Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » ЗАПАД-МИР: ДУХОВНАЯ СМЕРТЬ СЕГОДНЯ=СМЕРТЬ ФИЗИЧЕСКАЯ ЗАВТРА...


ЗАПАД-МИР: ДУХОВНАЯ СМЕРТЬ СЕГОДНЯ=СМЕРТЬ ФИЗИЧЕСКАЯ ЗАВТРА...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Wprost

Эпоха отказа от святынь
27.03.2016
Анна Гвоздовска (Anna Gwozdowska)


Интервью с профессором Гжегожем Кухарчиком (Grzegorz Kucharczyk) — сотрудником Института Истории Польской академии наук, автором публикаций на тему секуляризации Европы в XIX-XX веках.

Wprost: Согласно докладам венского Центра исследований нетерпимости и дискриминации по отношению к христианам, каждый год в Европе происходит несколько сотен нападений на религиозной почве. Почему европейцам сейчас больше мешает свинина в школьных столовых, чем агрессивный антиклерикализм?

Гжегож Кухарчик: Если взглянуть на европейскую историю, ответ можно поискать в эпоху Французской революции, однако современная фаза секуляризации, для которой характерна стремительная дехристианизация в первую очередь Западной Европы, ведет отсчет с середины 1960-х годов, то есть с так называемой культурной революции. С того момента начался процесс, который ведет к секуляризации и выдавливанию области сакрального из публичной сферы в широком смысле. В результате резко падает посещаемость церковных служб. Происходит нечто, что немцы называют «Entkirchlichung» — разрыв связей с Церковью. И этот процесс касается не только католицизма.

Кризис христианства заметен невооруженным глазом, но почему секуляризация так легко берет верх?

— В первую очередь потому, что современный кризис Католической церкви необычен: он затрагивает в равной степени и овечек и их пастырей. Общественное окружение, прежде всего, семья, которая для христианства и особенно для католицизма была раньше естественным местом развития, переживает упадок. А одновременно пастыри сеют смущение в рядах верующих. Во-вторых, с середины 1960-х годов стали развиваться разнообразные либеральные течения, сторонники которых «идут маршем по официальным институтам». Это по большей части те же самые радикалы, которые в мае 1968 боролись на баррикадах, а с 80-х закрепились в структурах управления национального или общеевропейского уровня. В их планы входит как равноправие для меньшинств, в первую очередь сексуальных, так и идеи, которые называют сейчас общим термином «гендеризм», то есть идеология, отрицающая традиционное (впрочем, не только христианское) представление о семье и человеке.

В чем секрет успешности движений ЛГБТ?

— Их стратегия начинается с этапа «поговорим о», то есть сначала всех приучают к теме. После этапа разговоров, например, о гомосексуалистах, акцентируются отдельные примеры людей, которые подверглись общественному остракизму на этой почве, примеры распространяются на всю группу, далее следует заявление об отсутствии толерантности, с которым следует бороться. Потом приходит время политических акций. Лозунги о борьбе с нетолератностью включают в программы политических партий, а этому сопутствуют мероприятия из сферы массовой культуры: фильмы, сериалы, телепередачи, в которых гомосексуалисты никогда не предстают в роли отрицательных героев. И это работает. Весь этот механизм отчетливо виден в США, где после многолетней подготовки почвы пришло время политических решений.

Но почему те или иные идейные движения представляют опасность для христианства в Европе, которое переживало худшие кризисы, например, кровавые религиозные войны?

— Идеи могут иметь серьезные последствия. Разумеется, сегодняшний кризис христианства на Западе заключается не в каких-то религиозных войнах (хотя, парадоксальным образом, как говорил Гилберт Кит Честертон (Gilbert Keith Chesterton), они служат доказательством энергии религии), а в том, что люди стали равнодушны к духовным вопросам. Религия уже никого, на самом деле, не волнует. Так что мы видим не захват чьих-то святынь, как бывало во времена религиозных войн, а уход из собственных мест культа.

Возможно, угроза со стороны ислама, последователей которого в Европе становится все больше, заставит прежних христиан проснуться?

— Возможно, какие-то шансы есть, в конце концов, «Дух дышит, где хочет». Однако я не случайно упомянул о кризисе пастырей. К нам движется волна людей, которые не верят в Христа, по большей части верующих мусульман, и, казалось бы, это подходящий момент для евангелизации, между тем католические и протестантские иерархи предостерегают от такого рода деятельности. Они объясняют, что евангелизация приезжих может быть воспринята как вредный прозелитизм,что в итоге нарушит общественное спокойствие. Шансы укрепить веру тают на наших глазах. 

Значит, угрозой для христианства стали не только секуляризация и наступление ислама, но также сами пастыри?

— Это одна из важных причин современного кризиса христианства. Как это произошло? Переломным событием был Второй Ватиканский собор в 1962-1965 годах, а самым важным было то, что происходило после него во Франции, Западной Германии, странах Бенилюкса. Там веял, как говорили тогда, дух Собора. В действительности это был удобный инструмент, чтобы найти лазейки, позволяющие оправдать противоречия с учением Католической церкви. Поэтому такие заявления, как слова председателя Конференции епископов Германии кардинала Рейнхард Маркс (Reinhard Marx), что немецкая Католическая церковь — это не филиал Ватикана, не вызывают удивления.

Если ли у христианства шансы в столкновении с пылом ислама?

— В долгосрочной перспективе — нет. Экспансия ислама, притесняющего христианство, всегда происходила в кризисные для Церкви моменты. Первый этап мусульманских завоеваний в VII-VIII веках затронул регионы, которые перед этим десятки лет разрывали ереси, например, арианство. Следующая волна в XIV веке, когда турки покоряли Балканы, пришла во время глубокого духовного кризиса, когда один Папа был в Риме, а второй — в Авиньоне. Следующий этап мусульманских завоеваний в XVI веке совпал с эпохой Реформации, то есть с очередным духовным кризисом в Европе. Такова закономерность. А сейчас мы столкнулись с самым серьезным кризисом в истории христианской цивилизации или тем, что от нее осталось.

Почему он самый серьезный?

— Сейчас никто в Католической церкви не ведет споров о принципах «только Писание» или «только вера», нет тонких теологических диспутов. Под вопрос ставятся принципиальные понятия, которые закреплены не только в христианстве, но и в естественном праве, известном греком и римлянам. Например, происходит пересмотр понятия брака, как союза мужчины и женщины.

Как Католическая церковь справляется с лоббированием ЛГБТ-движений, которые выступают за однополые браки?

— Надо признать, что плохо. В переломные моменты этой реальной войны пастыри молчат. Вспомним июнь 2015 года и вердикт Верховного суда США, который на федеральном уровне легализовал так называемые однополые браки (кстати, благодаря голосу Энтони Кеннеди (Anthony Kennedy) — судьи, назначенного республиканцами, католика и консерватора). От Папы Франциска мы не услышали тогда никаких решительных слов. Ни американские епископы, ни Папа точно так же не отреагировали на вскрывшиеся в прошлом году случаи торговли органами абортированных детей.

Американские консерваторы обвиняют Папу, что в своем выступлении перед Конгрессом США он ни разу не произнес слова «аборт», но зато много говорил о защите окружающей среды и миграции. С другой стороны, часть верующих, например, те, кого The New York Times называет либеральными католиками, так как они поддерживают однополые браки, почувствовала, что их заметили. Грозит ли Католической церкви новый раскол?

— Раскол нам, разумеется, грозит, собственно, он уже заметен. Не только в США, где, собственно, не было бы вердикта Верховного суда, если бы не кризис в лоне самой Церкви. Серьезный раскол виден в Германии, где иерархи заявили, что позволят приступать к причастию разведенным людям, которые живут в новых гражданских союзах. Немецкие священнослужители говорят прямо, что епископы из Африки или Восточной Европы могут делать, что хотят, а Католическая церковь в Германии пойдет своим путем, потому что она— не филиал Ватикана.

Серьезный раскол произошел в Англиканской церкви, впрочем, в частности, на фоне спора о рукоположении священников-гомосексуалистов. Это не идет англиканцам на пользу, поскольку, по опубликованным недавно журналом The Spectator подсчетам, если ничего не изменится, и церкви продолжат пустеть, к 2067 году Англиканская церковь исчезнет. Возможно, такой сценарий угрожает католикам, но священники этого пока не замечают?

— Любопытно, что как либеральные, так и верующие епископы, размышляя о ситуации Католической церкви, говорят об этом расколе и ставят один и тот же диагноз. Все видят, что ситуация сложная, что все меньше людей ходит в церковь и участвует в церковных таинствах. Либеральные епископы делают вывод, что нужно открыться к миру, то есть, де-факто, отказаться от учения Церкви — не только сформулированного в энцикликах Папы, но и содержащегося в Евангелии. В свою очередь, верующие епископы, хотят остаться верными этому учению.

Верность учению вернет людей в Церковь? По статистике, две трети голландцев ни во что не верят.

— Церковь может стать привлекательной при условии, что она не выглядит подделкой. Люди не любят имитаций, как в материальной, так и в духовной сфере, они чувствуют фальшь, поэтому Католическая церковь должна быть настоящей.

То есть в 1960-70-е годы, когда европейцы начали отворачиваться от веры, она не была настоящей?

— К сожалению, уже тогда она утратила это свойство. Хорошим примером может послужить 1966 год. В коммунистической Польше, за железным занавесом, сотни тысяч людей праздновали на улицах тысячелетие крещения. Над этим смеялись, говорили, что в сравнении с утонченной западной теологией — это народный, простой католицизм. А в то же время костелы и семинарии в Западной Европе пустели.  Верующие заметили смуту, которая пришла с так называемым духом Собора, то есть творческий подход некоторых пастырей к учению и дисциплине Католической церкви.

Церковь с суровыми пастырями склонит людей вернуться?

— Во Франции, если кто-то и ходит в церковь, то называет себя традиционалистом и посещает так называемые Тридентские мессы. Семинарии и аббатства, где придерживаются правил, соответствующих традиции (и я не говорю здесь о Священническом братстве святого Пия Х), трещат по швам, кризиса там нет.  Та же ситуация в США и Германии. То есть те семинарии, где сопротивляются секуляризационным течениям, пользуются самым большим успехом. В свою очередь, если взглянуть на совсем другую сферу, на предварительных выборах в США торжествует Дональд Трамп. Абстрагируясь от кризиса в Республиканской партии, можно сказать, что его успех проистекает из того, что людям искренне надоел обман политкорректности.

Оригинал публикации: Czas porzucania świątyń
Опубликовано 21/03/2016
http://inosmi.ru/social/20160327/235874161.html

0

2

МАТЕРИАЛ "Анна Белова"
01.04.2016, 11:15
Россияне верят в будущее, а европейцы - нет

Европейцы – значительно пессимистичнее остальных, об этом говорят результаты опроса, проведённого по заказу редакции Handelsblatt в странах «Большой двадцатки». Наиболее довольны своей жизнью россияне. В отличие от французов, итальянцев и испанцев, жители России верят в то, что в ближайшие три года их личная ситуация улучшится.

Причиной негативных настроений в Европе служит острая проблема безработицы, экономические неурядицы. Европейцев, в первую очередь, объединяет скепсис в отношении будущего. Большинство жителей G-20 считают, что их дети будут жить хуже, чем они сами. Так, 40% французов считают, что за ближайшие три года ситуация может только ухудшиться.

При этом, респонденты из России выразили уверенность не только в своём будущем, но и в силах своей страны: наиболее значимой мировой державой большинство россияне назвали Российскую Федерацию. Надо отметить, оптимизм россиян вызывает удивление у европейских экспертов, которые скорее признают заниженные требования к жизни у респондентов из России, чем то, что ситуация в стране может быть лучше, чем в Европе.

При этом проблемы стран Евросоюза очевидны. Отвечая на вопросы анкеты, люди говорили о своих опасениях, среди которых абсолютным лидером можно назвать страх войны и терактов. Надо сказать, эти страхи не беспочвенны. Серия терактов в Париже, Брюсселе, унесшие более 150 жизней, происходили перед глазами европейцев. Потеряв своих друзей, близких, родных, они испытывают подсознательные фобии мусульман и беженцев. «Как и многих других людей, меня очень сильно беспокоит проблема терроризма… и я не представляю, как мы будем из всего этого выбираться», - таков был ответ во Франции.

Кроме того, жители Европы не доверяют своим политикам. Они считают, что те могут обеспечить безопасность своему народу, что также не может не сказаться на общих настроениях: «У меня в школе многие ученики в восторге от Владимира Путина. Для них он — сильный лидер, который крепко держит в руках страну и не топчется на одном месте, как это происходит с нашими политиками». И главной проблемой европейцы называют отсутствие у влиятельных людей мира подходящего решения глобальных вопросов перенаселения, голода, пропасти между богатыми и бедными, терроризма и беженцев.

Результаты опроса, проведённого по заказу немецкого журнала Handelsblatt, удивили многих. О наличии проблем в европейском обществе знали и раньше, но не представляли, каких масштабов они достигли. Большинство людей живут в страхе перед войной, страдая от безработицы и низкой зарплаты, и не видят в будущем никаких перспектив. И это – не далекий Ближний Восток, это ответы жителей из самого сердца Европы, граждан наиболее стабильных и развитых стран.

https://cont.ws/post/237504

0

3

The American Conservative, США

Запад умирает вместе со своими богами
27.04.2016
Патрик Бьюкенен (Patrick J. Buchanan)

В своем недавнем комментарии Деннис Прагер (Dennis Prager) сделал весьма проницательное замечание: «Значительное большинство ведущих консервативных журналистов имеют секулярный взгляд на мир… Они понятия не имеют о той катастрофе, к которой привело безбожие на Западе».

По мнению этих секулярных консерваторов, «Америка способна пережить смерть Бога и религии», — отмечает Прагер, однако они ошибаются. И, действительно, последние полстолетия, кажется, подтверждают его мнение. Религия народов, их вера создают их культуру, а их культура создает их цивилизацию. А когда умирает вера, умирает и культура, умирает цивилизация, и народы начинают вымирать. Разве это не есть новейшая история Запада?

Сегодня ни одна западная нация не имеет такого коэффициента рождаемости, который смог бы предотвратить исчезновение коренного населения. К концу этого века другие народы и другие культуры будут в значительной мере населять Старый Континент.

Европейского человека, вероятно, ожидает та же судьба, что выпала на долю 10 потерянных колен Израилевых, которые были побеждены, ассимилированы, а затем исчезли. В то время как количество европейских народов — русских, немцев, британцев, прибалтов — сокращается, население Африки, по оценке ООН, в ближайшие 34 года удвоится и значительно превысит 2 миллиарда.

Что же произошло с Западом? Как сказал Гилберт Честертон (G. K. Chesterton), когда люди перестают верить в Бога, они не прекращают верить вообще, но они верят во что угодно.

Когда представители европейских элит перестали верить в христианство, они начали обращаться к тем идеологиям, которые доктор Рассел Кирк (Russell Kirk) называл «секулярными религиями». В течение какого-то времени эти секулярные религии — марксизм-ленинизм, фашизм, нацизм — захватывали сердца и умы миллионов. Однако все они оказались среди тех богов, которые потерпели неудачу в 20-ом веке. Теперь западный человек обращается к более новым религиям — эгалитаризму, демократизму, капитализму, феминизму, одномирности (One Worldism), энвайронментализму (environmentalism). Эти новые религии тоже придают смысл жизни миллионов, но и они являются неадекватными заменителями той веры, что создала Запад.

Поскольку они не дают человеку того, что ему давало христианство — причины не только для жизни и смерти, но и моральный кодекс жизни с обещанием того, что прожитая в соответствии с ним жизнь превратится в вечную жизнь. Ислам также содержит такого рода обещание. Тогда как секуляризм не может предложить ничего, что могло бы соответствовать подобной надежде.

Глядя на прошедшие столетия, мы видим, что значила вера. Когда после падения Римской империи Запад принял христианство как веру, превосходящую все остальные, как веру, основателем которой был Сын Божий, Запад начал строительство современной цивилизации, а затем вышел за свои пределы и захватил большую часть известного мира.

Та истина, которую Америка преподнесла миру, истина о неотъемлемом человеческом достоинстве и ценности, а также о неприкосновенности прав человека — все это можно найти в христианстве, учение которого говорит о том, что все люди являются детьми Божьими. Однако сегодня, когда христианство почти мертво в Европе и медленно умирает в Америке, западная культура является униженной и разлагающейся, а западная цивилизация переживает период заметного упадка.

Редьярд Киплинг предрек все это в своем стихотворении «Последнее песнопение»:

«Наш флот погибает вдали;
На дюнах и в полях догорает огонь
Взгляните — вся наша вчерашняя гордость
Подобна Ниневии и Тиру!»

Все западные империи перестали существовать, а дети когда-то подчиненных народов пересекают Средиземное море для того, чтобы заново заселить метрополии, коренное население которых начинает стареть, сокращаться и вымирать. С 1975 года только две европейские страны — мусульманская Албания и Исландия — имеют достаточный уровень рождаемости, чтобы поддерживать свои народы в живом состоянии. С учетом сокращающегося населения внутри Европы и миграционных волн, несущихся из Африки, а также Среднего и Ближнего Востока, исламская Европа, судя по всему, станет реальностью до конца этого века.

Владимир Путин, непосредственно наблюдавший гибель марксизма-ленинизма, кажется, понимает принципиальное значение христианства для Матушки России и пытается возродить Православную церковь, а также вернуть ее моральный кодекс в российские законы.

А что же Америка, «страна Бога»?

Христианство в Америке отлучено от школы и общественной жизни уже на протяжении жизни двух поколений, тогда как учение Ветхого и Нового Завета отвергается как основа законов, и в результате мы являемся свидетелями поразительно резкого социального упадка.

С 1960-х годов Америка установила новые рекорды по количеству абортов, насильственных преступлений, количеству осужденных и потреблению наркотиков. Хотя ВИЧ/СПИД появились только в 1980-х годах, сотни тысяч людей уже умерли от этих заболеваний и миллионы сегодня страдают от них и связанных с ними расстройств.

40% рождений в Америке происходят вне брака. У испаноязычных уровень незаконнорожденных составляет 50%, а у афроамериканцев он превышает 70%. Экзаменационные показатели учеников средних школ в Соединенных Штатах с каждым годом падают и приближаются к уровню стран третьего мира. Растет количество самоубийств среди белых среднего возраста.

Секуляризм, кажется, не имеет ответов на эти вопросы. «А почему у него нет ответа?» «Сколь же незначительна та доля переносимых человеческим сердцем страданий, которые законы или короли способны причинить или облегчить», — написал Сэмюэл Джонсон. Секулярные консерваторы, возможно, имеют в своем распоряжении лекарства против некоторых американских болезней. Но, как заметил Джонсон, никакая секулярная политика не способна вылечить душевную болезнь Запада — утрату веры, которая, судя по всему, является невосполнимой.

Патрик Бьюкенен является основателем и редактором журнала The American Conservative, а также автором новой книги «Величайшее возвращение: Как Ричард Никсон поднялся после поражения и создал Новое большинство» (The Greatest Comeback: How Richard Nixon Rose From Defeat to Create the New Majority).


Оригинал публикации: The West Dies With Its Gods
Опубликовано 26/04/2016 12:26
http://inosmi.ru/social/20160427/236325713.html

0

4

Дегенерация транс-атлантической культуры зашла слишком далеко — контраст с Путиным поражает
12.05.2016 23:00

Немецкая газета Sueddeutsche Zeitung 10 мая опубликовала необычно честную статью, где показала, что Президент России Путин постоянно переигрывает НАТО путем приема быстрых, креативных, стратегических инициатив, которые каждый раз застают врасплох коллектив дебилов из НАТО.
Статья рассматривает действия Путина в Украине и Сирии, новые дивизии для противодействия НАТО, детальные планы как Россия отработает развертывание ПРО в Европе.

Контраст между «страусиными» бездумными действиями НАТО и Вашингтона со стратегическими действиями России был недавно проявлен в Пальмире, пишет LaRouche PAC.

Ларуш напомнил о презентации «Шторм в Азии», которую делал в еще 1999-м году, где указал на планы олигархии развязать войну в Евразии, где главными мишенями станут Россия и Китай — в этот период Путин, только пришедший на высшие посты, начал сражение в Чечне с теми, кто позднее морфировался в Аль-Каеду и ИГИЛ.

Весна и лето этого года наполнены военными рисками, ставшие результатами бредовых заблуждений Обамы и других западных лидеров, которые не видят, что их провокации против России очень вероятно ведут к стратегической конфронтации с Москвой — которую Путин неизбежно выиграет (если, конечно, от человечества что-то останется, чтобы выжить и все собрать вновь).

Победа достается не тем, кто стремится поразить врага. Победа достается тем лидерам, с уникальным качеством мышления и креативностью, кто определяет победу, как поражение врагов всего нашего рода, угрожающим существованию человечества в целом. Истинная креативность — не индивидуальный процесс, это скорее плод системы образования, которая готовит индивидов к тому, чтобы делать ранее неизведанные открытия и трансформировать организацию общества на благо всем.

Проблема в том, что дегенерация транс-атлантической культуры и образования привела к тому, что Запад стал неспособен создавать кандидатов для высших государственных постов, которые бы имели хотя бы минимально достаточную для этого квалификацию.

Что такое победа? Избить оппонента, или развить разум так, чтобы совершать открытия приносящие пользу всем?

Путин — блестящий пример как раз креативного лидера, и без разницы сколько припадков ярости у гнева он вызовет у Обамы и прочего сброда.

Взгляните на Сирию. Стратегическое вмешательство 30 сентября 2015. Оно поменяло все. Но одних российских войск было бы недостаточно. Как только сирийские ВС вернули себе уверенность в своих силах, Путин отозвал свои силы. Не бежал и не сдался. Он показал Сирии — вы сами способны лидировать и победить. У вас есть патриоты, но у вас не хватало средств и уверенности. Теперь они у вас есть. И это будет ваш успех.

Где человечеству следует искать поводы для примера и восхваления? В том, как ты живешь, как ты поднимаешь человечество на более высокий уровень. Цель состоит в том, что построить общество, систему образования так, где концепция креативности раскрыта правильно, раскрыта так, как подобает истинному человеку.

С этой точки зрения, с этих стандартов, США сегодня деградировали так, что просто уму непостижимо. На этой поздней стадии, когда потенциальная третья мировая лишь в неделях или месяцах, спасибо Обаме и его сумашедшим хозяевам из Британской империи (примечание alexsword — он так называет не жителей острова, а транснациональную финансовую олигархию), американцам следует понять тяжелую правду — хватит быть «прагматиками», хватит быть «средними американцами», пора начинать думать, что вы можете сделать для достижения будущего, в котором можно жить.

Если это изменение сделать невозможно, впереди нас ждет глобальный хаос и потенциальная третья мировая — причем та, которую США заведомо проиграет.

http://my-disain.ru/degeneraciya-trans- … porazhaet/

0


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » ЗАПАД-МИР: ДУХОВНАЯ СМЕРТЬ СЕГОДНЯ=СМЕРТЬ ФИЗИЧЕСКАЯ ЗАВТРА...