Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ XIX в. » Россия-США: ХIX век: дипломатии первые шаги


Россия-США: ХIX век: дипломатии первые шаги

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

СТРАНИЦА 1

лист 01............................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 02-04....30 мая 2013, "Александр Савойский: Благодаря Александру I и Томасу Джефферсону..."

лист 05....01 сентября 2014, "Александр Савойский: Становление экономической дипломатии Российской империи в отношении США"

лист 06....Nowa Konfederacja, Польша, "Аляска и польский вопрос", 12.06.2018, Юлиуш Галковский

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 12 Июн 2018 16:05:18)

0

2

30 мая 2013

Александр Савойский: Благодаря Александру I и Томасу Джефферсону...
Статья посвящена 205-летию установления дипломатических отношений между Россией и США.

http://viperson.ru/articles/aleksandr-s … heffersonu
.........................................................

THANKS to ALEXANDER I and THOMAS JEFFERSON
Savoysky Alexander Gennadievitch,
Doctor of Political Sciences

Annotation: At first glance, a study of the establishment of diplomatic relations between Russia and the United States of America may seem trivial to someone: two centuries has been said and written about it. Nevertheless, we will try to clarify in the principal pages of the history of Russian-American relations that contain still a lot of the question marks.
This article is devoted to the 205th anniversary of the establishment of diplomatic relations between Russia and the USA.
Key words: Russia, USA, establishment of diplomatic relations, Alexander I, Thomas Jefferson.
.........................................................

Введение

В последнее время всё чаще исследователи российско-американских отношений высказывают мнения о том, что никаких дипломатических отношений в начале XIX века между Россией и США заключено не было, поскольку отсутствует официальный договор. Такие рассуждения нельзя назвать компетентными и профессиональными. Невозможно судить о политике и дипломатии с позиции сегодняшнего дня, ведь дипотношения заключались не в наше время. В научно-исторической литературе отсутствует и единый подход к дате установления российско-американских дипломатических отношений. Называют, как правило, период 1807-1810 годов. Дальнейшее уточнение по этому поводу свидетельствует о том, что события давно прошедших лет всегда очень тесно переплетаются с историческим контекстом.

Ещё в ноябре 1798 года с согласия Павла I посланник Российской империи в Лондоне граф Семён Романович Воронцов и американский посланник Руфус Кинг впервые обсуждали возможность заключения российско-американского торгового договора, как и возможность установления в будущем дипломатических отношений. Однако этому помешала необъявленная морская война Франции против молодой Американской республики. Дипломатическая переписка о возможности заключения договора была прервана.

Впервые в истории

Официальные дипломатические отношения России с Соединёнными Штатами Америки были установлены при Александре I (1777-1825) и 3-м Президенте США Томасе Джефферсоне (1743-1826).

Установлению этих отношений во многом способствовало назначение нового главы внешнеполитического ведомства Российской империи. 17(29) июня 1806 года Министром иностранных дел стал генерал пехотных войск, барон Андрей Яковлевич Будберг (1750-1812). Работа в министерстве была существенно реформирована и построена таким образом, что теперь американским направлением занимались практически ежедневно.

Александр I, российский император с 1801 по 1825 год, был активным сторонником внутригосударственных преобразований. Особенно на начальном этапе своего правления он придавал немаловажное значение развитию российско-американских, в частности, торговых отношений. Являясь акционером Российско--Американской компании, император проявлял интерес к её деятельности и положению дел в Русской Америке. Государь отправил к американским берегам первую русскую кругосветную экспедицию Крузенштерна-Лисянского под руководством чиновника по особо важным поручениям при Дворе Его Императорского Величества, графа Н.П.Резанова.

Примечателен тот факт, что один из участников кругосветного плавания, Юрий Фёдорович Лисянский, уже бывал ранее в Америке. Он посетил с 1793 по 1796 годы многие города молодой Американской республики, лично был знаком с доктором наук, политиком Бенджамином Франклином и первым Президентом США Джорджем Вашингтоном.1 Когда в сентябре 1802 года в Санкт-Петербург прибыл американский военно-морской министр Дж.А.Смит, он тоже был весьма благожелательно принят при императорском Дворе и обедал с семьёй Александра I. Говорили о развитии торговых отношений между двумя странами.2 Своим специальным указом Александр I даровал Компании право иметь собственный флаг. В 1807 году он наградил орденом Главного правителя Российских колоний в Северной Америке А.А.Баранова и, в целом, приветствовал плавание Российского флота в Тихом океане.

Сначала были письма

В тот исторический период по дипломатическим каналам начались неофициальные личные контакты между российским императором Александром I и 3--м Президентом США Томасом Джефферсоном (1801-1809).

Ещё в начале правления Россией в приватной беседе со своим наставником, швейцарским философом и политическим деятелем Фридрихом Цезарем Лагарпом, молодой император заметил, что имеет интерес к демократическому устройству Американской республики и хотел бы поближе познакомиться с её президентом. Лагарп написал об этом своему знакомому книгоиздателю и владельцу книжной лавки в Париже, тот сообщил учёному и философу Джозефу Пристли (1733-1804), переехавшему из Англии в Америку.

Именно он передал пожелания императора Президенту Томасу Джефферсону, юристу по образованию, учёному, писателю, оратору, основному автору Декларации Независимости Соединённых Штатов. Американский президент, более опытный в политических вопросах в силу своего зрелого возраста, рекомендовал Александру I в ноябре 1802 года список достойных внимания Его Императорского Величества трудов об американской Конституции, а также несколько книг, среди которых находился сборник статей американских политиков А.Гамильтона, Дж.Джея и Дж.Мэдисона под названием "Федералист"; изложил свои размышления о судьбе России.3

Двусторонние экономические интересы

Дружественные симпатии первых лиц России и США сразу же заметно активизировали торговлю между двумя странами. Только в один Кронштадтский порт в 1803 году зашло более 80 американских торговых судов, в то время как во всех россий-ских портах их количество превысило 400. Торговый груз из Америки оказался вдвое больше груза, доставленного торговыми судами других стран. Кроме того, до 15% российских вывозимых товаров грузили также на американские корабли и нейтральные торговые суда.4

По обоюдному согласию, осенью 1803 года в российскую столицу прибыл представитель американских деловых кругов и дипломат Леветт Харрис (Гаррис, 1780?-1839). Он был встречен с необыкновенным вниманием и радушием, о чём свидетельствовали его письма. Всё это объяснялось явной заинтересованностью официального Петербурга в развитии российско-американских, прежде всего, торгово-экономических отношений. Леветт Харрис, как нельзя лучше, пришёлся к императорскому Двору и прослужил в России на своём посту 13 лет, с октября 1803 по 1816 год включительно.

Джефферсон первым направил своё послание российскому императору в июне 1804 года, назвав его "великим и добрым другом". Он искренне поблагодарил Александра I за содействие России в освобождении команды американского фрегата "Филадельфия", разбившегося на рифах у входа в бухту Триполи в Средиземном море 29 октября 1803 года и захваченного османцами, а также за дружественный приём, оказанный в Санкт-Петербурге американскому консулу; выразил удовлетворение развитием русско-американской торговли и заверил императора в том, что российский флаг встретит в американских гаванях свободу, гостеприимство, покровительство и что россияне, подданные Его Императорского Величества, будут пользоваться всеми привилегиями наиболее благоприятствуемой нации.5

В своём ответном письме Президенту Джефферсону от 7 ноября 1804 года, Александр I признался: "Я всегда питал большое уважение к Вашему народу, который сумел достойным образом воспользоваться своей независимостью, дав себе свободную и мудрую конституцию, обеспечивающую счастье вообще и каждого в отдельности" и выразил надежду, "что Соединённые Штаты ещё долго будут иметь во главе своего правительства такого достойного и просвещённого руководителя"6.

Хотя систематические эпистолярные отношения между главами двух государств периодически прерывались по внутри-- и внешнеполитическим причинам, переписка была всё же восстановлена после переизбрания Джефферсона на пост президента и сыграла весьма позитивную роль в дальнейшем развитии российско-американских отношений.

Так, в начале 1805 года российский император поздравил Томаса Джефферсона с его переизбранием на президентский пост, а в другом своём послании в августе того же года подчеркнул необычайно важное значение, которое он придавал торговым отношениям между двумя странами, и пообещал особые привилегии и гостеприимство американцам в России. В 1806 году император своим специальным указом от 16(28) марта освободил Александровскую бумагопрядильную мануфактуру от пошлин при её торговых сделках с американцами, которые доставляли в Россию хлопок, а вывозили на судах, помимо прочего, ткани.

В письме от 18 апреля 1806 года Президент Джефферсон поблагодарил консула в Санкт-Петербурге Л.Харриса за присланную копию бюста Александра I (работы Федота Шубина) и выслал для императора текст Конституции США и четырёхтомную биографию Вашингтона. Он интересовался также Россией, природой Сибири и просил прислать ему научные работы российского академика П.С.Палласа (1741-1811).

продолжение следует.

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 12 Июн 2018 15:32:38)

0

3

Дружеское сближение

Из-за обострения международной ситуации в Европе, при которой Американская республика оказалась в дипломатической изоляции, Джефферсон попросил Александра I чётко определить права нейтральных стран на море для включения этого определения в текст будущих мирных договоров.

В мировой истории произошло так, что Декларация о вооружённом морском нейтралитете с образованием Лиги нейтральных государств, подписанная Екатериной Великой в феврале 1780 года, прослужила миру четверть века, исчерпала себя до конца и больше не действовала.

Теперь её внуку, Александру I, пришлось устанавливать мир на Европейском континенте и заниматься мирным урегулированием проблемы морской торговли. В своём ответном письме американскому президенту император говорил о том, что мир в Европе на суше и на воде непременно принесёт выгоду Соединённым Штатам.7

Совсем скоро начались первые прямые плавания русских торговых судов в Америку. По распоряжению Александра I, было объявлено царское благоволение: не взимать таможенных пошлин с первых трёх кораблей, отправленных в США с российскими товарами, и по их возвращении с американ-скими товарами. Зачинателем или первопроходцем полезной для Отечества инициативы стал русский купец Ксенофонт Алексеевич Анфилатов (1761-1820), заработавший на этом состояние и открывший впоследствии свой банк.8

Сближению России и Соединённых Штатов способствовали и совпадение их интересов в Европе, и повышенный интерес императора к первой в мире демократической республике, расширение российско-американских торговых связей, активное освоение территорий Северо-Западного побережья Северной Америки, новые экспедиции россиян к её берегам, совместное проживание там русских промысловиков и торговцев с коренными племенами. Россия стала крупной евроазиатской державой с заморской колонией в Америке.

Свою позитивную роль сыграло и покровительственное содействие российской стороны в решении вопроса с американским фрегатом "Филадельфия", задержанным в Триполи. Канцлер России, граф Александр Романович Воронцов лично направил депешу от 2(14) февраля 1804 года российскому посланнику в Константинополе А.Я.Италийскому о необходимости добиться от Оттоманской Порты указания бею Триполи освободить фрегат "Филадельфия" и его экипаж, что вскоре и было сделано.

Обоюдная уверенность в искренности и дружеском расположении двух правителей послужила толчком к договорённости по установлению дипломатических отношений. Их инициатором выступил тогда Томас Джефферсон, убеждённый в том, что России и Соединённым Штатам самой Судьбой предначертано оставаться друзьями и что Россия более чем какая-либо другая страна мира искренне и по-дружески расположена к Америке.

Так, в частном письме от 20 июля 1807 года к своему другу американский президент писал об императоре Александре I: "Он проявляет необычайную привязанность к нашей стране и её правительству и не раз давал мне как публичные, так и приватные доказательства этой привязанности. Наша страна, как и его страна, по природе своей нейтральна, наши интересы в том, что касается прав нейтральных держав, и наши чувства совпадают... Александр I будет солидарен с правительством США на любой европейской мирной конференции. Я углубился в этот предмет, поскольку уверен, что Россия... является самой искренне дружески расположенной к нам страной из всех стран мира; её услуги пригодятся нам и впредь, и нам надо искать, прежде всего, её расположения... Желательно, чтобы такие чувства разделяла вся нация"9.

Начало исторического события

Буквально через месяц, (9)21 августа 1807 года, в Лондоне состоялась беседа российского посланника с особым поручением М.М.Алопеуса с американским посланником Дж.Монро, в результате чего последовало донесение Министру иностранных дел России А.Я.Будбергу о предложении американской стороны установить дипломатические отношения между Россией и США.10

Вскоре после подписания Тильзитского мира с Наполеоном, невыгодного для обеих сторон, Министры иностранных дел Франции и России, Талейран и Будберг, были вынуждены подать прошение об отставке. Фактически, барон Будберг пробыл на этом посту лишь до конца августа 1807 года. Александр I подписал указ о его увольнении с должности "по случаю болезни... до излечения оной"11. 30 августа (11 сентября) 1807 года управление Министерством было поручено графу Н.П.Румянцеву (1754-1826), Министру коммерции и Директору водных коммуникаций.

Не владея данной информацией, российский посланник М.М.Алопеус выслал своё донесение от 13(25) сентября 1807 года из Лондона на имя Министра иностранных дел А.Я.Будберга, кем он уже тогда не являлся. В своём письменном обращении дипломат сообщал об очередной встрече с американским посланником в Великобритании Дж.Монро и о переданном через него предложении Президента Джефферсона установить дипломатические отношения с Россией.12

Наконец, свершилось...

Вскоре, после согласования с Александром I, в Лондон пришла депеша управляющего МИД России графа Н.П.Румянцева М.М.Алопеусу от 6(18) октября 1807 года о согласии Российской империи на обмен дипломатическими представителями и о желании МИД России видеть посланником США в Санкт-Петербурге действующего консула Леветта Харриса.13 Уже (2)14 декабря того же года новый американский посланник в Лондоне Уильям Пинкни, сменивший Джеймса Монро в октябре 1807 года, направил донесение Госсекретарю Джеймсу Мэдисону о намерении России обменяться дипломатическими представителями с США.14

По тем далёким, военным временам начала XIX века, когда в Европе и Северной Америке сражения сменялись перемирием, а заключённый мир не успевал устанавливаться надолго, дипломатические акты между уполномоченными посланниками двух стран на нейтральной стороне (встречи, беседы, сообщение о полученной корреспонденции по вопросу об установлении дипотношений, обмен мнениями) означали согласие первых лиц государства на уровне императора и управляющего Министерством иностранных дел России, а также президента и госсекретаря Соединённых Штатов на установление дипломатических отношений между двумя странами, а значит, их установление в принципе на государственном уровне.

Дипломаты сразу же приступили к обсуждению вопросов, связанных с процедурой установления дипотношений (уровнем представительств и посланников для обмена) и со сроками исполнения договорённостей.

Дальнейшее установление дипломатических отношений на уровне посольств им представлялось невозможным. Послы обычно возглавляют дипломатические представительства высшего уровня, а Соединённые Штаты только начинали устанавливать дипотношения с другими государствами. Поэтому обе стороны договорились обменяться дипломатическими представительствами в ранге посланников.

С чувством исполненного долга российский посланник Максим Максимович Алопеус отбыл на Родину. Его миссия с особым поручением в Лондоне успешно завершилась.

14(26) января 1808 года американский консул в Санкт-Петербурге Леветт Харрис направил донесение Госсекретарю Дж.Мэдисону. В нём сообщалось, что Россия не направит своего дипломатического представителя в США до тех пор, пока не узнает, что этот акт будет взаимным.

Окончательная отставка Министра иностранных дел, барона А.Я.Будберга, находившегося на лечении с 30 августа 1807 года, состоялась 12(24) февраля 1808 года. С того же дня граф Николай Петрович Румянцев, управляющий МИД и Министр коммерции, официально стал Министром иностранных дел России. Именно ему пришлось заниматься завершением сложного процесса установления дипотношений между двумя странами
.
Вершиной переписки между российским императором и американским президентом является письмо Т.Джефферсона - Александру I от (17)29 августа 1808 года, представляющее собой Верительную грамоту Уильяму Шорту в качестве полномочного министра Соединённых Штатов в России. Оно свидетельствует о том, что вопрос об установлении дипломатических отношений между Россией и Соединёнными Штатами уже решён ранее и больше не обсуждается.

Президент заверил неизменно "великого, доброго друга и императора" в искренней дружбе и желании поддерживать с Его Величеством и его подданными "самые тесные дружеские и торговые отношения". Политической целью демократической республики, по словам президента, являлось соблюдение строгого нейтралитета "по отношению к державам, находящимся в состоянии войны", в которой участвует Россия, и оказание всем дружеских услуг (в перевозке грузов на нейтральных американских судах. - С.А.Г.) в ожидании "мира и справедливости".

Джефферсон выразил уверенность "в том, что честные и справедливые действия Соединённых Штатов укрепят то дружеское расположение", которое император проявил "к ним, и дадут столь справедливому и великодушному монарху новое основание силой доброго примера добиться того, чтобы существование и права миролюбивой нации уважались должным образом".15

Установление дипломатических отношений между Россией и США стало возможно в декабре 1807 года, благодаря политической воле и экономическим интересам двух стран, личным взаимным симпатиям и дружественным чувствам, a также продолжительной переписке между российским императором Александром I и 3-м американским Президентом Томасом Джефферсоном и их обмену четырьмя письмами.

Этому способствовали неоднократные встречи в Лондоне с августа по декабрь 1807 года российского посланника с особым поручением М.М.Алопеуса с американским посланникам Дж.Монро и сменившим его с октября 1807 года У.Пинкни, их обмен дипломатической перепиской (инструкции, донесения, депеши) между М.М.Алопеусом и Министром иностранных дел России, бароном А.Я.Будбергом, а также управляющим МИД, графом Н.П.Румянцевым, с одной стороны, и между американскими посланниками в Лондоне Дж.Монро и У.Пинкни с Государственным секретарём Дж.Мэдисоном, с другой стороны.

В декабре 1807 году была достигнута договорённость об установлении дипломатических отношений на государственном уровне между Россией и США и обмене дипломатическими представительствами в ранге посланников.

окончание следует.

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 26 Фев 2016 11:53:43)

0

4

Дальнейшие дипломатические акты

В 1808 году российско-американские дипломатические отношения были установлены на уровне консульств: с октября 1803 года в Санкт-Петербурге находился американский консул Л.Харрис, с мая 1805 года в Ревеле (Таллин) - вице-консул Д.Родде, 4 февраля 1806 года указом Александра I вице-консулом США в Архангельске был признан Ф.Кизел, с июля 1808 года - К.Родде в Риге.

Верительная грамота А.Я.Дашкову, определяющая его в качестве Поверенного в делах и Генерального консула России в Филадельфии датирована 31 августа (12 сентября) 1808 года. Позднее к нему присоединился консул в Бостоне и Нью-Йорке А.Г.Евстафьев.

В компетенции Харриса и Дашкова находились вопросы двусторонней торговли, а также открытие в крупных портах представительств, выдача лицензий на перемещение из одной страны в другую торговых судов и частных лиц, преимущественно торговцев.

Весной 1809 года американский Сенат отклонил кандидатуру Уильяма Шорта в качестве посланника в Россию. Спустя некоторое время на рассмотрение была внесена кандидатура Джона Куинси Адамса, дипломата, сенатора и конгрессмена, потомственного аристократа, сына 2-го Президента США Джона Адамса.

В 1809 году дипломатические отношения между Россией и США были установлены на уровне дипломатических представительств в ранге посланников: в июле состоялась встреча Поверенного в делах и Генерального консула России в Соединённых Штатах А.Я.Дашкова с Государственным секретарём Р.Смитом и Президентом США Дж.Мэдисоном.

Американский посланник Дж.К.Адамс прибыл в Санкт-Петербург в октябре 1809 года. Назначенный российским посланником в Соединённых Штатах в апреле 1809 года, граф Ф.П.Пален продолжал службу в Коллегии иностранных дел России в Санкт-Петербурге, собирая необходимые документы и материалы относительно российско-американских связей, отбыл в Америку через год, получив инструкции от Александра I с указаниями укреплять политические и торговые связи с США, и вручил свои Верительные грамоты американскому президенту в июне 1810 года.

Заключение

Томас Джефферсон, оставив президентский пост после двух сроков пребывания, нашёл возможность поздравить в письме графа Дашкова с прибытием в США и пригласить его в своё имение в Монтичелло (на юге штата Вирджиния). Российский посланник искренне поблагодарил Джефферсона за внимание и заверил в глубоком уважении к нему Александра I.

О дружеском расположении императора к Джефферсону написал в своём послании к нему и прибывший в Америку граф Ф.П.Пален (1780-1863). Посещая, как и Дашков, имение Джефферсона по его приглашению, российский посланник был приятно удивлён, увидев в кабинете одного из основателей демократической республики мраморный бюст императора Александра I. Пробыв в Соединённых Штатах менее года, не обладая, по всей вероятности, мотивацией к дипломатической службе в данной стране, он попросил направить его в Бразилию посланником при Португальском дворе в Рио-де-Жанейро16. Его просьба была удовлетворена.

После отъезда в Бразилию графа Палена, Андрей Яковлевич Дашков был назначен по совместительству и Чрезвычайным посланником, и Полномочным министром России при Конгрессе Соединённых Штатов Америки в Вашингтоне, добросовестно представляя интересы государства с августа 1811 по 1817 год.17 В этот период Генеральным консулом России в Филадельфии являлся Н.Я.Козлов.18

Сам факт установления дипломатических отношений между Российской империей и Северо-Американскими Соединёнными Штатами был зафиксирован на основе личных и многочисленных писем глав двух государств, императора Александра I и 3-го американского Президента Томаса Джефферсона, симпатизировавших друг другу; в переговорах дипломатических кругов с августа по декабрь 1807 года на нейтральной стороне, свидетельствовавших об обоюдном согласии первых лиц государства на обмен официальными посланниками, дипломатическими миссиями и консульствами.

Переговоры ограничились устным обменом мнений посланников в Лондоне, в результате чего обе стороны пришли к заключению, что договоренность между Россией и США достигнута и дипломатические отношения установлены на государственном уровне.

Спустя столетия

Так, 205 лет тому назад началась официальная история российско-американских отношений во многих областях. Непростые дипломатические отношения между Россией и США выдержали испытание временем и считаются вполне солидными. Осенью 2007 года в Москве и Вашингтоне прошли совместные мероприятия как на государственном уровне, так и по линии общественных, научных, религиозных и культурных связей, приуроченные к 200--летию установления дипломатических отношений между Россией и Соединёнными Штатами Америки.

Роль императора Александра I и 3-го американского Президента Томаса Джефферсона в установлении дипломатических отношений между Россией и США, бесспорно, велика. Они были первыми среди равных и оставили заметный след в истории российско-американских отношений, определивший их дальнейшее развитие на века.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Александр I - Т.Джефферсону, 7 ноября 1804 г. // В кн.: Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. - М., 1966.
2. Андрей Яковлевич Дашков // Интернет-ресурс - http://www.rusdiplomats.narod.ru/ambass … -aya.html. Дата обращения - 10.10.2012.
3. Архив внешней политики России, ф. Административные дела, I-6, 1808 г., д. 1, п. 2, л. 1. Подлинник, англ.яз. LCM.
4. Депеша Н.П.Румянцева А.Я.Дашкову, (28 июля) 9 августа 1811 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
5. Депеша управляющего МИД России Н.П.Румянцева М.М.Алопеусу, 6(18) октября 1807 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
6. Донесение М.М.Алопеуса А.Я.Будбергу, (13)25 сентября 1807 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
7. Донесение российского посланника с особым поручением в Лондоне М.М.Алопеуса министру иностранных дел России А.Я.Будбергу, (9)21 августа 1807 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
8. Донесение Ф.П.Палена Н.П.Румянцеву, (18)30 июня 1810 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
9. Донесение Ф.П.Палена Н.П.Румянцеву, (3)15 мая 1811 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
10. Записка А.Я.Дашкова Н.П.Румянцеву, (12)24 июля 1809 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
11. Из донесения американского посланника в Лондоне У.Пинкни Дж.Мэдисону, (2)14 декабря 1807 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
12. Из письма Дж.А.Смита Р.Кингу, (16)28 сентября 1802 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
13. Инструкция Коллегии иностранных дел российскому генеральному консулу в США Н.Я.Козлову, 12(24) августа 1811 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
14. Козловский В.М. Император Александр I и Джефферсон. По архивным данным // Русская мысль, кн. 10, 1910.
15. Министерство иностранных дел России в 1802-1856 гг. // Интернет-ресурс - http://sakhaedu.ru/diplomat/russdip/histdip4.htm. Дата обращения - 10.10.2012.
16. Письмо А.Я.Дашкова Т.Джефферсону, (21 августа) 2 сентября 1809 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
17. Письмо Александра I Т.Джефферсону, 10(22) августа 1806 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
18. Письмо Дж.А.Смита Р.Кингу, (8)20 апреля 1803 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
19. Письмо Т.Джефферсона А.Я.Дашкову, (31 июля) 12 августа 1809 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
20. Письмо Т.Джефферсона Александру I, (7)19 апреля 1806 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
21. Письмо Т.Джефферсона Ф.П.Палену, (1)13 июля 1810 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
22. Письмо Ф.П.Палена Т.Джефферсону, (13)25 июня 1810 г. // Интернет-ресурс - http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … l?id=4475. Дата обращения - 10.10.2012.
23. Савойский А.Г. Россия - США: 200 лет экономической дипломатии (1807-2007). 2-е изд. с доп. - М. - Пятигорск, 2011.
24. Т.Джефферсон - Александру I, 15 июня 1804 г. // В кн.: Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. - М., 1966.
25. Т.Джефферсон - Д.Пристли, 29 ноября 1802 г. // В кн.: Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. - М., 1966.
26. Т.Джефферсон - У.Дуэйну, 20 июля 1807 г. // В кн.: Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. - М., 1966.
27. Фёдор Петрович фон дер Пален // Интернет-ресурс - http://www.rusdiplomats.narod.ru/ambass … n-fp.html. Дата обращения - 10.10.2012.
28. Южанина Т.: "Без тарифных пошлин". Как слободской купец с Америкой торговал // Культурная среда, 2009, N 1.
29. Юрий Фёдорович Лисянский: Биографический очерк // Морской сборник. 1894, N 1.
.........................................................................................

Савойский Александр Геннадьевич,
кандидат политических наук

http://viperson.ru/articles/aleksandr-s … heffersonu

+1

5

01 сентября 2014

Александр Савойский: Становление экономической дипломатии Российской империи в отношении США

Статья посвящена двум великим державам мира - России и США. В ней рассматриваются ранние политические и экономические контакты между двумя государствами, а также становление экономической дипломатии Российской империи в отношении США.

THE USA IN ECONOMIC DIPLOMACY`S FORMATION
OF THE RUSSIAN EMPIRE
A.G. SAVOYSKIY

This article focuses on relations between two great powers of the world - Russia and the USA. The early political and economic contacts between two countries and the place of the USA in economic diplomacy`s formation of the Russian empire are examined.

.......................................................

Контакты между Россией и Соединёнными Штатами Америки всегда складывались не так просто, как этого, быть может, хотелось бы, и возникли они задолго до официальной даты установления дипломатических отношений. Сегодня вряд ли кто-то с полной уверенностью может сказать, когда именно на русской земле заговорили об Америке или увидели первого американца. Однако имеющие место исследования российских учёных-американистов позволили сделать определённые выводы на этот счёт.

Первое упоминание о существовании "Нового Света" на старославянском языке было обнаружено в Москве ещё в 1540 году, в рукописном труде монаха греческого происхождения Максима Грека (ок. 1470-1556), прибывшего в Москву по приглашению Великого князя Московского Василия III для пополнения личной княжеской библиотеки и перевода Священного Писания с греческого на старославянский [9, с. 325, 641].

История Америки, в свою очередь, свидетельствует о спонсировании в начале XVII века русскими купцами, находившимися в Лондоне, грандиозного плавания британского исследователя Генри Гудзона (1550-1611) к берегам Северной Америки, проявившими большой интерес к хорошо развитому там промыслу по выделке бобровых шкур, а обнаруженные Гудзоном река, залив и пролив носят с тех пор его имя [5].

Знаменательным событием в отношении Америки отмечена эпоха Петра Великого (1672-1725). В начале 1698 года в Лондоне Пётр I, проявлявший интерес к производимому в американских колониях табаку, встретился с Уильямом Пенном, основателем колонии в Северной Америке, позднее названной его именем - Пенсильвания [4, с. 98]. Мысль о необходимости разведать кратчайший путь из России в Америку не покидала российского императора. Указ Петра I о снаряжении экспедиции Витуса Беринга оказался последним в жизни российского монарха.

Экспедиции русских мореходов к берегам Северной Америки следовали одна за другой. В газете "Санкт-Петербургские ведомости" с 1750 года периодически печатались сведения из Америки и об Америке. В стране появились атласы, карты и переводы книг о Североамериканском континенте.

Первые торговые связи были установлены между русскими и американцами в период царствования Екатерины II (1762-1796) и датированы маем 1763 года, когда бостонский предприниматель Николас Бойлстон, владелец брига Wolf, совершил трансатлантический рейс непосредственно в Россию и бросил якорь в кронштадтском порту. Корабль доставил в Россию из Вест-Индии колониальный товар: сахар, ром, рис, красное дерево и прочее, после чего возвратился в Новую Англию с грузом конопли, железа и полотна, приобретённым в Санкт-Петербурге. К 1800 году американские торговые корабли совершили более 400 заходов в российские порты, доставив чай, кофе, рис, сахар-сырец, шёлковые ткани, цитрусы, миндаль, пробковое дерево, оливковое масло, а также книги. Из России регулярно вывозили железо, парусину, коноплю, щетину, жир, лён, пеньку и меха. По оценкам отечественных современников, "в Америке все паруса на кораблях того времени были из русской парусины, якоря - из русского железа, судовой такелаж (шпагат и тросы) - из русской пеньки, а в Новой Англии, в частности, не было ни одного дома или корабля, при строительстве которых не использовали бы русские гвозди" [9, с. 88, 641].

Следует отдать должное и политическому прагматизму, прозорливости Екатерины Великой в отношении американских колоний. В начавшейся на территории Северной Америки войне против английской метрополии российская императрица усмотрела правое дело местного населения и предсказала им независимость от Европы, отказавшись направить свои корабли к берегам Северной Америки и русских казаков в помощь британским войскам по просьбе английского короля Георга III. Выдвинув ряд причин, Екатерина II не пожелала на самом деле оказать помощь Великобритании, чья морская и коммерческая экспансия наносила ущерб российским интересам. Отказ принять посланника Континентального Конгресса Ф.Дэйну, прибывшего в Санкт-Петербург как частное лицо, демонстрировал неготовность России к установлению дипломатических отношений с США до официального признания молодой Американской республики со стороны Британской короны, а также нежелание осложнять отношения с Великобританией и другими европейскими монархиями.

Российская императрица оказалась весьма осторожной в своей политике по отношению к США. Официальные отношения так и не были установлены. Направляя экспедиции к берегам Северной Америки, принимая в дар от русских купцов дорогие меха, государыня тем не менее отказывала им в монопольном праве на торговлю в Тихом океане и отвергала идею провозгласить северо-западную часть Североамериканского континента российской территорией, осознавая дальность её нахождения и не совсем удачный опыт Великобритании на американской земле.

Прекрасно владея французским языком, Екатерина II состояла в переписке с "отцами-основателями" США Бенджамином Франклином и Джорджем Вашингтоном через маркиза де Лафайета, французского государственного деятеля, получившего в США звание генерала.

В период своего продолжительного царствования Екатерина Великая всегда проявляла нескрываемый интерес к развитию двухсторонних торгово-экономических отношений и научных контактов между Россией и США.

В целях географических открытий, а также рыболовного и пушного промысла россияне всё-таки освоили в конце XVIII века территории на Аляске, в ряде районов Северной Калифорнии, на открытых Алеутских и Курильских островах и основали там поселения Русской Америки [8, 9].

С целью противодействия как иностранной конкуренции в тихоокеанском регионе, так и острому соперничеству между русскими купцами, была создана Акционерная компания "Российско-Американская компания" (Р-АК). Её акционерами, помимо предпринимателей и купцов, в своё время были представители царской семьи, видные государственные и общественные деятели России [3, 9].

Ключевую роль в образовании и становлении Российско-Американской компании сыграло семейство Шелиховых, в том числе вдова Наталья Алексеевна и оба зятя - граф Николай Петрович Резанов и Михаил (Михайло) Матвеевич Булдаков, которые стали её акционерами и руководителями [9, с. 64]. Сначала Павел I утвердил в сентябре 1797 года Американскую Соединённую компанию вдовы и наследников Шелихова, позднее - утвердил её переименование в Северо-Американскую торговую компанию, а затем в июле 1799 года подписал Указ о создании Российско-Американской компании на основе предыдущих с целью объединения в Тихоокеанском регионе всех российских компаний по добыче пушнины и торговле мехом, по освоению и охране территорий Русской Америки. Большой вклад в реализацию Устава и проектов компании внёс Главный правитель Российских колоний в Америке Александр Андреевич Баранов.

Образование Российско-Американской компании стало уникальным явлением в истории России конца XVIII - начала XIX века. За достаточно короткий период внутри отдельного купеческого объединения возникла крупная монопольная организация с принципиально новыми формами ведения коммерции, учитывающими специфику морской торговли в Тихоокеанском регионе. Её особенность заключалась в тесном взаимодействии купцов (промысловиков и торговцев-перекупщиков) и государственной власти.

Как полагает американский учёный Н.Соул, "экономика играла роль первейшего и важнейшего фактора в ранних российско-американских отношениях, хотя и политика была их составной и неотъемлемой частью" [9, с. 396].

Официальные дипломатические отношения между Россией и Соединёнными Штатами Америки стали возможны, благодаря политической воле, экономическим интересам, личным взаимным симпатиям, дружественным чувствам и продолжительной переписке между российским императором Александром I (1801-1825) и американским Президентом Томасом Джефферсоном (1801-1809). Следует заметить, что такие взаимоотношения сразу же заметно активизировали торговлю между двумя странами. Так, в 1803 году только в один кронштадтский порт зашло более 80 торговых судов, в то время как по всем российским портам их количество превысило 100. Торговый груз из Америки оказался вдвое больше груза, доставленного торговыми судами других стран. Кроме того, до 15% российских вывозимых товаров грузили на американские корабли [9, с. 589].

По обоюдному согласию, осенью 1803 года в российскую столицу прибыл представитель американских деловых кругов и дипломат Леветт Харрис (1780-1830), встреченный с необыкновенным вниманием и радушием, что объяснялось явной заинтересованностью России в развитии экономических, в первую очередь, торговых отношений с США.

Вскоре начались первые прямые плавания русских торговых судов в Америку. По распоряжению Александра I, было объявлено царское благоволение: не взимать таможенных пошлин с первых трёх кораблей, отправленных в США с российскими товарами, и по их возвращении с американскими товарами. Время от времени организовывались кругосветные экспедиции российских мореплавателей с заходом в Русскую Америку и Калифорнию. Имело место содействие российской стороны в решении вопроса с американским фрегатом, задержанным в Средиземном море, в ливанском порту Триполи. И хотя систематические эпистолярные отношения между главами двух государств периодически прерывались по внутри- и внешнеполитическим причинам, переписка была всё же восстановлена после переизбрания Томаса Джефферсона на пост президента и сыграла весьма позитивную роль в дальнейшем развитии российско-американских связей.

Обоюдная уверенность в искренности и дружеском расположении двух государств послужила толчком к договоренности по установлению дипломатических отношений. Так, в период с августа по декабрь 1807 года состоялся обмен донесениями и посланиями между российским дипломатом в Лондоне М.М.Алопеусом и Министром иностранных дел России А.Я.Будбергом, с одной стороны, и американскими посланниками в британской столице Ч.Пинкни и Дж.Монро, а также Государственным секретарём США Дж.Мэдисоном, с другой стороны, в ходе которого было достигнуто соглашение об установлении дипломатических отношений между Россией и США [1; 9, с. 643].

В Санкт-Петербурге продолжал находиться первый консул США в Российской империи Леветт Харрис, все усилия которого были направлены на развитие торговых связей между двумя странами и при первом официальном дипломатическом представителе (посланнике) США в России Джоне Куинси Адамсе (1767-1848), прибывшим в октябре 1809 года. Заметным фактом стало установление неофициальных личных контактов между императором Александром I и Адамсом во время периодических совместных утренних прогулок по набережной Невы. Неизменно дружеское расположение российского императора и в целом Правительства России к США, приём Дж.К.Адамса в высших правительственных и придворных кругах сыграли свою позитивную роль.

Первым Генеральным консулом России и временным поверенным в делах Российской империи в США с июня 1808 по 1810 год был Андрей Яковлевич Дашков (1776-1831). При направлении в Америку он получил инструкцию от российской Коммерц-коллегии всячески способствовать развитию торговли и мореплавания.

О важности отношений с Россией для американской стороны свидетельствует тот факт, что в период президентства Джеймса Мэдисона (1809-1817) Конгресс Северо-Американских Соединённых Штатов, как в России называли в то время Конгресс США, предоставил место официальному представителю Российской империи. Им стал с августа 1811 по 1817 год вернувшийся из Санкт-Петербурга Андрей Яковлевич Дашков, который являлся по совместительству и Чрезвычайным посланником, и Полномочным министром, представлявшим Россию при Конгрессе Соединённых Штатов [9, с. 176]. Это был единственный и беспрецедентный случай в истории дипломатических отношений между Россией и США за 200 лет.

В период с 1809 по 1811 год в Бостоне, Нью-Йорке и Филадельфии открылись российские Консульства. Русский дипломат Алексей Григорьевич Евстафьев (1783-1857) стал никем ещё не превзойдённым рекордсменом по пребыванию на посту в качестве официального дипломатического представителя России в США: 48 лет, с 1809 по 1857 год он был российским консулом в Нью-Йорке и Бостоне, откуда направлял свои официальные доклады в Санкт-Петербург на английском языке [6, 9].

В период пребывания Джона Куинси Адамса в Санкт-Петербурге имело место совпадение интересов России и США: с точки зрения необходимости ограничения излишне претенциозных посягательств Великобритании на мировые морские торговые пути, заключение в 1812 году Конвенции о торговле между Российской американской компанией и Американской меховой компанией, возникновение на Тихоокеанском побережье Калифорнии русской колонии Форт-Росс как продовольственной базы и центра пушной торговли [2, 9].

Со сменой президентской власти, посланников США в России и в целом внешней политики Соединённых Штатов, российско-американские отношения вступили в период охлаждения, а позднее - и заметного обострения. Американцы продвигались к Тихоокеанскому побережью, на котором задолго до этого уже обосновались русские поселенцы. Встал вопрос о необходимости проведения чёткой договорной государственной границы между русскими, английскими и американскими владениями на западном побережье Северной Америки. Согласно изданному в 1821 году российским император Александр I Указу, территория на северо-западе континента к югу до 51 градуса северной широты объявлялась находящейся под юрисдикцией Российско-Американской компании, устанавливалась монополия на пушную охоту, рыболовство и торговлю в этом регионе, а иностранным судам запрещалось подходить к берегам Русской Америки ближе, чем на 100 миль. Российские дипломаты ссылались при этом на финансовые убытки компании, несущей потери от действий американцев [9, с. 16].

Официальным ответом с американской стороны стала внешнеполитическая доктрина Монро, в которой говорилось, что американские континенты не должны в дальнейшем рассматриваться в качестве объектов новой колонизации со стороны кого бы то ни было, уточняя, что речь идёт о европейских державах. При этом американский Президент Дж.Монро смягчил её тон заверениями в том, что США руководствуются желанием продемонстрировать неизменное дружелюбие к российскому императору и стремлением к развитию взаимопонимания с Правительством России и во избежание возникновения противоречий [9, с. 340-341].

России пришлось уступить, и Александр I с Министром иностранных дел графом К.В.Нессельроде (1780-1862) подписали Русско-американскую Конвенцию 1824 года, соглашаясь на передачу США огромной территории протяжённостью 12,5 градусов, где впоследствии были образованы американские штаты Орегон и Вашингтон [9, с. 16, 644]. Единственным утешением такой уступки для российской стороны было то, что на неё пошли ради Соединённых Штатов, к которым тогда испытывали поистине дружеские отношения. Так была создана правовая база для развития торгово-экономических связей между Россией и США.

Исходя из вышеизложенного, можно с полной уверенностью констатировать, что экономическая дипломатия как средство внешней политики имела место в российско-американских отношениях раннего периода их развития и началась ещё в эпоху Петра I. Усиление экономической дипломатии между Россией и США произошло в эпоху Екатерины Великой, чья внешняя политика, по мнению отечественного историографа В.О.Ключевского, стала самой блестящей стороной её государственной деятельности [3, с. 174], в том числе по отношению к молодой Американской республике и её противнику Англии. Именно в период царствования Екатерины II установились первые торгово-экономические и научные контакты между русскими и американцами, которые оказались успешными и получили своё дальнейшее развитие.

Конкретными примерами экономической дипломатии, на основе вышеизложенного, служат следующие события внешней политики Российской империи:

- встреча Петра I в 1698 году с Уильямом Пенном - основателем 1-й английской колонии на восточном побережье Северной Америки, ставшей в последствии американским штатом Пенсильвания;

- издание царских указов о снаряжении экспедиций русских мореплавателей к берегам Северной Америки;

- многочисленные российские экспедиции, включая Камчатские экспедиции Витуса Беринга, к североамериканским берегам;

- описание географии, истории Америки и её населения на страницах газеты "Санкт-Петербургские ведомости";

- публикация научных изданий и атласа об Америке;

- обсуждение в Императорской Академии наук проекта исследования Северного морского пути в Америку и его реализация;

- переписка между российскими и американскими учёными;

- объявление Екатериной II Алеутских островов российскими владениями с 1766 года;

- отказ Екатерины Великой английскому монарху Георгу III направить свои корабли и русских казаков к берегам Северной Америки в помощь британским войскам в начавшейся в 1775 году войне американских колоний за независимость;

- переписка Екатерины Великой с Президентом Северо-Американских Соединённых Штатов Джорджем Вашингтоном, американским политиком и учёным Бенджамином Франклиным через французского маркиза де Лафайета, генерала американской Континентальной армии;

- отказ Екатерины II от лоббирования интересов Британской короны (предложенного Англией острова Минорка в Средиземном море взамен на согласие Франции и Испании заключить мир с Англией без упоминания в договоре мятежных английских колоний в Северной Америке);

- инициатива Екатерины Великой в образовании международного блока - Лиги нейтральных государств - под названием "Вооружённый нейтралитет" (1780) против морской тирании Великобритании, в том числе в нейтральных водах Американской республики;

- отказ Екатерины II русским купцам в монополии на рыболовство и пушной промысел в Тихом океане;

- отказ Екатерины Великой американскому посланнику Фрэнсису Дейне (1780-1783) в агремане (согласие принять официально посланника и его верительную грамоту);

- профессиональная съёмка и опись русскими исследователями побережья Северной Америки и близлежащих островов;

- основание поселений в Русской Америке;

- создание императорским указом Павла I Российско-Американской компании с исключительным правом торговли в бассейне Тихого океана.

В наши дни можно с полной уверенностью сказать о роли личности в формировании экономической дипломатии в российско-американских отношениях. Пётр I развил интерес России к Америке и сделал первый шаг к её исследованию. Екатерина Великая прочно заложила американское направление в российской внешней политике. Русский купец Григорий Иванович Шелихов подготовил за 20 лет материальную базу для создания объединённой торгово-промышленной Российско-Американской компании в Русской Америке (1775-1795), граф Николай Петрович Резанов добился за 2 года в Санкт-Петербурге подписания императором Павлом I Указа о предоставлении Компании монопольного права на промысел и торговлю в Тихом океане (1797-1799), а Главный правитель Российских колоний Александр Андреевич Баранов на протяжении длительного периода времени, с 1799 по 1818 годы, реализовал данный императорский Указ на территории Северной Америки. После них - российских дворян Г.И.Шелихова, Н.П.Резанова, А.А.Баранова - не нашлось никого, кто так же блестяще продолжил бы начатое освоение Русской Америки и выступал бы за расширение территорий и их присоединение к Российской империи. Это были русские Колумбы, великие личности в истории Отечества и российско-американских отношений.

Первые годы становления Российско-Американской компании пришлись на начальный период правления Россией императором Александром I. Являясь акционером, император был в курсе всех дел компании, способствовал её успешной деятельности и оказался дальновидным политиком государства и своего времени. Успешная промыслово-торговая деятельность россиян в Русской Америке, а также стремление укрепить свои позиции на Тихом океане сыграли, безусловно, значительную роль в установлении дипломатических отношений Российской империи с молодой Американской республикой. Основание и функционирование Российско-Американской компании стали существенным фактором российско-американской политики.

Подводя итог, необходимо отметить особый вклад в становление и развитие двусторонних отношений российского императора Александра I и американского Президента Томаса Джефферсона, в период правления которых, в конце 1807 года, на официальном уровне было достигнуто соглашение об установлении дипломатических отношений между Россией и США.


ЛИТЕРАТУРА

1. Бернс У., Посол США в РФ. 200 лет установлению дипломатических отношений между США и Россией // Материалы Госдепартамента США, 12.02.2007 [Интернет-ресурс] - http://usinfo. state.gov/russian.
2. Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений 1775-1815. М., 1966.
3. Дворниченко А.Ю., Ильин Е.В., Кривошеев Ю.В., Тот Ю.В. Русская история с древнейших времён до наших дней / 3-е изд., доп. и испр., 1999.
4. Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Первого. М., 1986.
5. Морякова Т. Древняя книга дополнила историю Америки // Утро.Ру. Выпуск 118 (2612), 28.04.2007 [Интернет-ресурс] - http://www.utro.ru/2007/05/02/articles/culture.
6. Отечественная история / Энциклопедия. История России с древнейших времён до 1917 г. Т.1. М., 1994.
7. Россия и США: становление отношений 1765-1815. М., 1980.
8. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII века. Сборник документов. М., 1989.
9. Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII-XX века / Автор и составитель проф. Э.А.Иванян. При участии канд. ист. наук В.И.Батюка, М.А.Литвиновой, д-ра ист. наук В.О.Печатнова. М., 2001.

http://volevodz.viperson.ru/articles/al … henii-ssha

0

6

Nowa Konfederacja, Польша

Аляска и польский вопрос

12.06.2018
Юлиуш Галковский (Juliusz Gałkowski)



Не так много найдется важных событий мировой истории, которые были бы настолько же мало знакомы и понятны польским читателям, как покупка Америкой Аляски в 1867 году. Следует отметить, что Соединенные Штаты приобретали и другие территории (например, Луизиану). Позволю себе усомниться в том, что о других подобных сделках, которые совершали в XIX веке американские власти, знает больше процентов пяти читателей.

Однако в центре внимания Марека Будзиша (Marek Budzisz), выпустившего книгу «Конец российской Америки. Размышления о причинах продажи Аляски», оказалась не американская, а российская политика. Автор предпринимает в своем труде попытку ответить на вопрос, почему руководство Российской империи решило продать огромную и невероятно важную заморскую территорию? Эта публикация имеет особое значение, поскольку в польской научной литературе эта тема фактически не поднималась. Неудивительно, что общественности остается или опираться на теории о дьявольских заговорах, или на народную мудрость «глупые русские всегда позволяют обвести себя вокруг пальца». Удивительно лишь то, что работа, посвященная продаже Аляски, не появилась раньше.

Почему Россия ушла из Америки?

Открытие и колонизация северо-восточных берегов Америки была прямым следствием покорения Сибири. Обращу внимание, что в нашу эпоху, когда все так полюбили обсуждать историческую политику, прижился тезис, будто Россия заняла азиатские территории совершенно естественным образом. Забвение того факта, что она была огромной колониальной империей, которая расширяла свои границы путем кровавых завоеваний и истребления коренного населения, можно назвать победой российской политики памяти.

Однако несмотря на изначальные и сейчас совершенно забытые успехи в колонизации восточного побережья Америки, границей влияний Петербурга стал Тихий океан. Марек Будзиш указывает, что хотя такое решение было принято под давлением обстоятельств, оно было добровольным в том смысле, что к нему не подталкивал ни дипломатический, ни военный конфликт. Более того, как пишет автор «Конца российской Америки», оно было совершенно осознанным. Автор не дает этому решению оценки, однако, представляется, что он считает его верным и вполне рациональным (по крайней мере, ни в одном из фрагментов книги оно не подвергается критике).

В чем же, по мнению Будзиша, состояла причина ухода России из Северной Америки? Продажа Аляски была следствием того, что россияне приняли стратегическое решение об отказе от гегемонии (или даже монополии) в северной части Тихого океана. В XVIII и первой половине XIX века такие планы выглядели вполне серьезными: это было естественно, ведь они проистекали из процесса завоевания Азии и тихоокеанского побережья. Экспансия, которая привела Россию на Камчатку, Алеутские острова, а также и на Аляску принесла такие большие финансовые и политические дивиденды, что отказ от нее не мог не стать одним из самых сложных решений, когда-либо принимавшихся российской дипломатией. В связи с этим рассуждения автора, показывающие, почему было принято именно оно, становятся самой важной частью его труда.

Следует выделить три причины, которые склонили Петербург совершить такой разворот во внешней политике. Первой было изменение расклада сил в Тихоокеанском регионе. В первой половине XIX века американцы начали активно покорять континент, выдавливая испанцев, мексиканцев и, конечно, индейцев. Вашингтону для продолжения экспансии нужно было принять решение о выборе геостратегического союза. Это открывало возможности перед Россией, поскольку с Соединенными Штатами ее объединял общий соперник: Британская Империя. После завершения Наполеоновских войн она стремилась не допустить появления континентальной гегемонии одной державы, а поэтому основным противником для британцев стала Россия, с которой они конкурировали в том числе в Средней Азии. В Западном полушарии британским интересам угрожала также североамериканская республика. В такой ситуации два врага Соединенного королевства вполне могли вступить в союз.

Доходы, которые приносила Российской империи торговля пушниной, были внушительными, поэтому совершенно естественно, что россияне размышляли о дальнейшей экспансии. Тем более, это был не единственный источник богатств. Империя обдумывала не только перспективу дальнейшей колонизации севера Тихоокеанского региона, но даже предприняла шаги, направленные на то, чтобы получить Орегон, Калифорнию и Гавайский архипелаг. Очень скоро она, однако, осознала, что такая политика неизбежно приведет к конфронтации с США. Потенциальный конфликт мог возникнуть хотя бы на почве Аляски. Петербург (имея на то основания) подозревал американцев в том, что они вооружают коренное население, настроенное против колонистов.

Следует также отметить, что середина XIX века была временем, когда Япония начала процесс отхода от изоляции, однако, американские влияния там преобладали над российскими. Спустя полвека это привело к открытому конфликту двух империй, когда они вступили в соперничество за господство на восточном побережье Азии. Россия укрепила свои влияния, потеснив Китай: речь в первую очередь шла об обладании устьем Амура.


Разные стратегии развития империи

В 1860-е годы российские власти могли придти к выводу, что доступ к водам Тихого океана им уже обеспечен, значит, можно сократить линию потенциального фронта, которую в долгосрочной перспективе все равно не удалось бы удержать. Вторая причина отказа от Аляски также была связана с внешней политикой. Как я уже упоминал выше, основным противником России в Средней Азии, на Ближнем Востоке и в Европе был Туманный Альбион. В свою самую острую фазу спор вступил в середине XIX века. Крымская война могла закончиться выдавливанием России с Балкан и из Леванта (такая цель в ней и ставилась). Более того, россияне могли лишиться Польши. В 1860-70-х годах напряженность несколько спала, но угроза вспышки нового вооруженного конфликта, который бы повлек за собой катастрофу, оставалась. Петербургу просто пришлось принять решение, от какого из фронтов отказаться. Уход с Тихого океана и активизация усилий на Балканах казались в свете жизненных интересов империи очевидным решением.

https://cdn.img.inosmi.ru/images/23968/55/239685545.jpg
© Wikipedia, Emanuel Leutze
Подписание договора о продаже Аляски в 1867 году

Третья причина была связана с внутренней политикой. Продолжение экспансии в Тихоокеанском регионе требовало изменения курса социальной и экономической политики. Для того, чтобы увеличить размер флота и создать армию, способную воевать вдали от политического центра России, нужно было начать интенсивную индустриализацию и подготовить огромное количество «синих воротничков» в том числе в вооруженных силах. Марек Будзиш посвящает этой теме довольно большую часть своей книги. Совершенно очевидно, что он считает этот аспект очень важным, если даже не ключевым. Противостоявшие друг другу концепции развития империи, то есть консервативная и консервативно-либеральная (о чисто либеральной в России речи не шло), были взаимосвязаны также с представлениями о внешней политике. Победа «реакционеров» означала выбор (если он вообще был) «европейско-ближневосточного» варианта и отказ от «дальневосточной» концепции. Конечно, я сильно упрощаю, чтобы представить в короткой статье изложенные в книге тезисы, однако, на этот эпизод в истории Российской империи следует обратить внимание как на крайне любопытный.

Все говорят о продаже, а не о покупке

Конечно, к заключению договора 1867 года привели и другие причины помимо вышеперечисленных. Можно было бы упомянуть также кризис специфических государственно-частных партнерств, который затронул колониальную политику во всем мире. Проблемы с управлением колониями возникали не только у россиян, достаточно упомянуть, например, о так называемом Сипайском восстании в Индии. Впрочем, вся мозаика конфликтов и разнообразных столкновений интересов на разных континентах настолько сложна, что от попытки осмыслить ее голова может пойти кругом. Ценность труда Будзиша заключается как раз в попытке показать сделку и процесс, который к ней привел, на широком геополитическом фоне. Задача это очень сложная, и если кто-то обнаружит в книге недоговоренности и упущения, в них ни в коем случае не стоит винить автора. Они проистекают не из его непрофессионализма, просто сложно себе вообразить, насколько толстой оказалась бы книга, описывающая ту эпоху максимально детально и исчерпывающе.

Тем не менее представляется, что в нее не помешало бы включить главу, более подробно рассказывающую об американской экспансии на континенте и в Тихоокеанском регионе. Вся американская политика вплоть до Второй мировой войны была подчинена логике доктрины Монро и, пожалуй, в свете истории с продажей Аляски эта тема требует развернутого освещения. Следовало бы также развить тему того, как американские власти покупали территории и продавали земли поселенцам, ведь у современного читателя, в особенности европейца, такая политика вызывает недоумение. Несмотря на эти замечания, книгу Марека Будзиша можно назвать основательным научным трудом, который знакомит польскую аудиторию с малоизвестным для нее событием, произошедшим 150 лет назад. Особенную ценность представляет то, что исследователь погружается в хитросплетения геополитики той эпохи.

А где же Польша?

Следует отметить, что знакомство с этими хитросплетениями может помочь понять многие аспекты современной международной политики. Уход России из Северной Америки и ее отказ от попыток обрести доминирующую позицию в северной части Тихого океана выглядит поражением лишь на первый взгляд. Благодаря подписанному в Вашингтоне договору две державы смогли поддерживать мирное сосуществование вплоть до наших дней. Многие читатели, возможно, не задумывались о том, что несмотря на борьбу за господство на международной арене, оба государства ни разу не вступали в непосредственную военную конфронтацию. Фундаментом сосуществования и взаимодействия служили не симпатии и антипатии, а интересы, которые, как известно, вечны и неизменны.

У России и США есть не только четкие сферы интересов, но и конкретный потенциальный противник. Обоим государствам угрожает любая страна, которая могла бы нарушить хрупкий баланс сил, установившийся между двумя колоссами. Она может находиться где угодно: в Европе, на Ближнем Востоке или (самом важном для двух держав) Тихоокеанском регионе. Когда такой центр силы появляется, россияне и американцы, отбросив существующие между ними споры, приступают к совместным действиям. Судьба Британской империи (деколонизация была делом рук не только Советского Союза, но и Америки) или Японской империи показывают, какой смертоносной силой обладает этот союз.

Здесь следует обратить внимание, что в наши дни появилось несколько кандидатов, способных разрушить существующий порядок. Эти кандидаты наверняка решат воспользоваться слабостями одного или обоих основных игроков, а, значит, можно ожидать появления нового глобального или локального американо-российского союза. Я абсолютно убежден, что «казус Аляски» должен стать (и наверняка уже выступает) предметом вдумчивого анализа каждого государства, которое хочет принимать участие в международных политических играх.

Заголовок моей статьи не так абсурден, как кажется на первый взгляд. Роль Польши как страны, находящейся на традиционном маршруте российского движения на Запад, сложно переоценить. Сила и слабость польского государства, его действия всегда накладывали большой отпечаток на российскую политику (в некоторые моменты даже, как кажется, более сильный, чем мы сами способны осознать). Влияя на Россию мы, как следствие, способны влиять и на политику США.

В заключение следует констатировать еще один факт: хотя россияне отказались от политической экспансии и продали Аляску, «русская Америка» не исчезла. Россияне не ушли с этого континента, они оставались там и строили собственную уникальную культуру, ставшую частью потрясающей американской мозаики. Более того, не следует забывать, что Москва сохранила контакты с русской диаспорой, этим она обязана в первую очередь Православной церкви, которая по условиям договора о продаже Аляски сохранила все свое имущество. Православные общины до сих пор рассыпаны по всему западному побережью вплоть до Калифорнии. История этого микросообщества, несомненно, заслуживает отдельного исследования, тем более что польский читатель смог бы найти в ней милые его сердцу родные мотивы.

Юлиуш Галковский — историк, философ, теолог, публицист, сотрудничающий с изданиями «Теология политична», «Экзорцист», «Христианитас».

Оригинал публикации: Alaska a sprawa polska
Опубликовано 05/06/2018 17:49
https://inosmi.ru/history/20180612/242449521.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ XIX в. » Россия-США: ХIX век: дипломатии первые шаги