Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » США:21 век: кто виноват, что делать и что будет дальше


США:21 век: кто виноват, что делать и что будет дальше

Сообщений 21 страница 40 из 48

1

СТРАНИЦА 1

лист 01.........................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 02.....Project Syndicate, США, "Положение Соединённых Штатов", 26.03.2016
The American Interest, США, "Авторитаризм распространяется в мире", 29.03.2016

лист 03.....Politico, США, "Путинская война обмана и прикрытия", 18.04.2016

лист 04.....The American Interest, США, "Поскольку эра мирового господства США заканчивается, им необходимо выступить инициатором изменения",  баланса сил мировых держав", 20.04.2016

лист 05.....Реплика

лист 06.....Русская служба «Голоса Америки», США, "Обама: содержание заключенных становится непомерно высоким для бюджета", 25.04.2016

лист 07.....The American Conservative, США, "Холодная война закончилась?", 25.05.2016

лист 08.....CBS NEWS, "Обама: меня беспокоит, что России доверяют больше, чем США",16 января 2017

лист 09.....The National Interest, США, "Америка должна пересмотреть свои предположения о России", 18.01.2017

лист 10.....Forbes, США, "Путин больше не рассчитывает на Трампа и меняет курс", 12.03.2017

лист 11....."ВЗГЛЯД", "В США предложили ввести санкции против России из-за шутки Путина", 31 марта 2017

лист 12.....The Conversation, Великобритания, "Какой союзник лучше для США — Россия или Китай?", 07.04.2017

лист 13.....The Hill, США, "Наша демократия рушится — а Путин посмеивается", 19.05.2017

лист 14.....Newsweek, США, "Пора понять, что Путин ведет с Америкой войну", 01.06.2017

лист 15....Politico, США, "Россия нацелилась на американскую армию", 14.06.2017

лист 16....Berlingske, Дания, "Американцы думают, что шоколадное молоко дают «коричневые коровы», а датские дети — что морковка растет на деревьях", 25.06.2017

лист 17....CounterPunch, США, "Политика «Рашагейта» уже доказала свою несостоятельность", 29.06.2017

лист 18....Politico, США, "Письмо из Нью-Йорка. В Нью-Йорке, как и в Киеве, все разговоры только о Путине", 11.07.2017

лист 19....The National Interest, США, "Россия не собирается отступать на Украине", 04.12.2017

лист 20....Forbes, США, "Умная политика в отношении России требует, чтобы мы не зацикливались на расследовании Мюллера", 12.12.2017

СТРАНИЦА 02

лист 21....МАТЕРИАЛ "4teller", 15.12.2017, "Главная интрига современности – кто следующий?".

лист 22....The New York Times, США, "Счастливого рождества, Владимир! Твой друг, Дональд!", 20.12.2017

лист 23....The White House, США, "Россия в Стратегии национальной безопасности США", 20.12.2017

лист 24....МАТЕРИАЛ "Omega-Technologies", 22 декабря 2017, "Если прав Конфуций"

лист 25...."Китайское агентство Dagong понизило рейтинг США", 16 января 2018, Текст: Алина Назарова

лист 26....The Washington Post, США, "Оборонная стратегия Трампа идеальна для России", 24.01.2018, Федор Лукьянов

лист 27....12 февраля 2018, National: США не позволят России вернуться в клуб сверхдержав

лист 28....The Nation, США, "Почему Россия становится ключевой дипломатической державой мира", 25.02.2018

лист 29....The Hill, США, "Америка уступает России роль ключевого игрока на Ближнем Востоке"

08.03.2018

лист 30....КОНТ, Ева Лисовская, 15.05.18, "Пособие по самоуничтожению: как США затягивают петлю на собственной шее"

лист 31....Свободная Пресса, четверг, 7 июня 2018, "США потеряли рассудок, объявив Россию врагом", Джек Мэтлок

лист 32....КОНТ, Ростислав Ищенко, 06.08.2018, "Судебная битва"

лист 33....КОНТ, МАТЕРИАЛ "sensei", 31 августа 2018, "США объявили, что заберут у России контроль над Евразией"

лист 34....The Washington Post (США): Добро пожаловать в джунгли, 10.10.2018, Роберт Каган

лист 35....КОНТ, МАТЕРИАЛ "Андрюха Червонец", 19.11.2018, "Отказ от доллара приравняли к терроризму"

лист 36....CNN (США): нам нужен новый подход, чтобы справиться с агрессивной Россией, 01.12.2018, Джилл Доэрти (Jill Dougherty)

лист 37....The National Interest, США,"Безопасность США и Россия: варианты и последствия", 09.12.2018, Джилл Доэрти (Jill Dougherty), Томас Замостни (Thomas Zamostny)

лист 38....КОНТ, Александр Запольскис, 09.12.18, "США в золотой ловушке инков".

лист 39....КОНТ, crimsonalter, 14 декабря 2018, "Глава "фабрики американской власти": нам уже не победить Россию"

лист 40....КОНТ, Ростислав Ищенко, 9 января 2018, "Хотя бы не проиграть. Что ждёт США в 2019 году"

лист 41....ФБА «Экономика сегодня», "Банкротство фермеров США и победа России на рынке зерна: Трамп получил неожиданный результат торговых войн", 18 Февраля 2019

лист 42...."Россия сумела задать США асимметричную изнуряющую гонку вооружений", Владимир Васильев, 26 февраля 2019

лист 43....Odatv (Турция): ни холодная, ни горячая, отныне мы находимся в эпохе теплой войны, 05.03.2019, Фуркан Карабай (Furkan Karabay)

лист 44....КОНТ, МАТЕРИАЛ "CEBEP", 14 ФЕВРАЛЯ 2019, "Западный капкан гроссмейстера Путина или почему Россия продает энергоресурсы за физическое золото!"

лист 45-46....Реплики.

лист 47...."Американцы, давайте снова научимся работать!", 21.03.2019

лист 48...."Foreign Policy (США): американская империя — это больной 21 века", 04.04.2019, Дэвид Клайон (David Klion)

Отредактировано Konstantinys2 (Чт, 4 Апр 2019 14:02:08)

0

21

МАТЕРИАЛ "4teller"

15.12.2017, 08:55

Главная интрига современности – кто следующий?

Сегодня очевидно, что «победа Запада в холодной войне» – это всего лишь льстивые комплименты политологов «начальнику планеты». Правящим классам Запада уже понятно, что СССР стал только первой жертвой системного кризиса Первого мира. Сначала такой вывод для ситуации в США сделал З. Бжезинский, а недавно и В. Шойбле аналогично оценил положение в Евросоюзе. А так как у западных обществоведов нет понимания, как преодолеть этот кризис, очевидно, что СССР вряд ли останется единственной его жертвой.

Поэтому первая интрига современности – кто станет следующим? Кандидатов два – США и Евросоюз. И у США в сравнении с Евросоюзом шансов повторить судьбу СССР намного больше. Дело в том, что европейские правящие классы традиционно намного более осторожны в сравнении с американским истеблишментом, поэтому меньше склонны принимать поспешные решения.

Ситуация в США демонстрирует в первую очередь раскол правящего класса на близкие по своей весовой категории части. Это блокирует принятие серьезных решений. В Евросоюзе раскол правящих классов тоже уже имеет место. Но он проходит по периферийным территориям – Польше и Венгрии, причем и в них раскольники в полной мере не контролируют правящие классы. А потенциально самый опасный раскольник, Англия, Евросоюз добровольно покидает: в условиях глобальной нестабильности английский правящий класс решил, что статус младшего партнера Америки выгоднее статуса пятого колеса в Евросоюзе.

У ЕС есть возможность снять существенную часть вызванного кризисом напряжения возвращением к предыдущей форме объединения – Общему рынку. Это позволит избежать серьезных потрясений. США – это тоже союз государств. Но штаты все-таки не совсем полноценные государства – не имеют важных для самостоятельного существования институтов. Поэтому если кризис приведет к расколу страны, то ее обломки будут по своему качеству подобны обломкам СССР.

По некоторым оценкам, крах США приведет к падению уровня жизни американцев на 60%. Сегодня Америка живет по социалистической модели – Вашингтон выравнивает уровень жизни на территории страны, перераспределяя часть доходов богатых штатов в пользу бедных. Опыт СССР показывает, что в случае экономического краха регионы первым делом перестают перечислять налоги в центр. Так же будут действовать и штаты. Чтобы ограничить падение уровня жизни хотя бы 20–25%, богатые штаты перестанут перечислять налоги в Вашингтон. В результате в бедных штатах уровень жизни упадет не на 60%, а на 80–90%. И население хлынет в богатые штаты, причем хорошо вооруженное население. Так что избежать полномасштабной гражданской войны будет очень трудно.

К этому нужно добавить букет социальных и этнических проблем. Их даже больше в сравнении с имевшимся в СССР букетом. И они гораздо тяжелее. Например, в СССР острота этнических конфликтов была кардинально снижена расколом по границам республик, регионов, районов, которые в существенной степени совпадали с этническими границами. А в США эти границы проходят по городским улицам.

Американское общество расколото не только по этническому признаку. Не меньшей глубины расколы имеются между богатыми и бедными, городскими и сельскими жителями. Но самым опасным является мировоззренческий раскол – больше половины американцев имеют религиозное мировоззрение. Для сравнения: в большинстве стран Евросоюза религиозное мировоззрение только у 2–3% коренного населения. Это значит, что для половины американского общества другая половина – это нелюди. И вакханалия жестокости, вспыхнувшая в результате наводнения 2005 года в Новом Орлеане, – это картина будущего краха США.

Политологи не видят этой перспективы, потому что заворожены картиной мощи и эффективности американской экономики. Можно напомнить, что точно так же они не видели возможности стремительного краха СССР, потому что были заворожены картиной мощи и эффективности советской политической системы. Сегодня очевидно, что политическая система США по своему КПД – это уже «телега прошлого». Это понимание и раскололо истеблишмент.

В ситуации с экономикой картина еще более печальная. Да, американская экономика едва ли не самая эффективная в мире. Но только в части доходности. А проблема американского общества в том, что американское государство чрезвычайно неэффективно в части использования национального дохода. В этом смысле оно полный аналог советского государства. В нем экономика тоже была чрезвычайно эффективной, потому что десятилетиями использовать порядка 40% ВВП страны на нужды военно-промышленного комплекса способна только чрезвычайно эффективная экономика.

Этого, к слову, не понимают либеральные экономисты. Потому что просто не разбираются в производительной деятельности. Их представление о неэффективности советской экономики основано на факте банкротства СССР. Но разорить может любая неэффективность – как создания дохода, так и его использования. При этом эффективное создание национального дохода не обязательно автоматически предусматривает и его эффективное использование. Потому что в государстве доход создают одни люди, а тратят совсем другие.

И это едва ли не самая опасная проблема США: государственные институты чрезвычайно неэффективны в управлении общественными ресурсами, как в части их формирования, так и в части их использования. Последняя избирательная кампания продемонстрировала причину этого дисбаланса: деградация правящего класса США. Причем в процессе деградации истеблишмента уже опустился даже ниже уровня советского правящего класса образца 80-х годов. Фактически он одичал в интеллектуальном отношении и оскотинился в этическом плане.

Именно из-за этого в США ускоренно разрушается социальная сфера. А она является фундаментом любого общества. Потому что любое общество – это объединение людей для совместного достижения в первую очередь общих целей социального характера: обеспечения безопасности, создания общей инфраструктуры, систем обеспечения качества жизни и т.п.

Причина деградации правящих классов СССР и США идентичная – вакханалия алчности. Она извратила управление, что привело к формированию в обществе закритических дисбалансов. Их ликвидация по модели взрыва и разрушила СССР. И так же, скорее всего, разрушит США. А разница между советской и американской историями только в том, что СССР разорила алчность ВПК, а Америку – алчность финансовой системы. В этом отношении деятельность Евросоюза выглядит намного более эффективной. Соответственно, не несет слишком большой угрозы.

Дисбалансы в обоих случаях формировались в виде «управленческих ножниц». В процессе своего развития общество непрерывно усложняется, поэтому для сохранения эффективности управления ему требуется непрерывное повышение качества его интеллектуальной поддержки. А так как властями обеих стран были прекращены все исследования общественного развития, начался процесс деградации обществоведения. Его естественным следствием стал запуск процесса деградации интеллектуального окружения власти. Поскольку оба общества продолжали развиваться, начали образовываться «ножницы» между ростом уровня сложности организации общества и снижением качества интеллектуальной поддержки власти. И нынешние политические баталии показывают, что «ножницы» уже достигли закритических масштабов. Происходящее сегодня наглядно демонстрирует полную неадекватность власти как во внутренней, так и во внешней политике.

Увы, так как Америкой управляют политики, эффективность американского бизнеса никакой роли для судьбы страны не играет. Тем более что сначала перенос производства в развивающиеся страны, а затем спекулятивная вакханалия приучили его к легким деньгам. В итоге это существенно подпортило его породу. Так что американский бизнес вряд ли спасет США – в ближайшие 2–3 года именно они повторят судьбу СССР.

--

Данный материал подготовлен в рамках совместного проекта 4teller и Omega-Technologies. Цель совместного проекта состоит в совершенствовании используемого в новой технологии анализа оригинального метода прогнозирования.


https://cont.ws/@vadimkl/796235

0

22

The New York Times, США

Счастливого рождества, Владимир! Твой друг, Дональд

20.12.2017
Томас Фридман (Thomas L. Friedman)



Вряд ли я ошибусь, если скажу, что в конце этого года ведущие деловые издания будут называть своих инвесторов года. Но, думаю, спорить здесь бессмысленно. У меня уже есть победитель — он оставил всех своих конкурентов далеко позади по показателям суммарного дохода от инвестиций. Речь идет о президенте России Владимире Путине.

Согласно данным, опубликованным Washington Post со ссылкой на источники в американских разведывательных службах, Путин предположительно потратил менее 500 тысяч долларов на то, чтобы совершить хакерские атаки и помочь Дональду Трампу (хотя Хиллари помогла ему не меньше) стать президентом США. Путин получил доход от этих своих инвестиций в первый же год правления Трампа: он получил президента США, который одновременно разрушает наши основополагающие нормы, препятствует работе наших важнейших институтов и вводит такие налоги, которые никогда не сделают Америку великой.

Если предположить — как это делаю я — что Путин хочет видеть такую Америку, которая не сможет стать привлекательной моделью для его собственного народа и народов других стран, и что он хочет, чтобы Америкой управлял президент, неспособный взять на себя роль лидера Запада, тогда Трамп — это воплощение его мечты, и неважно, был сговор между ними или нет.

Итак, Владимир Путин, поздравляю вас! Вы — мой инвестор года. Вы — Уоррен Баффетт (Warren Buffett) геополитики.

Давайте обратимся к цифрам.

Если говорить о нормах, то в целом мы уже перестали остро реагировать на президента, который вводит нас в заблуждение или откровенно лжет нам каждый день. Различные издания приводят разные цифры. По данным Washington Post, находясь на посту президента, Трамп ежедневно делал в среднем по 5,5 ложных или вводящих в заблуждение заявлений — то есть за первый год президентства он сделал 1 999 подобных заявлений. Для сравнения, по данным Times, Барак Обама сделал всего 18 «определенно ложных заявлений» за все восемь лет своего президентства, тогда как Трамп за первые 10 месяцев успел «сделать 103 ложных заявления, многие из которых он повторил несколько раз».

Учитывая то влияние, которое оказывает президент на наш общественный дискурс, страшно представить, что четыре года и 8 тысяч ложных или вводящих в заблуждение заявлений могут сделать с верой общественности в американское правительство — и насколько глубоко эта тенденция просочится в общество, давая возможность любому желающему безнаказанно лгать.

Что касается важнейших институтов, Трамп лично пренебрежительно отзывался о ФБР, ЦРУ и Министерстве юстиций. Назначенный им глава Агентства по охране окружающей среды реализует интересы индустрии горючих ископаемых. У его налоговой службы нет средств для того, чтобы качественно делать свою работу. А его госсекретарь опустошает наш Госдепартамент, увольняя самых опытных дипломатов и заменяя их… никем.

Экономический «анализ» налогового законопроекта Республиканской партии, проведенный министром финансов, поместился всего на одной странице — менее 500 слов — и в нем говорилось, что этот 1,5-триллионный план вполне способен оправдать себя — разумеется, если целый ряд самых разных обстоятельств сложится как надо. Даже доклады о прочитанных книгах, которые дети пишут в третьем классе, длиннее, чем анализ самой масштабной за последние 30 лет налоговой реформы, проведенный Министерством финансов.

Как сообщает издание Times, опытные эксперты из отдела по налоговой политике Министерства финансов заявили, что они «были по большей части отстранены от процесса» проведения анализа этого законопроекта.

Однако подрывом основ американских институтов занимается не только Белый дом: лидеры республиканцев в Конгрессе тоже поспособствовали этому, не проконтролировав процедуру разработки этого налогового законопроекта должным образом. Не было проведено никаких слушаний с участием экспертов по экономике и налогам, а дебаты носили исключительно формальный характер. Этот законопроект попросту протолкнули.

Коротко говоря, Конгресс, где большинство мест занимают республиканцы, потратил на изучение важнейшей за несколько последних десятилетий налоговой реформы столько же времени и сил, сколько он потратил на обсуждение вопроса о том, нужно ли называть одно из почтовых отделений именем Рональда Рейгана. Именно так и приходят в упадок демократические институты.

Но не стоит забывать и о будущем. Путин никогда и не мечтал о подобном налоговом законопроекте Трампа-Республиканской партии, но этот законопроект является образцовым примером решений, которые никогда не сделают Америку великой. На самом деле для этого у нас есть проверенная временем формула — формула, к которой прибегали все великие американские президенты с момента основания нашей страны. В этой формуле пять элементов, и этот законопроект не учитывает ни один из этих элементов.

Во-первых, мы всегда давали нашим гражданам такое образование, которое позволяло им идти в ногу или даже несколько опережать основные технологии текущего времени. В эпоху хлопкоочистительных машин, все получали обязательное начальное образование. Когда настала эпоха заводов, все американцы заканчивали среднюю школу. А теперь, когда настала эпоха компьютеров и искусственного интеллекта, необходимо внедрить некую форму обязательного продолженного среднего образования — а затем и обучение на протяжении всей жизни. Если бы мы действительно проводили разумную налоговую реформу, мы бы сделали все продолженное среднее образование не подлежащим налогообложению, чтобы у людей появился мощный стимул для продолжения образования.

Вместо этого новый налоговый законопроект предполагает несправедливые налоговые льготы для миллиардеров и владельцев хеджевых фондов и уменьшение налога на наследство для их наследников.

Во-вторых, нам необходимо вкладывать средства в инфраструктуру — дороги, железнодорожное сообщение, порты, аэропорты и телекоммуникации. Этот налоговый законопроект не только не создает для этого необходимых условий, но и лишает многие штаты стимулов для подобных инвестиций. Учитывая вводимые ограничения на налоговые льготы для отдельных штатов, а также дефицит, который вырастет до 1,5 триллиона долларов, у многих городов и федерального правительства просто не будет средств на новые школы и мосты.

В-третьих, необходимо разработать такие правила и нормы, которые стимулировали бы людей на создание новых предприятий и развитие и при этом препятствовали бы безответственности. Я полностью поддерживаю идею сокращения корпоративных налогов — и налогов на зарплату — но я бы компенсировал их введением налога на угольные производства, который одновременно мог бы бороться с изменениями климата и стимулировать переход к возобновляемым источникам энергии, чтобы повысить жизнеспособность Америки посредством внедрения инновационных технологий. Но Трампу это никогда не приходило в голову.

В действительности Трамп и его союзники постарались избавиться от всех субсидий, направленных на стимуляцию производства энергии солнца, ветра и электромобилей, и, должен сказать, было довольно забавно наблюдать за тем, как сенаторы-республиканцы добились их восстановления, потому что эти производства являются важными источниками рабочих мест в их штатах.

Чак Грассли (Chuck Grassley) из Айовы добился сохранения налоговых льгот на выработку электроэнергии с помощью ветряных установок, потому что в его штате сейчас огромное множество таких установок. Дин Хеллер (Dean Heller) из Невады добился сохранения налоговых льгот на производство электромобилей из-за тех рабочих мест, которые завод Tesla создал в Рино. Роб Портман (Rob Portman) помог сохранить налоговые льготы за использование чистых технологий, поскольку именно эти технологии позволили создать тысячи рабочих мест в Огайо. Все это доказывает, насколько плохо Трамп разбирается в преимуществах чистых технологий.

Что касается здравоохранения, вся Республиканская партия поверила бреду Трампа о необходимости отказаться от закрепленного в программе Obamacare требования о том, чтобы все граждане приобретали медицинскую страховку. Это значит, что мы возвращаемся к государственному медицинскому обслуживанию. Теперь множество молодых людей — и не только молодых — будут воздерживаться от посещения клиник, и, если они заболеют, они будут поступать на лечение в отделения скорой помощи — и те из нас, у кого есть медицинская страховка, будут платить за помощь больше. Это называется социализм. Марксу это очень понравилось бы.

В-четвертых, на протяжении последних 100 лет у нас действовала самая открытая иммиграционная политика, позволявшая нам привлекать самых умных и образованных людей со всего мира, которые, приезжая в США, часто начинали собственное дело, а также множество энергичных низкоквалифицированных работников. Мне даже не нужно рассказывать вам, чего Трамп хочет добиться в этом вопросе.

В-пятых, мы всегда щедро финансировали научные исследования, чтобы наши компании могли воспользоваться лучшими идеями — вспомните интернет и GPS — и основать новые индустрии. Резкий рост дефицита, спровоцированный введением нового налогового закона, лишит подобные исследования необходимого им финансирования.

Итак, вот к чему мы пришли: законопроект о налоговой «реформе» попирает все пять принципов, которые делали Америку великой на протяжении 250 лет.

Вместо того чтобы сначала спросить себя, в каком мире мы живем, каковы сейчас основные тенденции — к примеру, стремительные технологические изменения, автоматизация огромного количества работы, не требующей высокой квалификации, увеличение количества климатических катаклизмов, увеличение степени взаимозависимости в мире — и как мы можем скорректировать налоговую политику таким образом, чтобы помочь нашим гражданам извлечь максимальную пользу из этих тенденций, мы получаем законопроект, в основе которого лежит стремление отблагодарить крупных спонсоров и укрепить позиции Трампа перед промежуточными выборами.

Путин даже представить себе не мог, что Трамп окажется настолько глупым, а Республиканская партия — настолько циничной. Это стало дополнительной ложечкой черной икры на рождественских блинах Владимира.


Оригинал публикации: Merry Christmas, Vladimir – Your Friend, Donald
Опубликовано 19/12/2017 12:40
http://inosmi.ru/politic/20171220/241050550.html

0

23

The White House, США

Россия в Стратегии национальной безопасности США

Выдержки о российской угрозе и противодействии ей.


20.12.2017

Китай и Россия стремятся бросить вызов американскому влиянию и интересам, пытаются ослабить американскую безопасность и благополучие. Они полны решимости сделать экономику менее свободной и менее справедливой, они укрепляют свои вооруженные силы, а также берут под свой контроль информацию и данные с целью подавления своих обществ и расширения собственного влияния.

*

Усиливается опасность со стороны враждебных государств и негосударственных сил, пытающихся получить ядерное, химическое, радиологическое и биологическое оружие. Применение сирийским режимом химического оружия против собственных граждан подрывает международные нормы и правила, действующие против этого отвратительного оружия, в связи с чем все новые силы и группировки будут пытаться заполучить и использовать его.

*

Китай и Россия разрабатывают современные системы вооружений и создают новые возможности для их применения, угрожая важнейшим объектам нашей инфраструктуры, а также системе управления.

*

Соединенные Штаты развертывают эшелонированную систему противоракетной обороны против Северной Кореи и Ирана, чтобы защитить свою территорию от ракетного нападения. Эта система позволит ликвидировать ракеты до их запуска. Усиление ПРО не предназначено для подрыва стратегической стабильности и для ослабления давних стратегических отношений с Россией и Китаем.

*

Демократия сильна народом. Информированные и активные граждане — это фундаментальное и необходимое условие существования свободной и жизнеспособной страны. На протяжении многих лет наше общество защищает свободную прессу, свободу слова, свободу мысли. Сегодня такие страны как Россия применяют информационные средства для подрыва легитимности демократий. Враги нацелились на средства массовой информации, на политические процессы, на финансовые сети и на персональную информацию. Американский государственный и частный сектор должен признать эту угрозу и действовать совместно в целях защиты нашего образа жизни. Никакая внешняя угроза не должна поколебать нашу общую преданность нашим ценностям, подорвать нашу систему государственного управления и расколоть нашу нацию.

*

Непреложным фактом истории является борьба за власть и влияние. Нынешний период ничем от этого не отличается. Три главных наших противника — а это ревизионистские державы Китай и Россия, страны-изгои Иран и Северная Корея, а также опасные транснациональные организации, особенно джихадистские террористические группировки — активно противодействуют Соединенным Штатам, нашим союзникам и партнерам. Различаясь по своему характеру и масштабам деятельности, они соперничают с нами на политической, экономической и военной арене, и при помощи технологий и информации усиливают это соперничество, чтобы изменить в свою пользу региональное соотношение сил. В основе своей это политическое соперничество между сторонниками репрессивных систем и теми, кто выступает за свободное общество.

Китай и Россия хотят сформировать мир, несовместимый с нашими интересами и ценностями. Китай стремится вытеснить Соединенные Штаты из Индо-Тихоокеанского региона, раздвинуть пределы своей модели государственной экономики и перестроить регион на свой лад. Россия стремится восстановить статус великой державы и создать сферы влияния вблизи своих границ. Намерения обоих государств могут меняться, и Соединенные Штаты готовы к сотрудничеству с ними в тех областях, которые представляют взаимный интерес.

Россия стремится ослабить влияние США в мире и отделить нас от наших союзников и партнеров. Она видит угрозу в Организации Североатлантического договора и в Евросоюзе. Россия вкладывает средства в создание новых образцов военной техники, включая ядерные системы вооружения, которые остаются самой существенной угрозой для США, а также в совершенствование своего потенциала кибернетических войн, который дестабилизирует обстановку. Применяя грубую модернизированную тактику подрывных действий, Россия вмешивается во внутренние дела многих стран мира. Рост российских амбиций и ее военного потенциала ведут к возникновению нестабильности в Евразии, где из-за российских просчетов возрастает риск возникновения конфликтов.

Соперничество между великими державами вернулось, хотя его уже списали со счетов как явление прошлых столетий. Китай и Россия пытаются утверждать свое влияние в региональном и глобальном масштабе. Сегодня они принимают на вооружение такие военные системы, которые призваны блокировать Америке доступ к определенным районам в случае кризиса и лишить нас возможности свободно действовать в важных коммерческих зонах в мирное время. Корче говоря, они оспаривают наши геополитические преимущества и пытаются изменить в свою пользу международный порядок.

*

Обеспечивать устрашение и сдерживание сегодня гораздо сложнее, чем в период холодной войны. Наши противники изучили американские методы ведения войны и начали создавать такие силы и средства, которые помогают лишить нас преимуществ и воспользоваться нашими слабостями. Распространение высокоточного и недорогого оружия и использование кибернетических средств позволяет государствам и нашим негосударственным противникам наносить ущерб Соединенным Штатам в самых разных областях. Благодаря новым возможностям наши противники бросают вызов американскому господству на земле, в воздухе, на море, в космосе и в киберпространстве. Эти возможности также позволяют нашим противникам проводить стратегические атаки против США без применения ядерного оружия. Действуя такими методами, они могут нанести непоправимый ущерб нашей экономике и лишить нас возможности применить свои вооруженные силы. Методы сдерживания и устрашения необходимо применять во всех этих сферах, чтобы предотвращать все возможные стратегические атаки. Кроме того, наши противники и соперники научились умело действовать на грани норм международного права, не переступая порог открытого военного конфликта. Репрессивные, закрытые государства и организации довольно хрупки, но чаще всего они гораздо оперативнее и быстрее применяют новые экономические, военные и особенно информационные средства для достижения своих целей. Они не обременены требованиями правдивости, нормами и правилами защиты личной жизни и конфиденциальности информации, а также законами военных конфликтов, которым неизменно подчиняется демократия. Они проводят изощренные политические, экономические и военные кампании, используя в них дискретные действия. Они готовы терпеливо ждать, постепенно накапливая стратегические преимущества, из-за чего США и их союзникам очень трудно предпринимать ответные действия. Они тщательно просчитывают свои шаги, чтобы добиться максимального эффекта и не спровоцировать при этом США на прямой военный ответ. Добиваясь со временем все новых успехов, эти силы постепенно создают новый статус-кво.

*

Мы должны убедить противников в своей способности и готовности одержать над ними верх и разгромить их в случае нападения на США, а не просто наказать их за такое нападение. Мы должны наращивать свои возможности сдерживания и устрашения, убеждая противников в том, что они не добьются своих целей силовыми методами и другими формами агрессии. Надо, чтобы наши союзники поступали точно так же — чтобы они модернизировали свои армии, закупали необходимое вооружение и технику, повышали боеготовность, наращивали свои вооруженные силы и формировали политическую волю к победе. Соединенные Штаты должны быть готовы к такой форме соперничества. Китай, Россия и прочие страны и негосударственные силы понимают, что США зачастую видят мир в черно-белом цвете, считая, что то или иное государство находится в состоянии либо мира, либо войны, хотя на самом деле мир является ареной непрекращающегося соперничества. Наши враги не будут драться с нами на наших условиях. Мы поднимем ставки в конкурентной борьбе, чтобы ответить на этот вызов, чтобы защитить американские интересы, чтобы отстоять и продвинуть наши ценности. Наши дипломатические, военные и экономические ведомства отстают от этих изменений в характере соперничества. Американская армия должна быть готова к действиям во всем спектре конфликтов и в нескольких сферах одновременно. Чтобы ответить на эти вызовы, мы должны совершенствовать наши политические и экономические инструменты, обеспечивающие работу во всех этих сферах. Новые достижения в компьютерных науках и в производстве уже меняют характер войны. Эти наши преимущества усиливаются, когда мы объединяем силы наших союзников и партнеров. В наступающем будущем мы можем победить или проиграть. История свидетельствует о том, что американцы окажутся на высоте и смогут изменить неблагоприятные тенденции к выгоде для США, наших союзников и партнеров.

*

Чтобы обеспечить США возможность разгромить любого противника, требуются такие системы вооружений, которые превосходят его оружие по своему смертоносному действию. Где это возможно, мы должны совершенствовать существующие системы вооружений, добиваясь максимальной отдачи от прежних капиталовложений. В других областях мы должны создавать новые образцы, чтобы наши военные получали явные преимущества, а у противника появлялись дорогостоящие проблемы, связанные с проектированием и производством.

*

Соединенные Штаты должны отменить последние решения о сокращении численности вооруженных сил и увеличить эту численность, одновременно модернизируя армию и повышая ее боеготовность.

*

У Соединенных Штатов должна быть такая армия, которая способна защитить территорию страны и американские интересы. Боевая готовность требует повышенного внимания к подготовке войск, к тыловому обеспечению, к ремонту и обслуживанию. Мы должны иметь возможность своевременно прибыть на театр военных действий, чтобы быстро повлиять на ход событий. Для этого нам нужна современная и устойчивая система передового базирования, а также оперативные и мобильные силы, способны действовать в любой точке мира.

*

Министерство обороны должно разрабатывать новые оперативные замыслы и концепции, обеспечивающие победу без гарантированного превосходства в воздухе, на море, на суше, в космосе и в киберпространстве, в том числе, в условиях действий против тех угроз, которые не доходят до уровня открытого военного конфликта. Мы должны развивать свои возможности по ведению боевых действий с нерегулярными вооруженными формированиями, что требует долгосрочного планирования, а не временных мер, а также по ведению борьбы против террористических группировок и прочих угроз.

*

Крепкая военно-промышленная база является критическим элементом американской мощи и национальной безопасности. Способность военных нарастить свои усилия в ответ на чрезвычайные обстоятельства зависит от возможности нашей страны изготовить необходимые детали, оружие, наладить бесперебойное снабжение и подготовить квалифицированную американскую рабочую силу. Однако ослабление американского производственного сектора в последние два десятилетия оказало негативное воздействие на эти возможности, и может лишить американских производителей шанса обеспечить потребности национальной безопасности. Сегодня мы зачастую сталкиваемся с тем, что некоторую продукцию может производить одно-единственное предприятие, а некоторую мы вынуждены закупать за рубежом. Мы можем столкнуться с тем, что не сможем производить у себя в стране специализированную продукцию для нужд нашей армии. Производственная база США ослабевает, а вместе с этим мы лишаемся важнейших квалифицированных специалистов, начиная с такой области как промышленная сварка, и кончая кибербезопасностью и космосом. Поэтому для нас становится национальным приоритетом поддержать отечественное производство, прочную военно-промышленную базу и надежные цепочки поставок и снабжения.

*

Мы будем совершенствовать свои знания и представления о том, как противник завоевывает информационные и психологические преимущества в самых разных сферах. Соединенные Штаты должны развивать потенциал публичной дипломатии, чтобы эффективно конкурировать в этих вопросах.

Мы будем разрабатывать и проводить эффективные коммуникационные кампании в целях усиления американского влияния и противодействия идеологическим угрозам со стороны радикальных исламистских группировок и недружественных государств. Эти кампании должны соответствовать американским ценностям и разоблачать вражескую пропаганду и дезинформацию.

*

Сегодня Соединенные Штаты вынуждены вести соперничество за выстраивание позитивных отношений во всем мире. Китай и Россия при помощи своих инвестиций в развивающемся мире расширяют собственное влияние и получают конкурентные преимущества в ущерб США. Китай вкладывает миллиарды долларов в строительство инфраструктуры по всему миру. Россия тоже усиливает свое экономическое влияние, устанавливая контроль над важнейшими объектами энергетики и инфраструктуры в некоторых частях Европы и Центральной Азии. Соединенные Штаты предлагают альтернативу государственным инвестициям, которые зачастую идут во вред развивающимся странам. США развивают экономические связи не только ради выхода на новые рынки, но и для создания прочных взаимоотношений в интересах продвижения своих интересов в сфере политики и безопасности.

*

Авторитарные силы давно уже понимают, какой властью и влиянием обладают международные органы, и используют их для продвижения своих интересов и для ограничения свобод своих граждан. Если США уступят лидерство в этих органах своим противникам, они лишатся возможности влиять на развитие событий в позитивном для США направлении. Но не все эти органы одинаковы. Соединенные Штаты будут в приоритетном порядке работать в тех организациях, которые поддерживают американские интересы, добиваясь, чтобы они помогали нам, нашим союзникам и партнерам. Там, где существующие институты нуждаются в модернизации, Соединенные Штаты будут возглавлять эти усилия. В то же время, всем должно быть ясно, что США не уступят тем силам, которые претендуют на влияние на американских граждан и действуют вопреки нашим конституционным нормам.

*

Изменения в региональном балансе сил могут иметь глобальные последствия и создавать угрозу американским интересам. Рынки, сырье, линии связи и человеческий капитал — все это находится внутри ключевых регионов мира или перемещается между ними. Китай и Россия стремятся демонстрировать свою силу и влияние во всем мире, но в основном они взаимодействуют со своими соседями. Северная Корея и Иран также создают самую большую угрозу тем, кто находится в непосредственной близости от них. Но по мере распространения разрушительного оружия и усиления связей между регионами сдерживать угрозы становится все труднее. А если баланс в регионах смещается в ущерб США, то в совокупности такие тенденции могут создать угрозу нашей безопасности. Соединенные Штаты должны набраться сил, проявить волю и вступить в борьбу за предотвращение неблагоприятных изменений в балансе сил в Индо-Тихоокеанском регионе, Европе и на Ближнем Востоке. Для сохранения благоприятного баланса сил необходима твердая приверженность союзникам и партнерам, а также тесное сотрудничество с ними, поскольку они усиливают американскую мощь и расширяют американское влияние.

*

Мы сохраним передовое военное присутствие в целях сдерживания, а при необходимости и в целях разгрома любого противника. Мы будем укреплять наши многолетние военные связи и содействовать развитию прочного оборонительного механизма в сотрудничестве с союзниками и партнерами.

*

Угроза советского коммунизма миновала, но возникают новые угрозы, которые испытывают нашу волю. Россия своими провокациями стремится подорвать доверие Европы к Америке, ослабить трансатлантическое единство, европейские институты и страны. Вторгшись в Грузию и на Украину, она продемонстрировала свою готовность нарушать суверенитет государств этого региона. Россия продолжает запугивать соседей своими угрозами и действиями, бряцая ядерным оружием и укрепляя свой наступательный потенциал.

*

Соединенные Штаты будут углублять сотрудничество с европейскими союзниками и партнерами в целях противодействия силам, угрожающим нашим общим ценностям, интересам безопасности и общим взглядам на мир. Соединенные Штаты и Европа будут совместными усилиями противостоять российской подрывной деятельности и агрессии, а также угрозам со стороны Северной Кореи и Ирана. Мы будем и впредь отстаивать наши общие принципы и интересы на международных форумах.

*

Россия продолжает провальную политику холодной войны, поддерживая своих радикальных союзников на Кубе, в то время как Гавана проводит репрессии против своих граждан. Китай и Россия поддерживают диктатуру в Венесуэле и стремятся к расширению военных связей и поставок оружия в этом регионе. Демократические страны Западного полушария заинтересованы в совместном противодействии угрозам своему суверенитету.

Мы будем содействовать региональным усилиям по обеспечению безопасности и процветания посредством активного дипломатического сотрудничества. Мы будем изолировать те государства, которые отказываются поступать как ответственные партнеры и содействовать миру и процветанию Западного полушария. Мы ждем того дня, когда народы Кубы и Венесуэлы смогут насладиться свободой и благами совместного процветания. Мы будем содействовать тому, чтобы свободные государства нашего полушария поддержали эти коллективные усилия.



Оригинал публикации: National Security Strategy
Опубликовано 19/12/2017
http://inosmi.ru/politic/20171220/241055134.html

0

24

"Omega-Technologies"

22 декабря 04:05

Если прав Конфуций

Американская экономика имеет системный дефект, который делает ее могущество эфемерным. Дело в том, что большую часть экономического потенциала США составляют 500 с лишним транснациональных корпораций (ТНК). А до 90% их активов находится вне американской территории. Как заметил еще Конфуций, «родина у человека там, где находятся его богатства». Если Конфуций прав, для руководителей американских ТНК родиной является весь мир. А США, это только одна из стран, в которых у них имеются какие-то активы.

Так что для руководителей всех ТНК между США, Китаем или Гондурасом нет принципиальной разницы – это все входящие в управляемую ими мировую экономику территории. Или предприятия холдинга мировой экономики. Поэтому руководители американских ТНК патриотами США не являются. И в случае серьезных потрясений в США капитаны американской экономики не бросятся спасать страну – они только формально граждане США. Тогда как на самом деле они часть рожденного процессом глобализации правящего класса будущего всемирного общества.

Здесь необходимо уточнить, что именно в статье понимается под терминами «общество» и «правящий класс». Под обществом здесь понимается организованная среда, институты и право в которой обеспечивают совместное достижение общих для ее членов целей. То есть, максимально эффективно – быстрее, с меньшими затратами и с более качественными результатами. Поэтому общества создаются в результате появления общих для какой-то группы людей целей. А создают общества политически активные члены этой группы.

Под правящим классом понимается неформальное объединение на идейной основе политически активных членов общества. Эта «команда» подобна айсбергу, у которого видима только его верхушка – формальная власть. Так как «моторами» общественного развития являются политическая и экономическая элиты, в составе правящего класса доминируют их представители. А политически активные представители остальных элит входят в состав правящего класса в качестве младших партнеров. Поэтому процесс создания любого общества запускают только политическая и экономическая элиты или какая-то одна из них. И создание любого общества начинается именно с появления в каком-то виде правящего класса.

«Всему свое время». Проведенный с использованием нового интеллектуального обеспечения анализ ситуации в мире показал, что процесс глобализации создал всемирную среду, как общую для всех стран территорию деятельности. И теперь пришло время финальной стадии процесса – превращения общей среды в организованное пространство. То есть, создания адекватной особенностям деятельности в общей среде правовой системы и необходимого для управления ею набора институтов.

Уже имеется достаточно много пусть и косвенных свидетельств, что именно этим делом сегодня занимаются руководители ТНК – запустили процесс создания всемирного общества. Его членами должны стать самые большие и сложные организации – страны. А в лице своих руководителей ТНК представляют первую часть правящего класса будущего всемирного общества, который удобнее называть мировой элитой. И так как в составе этого правящего класса пока имеются только представители транснационального бизнеса, мировой элитой будем называть их «инициативную группу».

Мировая элита несколько лет назад приступили к созданию полноценного всемирного общества, потому что глобализация сделала планету общей в первую очередь для ТНК средой деятельности. И как любому бизнесу, транснациональному нужно, чтобы эта среда была полноценно организованным пространством – в ней был бы установлен общий для всех субъектов правопорядок и действовали бы обеспечивающие соблюдение правопорядка институты. Это общие для всех ТНК цели и для их эффективного достижения требуется создание объединяющего все страны полноценного всемирного общества.

Нужно понимать, что нынешнее международное сообщество уже только внешне похоже на организованное пространство – его право и институты де факто перестали работать. И по понятной причине. Они ведь создавались для условий другой по своей структуре среды – двухполюсного мира. И в условиях однополярного мира они просто не устраивают его единственный полюс – США.

Еще важнее то, что эту проблему простой модернизацией решить невозможно – модель однополярного мира слишком примитивна для уровня сложности современного мира. Это же модель Римской империи, в которой США пытаются вести себя как метрополия. Но и модель многополярного мира не решит проблему. Она же подразумевает возвращение в XIX век – к «оркестру великих держав». Получается, требуется создать принципиально новую модель организации общемировой среды – адекватное степени ее сложности полноценное общество. И создать такое общество сможет только тот, кому такое общество требуется – мировая элита.

Важную роль в запуске процесса создания всемирного общества сыграло осознание капитанами мировой экономики наступления ситуации глобальной неопределенности. Продвинутые представители бизнеса констатируют, что уже и традиционный риск-менеджмент, который применяют государственные организации и компании, полностью утратил эффективность. Используя термин владельца хедж-фонда Empirica Capital Н. Талеба, можно говорить о наступлении «эпохи черных лебедей». И раз обществоведы и мозговые центры демонстрируют полное непонимание происходящего в мире, мировой элите остается руководствоваться «народным» рецептом – навести хоть какой-то понятный всем порядок.

Так как процесс глобализации переселил страны с «хуторов» в «многоквартирный дом», значит пришло время навести порядок именно в этом доме – объединить всех субъектов мировой арены в полноценное общество, право и институты которого упорядочат все виды международной деятельности. Потому что только в этом случае можно любой деятельностью заниматься осмысленно и ответственно. Что и требуется мировой элите, понявшей, что организуемые политиками аналогичные «арабской весне» катаклизмы становятся для мировой экономики аналогами разрушительных тайфунов.

Наконец, к концу нулевых стал очевидным факт наступления глобальной рецессии. По сути, с начала нулевых мировая экономика «росла» только у статистиков и лишь благодаря акробатическим методикам расчетов. А экономисты до сих пор не смогли предложить рецептов восстановления экономического роста. Это значит, что имеет место системный кризис индустриальной модели общества – она выполнила свою роль в эволюции.

Определенную роль в осознании мировой элитой нынешней ситуации в США и мире сыграла вышедшая в 2012 году книга З. Бжезинского «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной мощи» («Strategic Vision: America and the Crisis of Global Power»). В ней было обосновано представление, что США идут по пути СССР и к аналогичному финалу. Хотя прямо об этом не говорилось. Тем не менее, мировой элите стало понятно, что сегодня развивается небывалый по масштабу кризис, в котором СССР стал только его первой жертвой. А теперь настало время следующей жертвы. И она вряд ли станет последней.

Это третий в истории европейской цивилизации максимального масштаба кризис. Потому что это кризис смены эпохи. То есть, аналогичный кризисам перехода от античного общества к феодальному и от феодального к индустриальному. Чтобы оценить масштабы и глубину предстоящей трансформации общества, нужно осознать, что будущее общество будет так же отличаться от индустриального, как индустриальное отличается от феодального.

Так что развитие полноценного всемирного общества, это главная задача следующей эпохи. И только наднациональная элита способна создавать общество, правовая система которого и станет новым мировым порядком. В этом деле важно понимать, что любое общество, это результат материализации какого-то мировоззренческого учения – религии или идеологии. Именно исповедуемое правящим классом учение задает обществу цели, указывает пути и способы их достижения, предлагает подходящую целям модель организации общества и концепцию правовой системы. Так что учение выполняет для правящего класса функции лоции деятельности и проекта организации.

Кризис индустриального общества свидетельствует об устаревании воплощенных в нем идеологий – версии социализма и либерализма выработали свой навигационный и проектный ресурсы. Соответственно, это мировоззренческий кризис. Именно поэтому исповедующие индустриальные идеологии политические элиты развитых стран не только не смогли подняться на наднациональный уровень, но и вообще измельчали и посерели. Это естественное следствие устаревания идеологий – они перестали генерировать великие цели. А только такие по качеству цели создают спрос на великих политиков.

Именно поэтому переход человечества на следующий уровень развития сегодня могут организовать только наднациональная часть экономической элиты. Других такого качества элит в мире просто нет. И они смогут вывести человечество из мировоззренческого кризиса только если будут оснащены адекватной современным условиям и уровню сложности современного общества новой идеологией.

Такая идеология мировой элите необходимо не только в качестве руководства по созданию всемирного общества. Дело в том, что только идеология может объединить наднациональные элиты в полноценный правящий класс. Как масонское учение в XVIII веке объединило наднациональные элиты европейских стран в неформальный правящий класс, который полтора века управлял процессом развития индустриального общества. Тот правящий класс не успел создать всеевропейское общество из-за появления антагонистических идеологий – социализма и либерализма. Их распространение сначала разрушило объединение элит, а затем привело к двухвековой борьбе между их сторонниками. И так как ни одна из идеологий не смогла одержать в этой борьбе победу, для создания общеевропейского общества не оказалось нужной мировоззренческой основы. Поэтому мировой элите требуется не просто новое мировоззренческое учение, но обязательно способное объединить людей разной идейной ориентации. Как масонство объединяло людей разного вероисповедания.

Бизнес лучше всех знает, что команда, которая довела предприятие до банкротства, в принципе не способна его спасти. Поэтому оздоровление предприятия всегда должно начинаться со смены его руководства. И по этой причине нынешние политики тоже обречены – именно они довели мир до глобального кризиса. А сегодня в своей деятельности уже руководствуются лозунгом «после нас хоть потоп». Так что брать их в партнеры в деле создания всемирного общества мировой элите и в голову не может прийти.

Что касается правящих классов стран, то они не способны организовать равноправное всемирное общество. Потому что менталитет правящего класса современного общества слишком консервативен. В первую очередь все они страдают застарелыми маниями и фобиями. Плюс для них «точкой опоры» любых проектов служит весовая категория страны в количественном измерении – ВВП, численность населения, размер территории. А это значит, что правящие классы способны создать лишь плохую копию нынешнего мирового сообщества – сословного и удобного привилегированным странам.

Тогда как ТНК на мировом рынке между собой полностью равноправны – в их отношениях роли не играют ни весовая категория, ни политические или национальные фобии и мании. Поэтому они организуют естественное для себя всемирное общество – равноправное. При этом в нынешней ситуации всемирное общество пока сможет эффективно функционировать и развиваться лишь по самой простой модели – общинного хозяйства. Что на примере федеративной Германии наглядно продемонстрировала А. Меркель. Пока в ситуации вызванного «арабской весной» миграционного кризиса ей не взбрело сменить амплуа домохозяйки на роль фюрера Европы, Германия оставалась вполне благополучной страной – стабильной и полностью управляемой. Этот пример так же свидетельствует, что индустриальные идеологии уже не просто устарели, а стали токсичными – применение их идей на практике уже разрушает общество.

Модель общинного хозяйства позволит властям избегать поклонения сомнительным ценностям. А экономическая элита имеет наиболее адекватную такой форме общества квалификацию. Поэтому ей можно будет действовать, ничего особо не изобретая – лишь используя накопленный человечеством положительный опыт общественного развития. Тогда как политики всемирному обществу потребуются только когда нужно будет запускать процесс его развития. То есть, после распространения новой идеологии. Потому что политическая деятельность в конечном итоге состоит в реализации предлагаемых учениями общественных проектов.

Распространение новой идеологии позволит начать рекрутировать в состав правящего класса и представителей всех прочих элит. И так как правящий класс должен быть идейным объединением, его развитие невозможно без новой идеологии. Наконец, без нее всемирное общество будет оставаться всего лишь самым большим в мире общинным хозяйством.

А пока исходный состав мировой элиты в лице руководителей ТНК должен обеспечить переход от модели сословного мирового сообщества с привилегированными странами-полюсами к обществу, состоящему из равноправных стран планеты. Кроме транснационального бизнеса этот процесс организовать некому – ни одна из стран не имеет необходимого для этого качества, общественного веса, интеллекта и ресурсного потенциала. И только в транснациональном бизнесе сегодня прямо или косвенно представлена большая часть человечества.

Понятно, что для создания всемирного общества вначале нужно освободить для него место – ликвидировать существующую организацию международной среды. И в первую очередь упразднить статус США как единственного полюса мира или метрополии всемирной империи. И очевидно, что в этом вопросе интересы руководителей даже американских ТНК полностью расходятся с интересами политической элиты США.

Приход в Белый дом Д. Трампа, это первое очевидное свидетельство появления в мировой политике «невидимой руки» транснационального бизнеса. Точнее, американской части мировой элиты. И это результат первой атаки мировой элиты на американский истеблишмент, как на «монарха» однополярного мира. Эта атака завершилась взятием бастиона исполнительной власти США. И спустя год уже понятно, что «осушение вашингтонского болота» идет вполне успешно – исполнительная ветвь власти освобождается от бюрократического балласта быстрым темпом. Пример чистки Р. Тиллерсоном кадров госдепартамента это демонстрирует с исчерпывающей очевидностью. Дальше начнется осада конгресса, по завершению которой США будут превращены в рабочий инструмент мировой элиты. Затем аналогичная санация будет проведения и в отношении правящих классов всех развитых стран.

Разумеется, создавать всемирное общество без участия правящих классов стран задача не из простых. Но вполне решаемая. Сегодня ТНК обладают совокупной мощью и влиянием, которых достаточно для того, чтобы своими силами реализовать такой проект. Им нужно лишь поставить целью создание качественного всемирного общества – максимально свободного и справедливого. Чтобы все народы захотели стать членами такого общества и принудили правящие класс своих стран согласиться с таким выбором.

Но для этого мировой элите потребуется в первую очередь решить проблему адекватного современным условиям и стоящим задачам интеллектуального обеспечения проекта. Для этого требуется решить круг чрезвычайно сложных концептуальных и огромное количество технических вопросов. Существующие «мозговые центры» для этого вряд ли подойдут – за полвека жесткая идеологическая цензура полностью очистила их даже от символического инакомыслия.

Тогда как создать новое интеллектуальное обеспечение способны только еретики. Поэтому мировой элите потребуется вначале разобраться в появившихся за последние пару десятилетий ересях – выбрать пригодные для своих целей. А затем организовать развитие на их основе версий интеллектуального обеспечения. Когда эта работа будет завершена можно будет начать развитие модели общинного хозяйства в полноценное всемирное общество – имеющее полный набор всех сфер деятельности.

Таким образом можно считать, что в 2017 году на планете началась финальная стадия процесса глобализации – запущен проект создания мировой элитой всемирного общества. В состав мировой элиты входят и руководители российских ТНК. Пусть и пока только в статусе заднескамеечников. Они в мировой элите пока новички и не обладают серьезным авторитетом. Тем не менее, короткий путь к «креслам первого ряда» существует. Потому что пока вакантно место идейного лидера мировой элиты. Этот статус получит та группа элиты, которая решит самую острую для нее проблему – создаст новое интеллектуальное обеспечение.

Для достижения этого результата у руководителей российских ТНК есть все условия. Так двадцать лет форы позволили нашим интеллектуалам создать адекватное современным условиям и при этом полноценное по составу интеллектуальное обеспечение. И пока в этом деле мы минимум на 5-7 лет опережаем потенциальных конкурентов. Важно и то, что мы полвека были идейным лидером человечества: инициировали и поддерживали процесс развития главного достижения ХХ века – социального государства. Так что статус идейного лидера нам не только по силам, но и привычен. Глупо не воспользоваться возможностью вновь им стать.

Это значит, что история не только не закончилась, наоборот, начался самый захватывающий ее этап – рождения и развития всемирного общества. И как раз критическая ситуация в мире, как положено в эволюции, запустит этот проект. Причем именно в этом проекте будут решаться главные проблемы человечества, выстроится новая система стран и формироваться новый мировой порядок. Причем в этом проекте атомные бомбы, их количество и средства доставки вообще не будут играть какой-либо роли.

https://cont.ws/@omega-techs/802938

0

25

Китайское агентство Dagong понизило рейтинг США

16 января 2018, 15:07

Текст: Алина Назарова

Китайское рейтинговое агентство Dagong Global Credit Rating объявило о снижении суверенного кредитного рейтинга США в иностранной и национальной валюте с «А-» до «ВВВ+» с негативным прогнозом.

По мнению аналитиков Dagong, в США «продолжается ухудшение источников погашения долговых обязательств федерального правительства, и эта тенденция еще более усугубится из-за масштабного сокращения налогов».

«Возрастающая зависимость от долговой модели экономического развития продолжит подрывать платежеспособность федерального правительства», – уверены в агентстве, передает «Интерфакс».

Среди причин ухудшения рейтинга аналитики назвали недостатки в нынешней политике США, затрудняющие эффективное управление федеральным правительством.

Агентство прогнозирует, что рост американского ВВП в 2018 году составит всего 2,3% и продолжит замедляться в последующие годы.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в начале США напрягли весь мир угрозой своего дефолта после того, как министр финансов США призвал Конгресс срочно повысить лимит госдолга. Однако поскольку у Дональда Трампа сложные отношения с собственной партией, процедура может стать поводом для вмешательства парламента в полномочия президента.

https://vz.ru/news/2018/1/16/903756.html

0

26

The Washington Post, США

Оборонная стратегия Трампа идеальна для России

24.01.2018
Федор Лукьянов



Москва. — Новая стратегия национальной обороны США, о которой в пятницу объявил министр обороны Джеймс Мэттис, официально ставит Пентагон в конфронтацию с Россией и Китаем. Как это ни странно, в Москве она многим понравилась: такая ситуация напоминает времена холодной войны, когда все было ясно, и каждый знал, как надо себя вести. Но время не повернешь вспять. И хотя возродить прежнюю милитаризацию возможно, сделать ее организованной и упорядоченной, как раньше, никак нельзя.

В представленной Пентагоном стратегии нашло точное отражение то мировоззрение, которое олицетворяет президент Дональд Трамп. Эпоха после окончания холодной войны, когда Америка неожиданно стала мировым гегемоном, подошла к концу. «На протяжении десятилетий Соединенные Штаты обладали неоспоримым и доминирующим превосходством во всех сферах, — говорится в новой оборонной стратегии. — В целом мы могли использовать свои войска, когда хотели, направлять их туда, куда хотели, и действовать так, как хотели. Сегодня наше господство оспаривается во всех сферах — в воздухе, на земле, на море, в космосе и в киберпространстве».

Те вызовы, с которыми сегодня сталкиваются США, происходят в основном от соперничества с ведущими державами, а не с какими-то изгоями из числа террористов, против которых была нацелена предыдущая военная стратегия. Кроме того, она вызвана глобальными процессами, такими как климат и демография. «Сегодня основная проблема для национальной безопасности США — не терроризм, а межгосударственное стратегическое соперничество, — говорится в оборонной стратегии. — Американская армия не обладает предопределенным ей правом на победу на поле боя». А это значит, что мы возвращаемся к классической модели международных отношений и к традиционным целям прагматичной политики.

Что все это означает для России, которая вместе с Китаем официально названа стратегическим противником США? Во-первых, добро пожаловать в клуб. Москва никогда не воспринимала всерьез рассуждения о либеральном мировом порядке, как называют беспроигрышную игру, в которой вместо соперничества присутствует взаимозависимость, а экономика стоит выше безопасности. Идея о «балансе сил», являющаяся основополагающей концепцией реальной политики (realpolitik), несколько раз звучит в новой оборонной стратегии США. В России она всегда являлась составной частью политического мышления и риторики, а вот Западу в какой-то момент она начала казаться анахронизмом. Теперь же Россия и США снова заговорили на одном концептуальном языке.

Во-вторых, многие в Москве со вздохом облегчения воспримут тот факт, что Россию недвусмысленно назвали соперницей, поскольку она никогда не думала иначе (за исключением непродолжительного периода в конце 1980-х и начале 1990-х годов) и считала лицемерными заявления об обратном. Теперь риторика соответствует реальности.

В-третьих, положение новой оборонной стратегии о том, что сотрудничество возможно только «с позиции силы и на основе наших национальных интересов» по всей видимости вполне устраивает Россию, поскольку оно укрепляет подходы самой Москвы. Тот упор, который в американской стратегии сделан на развитие технологий, позволит российским генералам требовать больше денег на аналогичные цели. Здесь Трамп вполне последователен — он говорил о необходимости наращивать военную мощь и тридцать лет, и три года назад.

Прежние лестные высказывания Трампа в адрес президента Владимира Путина и постоянные нападки на Трампа с обвинениями в сговоре с Россией в какой-то момент создали иллюзию того, что он хочет улучшить отношения между двумя странами. Но результаты первого года его президентства едва не стали катастрофой для российско-американских отношений. И неважно, произошло это случайно или было сделано преднамеренно.

Возможно, Трамп надеялся на какое-то тактическое соглашение с Москвой, в основном по Ближнему Востоку. Но этого не произошло. На то есть несколько причин, но самая очевидная заключается во внутриполитической борьбе и распрях внутри США из-за обвинений по поводу российского вмешательства в американские выборы. Столкнувшись с такой ситуацией, Трамп с легкостью отказался от своих намерений — просто в силу того, что Россия для него не очень-то и важна.

Его главная цель состоит в том, чтобы изменить экономические отношения с остальными миром, в основном с Китаем, с азиатскими «тиграми» и с Европой. Россия играет незначительную роль в мировой экономике, и Трамп не будет предпринимать никаких серьезных усилий на российском направлении. Он рассчитывал на быстрые и легкие дивиденды от своих шагов навстречу Кремлю, и немедленно остановился, когда почувствовал, что политические издержки становятся серьезнее, чем он ожидал.

По своей форме российско-американские отношения вернулись к модели холодной войны: это военное соперничество, потенциальная гонка вооружений и сдерживание. Но в действительности ситуация совершенно иная. Почему?

Во-первых, столкновение между Москвой и Вашингтоном не является главным для международной системы, которая полицентрична, хаотична и разнообразна. Общее концептуальное мировоззрение (баланс сил, национальные интересы и так далее) не в состоянии возродить механизмы обеспечения глобальной стабильности, которые действовали 40 лет назад. Рецепты холодной войны сегодня уже неэффективны, потому что на сцене появилось множество других действующих лиц, которые не прислушиваются ни к России, ни к Америке.

Во-вторых, в глобальном мире все границы пористые и проходимые, и никто не знает, как регулировать внешнее влияние на государства. Россия обычно обвиняла Соединенные Штаты во вмешательстве в свои внутренние дела: в открытой поддержке антиправительственных протестов, в финансировании оппозиционных неправительственных организаций и средств массовой информации, а также в критике принимаемых внутри страны решений, в том числе, правовых. В свою очередь, сегодня США обвиняют Россию в масштабном вмешательстве в выборы и во враждебном настрое СМИ. Две страны никак не могут договориться о взаимном невмешательстве, потому что понимают его по-разному. То, что одна сторона называет «мягкой силой», другая воспринимает как попытку ослабления ее государства, и наоборот.

Многие в Москве считают, что Америка Трампа приспосабливается к новой ситуации в мире и проводит корректировку своих позиций. Соединенным Штатам пора отказаться от глобального лидерства и глобального регулирования, перейдя к внешней политике, направленной на обеспечение более конкретных национальных интересов. Так случилось, что Трамп возглавил этот переход, что сделал бы любой президент, хотя скорее всего, в более мягкой форме.

Ключевым элементом такого перехода является упор на силу как на средство, обеспечивающее не глобальное лидерство Америки, а ее глобальное превосходство и способность отстаивать американские интересы всеми возможными способами. Прежде всего сила означает классическую военную мощь, о чем открыто заявлено в новой стратегии национальной безопасности США (опубликована в декабре) и в новой оборонной стратегии. А для этого требуются четко обозначенные враги. Таким образом, Москва становится идеальной мишенью как с психологической точки зрения (инерция холодной войны очень сильна), так и с практической, поскольку усиление военной мощи России делает ее серьезной угрозой. Следовательно, соперничество с Россией предопределено.

Америка не готова мириться с тем обстоятельством, что Запад сегодня — не единственный игрок, пытающийся влиять на перемены в других странах. Образ России как универсальной опасности — это сублимация нового взгляда на мир, который якобы полон угроз, а не благоприятных возможностей. Такая точка зрения вновь находит отражение как в новой оборонной стратегии, так и в новой стратегии безопасности. Что интересно, Россия разделяет эту точку зрения — просто в силу того, что она для нее не нова.

Как будет поступать Москва? Она будет стремиться к перевооружению, к минимизации рисков, к асимметричным ответам и попытается воспользоваться тем обстоятельством, что мир сегодня видит в США главный источник нестабильности. Уже много раз говорили и писали, что Путин — опытный дзюдоист. А в этом виде спорта сила соперника оборачивается против него. Похоже, что американская стратегия национальной обороны, уделяющая главное внимание силе, пришлась как нельзя кстати.

Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».


Оригинал публикации: Trump's defense strategy is perfect for Russia
Опубликовано 23/01/2018
http://inosmi.ru/politic/20180124/241264591.html

0

27

12 февраля 2018

National: США не позволят России вернуться в клуб сверхдержав

Материал представлен в переводе ИноТВ

На следующей неделе американские дипломаты отправятся в столицы арабских стран, Турции и Европы, чтобы заявить о том, что США больше не станут демонстрировать мягкость по отношению к тем, кого они считают угрозой влиянию и стратегическим интересам Америки. Как пишет The National, таким образом Белый дом отправляет Кремлю сигнал о том, что Россия не сможет вернуть себе статус сверхдержавы, и всё это происходит на фоне возвращения атмосферы холодной войны.

На следующей неделе американские дипломаты, вооружённые новой доктриной, отправятся в столицы арабских стран, Турции и Европы, чтобы заявить, что США больше не станут демонстрировать мягкость по отношению к тем, кого они считают угрозой влиянию и стратегическим интересам Америки. Как пишет The National, советник по вопросам национальной безопасности Герберт Макмастер, который в настоящее время является самой влиятельной фигурой в администрации Трампа, отправится в Турцию, чтобы разъяснить пределы терпения США и НАТО в отношении «авантюр Реджепа Тайипа Эрдогана» в Сирии и его партнёрства с Россией и Ираном.

Макмастер и министр обороны США Джеймс Мэттис также обратятся к Европе и всему миру на Мюнхенской конференции по безопасности. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон тоже посетит Турцию, где поднимет ряд важных вопросов, что ознаменует собой начало реализации его нового курса, который отвечает интересам фракции, господствующей в администрации Трампа.

Как продолжает издание, эти визиты пройдут на фоне возвращения атмосферы холодной войны в отношения между США и Россией, на фоне замешательства в связи с намерениями Израиля касательно роли Ирана в Сирии и Ливане, на фоне напряжённости в отношениях между Турцией, Ираном и Россией, а также в свете подготовки к выборам в Египте, Ираке и Ливане.

В Турции американские чиновники сосредоточатся на военных операциях Анкары в Африне и Манбидже, а также на недавних агрессивных заявлениях турецких чиновников, которые угрожали американским военным в Сирии и пообещали расширить масштабы своих операций против сирийских курдов. Эта остановка в Турецкой Республике по времени совпадёт с попытками спасти отношения Турции с Ираном и ещё больше укрепить её отношения с Россией. Ожидается, что Турция, которая является членом НАТО, услышит чёткое предупреждение от американской администрации о том, что последняя намерена рассматривать происходящее сквозь призму своего нового стратегического видения и что она не станет идти на компромиссы.

Кроме того, американские чиновники намереваются сообщить ведущим членам НАТО в Европе, что тем необходимо делать более существенный вклад для того, чтобы покрывать расходы этого стратегического партнёрства. Средства требуются на реализацию долгосрочных программ подготовки в Ираке, на поддержку санкций против Ирана, а также на проведение операций коалиции в Сирии.

«В более широком стратегическом смысле Белый дом отправляет Кремлю сигнал о том, что Россия не сможет вернуть себе статус сверхдержавы», — пишет автор статьи.

Как заключает издание, если Россия и США не сумеют достичь взаимопонимания, буран холодной войны охватит весь мир и его эпицентром станет Сирия. Однако главный пункт разногласий между странами касается не характера их двусторонних отношений, а иранского проекта в Сирии, который ещё больше осложнил борьбу интересов — точно так же, как вопрос о судьбе Асада осложнил процесс переговоров в Вене в 2015 году, помешав достичь прогресса в Сирии.

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2018-02-12 … yat-Rossii

0

28

The Nation, США

Почему Россия становится ключевой дипломатической державой мира
Москва в совместной работе с другими странами задает курс на дипломатическое разрешение ряда важнейших конфликтов.

25.02.2018
Патрик Лоуренс (Patrick Lawrence)



В начале этого месяца в небе над Сирией произошла череда событий, заслуживающих особого внимания. Все случившееся я считаю поучительным, и эти уроки следует усвоить каждому из нас. Речь идет о растущей важности дипломатического присутствия России — разумеется, на Ближнем Востоке, но и далеко за пределами региона. Кроме того, мы видим, что Россия стремится взять на себя роль стабилизирующей силы на международной арене, видим, что Америка не желает мириться с такого рода перспективой и наносит вред себе и всем остальным, упуская многочисленные возможности — результат того, что я называю умышленной слепотой.

Начнем с того, что пару недель назад произошло между Сирией и Израилем.

После того, как предположительно иранский беспилотник, запущенный с позиций в Сирии, залетел на территорию, которая предположительно являлась израильским воздушным пространством, израильские самолеты, как сообщатся, ударили через сирийскую границу по центру командования и управления. Военные действия обострились, когда сирийская артиллерия сбила израильский F-16, что вызвало новую серию израильских авиаударов. В тот момент казалось, что премьер-министр Нетаньяху был готов к дальнейшей эскалации своей кампании против иранского присутствия на сирийской территории — и по сути мог открыть новый фронт в войне, завершение которой, казалось, было не за горами.

Довольно примечательное событие. Но гораздо больше меня интересует то, что случилось потом.

Между Биньямином Нетаньяху и Владимиром Путиным состоялся телефонный разговор.

Никто не говорит, от кого исходил звонок, но, учитывая сказанное, стоит предположить, что израильскому премьер-министру позвонил российский президент. По официальным данным из Москвы, Путин попросил Нетаньяху пресечь конфликт. «Президент России высказался за то, чтобы избегать любых шагов, которые могли бы привести к новому витку опасного для всех противостояния в регионе», — говорится в кратком резюме Кремля.

Вчитайтесь в это предложение.

Похоже, что Путин в завуалированной форме делает предупреждение. Это отчасти объясняется тем, что израильские бомбардировки такого рода могут спровоцировать вовлечение в конфликт российских наземных подразделений и создать помехи для российских воздушных операций. Насколько вероятен такой сценарий, неясно; но с уверенностью можно сказать, что Москве он не по душе. Правда я склонен истолковывать этот шаг Путина более широко: он пытался напомнить Нетаньяху о том, что Россия взяла на себя роль гаранта региональной стабильности, суверенитета Сирии и мирного процесса, который сейчас Москва пытается продвигать при поддержке Ирана и Турции.

Haaretz опубликовал интересный анализ этих событий и последующих заявлений. «Путин положил конец конфронтации между Израилем и Ираном в Сирии, и обе стороны приняли его решение», — предположила израильская газета.

Это может оказаться преувеличением. И неясно, готовы ли Путин или министр иностранных дел Сергей Лавров брать трубку каждый раз, когда израильский самолет совершает ограниченный вылет в воздушное пространство Сирии, что время от времени случалось еще до начала сирийской войны семь лет назад. Между тем гораздо вероятнее, что израильское руководство будет проявлять большую осторожность, чем обычно. В этом и состоит значимость событий прошлых выходных.

Многие комментаторы отмечают у Нетаньяху привычку, ставшую очевидной с прошлого года: теперь он совещается с Путиным по региональным вопросам. Мы только что видели, что это происходит, когда встает вопрос большой значимости. Москва не только играет важную дипломатическую роль на Ближнем Востоке. Как оказалось, она также обладает способностью играть ее со знанием дела, вот почему она и пользуется влиянием уравновешивающего фактора в регионе, известном в первую очередь своей неустойчивостью и борьбой враждебных сил. (На этой неделе Россия аналогичным образом пытается использовать свое влияние, чтобы положить конец боевым действиям в Восточной Гуте, осажденном пригороде Дамаска.)

Рассудите: возможно, Россия — пусть пока это будет предположением — только что сделала шаг к понижению крайней степени враждебности, которую Нетаньяху старательно культивирует в отношении Исламской Республики. Это ослабление напряженности будет главным среди прочих стабилизирующих дипломатических достижений Путина на Ближнем Востоке за последние два года. Прежде всего он свел Иран и Турцию, шиитов и суннитов соответственно, которые никогда не отличались взаимным расположением, в дипломатическую триаду, нацеленную на поиски переговорного решения в Сирии. И он заставил саудовцев и катарцев умерить пыл в своих междоусобных провокациях против светского правительства в Дамаске. Стоит отметить, что в среду, после событий, имевших место в выходные, Путин и саудовский монарх король Салман обсудили ситуацию в Сирии по телефону.

Перечисленные примеры касаются Ближнего Востока. Но есть и другие. Один из них — корейский кризис, другой — Украина. В первом случае Россия ведет тихую, но последовательную работу с правительством Муна в Южной Корее и отдельно — с китайцами, чтобы создать не только основы для дипломатического урегулирования с Северной Кореей, но и перспективный план экономической интеграции, способной вовлечь Север в региональную экономику и побудить его склониться к устойчивому примирению с Югом. В случае Украины Москва как и прежде готова работать с Парижем и Берлином, чтобы ввести в силу Минск-II, подписанный в 2015 году механизм урегулирования — единственный существующий ныне путь к миру.

Мне хорошо известны опасности, возникающие вследствие предположений о том, что во всех своих действиях Россия руководствуется исключительно злым умыслом. Эта линия аргументации никогда не производила на меня впечатления, поскольку противоречила весьма очевидной реальности, не впечатляет она и сейчас. Слишком часто рабочее предположение заключается в том, что, как бы Москва ни описывала свои намерения, в мыслях у нее совсем другое, потому что русские никогда не имеют в виду того, что говорят. По формальным признакам это любительская логика, но неважно. В большинстве случаев — во всех, упомянутых здесь — достаточно свериться с картой, чтобы понять, что Москва преследует свои интересы там, куда собственно и указывает. Ей нужна стабильная светская Сирия, а также Ближний Восток, следующий соглашениям по региональной безопасности (таким, к примеру, как договор с Ираном). Россия отнюдь не выигрывает от того, что Украина, с которой у нее помимо всего прочего давние и активные экономические связи, все больше превращается в государство-банкрота. Если Северную Корею удастся вовлечь в регионально взаимозависимую экономику, это будет иметь большое значение для российского Дальнего Востока.

Пришло время оценить стоимость нашей приверженности состязательным отношениям с Москвой, которые сегодня все больше напоминают отношения врагов времен холодной войны. В худшем случае, разумеется, это ценой может быть война, но пока что ее следует измерять упущенными возможностями. Пересмотрите еще раз те случаи, которые я отметил. Москва, работая совместно с другими странами, помогает устанавливать курс на дипломатические решения с вполне правдоподобными обязательствами. Они послужат основой для дальнейшего диалога — как на благо Америки, так и на благо всех остальных.

Эти преимущества являются документально подтвержденным фактом, если в их отношении возникают какие-либо вопросы.

Вспомните, что произошло в 2013 году, когда Барак Обама облажался со своей нелепой «красной линией» касательно применения химического оружия в Сирии только потому, что в пригороде Дамаска обнаружились канистры с зарином. (Даже министр обороны Мэттис теперь признает, что никаких доказательств того, что правительство Асада использовало зарин, не было.) Лавров пошел к госсекретарю США Джону Керри и предложил договориться о том, чтобы вывезти запасы химического оружия правительства Асада из страны. Это было сделано — пусть пропагандисты войны в нынешней администрации оценивают этот факт как угодно — и ненужная и опасная эскалация в Сирии была предотвращена.

Другой аналогичный случай — ядерное соглашение с Ираном. В ходе длительных и результативных переговоров Лавров и российская делегация в Женеве сыграли решающую роль в преодолении ряда наиболее трудных препятствий. То, которое имею в виду я, касается законного права Ирана на владение собственным обогащенным ураном. Лавров не стал зацикливаться на этой теме и протолкнул переговоры вперед, действуя в пользу Соединенных Штатов и остальной группы 5 + 1 (постоянных членов Совета Безопасности плюс Германия). Иранский уран был отправлен в Россию, которая теперь выделяет его Ирану в количествах, необходимых для проведения медицинских исследований и других программ такого рода.

Я не могу не отметить, насколько сдержанно Вашингтон выразил свою благодарность Москве, когда после двух лет напряженных усилий договор с Ираном был, наконец, подписан. (То же самое наблюдалось и в случае с «красной линией»). Разумеется, с тех пор ситуация серьезно ухудшилась: на данный момент любые попытки работать с Россией на любом фронте сопряжены с политическим риском. Это непродуктивно. Это разрушительно. Многие теперь за это платят, и нам нужно учесть, что американцы в списке проигравших не самые последние.

https://inosmi.ru/politic/20180225/241552851.html
Оригинал публикации: Why Russia Is Emerging as the World’s Indispensable Diplomatic Power
Опубликовано 23/02/2018

0

29

The Hill, США

Америка уступает России роль ключевого игрока на Ближнем Востоке

08.03.201875872
Джессика Мэтьюз (Jessica Mathews)


Жалкая позиция, которую сегодня занимают Соединенные Штаты на Ближнем Востоке, должна стать для президента Трампа мощным предупредительным сигналом. В этом регионе Америка располагает целым рядом военно-воздушных и военно-морских баз, крупными группировками войск, находящимися в в Катаре, Бахрейне, Кувейте и Объединенных Арабских Эмиратах и укомплектованными 55 тысячами военнослужащих и гражданских лиц, равно как и растущими контингентами в военных зонах Афганистана, Сирии и Ирака. Несмотря на всю эту военную мощь США ведущей державой в регионе сегодня является Россия.

После того, как российский президент Путин спас режим сирийского президента Башара Асада от краха, ему удалось наладить рабочие отношения со всеми крупными ближневосточными державами включая Египет, Саудовскую Аравию, Израиль, Иран и Турцию, хотя некоторые из них выступают решительно против его действий в Сирии. Москве удалось прийти к договоренностям с Саудовской Аравией и удержать мировые цены на нефть от дальнейшего падения. Еще никогда Россию и Израиль не связывали столь близкие отношения, хотя одновременно с этим Россия значительно укрепила позиции Ирана в Сирии.

Несмотря на то, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и Путин поддерживают противоборствующие стороны в сирийском конфликте, а также невзирая на членство Турции в НАТО оба лидера смогли преодолеть напряженность в отношениях и договорились о покупке Анкарой российских ракет ПВО и российского ядерного реактора. Президент Египта Фаттах ас-Сиси, подобно Эрдогану и израильскому премьер-министру Биньямину Нетаньяху, совершает регулярное паломничество в Москву, а недавно Египет и Россия подписали проект договора, предоставляющего Москве доступ в воздушное пространство Египта и, возможно, к базам. Москва согласилась продать Египту ту же самую передовую ракетную систему, которую покупает Турция, и построить в стране первый ядерный реактор.

За исключением Сирии все это было достигнуто благодаря дипломатии. За какую-то пару-тройку лет Путин положил конец десятилетиям, в течение которых Россия была на Ближнем Востоке не у дел, и сделал ее позиции в регионе более сильными, чем позиции Советского Союза 40 лет назад. Нет никакой загадки в том, как ему это удалось. Путин понимает, какую власть имеет дипломатия. Можете не сомневаться, что в тех странах, которые Москва расценивает как значимые, в российских посольствах нет ни одной вакансии посла, зато — что совершенно невероятно — сегодня пустуют соответствующие должности в американских посольствах Египта, Иордании, Ливии, Катара, Саудовской Аравии, Сирии, Турции и, конечно же, Ирана, где у нас посольства просто нет.

Преобладающая в регионе убежденность в упадке США безмерно помогла Путину. Эта вера, являющаяся наполовину субъективным восприятием, наполовину — объективной реальностью, укоренилась в первые годы правления Обамы и с тех пор неуклонно растет. Президенту следует в первую очередь обратить внимание на эту деталь: каким бы масштабным ни было военное присутствие, оно мало на что влияет.

Тем не менее с целью высвободить средства для растущих расходов на оборону, «каких еще никто никогда не видел», в бюджете Трампа на 2019 год предлагается за десять лет снизить до 1,3 процента валового внутреннего продукта все направленные не на оборону дискреционные расходы — то есть идущие на все что угодно, кроме субсидий и процентов по государственному долгу. По сообщению Центра бюджетных и политических приоритетов, эти расходы составят треть от среднего уровня за последние полвека и окажутся самыми низкими со времен администрации Гувера.

Расходы на Государственный департамент и организации международного содействия будут урезаны. С поправкой на инфляцию эти сокращения также составят до 42 процентов от сегодняшних расходов на образование, науку, здравоохранение, жилье, продовольственную помощь, то есть практически на все федеральные программы, которые предоставляют возможности, сокращают неравенство, укрепляют человеческий капитал и стимулируют инновации. Все это — источники долгосрочного роста и национальной сплоченности, два из трех столпов величия нашей страны.

У нас есть армия под стать мировой державе, а у нее есть нехватка финансирования, которую необходимо устранить. С другой стороны, мы не действуем как государство с глобальными обязанностями и интересами. И мы по-прежнему позволяем себе роскошь тратить гигантские средства из бюджета Пентагона на создание танков, которые нам никогда не пригодятся, самолетов, которые не способны работать в современных зонах боевых действий авиации, и ядерных систем, которые избыточны в процессе сдерживания. Учитывая военные нужды 21-го века, внутренние потребности и требованиями международного лидерства, а также разразившийся дефицит такие растраты мы уже не можем себе позволить.

Еще ни одну великую нацию не удалось построить на военной силе. Советский Союз попытался это сделать и в итоге обрек свой народ на стояние в очередях за мылом и спичками. Демократия, подобная нашей, в которой отсутствует равенство и царят раздоры, не может допустить, чтобы трещины расползались дальше: слишком велик риск гибели. Ни одна страна, построившая свое благосостояние благодаря участию в альянсах, торговле и мировому лидерству, основанному на верховенстве закона, не может позволить себе пренебрегать своими обязательствами или забыть, что дипломатия является основным инструментом продвижения национальных интересов. Военная сила есть альтернативная мера на тот случай, когда дипломатия терпит неудачу.

В окружении Трампа хватает тех, кто путает военные расходы с военной мощью, а военную мощь с национальным величием. Разница в том, что президент хочет совершить ошибку такого масштаба, который после 1945 году мало кто мог себе представить. Менее, а не более великое государство — таким будет итог пути, по которому он собирается следовать.

Джессика Мэтьюз — почетный научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, в течение 18 лет занимавшая пост президента этой организации.

https://inosmi.ru/politic/20180308/241665527.html
Оригинал публикации: Russia replaces America as the power player in the Middle East
Опубликовано 07/03/2018 11:59

0

30

КОНТ

Ева Лисовская
15.05.18, 16:51

Пособие по самоуничтожению: как США затягивают петлю на собственной шее


Американская исключительность не первый месяц работает непосредственно против самих США, однако гегемон пытается упрямо этого не замечать. Тем не менее, экономика Соединенных Штатов не сможет игнорировать последствия принятых Вашингтоном решений.

В свете обострившегося экономического противостояния Китая и США американцы приняли новую стратегию в отношении своего соперника – увеличение таможенных пошлин на ряд импортируемых товаров в КНР. Конечно, подобная политика заокеанских «партнеров» в корне не устраивает Поднебесную, результатом чего стал симметричный ответ на действия Вашингтона.

Теперь Китай готов полностью отказаться от американских товаров по завшенной стоимости, и перешел к поиску импортозамещения этого объема. В первую очередь, КНР ищет замену именно на российском рынке. Фактически, американцы своими агрессивными внешнеэкономическими действиями сами режут свой экспорт, лишая себя прибыли и буквально толкая ряд крупнейших экономик на дальнейший усиленный отказ от использования доллара США во взаиморасчетах.

Логика простая – если Китай перестанет покупать определенные товары у Штатов и компенсирует дефицит российской продукцией, конечно, Москва и Пекин перейдут на расчет за поставленную продукцию в национальных валютах.

В дополнение к этому стоит добавить, что Китай уже принял решение значительно нарастить импорт соевых бобов и сельскохозяйственной продукции из России. Также это решение распространяется на товары высокой технологичности. По сути, американцы своей враждебной политикой лишь только ускоряют процесс «дегегемонизации» нашего мира, за что им можно выразить отдельную благодарность.

В настоящий момент российско-китайский торговля демонстрирует растущую динамику. В прошлом году был достигнут показатель в 84 млрд рублей. В обозримой перспективе ожидается, что объемы торговли превысят 100 млрд рублей. И вряд ли что-то способно изменить данные тенденции. И, как показала практика, агрессивная политика Соединенных Штатов способна их только ускорить.

Браво, Трамп. Так ювелирно и оперативно низвергнуть Америку в пропасть был способен только 45-ый и, возможно, последний президент США.

https://cont.ws/@evalis/945874

0

31

Свободная Пресса

четверг, 7 июня 2018


США потеряли рассудок, объявив Россию врагом

Джек Мэтлок, экс-посол США в СССР об отношениях двух стран

«Кого боги хотят погубить, тех они сначала лишают рассудка». Это изречение, которое зачастую ошибочно приписывают Эврипиду, приходит мне на ум всякий раз, когда по утрам я беру в руки The New York Times и читаю последние заголовки о «Russiagate». Статьи эти часто располагаются на двух или трех колонках в верхней половине первой полосы. Это почти ежедневное напоминание о той истерии, которая господствует в нашем конгрессе и в большинстве СМИ.

Яркий пример, всего лишь один из множества за последние месяцы, прибыл к моей двери 17 февраля. Моя ярость вскипела, когда я открыл ведущую редакционную статью Times «Прекратите позволять, чтобы все это сходило русским с рук, г-н Трамп». Я спросил себя: «Свойственны ли редакторам Times хоть зачатки должной осмотрительности в тот момент, когда они, словно высокоморальный рыцарь, громоздятся на высокую лошадь и, держа наперевес свою длинную редакционную статью, пытаются сразить „Россию“ (а не отдельных русских) за „вмешательство“ в выборы с помощью все нарастающих санкций против России с целью „отстоять американскую демократию“?»

Мне никогда не приходило в голову, что наша, давно неработающая, политическая система настолько слаба, недоразвита или мертва, что мало на что годные интернет-тролли могут нанести ей ущерб. Если это на самом деле так, то нам надо бы остерегаться множества других стран, а не только России!

New York Times, конечно, не единственный злодей. Взгляды ее редакторов копируют или превосходят большинство других СМИ в США — электронных и печатных. Если только не случается очередной массовый расстрел, на CNN невозможно обнаружить дискуссию на какую-то иную тему. Во все более возрастающей степени и в конгрессе, и в СМИ в качестве непреложного факта принято то, что «Россия» вмешалась в выборы 2016 года.

Но каковы же факты?

    Фактом является то, что некоторые русские платили людям за то, чтобы они действовали как онлайн-тролли и покупали объявления на Facebook во время или после президентской кампании 2016 года. Большинство из них были приобретены в третьих странах, они составили крошечную часть из всего объема объявлений, купленных на Facebook в этот период. Это продолжалось и после того, как выборы завершились. В числе этих объявлений присутствовали и такие, которые были направлены против новоизбранного президента Трампа.
    Фактом является то, что сообщения электронной почты из памяти компьютера Национального комитета Демократической партии были переданы Wikileaks. Разведслужбы США, которые в январе 2017 года опубликовали свой доклад, были уверены в том, что русские взломали эти сообщения и передали их Wikileaks. Но никаких доказательств, которые подкрепили бы эти их утверждения, разведслужбы не предоставили. Даже если кто-то и согласится с тем, что злоумышленниками были русские, то сами-то электронные сообщения были подлинными. Это подтверждает сам доклад разведслужб. А я-то всегда думал, что правда должна делать нас свободными, а не наносить ущерб нашей демократии.
    Фактом является то, что российские власти учредили изысканную телевизионную службу (RT), которая поставляла иностранной аудитории, в том числе американской, развлекательные, новостные и — да — пропагандистские передачи. Но аудитория у этой телеслужбы на несколько порядков меньше, чем у Fox News. И, в основном, ее задача состоит в том, чтобы изображать Россию в более выгодном свете, чем ее изображают западные СМИ. Никто не анализировал то, каково было ее воздействие — если оно вообще было. Доклад разведслужб 2017 года с самого начала констатирует: «Мы не оценивали того влияния, которое российская деятельность оказала на исход выборов 2016 года.» Тем не менее, этот доклад постоянно цитируют политики и СМИ так, словно это воздействие имело место.
    Фактом является то, что многие высокопоставленные российские чиновники (хотя, конечно же, далеко не все) выражали предпочтение кандидату Трампу. В конце концов, государственный секретарь Хиллари Клинтон сравнивала президента Путина с Гитлером и выступала за еще более активные военные интервенции США за рубежом. А Трамп говорил, что было бы лучше сотрудничать с Россией, а не относиться к ней, как к врагу. Нет никакой нужды в профессиональном анализе, чтобы понять, почему многие русские сочли заявления Трампа более благоприятными, чем те, с которыми выступала Клинтон. На личном уровне большинство моих русских друзей и контактов к Трампу относились с недоверием. Но все они презирали русофобский тон Клинтон, а также заявления, с которым, начиная с 2014 года, выступал Обама. Они считали публичный комментарий Обамы о том, что «Россия ничего не производит» необоснованным оскорблением (каковым это высказывание и было) и были обеспокоены желанием, которое выразила Клинтон, — предоставить дополнительную военную поддержку «умеренным» в Сирии. Но обычный русский — и уж, конечно, типичный чиновник администрации Путина — понимал комментарии Трампа как способствовавшие улучшению отношений. Что они определенно и поддерживали.
    Нет никаких доказательств того, что лидеры России считали, что Трамп одержит победу или что у них будет возможность оказывать хоть какое-то прямое влияние на исход выборов. Это из разряда утверждений, подтверждений которому предоставлено не было. Доклад разведсообщества от января 2017 года, фактически, констатирует, что российские лидеры — так же, как и многие другие — считали, что избрана будет Клинтон.
    Нет никаких доказательств того, что российская деятельность имела сколь-нибудь осязаемое воздействие на исход выборов. Как представляется, никто не провел даже поверхностного изучения того, какое влияние действия России на самом деле оказали на голосование. Доклад разведсообщества, однако, в явной форме констатирует, что «те типы систем, которые, по нашим наблюдениям, служили мишенями для российских акторов, не привлекались к подсчету голосов». И бывший директор ФБР Джеймс Коми, и директор АНБ Майк Роджерс также дали показания об отсутствии доказательств того, что российская деятельность имела хоть какое-то воздействие на подсчет голосов.
    Нет никаких доказательств того, что имела место прямая координация усилий между штаб-квартирой кампании Трампа и российскими чиновниками. Обвинения, вынесенные специальным прокурором на данный момент, говорят либо о даче ложных показаний ФБР, либо о преступлениях, не имеющих отношения к избирательной кампании — таких, как отмывание денежных средств или не соблюдение требования о регистрации в качестве иностранного агента.

Так, каков же самый важный факт, относящийся к выборам президента США 2016 года?

Самый важный факт, скрытый истерией «Russiagate», состоит в том, что американцы избрали Трампа в соответствии с требованиями, изложенными в конституции. Американцы создали Коллегию выборщиков, которая позволяет кандидату, получившему меньшинство голосов народа, стать президентом. Именно американцы устроили предвыборные махинации с распределением избирательных округов, чтобы создать преимущества для конкретной политической партии. Верховный суд издал позорное решение «Citizens United» (объединенные граждане), которое позволяет корпорациям финансировать кандидатов, претендующих на политические должности. (Эй, деньги говорят и они пользуются свободой слова; корпорации — это люди!) Американцы создали сенат; он представляет собой что угодно, но только не демократический институт, поскольку он предоставляет непропорциональное представительство для штатов с относительно небольшим населением. Именно американские сенаторы установили недемократические процедуры, которые позволяют меньшинствам, а иногда и отдельным сенаторам, блокировать законопроекты или кандидатуры, представленные на утверждение.

Но это не означает, что президентство Трампа полезно для страны просто потому, что американцы его избрали. С моей точки зрения, президентские и парламентские выборы 2016 года представляют собой неизбежную угрозу для республики. Они породили потенциальные катастрофы, которые будут жестоко испытывать систему сдержек и противовесов, встроенную в нашу конституцию. Это особенно верно потому, что обе палаты конгресса находятся под контролем Республиканской партии, которая сама по себе представляет меньше избирателей, чем оппозиционная партия.

Лично я за Трампа не голосовал, но обвинения в том, что российские действия представляли собой вмешательство в выборы или — а это важно — нанесли ущерб нашей демократии, я считаю смехотворными, жалкими и постыдными.

«Смехотворные» они потому, что нет никакой логичной причины думать, что что-либо, из того что сделали русские, действительно повлияло на то, как проголосовали люди. В прошлом, когда советские лидеры пытались повлиять на американские выборы, это имело обратный эффект. Иностранное вмешательство всегда ведет к этому. В 1984 году Юрий Андропов, тогдашний советский лидер, сделал недопущение избрания Рональда Рейгана на второй срок второй по значимости задачей КГБ. (Первой по значимости была задача по выявлению планов США по нанесению ядерного удара по Советскому Союзу.) Все, что делали советские — изображая Рейгана поджигателем войны в то время, как Андропов отказывался вести переговоры по ядерному оружию, — лишь помогло Рейгану победить в 49 из 50 штатов.

«Жалкие» эти обвинения потому, что совершенно ясно: Демократическая партия выборы проиграла. Да, она победила на всенародном голосовании, но президентов всенародным голосованием не избирают. Обвинять кого-либо еще в своих собственных ошибках является жалким случаем самообмана.

«Постыдные» эти обвинения потому, что они представляют собой уклонение от ответственности. Они не дают демократам и тем республиканцам, которые хотят ответственной, основанной на фактах, власти в Вашингтоне сосредоточиться на практических путях сокращения той угрозы, которую представляет собой президентство Трампа для наших политических ценностей и даже для нашего будущего существования. В конце концов, Трапм не стал бы президентом, если бы Республиканская партия его не выдвинула. Он также вряд ли одержал бы победу в Коллегии выборщиков, если бы демократы выдвинули кого-то еще — почти кого угодно, — кроме того кандидата, которого выбрали они, или если бы она (тот кандидат) вела свою кампанию более компетентно. Я не стану утверждать, будто хоть что-то из этого было честным или осмысленным. Но кто здесь настолько наивен, чтобы полагать, будто американская политика честна или осмысленна?

Вместо того, чтобы смотреть в лицо фактам и совладать с текущей реальностью, те, кто продвигает «Russiagate» — как во власти, так и в СМИ — отвлекают наше внимание от реальных угроз.

Да, к тем трём прилагательным к слову «обвинения» мне надо бы добавить «опасные». «Опасные» эти обвинения потому, что превращать Россию, вторую ядерную сверхдержаву, (да, их всё ещё две!) во врага, настолько близко к политическому безумию, насколько я могу себе только представить. Отрицание глобального потепления может в далекой перспективе встать в этот же ряд, но только ядерные вооружения, в силу самого их существования в тех количествах, в каких они имеются в наличии в России и в Соединенных Штатах, представляют собой непосредственную угрозу человечеству. Не только Соединенным Штатам и России и не просто «цивилизации». Грустный, часто забываемый, факт состоит в том, что после создания ядерного оружия человечество имеет способность уничтожить себя и, тем самым, присоединиться к другим исчезнувшим видам.

Во время своей первой встречи президент Рональд Рейган и генеральный секретарь Михаил Горбачев были согласны в том, что в ядерной войне невозможно одержать победу и что такую войну вести нельзя. Оба считали, что простая и очевидная истина и их убежденность дают им полномочия на то, чтобы поставить свои страны на такой курс, который положил бы конец «холодной войне». Нам надо крепко подумать над тем, чтобы определить, как и почему эта простая и очевидная истина последнее время игнорируется властями обеих стран.

Мы должны прекратить нынешнюю безумную русофобию и поощрить президентов Трампа и Путина к тому, чтобы они восстановили сотрудничество в вопросах ядерной безопасности, нераспространения ядерного оружия, контроля за ядерными материалами и сокращения ядерных вооружений. Это в жизненных интересах и Соединенных Штатов, и России. Это — центральная проблема, на которой разумные правительства и разумная общественность должны сосредоточить свое внимание.

Автор — (англ. Jack F. Matlock, Jr.; род. 1 октября 1929 года, Гринсборо) — американский дипломат. Посол США в СССР в 1987—1991 годах. Доктор философии, профессор, почётный доктор трёх американских колледжей.

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

http://svpressa.ru/politic/article/202011/

0

32

КОНТ

Ростислав Ищенко

06.08.2018, 07:59

Судебная битва

Международный суд ООН в Гааге, Европейский суд по правам человека, Стокгольмский арбитраж, Высокий суд Лондона – далеко не полный перечень инстанций в которых Украина пыталась что-то отсудить у России, подавая порой иски гомерического содержания, как по составу обвинений, так и по требуемым компенсациям. При этом складывается впечатление, что выигрыш в судах не так интересует киевские власти, как сам факт процесса.

Даже по неожиданно удачному для Украины решению Стокгольмского арбитража по спору «Газпрома» с «Нафтогазом» претензии Киева были сформулированы настолько неудачно, что политическая ангажированность арбитров оказалась очевидной, и это позволило России оспорить вердикт и добиться приостановки его исполнения до нового рассмотрения. Точно так же, претензии Киева относительно «агрессии» и «оккупации» Донбасса были в прошлом году отвергнуты Международным судом ООН в Гааге. Данный суд также отказался решать вопрос о статусе Крыма. В виде подачки Украине бросили решение, обязывающее Россию удовлетворять культурные потребности населения полуострова, включая доступ к образованию на украинском языке, но в Крыму и так возможностей удовлетворить украинские культурно-языковые потребности (включая получение образования) гораздо больше, чем желающих. Тем не менее в текущем году Порошенко анонсировал подачу аналогичного иска в тот же суд.

Какое-то небольшое значение эти процессы имеют в качестве информационных поводов для внутриполитической пропаганды и пиара киевских властей. Но дело в том, что данные информационные поводы и без того постоянно присутствуют в повестке украинских медиа, а изредка появляющимися дополнительными возможностями украинские власти пользуются настолько топорно, что лучше бы они этого не делали. Что же касается внешней пропаганды, то здесь ресурсы Украины настолько слабы, а исполнители настолько непрофессиональны, что угробят даже самую блестящую возможность. При этом обеспечение юридического и информационного сопровождения судебных исков стоит денег, по украинским меркам немалых. А пар, между тем, уходит в свисток.

Возникает два вопроса:

1. Зачем Украина напрягается, заранее зная, что всё без толку и не особенно стараясь переломить ситуацию?

2. Почему Россия по большей части (за исключением совсем уж вопиющих случаев) соглашается на участие в данных процессах?

Сделаем два предварительных замечания.

Во-первых, украинские политики и чиновники настолько ограниченны, что самостоятельно были бы не в состоянии придумать, разработать и реализовать план судебной войны с Россией. Это не значит, что им приказали начать такую войну. Легенды о всесильных «кураторах» остаются легендами для маргиналов, а на деле даже руководителям бантустанов и протекторатов, как правило не приказывают, а деликатно советуют. Например, спрашивают: «А почему Вы не используете такой прекрасный механизм борьбы, как международные суды? Вот, например…» (далее следует пример того, как кто-то, где-то у кого-то выиграл процесс и все были довольны, любили друг друга, жили долго и счастливо и умерли в один день). После этого аборигены начинают сами шевелиться, и им даже кажется, что данная прекрасная идея пришла в их не обременённые интеллектом головы сама собой – в результате длительных размышлений «о судьбах родины и революции».

Во-вторых, в Европе, по части украинской судебной активности никогда не было единства. Если восточноевропейские лимитрофы в целом морально поддерживали Киев и даже сами подумывали не отсудить ли у России, что-нибудь, за «советскую оккупацию» в 1944-1945 годах, то лидеры ЕС – Франция и Германия, а также примкнувшая к ним Италия постоянно пытались внушить киевским руководителям, что нельзя с оной стороны пытаться договариваться о чём-то в рамках «Нормандского формата», а с другой обострять обстановку, устраивая бессмысленные судебные провокации. Но, поскольку Украина и не планировала как-то урегулировать свои взаимоотношения с Россией, ещё меньше она желала реализовывать «Минские соглашения», то и увещевания «старой Европы» на неё не действовали.

Понятно, что при таком раскладе, авторством идеи о судебной войне с Россией могут по праву гордиться американцы. Они её подсказали Киеву, они же в значительной степени нейтрализовали давление на него со стороны ЕС, за счёт противопоставления франко-германской позиции и позиции своих вассалов из Восточной Европы. Даже иллюзию возможности что-то отсудить организовали именно США (больше ни одна страна в мире не имела возможности убедить судей Стокгольмского арбитража в желательности вынести явно неправосудное, политически мотивированное решение в пользу «Нафтогаза»).

Вопрос, зачем это США? Ответ лежит на поверхности.

Давайте вспомним, что разрушение существующей системы международных отношений (политической, дипломатической, военной, торгово-экономической, финансовой) США начали ещё до Трампа. Не имея возможности удерживать контроль над глобализированным миром, они, после 2008 года приступили к его планомерной поэтапной хаотизации, которая поначалу размывала страны, затем регионы, в на заключительном этапе перешла к международным организациям, являющимися системообразующими, с точки зрения нынешних международных отношений.

Но США никогда не желали принимать на себя ответственность за разрушение действующего миропорядка. Они её с удовольствием возлагали на исламистских радикалов, «Ось зла», свергнутые «арабской весной» «дикторские режимы», на «российские амбиции», «иранскую угрозу», «китайскую экспансию» и т.д. Иногда это удавалось, чаще нет, но от неудач руки у вашингтонских «креативщков» не опускались.

Между тем, система международного правосудия всегда досаждала США. Они желали судить сами и быть неподсудными другим. Но, если раньше это была небольшая неприятность, то ныне, когда Вашингтон резко ослабел, эта система стала угрозой. Гипотетическая принудительная доставка американских политиков и военных в Гаагу и предъявление обвинений в рамках Международного уголовного суда всё ещё представляются многим экзотикой, но уже не рассматриваются, как нечто совершенно невозможное. Международные финансово-экономические санкции против США, против отдельных американских компаний и отдельных политиков также перестали относится к области фантастики.

Контроль над системой международного правосудия медленно, но верно уходит из рук США и через три-пять лет (время течёт быстро) она может стать угрозой Америке и её лидерам. Да и в рамках общего демонтажа системы международного права и хаотизации вышедшего из-под контроля американцев мира, международные суды следовало уничтожить. Не может быть международного правосудия там, где (по замыслу США) должно исчезнуть международное право.

Повторю, что первые очевидные действия по демонтажу существовавшей глобальной системы начались ещё при Обаме. Трамп эту линию продолжает. Он сменил тактику, действует более нахраписто и более открыто. Но это неизбежный результат потери американцами контроля над фактором времени. Они уже работают «на флажке». Им надо успеть до цейтнота.

Если мы взглянем на действия Украины сквозь призму интересов США, то обнаружим, что Киев банально провоцирует Россию отказаться от признания правомочности международного судопроизводства в самых разных областях. Именно этой цели служат абсурдные иски и требования гомерических компенсаций за то, чего не было. США, со своей стороны, организуя решения вроде стокгольмского, намекают, что Москве не следует рассчитывать на правосудие. Если она не откажется признавать юрисдикцию международных судов, то ей наприсуждают грандиозные выплаты по самым нереальным искам. В конце концов, Россию можно обвинить в существовании тёмной стороны Луны. Да мало ли в чём ещё. Но, как только Россия откажется признавать юрисдикцию международных судов, именно на неё можно будет возложить ответственность за демонтаж системы международного правосудия.

На сегодня, Москва достаточно уверенно отбивается во всех судах, пропустив только один удар (в Стокгольме) и тот не окончательный. На Россию работают две вещи. Во-первых, судьи понимают, что если они будут выносить явно неправосудные решения, то их суд потеряет международный статус. Для урегулирования политических проблем будет создан, а для решения экономических споров может быть избран из существующих национальных, новый суд, с другими судьями. Государства, на чьей территории находятся суды и арбитражи, рассматривающие экономические споры, также не горят желанием терять этот источник политического престижа и конкретных доходов, поэтому не одобряют политическую ангажированность судей.

Но этот фактор не смог бы действовать в полную силу, если бы не было, во-вторых. США очевидно ослабели и продолжают терять позиции, в то время, как страны, которые они объявили своими врагами, усиливаются. Как отдельные государства, так и отдельные политики, а также судьи не могут не учитывать этого фактора. «Прекрасный новый мир», в котором победители могут привлечь к ответственности слишком ярых клевретов Вашингтона, уже вполне осязаем. Предусмотрительные люди думают о своём будущем. И только украинские политики, у которых будущего нет, а о прошлом лучше не вспоминать, с упорством обречённых в надежде на чудо отрабатывают американский интерес.

https://cont.ws/@ishchenko/1025848

0

33

КОНТ

МАТЕРИАЛ "sensei"

31 августа 2018

США объявили, что заберут у России контроль над Евразией


США наказывают Россию за то, что Москва мешает Вашингтону установить контроль над Евразией, чтобы восстановить своё мировое господство, заявил, выступая в сенатском комитете по международным отношениям, помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл

США, наконец, открыто признались, зачем конфликтуют с Россией, и что их не устроит никакой иной исход нынешней конфронтации с Москвой, кроме её капитуляции, потому что мировое господство Америки невозможно без тотального контроля над Евразией, чего пока нет.

Всё это не домыслы «конспирологов» и не «путинская пропаганда», а квинтэссенция политики США, изложенная на днях помощником госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэссом Митчеллом в выступлении перед членами сенатского комитета по международным отношениям.

Митчелл объяснил сенаторам, от которых зависит финансирование Госдепа, суть политики США в отношении России. «Отправной точкой Стратегии национальной безопасности» он назвал «признание вступления Америки в период соперничества великих держав», подчеркнув, что предыдущие администрации к этому не подготовились в достаточной степени и не подготовили страну к тому, чтобы победить в этом соперничестве.

Высокопоставленный представитель Госдепа далее подчеркнул: «Вопреки полным надежд предположениям предыдущих администраций, Россия и Китай являются серьезными конкурентами, которые наращивают материальные и идеологические ресурсы, чтобы оспаривать первенство и лидерство США в XXI веке».

А после этого Митчелл взорвал бомбу. Правда, сюрпризом это может оказаться только для тех, кто не понимает, что Россия уже находится в состоянии активной гибридной войны с США:

«Среди важнейших интересов национальной безопасности США остается предотвращение доминирования на евразийском земельном массиве враждебных держав.»

Это сказал не Дугин

Причем Митчелл взорвал не обычную, а атомную бомбу, с чудовищными разрушительными последствиями.

Во-первых, главнейшей задачей США объявлено установление тотального контроля над Евразией. Сделана заявка на полную победу цивилизации Моря над цивилизацией Суши, центром и единственной несущей опорой которой является Россия. Во-вторых, в Вашингтоне открыто провозгласили приоритет жесточайших требований геополитики самого катастрофического характера (Море должно затопить Сушу) над всякой правозащитной чепухой, используемой в «публичной дипломатии».

В-третьих, брошен вызов самому существованию России – своё доминирование в собственном географическом ареале существования она может прекратить, только распавшись или будучи разделенной на мелкие марионеточные государства. В-четвертых, Россия названа «враждебной» страной. Это подразумевает, что гибридная война ей давно объявлена, и американцы постараются, как Митчелл отметил ранее, победить в ней. Таким образом, он признал, что попытки Москвы договориться с Вашингтоном могут приветствоваться только в том случае, если речь будет идти о капитуляции.

Ну и, наконец, в-пятых, упоминание Митчеллом «враждебных держав» во множественном числе может свидетельствовать лишь о том, что он имел в виду стратегического союзника России – Китай, единственную независимую державу на периферии Евразии. КНР США считают своим главным экономическим конкурентом и военной угрозой, мало в чем уступающей российской, а в перспективе ещё более опасной. Таким образом, «прекращение доминирования» также и Китая на просторах Евразии предусматривает тот же сценарий, что и для России: развал Поднебесной на конкурирующие за внимание и милость Вашингтона, ни на что не претендующие в геополитическом отношении государства.

Вот это масштаб.

Готовимся к Третьей мировой?

В общем, как ни крути, Митчелл объявил о том, что США готовятся к вселенскому конфликту, новой мировой войне, причем «центральная задача внешней политики нынешней администрации заключается в том, чтобы подготовить нацию встретить этот вызов путем систематического укрепления военных, экономических и политических основ американской власти». Путь к победе в ней – сокрушение России, против которой необходимо, согласно плану Госдепа, настроить и объединить пляшущих под дудку Вашингтона её соседей и американских вассалов в Европе.

Дипломатия, по мнению Митчелла, это второстепенный элемент в отношениях с Россией, чего упорно не желают, кстати, признавать влиятельные круги в Москве, лелеющие иллюзию «договориться» с Вашингтоном о чём-то, помимо капитуляции. Высокопоставленный представитель Госдепа четко обозначил, что «наша политика на российском направлении исходит из признания факта того, что, чтобы быть эффективной, дипломатия США в отношении России должна быть подкреплена не уступающей никому военной силой и полностью интегрирована с нашими союзниками».

Митчелл похвастался, что за последние полтора года (когда, добавим от себя, «русский агент» Дональд Трамп уже сидел в Белом доме) США добились от своих союзников по НАТО увеличения на 40 миллиардов долларов военных расходов и «смогли достичь почти всех своих политических целей» на этом направлении, в том числе создания в рамках Североатлантического альянса двух новых командований, осуществления подготовки к гибридной войне, «крупных, рассчитанных на много лет инициатив по повышению мобильности, готовности и возможностей альянса». Причем тут явно имеется в виду наступление, а не оборона. И речь идет не только о странах НАТО.

Сам язык Митчелла выдает, что США рассматривают свою политику в отношении России в военных категориях: «Мы придали особое значение укреплению прифронтовых государств Европы, которые более других податливы российскому геополитическому давлению. На Украине и в Грузии мы отменили введенные прежними администрациями ограничения на приобретение ими оборонительных вооружений для сопротивления российской агрессии против их территорий». Кавказ, Черноморский регион, даже Центральная Европа названы Митчеллом зонами геополитической борьбы с Россией, борьбы «за умы и сердца людей».

И Госдеп США, по его словам, находится здесь на передовой: все 50 американских дипмиссий в Европе и Евразии «продвигают, координируют и выполняют тщательно согласованные планы по противодействию российским операциям по распространению влияния в странах, где они находятся». Особого упоминания в этой связи удостоились Балканы, где «американская дипломатия сыграла ведущую роль в решении греко-македонского спора о названии и работает с Сербией и Косово для продвижения возглавляемого ЕС диалога».

Вряд ли у серьезных людей были хоть малейшие сомнения в том, кому Россия и Греция обязаны кризисом в своих отношениях, что дело вовсе не в том, что российские дипломаты пытались сорвать взаимопонимание между Афинами и Скопье, кого-то там «подкупали», используя для этого иногда и «шпионов в рясах». Официальный представитель российского МИД Мария Захарова, например, прямо указывала пальцем на американцев как на творцов дипломатического скандала, заявляя: «мы просто знаем». А теперь и Митчелл подтвердил, что это постарался Госдеп, а не презираемый греками премьер Алексис Ципрас, просто перебежавший на сторону врага России.

Победить Россию экономически

«В тандеме» с этими усилиями по сокрушению России, по словам Митчелла, США проводится целая серия мероприятий экономического характера: под санкциями находятся 217 российских физических и юридических лиц, закрыты шесть дипломатических представительств, «60 шпионов удалены с американской земли», причем Госдеп «тесно и эффективно координировал свои усилия с европейскими союзниками». Тут, кстати, Митчелл невольно признался, для чего англосаксонским спецслужбам потребовалось «дело Скрипаля» и кем была организована эта провокация.

Высокопоставленный представитель Госдепа выразил удовлетворение ходом экономической войны с Россией: «средняя подвергшаяся воздействию санкций российская фирма» теряет примерно четверть операционной выручки, оценка активов такой компании падает на 50%, и она вынуждена сокращать треть своего персонала. По приведенным Митчеллом оценкам экспертов Госдепа, «наши санкции в общем и целом стоили российскому правительству десятков миллиардов долларов, не считая широкого воздействия на государственные сектора (экономики), а также сковывающего эффекта американских санкций на российскую экономику». В качестве примера успешной гибридной войны с Россией Митчелл назвал ситуацию с компанией «Русал», а также атаки на российский рубль, который по этой причине сильно потерял в весе.

Будем давить, пока не капитулируют

Однако если Россия прекратит сопротивляться экспансии США в Евразии, прежде всего, на Украине, а также перестанет противодействовать политике США в Сирии, что Митчелл охарактеризовал как «русскую агрессию», и выкинет белый флаг, Америка готова к проведению переговоров о капитуляции: «Но во всех этих областях дело за Россией, а не за Америкой сделать следующий шаг. Наша политика остается неизменной — постоянное повышение цены, пока Россия не сменит курс».

Есть в выступлении Митчелла и еще несколько любопытных моментов. Рассуждая о политике России, но не имея возможности знать, в чем она действительно заключается, он приписывает действиям Москвы американскую логику и внешнеполитические приемы.

Саморазоблачение

Вот эти цитаты.

«Наша стратегия проникнута осознанием того, что угроза со стороны России теперь уже не просто внешняя или военная; она включает в себя беспрецедентно наглые операции влияния, организованные Кремлем (тут и далее Вашингтоном – прим. ред.) на территории наших союзников и даже здесь, дома, в Соединенных Штатах».

«Угроза от российских операций влияния существовала задолго до наших президентских выборов 2016 года и будет продолжаться долго после этого избирательного цикла, или следующего, или следующего. Как показывают недавние чистки в Facebook, российское государство продвигало маргинальные голоса на левом политическом фланге, а не только на правом, в том числе группы, которые выступают за насилие, штурм федеральных зданий и свержение правительства США. Россия подогревает и финансирует противоречивые требования, а затем делает то же самое с теми, которые им противоречат… Путин хочет сломать Американскую республику, а не повлиять на выборы однажды или дважды, но систематически поджигать выявленные линии разломов, которые существуют в нашем обществе».

Обвинив современную Россию в использовании «большевистских» и «советских» методов в геополитическом противостоянии с Америкой, Митчелл сделал Путина «отцом» ведущей с некоторых пор внешнеполитической доктрины США — «стратегии хаоса ради стратегического эффекта».

Спасибо, м-р Митчелл, за откровенность

В общем, стоит лишь поблагодарить видного госдеповца. Митчелл не только обозначил цели внешней политики США, но и разоблачил, какими методами в Вашингтоне намерены их проводить в жизнь, показал всем, кто готов посмотреть правде в глаза, какую страшную опасность представляют США для всего остального мира и, прежде всего, для России.

https://cont.ws/@sensei/1049508

https://tsargrad.tv/articles/ssha-objav … iej_155389

Отредактировано Konstantinys2 (Пн, 3 Сен 2018 00:31:28)

0

34

The Washington Post, США

The Washington Post (США): Добро пожаловать в джунгли

10.10.2018
Роберт Каган (Robert Kagan)



Иногда какое-то конкретное событие, судьба отдельного человека становятся символом глобальной исторической тенденции. Предполагаемое убийство саудовского журналиста Джамала Хашогги (Jamal Khashoggi), сотрудника «Вашингтон Пост», в стамбульском консульстве Саудовской Аравии является одним из таких моментов. Оно знаменует собой утрату Соединенными Штатами той сдерживающей роли, которую они играли в отношении злонамеренных политических сил в мире. Саудовская Аравия — небольшая страна, которая не может самостоятельно обеспечить себе оборону без поддержки Соединенных Штатов, и поэтому ни один саудовский лидер не решился бы на такой смелый шаг, не будь он уверен в том, что Вашингтон, некогда лидер либерального мирового порядка, никак на это не отреагирует.

В последнее время мы наблюдаем целый ряд подобного рода предупреждающих знаков: арест Китаем главы Интерпола; геноцид рохинджа, устроенный бирманскими военными; систематическое и преднамеренное убийство мирных жителей в Сирии, в том числе с применением запрещенного химического оружия; российское вторжение на Украину и захват Крыма. Да и сам рост правых националистических сил в Европе и в других странах не может не быть связан с тем, что современные демократии утрачивают свою силу и жизнеспособность. На протяжении последнего десятилетия миром все больше овладевают сомнения в отношении Америки, а некоторые страны говорят об этом напрямую. Когда несколько лет назад венгерский премьер-министр Виктор Орбан выступал с речью по случаю торжественного установления «нелиберального государства», он заявил, что всего лишь реагирует на новые реалии: «грандиозное перераспределение глобальной финансовой, экономической, коммерческой, политической и военной власти, которое стало очевидным в 2008 году».

В общем, приглашаем всех желающих стать свидетелями распада либерального мирового порядка, который когда-то поддерживали Соединенные Штаты. И это только начало.

Мировой порядок относится к разряду вещей, о которых люди не задумываются до тех пор, пока их не лишатся. Американцы усвоили это еще в 1930-е годы, когда то, что осталось от старого европейского порядка, рухнуло, и Соединенные Штаты отказались вмешаться, чтобы поддержать его или прийти ему на смену. Именно тогда американцы обнаружили, что всегда найдутся опасные люди, которым для достижения своих целей не хватает только власти и удобной возможности. Их может обуздать достаточно стабильный международный порядок, будь то Рим, единый христианский мир, концерт европейских держав или что-то еще, что может сойти за «цивилизацию» в определенное время в определенном месте.

В такие времена эти люди вынуждены таиться, но они продолжают вынашивать свои замыслы. Когда господствующий порядок распадается, из-под обломков выползают самые темные составляющие человеческого духа. Так было в первой половине 20-го века. Обстоятельства, при которых к власти пришли Гитлер, Сталин и Муссолини — когда ни одна страна в мире не желала или не могла поддерживать какой-либо международный порядок — предоставила им широкие возможности показать, на что они способны. Если бы на тот момент существовал мировой порядок, способный поставить этих честолюбцев на место, возможно, мы бы никогда не увидели их в роли тиранов, агрессоров и массовых убийц.

Сегодня старые устои рушатся вновь. Те, кто утверждает, что нам следует оставить мир в покое и проявлять большую сдержанность, говорят нам, что мы должны принять мир «таким, какой он есть». Но они и понятия не имеют о том, что из себя действительно представляет мир «как он есть». Они выросли внутри защитного пузыря, существующего за счет власти США и либерального миропорядка, который они поддерживают — в мире, где другие страны вынуждены согласовывать свои поступки с реалиями этой власти. Россия соизмеряла свои действия с тем, что, по мнению российских лидеров, Соединенные Штаты могли или должны были стерпеть, а также с их представлениями о силе и сплоченности либерального порядка. То же самое можно сказать о поведении Китая, Ирана, Саудовской Аравии, а также любой другой страны или негосударственного субъекта, которые могли пытаться подорвать или свергнуть существующий порядок. Все бы поступали иначе — и союзники Америки, и весь остальной мир — если бы по-другому вела себя Америка.

Мы хотим верить в то, что Гитлер и Сталин были нелепым порождением другой эпохи. Между тем гитлеры и сталины продолжают жить среди нас в ожидании шанса показать себя миру. Сегодня мы знаем Владимира Путина, который вынашивает грандиозные замыслы, но пока не в состоянии их реализовать. Он боготворит Сталина, но сам он не Сталин. А если бы Путина ничто не сдерживало? Сегодня набирающий силу Китай постепенно отказывается от осторожной внешней политики более слабого Китая времен Дэна Сяопина (Deng Xiaoping). А если бы Китай ничто не сдерживало? Кто знает, сможет ли одна из этих держав со временем стать угрозой, равнозначной тем, с которыми мы сталкивались в прошлом, если им позволят расширять их региональное и глобальное влияние военными средствами?

И как быстро это может произойти? Быстрее, чем мы думаем. Когда одного из персонажей романа Эрнеста Хемингуэя «И восходит солнце» спросили, как он обанкротился, тот ответил: «Сначала постепенно, а потом сразу». Вполне подходящее описание того, как мировой порядок рухнул накануне двух мировых войн, и как он, вероятно, рухнет в наше время. Добро пожаловать в джунгли.


https://inosmi.ru/politic/20181010/243428320.html
Оригинал публикации: Welcome to the jungle
Опубликовано 09/10/2018 14:02

0

35

КОНТ

МАТЕРИАЛ "Андрюха Червонец"
19.11.2018, 20:21

Отказ от доллара приравняли к терроризму


Соединенные Штаты намерены объявить Россию "террористическим государством". Буквально — "государством — спонсором терроризма". Соответствующий законопроект, уже внесенный в конгресс группой конгрессменов и сенаторов, планируется рассмотреть сразу после Рождества, т.е. в начале 2019 года. Причем большинство парламентариев, представляющих как оппозиционную Демократическую, так и правящую Республиканскую партии, не скрывают, что будут голосовать за.

При этом никого из них не смущает тот факт, что в законопроекте Москву обвиняют в "акте агрессии против США". Он так и называется "Закон о защите безопасности Америки от агрессии Кремля" (S.3336 "Defending American Security from Kremlin Aggression Act"). Хотя Москва на Вашингтон не нападала и террористических акций против Соединенных Штатов не устраивала. В отличие от правящих групп США, спонсирующих терроризм по всему миру, в т.ч. против России.

Конечно, мы привыкли к тому, что от правящих элит Запада можно ожидать любой абсурд, любое преступление, любую подлость. Но все же: почему именно "спонсор терроризма"? Почему именно Россия? Почему именно 2019 год?

Ответы на эти вопросы подсказывает перечень стран, которые ранее уже были внесены в список "государств — спонсоров терроризма". Всего их было восемь. Причем пять из них — это нефтедобывающие государства Ближнего Востока: Иран, Ирак, Ливия, Сирия, Судан. Еще в одном (Южный Йемен) были найдены большие запасы нефти. Наконец, две страны были объявлены "террористическими" после того, как занялись реэкспортом нефтепродуктов. Очевиден вывод: надо искать связь с углеводородами.

Еще одна подсказка — в дате введения термина "государство — спонсор терроризма". Это 1979 год. Тогда США объявили сразу четыре нефтедобывающие страны "террористическими". А перед этим, в начале 1970-х годов произошел так называемый никсоновский шок. Соединенные Штаты, навязавшие всему миру долларовую пирамиду и убедившие крупные капиталистические экономики держать золотовалютные резервы в долларах, вдруг отказались обеспечивать свою валюту. Официально заявили, что не будут больше обменивать клочки бумаги ФРС на золото.

Как следствие, началась паника и долларовая пирамида оказалась на грани краха. Но американские аферисты не были бы самими собой, если бы тут же не придумали новую, еще более мошенническую схему, превосходящую по своим масштабам прежнюю.

Взамен обеспечения доллара золотом финансовые круги США предложили иной принцип. Теперь уже никто никому ничего не гарантировал. Вместо этого использовался элементарный шантаж. Крах долларовой пирамиды мог привести к коллапсу всей мировой экономики, и этого все боялись. Этот-то страх и использовали, чтобы убедить западных лидеров перейти в расчетах за углеводороды на доллары. Расчет был прост. Каждая страна будет нуждаться в покупке энергоресурсов. Следовательно, станет держать часть активов в американской денежной единице — для закупки углеводородов. В свою очередь, экспортеры нефти будут заинтересованы в стабильности цен на энергоресурсы. Но это возможно лишь при условии устойчивости валюты США. Ради этой стабильности и придется раскошелиться — покупать долговые обязательства ФРС, чтобы защитить федрезерв от банкротства.

Дело оставалось за малым. Необходимо было убедить ведущие нефтедобывающие страны продавать свои ресурсы только за доллары. Еще в 1960 году ключевые экспортеры нефти создали ОПЕК. С этой-то организацией американцы и попробовали договориться. Однако оказалось, что многие не хотят обменивать свои национальные богатства на ничего не стоящие бумажки ФРС.

Тогда американские элиты вновь прибегли к своему любимому методу — шантажу. Прежде всего они обратились к дряхлеющему руководству СССР с предложением о сделке. Леониду Брежневу предложили "отказ" от пересмотра послевоенных границ (до этого США не признавали присоединение прибалтийских республик к Советскому Союзу, а также коммунистические режимы в Восточной Европе). Взамен от Москвы требовался "сущий пустяк" — поставлять на внешний рынок углеводороды за доллары. При этом "гарантировалась" стабильность закупок.

Хитрость заключалась в том, что Советский Союз, не входивший в ОПЕК, продавал углеводороды по более низким ценам, а значит создавал конкуренцию членам организации экспортеров нефти. Соответственно, у тех не оставалось иного выхода, как апеллировать за поддержкой к Соединенным Штатам — чтобы они ограничили поставки Москвы в Европу. В обмен ранее несговорчивым пришлось пойти на уступки — согласиться торговать в долларах.

К тем же, кто продолжал упорствовать, Вашингтон применил радикальный метод. Отказ от участия в долларовой пирамиде объявили "попыткой дестабилизировать мировую экономику", т.е. "терроризмом". Первыми же "спонсорами терроризма" были объявлены Ливия, Сирия, Ирак, Южный Йемен, а немного позже Иран. С юридической точки зрения это значило, что население этих стран лишается какого-либо правового статуса. Его можно подвергнуть бомбардировке. Лишить элементарных средств к существованию. Устроить геноцид. Все методы допустимы. Ведь это же "террористы", т.е. "преступники". Так мошенничество стало "правом", а нежелание участвовать в аферистских схемах стало грозить уничтожением.

С тех пор все страны, которые откажутся от участия в долларовой пирамиде, автоматически объявляются на Западе "террористическими", а их население подлежит истреблению. Убийство Вашингтоном сотен тысяч иракцев, ливийцев, сирийцев — тому подтверждение.

Сегодня этот метод хотят применить к России. Как несложно догадаться, причина в нежелании больше участвовать в американском спекулятивном пузыре.

Факт: на рассмотрение правительства России внесен план по дедолларизации российской экономики. Он предусматривает переход на расчеты во внешней торговле в национальных валютах, а также сокращение до минимума долларовой наличности в золотовалютных резервах страны. Введение этого плана в действие предполагается как раз в 2019 году.

В 1970-х годах брежневское руководство поверило американским обещаниям, пошло с Соединенными Штатами на сделку, помогло спасти долларовую пирамиду от краха. Как следствие, СССР оказался на нефтяной, а фактически на долларовой игле. При этом американские финансовые группы не только не сдержали ни одного данного Брежневу обещания, но еще и разрушили Советский Союз.

Только Путин не Брежнев. Да и маховик дедолларизации Западу в этот раз навряд ли остановить.

Юрий Городненко
Политолог


https://cont.ws/@Chervonec001/1132154

0

36

CNN, США

CNN (США): нам нужен новый подход, чтобы справиться с агрессивной Россией

01.12.2018
Джилл Доэрти (Jill Dougherty)

Джилл Доэрти — американская журналистка, более 30 лет проработавшая корреспондентом «Си-эн-эн», глава московского бюро агентства.


Впервые я поехала в Россию в 1969 году в рамках программы по обмену студентами. С тех пор я много там училась, жила, работала и путешествовала. Теперь меня считают «экспертом» по России, однако подобное определение всегда казалось мне преувеличением, если говорить о такой сложной для понимания стране, как Россия.

У меня был друг, который, как и я, изучал русский язык. Однажды, услышав, что русские маленькие дети говорят на этом языке лучше него, он со смехом сказал мне, что, если бы он слегка их подтолкнул, они сразу же заговорили бы на английском.

Иногда мне кажется, что в этом и заключается наш подход к России в целом. Если только Путин, его правительство и вся Россия придут в себя, они сразу же начнут воспринимать происходящее так же, как и мы. Но, подобно тем детям, которые говорили на русском, потому что они — русские, Россия не станет вести себя так, как мы, только потому, что таков, как нам кажется, «правильный» подход.

В середине октября в Сочи я слушала, как Владимир Путин отвечал на вопросы на заседании дискуссионного клуба «Валдай» — ежегодной встрече экспертов по вопросам международной политики. Сидя в своем огромном кресле, он ловко отвечал на вопросы своего собеседника, и мне стало ясно, что, с точки зрения Путина, Россия никогда не подписывалась под «нашими» принципами — западными принципами и «либеральным международным порядком». Когда Советский Союз распался, Россия была слабой, и ей приходилось соглашаться с Западом. Но по мере того, как она становилась сильнее в экономическом и военном смыслах, она возвращалась к своим корням.

Сегодня США и Россия вступили в агрессивную геополитическую конфронтацию, которая угрожает перерасти в непосредственный военный конфликт — несмотря на то, что ни одна из сторон этого не хочет.

Нынешняя стратегия Америки по отношению к России попросту не работает. Вместо этого она связывает нам руки. Она делает Россию более агрессивной во внешней политике и менее демократичной во внутренней. Риски растут, о чем свидетельствует инцидент с украинскими военными кораблями в Керченском проливе, произошедший на этой неделе. Москва ведет себя все смелее, бросая вызов США и их союзникам и одновременно с этим расширяя свои торговые связи и меры по обеспечению безопасности в своем регионе и мире в целом.

Нам необходимо пересмотреть свой подход к России. Конфронтация в сочетании с бесконечным циклом санкций — это не ответ, несмотря на то, что порой введение санкций оправдано. Но подход «просто давайте дружить» тоже не сработает. Ради нашей собственной безопасности нам необходима поддерживаемая обеими партиями и устойчивая политика, основанная на реалистичном понимании того, почему нам вообще необходимо взаимодействовать с Россией.

Как и у США, у России есть свои собственные стратегические интересы — независимо от того, согласны мы с ними, одобряем мы их или нет. Ради нашей собственной безопасности мы должны попытаться понять, какими мотивами руководствуется Россия. Если объективно проанализировать цели Москвы, это поможет нам понять, как мы можем двигаться к своим собственным целям и как нам нужно реагировать на дальнейшие действия Кремля.

Для этого нам необходимо иметь больше инструментов помимо конфронтации, более гибкую стратегию, чтобы реагировать на опасности, вызовы и, да, даже возможности, которые Россия нам может предоставить. Хотя конфронтация может порой оказаться полезной, нам необходимо добавить к ней еще два компонента, а именно конкуренцию и сотрудничество.

Последние полгода я входила в состав группы экспертов, пытавшейся разработать такую стратегию. Эта группа получила название «Мэйфлауэр» (как отель в Вашингтоне, где мы собираемся), и в ее состав входят политики, общественные деятели, а также политические аналитики.

Наш первый вывод: чтобы переработать нашу стратегию в отношении России, мы сначала должны определить, каковы собственные долгосрочные стратегические интересы Америки. Первый интерес — национальная безопасность: в конце концов Россия — это единственная страна в мире, способная уничтожить нашу страну при помощи ядерного оружия. А сейчас полным ходом идет разработка нового оружия, включая сверхзвуковое оружие, способное обходить американские системы обороны без всякого предупреждения.

Россия может разрушить наш образ жизни и даже уничтожить наше сверхсовременное оружие — посредством кибератак против американских компьютерных сетей. Как вы увидели в 2016 году, Россия способна использовать соцсети, чтобы ослаблять нашу демократию посредством дезинформационных компаний. Разумеется, у США тоже есть средства для того, чтобы навредить России, в результате чего эти две страны оказываются в объятии взаимного уничтожения.

Наша группа также пришла к выводу, что мы должны разъяснить нашим согражданам, что конфронтация обходится нам очень дорого. Если мы позволяем соглашениям о контроле над вооружениями атрофироваться или попросту исчезать, готовы ли мы платить за гонку вооружений?

Кроме того, если мы продолжим вводить санкции против российских граждан и компаний, сможем ли мы и дальше сотрудничать с Россией в вопросах освоения космоса или Арктики? Готов ли американский бизнес уступать прибыльные контракты с Россией своим иностранным конкурентам? Если мы не будем общаться — армия с армией, политики с политиками — с российским правительством, сможем ли мы избежать непонимания, которое способно привести к катастрофическим последствиям?

По мнению экспертов нашей группы, стратегия США должна:

    Укреплять стратегическую стабильность посредством надежных соглашений о контроле над вооружениями и совместных попыток предотвратить распространение ядерного оружия.

    Укреплять наш наступательный и оборонительный киберпотенциал, одновременно сохраняя диалог с Россией и другими странами, направленный на продвижение стратегической стабильности в киберпространстве.

    Восстановить официальные контакты и контакты между гражданами наших двух стран, чтобы управлять конкуренцией и укреплять взаимопонимание между нашими государствами.

Почти полвека назад, когда я училась в Ленинградском государственном университете — там же Владимир Путин изучал право — я жила в общежитии вместе с другими русскими студентами, и у меня появилось множество русских друзей, с некоторыми из которых я поддерживаю связь до сих пор.

Тогда мое отношение к России изменилось навсегда. И тот мой опыт подсказывает мне, какими именно мотивами руководствуется Путин и его страна сегодня.

Тем не менее, выстраивание новой стратегии США в отношении России — это вовсе не попытка стать «друзьями». Она не должна зависеть от того, нравимся мы России или нет. Она должна основываться на императивах нашей собственной национальной безопасности.

Нравится нам это или нет, но поиски путей взаимодействия с Россией — это часть работы по обеспечению нашей национальной безопасности.



Оригинал публикации: We need a new approach to deal with an aggressive Russia
Опубликовано 30/11/2018 15:09
https://inosmi.ru/politic/20181201/244139943.html

0

37

The National Interest, США

Безопасность США и Россия: варианты и последствия (National Interest, США)

Нынешняя стратегия США в отношении России попросту не работает. Она лишь связывает нам руки

09.12.2018
Джилл Доэрти (Jill Dougherty), Томас Замостни (Thomas Zamostny)




США и Россия вступили в ожесточенную геополитическую конфронтацию, которая угрожает перерасти в непосредственный военный конфликт несмотря на то, что ни та, ни другая страна этого не хочет. Нынешняя стратегия Америки в отношении России попросту не работает. Вместо этого она связывает нам руки. Она делает Россию более агрессивной во внешней политике и менее демократичной во внутренней. Опасность нарастает.

Дипломатические инструменты, которые препятствовали вооруженному конфликту в период холодной войны, атрофировались. Режимы контроля над вооружениями, которые помогали обеспечивать стратегическую стабильность и препятствовали дорогостоящей гонке вооружений, теперь оказались на грани краха. США ввели против России десятки санкций, которые, очевидно, не оказали никакого влияния на ее внешнюю политику. Число официальных встреч и форумов для обсуждения проблем близится к нулю, а контакты между гражданами США и России настолько слабы, что жители этих двух стран попросту перестали понимать друг друга. Между тем Россия фактически создала альянс с Китаем — нашим главным глобальным соперником. Москва стала гораздо смелее бросать вызов США и их союзникам, расширяя свои торговые связи и меры по обеспечению безопасности в своем регионе и мире в целом.

Чтобы пересмотреть нашу стратегию в отношении России, мы должны для начала четко определить собственные долгосрочные стратегические интересы Америки. Наш главный интерес — это национальная безопасность. Россия остается единственной страной, способной уничтожить США при помощи ядерного оружия. Сейчас Москва разрабатывает новое поколение сверхзвукового оружия, способное обходить американские системы обороны и наносить удары по целям без всякого предупреждения. У России есть средства для того, чтобы разрушить американский образ жизни и даже уничтожить наше сверхсовременное оружие — посредством кибератак против американских компьютерных сетей. И, как мы увидели в 2016 году, Россия способна использовать соцсети, чтобы ослаблять нашу демократию посредством дезинформационных компаний, которые очень напоминают «активные меры» советского периода. Разумеется, у США тоже есть средства для того, чтобы навредить России, в результате чего эти две страны оказываются в объятии взаимного уничтожения.

У России есть свои собственные стратегические интересы — независимо от того, согласны мы с ними, одобряем мы их или нет. Ради нашей собственной безопасности мы должны попытаться понять, какими мотивами руководствуется Россия. Если объективно проанализировать цели Москвы, это поможет нам понять, как мы можем двигаться к своим собственным целям и как нам нужно реагировать на дальнейшие действия Кремля.

Этот процесс переоценки проясняет одно: нам необходимо иметь больше инструментов и более гибкую стратегию, чтобы реагировать на опасности, вызовы и, да, даже возможности, которые Россия нам может предоставить. Хотя конфронтация может порой оказаться полезной, нам необходимо добавить к ней еще два компонента, а именно конкуренцию и сотрудничество.

Эти три компонента в зависимости от ситуации могут быть вполне оправданными вариантами, однако преимущества каждого варианта необходимо оценивать, опираясь на потенциальные издержки и последствия. Слишком часто наши варианты основаны на предположении о том, что они не повлекут за собой никаких издержек для общественности и не повредят ключевым интересам США. К примеру:

    Если мы решаем отказаться от режимов контроля над вооружениями, готовы ли мы платить высокую цену за модернизацию наших стратегических и тактических ядерных сил и неядерных систем оружия, чтобы эффективно вести конфликты одновременно в Европе и Азии? Будет ли у нас возможность следить за процессом разработки российского оружия, если мы откажемся от соглашений об осуществлении контроля?

    Если мы продолжим вводить санкции против российских граждан и компаний, сможем ли мы продолжить сотрудничество и сохранить диалог, которые служат интересам США и России, в таких областях, как освоение космоса или управление конкуренцией в Арктике? Готов ли американский бизнес уступать прибыльные контракты с Россией своим иностранным конкурентам? Действительно ли результаты санкций стоят таких затрат?

    Если мы не будем общаться — армия с армией, политики с политиками — и поддерживать контакт с российским правительством, сможем ли мы предотвратить нежелательную эскалацию конфликта в момент кризиса? Если мы свернем программы образовательного и культурного обмена с Россией, разве невежество с обеих сторон не приведет к ничем не сдерживаемой враждебности?

Мы считаем, что стратегия США должна включать в себя следующие элементы:

    Акцент на укреплении стратегической стабильности посредством надежных соглашений о контроле над вооружениями и совместных попыток предотвратить распространение ядерного оружия.

    Укрепление нашего наступательного и оборонительного киберпотенциала и одновременно сохранение диалога с Россией и другими странами, направленного на продвижение стратегической стабильности в киберпространстве.

    Восстановление официальных контактов и контактов между гражданами наших двух стран с целью налаживания каналов коммуникации, которые помогут нам управлять конкуренцией и укреплять взаимопонимание между нашими государствами.

Отношения между США и Россией вряд ли существенно улучшатся в обозримом будущем. Но сейчас мы должны принять меры для того, чтобы гарантировать, что наша все более напряженная конфронтация с Россией не выйдет из-под контроля и не начнет угрожать нашим ключевым интересам безопасности. Нам нужна продуманная и поддерживаемая обеими партиями стратегия, которая будет сочетать в себе элементы конфронтации, конкуренции и сотрудничества, — стратегия, основанная на четком понимании издержек и потенциальных последствий тех вариантов, которые мы выберем.

Это не попытка «подружиться» с Россией. Она не должна зависеть от того, нравимся мы России или нет. Она должна основываться на императивах нашей собственной национальной безопасности. Нравится нам это или нет, но поиски путей взаимодействия с Россией — это часть работы по обеспечению нашей национальной безопасности.

Джилл Доэрти — автор статей в CNN и научный сотрудник Международного центра имени Вудро Вильсона.

[i]Томас Замостни — бывший глава отдела по делам Евразии в ЦРУ.

[/i]

Оригинал публикации: U.S. Security and Russia: Choices and Consequences
Опубликовано 07/12/2018 06:07
https://inosmi.ru/politic/20181209/244195192.html

0

38

КОНТ

Александр Запольскис

09.12.18,  14:57

США в золотой ловушке инков


Внутри ФРС назревает раскол по вопросу будущего американской экономики.

Казалось бы, какая связь между европейским "открытием Америки" и нынешним экономическим положением Соединенных Штатов? Однако если присмотреться внимательно, она оказывается буквально непосредственной – бесплатные деньги.

Когда Колумб открыл "новый путь в Вест Индию" то нашел там гигантский источник практически дармового золота и серебра. В том смысле, что для его обретения не требовалось ничего производить и продавать, достаточно было просто приплыть и забрать. В результате, практически из воздуха, в Испанию хлынул мощный поток денег. За всю доколумбовую эпоху в мире было добыто 17,78 тонн золота, а только за 1493 - 1502 годы из Центральной Америки в Испанию галеоны его привезли 1,6 тонны, то есть почти что десятую часть от имевшихся тогда общемировых запасов. За следующие четверть века испанская корона задаром "добыла из колоний" еще 30 тонн желтого металла. И это не считая серебра, количество которого оценивается еще в 220-260 тонн.

Обрушившийся золотой дождь сначала за полвека сделал испанцев самой богатой нацией мира, но потом, к концу XVI века их же и полностью разорил. Количество денег значительно обогнало объемы товарного производства и вызывало катастрофическую инфляцию. Внутренние цены выросли в пять раз и сделали собственное производство нерентабельным. Гораздо выгоднее все необходимое стало импортировать. Страна попала в критическую зависимость от импорта, и в 1607 году Испания в буквальном смысле обанкротилась.

При чем тут США? При том, что переход на Ямайскую валютную систему позволил американским валютным властям рисовать деньги из воздуха точно так же, как и испанскому королевству. Даже проще, так как ничего никуда возить не требовалось. Достаточно было лишь пересматривать учетную ставку ФРС, посредством которой якобы осуществлялось регулирование стоимости заимствования новых финансовых ресурсов, то есть денег, создаваемых самой же ФРС.

Например, в течение первого этапа количественного смягчения (англ. Quantitative easing, QE) с марта 2008 по февраль 2009 ФРС на ничем не обеспеченные деньги "выкупила" облигаций Freddie Mac, Fannie Mae и Ginnie Mae на 100 млрд. долларов и еще на 500 млрд – других ипотечных бумаг, что соответствовало 4% ВВП США за 2008 год.

Дальше – больше. В течение 2009 года Федеральный резерв "нарисовал" уже 850 млрд на выкуп протухших ипотечных бумаг и 300 млрд для финансирования долгосрочных казначейских облигаций, что составило 7,97% ВВП в 2009 году. Затем был второй этапа (QE2), когда с ноября 2010 по июнь 2011 года "привезли из ниоткуда" и влили в экономику свыше 1,2 трлн долларов. Потом - третий (QE3), когда ФРС уже печатал по 85 млрд долларов ежемесячно. Потом был еще четвертый... В результате, за шесть лет Америка получила даром 4,6 трлн долларов, составивших 26,5% национального внутреннего валового продукта.

Многим американским банкирам тогда казалось – это счастье будет длиться вечно. При учетной ставке в 0,25% годовых экономический рост продолжится бесконечно долго, а на обслуживание займов бесплатных денег всегда можно будет "занять" еще. Но потом оказалось, что даже за бесплатный сыр кто-то должен заплатить. В США крайними оказались пенсионные фонды, доходы которых критично зависят от размера учетной ставки. Тогда как все создаваемые капиталы, совершив один короткий оборот по экономике, в итоге оказывались на бирже, толкая вверх котировки ценных бумаг и тем самым создавая впечатление продолжения экономического роста.

К октябрю 2017 до правящей элиты Америки наконец-то стало доходить, что с лишними деньгами надо что-то делать, иначе риск развала экономики становится абсолютным. И перво-наперво требуется прекратить раздавать бесплатные деньги. Хоть и не без внутреннего недовольства, однако Федрезерв приступил к постепенному повышению учетной ставки, доведя ее к настоящему моменту до 2,25% к концу сентября текущего года.

Складывалось впечатление, что монетарные власти США решили сыграть прямо против президента Америки. Ведь "чтобы сделать Америку великой снова" Трампу необходимо очень много денег для минимизации корпоративных издержек по возврату промышленного производства назад в Штаты. Кроме печатного станка взять их особо неоткуда. Честно говоря, Белый дом изначально к широкомасштабным санкциям прибегать не собирался. И лишь прекращение эры бесплатных денег вынудило Овальный кабинет "искать другие источники финансирования" модернизационной программы Трампа.

Однако нынешние события говорят о том, что и внутри Федеральной резервной системы по поводу долгосрочной стратегии будущего нет внятной ясности. Экономика США слишком глубоко засела в золотой ловушке инков. Самый низкий уровень безработицы и самые высокие биржевые котировки являются результатом золотого (точнее сказать - зеленого) дождя. Его прекращение сделает американские деньги снова дорогими, а значит, с программами стимулирования экономики бюджету неизбежно придется завязывать. В том числе, и по причине роста расходов на обслуживание накопленного на данный момент государственного долга.

Плюс к тому, под ударом оказывается сама трамповская концепция реиндустриализации США, так как за собственные средства транснациональные корпорации производить перебазирование производств не желают.

В результате ФРС снова оказалась перед вопросом – где поставить запятую в знаменитой фразе "казнить нельзя помиловать". И руководители уже минимум двух банков, входящих в Федеральную резервную систему, публично заявляют о том, что оздоровление американской экономики через повышение учетной ставки до ранее заявленного целевого значения в 4% (а в идеале вообще до 6%) на самом деле для страны губительно.

Она просто остановится! В этом случае иностранные капиталы из США побегут. Америка столкнется с разрушительными последствиями рецессии. Уже сейчас наблюдается серьезный спад на рынке жилья и явные признаки снижения оборотов в розничной торговле. Трамп, кстати, эту критику полностью разделяет. По его мнению, американские деньги уже стали слишком дорогими, а значит, ФРС следует с этими повышениями завязывать. Правда остается неясным, как предполагается решать проблему пенсионных фондов, для возврата которых к стабильной доходности как раз и требуется ставка не ниже 4%.

Словом, история золотой ловушки инков повторяется практически один в один. Тогда она привела гегемона того времени в экономический тупик, из которого монархия выход найти не сумела. Чтобы остановить инфляцию, требовалось кардинально сократить расходы и даже изъять значительную часть золота из оборота, но обеспечение стабильности государства расходы, наоборот, требовало увеличивать.

В результате в течение века Испания разорилась и потом быстро растеряла свою колониальную систему, являвшуюся основой ее экономического процветания. Правда, на это ушло еще около сотни лет. Посмотрим, как быстро золотая ловушка инков перемелет США.

Специально для ИА REX

https://cont.ws/@aleksanderzapolskis/1153696

0

39

КОНТ

crimsonalter

14 декабря 2018,  09:28

Глава "фабрики американской власти": нам уже не победить Россию


Когда руководитель самого известного, самого влиятельного и самого элитного "мозгового центра" Соединенных Штатов заявляет о том, что мировой порядок, основанный на американской гегемонии, находится при смерти и его уже не спасти, то к его позиции стоит прислушаться. Если руководитель этого же аналитического центра, который прославился составлением стратегий для ЦРУ и Госдепа, заявляет, что успех Владимира Путина в Крыму стал моментом "драматической неудачи" нового мирового порядка, то к такому анализу стоит прислушаться вдвойне. А самое интересное — то, что вся программная статья, в которой председатель "Совета по международным отношениям" (Council on Foreign Relations) Ричард Хаас изложил все эти мысли, больше напоминает монолог доктора, пытающегося успокоить истеричного пациента, которому только что доложили о страшном диагнозе.

Для понимания того, насколько важен вброс в американское инфополе столь нехарактерных для него тезисов, следует кратко напомнить, чем отличается "Совет по международным отношениям" от других американских НКО. Во-первых, это очень старый аналитический центр, созданный американо-британской политической элитой еще в 1921 году, под покровительством администрации Вудро Вильсона. Во-вторых, "Совет по международным отношениям" — это организация, чьи знаковые члены иногда не могли скрыть своего крайне презрительного отношения к демократии, рядовым жителям планеты и продвигали идею о том, что некий клуб или класс "избранных" интеллектуалов должен принимать ключевые решения сам — или снабжать избранных политиков правильно интерпретированной информацией, которая определит их решения. Один из основателей и едва ли не главное публичное лицо "Совета по международным отношениям", американский колумнист, советник президента Вилсона и выдающийся теоретик пропаганды Уолтер Липпман прославился тем, что придумал концепт "производства согласия" — то есть научно обоснованного массированного использования СМИ в качестве инструмента управления общественным мнением и политическими процессами. Сам Липпман в 1922 году писал, что способность "производить согласие" (то есть добиваться согласия без того, чтобы аудитория заметила манипуляцию, и делать это буквально "конвейерным методом") — это технология, которая радикально перевернет демократические системы, "сильнее, чем любая революция". В-третьих, "Совет по международным отношениям" — это НКО, в которое клан Рокфеллеров, династия Форд и семья Варбург (через Warburg Pinkus) вложили и до сих пор вкладывают серьезные средства, а сам аналитический центр этим очень гордится и является координатором исследовательских программ фонда Рокфеллеров. И последний штрих к портрету: "Совет по международным отношениям" — это кузница кадров для американской политической системы. Из аналитиков и исследователей совета, которые обязаны ему карьерой, стоит отметить директора ЦРУ Аллена Даллеса и его брата, госсекретаря Джона Даллеса. На пике холодной войны более половины сотрудников Госдепа были членами этого "рокфеллерского" аналитического центра, и могло быть не очень понятно, где на самом деле принимаются ключевые решения по внешней политике США. С деятельностью совета связано много конспирологических теорий, но для объяснения и оценки его влияния не требуется конспирологии. Достаточно просто посмотреть на список действующих членов этой организации и отметить то количество исследований, которое она провела для различных государственных структур, чтобы прийти к выводу, что эдакий "коллективный мозг на аутсорсе" будет при любых обстоятельствах очень сильно влиять на политические решения американской элиты.

По вышеизложенным причинам председатель совета имеет моральное право говорить с американской элитой в назидательном тоне и читать ей лекции о том, как устроен мир на самом деле. В некотором смысле статья председателя Ричарда Хааса — это своего рода дистиллированная позиция той интеллектуальной части американской элиты, которая сыграла едва ли не ключевую роль в победе США в холодной войне. Мистер Хаас настоятельно советует американской элите успокоится и принять тот факт, что поезд ушел и спасать мировой порядок с американским гегемоном во главе бесполезно, опасно и бессмысленно. Более того, у главного американского аналитика есть предложение конструктивной стратегии для Вашингтона, но это предложение вряд ли найдет понимание среди американских политиков.

Ключевой тезис статьи: "Мировые порядки выдыхаются путем длительного разложения, а не внезапного коллапса. Как и в случае сохранения порядка, эффективная государственная политика, эффективные действия и инициативная дипломатия могут определить то, каким образом произойдет разложение и что оно принесет. Но чтобы это случилось, нужно, чтобы кое-что произошло заранее: должно прийти признание того, что старый мировой порядок никогда не вернется и что все усилия по его воскрешению будут тщетными. Как и в любом завершении, принятие должно прийти до того, как можно двигаться дальше".

Председатель "Совета по международным отношениям" указывает на параллели между смертью Венской системы международных отношений (так называемой системы Европейского концерта, сложившейся после Наполеоновских войн) и закатом нынешнего мирового порядка. Мистер Хаас даже утверждает, что между этими ситуациями есть символическая связь — "венская система" умерла в контексте Крымской войны, а нынешняя система получила серьезный удар именно после того, как Крым вернулся в Россию. Примечательно, что влиятельнейший американский эксперт ни на йоту не разделяет линию официальной американской пропаганды: он подчеркивает, что с российской точки зрения расширение НАТО (а также интервенции в Ирак и особенно в Ливию) было нарушением правил игры и это объясняет последующие действия российской стороны. Также подчеркивается, что во всем мире, в том числе в его "либеральной" части, растет недовольство США: "Возмущение (ресентимент) по поводу американской эксплуатации (статуса. — Прим. ред.) доллара для введения санкций растет и растет также беспокойство по поводу того, что Америка набирает долги".

По версии мистера Хааса, Штаты допустили огромное количество ошибок во внешней и внутренней политике, а экономические изменения, вызванные глобализацией, создают Америке дополнительные проблемы. Ко всему прочему, Соединенные Штаты потеряли свой позитивный мировой имидж и теперь им приходится за это расплачиваться.

Рекомендации председателя "Совета по международным отношениям" просты и рациональны: раз уж деградацию мирового порядка нельзя остановить и повернуть вспять, то этот процесс нужно возглавить. США предлагается работать над тем, чтобы "интегрировать Китай и Россию" в новую конфигурацию мировых отношений, причем эта интеграция должна в обязательном порядке предполагать смесь компромиссов, стимулов и сопротивления Китаю и России. При этом до американской политической элиты пытаются донести важную мысль: то, каким будет XXI век, зависит в значительной мере от успешности этих усилий по интеграции.

Самую горькую пилюлю мистер Хаас припас для финала своего программного текста: американской элите предлагается начать себя наконец-то сдерживать во внешней и внутренней политике и попытаться восстановить (!) хотя бы часть потерянного уважения и имиджа "силы добра". Это потребует "сокращения государственного долга США, восстановления инфраструктуры, улучшения общедоступного образования, инвестиций в социальные программы, привлечения компетентных мигрантов" и многих других мер, на которые американская элита точно не пойдет. "Штаты не могут эффективно продвигать порядок в мире, если они разделены у себя дома, если они отвлекаются на внутренние проблемы и испытывают дефицит ресурсов", пишет Ричард Хаас. Но, глядя на нынешнюю американскую элиту, трудно отделаться от ощущения, что он не найдет в ней понимающих слушателей, готовых восстанавливать американский имидж, сдерживать себя от внешнеполитических авантюр, а также искать компромиссы и предлагать уступки России и Китаю.

Американское экспертное сообщество долго воспитывало в американской элите ощущение исключительности и теперь пожинает горькие плоды своей эффективной работы. Гордость — отличный наркотик, но очень плохой советчик. Впрочем, независимо от того, послушают ли американские политики советы аналитиков "рокфеллеровского мозгового центра" или нет, можно сделать важный вывод: даже лучшие американские умы не видят реалистичного способа спасти старый мировой порядок. А значит, все усилия Москвы по демонтажу американской гегемонии должны быть продолжены. На обломках американского самовластья Россия сможет оставить красивые граффити, а еще, как показывает практика, демонтаж старого мирового порядка — прибыльное дело. По крайней мере, американцы смогли хорошо заработать на демонтаже СССР. Долг платежом красен.

Crimson Alter

https://cont.ws/@crimsonalter/1159085

0

40

КОНТ


Ростислав Ищенко

9 января 2018, 09:08

Хотя бы не проиграть. Что ждёт США в 2019 году

Приход к власти в США Дональда Трампа ознаменовал собой критическое изменение целеполагания американской внешней политики. Это пока не осознало большинство экспертов и политиков как в самих Штатах, так и за их пределами

Возможно, и даже скорее всего, этого не осознаёт Трамп. Не исключено, что до конца не осознаёт даже его группа поддержки — та часть американского истеблишмента, которая и привела его к власти, чтобы сломать гибельный глобалистский курс, ассоциировавшийся с Демократической партией, практически полностью приватизированной семейством Клинтон. Многие республиканцы, если не большинство, также поддерживали этот курс, но Республиканская партия сохраняла, пусть минимальное, пространство для манёвра, в то время как демократы стали синонимом гегемонистского глобализма.

Зачастую новый курс проводится неосознанно. Например, осознанно сражаться за ничью во Второй мировой войне самые талантливые из фельдмаршалов Гитлера начали только в 1943 году (после сталинградской катастрофы вермахта). Большинство их коллег, сам Гитлер и значительная часть немецкого народа верили в победу едва ли не до мая 1945 года. На самом деле ничья была пределом возможностей Германии уже после проигрыша ею Битвы под Москвой.

Так и сейчас: большинство американских политиков верит, что сражается за победу. Просто Трамп и трамписты предлагают иную (отличную от клинтоновской) стратегию достижения этой победы. Сам Трамп также уверен, что нашёл новый путь к сохранению глобальной гегемонии США (если не верит, а притворяется, то он гениальный актёр). На деле же США уже утратили возможность сохранить гегемонию и сейчас стараются свести партию вничью.

Неявно это признавала даже Хиллари Клинтон, которая, будучи уверена в своём избрании президентом, пыталась шантажировать Россию неограниченной ядерной конфронтацией с возможностью срыва в неконтролируемый горячий конфликт в любой момент.

С момента достижения в начале 1970-х примерного паритета ядерных вооружений ядерные доктрины СССР (России) и США предусматривали использование ядерного оружия для полномасштабного удара только в случае, если стране грозило стратегическое поражение в конфликте с использованием обычных вооружений. Или — в ограниченной ядерной войне с дозированным использованием тактического ядерного оружия. Существовала ещё идея первого обезоруживающего удара, но для этого надо было достичь абсолютного перевеса в вооружениях, который гарантировал бы уничтожение противника при минимальном ущербе собственной территории. Такого превосходства никто так и не смог достичь по сей день.

Таким образом, угроза провокацией полномасштабного ядерного конфликта, озвученная кандидатом в президенты США (признанным фаворитом гонки), свидетельствовала о том, что США проиграли стратегическую борьбу за гегемонию в обычном режиме и используют последний довод — ядерный шантаж. Не исключено, что именно скатывание глобалистов к ядерному шантажу и предопределило переход критической части американских элит на сторону Трампа.

Владельцы конкретных материальных благ никогда не хотят умирать за абстрактные идеи. Причём чем благ больше, тем меньше они склонны к коллективному суициду на идеологической основе.

В то же время повторяю, что понять необходимость изменения стратегии под давлением обстоятельств и принять тот факт, что вынужденное изменение стратегии уже является признанием недостижимости первоначально ставившихся целей — разные вещи. Необходимость первого бывает очевидна даже неспециалисту.

Что касается второго, то чем больше был человек ангажирован в реализацию провалившейся стратегии, тем тяжелее ему признать поражение. Например, многие на постсоветском пространстве до сих пор мечтают, что после гипотетической отмены Беловежских соглашений в ту же секунду, как феникс из пепла, восстанет Советский Союз. У американцев в этом плане ситуация значительно хуже, поскольку источники и структура доходов их элиты, государства и народа организованы таким образом, что не могут сохраниться на прежнем уровне в случае утраты глобальной гегемонии. То есть к психологической фрустрации от необходимости признавать поражение добавляется страх резкого падения уровня жизни, утраты статуса, больше всего разъедающий души как раз представителей правящей элиты.

Поэтому декларировать необходимость возвращения к американскому лидерству вашингтонские политики будут и в 2019 году. Россия и Китай в 2019 году так же, как и сейчас, будут называться главными целями американского военно-политического, дипломатического и экономического давления. Периодически Вашингтон будет устраивать демонстративные скандалы с Москвой и Пекином и пугать новыми пакетами санкций, а иногда даже что-то вводить.

На самом же деле по факту американская политика на российском направлении будет направлена на блокирование российско-европейского сближения и укрепления позиций Москвы на Ближнем Востоке, а на китайском — на сдерживание китайских амбиций в Юго-Восточной Азии, ограничивающееся демонстрацией намерения держать китайские ВМС в прибрежных морях (Жёлтом, Восточно-Китайском и Южно-Китайском). Причём США не будут зубами удерживать позиции, а станут медленно отступать с серьёзными политическими арьергардными боями и периодическими попытками контратак.

Центр же усилий Вашингтона будет окончательно перенесён на Евросоюз. США и дальше будут говорить о западной солидарности, коллективной обороне в рамках НАТО и т.д., но истинной их целью станет развал ЕС. Собственно, эта цель уже стоит в повестке дня. Просто на следующий год она станет настолько очевидна, что дальше её скрывать будет уже невозможно. Хотя, конечно, не все европейские политики и не сразу поверят в такое «коварство».

При этом США заинтересованы в деструкции именно Западной Европы. Что же касается восточноевропейских лимитрофов, здесь они с удовольствием бы не просто сохранили, но и укрепили бы некий «санитарный кордон». В идеале он мог бы включать все балканские страны (включая все республики бывшей Югославии, придунайские государства, Чехию, Словакию, Польшу и Прибалтику). Более реалистична, впрочем, «программа-минимум»: Прибалтика, Польша, Румыния, а также Украина, на то время, которое она ещё сможет продержаться самостоятельно.

Лимитрофы не смогли выполнить важнейшую возложенную на них задачу: втянуть Россию в открытый конфликт с Европой (в котором США остались бы «за кадром»). Прибалтика и Польша были даже не против. Они исходили из того, что в случае полномасштабной войны Запада с Россией она рано или поздно приобретёт ядерный характер. При этом их территории окажутся фронтовой зоной, то есть будут избавлены от испепеляющих ударов. Возможность разгрома их армий и оккупации их не пугала. Они считали, что Запад всё равно победит, а значит, они будут освобождены. Но они желали твёрдых гарантий того, что их не оставят с Россией один на один. Поэтому и прибалты, и поляки, и румыны настойчиво требовали размещения на их территориях избыточных группировок Вооружённых сил США и ЕС, которые всё равно не смогли бы их защитить.

Для них было принципиально, чтобы после первой же провокации (организовать которую они были готовы в любой момент) обязательно пролилась кровь американских и/или западноевропейских солдат. В таком случае, как они считали, Запад не смог бы уклониться от участия в войне. Масса войск НАТО была нужна, чтобы их физически не успели эвакуировать в начале конфликта. Развёрнутые в этих странах на данный момент группировки явно недостаточны для этой цели (их можно эвакуировать в считаные часы), а больше Запад размещать не собирается (не хватает боеспособных соединений и иных, в том числе финансовых, ресурсов). В этих условиях Восточная Европа (выделенная из ЕС и объединённая в некий региональный блок) должна играть роль американского камешка как в российском, так и в западноевропейском ботинке, обеспечивать США плацдарм для общего контроля ситуации и возможного нового военно-политического развёртывания в будущем.

Что касается Европы Западной (по линии: Италия-Австрия-Германия-Скандинавия), то США будут стремиться разбить её единство. Спровоцировать не просто разногласия, но конфликты и конфронтацию между странами (кстати, они не будут возражать и против польско-германского конфликта — политического, экономического или даже военного). Задача — разрушить общеевропейский рынок и европейскую промышленно-технологическую кооперацию.

В таком варианте (без европейской альтернативы), пока на рынках России, Китая и Юго-Восточной Азии не появится примерно миллиард (а лучше два) покупателей, относящихся к среднему классу, китайская экономика будет критически зависеть от американского рынка сбыта, а значит российско-китайский альянс будет ограничен в своих возможностях противодействия США. То есть, Вашингтон получит возможность не выиграв, не проиграть, а перенести окончание партии на неопределённое время в будущее.

Таким образом, в 2019 году действия США будут направлены на разрушение ЕС, фрагментацию и стравливание между собой его западноевропейской части, формирование из максимального количества восточноевропейских государств проамериканского «санитарного кордона» между Россией и Западной Европой, разжигание конфликтов вдоль российских границ (не «цветных революций», а жестоких кровопролитных гражданских и междоусобных, за спорные территории, войн) с задачей блокировать Россию и сковывать её ресурсы. Для США критически важно в ближайшие два-три года не дать России укрепиться на Ближнем Востоке и на Балканах, поэтому они постараются заставить Москву заняться миротворчеством на Украине, в Средней Азии и в Закавказье (кто с кем и за что там будет воевать Вашингтону не важно).

Военно-политическое сдерживание Китая будет носить демонстративный, но малоэффективный характер походов боевых кораблей и эскадр к китайским берегам для демонстрации флага. Основные усилия США бросят на его финансово-экономическое сдерживание, на размывание, а в идеале и разрушение китайской экономики.

Мне могут сказать, что для «борьбы за ничью» прогнозируемое поведение США слишком агрессивно. Но вспомните, что, «воюя за ничью», Германия только на Восточном фронте организовала стратегическое наступление на Сталинград и Кавказ в 1942 году и осуществила попытку стратегического наступления на Курской дуге в 1943 году. Главным признаком того, что США уже не могут сражаться за победу, является исчерпание их ресурсов до такой степени, что вопреки правилам стратегии, которые требуют не умножать число врагов и привлекать побольше союзников, они переводят в стан врагов своих ближайших партнёров, пытаясь получить бесконтрольный доступ к их ресурсам, чтобы бросить их в топку борьбы за гегемонию.

Не выиграв конкуренцию, опираясь на ресурсную базу всего мира, они тем более не выиграют её сейчас, когда мир постепенно отворачивается от них. Однако они ещё способны в достаточной степени уничтожить ресурсную базу бывшего Pax Americana, чтобы Россия и Китай думали не об окончательной победе, а о стабилизации хаоса на выжженной в ходе американского геополитического отступления земле и сохранении своих экономик (хотя бы в ужатом состоянии) в условиях ликвидации мировой торговли и глобального рынка.

Ростислав Ищенко

https://cont.ws/@ishchenko/1186431

0


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » США:21 век: кто виноват, что делать и что будет дальше