Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » Запад-мир: духовное состояние


Запад-мир: духовное состояние

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Wprost

Эпоха отказа от святынь
27.03.2016
Анна Гвоздовска (Anna Gwozdowska)


Интервью с профессором Гжегожем Кухарчиком (Grzegorz Kucharczyk) — сотрудником Института Истории Польской академии наук, автором публикаций на тему секуляризации Европы в XIX-XX веках.

Wprost: Согласно докладам венского Центра исследований нетерпимости и дискриминации по отношению к христианам, каждый год в Европе происходит несколько сотен нападений на религиозной почве. Почему европейцам сейчас больше мешает свинина в школьных столовых, чем агрессивный антиклерикализм?

Гжегож Кухарчик: Если взглянуть на европейскую историю, ответ можно поискать в эпоху Французской революции, однако современная фаза секуляризации, для которой характерна стремительная дехристианизация в первую очередь Западной Европы, ведет отсчет с середины 1960-х годов, то есть с так называемой культурной революции. С того момента начался процесс, который ведет к секуляризации и выдавливанию области сакрального из публичной сферы в широком смысле. В результате резко падает посещаемость церковных служб. Происходит нечто, что немцы называют «Entkirchlichung» — разрыв связей с Церковью. И этот процесс касается не только католицизма.

Кризис христианства заметен невооруженным глазом, но почему секуляризация так легко берет верх?

— В первую очередь потому, что современный кризис Католической церкви необычен: он затрагивает в равной степени и овечек и их пастырей. Общественное окружение, прежде всего, семья, которая для христианства и особенно для католицизма была раньше естественным местом развития, переживает упадок. А одновременно пастыри сеют смущение в рядах верующих. Во-вторых, с середины 1960-х годов стали развиваться разнообразные либеральные течения, сторонники которых «идут маршем по официальным институтам». Это по большей части те же самые радикалы, которые в мае 1968 боролись на баррикадах, а с 80-х закрепились в структурах управления национального или общеевропейского уровня. В их планы входит как равноправие для меньшинств, в первую очередь сексуальных, так и идеи, которые называют сейчас общим термином «гендеризм», то есть идеология, отрицающая традиционное (впрочем, не только христианское) представление о семье и человеке.

В чем секрет успешности движений ЛГБТ?

— Их стратегия начинается с этапа «поговорим о», то есть сначала всех приучают к теме. После этапа разговоров, например, о гомосексуалистах, акцентируются отдельные примеры людей, которые подверглись общественному остракизму на этой почве, примеры распространяются на всю группу, далее следует заявление об отсутствии толерантности, с которым следует бороться. Потом приходит время политических акций. Лозунги о борьбе с нетолератностью включают в программы политических партий, а этому сопутствуют мероприятия из сферы массовой культуры: фильмы, сериалы, телепередачи, в которых гомосексуалисты никогда не предстают в роли отрицательных героев. И это работает. Весь этот механизм отчетливо виден в США, где после многолетней подготовки почвы пришло время политических решений.

Но почему те или иные идейные движения представляют опасность для христианства в Европе, которое переживало худшие кризисы, например, кровавые религиозные войны?

— Идеи могут иметь серьезные последствия. Разумеется, сегодняшний кризис христианства на Западе заключается не в каких-то религиозных войнах (хотя, парадоксальным образом, как говорил Гилберт Кит Честертон (Gilbert Keith Chesterton), они служат доказательством энергии религии), а в том, что люди стали равнодушны к духовным вопросам. Религия уже никого, на самом деле, не волнует. Так что мы видим не захват чьих-то святынь, как бывало во времена религиозных войн, а уход из собственных мест культа.

Возможно, угроза со стороны ислама, последователей которого в Европе становится все больше, заставит прежних христиан проснуться?

— Возможно, какие-то шансы есть, в конце концов, «Дух дышит, где хочет». Однако я не случайно упомянул о кризисе пастырей. К нам движется волна людей, которые не верят в Христа, по большей части верующих мусульман, и, казалось бы, это подходящий момент для евангелизации, между тем католические и протестантские иерархи предостерегают от такого рода деятельности. Они объясняют, что евангелизация приезжих может быть воспринята как вредный прозелитизм,что в итоге нарушит общественное спокойствие. Шансы укрепить веру тают на наших глазах. 

Значит, угрозой для христианства стали не только секуляризация и наступление ислама, но также сами пастыри?

— Это одна из важных причин современного кризиса христианства. Как это произошло? Переломным событием был Второй Ватиканский собор в 1962-1965 годах, а самым важным было то, что происходило после него во Франции, Западной Германии, странах Бенилюкса. Там веял, как говорили тогда, дух Собора. В действительности это был удобный инструмент, чтобы найти лазейки, позволяющие оправдать противоречия с учением Католической церкви. Поэтому такие заявления, как слова председателя Конференции епископов Германии кардинала Рейнхард Маркс (Reinhard Marx), что немецкая Католическая церковь — это не филиал Ватикана, не вызывают удивления.

Если ли у христианства шансы в столкновении с пылом ислама?

— В долгосрочной перспективе — нет. Экспансия ислама, притесняющего христианство, всегда происходила в кризисные для Церкви моменты. Первый этап мусульманских завоеваний в VII-VIII веках затронул регионы, которые перед этим десятки лет разрывали ереси, например, арианство. Следующая волна в XIV веке, когда турки покоряли Балканы, пришла во время глубокого духовного кризиса, когда один Папа был в Риме, а второй — в Авиньоне. Следующий этап мусульманских завоеваний в XVI веке совпал с эпохой Реформации, то есть с очередным духовным кризисом в Европе. Такова закономерность. А сейчас мы столкнулись с самым серьезным кризисом в истории христианской цивилизации или тем, что от нее осталось.

Почему он самый серьезный?

— Сейчас никто в Католической церкви не ведет споров о принципах «только Писание» или «только вера», нет тонких теологических диспутов. Под вопрос ставятся принципиальные понятия, которые закреплены не только в христианстве, но и в естественном праве, известном греком и римлянам. Например, происходит пересмотр понятия брака, как союза мужчины и женщины.

Как Католическая церковь справляется с лоббированием ЛГБТ-движений, которые выступают за однополые браки?

— Надо признать, что плохо. В переломные моменты этой реальной войны пастыри молчат. Вспомним июнь 2015 года и вердикт Верховного суда США, который на федеральном уровне легализовал так называемые однополые браки (кстати, благодаря голосу Энтони Кеннеди (Anthony Kennedy) — судьи, назначенного республиканцами, католика и консерватора). От Папы Франциска мы не услышали тогда никаких решительных слов. Ни американские епископы, ни Папа точно так же не отреагировали на вскрывшиеся в прошлом году случаи торговли органами абортированных детей.

Американские консерваторы обвиняют Папу, что в своем выступлении перед Конгрессом США он ни разу не произнес слова «аборт», но зато много говорил о защите окружающей среды и миграции. С другой стороны, часть верующих, например, те, кого The New York Times называет либеральными католиками, так как они поддерживают однополые браки, почувствовала, что их заметили. Грозит ли Католической церкви новый раскол?

— Раскол нам, разумеется, грозит, собственно, он уже заметен. Не только в США, где, собственно, не было бы вердикта Верховного суда, если бы не кризис в лоне самой Церкви. Серьезный раскол виден в Германии, где иерархи заявили, что позволят приступать к причастию разведенным людям, которые живут в новых гражданских союзах. Немецкие священнослужители говорят прямо, что епископы из Африки или Восточной Европы могут делать, что хотят, а Католическая церковь в Германии пойдет своим путем, потому что она— не филиал Ватикана.

Серьезный раскол произошел в Англиканской церкви, впрочем, в частности, на фоне спора о рукоположении священников-гомосексуалистов. Это не идет англиканцам на пользу, поскольку, по опубликованным недавно журналом The Spectator подсчетам, если ничего не изменится, и церкви продолжат пустеть, к 2067 году Англиканская церковь исчезнет. Возможно, такой сценарий угрожает католикам, но священники этого пока не замечают?

— Любопытно, что как либеральные, так и верующие епископы, размышляя о ситуации Католической церкви, говорят об этом расколе и ставят один и тот же диагноз. Все видят, что ситуация сложная, что все меньше людей ходит в церковь и участвует в церковных таинствах. Либеральные епископы делают вывод, что нужно открыться к миру, то есть, де-факто, отказаться от учения Церкви — не только сформулированного в энцикликах Папы, но и содержащегося в Евангелии. В свою очередь, верующие епископы, хотят остаться верными этому учению.

Верность учению вернет людей в Церковь? По статистике, две трети голландцев ни во что не верят.

— Церковь может стать привлекательной при условии, что она не выглядит подделкой. Люди не любят имитаций, как в материальной, так и в духовной сфере, они чувствуют фальшь, поэтому Католическая церковь должна быть настоящей.

То есть в 1960-70-е годы, когда европейцы начали отворачиваться от веры, она не была настоящей?

— К сожалению, уже тогда она утратила это свойство. Хорошим примером может послужить 1966 год. В коммунистической Польше, за железным занавесом, сотни тысяч людей праздновали на улицах тысячелетие крещения. Над этим смеялись, говорили, что в сравнении с утонченной западной теологией — это народный, простой католицизм. А в то же время костелы и семинарии в Западной Европе пустели.  Верующие заметили смуту, которая пришла с так называемым духом Собора, то есть творческий подход некоторых пастырей к учению и дисциплине Католической церкви.

Церковь с суровыми пастырями склонит людей вернуться?

— Во Франции, если кто-то и ходит в церковь, то называет себя традиционалистом и посещает так называемые Тридентские мессы. Семинарии и аббатства, где придерживаются правил, соответствующих традиции (и я не говорю здесь о Священническом братстве святого Пия Х), трещат по швам, кризиса там нет.  Та же ситуация в США и Германии. То есть те семинарии, где сопротивляются секуляризационным течениям, пользуются самым большим успехом. В свою очередь, если взглянуть на совсем другую сферу, на предварительных выборах в США торжествует Дональд Трамп. Абстрагируясь от кризиса в Республиканской партии, можно сказать, что его успех проистекает из того, что людям искренне надоел обман политкорректности.

Оригинал публикации: Czas porzucania świątyń
Опубликовано 21/03/2016
http://inosmi.ru/social/20160327/235874161.html

0

2

МАТЕРИАЛ "Анна Белова"
01.04.2016, 11:15
Россияне верят в будущее, а европейцы - нет

Европейцы – значительно пессимистичнее остальных, об этом говорят результаты опроса, проведённого по заказу редакции Handelsblatt в странах «Большой двадцатки». Наиболее довольны своей жизнью россияне. В отличие от французов, итальянцев и испанцев, жители России верят в то, что в ближайшие три года их личная ситуация улучшится.

Причиной негативных настроений в Европе служит острая проблема безработицы, экономические неурядицы. Европейцев, в первую очередь, объединяет скепсис в отношении будущего. Большинство жителей G-20 считают, что их дети будут жить хуже, чем они сами. Так, 40% французов считают, что за ближайшие три года ситуация может только ухудшиться.

При этом, респонденты из России выразили уверенность не только в своём будущем, но и в силах своей страны: наиболее значимой мировой державой большинство россияне назвали Российскую Федерацию. Надо отметить, оптимизм россиян вызывает удивление у европейских экспертов, которые скорее признают заниженные требования к жизни у респондентов из России, чем то, что ситуация в стране может быть лучше, чем в Европе.

При этом проблемы стран Евросоюза очевидны. Отвечая на вопросы анкеты, люди говорили о своих опасениях, среди которых абсолютным лидером можно назвать страх войны и терактов. Надо сказать, эти страхи не беспочвенны. Серия терактов в Париже, Брюсселе, унесшие более 150 жизней, происходили перед глазами европейцев. Потеряв своих друзей, близких, родных, они испытывают подсознательные фобии мусульман и беженцев. «Как и многих других людей, меня очень сильно беспокоит проблема терроризма… и я не представляю, как мы будем из всего этого выбираться», - таков был ответ во Франции.

Кроме того, жители Европы не доверяют своим политикам. Они считают, что те могут обеспечить безопасность своему народу, что также не может не сказаться на общих настроениях: «У меня в школе многие ученики в восторге от Владимира Путина. Для них он — сильный лидер, который крепко держит в руках страну и не топчется на одном месте, как это происходит с нашими политиками». И главной проблемой европейцы называют отсутствие у влиятельных людей мира подходящего решения глобальных вопросов перенаселения, голода, пропасти между богатыми и бедными, терроризма и беженцев.

Результаты опроса, проведённого по заказу немецкого журнала Handelsblatt, удивили многих. О наличии проблем в европейском обществе знали и раньше, но не представляли, каких масштабов они достигли. Большинство людей живут в страхе перед войной, страдая от безработицы и низкой зарплаты, и не видят в будущем никаких перспектив. И это – не далекий Ближний Восток, это ответы жителей из самого сердца Европы, граждан наиболее стабильных и развитых стран.

https://cont.ws/post/237504

0

3

The American Conservative, США

Запад умирает вместе со своими богами
27.04.2016
Патрик Бьюкенен (Patrick J. Buchanan)

В своем недавнем комментарии Деннис Прагер (Dennis Prager) сделал весьма проницательное замечание: «Значительное большинство ведущих консервативных журналистов имеют секулярный взгляд на мир… Они понятия не имеют о той катастрофе, к которой привело безбожие на Западе».

По мнению этих секулярных консерваторов, «Америка способна пережить смерть Бога и религии», — отмечает Прагер, однако они ошибаются. И, действительно, последние полстолетия, кажется, подтверждают его мнение. Религия народов, их вера создают их культуру, а их культура создает их цивилизацию. А когда умирает вера, умирает и культура, умирает цивилизация, и народы начинают вымирать. Разве это не есть новейшая история Запада?

Сегодня ни одна западная нация не имеет такого коэффициента рождаемости, который смог бы предотвратить исчезновение коренного населения. К концу этого века другие народы и другие культуры будут в значительной мере населять Старый Континент.

Европейского человека, вероятно, ожидает та же судьба, что выпала на долю 10 потерянных колен Израилевых, которые были побеждены, ассимилированы, а затем исчезли. В то время как количество европейских народов — русских, немцев, британцев, прибалтов — сокращается, население Африки, по оценке ООН, в ближайшие 34 года удвоится и значительно превысит 2 миллиарда.

Что же произошло с Западом? Как сказал Гилберт Честертон (G. K. Chesterton), когда люди перестают верить в Бога, они не прекращают верить вообще, но они верят во что угодно.

Когда представители европейских элит перестали верить в христианство, они начали обращаться к тем идеологиям, которые доктор Рассел Кирк (Russell Kirk) называл «секулярными религиями». В течение какого-то времени эти секулярные религии — марксизм-ленинизм, фашизм, нацизм — захватывали сердца и умы миллионов. Однако все они оказались среди тех богов, которые потерпели неудачу в 20-ом веке. Теперь западный человек обращается к более новым религиям — эгалитаризму, демократизму, капитализму, феминизму, одномирности (One Worldism), энвайронментализму (environmentalism). Эти новые религии тоже придают смысл жизни миллионов, но и они являются неадекватными заменителями той веры, что создала Запад.

Поскольку они не дают человеку того, что ему давало христианство — причины не только для жизни и смерти, но и моральный кодекс жизни с обещанием того, что прожитая в соответствии с ним жизнь превратится в вечную жизнь. Ислам также содержит такого рода обещание. Тогда как секуляризм не может предложить ничего, что могло бы соответствовать подобной надежде.

Глядя на прошедшие столетия, мы видим, что значила вера. Когда после падения Римской империи Запад принял христианство как веру, превосходящую все остальные, как веру, основателем которой был Сын Божий, Запад начал строительство современной цивилизации, а затем вышел за свои пределы и захватил большую часть известного мира.

Та истина, которую Америка преподнесла миру, истина о неотъемлемом человеческом достоинстве и ценности, а также о неприкосновенности прав человека — все это можно найти в христианстве, учение которого говорит о том, что все люди являются детьми Божьими. Однако сегодня, когда христианство почти мертво в Европе и медленно умирает в Америке, западная культура является униженной и разлагающейся, а западная цивилизация переживает период заметного упадка.

Редьярд Киплинг предрек все это в своем стихотворении «Последнее песнопение»:

«Наш флот погибает вдали;
На дюнах и в полях догорает огонь
Взгляните — вся наша вчерашняя гордость
Подобна Ниневии и Тиру!»

Все западные империи перестали существовать, а дети когда-то подчиненных народов пересекают Средиземное море для того, чтобы заново заселить метрополии, коренное население которых начинает стареть, сокращаться и вымирать. С 1975 года только две европейские страны — мусульманская Албания и Исландия — имеют достаточный уровень рождаемости, чтобы поддерживать свои народы в живом состоянии. С учетом сокращающегося населения внутри Европы и миграционных волн, несущихся из Африки, а также Среднего и Ближнего Востока, исламская Европа, судя по всему, станет реальностью до конца этого века.

Владимир Путин, непосредственно наблюдавший гибель марксизма-ленинизма, кажется, понимает принципиальное значение христианства для Матушки России и пытается возродить Православную церковь, а также вернуть ее моральный кодекс в российские законы.

А что же Америка, «страна Бога»?

Христианство в Америке отлучено от школы и общественной жизни уже на протяжении жизни двух поколений, тогда как учение Ветхого и Нового Завета отвергается как основа законов, и в результате мы являемся свидетелями поразительно резкого социального упадка.

С 1960-х годов Америка установила новые рекорды по количеству абортов, насильственных преступлений, количеству осужденных и потреблению наркотиков. Хотя ВИЧ/СПИД появились только в 1980-х годах, сотни тысяч людей уже умерли от этих заболеваний и миллионы сегодня страдают от них и связанных с ними расстройств.

40% рождений в Америке происходят вне брака. У испаноязычных уровень незаконнорожденных составляет 50%, а у афроамериканцев он превышает 70%. Экзаменационные показатели учеников средних школ в Соединенных Штатах с каждым годом падают и приближаются к уровню стран третьего мира. Растет количество самоубийств среди белых среднего возраста.

Секуляризм, кажется, не имеет ответов на эти вопросы. «А почему у него нет ответа?» «Сколь же незначительна та доля переносимых человеческим сердцем страданий, которые законы или короли способны причинить или облегчить», — написал Сэмюэл Джонсон. Секулярные консерваторы, возможно, имеют в своем распоряжении лекарства против некоторых американских болезней. Но, как заметил Джонсон, никакая секулярная политика не способна вылечить душевную болезнь Запада — утрату веры, которая, судя по всему, является невосполнимой.

Патрик Бьюкенен является основателем и редактором журнала The American Conservative, а также автором новой книги «Величайшее возвращение: Как Ричард Никсон поднялся после поражения и создал Новое большинство» (The Greatest Comeback: How Richard Nixon Rose From Defeat to Create the New Majority).


Оригинал публикации: The West Dies With Its Gods
Опубликовано 26/04/2016 12:26
http://inosmi.ru/social/20160427/236325713.html

0

4

Дегенерация транс-атлантической культуры зашла слишком далеко — контраст с Путиным поражает
12.05.2016 23:00

Немецкая газета Sueddeutsche Zeitung 10 мая опубликовала необычно честную статью, где показала, что Президент России Путин постоянно переигрывает НАТО путем приема быстрых, креативных, стратегических инициатив, которые каждый раз застают врасплох коллектив дебилов из НАТО.
Статья рассматривает действия Путина в Украине и Сирии, новые дивизии для противодействия НАТО, детальные планы как Россия отработает развертывание ПРО в Европе.

Контраст между «страусиными» бездумными действиями НАТО и Вашингтона со стратегическими действиями России был недавно проявлен в Пальмире, пишет LaRouche PAC.

Ларуш напомнил о презентации «Шторм в Азии», которую делал в еще 1999-м году, где указал на планы олигархии развязать войну в Евразии, где главными мишенями станут Россия и Китай — в этот период Путин, только пришедший на высшие посты, начал сражение в Чечне с теми, кто позднее морфировался в Аль-Каеду и ИГИЛ.

Весна и лето этого года наполнены военными рисками, ставшие результатами бредовых заблуждений Обамы и других западных лидеров, которые не видят, что их провокации против России очень вероятно ведут к стратегической конфронтации с Москвой — которую Путин неизбежно выиграет (если, конечно, от человечества что-то останется, чтобы выжить и все собрать вновь).

Победа достается не тем, кто стремится поразить врага. Победа достается тем лидерам, с уникальным качеством мышления и креативностью, кто определяет победу, как поражение врагов всего нашего рода, угрожающим существованию человечества в целом. Истинная креативность — не индивидуальный процесс, это скорее плод системы образования, которая готовит индивидов к тому, чтобы делать ранее неизведанные открытия и трансформировать организацию общества на благо всем.

Проблема в том, что дегенерация транс-атлантической культуры и образования привела к тому, что Запад стал неспособен создавать кандидатов для высших государственных постов, которые бы имели хотя бы минимально достаточную для этого квалификацию.

Что такое победа? Избить оппонента, или развить разум так, чтобы совершать открытия приносящие пользу всем?

Путин — блестящий пример как раз креативного лидера, и без разницы сколько припадков ярости у гнева он вызовет у Обамы и прочего сброда.

Взгляните на Сирию. Стратегическое вмешательство 30 сентября 2015. Оно поменяло все. Но одних российских войск было бы недостаточно. Как только сирийские ВС вернули себе уверенность в своих силах, Путин отозвал свои силы. Не бежал и не сдался. Он показал Сирии — вы сами способны лидировать и победить. У вас есть патриоты, но у вас не хватало средств и уверенности. Теперь они у вас есть. И это будет ваш успех.

Где человечеству следует искать поводы для примера и восхваления? В том, как ты живешь, как ты поднимаешь человечество на более высокий уровень. Цель состоит в том, что построить общество, систему образования так, где концепция креативности раскрыта правильно, раскрыта так, как подобает истинному человеку.

С этой точки зрения, с этих стандартов, США сегодня деградировали так, что просто уму непостижимо. На этой поздней стадии, когда потенциальная третья мировая лишь в неделях или месяцах, спасибо Обаме и его сумашедшим хозяевам из Британской империи (примечание alexsword — он так называет не жителей острова, а транснациональную финансовую олигархию), американцам следует понять тяжелую правду — хватит быть «прагматиками», хватит быть «средними американцами», пора начинать думать, что вы можете сделать для достижения будущего, в котором можно жить.

Если это изменение сделать невозможно, впереди нас ждет глобальный хаос и потенциальная третья мировая — причем та, которую США заведомо проиграет.

http://my-disain.ru/degeneraciya-trans- … porazhaet/

0

5

NOVINKY.CZ, Чехия

Для чего созданы девочки?

26.01.2017
Вацлав Клаус-младший (Václav Klaus ml.)



Большой резонанс получило стихотворение Йиржи Жачека в хрестоматии для учеников младшей школы. Активисты и прогрессивные люди искусства бьют тревогу. Министерство образования (а с ним, наверное, и МВД) признало, что текст имеет гендерную окраску. Сегодня я разберу его математически, хотя речь идет о чешском языке.

Сначала определение, то есть содержание стихотворения «Для чего созданы девочки?»

Чтобы стать мамами,
Чтобы мило улыбаться
Тому, кто маленький.


Чтобы было кому нас погладить
И рассказать нам сказку.
Для этого и существуют мамы,
Чтобы в нашем мире было прекрасно.

Конечно же, вас тоже огорчает наглость и степень мужского шовинизма, сексизма и мачизма в стихотворении. И это должны читать наши дети — даже девочки!

Министерство признало, что стихотворение не нейтрально и имеет гендерную окраску. Внимание к тексту привлек режиссер Вит Клусак (вместе с другими деятелями), из произведения которого я вынес только то, насколько несколько лет назад удалась шутка над старыми пожилыми людьми, которые поверили громкой рекламной кампании об открытии большого торгового центра и невероятных скидках. И эти несчастные где-то в поле за городом толпились, пока их снимали на камеру. Никакого торгового центра не было. Ха-ха-ха.

Я уже не помню, оплачивались ли съемки из денег, полученных с телевизионных сборов налогоплательщиков (догадываюсь, что так оно и было), зато я не забыл, что тогда все это не показалось мне «нейтральным» с точки зрения нормального уважения к пожилым людям.

Но вернемся к стихотворению. Неправильных стишков в хрестоматии быть не должно. С точки зрения математической логики противоположностью неправильного является правильное. Тогда будем все отрицать, и получится стихотворение, которое понравится и министерству, и озабоченным гендерным вопросом группам.

Для чего созданы девочки?

Чтобы не стать мамами
Чтобы хмуриться,
Глядя на тех, кто маленький.

Чтобы нас никто не погладил
И не рассказал нам сказку.
Для этого и нет мам,
Чтобы в нашем мире было прекрасно.

Я не шучу. Политическая корректность, новая идеология, неомарксизм — все это не игра словами.

Так что нам не только нельзя назвать негра негром, но вскоре, например, и труп придется называть «человеком с измененным метаболизмом». А в остальном все нормально.

Ведь все зло, как и все добро, в мир происходит из идеи. Задолго до того, как Ленин со Сталиным и Гитлером поубивали десятки миллионов людей, философы написали книги. Например, одна называется «Капитал», а другая — «Германский культ и его наследие» или что-то в этом роде. Сотни и тысячи учителей, журналистов, меценатов, людей искусства организованно, или неорганизованно, распространяют эти идеи. В начале всегда — слово.

Точно так же теперь нас поучают о группах, выделяемых на основе расы или пола, которые контролируют и притесняют остальные группы. Нам рассказывают об этом на факультетах, претворяя идеи в жизнь. Они ненавидят традиционные семьи, высмеивают материнство. Они считают своих оппонентов не заблуждающимися людьми, с которыми нужно спорить, а сексистами или…фобами, которых нужно клеймить, заставлять молчать, осуждать и презирать.

По сути, это тоталитарная идеология. Диктатура добра.

Первоначально марксисты верили, что при правильном воспитании человека можно избавить от личных интересов, и все люди будут одинаково упорно трудиться на общее благо, как на свое собственное.

Цели современных неомарксистов и мультикультуралистов лежат не в экономической, а в социальной и культурной сфере. Так, люди должны отказаться от своих глубинных ощущений и отдать предпочтение «незнакомому» перед хорошо известным. Естественное стремление к сохранению рода должно быть подавлено.

Первоначальный марксизм провалился. Он не сумел изменить человеческую сущность. А теперь эти парни (и девушки) опять пытаются добиться этого. И пока у них все получается, по крайней мере в Министерстве образования ЧР.

Давайте защитим нормальный мир!


http://inosmi.ru/social/20170126/238602086.html
Оригинал публикации: K čemu jsou holky na světě?
Опубликовано 25/01/2017 12:32

0

6

МАТЕРИАЛ "NEWS"

08.07.2017, 17:05

ПУТИН НЕВЫНОСИМ...

Статья во французской газете «Liberation»

Он слишком мужественен и силён, слишком уверен в себе.
Россия кричит ему о своём обожании, а мы, увы, этому ничего противопоставить не можем…

Никто так не нервирует Запад, как Путин — человек, в котором сохранилась нестерпимая мужественность для нашего зажравшегося общества, которое отдаёт себе отчёт в том, что оно УЖЕ не представляет интересы всех и вся.

Глава государства — атлет, мастер боевых искусств, в стрельбе и охоте, а нашему обществу по вкусу идиоты-бегуны, гольфисты, ездуны на мото-лыжах, и им не по нраву люди, типа Путина.
Глава России — патриот, который мыслит исторически, стратегически, как преемник царей и СССР — такой их просто бесит. Лидер нации со светлой головой, чётко знающий что делать, приводит их в отчаяние.

Превратить мир в нефтяной или силиконовый песок, состоящий из стран с ЗОМБИ-жителями, превращенными в крыс, шарящих по необъятным магазинам... — вот цель игры тех подлецов, что её контролируют.

Но это не для Путина. Он видит свою землю, наследие. Он видит надувательство и сговор этого мира. Антирусское бешенство становится просто невыносимым.

Запад кричал "БРАВО" Ельцину, когда тот гробил свою страну, делал нищим её население, и шоковой терапии уничтожал 20 млн населения (таков демографический итог его правления). Особенно, когда этот алкоголик слал войска и танки против собственного парламента. Запад считал тогда это - настоящей демократией...

Хорошие русские — только мёртвые русские, и то, что не удалось сделать Гитлеру, собирались исполнить Ельцин и шоковая терапия Голдман-Сакса. При слабой России, они поделили бы всё, А ПУТИН НЕ ДАЛ...

Запад упрекает Путина, что он долго остаётся у власти. НО никто не упрекал Миттерана, бывшего Президентом Франции 14 лет; ни Ф.Д.Рузвельта, ни супругу Клинтона, желающую стать президентом вслед за опозорившимся мужем, ни г-жу Киршнер в прямом наследовании поста своего мужа.

В чём упрекают Путина?

Первое — это его нестерпимая мужественность, а второе — это не знающая конца и меры русская исключительность, о которой писал Достоевский.
Антирусская ненависть — это ненависть давняя и глупая, а особенно во Франции. Ведь как говорил до войны Анри де Кериллис, "Франция всегда имела выгоды от своего союза с Россией, и даже Веймарская Германия, перевооружавшаяся и проводившая военные учения солдат в советской России.
И даже Гитлер - до того, как послал коричневые рубашки убивать и обращать в рабов золотоволосые славянские головы.

Россия хочет мира, а Запад непрестанно желает войны.

" Европа уже дважды объединялась против России - в 1812 году и в 1941. К чему это привело - всему миру известно!
Неужели мы не сможем хоть немного пожить в мире с Россией? И созидать Европу - вместо того, чтобы перевооружать Запад против неё?
На данный момент Путин является единственным главой государства, который мыслит, как де Голль, — и именно в этом его упрекают." Николя Бонналь

https://cont.ws/@pa1847kk/659699

0

7

Delfi.lt, Литва

Возраст как проклятие
Как выжить в стареющей Европе?

12.07.2017
Александра Глухих-Полещук



В конце июня Еврокомиссия представила новую модель пан-европейской системы пенсионного страхования. Она должна помочь европейцам накопить себе сбережения на старость и адаптировать экономику Европы к неизбежному процессу старения общества. Rакие демографические процессы происходят в Евросоюзе и что об этом думают в Брюсселе?


Когда медлить нельзя

«Европа оказалась на пороге беспрецедентного демографического вызова!» — говорится в официальном сообщении Еврокомиссии, объясняющем необходимость пенсионных реформ. Если сейчас на каждого пенсионера в Евросоюзе приходится четыре человека работоспособного возраста, то к 2060 году пропорция изменится до одного к двум. Еврокомиссия признает, что европейская система соцобеспечения уже сейчас с трудом справляется с нагрузкой и необходимо как можно быстрее внедрить компенсирующие механизмы.

Среди обсуждаемых вариантов можно выделить четыре основных направления:

Заставить копить

Презентованный Еврокомиссией проект пан-европейской пенсионной системы напоминает хорошо известный латвийцам третий уровень схемы пенсионного страхования — клиентам предлагают добровольно вносить за себя взносы, чтобы в старости получать из накопившихся средств прибавку к основному пособию. Основное отличие — компании, работающие в рамках пан-европейского страхования, смогут предлагать свои услуги во всех странах ЕС, что обеспечит более выгодную цену для населения (из-за снижения затрат), безопасность вложений и определенный стандарт качества (надзирать за выполнением услуги будет Европейская организация страхования и пенсионного обеспечения), а также более удобную возможность копить на старость, работая в разных странах ЕС.

Как отмечает Еврокомиссия, пока европейский рынок частного пенсионного страхования очень раздроблен и неоднороден — в некоторых странах его, по сути, попросту нет. По данным ЕК, сегодня только 27% европейцев в возрасте от 25 до 59 лет подписаны на какой-нибудь пенсионный страховой продукт, а общий объем рынка оценивается в 700 млрд. евро. ЕК рассчитывает, что появление пан-европейской страховки к 2030 году увеличит оборот рынка в два раза. Если Европарламент и Совет ЕС поддержат идею, то система в полном объеме заработает в течение пяти лет. О возможных недостатках проекта в пресс-релизе Еврокомиссии не говорится, но понятно, что реализация замысла требует гармонизации национальных законодательств в сфере пенсионного страхования, что может быть воспринято национальными правительства как покушение на их суверенитет.

Другая вероятная проблема — банальное отсутствие у людей денег. Согласно опросу, проведенному банком Nordea, треть населения Латвии не имеет возможности делать накопления, а каждый четвертый в нашей стране не способен покрывать даже свои ежедневные расходы.


Заставить работать

За последние годы почти все европейские страны начали повышать возраст выхода на пенсию, а Евросоюз внес в европейские законодательство всевозможные запреты на дискриминацию по критерию возраста. Из бюджета ЕС финансируются различные программы интеграции пожилых людей на рынке труда (переквалификация, обучение компьютерной грамотности и т.д.). Другое приоритетное направление для ЕС- борьба с гендерным неравенством. Выходящая на пенсию жительница страны Евросоюза получает в среднем на 40% меньше, чем такой же пенсионер-мужчина. За последние пять лет разница в половине стран ЕС только выросла. В Латвии средняя пенсия мужчины на 18% выше, чем у женщины. Самые маленькие различия в размере пенсий — в Эстонии (3,7%), самые большие — на Кипре (48,8%). Причина проявляющихся различий — ситуация на рынке труда: женщины чаще, чем мужчины, работают неполный рабочий день, получают более низкую зарплату и проводят больше времени вне рынка труда, поскольку заботятся о семье. По данным ЕК, занятость среди женщин составляет 64%, среди мужчин — 76%. В июне этого года Европарламент принял резолюцию, которая содержит ряд предложений по решению проблемы: принцип равной зарплаты за одинаковую работу, введение эластичных условий труда и «кредитов на уход», которые позволили бы и мужчинам, и женщинам компенсировать перерывы в карьере, потраченные на уход за членами семьи, и т.д.

Однако резолюция не является обязательной к исполнению для национальных правительств, поэтому вряд ли рекомендации евродепутатов будут услышаны во всем ЕС. Идею пожизненной занятости тоже нельзя считать панацеей. Во-первых, далеко не в каждой профессии можно работать до 80 лет. Во-вторых, оставаясь долго в строю, пожилые сотрудники лишают возможностей карьерного роста своих более молодых коллег, что искажает конкуренцию на рынке труда. В-третьих, несмотря на опыт, навыки и мотивацию, возрастной персонал все-таки работает с меньшей производительностью, чем молодежь. Увеличение на 1 процентный пункт доли работников старше 55 лет в еврозоне приводит к замедлению роста производительности на 0,75 процентных пункта, свидетельствуют данные Morgan Stanley. Подсчеты ВМФ показывают, что старение населения каждый год отбирает 0,2% у экономического роста Европы (снижается уровень инноваций и темпы распространения технологий). По мнению экономистов, производительность работника достигает своего пика в 40-50 лет, а затем начинает снижаться. В течение следующих 20 лет удельный вес работников в возрасте 55-64 лет увеличится в Европе на одну треть — с 15% до 20%, утверждает МВФ.

Заставить рожать. Попытки повысить рождаемость на территории своей страны предпринимают практически все страны ЕС. Наиболее радикальный путь избрали Польша, Ирландия, Мальта, где возможность абортов законодательно ограничена или по сути запрещена. Либеральные способы мотивировать к деторождению — повышение пособий, строительство необходимой социальной инфраструктуры (ясли, детсады), создание гибких условий для занятости молодых родителей, политика налоговой поддержки, обеспечение гендерного равенства (декретный отпуск для пап) и т.д. И здесь эксперты обращают внимание на интересную закономерность: чем выше уровень занятости женщин в конкретной стране, тем выше показатель фертильности. Так, во Франции, которая последние годы переживает настоящий бэби-бум, показатель занятости среди женщин в возрасте 24-54 лет составляет 83,8%, в Финляндии — 85,6%, в Дании — 87,5%. В свою очередь в странах Южной Европы, где уровень рождаемости упал до критически низких отметок, женщины традиционно меньше интегрированы на рынке труда (в Италии — 71,6%, в Греции — 72,2%). Объяснение напрашивается простое: женщина, имеющая постоянный доход, не боится рожать. Тем не менее даже французская «история успеха» была бы невозможной без иммиграции.


Завозить

За последние пять лет было опубликовано несколько серьезных исследований, доказывающих взаимосвязь между решением проблемы старения общества и иммиграцией. Так, в последнем обзоре ООН по численности населения (World Population Prospects, 2017) говорится, что именно вынужденные переселенцы способны помочь Европе поддержать ее стареющее общество и облегчить нагрузку на социальную и медицинскую систему — основной поток беженцев прибывает в Европу из Африки, которая является самым молодым континентом в мире (доля населения старше 60 лет в Африке не превышает сейчас 5%) и очень плодовитым (показатель фертильности — 4,7 рождений на одну женщину). Эту же мысль — но уже с политической целью — неоднократно озвучивают европейские функционеры. «Европейцы должны понять, что мы нуждаемся в мигрантах. Это необходимо для нашей экономики из-за старения населения», — заявила в феврале этого года верховный представитель ЕС по международной политике Федерика Могерини.

Впрочем, как отмечают экономисты, чтобы приезд иностранцев начал работать на благо европейской экономики, а не против нее, в отношении мигрантов необходимо проводить эффективную политику интеграции, в первую очередь, на рынке труда. Уровень экономической активности среди европейских иммигрантов часто бывает ниже, чем среди тех, кто родился в Европе. К примеру, во Франции работает 78% местного работоспособного населения, тогда как среди тех, кто родился за пределами ЕС, этот показатель составляет только 68,7%, пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский. Показатель занятости приезжих зависит от многих факторов: от сложности изучения местного языка до жесткости трудового законодательства (во многих странах ЕС вынужденным переселенцам запрещено работать до тех пор, пока они не получат официальный статус беженца).

При этом понятно, что большинство из тех, кто приезжает в Европу как беженцы, скорее всего, будут заниматься неквалифицированным трудом. Чтобы привлечь из-за рубежа конкурентоспособных специалистов, Европе потребуется разработать более сложную систему мотиваторов. В 2009 году в ЕС вступила в силу Директива о «голубых картах». «Голубая карта» ЕС — это вид на жительство с правом на работу в определенной стране Евросоюза для высококвалифицированных иностранных специалистов и членов их семей. Но работает директива пока со сбоем, а ряд стран (Дания, Ирландия, Великобритания) даже не участвуют в программе. Новая версия директивы уже несколько месяцев обсуждается в Европарламенте (в частности, планируется увеличить доступность данной программы). Однако специалисты высказывают сомнения, что даже реформированная система «голубых карт» сможет конкурировать по популярности с американскими «зелеными картами» — слишком многое пока оставлено на усмотрение отдельных стран Евросоюза.

Вместо послесловия Дискуссии о депопуляции и старении общества заведомо непопулярны в политическом плане — предлагаемые решения едва ли могут понравиться избирателям, поэтому политики национального и европейского уровня всячески избегают чувствительных тем. Частный бизнес проявляет бОльшую прагматичность, адаптируя свои товары и услуги под специфику стареющей клиентуры. Тем не менее полностью обойтись без участия государства не удастся — чем старше общество, тем выше спрос на услуги здравоохранения и специального ухода, общественный транспорт и т.д. В условиях ограниченных ресурсов это означает необходимость пересмотра бюджетных приоритетов (другими словами, строить не новую школу, а дом престарелых), чем, видимо, в ближайшее время придется заняться и Латвии.


Справка. Мало рожают, долго живут

По данным Eurostat, благодаря прогрессу в медицине и общему росту уровня благосостояния за последние 50 лет ожидаемая продолжительность жизни в ЕС возросла на 10 лет (и для женщин, и для мужчин). Особенно сильный скачок произошел в течение последних 20 лет. Если рожденные в 2002 году европейцы официально имели шанс дожить до 77,7 лет, то для младенцев 2014-го года рождения данный показатель рассчитывался уже как 80,9. В Латвии прогнозируемая продолжительность жизни в 2016 году для женщин составляла 79,4, для мужчин — 69,8 лет (для сравнения: в 2010 году — 77,9 и 67,9). А вот уровень рождаемости прогрессирует не так активно. За последние 50 лет самая высокая активность рождаемости на территории нынешнего Евросоюза была зафиксирована в 1964 году, когда на свет появилось 7,8 миллиона младенцев. В XXI веке естественный прирост населения держится на отметке 5-5,5 миллиона новорожденных в год.

Средний по ЕС суммарный коэффициент рождаемости, то есть среднее число рождений у одной женщины в гипотетическом поколении, в 2015 году равнялся 1,58 (считается, что для поддержания естественной численности населения он должен составлять хотя бы 2,10). Лучше всего дела с рождаемостью обстоят во Франции (1,96), Ирландии (1,92) и Великобритании (1,80), то есть в странах с высокой долей иммигрантов и высоким уровнем социальной поддержки семей, самые низкие показатели были зафиксированы в Португалии (1,31 рождения на одну женщину), в Польше и на Кипре (1,32). В Латвии средний уровень фертильность, по данным Eurostat, равен 1,70 (в Литве — также 1,70, в Эстонии — 1,58). Суммарный результат происходящих демографических процессов можно увидеть в последних подсчетах Еврокомиссии — каждый год в Евросоюзе возрастная группа от 20 до 59 лет сокращается на один миллион человек, а категория «60 +» — прирастает на 2 миллиона. По подсчетам латвийского центра аналитических исследований CERTUS, в 2030 году медианный возраст населения Латвии достигнет 43 лет.

Простыми словами, каждый второй будет старше 43 лет. При этом продолжительность жизни будет, как и прежде, возрастать, что заметно увеличит нагрузку на налогоплательщиков и социальную инфраструктуру. Если в 1990 году на каждую сотню жителей Латвии в работоспособном возрасте (15-64) приходилось только 18 пенсионеров, то к 2030 году пропорция изменится как 100 к 43. Стоит добавить, что в Стренченской волости уже сейчас на 1000 жителей приходится 759 людей неработоспособного возраста, свидетельствуют данные ЦСУ.


http://inosmi.ru/social/20170712/239782727.html
Оригинал публикации: Возраст как проклятие
Опубликовано 07/07/2017 12:07

0

8

Dagbladet, Норвегия

Мы никогда не пытались понять Россию
Она была занята своим здоровьем и не спешила высказывать мнение о конфликте по поводу Крыма. До сегодняшнего дня

17.07.2017
Юлие Бек (Julie Bech)


Если США считают, что Путин помог Трампу прийти к власти, то Марит Кристенсен (Marit 
Christensen) считает, что это — выдумки.

— Мы неправильно поняли Россию? Да мы никогда и не пытались. Мы можем смотреть на мир только глазами Запада.

Марит Кристенсен пристально смотрит через очки в тончайшей золотой оправе. Одета во что-то светлое. В Theatercaféen в Осло входит на костылях.

Эксперт по России в последние годы часто бывает в больнице. Многие из ее проблем со здоровьем — последствия операции для уменьшения веса в 2009 году. Сначала появился остеопороз, потом камень в почках, затем ее лечили пенициллином, началось воспаление слизистой.


Марит Кристенсен

Писатель, бывший журналист телеканала NRK и корреспондент в России.

Семья: Есть, но это моя частная жизнь.

• Транспорт: Есть автомобиль, но ни марку, ни модель называть не буду, чтобы не делать рекламу
!

Чтение: электронные версии газет, книги.

Последнее впечатление из области культуры: фильм о Стивене Хокинге «The Theory of Everything» («Теория всего» или «Вселенная Стивена Хокинга»)

• Любимое слово: Пытаюсь избежать его употребления, чтобы не повторяться.

«Те, кто говорят, то шунтирование желудка — быстрое решение проблемы, ошибаются. Но сейчас я снова на ногах, надеюсь на хорошее лето без болячек».

Прошло около трех лет с тех пор, как мы в последний раз слышали о ней. Издание биографии Венке Беринг Брейвик (Wenche Behring Breivik) было делом непростым. Еще до того, как книга была завершена, появились угрозы о том, что адвокаты Венке Беринг Брейвик подадут иск, за ними последовали критика в новостных программах в СМИ.

— Да уж, это была буря, которую я на самом деле не понимаю. Потому что меня никогда в жизни столько не хвалили. Но прессе всегда казалось, что это очень забавно — стукнуть меня по голове чем-то тяжелым. Я была готова и крепко стою на ногах. И, разумеется, никакого иска не было.

Россия. Путинская Россия. Там, где Западу кажется, что гигант с востока не дает Совету Безопасности ООН вмешиваться в гражданскую войну в Сирии, Марит Кристенсен видит российского президента, который пытается сохранить единство сирийского государства, чтобы помешать хаосу в будущем — такому, как в Ираке.

Если США считают, что Путин помог Трампу прийти к власти, то Марит Кристенсен считает, что это выдумки.

— На самом деле это довольно страшно, насколько же мы здесь, на Западе, враждебно настроены. Люди говорят, что это так опасно, когда Россия наращивает вооружения, но НАТО со своими арсеналами вооружений может уничтожить Россию 50 раз. Да, у них есть ядерное оружие, и это серьезно, и я говорю серьезно, но все это просто семечки по сравнению с военной мощью Запада.

— А вы боитесь новой войны?

—  Да, но придет она, во всяком случае, не со стороны России! Они еще не забыли ужасы II мировой войны. Наоборот, может показаться, что это мы их забыли. Россия пожертвовала 22 миллионами человеческих жизней во II мировой войне. Разгромили бы мы на Западе Гитлера без Советского Союза? Да никогда.

Московская Марит, хотя наша героиня предпочла бы, чтобы это имя не вспоминали, говорит спокойно и четко. Она чувствует, что ей во многое надо внести ясность, например, в вопрос об аннексии Россией Крымского полуострова.

—  Была причина, по которой я не высказывала своего мнения обо всем этом. Надо стоять на ногах в смысле здоровья, чтобы выстоять в том урагане критики, который неизбежно поднимется, если сказать то, что я сейчас скажу впервые: что Крым б-ы-ы-ы-л и е-е-е-сть русский.

В 1945 году Крым административно стал частью Украины.

—  Поскольку Россия и Украина по-прежнему были одной страной, то было неважно, кто управляет Крымом. А после распада СССР это вдруг стало иметь огромное значение, — говорит Кристиансен и продолжает, — В советские времена Украина была советским военным центром. После распада СССР Россия практически прекратила заниматься своими вооруженными силами. Это было совершенно безнадежно. То, что Украина вдобавок получила еще и Крым, было тотальной ошибкой. И почему же мир не протестовал тогда? Если Запад сейчас хочет наказать Россию за то, что она вернула Крым, это значит, что он забыл историю.

На столе появляются «яйца Бенедикт». Марит Кристенсен разрезает желток и поднимает на меня свои кошачьи глаза.

— Нет, Крым никогда не был украинским. Я четыре месяца провела в Крыму по работе в начале 1970-х, и единственное украинское, с чем мне довелось столкнуться там за все это время, были булочки к супу из свеклы.

Может показаться, что первая встреча Марит Кристенсен с Россией практически была предопределена судьбой. Ей было 17 лет, и на самом деле она собиралась изучать медицину, но, чтобы заработать несколько дополнительных баллов, она решила походить на языковые курсы.

Написала список языков, закрыла глаза и ткнула наугад. Под указательным пальцем оказалось то, чему было суждено стать делом всей ее жизни: русский.

Примерно 18 лет спустя распался СССР, и Марит Кристенсен стала представителем Запада по восточную сторону «железного занавеса».

—  Работать корреспондентом NRK означало работать круглые сутки. Все время что-то происходило, всегда было, что передать, — рассказывает Кристенсен.

Она даже точно не помнит, сколько раз приглашала на ужин гостей, но тут звонили из NRK, и ей приходилось бежать на задание, оставив гостей одних.

—  Оставалось только сказать: Пока, угощайтесь, а мне надо бежать! А еще я пять лет не притрагивалась к алкоголю. Если я и получила какие-то инструкции от российского МИДа, то это о том, что алкоголь и вождение автомобиля несовместимы.

Что Марит Кристенсен думает о Путине?

—  Могло бы быть хуже. Как я и ожидала, он ведет себя так, как и должен вести себя российский лидер. В Норвегии мы все время ноем о его непредсказуемости, но для меня он очень предсказуем. Во многом должна сказать, что я восхищаюсь им. Это непросто — удерживаться у власти так долго, и в основном, все идет довольно хорошо. Если я в чем-то совершенно уверена, так это в том, что он руководит страной так хорошо, как только может.

Кристенсен дает понять, что хочет сказать еще кое-что. Начинает постукивать указательным пальцем по столу.

—  Россия — не такая, как Запад, и никогда не будет, как Запад. Поэтому это совершенно бесполезная затея — выбрасывать миллионы на меры по демократизации, чтобы сделать Россию такой, как мы. И, кроме того, русским надо дать возможность самим решать, как должно быть, по их собственному мнению. А наши попытки распространить демократию по всему миру — это просто современная форма империализма.

—  А разве русским не нужна свобода слова?

— А ее можно есть? Я просто спрашиваю. Потому что: к чему свобода слова, если им есть будет нечего? Для русских важна не свобода слова, а экономика страны.

— Они не хотят быть такими, как Запад?

— Нет, а зачем? Кроме того, они не могут думать так, как мы, потому что говорят по-русски.  Ни равноправие, ни равенство в России невозможны. Этому мешает язык. Но для того, чтобы понимать такие вещи, вам надо хорошенько разбираться в русском языке и культуре.

Корреспондент окидывает взглядом зал ресторана.

— Я 30 лет думала, что русские такие же, как и мы, но обнаружила, что на самом деле это совсем не так.


http://inosmi.ru/social/20170717/239819005.html
Оригинал публикации: Av hensyn til egen helse har hun ventet med å si hva hun mener om Krim-konflikten. Til nå
Опубликовано 15/07/2017

0


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » Запад-мир: духовное состояние