Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА IX-XIV вв. » ДРЕВНИЕ ПЕРСЫ: ПРАВДА О "БЕССМЕРТНЫХ", ПЕРСИДСКОЙ ГВАРДИИ...


ДРЕВНИЕ ПЕРСЫ: ПРАВДА О "БЕССМЕРТНЫХ", ПЕРСИДСКОЙ ГВАРДИИ...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ABC.es, Испания

Правда о «Бессмертных», персидской гвардии, посрамленной всего лишь 300 спартанцами
Войдя в историю из-за страха, который внушали своим врагам, они, тем не менее, были хуже оснащены и подготовлены, чем греки. Хесус Эрнандес (Jesús Hernández) рассказывает о них в своей книге.
09.04.2016
Мануэль П. Вильяторо (Manuel P. Villatoro)

Они вошли в историю как «Бессмертные», причем приобрели это имя не только в силу своих воинских качеств, но также и потому, что когда один из них погибал на поле боя, его место немедленно занимал другой боец.

Эти воины, в течение трех веков составлявшие отборные части персидского войска, сейчас странным образом появились в кинофильме «300 спартанцев», где их показывают чуть не как полубогами, способными одним лишь своим присутствием уничтожать вражеские отряды. Но правда все же состоит в другом. Считавшиеся непобедимыми отборные войска насчитывали 10 тысяч человек личного состава. Сколь бы хорошо подготовленными и смелыми они ни были, но точно так же как и греки истекали кровью, когда их тело пронзало копье или меч. И зачастую терпели поражение от афинян и спартанцев.
Историю «Бессмертных», как и многие другие, число которых достигает 230, можно прочитать в последней книге известного историка и журналиста Хесуса Эрнандеса «Это война! Лучшие рассказы из военной истории» («¡Es la guerra! Las mejores anécdotas de la historia militar»). Это переиздание одной из его книг, пользующихся наибольшим спросом в Испании, которая рассказывает и об интересных фактах, связанных со спартанцами, и о событиях ХХ века.

«Хотя на первый взгляд это сборник интересных фактов, в действительности они помогают понять, как развивалась военная тактика, а также рассказывают о малоизвестных исторических событиях, таких как Крымская война, англо-бурские войны и Русско-японская война. Книга увлекательно излагает всю историю войн, от Александра Македонского до Мальвинской войны. Уверен, что читатели откроют для себя много нового и захотят более подробно ознакомиться с теми фактами, о которых я рассказываю в книге», заявил в беседе с ABC плодовитый автор (в его активе более 20 опубликованных работ, а также бесконечное число статей на исторические темы и выступлений в различных СМИ).

Персидское войско

Когда «Бессмертные» стали одерживать победы на полях сражений, территории, где господствовали персы, начинались с Египта и заканчивались нынешней южной частью Афганистана. Речь шла об огромном пространстве, которое невозможно было защитить при помощи только национальных войск. Это обстоятельство вынудило правителей империи пойти на привлечение значительного числа наемнических войск для ведения боевых действий с неприятелями (в основном с Грецией) с тем, чтобы ни одна пядь земли не перешла в чужие руки.

«Персидские войска по своей численности были недостаточны как для расширения границ империи, так и для ее защиты. Наемники, состоявшие из иранских и неиранских народов, активно использовались с этой целью. Многие наемники происходили из иранских народов Средней Азии: бактрийцев, садукиев и сака. Их могли нанимать как на временной, так и постоянной основе. Войска, проводившие наступательные операции, в частности, вторжения в Грецию, в основном состояли из наемников», пишет историк Филипп де Соуса (Philip de Souza), специализирующийся на древнем Риме и Греции, в своей книге «Войны в античном мире» («La guerra en el mundo antiguo»).

Несмотря на значение народов, которые предоставляли своих воинов для службы персидским царям (неважно, за денежное вознаграждение или ради того, чтоб их не уничтожили), у персов было также ядро национальных воинов (персов и фракийского племени медов), которые, как правило, составляли две разные категории. Первые призывались на военную службу в возрасте от 20 до 25 лет после получения военного образования. «В возрасте между 5 и 20 годами мальчиков персов обучали верховой езде, стрельбе из лука, а также говорить правду. После такой подготовки их могли призвать на воинскую службу», добавляет Соуса.

Вторые были профессиональными военными и в силу этого составляли постоянное ядро бойцов. Среди них как раз и выделялись «Бессмертные». По всем признакам это должно было быть грозное войско, однако в действительности дело обстояло совсем по-иному. По крайней мере, так считают популяризаторы истории, такие как Дэвид Ф. Бёрт (David F. Burt), утверждающий, что, хотя персы обладали многочисленной армией, сам ход истории доказал ее низкую эффективность непосредственно на поле боя.

Независимо от того, могло или нет персидское войско уничтожить противника при помощи своего боевого умения или численности — этот вопрос обсуждался в течение веков-, оно имело весьма конкретную структуру, основанную, как поясняет Де Соуса, на десятичной системе.

Основой войска были части, состоявшие из 10 воинов, известные под названием «Дасабам» (ими командовал «Дасабапатис»). Десять из них составляли «Сатабам» (численностью 100 человек), которым командовал «Сатапатис». В свою очередь, десять таких отрядов (общей численностью 1.000 человек) образовывали «Хазарабам», во главе которого стоял «Хазарапатис». И, наконец, десять таких полков составляли дивизию под названием «Байварабам», во главе которой стоял «Байварапатис». Наиболее известным «Байварабамом» был тот, который состоял из «Бессмертных», то есть, 10 тысч наиболее закаленных бойцов.

Несмотря на то, что состав армий менялся с течением веков, с 600 по 400 год до нашей эры главной ударной силой персидского войска были лучники и кавалерия. Первые наводили ужас на греков своими стрелами и во время сражений располагались за цепью воинов (известных под именем «спарабара»), оснащенных огромными щитами. Их задача состояла в защите лучников. «По всей видимости, "дасабам" в составе десяти человек являлся основной пехотной частью и во время боя развертывался в единую цепь. "Дасабамы" располагались за щитами на глубину 9 рядов, каждый боец был вооружен луком и кривым мечом, при этом все они находились за стеной из щитов», рассказывает специалист по древнегреческой истории Николас Секунда (Nicholas Sekunda) в своей работе «Войско ахеменидов» («El ejército aqueménida»).

Вторым компонентом этого могущественного контингента была кавалерия, которая могла быть легкой (в ее задачу входили удары по врагу с помощью стрел и копий), или тяжелой (о ней почти нет каких-либо сведений, за исключением упоминаний о некоторых битвах, в которых участвовали конные персы, вооруженные копьями).

Постоянный состав

«Итак, что же представляют собой «Бессмертные». Если и есть за что благодарить кинематограф, в особенности, кинокартину «300 спартанцев», так это за то, что она напомнила нам о существовании этого отряда. И все же, правда заключается в том, что это воинское формирование значительно отличалось от того, каким оно показано в художественном фильме. Прежде всего потому, что в фильме они показаны в масках, которых в действительности никогда не носили, вооруженными двумя мечами (хотя обычно сражались с одним копьем) и, наконец, потому, что их называют отборными частями персидского войска (это правда лишь отчасти).

Дело в том, что не все принадлежали к отборным частям. Скорее, наоборот, в это формирование входил один «Байварабам» (10 тысяч бойцов), о которых стали говорить как о «Бессмертных» после того, как историк Геродот заявил, что они сохраняли постоянный состав. «Если кто-либо погибал или заболевал, то его место мгновенно занимал другой, так что общее количество личного состава всегда равнялось 10 тысяч человек, ни на одного больше и ни на одного меньше». Таким образом, то представление, которое дается в картине «300 спартанцев» (где утверждается, что они получили это имя, поскольку вообще не погибали) является ошибочным.

Согласно Геродоту, «Бессмертные» действительно проходили специальную подготовку, поскольку были одной из немногих частей, которых никогда не расформировывали после окончания войны. Кроме того, как правильно отмечает древнегреческий историк, особенность этого контингента заключалась в том, что он должен был состоять исключительно из персов.

«С одной стороны, "Бессмертные" несут в себе некое мистическое начало, свойственное любой отборной воинской части. Среди массы бойцов всегда найдется отборный отряд, которого боятся больше других в силу его подготовки и отваги. Нетрудно догадаться, что вокруг этого формирования возник ореол легенды, как это часто бывало в истории. Эти персидские воины, считавшиеся непобедимыми, дали толчок творческому воображению, как при создании картины "300 спартанцев", где их представили как некое подобие воинов-самураев», заявил Эрнандес газете ABC.

Этот постоянный состав (а также многочисленные сражения, в которых они участвовали — и побеждали- в Малой Азии и Египте) способствовал росту их славы. А также дал им определенные преимущества и привилегии внутри самого войска. О некоторых рассказывает Эрнандес в своем труде: «Эта элитная часть пользовалась некоторыми привилегиями, о которых другие воины и мечтать не могли. Их всегда сопровождал караван с женщинами, кроме того в их распоряжении были шикарно одетые слуги». Они направлялись на поле брани в дорогой одежде. По словам Геродота, их снаряжение и провизия доставлялись отдельно от тех, что предназначались остальному войску, ввиду их особой важности.

Отборный отряд внутри «Бессмертных»

Внутри «Байварабама» «Бессмертных» (то есть, 10 тысяч человек) был еще отряд «Хазарабам» (тысяча воинов), члены которого служили в личной охране персидского царя. По словам Де Соусы, все они должны были происходить из знатных семей. «Этих людей назвали "мелофорои", или "несущие яблоки", поскольку их копья были украшены золотыми яблоками. Они были личной стражей царя, и их называли также "дорифори", что по-гречески означает воины, вооруженные копьями», добавляет Секунда. И все же, их официальное название было «арцибара», или «копьеносцы».

Глава «Бессмертных» пользовался особым доверием персидского царя.

Геродот уже указывал на эту интересную особенность, поясняя боевой порядок, который войско персидского царя Ксеркса продемонстрировало во время военного парада пере тем, как напасть на Грецию в V веке до нашей эры. Он пишет, что в составе «Бессмертных» был полк, «на копьях которого были золотые гранаты». «За ним шла лучшая пехота в составе 10 тысяч человек. Тысяча из них шли по периметру этой колонны, а на их копьях вместо железных наконечников были золотые гранаты. У остальных 9 тысяч, которые шли в колонне, на копьях были серебряные гранаты».

«Арцибара», будучи отборным полком, входившим в состав «Бессмертных» и личной охраной персидского царя и его дворца, имел в своем составе «хазарапатис» (один из командиров), пользовавшийся заслуженным уважением среди личного состава. Помимо чисто военных обязанностей, он занимался вопросами безопасности, в частности, первым принимал визитеров царя и давал разрешение на встречу с ним.

«Кроме того, "хазарапатис" этого полка выступал также в качестве главного советника царя. Таким образом, он был ключевой фигурой при дворе, и, по мере того, как дворцовые интриги становились все более обыденным явлением в V и IV веках до нашей эры, "хазарапатисы" все больше и больше вовлекались в них», добавляет Секунда.

Боевая экипировка

1- Доспехи

A- Щит

В VI — IV веках до нашей эры персы использовали для защиты самые различные виды щитов. Сейчас невозможно установить, какой именно из них использовали «Бессмертные», хотя есть вероятность, что использовали тот, который назывался «спара». Эти мечи вырабатывались из кожи, у пехоты они были прямоугольными и вытянутыми, а у кавалерии — маленькими и круглыми.

«Основой щита были ивовые прутья, продетые снаружи и внутри сквозь кусок кожи. Когда кожа высыхала и растягивала прутья. Прутья выгибались, а само изделие становилось более прочным», пишет Де Соуса. Подобная конструкция делали щиты очень легкими и достаточно устойчивыми к ударам клинков и стрел. Противостоять же мощным греческим копьям они не могли. Они не могли сравниться с греческими щитами, сделанными из латуни или бронзы, которые легко выдерживали удары легкого колюще-режущего оружия противника.

Б- Тиары

Согласно Геродоту, «Бессмертные» носили на голове тиары, то есть, войлочные или шерстяные шапки, которые не могли считаться серьезной защитой.

В- Наголенные щитки и штаны

Помимо наголенных щитков, которые обычно делались из бронзы, на них были традиционные персидские штаны, которые подвязывались узлами на лодыжках. По словам Раффаэле Д’Амато (Raffaele D’Amato), специалиста по Средневековью и автора книги «Roman military clothing», эта одежда называлась «анаксиридес» и отличалась яркими цветами.

Г.- Доспехи

По поводу доспехов «Бессмертных» высказываются различные мнения. Некоторые историки утверждают, что воины носили доспехи под хитонами, и они была сделана из металлических пластин не толще листа бумаги, которые никак не могли защитить от греческих копий. Геродот поясняет, что эта броня представляла собой «металлические пластинки, похожие на рыбью чешую». Он также уточняет, что персы обычно делали их из железа, а некоторые покрывали золотом.

2- Оружие

A- Копье

Главным оружием Бессмертных" были короткие копья. В нижнем конце копья находился противовес. Хотя персидское копье было достаточно эффективным в своих землях, оно не получил столь широкого распространения, как греческое.

Б- Кинжалы и короткие мечи

«Бессмертные» носили на правом бедре кинжалы, которые, как пишет Геродот, висели у них на поясе. Другие источники определяют их как короткие мечи или палаши.

В- Лук и стрелы

Помимо копья и палаша, «Бессмертные» могли наносить удары по противнику на расстоянии благодаря луку и стрелам. Лук состоял из трех склеенных частей и тетивы, которую делали из различных материалов. Благодаря своей форме, дальность полета стрелы, выпущенной из лука, достигала порядка 300 метров, несмотря на его небольшие размеры.

«Лук и стрелы — основное оружие кочевника. Его конструкция требовала очень мало древесину, которую трудно было достать в евразийских степях. На сторону, обращенную к лучнику, наклеивались полоски из рогов, а не внешнюю сторону прикреплялись сухожилия. Лук изготавливался в виде буквы "C", а для стрельбы его нужно было развернуть к себе. Это позволяло сосредоточить большую энергию в оружии, более коротком по сравнению с остальными его видами», подчеркивает Де Соуса.

3- Хитон

Особенно выделялись «Бессмертные» своими хитонами. Как считает Геродот, по своему убранству они не шли ни в какое сравнение с одеждой остального войска. Достаточно сказать, что рукава его были расшиты самоцветами. Древнегреческий историк описывает хитоны как яркую одежду с рукавами. Ксенофонт же придерживается мнения, что эти воины придавали большое значение своему внешнему виду и поэтому старались, что в одежде преобладали красные цвета. Именно этих взглядов придерживается Хесус Эрнандес в своей книге «Это война!». Ник Филдс (Nic Fields), защитивший докторскую диссертацию по истории в Ньюкаслском университете, пишет в своей работе «Легенда о 300 спартанцах. Фермопильское сражение» о том, что эта одежда была свободной и достигала колен.

Два сражения, которые не принесли им славы

1- Битва при Марафоне

Как указывает испанский историк в очередном переиздании своей самой популярной работы, одно из своих самых сокрушительных поражений «Бессмертные» потерпели в 490 году до нашей эры в битве при Марафоне. Афины тогда переживали не лучшие времена: приняв участие в небольшом восстание против персов, они стали главной целью персидского царя Дария I (его, кстати, называли «Великим» ввиду огромных территорий, которые он завоевал).

Следует сказать, что страхи были не напрасными. Обуреваемый жаждой мести, персидский монарх направил 150 тысяч воинов (их число является сейчас предметом споров), поставив перед ними задачу захватить эту область, свергнуть правителя и поставить другого, который бы более соответствовал его интересам. Во главе войска он поставил мидянина Датиса (который был подотчетен представителю царя Артафрену). В составе этого огромного войска были и «Бессмертные».

Афиняне с трудом смогли собрать 11 тысяч бойцов, которых возглавил генерал Мильтиад.

В битве при Марафоне «Бессмертные» не смогли выдержать натиска греков и обратились в бегство.

Обдумывая наиболее подходящее место для сражения с персами, Мильтиад остановил свой выбор на Марафонской долине, приблизительно в 42 километрах от Афин, где персы намеревались осуществить высадку своих войск. «Мильтиад размесил войска рядами по всей длине долины таким образом, чтобы персы не смогли их окружить с флангов», пишет Эрнандес.

Датис же приказал высаживаться только пехоте, оставив кавалерию на кораблях. Предполагалось бросить всадников на Афины, в то время как в долине пехота должна была разгромить основную часть вражеского войска. Таким образом, по замыслу полководца, он взял бы город без особого сопротивления.
Зная, что конница не высадилась и не примет участия в битве, Мильтиад распорядился ударить по войскам Датиса 12 августа (в некоторых источниках указывается сентябрь). С этой цель он выстроил свое войско в длинную цепь (на полтора километра больше обычного) и усилил фланги, ослабив при этом центр. Замысел полководца был простым: окружить лучшие персидские части, располагавшиеся в центре (среди которых выделялись «Бессмертные»), с тем, чтобы зажать их в смертельные тиски.

По словам Геродота, Мильтиад принял решение, показавшееся персам в высшей степени странным, но в итоге оказавшееся эффективным: он приказал войскам атаковать противника с ходу, после того, как они пробежали полтора километра, отделявшие их от вражеских позиций.
Это могло показаться безумием, но афиняне хотели сократить то время, которое их будут обстреливать лучники Датиса. «Несмотря на ослабленный центр, стоявшие на флангах воины сумели сдержать атаку противника. Сразу же после этого греки перешли в наступление с такой яростью, которая вызвала панику в рядах персов, включая "Бессмертных". Воины Дария бегом устремились к своим кораблям, оставив на поле боя 6.400 убитыми. Потери греков составили всего 192 погибших», пишет Эрнандес в книге «Это война!».

2 — Фермопильское сражение и 300 спартанцев

Всего лишь через десять лет после сокрушительного поражения при Марафоне персы вновь снарядили большое войско, чтобы попытаться завоевать Афины. В данном случае операцией руководил Ксеркс, сын Дария и выдающийся философ (хотя в фильме «00 спартанцев» он показан ограниченным человеком). Царю удалось собрать войско для нанесения удара по Греции. Согласно современным оценкам, его численность составляла 300 тысяч человек, Геродот же указывает почти на два миллиона воинов.

Увидев, какие несметные полчища движутся на них, афиняне (шел 481 год до нашей эры) обратились с просьбой о помощи ко всем близлежащим областям. Среди них была Спарта, чей царь Леонид I согласился послать воинов после того, как прорицательница предупредила, что его народ станет следующей жертвой захватчиков. Тем не менее, Совет Спарты отказался посылать основную часть войска (около 9 тысяч воинов) на войну. В результате, Леонид I мог выступить на стороне своих странных союзников (об их вражде знали все) лишь с 300 спартанцами, составлявшими его личную гвардию.

Для того, чтобы сдержать персидское войско, Леонид I выбрал Фермопильского проход, узкий горный участок, расположенный на севере Греции, считавшийся природным входом в южные области, где располагались главные города. Его отличительная черта состояла в том, что длиной он был не более 15 метров, что в значительной мере облегчало его оборону.

«Если посмотреть на Фермопильское сражение с высоты птичьего полета, то мы увидим узкий проход, который должна была преодолеть пехота, и это стало огромным преимуществом греков, поскольку они могли использовать небольшое количество людей, чтобы уменьшить фронт и создать серьезную оборону», пишет военный историк Ричард А. Габриэль (Richard A. Gabriel) в комментариях к труду «Крупные битвы истории». Геродот придерживался такого же мнения: «Эти места показались грекам наиболее подходящими для обороны. Внимательно рассмотрев их взвесив все обстоятельства, греки пришли к выводу о том, что агрессора необходимо ждать в таком месте, где он не сможет использовать численное превосходство своих войск и в особенности кавалерию».

Сражение произошло в августе-сентябре 480 года до нашей эры. У греков было 300 спартанцев и еще около шести тысяч солдат из различных городов и местностей: Мантинеи, Оркомено, Аркадии, Коринфа, Флиунта, Микен и Фокеи. Ксеркс высадился с несметным войском, по численности превосходившим защитников в соотношении как минимум 50:1. И все же стало очевидным, что место для обороны было подобрано наилучшим образом, поскольку в первый же день битвы легкая персидская пехота натолкнулась на упорное сопротивление тяжеловооружённых греческих пеших воинов (гоплитов) и была вынуждена отступить.

На следующий день, обуреваемый жаждой победы, Ксеркс направил против защитников Фермопил «Бессмертных». «И призвал тогда царь "Бессмертных", во главе которых стоял полководец Гидарн, полностью уверенный в том, что без особого труда разобьет греков. И скрестили они свои мечи с греками, но численный перевес персов не сыграл для них сколько-нибудь решающей роли, поскольку сражаться они вынуждены были в узком проходе, а копья их были короче греческих», пишет Геродот.

В итоге, видя, что противник значительно превосходит их по боевой выучке и экипировке, отборные персидские воины вынуждены были повернуть и поспешно отступить, чтобы не оказаться наголову разгромленными. Какое-то время греки еще бились с передовыми отрядами «Бессмертных». «Невероятно, какое количество персов повергли спартанцы, хотя в ходя боев погибали и отдельные спартанцы», пишет в заключение историк. Дальнейшее хорошо известно. Воины Леонида I погибли, но задержали врага на время, необходимое для подготовки нового войска, которое окончательно изгнало персов из Греции.

Четыре вопроса Хесусу Эрнандесу

1- Существуют ли достаточное количество документов, которые подтверждают участие «Бессмертных» в некоторых битвах?

Имеются рассказы и описания греческого историка Геродота в VII Книге его Историй. В «Анабасисе», принадлежащем перу другого греческого историка Ксенофонта, также есть упоминания о персидской гвардии. Таким образом, в нашем распоряжении достаточно исторических источников, чтобы говорить об этих фактах.

2- Как Вы считаете, книги по истории могут одновременно обучать и быть способом проведения досуга?

Несомненно. Многие не решаются читать исторические книги, считая их скучными, и они правы. Значительная часть историков пишет, думая не о читателе, а о том, чтобы показать своим коллегам, что они величайшие эрудиты и обработали огромный массив научного материала. Результат, разумеется, получается прямо обратным. К счастью, несколько лет тому назад появились историки, умеющие великолепно сочетать научный подход и увлекательную манеру изложения. Если говорить о тематике Второй мировой войны, то это Макс Хастингс (Max Hastings) и Рик Эткинсон (Rick Atkinson), чьи книги захватывают не меньше, чем иной остросюжетный роман.

3- Чему будет посвящена Ваша следующая работа? Чем собираетесь удивить своих читателей?

Этой осенью увидит свет моя 21-я книга. Речь в ней пойдет о невероятных событиях, произошедших в Бразилии по окончании Второй мировой войны. Японские иммигранты не только не верили в то, что Япония проиграла войну, но даже были убеждены, что она вышла из нее победительницей!
Издавались поддельные американские журналы, подпольные радиостанции передавали новости, в которых говорилось, что Япония победила. Кроме того, возникла секта фанатиков, убивавшая тех, кто соглашался с поражением Японии. Это кажется сюжетом художественного произведения, но это в действительности происходило. Когда я узнал об этих фактах, то тут же взялся за перо, чтобы донести их до испанского читателя. С этой целью я посетил Бразилию, ознакомился с документами и встретился с потомками участников тех событий.

4- Вы — пионер в области популяризации истории, автор более двадцати книг. Какое влияние, по Вашему мнению, оказали они на военную историю в Испании?

Когда была опубликована моя первая книга, 100 лучших рассказов из истории Второй мировой войны, практически не было других книг испанских авторов по этой теме. Ее успех подвиг других авторов к написанию новых книг про эту войну, а издателей — к публикации их произведений. Сейчас, к счастью, появилось много испанских авторов, пишущих на эту и другие темы (причем на весьма достойном уровне), которые до недавнего времени считались исключительным уделом иностранных исследователей.

Моя книга о войне за независимость США, о войне Севера и Юга, также стала первой на данную тему, написанную испанским автором, как и мой труд о Первой мировой войне. Мне нравится писать на новые темы, по которым в Испании еще не велось исследований, в частности, о дирижабле Гинденбурга, о нацистских палачах Дирлевангере (Dirlewanger) и Гёте (Göth) или о японской диаспоре в Бразилии, о которой говорилось выше. Сейчас я подумываю о том, чтобы написать книгу еще по одному вопросу, по которому на испанском языке до сих пор ничего не публиковалось.

Оригинал публикации: La verdad sobre los «Inmortales», los guerreros de élite persas humillados por solo 300 espartanos
Опубликовано 29/03/2016 16:51
http://inosmi.ru/social/20160409/236052254.html

0

2

ABC.es, Испания

Легенда о «пожилом» спартанском царе Леониде I, погибшем в бою с персами
29.05.2016
Сесар Сервера (César Cervera)

Его фигура окружена множеством мифов. О царе, в течение трех дней, противостоявшем со своим отрядом десяткам тысяч персов в Фермопильском проходе, мы в действительности знаем очень мало. Как о его предыдущей жизни, так и о самом Фермопильском сражении, которое, по сути дела, обернулось сокрушительным поражением, которое, по крайней мере в среднесрочной перспективе, обернулось сокрушительным поражением. Более того, никто не думал, что сопротивление в Фермопилах закончится так быстро.

Леонид был сыном царя Спарты Анаксандрида II, и его имя означает «потомок льва». Не зря историк Геродот относит его к роду Гераклидов, то есть, потомков древнегреческого героя Геракла. Леонид взошел на трон дома Агиадов в Спарте после смерти своего единокровного брата Клеомена I. Согласно легенде, Клеомен изрезал себя на куски в припадке бешенства и состоянии алкогольного опьянения. Это было тем более шокирующим, что большинство спартанцев вели трезвый образ жизни и презрительно относились к тем, кто имел тягу к пьянству, несовместимому со строгой спартанской дисциплиной.

Двойная монархия в Спарте

Леонид взошел на трон в 489 году до Р.Х. и был одним из спартанских царей, когда в страну вторглись персы под предводительством Ксеркса I. Как пишет Ник Филдс (Nic Fields) в своей книге «Легенда о 300 спартанцах: Фермопилы», отличительной чертой спартанской системы было то, что она была двойной монархией, то есть, во главе страны стояли две царские семьи.

У Агиадов и Европонтидов были общие предки, и у каждой семьи был свой царь. Возможно, это осталось от племен, которые когда-то объединились и решили разделить власть. В этом смысле, двойная монархия представляла собой наследственное, но не монархическое лидерство. Реальная власть находилась в руках собрания мужчин старше 30 лет — апеллы- и совета старейшин — геруссии-, в который входили оба царя и 28 членов, избранных из числа спартанцев старше 60 лет.

До Фермопильского сражения о военной карьере Леонида I мало что известно, но очевидно, что он должен был участвовать в малых войнах, будь то против жителей афинян или пелопоннесцев. Когда персидский царь Ксеркс напал на Грецию, Леонид I отправился на север с отрядом своей личной гвардии, состоявшей из 300 отборных спартанских воинов. Все они уже имели детей, а некоторые уже были даже пожилыми людьми. Этот бросок был совершен в самый разгар религиозных праздников, а самому царю уже было за 60 лет. Царь отдавала себе отчет, что они идут чуть ли не на верную гибель.

В действительности, план Союза греческих государств, в который входили Спарта, а также его союзники Пелопоннес, Афины и другие государства центральной Греции, заключался в том, чтобы превосходящими силами вступить в бой в узком Фермопильском проходе, в то время как военные корабли ударят по персам в Артемисии. Почему тогда рядом с Леонидом I оказалось так мало бойцов? Геродот неоднократно пишет о том, что речь шла лишь о передовом отряде большого войска, собранного по всей Греции.

Религиозные праздники не позволили остальным грекам сразу же присоединиться к Леониду. Дорийский праздник Карнеи, проводившийся после летнего солнцестояния, не позволял древнегреческим воинам принять в это время участие в боевых действиях. Кроме того, Всегреческие олимпийские игры, проводившиеся каждые четыре года в конце лета, также не позволили Союзу греческих государств отмобилизовать наибольшее количество воинов.
Спортивные соревнования несли в себе религиозную составляющую, отодвигавшую на второй план военные действия. Даже когда персы подожгли Афины, игры продолжались в Олимпии, как будто ничего не происходило.

Борьба за труп и легенда

300 спартанцев под командованием Леонида I были не единственными, которые обошли ограничения, связанные с религиозными праздниками. Помимо илотов, в рядах спартанцев сражались 2.120 аркадийцев, 400 коринфян, 200 флиунтийцев, 80 микенцев, 700 феспийцев, 400 фиванцев, 1.000 фокидийцев и 1.000 опунтские локры. Кроме того, параллельно с наземной операцией, Союз греческих государств собрал 271 судно (добавив к ним впоследствии еще 53) и направил их в Артемисию, где шторм изрядно потрепал персидский флот.

Используя преимущества ландшафта, Леониду I удалось удерживать оборону в течение двух дней наступления персидского войска, численность которого, согласно оценкам, достигала 80 тысяч человек. Тем не менее, на третий оборону на южном фланге прорвали отряды, прибывшие по обходной горной тропе. Увидев, что его основные силы раздроблены, Леонид I остался в Фермопилах с 700 феспийцами, 400 фиванцами и знаменитыми 300 спартанцами. Возглавив смертельное контрнаступление, спартанский царь пал, пронзенный персидскими пиками.

Спартанцы не хотели оставлять тело своего царя и бились рядом с ним до конца. Как указывается в классических текстах, было предпринято немало попыток вынести тело, а затем греки отразили в этом месте четыре атаки. После гибели последних греческих воинов, Ксеркс приблизился к трупу своего врага царя Леонида I и приказал отрубить ему голову и насадить ее на копье. Тем самым, он хотел подорвать боевой дух греческих войск, потерявших в Фермопилах более полутора тысяч человек. И не зря, 50% потерь в этот день пришлось на феспийцев, которые бились отважно, но находились в подавленном состоянии из-за гибели своего царя. Ксеркс, в свою очередь, потерял более тысячи бойцов, хотя в преданиях говорится о 20 тысячах.

Это вовсе не был акт самопожертвования, придавший новые силы грекам, которые пошли в контрнаступление, как гласит легенда. В своих книгах сами греки пишут о том, что это было поражение, слишком быстрое и неожиданное. Нечто подобное произошло и во время морского сражения при Артемисии, где греки сопротивлялись лишь от силы три дня, хотя в этом случае греки потеряли сотни кораблей.

Фивский поэт Пиндар отмечал, что именно в Артемисии «сыновья Афин заложили первый камень свободы», а героическая гибель 300 спартанцев тут вовсе ни при чем.

На следующий день после Фермопильского сражения центральная Греция оказалась во власти персов. План Союза греческих государств потерпел неудачу, даже не начав воплощаться. В связи с этим греки стали покидать Аттику и Беотию. Греческие войска сосредоточились на Коринфском перешейке под командованием Клеомброта, брата Леонида, и начали строить фортификационные сооружения, чтобы сдержать наступление противника. Неудача, постигшая Леонида, заставляла принимать радикальные решения, рассматривая море, как единственную надежду на удачу.

Афинский флот как главная сила контрудара

Флот Артемисии занял позиции в Саламине, где и состоялось первое решающее сражение той войны. Поражение, которое персы потерпели главным образом от афинян, стало началом конца персидского вторжения. И хотя война еще затянулась в силу разногласий между городами-государствами, персы допустили просчеты в своих дальнейших наземных операциях, и Греция, наконец, смогла вышвырнуть агрессоров со своей территории.

В легенде о Фермопильском сражении говорится также о свободных греках, противостоящих варварам-невольникам Ксеркса. Достаточно красноречив тот факт, что в сочинениях Геродота почти не упоминают 300 спартанских рабов, погибших вместе со своими 300 хозяевами-спартанцами. Невольники были двигателем спартанской экономики, а также отправлялись вместе со своими хозяевами на поле сражения в качестве помощников. Они грузили снаряжение, готовили еду, искали источники воду и даже охраняли оружие спартанцев. В этом смысле спартанское общество мало чем отличалось от обычаев Персии.

По прошествии 40 лет, останки царя были эксгумированы и отправлены в Спарту для повторного захоронения в соответствии с греческими обрядами. Как гласит легенда, предполагалась построить для него мавзолей. За свой жертвенный подвиг Греция возвела его в ранг героя.


Оригинал публикации: El mito de Leónidas, el «anciano» rey espartano que terminó clavado en una pica persa Опубликовано 18/05/2016 12:29
http://inosmi.ru/history/20160529/236686196.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА IX-XIV вв. » ДРЕВНИЕ ПЕРСЫ: ПРАВДА О "БЕССМЕРТНЫХ", ПЕРСИДСКОЙ ГВАРДИИ...