Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » "СССР-2": СТРОИТЕЛЬСТВО УЖЕ НАЧАЛОСЬ, ЗАНИМАЙТЕ ОЧЕРЕДЬ...


"СССР-2": СТРОИТЕЛЬСТВО УЖЕ НАЧАЛОСЬ, ЗАНИМАЙТЕ ОЧЕРЕДЬ...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ДА-ДА именно так, строительство новой ДЕРЖАВЫ началось!
Что это будет  по форме не суть важно, дело объединения страны началось. Сегодня пока в умах, завтра в договорах о присоединении к России на вечные времена.
После долгих лет псевдо самостийности, до народов и элит бывшего СССР стало доходить, что кроме так называемой "независимости", нужно  иметь еще и ген "государствообразования", а его на площади не выкричешь. Он или есть, или его нет!
Сейчас, я уверен, элиты этих стран с напряженным вниманием следят за Украиной, этой несчастной "страной" с наиболее продажной, жадной и глупой элитой, за действиями противоборствующих сторон, России и объединенного Запада. Смотрят и думают, что самим-то делать, элиты постарели, хватку потеряли, того и гляди кончишь жизнь на вилах...
   А Россия на подъеме, набирает мощь и сделать с ней никто ничего не в силах...
Скоро-скоро прибегут все шумною толпою- принимай нас глупых Россия обратно!

Об этом, о положении дел в бывших республиках СССР в этой теме!

Константинус.

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 29 Янв 2016 15:26:19)

0

2

The Washington Post, США

Путин, возможно, начинает отвоевывать у Запада Грузию — и вот почему это важно
27.01.2016
Майкл Хикари Сесайр (Michael Hikari Cecire)

Грузия находится на грани политического захвата? Нет. Но растущее влияние России в Грузии уже нельзя считать игрой воображения, написал Дастин Гилбрет (Dustin Gilbreath) в декабре на сайте The Monkey Cage.

Гилбрет довольно обоснованно указывает на ряд политических тенденций в Грузии. Отношение жителей Грузии к России весьма неоднозначно. Однако там растет поддержка членства в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) и, по всей вероятности, крепнет российское влияние.

Результаты опросов, которые регулярно проводятся в Грузии в последние несколько лет, указывают на очевидный и устойчивый рост поддержки членства в ЕАЭС, во главе которого стоит Москва. В Грузии также растет уровень поддержки антизападных и пророссийских политических партий.

Почему Западу стоит волноваться?

Геополитическая траектория Грузии слишком важна, чтобы упускать ее из виду. Возможно, Грузия является самой стабильной и самой демократической страной из числа бывших советских республик, если не считать Прибалтику, и, вероятно, последней надеждой в регионе, который уже многие годы находится в состоянии политической стагнации и регресса. США и Европа вложили миллиарды в продвижение демократии и в экономическое развитие этой страны, и Тбилиси последовательно отвечал им поворотом в сторону Запада.

Правительство в Тбилиси все делает правильно. Но усталость от расширения в США и особенно в Европе порождает в Грузии фатализм и способствует такой политической обстановке, в которой растет популярность антизападных кампаний пророссийских сил.

Если Грузия отвернется от Запада, то это не только станет ударом по ее зарождающейся демократии, но и позволит Москве получить полный контроль над внутренней частью Евразии, прямой коридор на Ближний Восток, лишить Запад доступа к евразийским энергоресурсам и уничтожить всякую надежду на демократизацию региона в обозримом будущем.

Под господством России Грузия может вернуться в 1990-е годы, став несостоятельным государством и рынком незаконной торговли. Изнуряемая гражданской войной и военной диктатурой, она может превратиться в рассадник радикализма.

Результаты опросов указывают на рост влияния России

Уровень поддержки членства в ЕАЭС «не изменился с 2013 года», как пишет Гилбрет, ссылаясь на результаты опроса «Кавказский барометр-2013».

Однако результаты опросов, проведенных его организацией, рисуют иную картину. Ресурсные центры по изучению Кавказа (Caucasus Research Resource Centers) Гилбрета проводили опросы по заказу Национального демократического института в 2013, 2014 и 2015 годах. Результаты этих опросов указывают на устойчивый рост уровня поддержки членства в ЕАЭС с 2013 года по настоящий момент — 11% в августе 2013 года, 20% в августе 2014 года и 31% в апреле 2015 года. Это весьма существенный рост.

Тогда откуда взялись расхождения в результатах опросов «Кавказский барометр» и Национального демократического института в вопросе поддержки членства в ЕАЭС? 2015 года — поэтому общественная реакция на том этапе представляла собой реакцию на организацию, существовавшую лишь в теории. В действительности более тщательный анализ данных показывает, что 44% респондентов опроса «Кавказский барометр» не могли (или не захотели) ответить на вопрос о членстве в ЕАЭС.

Оставшиеся 56% поделились довольно интересным образом. Только 24% высказались против членства в этом союзе, 17% ответили, что они одновременно поддерживают и не поддерживают его, а 27% выбрали вариант «не знаю». Таким образом, результаты «Кавказского барометра» указывают на то, что люди пока не приняли решения или вообще не знают о существовании этого экономического союза.

То, как сформулированы вопросы, тоже имеет значение. К примеру, в «Кавказском барометре» был вопрос: «До какой степени вы поддерживаете членство Грузии в Евразийском экономическом сообществе?» Это отличается от формулировок в опросах Национального демократического института.

В августе 2013 и 2014 годов в рамках опросов Национального демократического института респондентов спрашивали: «С каким из следующих утверждений вы согласны?» Они могли выбрать между вступлением в ЕАЭС, вступлением в Евросоюз, не согласиться с первыми двумя вариантами, ответить, что не знают, или вообще отказаться ответить. Такие разные формулировки вопросов и ответов приводят к тому, что сравнивать результаты довольно сложно. В апреле 2015 года опрос Национального демократического института показал, что 31% поддержавших вступление в ЕАЭС — это во многом результат постановки вопроса («Вы одобряете или не одобряете следующее?»), хотя, возможно, это был самый прямолинейный вопрос во всех четырех случаях.

Таким образом, теперь довольно трудно утверждать, что уровень поддержки Грузии членства в ЕАЭС — инструмент гегемонии России — не растет. Но это не единственный признак роста влияния России.

Проследить изменение отношения Грузии к России можно, изучив результаты выборов. Использование результатов выборов в качестве инструментов оценки настроений несет в себе определенные проблемы. Последние национальные выборы в Грузии — местные выборы в 2014 году, президентские выборы в 2013 году и парламентские выборы в 2012 году — не так показательны, как нам этого хотелось бы, по трем причинам. Во-первых, их результаты в определенном смысле устарели, во-вторых, они представляют мнения только тех людей, которые голосовали. В-третьих, эти результаты не объясняют, почему тот или иной избиратель сделал тот или иной выбор. Тем не менее, в условиях выборной демократии, такой как Грузия, выборы — это финальный этап борьбы за политическую власть.

В 2014 году примерно 20% голосов набрали несколько партий, которые можно назвать пророссийскими. Объединенная оппозиция бывшего спикера Нино Бурджанадзе и популистский «Альянс патриотов» вместе получили около 15%, и еще 5% избирателей проголосовали за несколько незначительных партий антизападной направленности. И сюда не относятся те избиратели, которые отдали свои голоса за (теперь уже правящую) коалицию «Грузинская мечта», в состав которой тоже входят антизападные фракции.

Эти результаты сильно отличаются от результатов президентских выборов 2013 года, в которых антизападные партии получили всего 13%. А на парламентских выборах 2012 года только 1,2% голосов достались Лейбористской партии Грузии грузинского политического овода Шалвы Нателашвили.

Другими словами, в течение последних нескольких лет пророссийские партии неизменно привлекают все новых грузинских избирателей.

Почему несколько лет назад пророссийские настроения были такими слабыми? С 2004 по 2012 год, в период правления Единого национального движения (ЕНД), поддерживать Россию было опасно. В эпоху правления ЕНД режим часто притеснял диссидентов и арестовывал их, объявляя «российскими шпионами» — доказательно или без всяких доказательств. В 2008 году Россия вторглась в Грузию, оставив после себя болезненные воспоминания. А ЕНД часто внушало грузинам, что интеграция в Европу будет практически безболезненной и произойдет совсем скоро.

Однако со временем становится все очевиднее, что в обозримом будущем Грузия не вступит в Евросоюз и НАТО, несмотря на общественную поддержку. Рост фатализма в обществе тесно связан с ростом популярности альтернативы этим блокам — ЕАЭС.

В чем заключается привлекательность ЕАЭС?

Нынешнее правительство Грузии является прозападным, и оно укрепляет связи с Западом в области экономики, безопасности и дипломатии. Среди его достижений можно назвать подписание Договора об ассоциации с Евросоюзом в июне 2014 года, вступление Грузии в глубокую и всеобъемлющую зону свободной торговли с Евросоюзом, стремительно укрепляющиеся связи с НАТО и возможную перспективу смягчения визового режима с Евросоюзом в 2016 году.

Но правящая коалиция «Грузинская мечта» не слишком эффективно рекламирует эти достижения среди граждан Грузии. Она также не смогла смягчить шоковые экономические потрясения последних лет, обрушившиеся на слабую экономику страны. Многие грузины, возможно, предпочли бы вступить в Евросоюз, а не в ЕАЭС, но последний в краткосрочной перспективе может сделать больше для создания рабочих мест и улучшения финансового положения простых людей.

К примеру, возобновление торговли с Россией в 2013 году дало грузинскому сельскому хозяйству самый серьезный стимул за последние годы. Многие жители страны до сих пор предпочитают интеграцию с Европой, а не с ЕАЭС, но вступление в Евросоюз многим кажется далекой мечтой, тогда как о вступлении в ЕАЭС можно договориться уже завтра.

Поворот Грузии в сторону России может проявиться уже на октябрьских выборах

Результаты недавних опросов и масса других данных свидетельствуют о том, что в Грузии может произойти существенный рост процента голосов, которые будут отданы за пророссийские партии на парламентских выборах в октябре. Агенты России вряд ли отнимут контроль у прозападных партий. Но пророссийские партии могут получить достаточно мандатов, чтобы разрушить текущий прозападный политический консенсус. Или, поскольку две главные прозападные партии — «Грузинская мечта» и ЕНД — ведут ожесточенную борьбу друг с другом, пророссийские партии могут существенно расширить свое влияние.

В ситуации, когда Россия нависает над северными границами Грузии, а ее войска размещаются в отколовшихся от Грузии сепаратистских областях — Абхазии и Южной Осетии — некоторая доля прагматизма со стороны Тбилиси необходима в качестве залога стабильности. Но пророссийский дрейф Грузии угрожает порвать швартовы, связывающие страну с Западом, и тогда Грузия по умолчанию подпадет под власть России. Для Запада утрата Грузии будет означать не только укрепление России, но и тот факт, что Россия получит контроль над стратегическим государством, которое служит мостом между Европой и Евразией, а также точкой, где сходятся региональные державы — Россия, Турция, Иран и Европа.

Майкл Хикари Сесайраналитик, специализирующийся на Причерноморье и Евразии, и научный сотрудник Института внешнеполитических исследований (Foreign Policy Research Institute).

Оригинал публикации: Yes, Putin may be starting to win Georgia away from the West. Here’s why that matters.
Опубликовано 25/01/2016 13:52

0

3

Перепуганные латышские неонацисты имитируют любовь к русским
Евгений Осипов

РИГА, 9 Января 2016, 11:38 — REGNUM

В Латвии произошло очередное событие, способное наполнить оптимизмом легкие сторонников согласия «всех со всеми», во имя всеобщего благоденствия и гармонии. Латышские байкеры из организации «Божьи псы», в связи с событиями в Кельне распространили эмоциональное заявление в социальной сети Facebook, в котором обещают объединиться с русскими для защиты латвийских женщин.

«Мы не тупые немцы или итальянцы с их толерантностью. Многое терпим, но только не нападения на наших женщин. Увидите, что мы объединимся в единый кулак также с русскими и насильники сбегут прочь из Латвии, как крысы», — говорится в сообщении.

Хочу напомнить, что это те самые «псы», известные своими неонацистскими и русофобскими выпадами в СМИ, а также серией уличных флешмобов аналогичной направленности. Так, в июле 2014 года, они активно протестовали против проведения «Новой волны» в Латвии, и конкретно против артистов, выступивших в поддержку возвращения Крыма в Россию. Последнее, чем им удалось громко отметиться в информационном пространстве, так это организацией охраны скандально известной выставки «Люди Майдана».

Дело в том, что эту провокационную выставку, украшенную флагом неонацистского «Правого сектора», русскоязычные рижане не приняли привычным молчаливым согласием. А после заявления одного из организаторов о том, что латвийских русских стоит вывезти в Сибирь «в вагонах для скота», некоторые несогласные с таким утверждением, просто разгромили псевдохудожественное нагромождение в центре Риги. «Псы» встали на защиту «творчества» сторонников депортации русских.

Но вот запахло «жаренным». Родная латвийская власть, так педантично воплощающая все чаяния местных русофобов на протяжении двадцати с лишним лет, вдруг открывает ворота в страну, и по разнарядке из «столицы нашей родины» Брюсселя, готова впустить «орды» южных соискателей убежища. А они непременно придут на какой-нибудь «Праздник песни» или на торжественное собрание по случаю Дня независимости Латвии, и точно как в Кельне начнут щипать за «мягкие места» женщин, стопроцентно отвечающих арийским стандартам.

И тут приходит понимание: без русских кулаков, закаленных в дворовых сражениях и спортзалах, «суровым» последователям Waffen-SS никак не справиться. Оно и понятно — это вам не в интернете гнать «нацистскую волну», голосовать за правые партии, и с умилением наблюдать, как ваши избранники уничтожают русскую школу, сужают использование русского языка, на законодательном уровне глумятся над русскими духовными и историческими ценностями. Проще говоря, страх перед реальной угрозой, которой самостоятельно противостоять «кишка тонка», традиционно порождает имитацию любви к русским.

И что-то мне подсказывает, что желающих предаться такой «любви» среди самих русских будет немало. Уж больно мы соскучились по ласковому латышскому слову. Но стоит ли нам, русским мужчинам, в возможностях которых не сомневаются даже наши лукавые враги, солидаризироваться с нацистами-русофобами ради иллюзии примирения?

Конечно нет! Мы и без позорных союзов способны защитить любую женщину или ребенка, невзирая на их национальность, будь то резким словом или кулаком. И нас, в отличие от «расово озабоченных», совершенно не волнует, от кого именно мы будем их защищать — от распоясавшегося мигранта, пьяного дебошира, или опьяненного безнаказанностью нациста

Подробности: http://regnum.ru/news/polit/2050112.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

0

4

Для Европейской правды
Понедельник, 14 декабря 2015, 10:00
Автор: Карен Мадоян,
медиаэксперт, политолог

Армения спустя два года после Вильнюса: между ЕС и войной

Армения получила шанс вернуться к переговорам об углублении сотрудничества с ЕС, шанс, который, как казалось еще недавно, был безнадежно утрачен два года назад.

Напомним, что всего за два месяца до Вильнюсского саммита 2013 года, когда переговоры с ЕС уже вышли на финишную прямую, армянский президент Серж Саргсян после встречи в Кремле с Владимиром Путиным радикально изменил вектор интеграции и объявил о вступлении в Таможенный союз.

Неожиданное решение президента Армении повергло в шок руководство Еврокомиссии.

Тогдашний комиссар ЕС по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле в те дни прямо говорил о давлении со стороны России. Как результат - Армении было отказано в возможности парафировать соглашение о зоне свободной торговли с ЕС без подписания политической составляющей Соглашения об ассоциации.
И вот по прошествии двух лет в Брюсселе снова решили приоткрыть окно возможностей для Еревана.

7 декабря министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян и высокий представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини объявили о начале переговоров по разработке нового рамочного соглашения между Арменией и Евросоюзом.

Как отметила Федерика Могерини, новый документ позволит сторонам "преодолеть неопределенности, которые образовались в 2013 году".
Что же это за причины, подтолкнувшие официальный Ереван возобновить диалог с  Брюсселем?

Парламентская республика как укрепление властной вертикали

Членство Армении в Таможенном союзе совпало с периодом геополитических сдвигов, спровоцированных аннексией Крыма и вооруженным конфликтом на востоке Украины.

В условиях, когда Москва оказалась под жесткими санкциями западных держав, участие в инициированном Россией интеграционном проекте несет очевидные минусы для участвующих в нем государств.

Отсюда и попытки (причем не безуспешные) президента Беларуси Александра Лукашенко наладить взаимоотношения с Брюсселем и Вашингтоном.

В этом же ключе действует и бессменный лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, который всегда отличался взвешенным подходом в вопросах внешней политики. К тому же, наличие углеводородов способствует политической самостоятельности без оглядки на Москву.

Выбор руководства Армении в пользу ТС и отказ от сотрудничества в рамках Восточного партнерства – тот самый случай, когда страна сама загнала себя в тупик.

Зависимость от российских инвестиций, которые составляют более 40% от общего объема, не добавляет позитивной динамики. Представленные на армянском рынке такие российские гиганты, как Газпром, Роснефть, РЖД, ВТБ, Ростелеком и другие компании уже откладывают в долгий ящик инвестиционные проекты по причине отсутствия свободных средств.

Еще до вступления в Таможенный союз Россия считалась для армян крупнейшим рынком труда. Около 85% трансфертов в Армению поступает от трудовых мигрантов из России, что составляет примерно 15% ВВП Армении.

Именно облегчением выхода на российский трудовой рынок армянские чиновники аргументировали вступление в ТС с дальнейшей интеграцией в Евразийский экономический союз.

Однако ухудшающаяся экономическая ситуация в России напрямую отражается на экономике Армении. Соответственно наблюдается падение объема частных трансфертов. В прошлом году Всемирный банк понизил прогнозируемый рост экономики Армении из-за привязки к российской экономике.

На все эти проблемы накладывается коррумпированность правящей элиты. Поэтому неудивительно, что в июне 2015 года решение о третьем за два года повышении цен на электроэнергию на 40% стало причиной для мобилизации протестного движения не только в столице, но и по всей Армении.

Наученные опытом киевского Евромайдана, армянские власти не спешили с силовым подавлением акций протеста. Отсутствие политического опыта и недостаток совместной координации позволили властям расколоть протестное движение.

После решения властей отложить повышение тарифов значительная часть протестующих посчитала, что требования выполнены и решила прекратить бессрочную акцию.

Рост протестных настроений заставил президента Армении Сержа Саргсяна предпринять шаги по укреплению своих позиций, не дожидаясь президентских выборов в 2018 году.

Власти страны инициировали внесение конституционных изменений путем всенародного референдума.
Проект изменений предполагает переход Армении от смешанной формы правления к парламентской, систему непрямого избрания, значительное сужение полномочий президента и большую роль парламента, правительства и премьер-министра, упразднение мажоритарной системы выбора депутатов и полный переход к пропорциональной системе формирования парламента.

За этой инициативой видно неприкрытое желание правящей элиты оставаться у власти по завершении второго срока полномочий действующего главы государства.

По итогам состоявшегося 6 декабря референдума, при официальной явке в более 50%, за конституционные изменения проголосовали 63,3% граждан, против – 32,3%.

При этом независимые наблюдатели из Европейской платформы за демократические выборы  отмечали серьезные нарушения. Среди них – давление представителей правящей Республиканской партии на оппозицию и СМИ, а также подкуп граждан. Наблюдатели ПАСЕ отметили недостаток общественных дебатов вокруг предлагаемых изменений.
По мнению ряда армянских экспертов, активная часть общества, которая недовольна сложившейся в стране ситуацией, на сегодня в меньшинстве.

Из тех, кто не принял участие в референдуме, большинство составляют разочаровавшихся в системе граждане. У них больше нет уверенности в том, что их голоса что-то решают. Еще одна группа состоит их тех, кто посчитал новые конституционные формулировки и смену системы управления нерелевантными для их будущего и не влияющими на их социальное положение.

Самым активным участником референдума была люмпенизированная часть общества, которую и смогли использовать для различных фальсификаций.

Внешние риски для Армении

Последовавшие за вильнюсским саммитом Восточного партнерства события показали, как за два года может поменяться геополитический ландшафт на постсоветском пространстве.
События в Украине заставили лидеров бывших советских республик задуматься об устойчивости собственных режимов, и Армения не стала исключением.

Референдум по изменениям в Конституции страны - это попытка правящей элиты сохранить и закрепить свое место в будущей внутриполитической конфигурации после 2018 года. Однако переход к парламентской модели правления в условиях несостоявшейся демократии не создаст должную систему сдержек и противовесов, а наоборот усилит риски дальнейшей конфронтации.

Ухудшение внутриполитической ситуации на фоне падения экономики, роста безработицы и, как следствие, миграции населения усугубляется внешними рисками.

За последние два года в отношении карабахского конфликта все сложнее становится применять термин "замороженный".

Если ранее сообщалось о снайперских обстрелах по периметру разделительной линии, то с августа этого года еженедельно приходят сообщения о нарушениях режима прекращения огня уже с использованием минометов и гранатометов.

В начале сентября со стороны Азербайджана подверглись обстрелу приграничные села в Тавушском районе Армении, что привело к гибели мирных жителей. Из-за обострения ситуации на границе армянские власти были вынуждены перекрыть движение по проходящей через этот район автомагистрали, ведущей из Армении в Грузию.
Масла в огонь добавляет конфликт между Турцией и Россией, последовавший за уничтожением турецкими ВВС российского штурмовика Су-24.

Москва и Анкара традиционно претендуют на особую роль на Южном Кавказе. Россия с ее военной базой в Гюмри выступает гарантом национальной безопасности Армении. При этом союзнические обязательства перед Арменией не мешают России поставлять оружие Азербайджану. Цена контрактов в рамках этих поставок уже составляет $5 млрд.

Между Турцией и Азербайджаном существует Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, предусматривающий оказание содействия в случае вооруженного нападения или агрессии в отношении друг друга. Именно об этом напомнил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу во время недавнего визита в Баку, призывая Армению освободить оккупированные территории.

Насколько неизбежна новая война на Кавказе?
С одной стороны, война не выгодна ни одной из конфликтующих сторон.

Возобновление боевых действий может поставить крест на проектах транспортировки каспийских энергоресурсов в Европу.

Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум проходят в непосредственной близости от зоны карабахского конфликта. Поэтому вооруженные столкновения между Арменией и Азербайджаном и далее будут носить спорадический характер.

В то же время обострение конфликта выгодно властям по обе стороны границы.
На фоне падающих цен на энергоносители и негативных тенденций в экономике президент Азербайджана Ильхам Алиев активно эксплуатирует образ врага в лице армян для мобилизации населения перед внешней угрозой.

Сержу Саргсяну в этой ситуации не нужно ничего выдумывать, а лишь напоминать гражданам о том, что страна находится в состоянии осажденной крепости, на которую могут напасть со стороны Азербайджана или Турции.
В такой ситуации любое новое нарушение режима прекращения огня может привести к асимметричному ответу одной из сторон. А в условиях, когда между Арменией и Азербайджаном по сей день отсутствуют механизмы для сдерживания конфликта, такие действия рано или поздно могут спровоцировать новую войну.

Что делать Евросоюзу?

Таким образом, ЕС возобновил торговые переговоры с Арменией в крайне непростой для Еревана момент.

Пока рано говорить о прорыве, но этот процесс можно считать попыткой начать двусторонний диалог по тем направлениям, в которых более всего заинтересована армянская сторона. Несмотря на обязательства в рамках Таможенного союза, Армения не перестает декларировать интерес в развитии торгово-экономических отношений с Евросоюзом.

В пользу этих переговоров свидетельствуют и настроения жителей Армении.

Согласно опросу, проведенному GallupInternational в 2014 году, в Армении наблюдалось снижении числа сторонников интеграции страны в Евразийский экономический союз. Если в апреле 2013 года 67% из числа опрошенных поддерживали идею вступления в это объединение, то в августе 2014 года эта цифра снизилась до 57%.

Возможное предоставление соседней Грузии безвизового режима с ЕС также должно существенно повлиять на поддержку гражданами Армении расширения рамок сотрудничества с Брюсселем.

Еще одним фактором в пользу европейского вектора в будущем может стать демонстрация позитивного эффекта от имплементации Соглашения об ассоциации между ЕС и Грузией.

В то же время переговоры с Ереваном можно назвать знаковыми и для ЕС.
Два года назад для Евросоюза наступил момент переосмысления целей и задач Восточного партнерства. Единая стратегия в отношении всех стран-участниц инициативы оказалась нежизнеспособной.

В этом контексте возобновление диалога с Арменией может стать успешной попыткой применения индивидуального подхода, когда постепенная реализация негромких инициатив может в дальнейшем привести к постановке более амбициозных задач.
Однако, наиболее важно то, что активизация экономического сотрудничества с ЕС, остается одним из немногих факторов, снижающих вероятность нового прихода большой войны на Закавказье.

http://www.eurointegration.com.ua/rus/a … 4/7042163/

0

5

Ростислав Ищенко
29.01.2016 21:32

Чего ждать от дальнейшего диалога Москвы и Минска

В течение последнего года резко усилился скептицизм экспертного сообщества относительно участия Белоруссии в российских интеграционных проектах.

Что именно тормозит интеграцию? Для начала выясним основной комплекс противоречий, которые несомненно присутствуют в российско-белорусских отношениях, как и в отношениях любых других государств.

На поверхности лежит различие российской и белорусской экономических моделей. Некоторые даже утверждают, что российская и белорусская экономики принципиально не интегрируемы. Этот вывод делается на основании факта сохранения белорусским государством контроля над командными высотами в экономике и высоком уровне государственного патернализма в социальной политике. Часть экспертов даже говорят о "белорусском социализме". Впрочем это не мешает их коллегам называть белорусскую модель государственным капитализмом.

Казалось бы, Россия, пережившая массовую приватизацию 90-х годов и "семибанкирщину" в политике действительно живет в принципиально иных экономических условиях. Однако в последние пятнадцать лет российское государство стремилось проводить сильную социальную политику, а также вернуло государственный контроль над стратегическими отраслями экономики. В то же время в Минске все активнее говорят о необходимости реформ, подразумевающих среди прочего приватизацию стратегических предприятий.

То есть модели на самом деле сближаются. Что касается модели политической, то (при всех отличиях) российская система власти до сих пор в не меньшей мере держится на личном авторитете Путина (избиратели строго персонифицируют российскую политику), чем белорусская на авторитете Лукашенко, а казахстанская (кстати) на авторитете Назарбаева. Я бы хотел особо подчеркнуть, что технически (исходя из соотношения прав и полномочий органов власти, а также методов их формирования) данные модели принципиально не авторитарны (во всяком случае более демократичны, чем британская). Однако высокий уровень персонификации политики избирателем приводит к определяющей роли главы государства в устойчивости всей системы.

Если мы взглянем на коррекцию в последние годы белорусской внутренней политики, то придем к выводу, что имеем дело с неприятным, но объективным процессом. В Белоруссии выросло "суверенное поколение", для которого свое государство — не свалившаяся на голову из-за беловежского сговора независимость, а данность. Россия — да, партнер и сосед, но все же другое государство. За этот же период сформировалась белорусская политическая элита, привыкшая не просто к власти, но к власти суверенной, когда любые решения принимаются самостоятельно.

За счет этой самостоятельности Белоруссия легче России прошла через "лихие 90-е", а сейчас находится в значительно лучшем положении, чем распадающаяся на глазах Украина. То есть белорусская элита имеет опыт принятия самостоятельных решений, доказавших свою правильность в конкретный исторический момент. Очевидно, что своей суверенностью она дорожит. Не только из благородных побуждений, присутствует здесь и личный интерес, но от этого ценность суверенитета для белорусской элиты не уменьшается, а увеличивается.

Наконец, широкие слои населения Белоруссии привыкли к государственному патернализму и с опаской относятся к перенесению на белорусскую почву российской экономической модели, в которой бизнес имеет значительно больше свободы, но и от личности требуется значительно больше ответственности.

То есть национализация политики Белоруссии, некоторое дистанцирование Минска от Москвы, наметившееся в последние годы является логическим ответом на запрос влиятельных социальных групп. Отсюда и конкретное выражение этой политики.

Неслучайно эксперты констатируют, что белорусский национализм, включая действительно маргинальные радикальные группы, свойственен, прежде всего, молодежной среде. Так это то самое поколение, которое родилось и выросло в независимом белорусском государстве и рассматривает его как самостоятельную ценность.

Как известно, если какое-то явление нельзя отменить, его надо возглавить. Насколько эффективным будет белорусское государство в приручении молодежного национализма, покажет время. Россия, раньше столкнувшаяся с этой проблемой, пока в целом справляется. Украина заигралась, и национализм ее похоронил.

Пытающаяся сбалансировать российское влияние на белорусскую политику, угрожающее ее суверенному правлению, белорусская элита, естественно, пытается найти противовес в виде Европейского союза. Другого балансира у нее просто нет — не к Китаю же обращаться. Результат — усиление западнической риторики.

Поскольку постсоветский национализм в бывших европейских республиках (не только в Белоруссии, но и в Молдавии, на Украине, в Прибалтике) неразрывно связан с западничеством, эти тенденции логично смыкаются, чем достигается синергетический эффект. В то же время глобальный системный кризис сильнее всего ударил по белорусской экономике (а значит и по благосостоянию населения) именно в момент ускорения процессов евроазиатской интеграции. Хоть непосредственной связи здесь и нет, но линейная логика подсказывает, что пока "белорусский социализм" не интегрировался в "российский капитализм" все было хорошо, а как начал, так ситуация и ухудшилась.

Все это, безусловно, тревожные звоночки. В принципе эти, пока еще малозаметные тенденции могли бы действительно за несколько лет серьезно изменить к худшему ситуацию в российско-белорусских отношениях, стимулировав переориентацию Минска на Запад. Могли бы, но не изменят. В силу нескольких причин.

Во-первых, Украина служит сдерживающим примером и для населения, и для элит, и даже для умеренных националистов. В Киеве проиграли все, включая бизнес. Экономика уничтожена, страна разваливается и радуются только бандитствующие радикальные нацисты, для которых в условиях полной импотентности государственных правоохранительных структур наступило раздолье. И все это результат радикальной национализации и вестернизации политики Киева в последнее десятилетие.

Во-вторых, Белоруссия не имеет такого анклава радикального национализма и западничества, каким на Украине была Галиция, которую в Киеве неслучайно называли "украинским Пьемонтом". Именно оттуда метастазы радикального русофобского национализма расползались по всей стране. На юго-востоке и в центре Украины националисты до сих пор не чувствуют себя достаточно уверенно.

В-третьих, белорусская элита крайне прагматична. Если руководители Украины реально верили в то, что ЕС откроет перед украинскими товарами свои рынки, компенсирует Киеву утрату российского, да еще и обеспечит украинскую экономику многомиллиардными стратегическими инвестициями, то в Минске предпочитают деньги вперед и не меняют синицу в руках на журавля в небе. Белоруссия испытывает реальные проблемы с доступом своих товаров на российский рынок. В том числе и потому, что в результате политики импортозамещения резко усилились позиции российских производителей в сферах традиционного белорусского экспорта. Но дело в том, что если на российском рынке возникают трудности, то в Европе места белорусским товарам просто нет. Экономическое сотрудничество с Россией как двустороннее, так и в рамках многосторонних интеграционных механизмов для Минска безальтернативно.

В-четвертых, за последние десять-пятнадцать лет ЕС существенно политически ослаб, а Россия серьезно усилилась. Баланс влияний на постсоветском пространстве, ранее безоговорочно складывавшийся в пользу ЕС и США, изменился. Более того, ведущие страны ЕС (Франция и Германия) стремятся разрешить украинский кризис и вернуться к нормальным отношениям с Россией, а не создавать новые кризисы, которые в результате по ним же и бьют. В новых условиях провести Белоруссию по пути Украины, да еще и в сжатые сроки, США не смогут — нет достаточного ресурса.

Ну и, в-пятых, что немаловажно, Лукашенко — не Янукович, а Белоруссия уже сейчас политически и экономически интегрирована с Россией куда сильнее, чем была Украина.

Можно ли при всей этой благостности предполагать возможность кризиса в Белоруссии? Можно.

Думаю, что критической датой будет 2018 год. В январе 2017 года вступит в должность 45-й президент США. Ему надо будет провести назначения на ключевые посты. Затем он и его команда должны будут войти в курс дел, наладить отношения с конгрессом, сформулировать свою внешнеполитическую стратегию. На все это надо время.

А вот в 2018 году в России должны будут пройти президентские выборы. Для США наступит момент истины. Если в ходе этих выборов, они не смогут заблокировать преемственность российской власти и политики, то последний шанс закончить глобальную политическую партию в свою пользу будет упущен. Вот тут будут мобилизованы все ресурсы. Всякое лыко пойдет в строку. И Белоруссию, и не только ее начнут раскачивать независимо от готовности.

Но думаю, что даже в этом случае США скорее сделают ставку на верхушечный переворот, а не на цветные технологии. Часть элиты купить значительно проще, чем в сжатые сроки (за два года) переформатировать все общество, привив ему суицидальный синдром. Но верхушечный заговор, даже при наличии первоначального успеха, легко подавляется, если заговорщики не поддерживаются обществом (вспомним судьбу убийц Цезаря). Так что, даже если Вашингтону удастся временно дестабилизировать Белоруссию, это будет не главный удар, а отвлекающий маневр.

Дело в том, что, выбирая между "европейской" и евроазиатской интеграцией, постсоветские государства на деле выбирают между смертью и развитием. Сделавшая свой выбор Украина умирает слишком долго, тяжко и некрасиво, чтобы кто-то в здравом уме решился повторить ее путь. А выбор, сознательно сделанный государством, практически невозможно сломать никакими заговорами, цветными технологиями.

Поэтому, как говорил единственный президент Белоруссии Александр Григорьевич Лукашенко, будет "тяжело, но недолго".

Ростислав Ищенко

http://cont.ws/post/190556

0

6

Александр Запольскис
07.02.2015 15:42
Русофобия, как скарлатина у бывших советских республик

Полагаю, очень важная тема для подумать. С одной стороны все выглядит так, что Россия в Беларуси действительно повторяет "украинские" ошибки. Но если подумать серьезно, возникает сомнение. Даже два. А действительно ли это ошибки и есть ли у России возможность их избежать?

В результате, Россия рано или поздно столкнется с аналогичными украинским процессами и в белорусском обществе, т.к. действующая власть все более активно начинает использовать белорусский фактор с целью противодействия процессам интеграции в рамках Таможенного союза и выстраивания некой национальной идентичности. Этот процесс имеет, несомненно, гораздо более мягкие формы по сравнению с тем, что происходило последние двадцать лет на Украине, но суть от этого не меняется.

http://www.imperiyanews.ru/det...

По мне так русофобия бывших советских республик также неизбежна, как смена дня и ночи. Есть такая поговорка: СССР развалился потому, что вторые секретари союзных республик захотели сразу стать генеральными. Захотели и сумели. Теперь в каждой из них собственный президент, официально по статусу не уступающий лидерам планеты.

Но возникла проблема со стороны, откуда никто не ожидал. Республики не смогли построить действительно независимых стабильных и устойчивых собственных экономик. И создать самодостаточных привлекательных национальных идей тоже не сумели.

В результате получилось так, что они как бы отдельные и независимые, к тому же за четверть века привыкшие "самим решать в собственном доме", но при этом экономическая география постоянно ограничивает свободу их действий и неуклонно затягивает на орбиту российской экономики. И чем мощнее экономика РФ становится, тем сильнее она тянет к себе всех этих легковесов. А политика, как известно, является концентрированным выражением экономики. Совершенно очевидно, что закончиться все может только одним - полным вхождением республик в состав России.

Но возможно это лишь на правах обычных регионов, без каких-либо особых статусов и привилегий. Т.е. через возврат региональных лидеров с уровня генерального на уровень второго секретаря союзной республики. А это как раз то, чего они категорически не желают. Человеку, давно привыкшему к положению руководителя и хозяина бизнеса, даже в итоге разорившегося, потом психологически  крайне сложно смириться со статусом наемного работника. Пусть даже в транснациональной корпорации.Как мне кажется, именно это порождает в республиках постоянное подсознательное стремление отодвигаться как можно дальше от России. Даже в ущерб собственной экономике.

Самое неприятное заключается в том, что на этом этапе Россия им реально предложить не может ничего. Идеи Русского мира, во-первых, слишком абстрактны, во-вторых, даже внутри России не слишком четко понимаемы, в-третьих, для населения республик не несут ничего ощутимо позитивного. Другое дело мир западный. Там хорошие дороги, честные полицейские, работающие законы, богатые социальные программы, лучшие в мире товары и обширная личная свобода. Со всем этим себя хочется ассоциировать из убеждения, что, условно говоря, "если мы пойдем с ними, если мы примем их Традицию и Ритуалы, то наша жизнь тоже станет такой же замечательной, как у них, а мы очень хотим себе такой жизни."

Надо признать, миром правят мечты. Совершенно не важно, что реальная западная жизнь устроена сильно иначе и уже давно, больше тридцати - сорока лет, она совсем не похожа на эту мечту. Главное, что мечта есть и она могуче манит неофитов. Идея Русского мира, в нынешнем ее виде, на фоне этой мечты о западном рае выглядит бледно. Особенно в той части, где в ней говорится о необходимости какого-то личного самопожертвования ради непонятных высших целей. Что, в конечном итоге, и сводит вместе значащие векторы системы. Политическая правящая элита республик стремится на запад просто потому, что других направлений противостояния естественному экономическому дрейфу у них просто не существует. Впрочем, среднеазиатские республики точно также и по тем же причинам пытаются отодвинуться на юг или на восток. Но сути дела это не меняет.

У России не было никаких вариантов  этому процессу противодействовать. Это как типичные детские болезни, вроде скарлатины. Они неизбежны. Только в детстве они протекают легко и потом на всю жизнь обеспечивают стойкий иммунитет к их возбудителям, а заболевание ими во взрослом возрасте всегда оборачиваются очень тяжелыми последствиями.

Проблема действительно заключается в том, что Беларусь, и не только ее, тоже ожидает своя неизбежная вспышка "украинизации". Вероятно не такая острая, без своей Одессы и Донбасса, но она будет. Потому что вопрос неадекватного отношения к реальности нельзя сохранять вечно нерешенным. Пример Украины показывает, к чему неизбежно приходит любая республика, которая из чисто фантазийного политического упрямства пытается разорвать экономические связи с Россией. Но, к сожалению, чисто умом, т.е. холодным рассудком, этот урок не желают признавать, ни правящие политические элиты остальных республик, ни тем более возникшие там националистические социальные группы. А жизнь устроена так, что с каждым годом у лимитрофов остается все меньше пространства для независимого политического и экономического маневрирования.

Рано или поздно каждая из республик окажется на стратегической развилке, вообще не позволяющей прикрыться видимостью права на независимую политику или демонстрацией чудес политической гибкости. Это и есть точка "украинизации". С нее или глобальное и окончательное, со всеми вытекающими последствиями, сближение с Россией, или, как в казино, поставить все на тотальный саморазрушительный рывок в противоположную сторону в надежде на чудо.

Потому у России существует единственный вариант "решения задачи". Как в медицине, чтобы вылечить некоторые виды болезней, сначала необходимо дать им проявить себя, перейти из скрытой формы в острую. Опять же наглядным примером этого процесса является Украина.

Нет, она, сама собой, никогда не станет пророссийской. И даже те регионы, которые, вроде Крыма, сами в состав России попросятся и частью России юридически станут, все равно нуждаются в долгом, сложном и дорогом переформатировании местных элит с целью излечения их от болезни, которая в конечном итоге выливается в радикальный свидомый национализм.

Кстати, и не только элит. Скорее даже не самих элит, а в первую очередь массового сознания простых граждан, на которое элиты как раз и опираются. Уже сейчас видно, на сколько сами украинцы, те самые, кто еще год назад вполне благосклонно смотрели на факельные шествия "Правого сектора", сегодня этих правосеков уже готовы бить. И даже все чаще реализуют это желание на практике. Подчеркиваю, они сами пришли к этой мысли. Значит не так уж и долго осталось ждать того момента, когда абсолютное их большинство психологически согласится и с мыслью о преимуществе вхождения Украины в Россию по сравнению со всеми остальными вариантами. В каком конкретно виде, составе, конфигурации и через какой общественно-политический механизм, это уже вопрос рабочий. Главное, что в представлении абсолютного большинства населения именно этот вариант будет выглядеть, если не наилучшим, то безусловно наименее худшим из всех у них существующих.

Разница лишь в том, что на Украине эта психологическая русофобия местных элит перешла из латентной формы в открытую, тем самым став доступной к лечению, а в остальных республиках она пока остается в скрытой форме, потому никакому лечению еще не поддается. Так что это не ошибка, это естественный ход вещей. Не все в этой жизни достижимо мгновенно, за один простой шаг. Есть вещи, требующие времени и обязательного прохождения ряда последовательных этапов. Причем, пока не достигнут результат предыдущего, переход на следующий невозможен. Как бы нам ни хотелось получить его быстрее.

http://cont.ws/post/196613

0

7

Белорусские новости, Белоруссия

Лукашенко в Сочи: сколько можно сидеть на паперти?
09.02.2016
Александр Федута

Пребывание Александра Лукашенко в Сочи с последовательными встречами с премьер-министром и президентом России является, возможно, наилучшим свидетельством тому, что он впервые за долгие годы действительно не знает, что делать. А вот действительно — что делать?

И это вовсе не парафраз к названию памятного романа Николая Чернышевского. До сих пор как раз ответ на этот вопрос у Александра Григорьевича был. В его сознании существовала простая как грабли управленческая модель, в которой и ее недостатки, и ее достоинства были связаны напрямую с процессом централизации принятия решений, как политических, так и экономических, и с процессом распределения ресурсов. Это и было властью — в том понимании, какое все, от чиновников и до оппозиции включительно, вкладывали в это слово.

Единственное лицо, принимающее решение в Белоруссии, вкачивало некоторое количество финансов в экономику, то напечатав «пустые» деньги по рецепту Героя Белоруссии Петра Прокоповича, то позаимствовав уже не «пустые», но все-таки и не заработанные самой Белоруссией деньги за пределами отечественной экономики — в России. За счет этого «бензина» функционировали бюджетные механизмы, причем чем больше была численность бюджетников в стране, тем проще было и прокормить эту страну: распределительный принцип был понятен, а кормить тех, кто не являлся колесиком и винтиком государственной машины, никто и не собирался.

Именно отсюда шла и трактовка бизнеса (малого, прежде всего, поскольку его труднее всего контролировать) как «вшивых блох»: то, что не получало денег из единого распределительного механизма, было излишним и опасным.

Разумеется, такой подход был напрямую связан с политической генеалогией Александра Лукашенко. Когда кто-то пытается при мне называть его бывшим председателем колхоза, я тщательно поправляю коллег. Лукашенко был не председателем колхоза, в котором были со времен косыгинских реформ элементы хозяйственного расчета и относительная самостоятельность различных структурных подразделений (все-таки, зарплата доярки и зарплата механизатора зависели от различных источников). Он был директором совхоза, который все решения принимал единолично, не будучи связан мнением ведущих специалистов, и касса в его распоряжении была общая. Так сказать, своя рука — владыка.

Но такой механизм работает при единственном условии — наличии внешних источников, компенсирующих внутренний дефицит ресурсов. Причем компенсирующих не позднее возникновения политических последствий дефицита, а по мере возможности — так и вовсе немедленно. С этой точки зрения внешним донором не мог быть Запад, поскольку и в США, и в Европейском союзе действуют принципиально иные механизмы не только распределения средств, но и принятия решений об их распределении: тут невозможно поехать и договориться о предоставлении денег с кем-то одним. Нужно обсуждать со многими игроками. А это долго и малоэффективно — если деньги нужны немедленно.

Реформы, которые сегодня требуют от Александра Лукашенко не только Запад и оппозиция, но и значительная часть национального чиновничества (а есть и такие, несомненно), невозможны просто потому, что невозможно единомоментно заменить действующие внутри страны распределительные механизмы.

Лукашенко это понимает очень хорошо. Его проблема в том, что проблема — уже давно не его.

Нищий на паперти и белорусский президент в Сочи могут сколько угодно сидеть с протянутой рукой, но если те, к кому они протягивают руки, не имеют реальной возможности что-либо туда положить, то Бог, как говорится, подаст. Петр Первый при надобности колокола с монастырей снимал, а Лукашенко на секуляризацию и деидеологизацию экономики никогда не решится.

Бессмысленность ожидания подачек и финансирования от России усугубляется еще и тем, что начавшийся процесс снятия нагрузки с бюджета сводится к транслированию единственного сигнала: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Проще всего считать вице-премьера Наталью Кочанову дурой, не понимающей, что именно она говорит в предвыборный год. Но она далеко не дура, и сказанное ею сводится к жесткому оформлению простой истины: спасайся, кто может! При этом данный сигнал совпадает с никем не отмененной концепцией уничтожения тех «вшивых блох», которые временами еще попадаются. То есть, и бежать бюджетникам некуда: законодательство невозможно быстро адаптировать к потребностям малого бизнеса. Остаются Топузидисы и Чижи, но их и так мало, и сколько их собственность не дели, на десять миллионов один хрен не хватит.

Тогда чего ждет от Лукашенко вся белорусская общественность, вне зависимости от степени ее прогрессивности? Того же, что концессионеры в романе Ильфа и Петрова ждали от подпольного миллионера Корейко. Денег.

Но и Лукашенко сам ждет того же от своих источников — от Путина с Медведевым. Не от Запада ведь ждать денег, которые можно раздать бюджетникам, по-прежнему изображая, что деньги эти — его?!

Самое печальное заключается в том, что даже очередной кредит, как и продажа очередного куска трубы или очередного завода уже не решит главной проблемы. Реформирование системы государственного управления в ближайшие годы будет невозможно без ее взрыва. И сколько бы и кто сегодня ни говорил о том, что он готов принять на себя ответственность за будущее страны, на практике — даже если его фамилия Лукашенко — все сведется к трем шагам.

Сокращение бюджетной сферы — причем резкое сокращение, с выплатой минимальных пособий увольняемым.

Обвальная приватизация — время на плавную, контролируемую и за относительно большие деньги упущено.

Одномоментная переориентация внешнеполитического курса на новые источники финансирования.

Завтра это произойдет или послезавтра, при Лукашенко или без него, но последствия столь резких перемен будут такими, что дай Бог нам всем удержаться на нашем корабле. Мало не покажется никому. Ни власти. Ни оппозиции. Ни, тем более, народу.

И ожидание этого «поворота оверштаг» сегодня, возможно, даже мучительней и болезненней, чем сам факт его, когда он будет иметь место.

Оригинал публикации: Лукашенко в Сочи: сколько можно сидеть на паперти?
Опубликовано 08/02/2016 09:52
http://inosmi.ru/economic/20160209/235331978.html

0

8

АНТИФАШИСТ

В ООН признали Украину умирающей страной

Четверг, 31 Март 2016   
Александр Воронцов


Уже до всего мира дошло, что Украина – это страна вечных попрошаек. И что она вымирает, как перед этим начали вымирать страны Балтии, которая тоже начинала с русофобии и изгнания русских. Прибалтика точно так же жалует нацистов, запретила коммунистов и точно так же проводила дебильную де-коммунизацию. И что там теперь – в Литве, Латвии и Эстонии?

Тем, кто не смотрит украинское телевидение, не слушает украинское радио и не читает украинские газеты и сайты, наверное, неизвестно, что Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Пан Ги Мун, на встрече в столице Ливана Бейруте со спикером парламента страны Набихом Берри, премьер-министром Тамамом Салямом и с министром обороны Самиром Мукбилем заявил, что в Европе складывается катастрофическая обстановка не только из-за наплыва беженцев из стран Африки и Ближнего Востока, но и из-за фактического вымирания таких европейских государств, как Латвия, Эстония, Литва и Украина. Об этом сообщает CNN.

"Обстановка чрезвычайно сложная и мы наблюдаем фактическое вымирание таких стран восточной Европы, как Латвия, Литва, Эстония и Украина. Существенное падение уровня жизни граждан этих стран, чрезвычайно низкий рейтинг существующей власти, значительный рост преступности и прогрессивное увеличение количества желающих покинуть эти территории, говорят о том, что выбранный этими государствами путь абсолютно неверен и их государственность находится под угрозой самоуничтожения. Люди не покидают страны, где хорошо жить и есть возможности для самореализации. Это не относится к Греции, там ситуация в корне другая и требует принципиально иного подхода.

На фоне растущей нестабильности в Европе, дополнительная нагрузка в виде этих стран имеет только негативный подтекст. По сути, эти страны не могут дать ничего полезного Европе, в то же время постоянно требуя повышенного внимания к себе и своим проблемам, выпрашивая деньги буквально у всех, с кем они общаются. Но даже оказываемая помощь ведет к тому, что при отсутствии заметных положительных результатов в социальной и экономической сферах, требования дать денег становятся чаще и наглее. Такой отрицательный балласт сильно вредит Евросоюзу, вызывая недовольство жителей ведущих европейских стран, вынужденных оплачивать прихоти и желания стран – вечных попрошаек. И если говорить о помощи странам Прибалтики еще можно с учетом их членства в ЕС, то Украина в настоящее время является абсолютно нежелательным элементом на общем европейском поле", – заключил Пан Ги Мун.

Стоит отметить, что страны Балтии – Литва и Латвия – попали в список стран мира, население которых исчезает быстрее всего. Высокая смертность, низкая рождаемость и быстрая миграция – главные причины сокращения численности населения. По расчетам Всемирного банка за 2013?2014 годы, Латвия потеряла 22296 жителей (1,1%), а Литва – 28366 (1%). Потерю популяции ускорила быстрая эмиграция жителей, увеличившаяся смертность, уменьшающаяся рождаемость.

Теперь к прибалтам присоединились и украинцы. Украинские города – самые быстро вымирающие, – утверждают эксперты ООН. Еще в 2012 году по данным ООН, Украина стала мировым лидером по темпам сокращения городского населения. Днепропетровск – самый быстро вымирающий город мира. К 2025 году значительно сократится население еще трех городов Восточной Украины, – сообщает DeutscheWelle.

В последнем отчете программы ООН UN-HABITAT анализируется состояние 600 городов планеты с населением свыше 750тысяч человек. Самые быстрые темпы сокращения городского населения зафиксированы в Днепропетровске. Донецк и Запорожье заняли третье и четвертое места после венгерского Будапешта. Харьков, после российской Перми, оказался на десятом.

А сегодня в результате военных действий на Донбассе темпы сокращения населения Украины ускорились в десятки раз. Только в качестве беженцев страну покинули более 6 миллионов украинцев. Кроме того, тысячи убитых, десятки тысяч раненных вряд ли будут способствовать улучшению демографической ситуации в Украине…

По данным различных источников, Литву с момента обретения независимости и вступления в ЕС в 2004 году покинуло около миллиона жителей. Большинство из них уехало на заработки в страны Запада. Аналогичные тенденции фиксируются и в Латвии, сообщает ИА Regnum.

В странах Балтии все начиналось так же, как и в Украине: ненависть к России, русофобия, антикоммунизм и последующая декоммунизация, оголтелых национализм, переросший в откровенный нацизм, прославление пособников немецких фашистов, марши бывших эсэсовцев…

Теперь продают прибалты свои страны по кусочкам и живут в кредит. Правда, у прибалтийских колониях – а ведь они давно стали колониями США – нет плодородных земель, как в Украине. Но ничего – леса вырубают, янтарь вымывают и земли продадут. Поэтому Украина будет вымирать дольше и медленнее. А что свидомиты скажут на этот счет?

Подробнее: http://antifashist.com/item/v-oon-prizn … z44Ymx0LZt

0

9

День, Украина

Россияне стремятся к возвращению в тоталитарный ад
21.04.2016
Сергей Грабовский

Результаты нового социологического опроса, проведенного в России «Левада-Центром», оказались одновременно и ожидаемыми, и неожиданными. То, что в нынешней Российской Федерации общественные настроения ориентированы на реабилитацию сталинизма и ностальгию по советским временам, было хорошо известно. В том числе и из последних исследований того же «Левада-Центра». Однако слишком красноречивыми стали результаты последнего опроса. Выяснилось, что аж 56% опрошенных россиян сожалеют, что СССР распался, и только 33% считает, что крах советского режима был неизбежен. Более того, 58% опрошенных стремится к восстановлению Советского Союза и социалистической системы, и 31% настроен против этого. Ответы респондентов на другие вопросы интервьюеров дают примерно такой же результат, только под другими ракурсами: ностальгия по СССР, стремление к его восстановлению и любовь к тоталитарному социализму образца Сталина — Брежнева.

Что ж, ничего принципиально нового в этом нет — скорее речь идет о реанимации уже несколько подзабытого старого, но не так уж и давнего в масштабах истории. «Народ и партия едины!» — таким был один из главных пропагандистских лозунгов последних десятилетий существования СССР. Соответствовала ли реальность этому лозунгу? В значительной степени — да. Ведь большинство населения супердержавы по тем временам так привыкло к специфике жизни в «осажденной крепости», к противостоянию «проискам мирового империализма», к поклонению мертвым и живым вождям партии, что не представляло себе ничего другого — ну, разве что чтобы все стало еще «круче», чтобы»был порядок как при Сталине», но без угрозы лично для тебя попасть в ГУЛАГ.

Впрочем, существовало и меньшинство — которое тайком вслушивалось в забитые «глушилками» передачи ВВС, «Голос Америки» и Радио «Свобода», читало Самиздат и скопированные на «Эрах» (были такие громоздкие устройства) изъятые из библиотек книги опальных авторов, критиковало в разговорах на кухнях с друзьями не только «отдельные недостатки» (их признавала и официальная пресса), но и фундаментальные изъяны системы… Этому меньшинству казалось, что как только исчезнет «железный занавес», как только потоки информации получат возможность свободно протекать по просторам одной шестой суши, как только народ прочитает «Доктора Живаго» и «Архипелаг ГУЛАГ», то практически сразу все изменится к лучшему, наступит эпоха политической свободы, поэтому никогда уже ни одна партия не сможет требовать, чтобы народ был слит с ней в идеологическом экстазе.

Именно это меньшинство в конце 1980-х и начале 1990-х взяло на себя миссию демонтажа тоталитарного социализма, разрушения СССР и обеспечения свободного доступа к информации на одной шестой части суши. Однако дальше процессы в новых или восстановленных независимых постсоветских государствах пошли по-разному.

На части бывшего советского пространства демократия достигла больших или меньших, но неоспоримых успехов. Но в России и Беларуси эти успехи оказались непрочными. Еще меньше они стали в Казахстане, не говоря уже об Узбекистане и Туркмении. Более того — не на всей территории Украины, образно говоря, меньшинство стало большинством. На Донбассе и в Крыму большая часть населения сначала была единой с компартией, затем с кучмовским блоком «За ЕдУ», затем — с Партией регионов. И это несмотря на свободный Интернет, несмотря на «Архипелаг ГУЛАГ», несмотря на провозглашенную политическую свободу…

Почему же так? Виноваты какие-то генетические дефекты? Неумение и нежелание полагаться на собственный разум и собственные силы? Или непреодолимые исторические традиции, привычки жить в условиях деспотизма? Или еще что-то? Ведь в российском случае все те, кто хочет сделать прошлое будущим, не могут не иметь достаточной информации о реальных «достижениях» советского социализма и о тоталитарной сущности СССР, более того — о тех угрозах их собственным судьбам и судьбам их потомков, которые неизбежно повлекут за собой дальнейшие попытки хотя бы частичного восстановления советской супердержавы (Крым, Донбасс, Сирия — все это как раз из числа этих попыток, осуществляемых Кремлем и Лубянкой при поддержке большинства россиян). Но получается, что информация есть, а вот желания ее воспринимать, особенно у тех, кого социологи относят к категории «массового человека», нет, так же, как нет и желания думать собственными головами…

С другой стороны, тот факт, что даже треть россиян считает, что крах СССР был неизбежен, а попытки его восстановить — обреченными и опасными, наглядно свидетельствует: генетика вряд ли виновата в тоталитарных настроениях «массового человека», так как те же гены и у противников советского тоталитаризма. И исторические традиции (а они преимущественно имперские) тоже, как видим, неоднозначно влияют на разные категории людей, которые населяют Российскую Федерацию. Так в чем же причина «второго пришествия» советизации в России?

И здесь, на мой взгляд, стоит упомянуть выдвинутую еще 30 лет назад, в начале перестройки, гипотезу российского философа Вадима Межуева (не путать с его сыном Борисом, ярым шовинистом и проектантом «русского мира»!): массовая поддержка тоталитаризма является симптомом несовершенства, неполноты процесса национального самосозидания. Именно эту незавершенность, неизбежную в условиях деспотической самодержавной империи, которая пыталась перенять от Запада только военную и промышленную технологии, отвергая технологии социальные, называл Межуев главной причиной успеха тоталитарных идей среди россиян в 1917-20 годах и в последующий период. А что мы имеем сегодня? Разве во времена СССР или позже российская нация как сообщество свободных граждан прошла основные этапы своего упрочения, несмотря на роль «старшего брата»? Нет. Большинство россиян воспринимает мир под архаичным ракурсом, который Европа уже отправила в прошлое. Эти россияне в поисках национального «я» и стремятся восстановить СССР, какие бы катастрофы для них и мира это ни предвещало…

Оригинал публикации: Росіяни прагнуть повернення в тоталітарне пекло
Опубликовано 20/04/2016 10:30
http://inosmi.ru/politic/20160421/236238068.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » "СССР-2": СТРОИТЕЛЬСТВО УЖЕ НАЧАЛОСЬ, ЗАНИМАЙТЕ ОЧЕРЕДЬ...