Прораб Суворов
В Финляндии растет интерес к истории России

Валентина Романова

У России и Швеции нет общей границы, но так было не всегда. Со времен Новгородской Руси военно-территориальные конфликты возникали между нашими странами 18 раз и в сумме длились 139 лет. Куда более известные 69 лет Русско-турецких войн блекнут на этом фоне.

Доподлинно известно, что разменной монетой в переговорах о союзе России и Швеции против Дании служила территория Финляндии. Сохранились письменные свидетельства обстоятельств и места встречи двоюродных брата и сестры – короля Швеции Густава III и Екатерины II: город Хамина (нынешняя Финляндия) или Фридрихсгам по-старому. А также переносимые из одного исторического очерка в другой слухи, будто за 200 тысяч рублей, подаренных Густаву в 1783 году, Екатерина обеспечила себе пять лет мира с самым беспокойным соседом тех времен.

Принадлежность Финляндии шведской и российской короне имеет сегодня для большинства соотечественников лишь познавательное значение. Финны же к истории своего молодого государства – ста лет еще не исполнилось – относятся трепетно, сберегают всевозможные документы, исследуют и изучают. Так, по старинным чертежам в начале XXI века началась реконструкция бастионов и военных каналов Суворова.

Безымянная война

Шведский Густав III, как и Екатерина Великая, считался одним из самых просвещенных правителей своего времени. Подобно ей, пытался бороться с мздоимством, но лишь усилил коррупцию, наделив безграничным влиянием ближний круг. Осуществил несколько реформ, настроив против себя парламент. Провел самую блестящую в истории Балтийского моря баталию, не выиграв от этого ничего… И пока Екатерина II вела войны за присоединение находившихся под турецким владычеством Крыма, Причерноморья и Северного Кавказа, активно поддерживал при русском дворе оппозицию во главе с наследником Павлом.

В 1788 году неугомонный кузен воспользовался тем, что силы России сосредоточились на очередной войне с Османской империей – Очаков брали – и подстрекаемый Англией с Францией, предпринял попытку овладеть Кронштадтом и Петербургом с моря. Всего в 170 километрах на юг от нынешнего пограничного перехода Торфяновка (привожу для удобства исчисления расстояний) на островах рядом с Гельсингфорсом располагалась мощная бастионная система укреплений шведов Свеаборг. Оттуда Густав III и предпринял морской поход на Санкт-Петербург. После неудачной попытки штурма Выборга отвел свои галерный флот к Роченсальму (нынешний город Котка – 52 километра от Торфяновки), где произошло трагическое для России Второе Роченсальмское сражение. В историю оно вошло, став крупнейшей битвой на Балтийском море с участием до 500 кораблей с обеих сторон, гибелью без малого 7500 российских матросов и офицеров, потерей почти 40 процентов Балтийского флота императорской береговой обороны и подписанием Верельского мирного договора.

«Войной Густава III» назвали шведы баталию 1788–1790 годов. На русском языке особого названия она не получила.

Ревизор из Измаила

По окончании странной войны с вероломным кузеном Екатерина II стала подыскивать достойного человека, способного организовать и возглавить строительство системы укреплений на сухопутной северо-западной границе Российской империи. Специалист нашелся – Александр Васильевич Суворов, только что взявший Измаил.

Фортификацию полководец изучал с юности. Отец его, генерал-аншеф Василий Иванович Суворов, был составителем первого военного словаря и переводчиком книг маркиза де Вобана, маршала Франции и выдающегося военного инженера. По его трактату «Истинный способ укрепления городов» Суворов в детстве овладевал французским языком и труд заучил практически наизусть.

Для осмотра средневековых крепостей Выборг, Нейшлот (Олавинлинна в нынешнем финском городе Савонлинна) и Кексгольм (в Приозерске) Суворову понадобилось две недели.

История донесла: дабы не тратить времени на полагающиеся по этикету приемы с неизбежной «пылью в глаза», от крепости к крепости Александр Васильевич добирался в мужицкой одежде, беседовал со служивыми и дал достоверную оценку состоянию оборонных сооружений и настроениям в гарнизонах. Отправил отчет императрице, предложив план перестройки существующих фортов и возведения нового, дополнительного укрепления в нынешнем финском местечке Тааветти (Давыдовский форт). А отчитавшись, отправился воевать с турками и усмирять донских казаков.

А теперь – строить

В 1791 году Екатерина II вновь направляет Суворова в российскую часть Финляндии. Ему предстояло не только повторно проинспектировать Выборг, Нейшлот и Кексгольм, но и реконструировать их. Кроме того, продумать и создать надежную преграду к находившейся всего в 250 километрах столице Российской империи.

Поговаривают, что не проигравшему ни одного сражения полководцу новое назначение послужило ссылкой за прегрешения при дворе. Я же, прочтя множество материалов о той эпохе, задалась вопросом: а кому еще могла доверить Екатерина II быстрое освоение казенных средств, взамен получив реальную защиту себе и своему трону? К тому же, говорят, умел изъясняться на финском.

Мне удалось отыскать современные результаты исследований сооружений Суворова или системы укреплений Юго-Восточной Финляндии, как называют их местные жители, основу которой составили три фортификационные линии. Первая проходила в непосредственной близости от российской столицы и включала существующие крепости Шлиссельбург (знаменитый Орешек), Кронштадт, Выборг и Кексгольм. Вторая цепь состояла из бастионов Хамины и Лаппеенранты, находящихся в 105 километрах друг от друга, и расположенного между ними Давыдовского форта (Тааветти), «которому надлежит иметь свои движения на все стороны для подкрепления наших передовых постов и для сопротивления неприятельским покушениям». Возведенный за восемь лет после первой инспекции Суворова Давыдовский форт дополнили в северной части цитаделью с пятью бастионами. Внутри крепости разместился гарнизонный городок. У всех существующих в то время дорог, ведущих из шведской части Финляндии в российскую, предстояло построить третью линию оборонительных сооружений.

Прибыв на место в мае 1791 года, Суворов приступил к возведению мощных укреплений в местечке Кюминлинна (входит в черту нынешней Котки). Вскоре Королевская дорога, ведущая вдоль балтийского побережья к Выборгу, была надежно перекрыта вновь возведенной крепостью и морскими фортами Слава и Элизабет. Одновременно перестраивались устаревшие бастионы Фридрихсгама. Старые песчаные валы превратились в каменную крепость с шестью бастионами, на территории которой уместился целый город с расходящимися от Ратушной площади улицами-лучами. Оборонные сооружения Хамины и сегодня поражают воображение туриста, заглянувшего в тихий, неправдоподобно голливудский городок. А во времена великого полководца они свели на нет попытки Густава III овладеть столицей Российской империи.

Из двух лет руководства строительством большую часть времени Суворов провел именно в Хамине. Была ли тому виной вдова мадам Гриин, у которой Александр Васильевич квартировал, история умалчивает.

Архитектор тысячи озер

Построив в районе Хамины еще и несколько опорных фортов, Суворов приступает к реализации второй части своего грандиозного плана. Было решено прорыть четыре канала и соединить водоемы Сайменской озерной системы для беспрепятственного провода шхерной флотилии.

Технически военные каналы Суворова были хорошо продуманы. Дно и стенки выстраивались из природного камня, укрепленного деревянными сваями. Длина четырех каналов различна – от 100 метров до почти километра, но ширина одинакова – 10 метров. Входы в них могли запираться деревянными воротами или натянутыми якорными цепями.

В устьях каналов на дне Саймы устроили искусственные каменные преграды, войти в канал было возможно, только точно зная фарватер.

Суворов был горд проведенными работами, но тяготился военной бездеятельностью. И отправился воевать с Речью Посполитой.

А пограничные укрепления, созданные со столетним запасом прочности, сыграли важную роль в Русско-шведской войне 1808–1809 годов, но вскоре стали приходить в негодность за ненадобностью. Итогом последнего противостояния между двумя государствами стало вхождение Финляндии на правах автономии в состав Российской империи.

Валентина Романова,
Хельсинки

Опубликовано в выпуске № 06 (621) за 17 февраля 2016 года
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/29223