущее, — говорит Михаил Бернштам. — Я вам даю две критические цифры — 36 и 80. 36 долларов за баррель — это средняя цена нефти в Соединенных Штатах, традиционной и сланцевой. Производство сланцевой нефти колеблется от 23 до 50 долларов за баррель, 36 средняя.

В этой ситуации, если цена на нефть несколько поднимается на мировом рынке в силу тех или иных причин, хоть кризис на Ближнем Востоке, хоть увеличение экономического роста в Китае, по любым причинам, в этой ситуации уходит 80 дней всего лишь для того, чтобы новые сланцевые скважины вступили в действие, либо возобновили производство, либо начали новое производство.

— Вы хотите сказать, что в Соединенных Штатах есть компании, которые могут за 80 дней начать новое производство в случае благоприятного изменения рыночной конъюнктуры?

— Совершенно верно, они есть, эти скважины существуют. То есть если нефть поднимается выше 36 долларов, она не может подняться выше дольше чем на 80 дней, потому что в это время уже сразу вступает новое производство. Все эти скважины закрыты, они открываются, цена падает, они закрываются. Мировая равновесная цена сейчас на нефть будет такой, какой по технологическим условиям является цена производства на маргинальной скважине сланцевой нефти в Соединенных Штатах.

Иными словами, выход американцев на всемирные рынки нефти убивает всякие надежды на создание российской энергетической сверхдержавы?

— Сланцевая революция уже положила конец российским надеждам, она положила конец роли Саудовской Аравии в мире, она положила конец влиянию ближневосточных кризисов на мировую экономику. Ничего подобного тем шокам, которые происходили в мировой экономике, рецессии на Западе в 1973 и в 1979 году, ничего подобного уже не будет.

Потому что ресурсы сланцевой нефти и ресурсы сланцевого газа в Соединенных Штатах и в других странах не ограничены, значит, достаточно только того, что, при нынешней ситуации, чтобы цены поднялись, сразу увеличивается производство.

Поскольку технологический прогресс будет продолжаться, то себестоимость будет падать, нефть и газ будут дешевле. 80 дней уходит на то, чтобы увеличить производство на существующих уже или на новых сланцевых скважинах, и тоже 80 дней уходит в среднем на то, чтобы танкер с нефтью или сжиженным природным газом добрался от Соединенных Штатов до любой точки мира, в Японию, в Европу, куда Соединенные Штаты поставляют это.

В этой ситуации все те страны, которые раньше могли поставить мир в зависимость от себя, будь то Саудовская Аравия, или другие страны Ближнего Востока, или будь то Россия, — они утратили свою мировую роль, они сделали ставку на отсталость, они сделали ставку на бесперспективные отрасли промышленности.

Пол Грегори, если профессор Бернштам рисует нам верную перспективу, можно сказать, что Россия стала окончательно жертвой этого нефтяного проклятья?

— Да. Я согласен со всем, что говорил профессор Бернштам.

То, что говорит профессор Бернштам, звучит очень печально. Какие перспективы в этом смысле у России?

— Трудно сказать. Приход нового режима, может быть, даст перспективы, какие-то экономические реформы, которые дадут какое-то право на имущество, конец олигархии, конец коррупции. Потом, я не вижу, почему Россия не может развиваться как нормальная страна. Но это все зависит от политики.

Профессор Бернштам, дело политики или Россия безнадежно отстала? Помнится, вы говорили, что она безнадежно отстала.

— Нет, как раз я полностью согласен с профессором Грегори, дело всегда в любой стране, не только в России, всегда дело выбора экономической политики. Но если надолго держится курс на отсталость, курс на природные ресурсы или на такие товары, которые сегодня на мировом рынке ценятся, а завтра спрос на них падает или технологическая революция их вытесняет, то тогда страна оказывается обреченной на долгое время на отсталость, пока она не заменит свою экономическую политику.

Пол Грегори, освободит американский газ Европу и мир от энергетической зависимости от России?

— Трудно сказать. Сланцевый газ — это совсем новое явление, мы не знаем, какие будут сравнительные цены. Я готов ответить через два года, но я не могу ответить сейчас.

Михаил Бернштам, осуществляется, наконец, предсказание тех, кто говорил, что экспорт американской нефти и газа — лучший инструмент для того, чтобы урезонить президента Путина и Кремль?

— Развитые промышленные страны и бедные развивающиеся страны больше не зависят от стран —производителей и экспортеров энергоносителей.

Вот это самое главное. Раньше был рынок продавца, те могли диктовать свои цены и могли диктовать свои политические условия. Россия могла требовать чего-то, Саудовская Аравия могла требовать чего-то, Иран мог требовать чего-то — это все кончилось, теперь уже рынок покупателя.

Соединенные Штаты и Австралия в ближайшие годы выведут на рынок дополнительно примерно 150 миллиардов кубических метров газа сжиженного, и это близко по объему всему российскому экспорту. Это приводит к тому, что не нужны никакие газопроводы, не нужны никакие долгосрочные капитальные вложения в совместные предприятия Германии и России, не будет второго «Северного потока», а будут американские танкеры.

Самое серьезное узкое место — это нехватка этих танкеров, нужно построить дополнительно еще 100 таких кораблей, которые смогут американский сжиженный газ везти в Японию, в Китай, в Европу, в Корею, и все. Даже если бы сейчас Россией правил не этот человек, а мать Тереза или Серафим Саровский — это все уже не имело бы никакого значения, потому что американский сжиженный газ с учетом цен транспортировки и себестоимости транспортировки оказывается дешевле, чем российский газ, идущий по газопроводам в Европу. По чисто экономическим причинам американский газ завоюет рынок.

Оригинал публикации: Радио Свобода
Опубликовано 29/02/2016 11:01
http://inosmi.ru/economic/20160229/235566320.html

0

6

Foreign Policy, США

Экспорта американского газа недостаточно, чтобы ослабить энергетическое оружие Путина
01.03.2016
Кит Джонсон (Keith Johnson)

На прошлой неделе огромный танкер стал на якорь в Луизиане и начал погрузку тысяч тонн сверхохлажденного американского природного газа. Это судно вошло в историю, когда буксиры отвели его от причала и вывели в открытое море: впервые за почти 50 лет газ из 48 штатов начали экспортировать за границу, отправляя его морем.

Кроме того, это стало кульминацией многолетних споров о том, как энергетический бум США сможет предоставить Вашингтону новое геополитическое оружие в виде поставок дешевой энергии союзникам в Европе и в Азии — и избавить их от зависимости от огромных газовых запасов российского властного правителя Владимира Путина.

Единственная проблема состоит в том, что первая партия, погруженная на крупнотоннажный (100 тысяч тонн) танкер Asia Vision, отправлена не в страны Европы, пытающиеся выбраться из-под каблука России, а в Бразилию. Это подчеркивает то, что появление США в качестве экспортера энергоносителей — при всем его значении для преобразования мировых энергетических рынков — не превратится автоматически в некий геополитический инструмент, которым такие страны, как Россия, пользуются для отстаивания своих национальных интересов.

Партия газа, погруженная на прошлой неделе на экспортном терминале компании Cheniere Energy в Сабин-Пасс, штат Луизиана, это лишь начало предстоящих поставок американского природного газа, рост добычи которого произошел в результате активизации использования фрекинга в последние годы. Сама компания Cheniere Energy сейчас строит еще один экспортный терминал в Техасе, также есть еще четыре терминала, которые будут введены в эксплуатацию к 2018 году. Десять лет назад США были готовы стать крупным экспортером природного газа, а сегодня страна намерена стать одним из крупнейших в мире экспортеров сжиженного природного газа, или СПГ, то есть встать в один ряд с Катаром и Австралией.

По этой причине многие в Вашингтоне и союзнических странах с радостью потирают руки. Госсекретарь США Джон Керри, подобно многим конгрессменам и аналитикам в Вашингтоне, в последние годы говорит о возможности использования американского газа с тем, чтобы уменьшить влияние России в Европе посредством поставок энергоносителей. Да и сами европейские лидеры уже не один год просят США обеспечить поставки энергоносителей и недавно открыли двери для дополнительных поставок газа из других стран, помимо России, стараясь тем самым вырваться из-под влияния Москвы. Власти Литвы — небольшой страны, почти полностью зависящей от поставок газа из России — ждут первых поступлений американского газа на свой недавно построенный терминал по приему СПГ.

Несомненно, одно лишь то, что Соединенные Штаты заявили о себе как о крупном производителе нефти и газа, вызвало в мире цепную реакцию — в том числе и в некоторых странах, интересы которых противоречат интересам США. Переизбыток природного газа, возросший из-за фрекингового бума в США, означает, что дополнительное предложение на мировом рынке было еще до загрузки танкера Asia Vision. Одно лишь это заставило российский Газпром пересмотреть условия ряда контрактов с европейскими покупателями. И потоки нефти, связанные в немалой степени с резким ростом добычи на сланцевых месторождениях США, позволили совершать некоторые действия — вроде введения против Ирана эмбарго на экспорт нефти из-за его ядерной программы — без особого ущерба для мировой экономики.

«Нельзя сказать, что у нас теперь появилось энергетическое оружие. Но у нас есть нечто такое, что ослабляет оружие наших противников», — говорит специалист аналитического центра American Security Project Эндрю Холланд (Andrew Holland).

В действительности же, лишь то, что американские компании добывают — и уже готовы экспортировать — огромное количество нефти, не означает, что она автоматически станет частью арсенала политиков Вашингтона.

Другие страны, добывающие энергоносители в больших количествах, могут использовать добычу и экспорт углеводородов как средство отстаивания своих национальных интересов — будь то попытки задушить соседей, которые не хотят им подчиняться (как это делает Россия); либо гарантии самого существования дружественных режимов соседних стран (что Венесуэла делала в отношении Кубы); либо прекращение поставок самого главного в мире сырьевого товара (как делала ОПЕК во время действия эмбарго в 1973-1974 годы). Даже страны, пока только стремящиеся стать экспортерами энергоносителей (такие как Израиль) надеются использовать свои вновь обретенные богатства для достижения своих собственных целей — например, восстановление связей с Турцией или попытки установить хорошие отношения с соседними арабскими странами вроде Египта или Иордании.

Но для США энергетический бум — а теперь и выгодный экспорт — прежде всего, достижение частного бизнеса, а не то, чем руководит Вашингтон. Американские дипломаты, работающие за рубежом, говорят, что их забрасывают просьбами начать поставки дешевой энергии в разные страны, и что они сами уже устали объяснять, что энергетическим бизнесом занимаются не госдепартамент или министерство энергетики, а частные компании.

А для компаний, которые занимаются добычей, заморозкой и продажей газа, главное — экономика, а не политика. Американские компании будут продавать газ покупателям, готовым заплатить самую большую цену — и не обязательно туда, где можно будет в наибольшей степени способствовать решению стратегических задач США. Например, первая партия газа, отправленная из терминала Сабин-Пасс, пойдет в Бразилию — потому, что этой стране нужен газ для возобновления работы гидроэлектростанций, остановившихся из-за нехватки водных ресурсов в результате засухи.

Лишь по одной этой причине сложно рассчитывать на использование американского экспорта энергоносителей в стратегических целях, например, для ликвидации внезапного сокращения поставок где-нибудь в Европе. Есть и другие основания ставить под сомнение геополитическое влияние поставок энергоносителей из США: около 90% потенциальных объемов экспортного газа в терминале в Сабин-Пасс уже зарезервированы частными компаниями Британии, Испании, Индии и Южной Кореи. Британские компании вроде BG Group, вероятно, будут перепродавать газ потребителям из других стран, но большинство потребителей, скорее всего, будет использовать американский газ для своих собственных нужд у себя в странах — в качестве топлива для электростанций и для отопления домов.

Из-за того, что экспорт из США, в конечном счете, обрушится на рынок именно тогда, когда мир буквально купается в природном газе, еще труднее рассчитывать на особые геополитические дивиденды. Такие страны как Катар и Австралия уже поставляют на мировой рынок огромные количества СПГ, а новые заявившие о себе игроки из Канады, Восточной Африки, Восточного Средиземноморья и Ирана всячески стремятся поставить на мировой рынок еще больше газа. Столкнувшись с таким избытком предложения, многие американские газодобывающие компании сокращают объемы добычи.

Проблематична и практическая реализация идеи, согласно которой американский газ сможет спасти Европу от Москвы. Действительно, в Европе есть много терминалов для приема СПГ, и многие из них используются далеко не на полную мощность. Но эти терминалы расположены, главным образом в Западной Европе — особенно в Испании, а не в таких странах, как Литва, Украина, Венгрия или Болгария, которые вынуждены зависеть от поставок энергоносителей из России.

Это не означает, что в американском энергетическом буме отсутствуют положительные факторы. Даже само то, что в какой-то момент можно будет получить доступ к дополнительным резервам, может оказаться выгодным для стран, находящихся в нелегкой ситуации. Например, Литва сэкономила на оплате за поставки газа после того, как Газпром пересмотрел условия контракта с ней из-за того, что Вильнюс построил плавучий терминал для возможного импорта газа из других стран — даже при том, что фактически никаких новых поставок пока не было.

Одно лишь наличие других источников поставки энергоносителей — независимо от того, сколько реальных партий прибудет в Европу — уже является преимуществом для стран Европы, которые не один год пытаются диверсифицировать источники закупок энергоносителей.

«Пожалуй, наиболее серьезным доводом в пользу того, что спектр экспорта СПГ из Америки имеет геополитическое значение, является то, что руководство ЕС верят в то, что этот экспорт имеет геополитическое значение», — говорит Дженнифер Харрис (Jennifer Harris) старший сотрудник Совета по международным отношениям и автор книги «Война другими средствами: Геополитика и умение управлять государством» (War By Other Means: Geoeconomics and Statecraft).

И это не говоря уже о других значительных преимуществах, которые не очень заметны, поскольку, как говорит Харрис, есть ситуации, о возникновении которых «ничто не предвещало». Например, десять лет назад такие крупные газодобывающие страны, как Россия, Иран и Катар, занимали на рынке доминирующее положение и даже поговаривали о создании ОПЕК для производителей газа. Вместо этого благодаря сланцевому буму в США эти страны сегодня борются за сохранение своей доли на рынке.

«Для США это огромная геополитическая победа — даже если она и незаметна», — говорит Харрис.

Оригинал публикации: America’s Natural Gas Exports Won’t Be Enough to Blunt Putin’s Energy Weapon
Опубликовано 29/02/2016 10:40

0

7

The Marker, Израиль

Обама бросил Ближний Восток, и русские теперь повсюду
Интервью с Джорджем Пападопулосом, одним из советников Трампа по внешней политике. Он рекомендует Израилю забыть о Турции и сосредоточиться на Египте, а также говорит, что через три года США войдут в тройку лидеров по экспорту газа.

15.04.2016
Ави Бар-Эли (אבי בר-אלי)

«Запомните 2016 год как время исторической значимости. США становятся важным игроком на рынке экспорта сжиженного газа, а к концу десятилетия выйдут на третье место в мире по объему экспорта, после Катара и Австралии», — говорит Джордж Пападопулос (George Papadopoulos), новый советник потенциального кандидата в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа.

Пападопулос недавно оказался в центре внимая СМИ, когда его включили в «пятерку» советников Трампа по вопросам внешней политики. «Республиканцы известны, как специалисты по превращению энергетики в инструмент внешней политики, — объяснил Пападопулос в интервью The Marker. — Поэтому мы экспортируем газ в Европу для создания сбалансированного рынка, которого нет до сих пор, и обращаемся к нашим главным партнерам на Дальнем Востоке — Японии и Южной Корее».

По его словам, США работают над поставками газа Индии и Великобритании и намерены завалить их рынок и обрушить мировые цены на газ: «До сих пор газ считался не таким привлекательным сырьем, как нефть. Но сейчас он хорошо продается, и впервые цены в Европе и Азии сближаются».

Пападопулос, гражданин США и Греции, сначала был советником Бена Карсона, но тот выбыл из борьбы и стал сторонником Трампа. Благодаря связям с начальником избирательного штаба Трампа и давнему знакомству с лидерами произраильского лобби AIPAC Пападопулос перешел в другой лагерь. Его связи оказались в центре репортажа о деятельности Пападопулоса на региональном энергетическом рынке.

В Израиле Пападопулос малоизвестен, хотя его хорошо знают те, кто занимается разведкой нефти и газа. Он считается консультантом и лоббистом и участвовал в подготовке заявления от имени индустрии во время слушаний израильского правительства при рассмотрении пакета газовой регуляции.

«США заинтересованы в превращении газа в средство для развития экономических связей между Израилем и его соседями. Очень важно выстроить трехстороннее сотрудничество с участием Израиля, Египта и Кипра», — сказал он на конференции «Хадера Энергетик», проходившей в Тель-Авиве на прошлой неделе.

Пападопулос раскритиковал политику президента США Барака Обамы, который, по его словам, забросил американские интересы на Ближнем Востоке, и это использовали русские, занявшие место США.

«Генерал ас-Сиси шесть раз встречался с президентом России Владимиром Путиным, а Барак Обама его ни разу не принял», — жалуется Пападопулос. Он напомнил, что неделю назад стало известно о планах итальянского нефтегазового гиганта Eni продать 20% египетского газового месторождения «Зохр» российской компании ЛУКОЙЛ.

«Русские подписали с Египтом ядерное соглашение. Это крупнейшая иностранная инвестиция в Египет с 1950-х годов. Путин стал поставщиком оружия для Египта, заняв историческую роль США. Русские пытаются получить долю “Левиафана”, пытались получить долю в “Тамар”, приобретают концессии на Кипре и в Сирии. Во всем, что касается газового рынка, они повсюду. Не удивлюсь, если Ливан тоже выдаст русским концессии, поскольку они поддерживают действия “Хезболлы” в Сирии».

Ави Бар-Эли: Американская администрация вмешивается в эти попытки?

Джордж Пападопулос: Я не знаю, что происходит за кулисами, но появление здесь российских компаний не в американских интересах, поскольку необходимо сохранить свободной доступ Европы к энергетическим ресурсам.

— Будет ли иной политика республиканской администрации?

— Не хочу говорить от имени Трампа, но лично я считаю, что надо сотрудничать с русскими, потому что если они почувствуют угрозу, то пойдут на сближение с Китаем. Газовое соглашение между Москвой и Пекином на 400 миллиардов долларов стало результатом санкций против России из-за конфликта на Украине. Невозможно одновременно заниматься Ираном, исламским радикализмом и Россией. Надо разумно выбирать фронт.

Обама потерял надежду на Эрдогана

Выступая на конференции, Пападопулос связал отсутствие мировых компаний на израильском газовом рынке с проблемами с регуляцией: «Американские компании видят, с чем столкнулась Noble Energy. Пока она не получит возможность свободно экспортировать газ, пока не будет создана стабильная система регуляции, они не придут», — сказал он. Затем Пападопулос поразил всех, выразив поддержку быстрому началу экспорта израильского газа в Египет:

«Для власти ас-Сиси, столкнувшейся с политическими, экономическими и другими угрозами, жизненно необходимо сотрудничать с Израилем. Только сотрудничество с Израилем в газовой сфере способно улучшить экономическое положение Египта и снять угрозу исков со стороны экспортных компаний, чьи объекты простаивают из-за нехватки газа. Это также смягчит отношение Египта к Израилю.

Инфраструктура для сжижения газа служит естественной целью для израильских поставок. Обнаруженное месторождение “Зохр” призвано удовлетворить внутренний спрос, и в условиях роста численности населения и развития экономики этот спрос будет расти».

Египет отказывается вести переговоры из-за решения арбитража.

— Я слышал, что экспорт израильского газа задерживает только Верховный суд Израиля. И Union Fenosa, и British Gas отзовут иски против Египта, если туда начнет поступать израильский газ, и их простаивающие объекты заработают.

Пападопулос также удивил присутствующих на конференции, отвергнув возможность экспорта газа с месторождения «Левиафан» в Турцию в ближайшее время. По его словам, Турция продолжает требовать доступа в сектор Газы, а против этого категорически возражает Египет, поскольку не может позволить союзникам «Братьев-мусульман» расширить свое влияние в регионе. Он сказал, что в ближайшее время экспорта не будет, и не выразил особенного интереса к презентации компании «Делек», планирующей протянуть пятисоткилометровый трубопровод на юг Турции.

Ваши коллеги считают Турцию более стабильной.

— Прогнозы говорят о постоянном экономическом росте в Турции, но там идет гражданская война, часто совершаются теракты-самоубийства, а также возникли проблемы со всеми соседними странами. Ее рейтинг понизился. Самое важное — Турция окружена крупными экспортерами газа.

Если бы Турция находилась в Европе, то была бы логика в поставках на этот рынок. Но надежнее делать ставку на рост спроса в Египте, чем на то, что будет происходить в Турции. В Египте есть только внутренний рынок, и, пока состояние газовых полей остается проблематичным, только Израиль может удовлетворить внутренний спрос в ближайшие годы.

Израиль придает не меньшее стратегическое значение экспорту в Турцию.

— Экспорт в Турцию будет возможен только в случае смены там правительства или политических перемен под сильным американским давлением. Но Обама разочаровался в Эрдогане и не оказывает на него давления, поэтому ничего не изменится.

Оригинал публикации: "אובמה נטש את המזה"ת - והרוסים ניסו להיכנס למאגרי תמר ולווייתן. הם בכל מקום"
Опубликовано 07/04/2016 17:41
http://inosmi.ru/economic/20160415/236142316.html

0

8

Bloomberg, США

Мечты Путина реализовались
То, о чем Путин мечтал десять лет назад, становится реальностью — Россия намерена сама определять цену на свою нефть.
28.04.2016
Эдуард Гисматтулин (Eduard Gismatullin)

Российский президент Владимир Путин близок к реализации своей мечты десятилетней давности относительно того, чтобы цена на российскую нефть определялась в России.

Крупнейшая российская товарно-сырьевая биржа, председателем совета директоров которой является союзник Путина Игорь Сечин, активно приглашает нефтяных трейдеров принять участие в работе создающегося фьючерсного рынка. Его цель состоит в повышении доходов от продажи сырой нефти марки Urals за счет отрыва ее от механизма ценообразования наиболее часто используемых базовых показателей нефти марки Brent. Еще одна цель состоит в том, чтобы уйти от котировок нефти в американских долларах.

Если России собирается привлечь международных игроков для участия в производимом в России определении цен, то Кремлю потребуется убедить трейдеров в том, что он не просто пытается повысить цены, полагают некоторые аналитики. Российское правительство зависит от нефтяных доходов, которые используются для формирования бюджета страны.

«Задача состоит в создании системы, в рамках которой российская нефть будет оцениваться и продаваться справедливым и открытым способом», — отметил в телефонном интервью Алексей Рыбников, президент расположенной в Санкт-Петербурге Санкт-Петербургской Международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ —Spimex).

Россия, экспортирующая около половины добываемой нефти, давно жалуется на величину дисконта за более низкое качество нефти Urals в сравнении с ценой североморской смеси Brent, которая устанавливается агентством Platts. Поскольку за последние два года цены на нефть сократились наполовину, Россию ожидает перспектива самого большого бюджетного дефицита в виде процента от ВВП с 2010 года, и поэтому она нуждается в каждом долларе нефтяных доходов. Если Россия будет иметь свой собственный фьючерсный рынок, то это позволит ей улучшить процесс ценообразования в отношении российской нефти, а также поможет местным компаниям получить дополнительную прибыль от торговли, сказал Рыбников.

Bloomberg LP, материнская компания Bloomberg News, конкурирует с Platts, а также с другими компаниями в том, что касается предоставления энергетическому рынку новостей и информации.

Вовлеченность Кремля

«Реальность такова, что Кремль, вероятнее всего, будет всегда в значительной мере вовлечен в работу российской нефтяной промышленности, — подчеркнул Ричард Мэллинсон (Richard Mallinson), аналитик компании Energy Aspects Ltd. — В связи с этим возникает озабоченность по поводу того, что нынешнее предложение может быть структурировано таким образом, чтобы получить возможность добиться более высоких цен, что не соответствует эффективному процессу определения цены в ходе свободных биржевых торгов».

Существующая в России правительственная система выдачи разрешений на поставки сырой нефти из различных портов и по трубопроводам также может снизить интерес со стороны западных нефтеперерабатывающих предприятий, потому что отдельные изменения объемов могут быть политически мотивированными, отметил Эхсан уль-Хак (Ehsan Ul-Haq), старший аналитик нефтяного рыка компании KBC Energy Economics. Волатильность российского рубля, который будет использоваться для гарантийных взносов, также вызывает озабоченность у компаний.

Для привлечение трейдеров российский Центральный банк готовит законодательные поправки, гарантирующие нероссийским фирмам доступ к торгуемым на бирже товарам и их деривативам, о чем представители этого финансового регулятора сообщили в своем послании по электронной почте. Банк России будет помогать СПбМТСБ в организации работы с фьючерсами для определения цены направляемой на экспорт нефти.

Западные агентства

Крупнейшие российские нефтяные компании, включая Роснефть, ЛУКОЙЛ и Газпром нефть поддерживают новую фьючерсную площадку и, возможно, станут постоянными ее участниками, отметил президент СПбМТСБ Рыбников. Он отказался назвать трейдинговые компании за пределами России, но сообщил, что возглавляемая им биржа находится в контакте со многими участниками рынка.

Газпром нефть участвует в работе по созданию площадки для фьючерсов с 2015 года, подчеркивается в полученном нами сообщении по электронной почте. Компания ЛУКОЙЛ намерена принимать участие в работе фьючерсного рынка, если это будет иметь экономический смысл, подчеркнул ее представитель в своем электронном послании. Представители Роснефти отказались от комментария.

СПбМТСБ является крупнейшей площадкой для торговли нефтепродуктами с момента начала ее работы в 2008 году, когда правительство обязало компании продавать там от 5% до 10% производимого ими моторного топлива. Производители в прошлом году продали на этой бирже нефтепродуктов на сумму 533 миллиарда рублей (7,8 миллиарда долларов), что составляет более 15% всех поставок топлива на местный рынок.

Как следует из объяснений, первоначальные фьючерсные контракты по своей стоимости будут составлять 1 тысячу баррелей в долларах с минимальной поставочной партией в объеме 720 тысяч баррелей в российские порты на Балтийском море. Россия планирует экспортировать в марте около 1,5 миллиона баррелей сырой нефти в день через свои балтийские нефтяные терминалы.

Предыдущие попытки

Москва не одинока в своем стремлении изменить глобальное ценообразование в нефтяной области. Китай, соревнующийся с Соединенными Штатами за право называться крупнейшим импортером сырой нефти, потратил два десятилетия, пытаясь ввести свою собственную систему нефтяных фьючерсных контрактов, и ее запуск ожидается в этом году. Иран и Венесуэла, члены Организации стран-экспортеров нефти (OPEC), призывают вести торговлю в другой валюте, а не в американских долларах.

Планы Кремля заставляют вспомнить о предложении Нью-йоркской товарной биржи (Nymex) относительно фьючерсов на экспортируемую нефть, которое было сделано в конце 2006 года. Nymex, которая сегодня является частью CME Group Inc., спустя шесть лет прервала этот контракт, потому что он не пользовался популярностью среди трейдеров, отметил представитель компании JBC Energy GmbH.

«Некоторые участники рынка не хотели использовать новые фьючерсные контракты в качестве базовых показателей, опасаясь активного участия российского правительства в нефтяном секторе, — подчеркнул Ойген Линделл (Eugene Lindell), аналитик расположенной в Вене компании JBC. — Пока еще не ясно, насколько более привлекательными могут оказаться предлагаемые СПбМТСБ общие торговые рамки».

Оригинал публикации: Putin’s Decade-Old Dream Realized as Russia to Price Its Own Oil
Опубликовано 28/04/2016 15:16
http://inosmi.ru/politic/20160428/236349849.html

0

9

Александр Запольскис
04.05.2016,  20:43 

Затонувшая подлодка сланцевой революции в США


Блогер Spydell в своей статье привел хорошие развернутые цифры по текущему положению в сланцевой добыче США. Наглядно и с картинками. Разве что на счет комфортности уровня цен в 45 долларов автор несколько ошибается.

https://cont.ws/post/262696

Фишка в следующем. Нефть в США добывают не только из сланцев. До начала "сланцевой революции" примерно 1,5 млн. баррелей в сутки качалось из традиционных месторождений классическим способом. На пике сланцевого безумия США декларировали добычу в 9,2 млн. баррелей в сутки. Т.е. в общем объеме сланцы давали 7,7 млн. бочек в день.

По мере роста сланцевой доли в общем объеме, росла и средняя себестоимость одного барреля. В России пробурить одну нефтяную скважину стоит от 110 до 150 млн. рублей или около 2,5 млн. долл. В Штатах это стоит примерно в 1,5 раза дороже. Правда, если геология точно известна, новые скважины на уже известном поле обходятся примерно в треть от обычных. Причем, без разницы, в какой пласт бурить, в обычный или сланцевый. Разница начинается потом.

Обычная скважина при копеечных эксплуатационных расходах, продуктивно дает нефть примерно 12 - 14 лет, снижая дебет от первоначального в среднем на 1 - 2% в год. В то время как сланцевая теряет около трети дебета ежегодно и служит максимум 3 - 4 года.Это важно понимать вот к чему. Себестоимость американской обычной нефти колеблется на уровне 20 - 26 долларов за баррель. Плюс расходы на инфраструктуру (переменные) и обслуживание кредитов (если взяты, впрочем, чаще всего какие-то кредиты у них есть всегда). Т.е. все, что продается дороже 30 - 32 долл. за бочку - профит. Так что 45 баксов это действительно цена комфортная.

Со сланцевой добычей картина сильно иная. Даже самая дешевая сланцевая нефть начинается с 60 - 70 долл себестоимости барреля. Учитывая, что по мере развития революции стоимость работ по бурению только росла, а потом, в гонке за объемами, разработка велась на кредитные, причем дорогие, деньги, то последние пробитые скважины давали продукт стоимостью достигавший 90 долл за баррель.

Смешение обоих видов добычи снижает среднюю себестоимость барреля, за счет частичной компенсации дорогой сланцевой, сильно более дешевой обычной нефтью. 4,8 млн. барр. суточной добычи это не все - сланцевая нефть. Обычной в ней как было 1,5 млн, так и осталось. Так что фактически объем добычи именно сланцев снизился не на 13%. Он упал с 7,7 до 3,3 млн. барр в сутки, что составляет 58%, что общую картину сильно меняет.

Это подтверждается резким падением средней себестоимости бочки с 70 до 48 долл за баррель. С рынка уходит самая дорогая нефть, та, добывать которую под занавес революции кинулись мелкие компании, запускавшие "перспективный" бизнес только на заемные средства. Вторым подтверждением является уменьшение количества действующих буровых установок до уровня, ниже того, который был когда добыча велась только на традиционных месторождениях. В 2009-м, когда никаких сланцевых проектов еще не существовало, в США действовало 413 буровых установок. Сегодня действуют лишь 300. А ведь в сланцевом сегменте именно постоянное пробитие новых скважин является основой для поддержания объемов добычи, не говоря уже об их наращивании. Нет новых скважин - максимум через три года закончится и сланцевая нефть. А судя по темпам падения числа буровых, новые скважины не бурятся как минимум с сентября - октября прошлого года.

Таким образом получается, что нынешние объемы добычи держатся на дебете множества скважин, созданных в конце 2014 и в течение 2015 года. Новые не бурятся. Мелкие игроки уже табуном вылетают с рынка. Но для еще держащихся на плаву ведущих крупных добытчиков распродажа все еще действующих активов банкротов позволяет обманывать математику бухгалтерскими способами. Это банкротам скважина обходилась по миллиону долларов за штуку плюс прочие расходы и плюс кредиты. С молотка их имущество расходится за половину, а то и четверть балансовой стоимости. Т.е. покупатель ставит себе на учет скважины по четверть млн. долл за штуку и делает вид, что все шоколадно.

На бумаге получается почти да. Это как бы снижает учетную себестоимость барреля с 90 до 50 - 60 долл, а местами, вероятно, и ниже, где-то до 42 - 45. Но фишка в том, что парк скважин мелких добытчиков составляет едва 20% от их общего количества. Т.е. этот хитрый ход на картину в целом решающего влияния не имеет.

В настоящее время вся отрасль американской сланцевой добычи напоминает затонувшую подводную лодку, на спасение запертого в ней экипажа никто уже не идет. Пока добытчики еще пытаются держаться, экономить деньги, сокращать расходы где только можно, хотя ресурсы для экономии уже исчерпаны. Система держится Скважины первой волны, созданные в начале 2014 года будут исчерпаны к концу 2016. Таким образом из нынешних 3,3 млн барр в сутки к декабрю останется не более 2,8 млн. Если рыночная цена нефти, как ожидается по прогнозам, до 50 долл за баррель доползет в лучшем случае к сентябрю текущего года, а то и лишь к январю 2017 и там надолго стабилизируется, то к декабрю 2017 объем сланцевой добычи неизбежно усохнет до 1,5 - 1,1 млн. барр в сутки. При сохранении этой тенденции в 2018 году, к его окончанию, американская сланцевая революция окончательно станет историей.

https://cont.ws/post/263116

0

10

El Nuevo Herald, США

Пример Саудовской Аравии

Саудовская Аравия приступила к выполнению плана «Vision 2030», чтобы покончить со своей зависимостью от экспорта нефти

27.05.2016
Андрес Оппенгеймер (Andrés Oppenheimer)


Саудовская Аравия представляет собой теократическое государство, основанное на исламском фундаментализме, подавлении свободомыслия, расизма и ущемлении прав женщин. Почти ни в какой из областей его нельзя рассматривать в качестве примера. Но все же кое-чему Латинская Америка могла бы у Саудовской Аравии поучиться: Эр-Рияд приступил к воплощение в жизнь целого комплекса мер, направленных на то, чтобы к 2030 году покончить со своей зависимостью от экспорта нефти.

Эта новость прошла незамеченной в Латинской Америке, где большинство стран зависят от экспорта сырья. Сейчас они переживают экономический спад в связи со снижением мировых цен на нефть, полезные ископаемые и другие сырьевые товары. В то время как большинство мировых экономистов прогнозируют, что в обозримом будущем не цены на сырье не вернутся к прежним значениям, континенту неплохо было присмотреться к тому, что делают саудовцы.

Несколько недель тому назад, саудовский принц Мохаммед бен Салман (Mohammed bin Salman) предал гласности план под названием «Visión 2030», призванный покончить с зависимостью от экспорта нефти. «Мы не позволим, чтобы наша страна вновь впала в зависимость от постоянно меняющихся цен на сырье и внешних рынков», заявил он прессе.

Планом предусмотрены конкретные меры по увеличению доли не нефтяного экспорта, повышения конкурентоспособности и уровня образования к 2030 году. С целью диверсификации экономики Саудовская Аравия планирует продать менее 5% государственной нефтяной компании Saudi Aramco, что даст достаточные средства для значительных инвестиций в не нефтяные отрасли, технологическое развитие и образование.

Среди прочего, план предусматривает увеличение не нефтяных доходов Саудовской Аравии с 44 миллиардов долларов в прошлом году до 160 миллиардов к 2020 году и до 60 миллиардов к 2030 году. Кроме того, предлагается поднять по меньшей мере пять саудовских вузов до уровня 200 ведущих мировых образовательных центров.

Очень немногие латиноамериканские страны поступают подобным образом, хотя им следовало бы это сделать. В последнем докладе Межамериканского банка развития (МБР) указывается, что сырье составляет 97% в общем объеме экспорта Боливии; 96% в экспорте Венесуэлы; 94% в экспорте Эквадора; 88% в экспорте Чили; 87% в экспорте Перу; 86% в экспорте Панамы, 83% % в экспорте Колумбии; 69% % в экспорте Аргентины; 67% в экспорте Бразилии; 41% в экспорте Коста-Рики и 22% в экспорте Мексики.

«В Латинской Америке мы не видим четкого намерения диверсифицировать экспорт», сказал мне в ходе интервью экономист МБР Пауло Джордано (Paolo Giordano). «Отсутствуют масштабные планы, подобные тем, что разработали Саудовская Аравия или Китай, когда несколько десятилетий назад он решил сделать разворот в сторону рыночной экономики».

Когда я спросил эксперта, какие шаги должна предпринять Латинская Америка, Джордано ответил, что странам континента следовало бы разработать планы на долгосрочную перспективу с целью диверсификации экспорта, выхода на новые рынки — прошло почти два десятилетия с тех пор, как Бразилия и Аргентина подписали новые торговые соглашения-, и продвижения экспорта наукоемких услуг.

В настоящий момент, экспорт услуг из Латинской Америки составляет лишь 2,3% ВВП всего континента. И, что еще хуже, согласно данным МБР, экспорт наукоемких услуг составляет лишь 0,7% экономики континента.

По моему мнению, Саудовская Аравия не является примером для подражания, и мало что хорошего можно сказать в адрес ее теократического режима. Особенно сейчас, когда многие в США просят предать гласности сведения доклада Конгресса США о терактах 11 сентября 2001 года, в которых, возможно, идет речь о связи правящих кругов Саудовской Аравии с террористами.

Но при этом латиноамериканские страны могли взять в качестве образца саудовский план «Visión 2030» и принять национальные программы по диверсификации своих экономик. Им следует определить конкретные цели с тем, чтобы значительно придать толчок развитию образования, науки и техники и перейти к экспорту более наукоемких товаров и услуг.

Если они этого не сделают, а их экспорт по-прежнему будет на 77% состоять из сырья — именно таковы среднестатистические цифры для стран региона, за исключением Мексики-, то все политические споры в наших странах потеряют всякий смысл: ни один политический рецепт не сможет обеспечить благосостояние в долгосрочной перспективе в обстановке, когда сырье с каждым днем дешевеет, а высокотехнологичная продукция дорожает.


Оригинал публикации: El ejemplo de Arabia Saudita
Опубликовано 25/05/2016 13:35
http://inosmi.ru/economic/20160527/236687670.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ: БЛАГО ИЛИ ЗЛО, ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС ?