Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА XVII-XVIII вв. » ШВЕЦИЯ: КОРОЛЬ КАРЛ ХII ...


ШВЕЦИЯ: КОРОЛЬ КАРЛ ХII ...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

СТРАНИЦА 1

лист 01......................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 02.....КАРЛ 12, Википедия

лист 03....."Только с поражением Швеции, Россия стала великой державой", Dia Welt? Германия, 02.05.16
лист 04.....Svenska Dagbladet (Швеция): как Карл XII стал кумиром праворадикалов, 01.12.2018, Оскар Шёстрём (Oskar Sjöström)

лист 05....

лист 06....

лист 07....

лист 08...."Mitt i Stockholm (Швеция): шхеры возрождаются после налетов", Часть 4, 02.08.2019, Фредрик Шоквист (Fredrik Sjöquist)

Отредактировано Konstantinys2 (Пт, 2 Авг 2019 02:26:59)

0

2

Карл XII

Карл XII (швед. Carolus XII; 17 (27) июня 1682, Тре-Крунур, Швеция — 30 ноября (11 декабря) 1718, Фредриксхальд, Норвегия) — король Швеции в 1697—1718 годах, полководец, потративший большую часть своего правления на продолжительные войны в Европе. Карл XII взошёл на трон после смерти отца Карла XI в возрасте 15 лет и спустя 3 года надолго покинул страну, приступив к растянувшимся на 18 лет многочисленным военным компаниям с целью окончательно сделать Швецию доминирующей силой в Северной Европе.

Янычары, восторгавшиеся его упрямством, дали Карлу XII прозвище «Железная башка» (тур. Demirbaş)[1].

Датская кампания

Его по-юношески авантюрная политика дала повод другим странам развернуть в 1700 военные действия в Шведской Прибалтике. Польша с Саксонией, Дания с Норвегией и Россия создали коалицию против Швеции накануне Северной войны. Но 18-летний Карл XII оказался проницательнее, чем могли предположить его более великовозрастные монархи-противники.

Первая военная кампания Карла была направлена против Дании, королём которой был в то время его кузен Фредерик IV Датский, летом 1700 напавшей на шведского союзника Фридриха IV Гольштейн-Готторпского (другого кузена Карла XII, женатого на его сестре Хедвиг-Софии).

Карл с экспедиционным корпусом неожиданно высадился у Копенгагена, и Дания запросила мира, однако возвышение Швеции на Балтике вызвало недовольство у двух крупных соседей: у польского короля Августа II (он приходился кузеном и Карлу XII и Фредерику IV Датскому; ещё в феврале 1700 его саксонские войска осадили центр Шведской Прибалтики — город-крепость Ригу, но известия о поражении Дании заставили Августа II отступить), а также у русского царя Петра I.

Северная война

Битва при Нарве

Вторгнувшись в Шведскую Прибалтику летом 1700, русские войска под командованием Петра I осадили стоящие рядом крепости Нарва и Ивангород с единым гарнизоном.

В ответ на это ведомый Карлом шведский экспедиционный корпус, так удачно выведший из войны Данию, морем переправился в Пярну (Пернов) и двинулся на помощь осаждённым. 30 ноября Карл решительно атаковал русскую армию с оставленным Петром I на командование фельдмаршалом де Круа при Нарве.

В этом упорном сражении русское войско почти троекратно превосходило шведскую армию (9-12 тысяч при 37 пушках у шведов против 32-35 тысяч русских при 184 орудиях). Наступая под прикрытием снежной пурги, шведы вплотную подошли к русским позициям, растянувшимся тонкой линией перед стенами Нарвы, и короткими ударами прорвали их в нескольких местах.

Командующий де Круа и многие иностранные офицеры тут же сдались шведам. Центральная часть русских войск начала беспорядочный отход к своему правому флангу, где находился единственный мост через реку Нарова. Мост не выдержал массы отступавших и рухнул. На левом фланге 5-тысячная конница Шереметева, увидев бегство других частей, поддалась общей панике и бросилась через реку вплавь.

Несмотря на то, что стоявшие на правом фланге Семёновский и Преображенский полки сумели отбить атаки шведов, устояла и пехота на левом фланге, сражение завершилось капитуляцией русских войск ввиду их полного разгрома. Потери убитыми, утонувшими в реке и ранеными составили около 7000 человек (против 677 убитых и 1247 раненых у шведов). Была потеряна вся артиллерия (179 пушек), в плен попало 700 человек, в том числе 56 офицеров и 10 генералов.

По условиям капитуляции (русским частям, кроме сдавшихся в плен во время боя, было разрешено переправиться к своим, но без оружия, знамён и обоза) шведам досталось 20 тысяч мушкетов и царская казна в 32 тысячи рублей, а также 210 знамён.

Польская кампания

Затем Карл ХII повернул армию против Польши, разбив Августа II и его саксонскую армию (Август Сильный, будучи избранным польским королем, остался наследственным курфюрстом Саксонии) в битве при Клишове в 1702. После смещения с польского престола Августа II Карл заменил его своим ставленником Станиславом Лещинским.

Поход на Украину и Полтавское поражение

Тем временем Пётр I отбил у Карла часть прибалтийских земель и основал на отвоёванных землях новую крепость Санкт-Петербург. Это заставило Карла принять фатальное решение о захвате русской столицы Москвы.

Во время похода им было принято решение повести свою армию на Украину, гетман которой Мазепа перешёл на сторону Карла, но не был поддержан основной массой украинского казачества.

Шедший на помощь Карлу корпус Левенгаупта был разбит русскими в сражении у деревни Лесной. К тому моменту, когда шведские войска подошли к Полтаве, Карл потерял до трети своей армии.

После неудачной для шведов трехмесячной осады Полтавы, произошло сражение 27 июня (8 июля) 1709 года в 6 верстах от города Полтава на русских землях (Левобережье Днепра) с основными силами русской армии, в результате которого шведская армия потерпела поражение. Карл бежал на юг в Османскую империю, где он организовал лагерь в Бендерах.

Бендерское сидение. Кризис

Турки первоначально приветствовали шведского короля, который подговаривал их начать войну с русскими. Однако султан, в конечном счёте уставший от амбиций Карла, проявил коварство и распорядился арестовать его.

Старые враги короля — Россия и Польша — использовали в своих интересах его отсутствие, чтобы восстановить утраченные земли и даже расширить территории. Англия, союзник Швеции, отказалась от союзных обязательств, в то время как Пруссия захватила шведские капиталы в Германии (под которыми надо понимать шведские владения в Германии, временно уступленные Пруссии по секвестрационному договору).

Россия захватила часть Финляндии, а Август II вновь вернулся на польский трон. В 1713 году султан под давлением России и европейских держав распорядился силой выпроводить Карла из Бендер, при исполнении этого приказа произошло даже небольшое вооруженное столкновение шведов с янычарами, т. н. «калабалык», в котором Карл был ранен, потеряв кончик носа.

Возвращение и загадочная смерть

Ситуация в самом королевстве была угрожающей, поэтому Карл бежал из Османской империи, потратив лишь 15 дней, чтобы пересечь Европу и вернуться в контролируемый Швецией Штральзунд в Померании, а затем и в саму Швецию.

Его попытки восстановить потерянную власть и влияние потерпели неудачу (в столице — Стокгольме — он так и не побывал, покинув, таким образом, в 1700 году город навсегда). Незадолго до смерти Карл попытался завершить Северную войну с Россией Аландским конгрессом.

В декабре 1718 года Карл во время своего последнего похода в Норвегию (которая была тогда под властью Дании) при осаде крепости Фредрикстен находился в передовой траншее и был убит шальной пулей (пуговицей). По другой версии — он стал жертвой заговора шведской аристократии, недовольной продолжением разорительной войны, и был убит в результате покушения (обстоятельства гибели короля до сих пор являются причиной ожесточённых споров).

Карл XII стал последним монархом Европы, павшим на поле боя. После Карла шведский трон наследовала его сестра Ульрика Элеонора, но вскоре престол перешёл к её мужу Фридриху (Фредрику I) Гессен-Кассельскому. После неудачной попытки продолжения войны Фредрик I заключил в 1721 Ништадтский мир с Россией.

Характеристика

Карл XII считается большинством историков блестящим полководцем, но плохим государственным деятелем. Обходясь без алкоголя и женщин, он прекрасно чувствовал себя в походе и на поле боя. По оценкам современников, он очень мужественно переносил боль и лишения, и умел сдерживать свои эмоции. Король привел Швецию к вершине могущества, обеспечив огромный престиж страны через свои блестящие военные кампании.

Король интересовался разными аспектами военного дела, в том числе математическими. Эммануил Сведенборг утверждал, что в 1716 году Карл XII предложил новую восьмеричную систему счисления, которую находил более подходящей в военном ремесле из-за кубической формы коробок; впрочем, некоторые историки науки предполагают, что истинным автором предложения был сам Сведенборг либо Кристофер Польхем.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Карл_XII

Отредактировано Konstantinys2 (Пн, 2 Май 2016 10:09:27)

0

3

Die Welt, Германия

Только с поражением Швеции Россия стала великой державой
Когда Карл XII взошел на престол, Швеция владела империей. Когда он при таинственных обстоятельствах скончался в 1718 году, страна, несмотря на ряд побед, была в руинах. Ее место заняла царская империя.
02.05.2016

Силуэт короля был отчетливо заметен в ночном небе, освещаемом огнями снарядов. Огонь в осажденной крепости Фредриксден становился все сильнее. Многие солдаты, находившиеся в окопах, были ранены, их приходилось оттаскивать. Снаряды проносились мимо короля, падая на землю.

Но Карл XII стоял непоколебимо, опирая голову в треуголке на левую руку. Он внимательно наблюдал за огнем. 11 декабря 1718 году около 21 часов произошла трагедия. Адъютанты короля были крайне обеспокоены и настоятельно предостерегали его, говоря об опасности. Но он со словами «не беспокойтесь» вышел на передовую траншею захваченного форта Гильденлев и через несколько секунд пал навзничь — снаряд пробил его левый висок.

Чтобы скрыть смерть короля от солдат и предотвратить панику, тело накрыли двумя рыцарскими плащами, а голову прикрыли париком. Людям, которые несли тело, было велено хранить молчание. В строжайшей секретности тело 36-летнего монарха было перевезено в Стокгольм.

При правившем с 1699 года монархе Карле XII Швеция пережила свой наивысший подъем и самое тяжелое падение. Талантливый полководец в 1701 году одержал победу над сильнейшей коалицией из России, Саксонии и Дании. Его триумф над превосходившим по силам русским войском в ходе битвы при Нарве произвел настоящий фурор во всей Европе. В ходе сражений в Клишове в 1702 году и Пултуске в 1703 году он одержал ряд побед над саксонско-польской армией и вынудил курфюрста Августа отказаться от польского трона, который достался шведскому вассалу.

«Кроме шведской империи и заполненной казны он унаследовал от отца его справедливость», — писал биограф Карла, Хуберт Э. Гилберт (Hubert E. Gilbert). «Плюс данное Богом упрямство, которое позволяло ему неустанно следовать своим верным целям. Его уверенность служила ему правдой». А один из его офицеров говорил о короле: «Бушевание битвы, свист пуль, ржание коней для него намного важнее, чем оперы, придворные праздники или концерты».

В 1798 году Карл одержал еще одну победу над русскими. «Шведские воины одерживали одну победу над другой, мир говорил о непобедимом молодом военачальнике с севера, а в Стокгольме одно торжество следовало за другим», — писал Ян Петерс (Jan Peters) в своей книге «Старые шведы».

Но уже летом следующего года все изменилось. У Полтавы (сегодняшняя Украина) войско Карла потерпело крупное поражение от армии Петра Великого. С этого момента начался закат эпохи короля-героя.

После многолетнего турецкого плена и скитаний по Европе в поисках приключений Карл XII оказался вновь на Родине. И тут же начал новую войну — сначала против Пруссии, а затем против оккупированной датчанами Норвегии. Ряд военных поражений не помешал ему осадить крепость Фредриксден (к востоку от сегодняшнего Осло). Он полагал, что «смелая борьба предпочтительнее бездействия, которое только развивает лень и недовольство среди солдат».

Смерть Карла XII была с самого начала окутана различными слухами. Экономическая ситуация в стране из-за бесконечных войн тщеславного монарха была крайне тяжелой. Авторитет Карла после его долгого отсутствия пошатнулся. Официальная версия, по которой в него попал осколок картечи из крепости Фредериксден, была малоубедительной.

Генерал-адъютант Карла, Йохан фон Каулбарс (Johan von Kaulbars) сообщил, что он слышал только приглушенный звук, как будто камень падает в болото. Это вряд ли соотносится с версией о взрыве картечной гранаты. Свидетели описывали рану Карла на левом виске. «Она была настолько большой, что туда могло бы поместиться три пальца». Это значит, что она была слишком большой для обычной пули из мушкета и слишком маленькой для раны от осколков картечи, от которой, вероятно, раздробился бы весь череп.

Версия, по которой Карл был застрелен собственным солдатом, уставшим от озабоченного войной монарха, также мало доказуема, как и версия о снаряде, выпущенным противником. В 1917 году для установления точной причины смерти тело Карла было эксгумировано. При исследовании с использованием рентгена не были найдены следы свинца, то есть версия пули из мушкета исключалась. С другой стороны, анализ показал, что рана действительно была слишком маленькой для попадания картечи.

Загадка сохранялась до 1994 года, когда историк Рольф Уппстрем (Rolf Uppström) обнаружил один документ. Полковник Филип Майгрет (Philippe Maigret), служивший в штабе Карла, неподалеку от места гибели монарха нашел наполненную свинцом латунную пуговицу, которая у шведов обычно крепилась к форме. Это могло бы объяснить тот факт, почему при анализе не были обнаружены следы свинца.

Уппстрем пришел к следующему выводу: «Единственной возможной версией представляется выстрел из мушкета латунной пуговицей, и это с практически стопроцентной вероятностью означает убийство в собственных рядах». Эта «теория пуговицы» стала предметом активных дискуссий в последующие годы. Это было лишь подлое убийство великого шведского короля? Против этой версии говорит открытие, сделанное инженером и историком Свантом Шталем (Svante Stahl) в 2003 году.

Основываясь на анализе специализированной военной литературы (в том числе работа Эгона Эриксена «Датская артиллерия 1675-1679» (Egon Eriksen «Dansk artilleri 1675–79»)), он пришел к выводу, что в Скандинавии во времена Карла существовали картечные снаряды, состоящие из маленьких железных шариков. Попадание подобного снаряда весьма вероятно могло бы образовать рану размером 4,5 см, не раздробив при этом череп.

Норвежский исследователь Одд Фйелд (Odd Fjeld) смог доказать, что среди вооружения оборонявших в 1718 году крепость Фредериксден солдат была и картечь с железными шариками существенно меньшего калибра, чем предполагалось ранее. В соответствии с этой версией, Карл XII с большой долей вероятности пал от вражеского огня — как и полагалось настоящему королю-герою.

Оригинал публикации: Erst Schwedens Niederlage machte Russland zur Großmacht
Опубликовано 24/04/2016 14:44
http://inosmi.ru/social/20160502/236349369.html

0

4

Svenska Dagbladet, Швеция

https://cdn.img.inosmi.ru/images/23987/53/239875336.jpg
Памятник Карлу XII в Стокгольме, Швеция
© flickr.com, Cha già José

Svenska Dagbladet (Швеция): как Карл XII стал кумиром праворадикалов

01.12.2018
Оскар Шёстрём (Oskar Sjöström)

Сегодня исполняется 300 лет со дня смерти Карла XII. Хотя этот юбилей и всколыхнул целую волну публикаций о короле и его эпохе, большая часть из них попросту приурочена к дате и пристального внимания вряд ли заслуживает. Поэтому для большинства шведов годовщина, скорее всего, пройдет незамеченной. Однако дата 30 ноября с некоторых пор окрашена в националистические и шовинистические тона, хотя правые марши — равно как и демонстрации протеста против них — явно пошли на убыль по сравнению с 1980-ми и 1990-ми, когда в Стогкольме и Лунде этот день нередко становилось жарко. 

Я — историк, специализирующийся на каролинской эпохе (в шведской истории период с 1654 по 1718, отмеченный правлением Карла X, XI и XII, прим. перев.), и меня часто спрашивают — в том числе и коллеги по цеху — почему именно Карлу XII выпала роль кумира праворадикалов. Это резонный вопрос, хотя я и не могу сказать, что мне нравится на него отвечать — по двум причинам. Во-первых, потому что это подразумевает некую связь между интересом к Карлу XII и его эпохе и крайним национализмом, тем самым ставится немой вопрос о моей собственной политической принадлежности. Во-вторых, это затрудняет строго научный, исторический подход к Карлу XII. Одно лишь упоминание его фигуры и наследия может пустить под откос любой разговор — повод найдется — и многие историки и деятели культуры этой темы, к несчастью, избегают от греха подальше.   

Однако никаких самоочевидных на то причин нет. Сейчас большинство вполне отдает себе отчет, что национальная история — это идеологическое построение, зиждящееся в том числе на иррациональных представлениях, переменчивых предпосылках и случайных событиях. И в этой связи наглядным примером послужат отмечание 30 ноября и поклонение Карлу XII, у которых есть своя история, да притом прелюбопытная.

Обычай широко отмечать кончину существовал еще в рыцарских ложах 18-го века. Традицию поминальных банкетов впоследствии перенял Гётский союз (национально-романтическое движение, получившее название по древнему скандинавскому племени гётов, не путать с готами и гаутами, прим. перев.), чьи члены в память о павших героев поднимали рога с пенным медом. Примечательно, что через полтора века отмечать 30 ноября повадились уже общества трезвости — в знак того, что сам Карл XII, по слухам, был великий трезвенник и «пил лишь одну воду, а вино презирал».

К регулярным мероприятиям в честь Карла XII первыми пришли студенты. Во время факельных шествий в осенней мгле они хором распевали печальные вирши Эрика Густава Гейера «Прочь, бренные мысли» и бравурные стихи Эсайяса Тегнéра «Конунг Карл, юный герой». Обе оды написаны к столетнему юбилею гибели в 1818 году. Первое же шествие состоялось в 1853 году в Лунде: студенты прошли маршем к памятнику Тегнеру и с песнями и криками «ура» возложили венки под патриотические речи.   

Эта традиция, вдохновленная немецким поминальным обрядом, неожиданно перекинулась на другие университеты. 30 ноября отмечалось все шире — с застольем и возвышенными праздничными речами. Нередко память Карла XII приурочивалась к текущим политическим событиям. Так, панскандинависты (общественное движение, добивавшееся политического, экономического и культурного объединения скандинавских стран, прим. перев.) в 50-х годах 19-го века утверждали, что Карл XII был — как и они сами — одержим воссозданием союза между Данией и Объединенным королевством Швеции и Норвегии.

Патриотизм этих сборищ не имел шовинистических черт и был далек от идеализации Карла XII. Разумеется, короля восхваляли как героя нации и превозносили за «былинное мужество и несгибаемую силу», но при этом признавали, что это был безжалостный деспот, истощивший страну своими бесконечными воинскими походами. На этих церемониях царило поклонение, смешанное с благоговейным размышлением. В образе короля виделся как «образец для подражания», так и «предостережение потомкам», как отметил в своей речи в Гётеборге историк Отто Шёгрен.

Любопытно здесь то, что тогдашний интерес к фигуре Карла XII вращался вокруг идей и риторики, которую мы, с современных позиций, не задумываюсь, отнесем к лево-либеральным. Хвалу монарху возносили такие свободолюбцы и вольнодумцы как Август Бланш (писатель, драматург и государственный деятель 19-го века) и Август Сульман (журналист, издатель, рисовальщик и политик, прим. перев.). В Карле XII они видели защитника малых народов и поборника их свободы и прав на самоопределение. Войны Карла XII — в том числе и против России — считались образчиком антиимпериализма и раскрепощения. Так, на церемонии 1859 года портрет Карла XII был обрамлен не только шведскими, но и финскими, итальянскими, польскими и венгерскими флагами.   

С таким же посылом возвели и статую Карла XII в Королевском саду в Стокгольме — ее торжественно открыли на 150-летнюю годовщину в 1868 году. Памятник построили на народные деньги — причем щедро жертвовали даже поляки-эмигранты. При том, что торжества устраивались по образцу студенческих городов Лунда и Уппсалы, столичное мероприятие вылилось в народное гуляние с участием королевских особ, военным парадом и салютом.

В последующие десятилетия интерес к фигуре Карла XII продолжал расти. Мероприятия отмечались все шире, и пресса, во всяком случае, столичная, уделяла им все больше внимания. Это привело к тому, что 30 ноября превратилось в политическую арену, которую поспешили занять новые силы. Тематика праздничных речей смещается все дальше от всеобщей борьбы за свободу и независимость — к оборонительной политике государства. Величие Карла XII представляется уже не в беззаветной борьбе за благо всего человечества, а в том, что он пробудил в своем народе патриотизм и жажду сражаться за свои интересы. В речи, произнесенной в 1883 году, его уже называют «выдающимся лидером, который пламенной любовью к своей державе и своему народу, сплотил широкие массы». 

Переломный момент случился в 1897 году, когда профессор истории и русист Харальд Йерне (Harald Hjärne) напечатал статью-манифест, в которой постарался стереть из образа Карла XII, сложившегося в академических кругах 19-го века, все отрицательные черты. Критика Йерне — в основном, справедливая — заключалась в том, что изучение Карла XII и его заслуг велось ошибочными методами и строилось на недостоверных источниках. Однако помимо этого он — уже по идеологическим мотивам — утверждал, что побуждения Карла XII толковались в корне неверно. Монарх, учил Йерне, радел вовсе на за то, чтобы спасти свою маленькую Швецию, а стремился оградить от «восточного варварства» всю западную культуру. И неважно, что Карл XII проиграл — главное, что он вступил в бой за выживание всей западной цивилизации. Таким образом, Карл XII и шведский народ впервые вписались в исторический контекст с расово-биологический точки зрения.

Трактовка Йерне вскоре стала доминирующей в оценке Карла XII, в том числе в исторических кругах. «Новая школа», как именовали себя его ученики, за какое-то десятилетие переписала историю в соответствии со своими взглядами. Пресса хвалила ее за основательность подхода и свежесть мышления. В науку же этот «каролинский ренессанс» привнес немало достижений, актуальных и поныне: так, было издано огромное количество оригинальных источников и эмпирических исследований. 

Но вместе с тем строго научная направленность подчинялась политической подоплеке — особенно старались милитаристы, надеявшиеся извлечь из народной любви к Карлу XII политическую выгоду. После 1900 года мир вступил в опасную эпоху конфликтов и приготовлений к войне; параллельно с этим в шведском обществе усиливались социальные противоречия, вызванные индустриализацией. В 1905 году распалась Шведско-норвежская уния. Хотя развод произошел бескровно, он вызвал осуждение в патриотических кругах, где его сочли позором и угрозой национальной безопасности. 

Среди консерваторов зрел воинственный национализм — особое внимание они уделяли военной мощи, а образом Карла XII размахивали как политической дубинкой. В 1910 году на свет появилось Каролинское общество. Его члены надеялись возродить в соплеменниках боевой дух каролинской эпохи. В том же году шведская армия получила новые головные уборы, сделанные по образу и подобию треуголок, которые носили каролинские солдаты. В годы, предшествовавшие Первой мировой войне, клика высших чинов из генерального штаба и консерватор Свен Гедин (Sven Hedin*) открыто призывали правительство занять более активную позицию на международной арене, утверждая, что шведов и немцев объединяют кровные узы. Во время т. н. «Крестьянского похода» (конституционный кризис 1914 года, вызванный речью короля Густава V, последний случай вмешательства шведского монарха в государственную политику, прим. перев.) — приведшего к отставке либерального премьер-министра Карла Стоффа (Karl Staaff) — король в своей пламенной речи опять-таки ссылался на фигуру Карла XII.     

Пик чествования Карла XII пришелся на послевоенные годы. Особенно широко отмечалась 200-летняя годовщина его гибели в 1918 году. Необычно помпезная церемония в Королевском саду и Скансене завершилась живой постановкой известной картины Карла Густава Седерстрёма (Carl Gustaf Cederström) «Похороны Карла XII». В речах сквозило непритворное разочарование: Швеция отступила от своего исторического призвания и упустила возможность остановить угрозу с востока. Однако после войны король-воин национальным героем быть уже не мог. Роль Карла XII как национальной скрепы сошла на нет, и в академических кругах снова воцарилось критическое к нему отношение, господствующее и до наших дней. Сегодня верность памяти Карла XII хранят лишь крайние националисты и праворадикалы. Они же главным образом и отмечают 30 ноября. 

Со дня гибели Карла XII прошло 300 лет. За это время его образ нередко использовался в политических целях, а его заслуги по-прежнему вызывают массу споров. Непреходящая задача историков — занять более жесткую позицию, чтобы мочь свободно обмениваться знаниями и мнениями о Карле XII — точно так же, как если бы на его месте был любой другой исторический деятель. Нам, историкам, не за то извиняться и незачем его избегать — запретных тем не существует.   

Свен Гедин — путешественник, журналист и пангерманист, помимо прочего, известный своими симпатиями к германскому нацизму, а также тем, что после самоубийства Гитлера опубликовал в газете «Дагенс Нюхетер» некролог в честь «величайшего человека в истории», прим. переводчика).



Оригинал публикации: Så blev Karl XII extremhögerns kelgris
Опубликовано 30/11/2018 01:41
https://inosmi.ru/social/20181201/244138946.html

0

5

Mitt i Stockholm, Швеция

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/24554/95/245549560.jpg
© AFP 2019, FREDRIK SANDBERG / SCANPIX

Mitt i Stockholm (Швеция): триста лет назад русские сжигали и разоряли поселения в стокгольмских шхерах

30.07.2019
Фредрик Шоквист (Fredrik Sjöquist)

Часть 1

Этим летом исполняется 300 лет, с тех пор как русские начали разорять шведские шхеры.

Тогда, в июле 1719 года, Швеция вела свою последнюю войну в статусе великой державы.

«Нашествия русских — крупнейшее историческое событие в жизни шхер, они наложили глубокий отпечаток на местную культуру», — говорит Гуннар Линд (Gunnar Lind), описавший эти нападения в вышедшей недавно книге.

Три сотни лет назад, летом 1719 года, с моря внезапно донесся плеск сотен слаженно гребущих весел. Это огромный галерный флот царя Петра Первого приближался к восточному побережью Швеции. Так русские начали опустошать шведские территории, и свидетельства этих событий дошли и до наших дней.

«За эти годы я побывал практически на всех пострадавших островах. Рассказы о тех временах живы в памяти до сих пор», — говорит Гуннар Линд, житель Вэрмдё и автор книги «Сожженные дома» (Brända hemman), посвященной нападениям русских в 1719 году.

18 лет он работал над книгой, собирая и обобщая информацию из старых источников и предыдущих исследований. По его оценкам, русские сожгли примерно 950 домов в шхерах Стокгольма. Они уничтожали все: от небольших ферм до крупных хозяйств, от Бьёркё в Норртелье до Ландсурта в Нюнэсхамне. Кроме того, русские по приказу царя систематически разграбляли и разрушали все, что население могло использовать, чтобы выжить: сельскохозяйственные инструменты, скот и поля.

Десять тысяч человек лишились дома

«10 тысяч человек оказались бездомными. Для сравнения, населения Стокгольма тогда составляло 50 тысяч человек», — рассказывает Гуннар Линд, который в свои подсчеты включил и множество беженцев с Аландских островов и из Финляндии.

«Очень многие лишились домов. Это самое значительное событие, когда-либо случавшееся в шхерах».

Mitt i Stockholm: Почему вы решили написать эту книгу?

Гуннар Линд: Я всегда восхищался шхерами. Потом, уже во взрослом возрасте, я заинтересовался историей, а изучая шведскую историю, обойти вниманием 1719 год никак нельзя. Но практически все, что об этом написано, показывает события с военно-исторической перспективы. Меня же интересовало другое. Мне хотелось знать, каково людям было жить в шхерах.

— Как нападения русских сказались на жителях шхер?

— В каком-то смысле они восприняли все происходящее как огромное предательство. В то время все платили высокие налоги, большая часть которых шла на оборону. А потом пришли русские — и оказалось, что в шхерах практически нет военных. Ясное дело, население ожесточилось. Это стало частью местной культуры: люди до сих пор относятся к руководству, к Стокгольму, с определенным скепсисом.

https://inosmi.ru/history/20190730/245547440.html
Оригинал публикации: 300 år sedan ryssarna brände och härjade i Stockholms skärgård
Опубликовано 04/07/2019 12:56

0

6

Mitt i Stockholm, Швеция

https://cdn2.img.inosmi.ru/images/24555/43/245554357.jpg

Mitt i Stockholm (Швеция): так началось нападение

31.07.2019
Фредрик Шоквист (Fredrik Sjöquist)

Часть 2

К лету 1719 года Швеция воевала уже 19 лет, и, кроме того, в стране бушевала чума. Но руководство останавливаться не желало. И это дорого обошлось населению, когда русские решили поставить Швецию на колени.

Разрушенный погреб, луга и современная информационная табличка. Вот и все, что осталось от хутора Готтхольма в Фарсталандет в Вэрмдё. Здесь находился один из 950 домов, сожженных русскими в стокгольмских шхерах в 1719 году.

«Русские, вероятно, пришли с моря, через доки, либо через замок Фарста», — рассказывает Гуннар Линд (Gunnar Lind), автор книги «Сожженные дома» (Brända hemman).

Тогда, ровно 300 лет назад, Швеция в последний раз воевала в статусе великой державы, борясь с такими врагами, как Дания, Саксония, Польша и Россия.

Война началась в 1700 году и поначалу шла для Швеции хорошо.

Пришли, чтобы терроризировать

Но в 1719 году королевство практически обанкротилось. У Швеции не было ни единого шанса победить, а самодержавный правитель Карл XII умер годом ранее. И все-таки страна не хотела сдаваться.

Тогда российский царь Петр Великий решил прибегнуть к своему недавно построенному галерному флоту — весельным кораблям, на которых особенно удобно передвигаться по мелководью среди шхер.

132 галеры (самые большие — метров по 50 длиной), сотни кораблей поменьше и более 25 тысяч солдат участвовали в этом нападении, мишенью которого, по большому счету, было исключительно гражданское население восточного побережья Швеции.

Приказ гласил: сжечь и разрушить все, что можно. Только церкви не трогать.

«Население они целенаправленно не убивали. Конечно, возникали ситуации, когда под руку попадались и люди, но смысл был не в этом. Но они многих брали в плен, и далеко не все из него возвращались», — рассказывает Гуннар Линд.

11 июля российский галерный флот добрался до Сёдерарма, и в тот же день русские пошли в атаку, предав огню трактир в Капелльшэре в Норртелье. Затем флот разделился.

Меньшая его часть пошла в сторону Йевле, а основные силы — на юг.

Штаб в Окерсберге

Почитав об обороне Швеции в те времена, можно узнать, что верховным главнокомандующим был принц Фредрик, который поначалу устроил штаб в Окерсберге. Фредрик был мужем королевы Ульрики Элеоноры, которая взошла на престол вслед за братом Карлом XII.

В Дандерюде для обороны подступов к столице разместили 1,1 тысяч шведских солдат, а в Тэбю — еще около 1 тысячи. Кроме того, солдат отправили на защиту Стокгольма с юга. А вот шхеры войска практически не защищали, да и шведскому флоту трудно было противостоять галерам на мелководье.

«Жизни множества обитателей шхер были разрушены, когда их хутора, посевы и леса сожгли, скот убили, лодки потопили, а все имущество разграбили», — пишет Гуннар Линд в своей книге.

Попытались добраться до столицы через Накку

В последующие дни русские атаковали множество островов в Норртелье, Эстерокере и Вэрмдё. В Ваксхольмене русские решили не нападать на укрепления, а вместо этого предприняли первые попытки подобраться поближе к Стокгольму через узкий пролив Баггенсстэкет. Но пролив обороняли, и русским пробиться не удалось.

Затем галерный флот продолжил путь на юг, где русские напали на Сёдертелье, Трусу, Нючёпинг и Норрчёпинг.

Но на этом нашествие на Стокгольмские шхеры не закончилось.

https://inosmi.ru/history/20190731/245547841.html
Оригинал публикации: Så startade angreppet
Опубликовано 05/07/2019 13:23

0

7

Mitt i Stockholm, Швеция

Mitt i Stockholm (Швеция): русские возвращаются!

01.08.2019
Фредрик Шоквист (Fredrik Sjöquist)

Часть 3

Русские разоряли и грабили стокгольмские шхеры пару недель, а затем их флот отправился дальше на юг, чтобы напасть на Нючёпинг и Норрчёпинг. Но опасность для Стокгольма и Руслагена еще не миновала.

На острове Юстерё в Эстерокере рассказывают, как Беате Клерк (Beata Clerk), владелице поместья Вэстра Ланнё (Västra Lagnö), пришлось бежать вместе с мужем и дочерью на маленький островок. Оттуда, издали, она «с дрожью в сердце и со слезами на глазах» наблюдала, как ее хозяйство сгорело дотла.

Это было 13 июля 1719 года.

Месяцем позже российский галерный флот вернулся, спалив Норрчёпинг, Трусу и Нючёпинг.

«Едва корабли причаливали, оттуда выскакивали казаки и другие всадники и неслись на поиски скота и хуторов. А солдаты и моряки атаковали здания поблизости от места высадки», — пишет Гуннар Линд (Gunnar Lind) в книге «Сожженные дома» (Brända hemman).

В этот раз русские сжигали хутора, хозяйства и деревни, которые пропустили или намеренно не тронули в прошлый раз по пути на юг.

На маленькие острова отправляли одну или две галеры, а вот островам побольше доставалось до 20 кораблей или даже больше.

Как им удавалось ориентироваться в шхерах?

«У них были лоцманы. Некоторые помогали добровольно, других заставляли. Ведь они заходили в каждый залив, даже самый маленький. Очевидно, что им кто-то помогал», — говорит Гуннар Линд.

В начале августа русские напали на Даларё в Ханинге и сожгли там таверну, здание таможни и все остальные строения — жилища 200 жителей острова.

13 августа русские еще раз попытались преодолеть узкий пролив Баггенсстэкет в Накке, на этот раз с помощью 3 тысяч солдат, но шведы вновь отбили атаку.

Тогда они продолжили двигаться на север и среди прочего напали на поместье в Эстано на материке неподалеку от Юстерё, а также опустошили острова поменьше в проливе Фурусундследен, после чего, наконец, атаковали Норртелье. Этот город должны были защищать довольно большие силы шведов, однако русским удалось сжечь его целиком: в огне погибла и церковь, и все остальное. 650 жителям города, потерявшим дома, пришлось пережить несколько тяжелых зим, прежде чем они построили себе новые, рассказывает Гуннар Линд в книге.

И только после этого русские со своим флотом повернули домой. А в шхерах после них остались лишь пепел и руины на месте домов, полей, лодок, лесов и хозяйств.

Что же было дальше? Восстали ли лишившиеся всего жители шхер против своего короля, как того хотел царь Петр Великий? И привели ли эти налеты к миру?

https://inosmi.ru/history/20190801/245548152.html
Оригинал публикации: Ryssen kommer tillbaka!
Опубликовано 11/07/2019 13:39

0

8

Mitt i Stockholm, Швеция


Mitt i Stockholm (Швеция): шхеры возрождаются после налетов

02.08.2019
Фредрик Шоквист (Fredrik Sjöquist)

Часть 4

Почти тысяча ферм и хуторов были разорены на одних только островах стокгольмских шхер. Кроме того, русские опустошили поселения к югу от Нюнэсхамна вплоть до Норрчёпинга и вдоль всего побережья северного Уппланда. Никакого мира в 1719 году заключено так и не было. И все-таки определенный эффект у этих нашествий имелся.

«О да, эффект у них был. После всего этого у Швеции совсем не осталось надежды восстановить свои позиции», — говорит о нападениях русских в 1719 году Гуннар Линд (Gunnar Lind), автор книги «Сожженные дома» (Brända hemman).

«До этого у некоторых, возможно, были какие-то иллюзии, но теперь стало ясно, что Швеции нечего противопоставить врагам. Для простого народа это имело огромное значение».

Но в 1719 году Швеция не капитулировала, как этого можно было ожидать. Русские нападали еще два раза: в 1720 году их поход прошел не слишком удачно, зато потом в 1721-м они как следует разорили побережье Норрланда. Лишь тогда Швеция пошла на заключение мира.

Наступает мир

По условиям заключенного мирного соглашения Швеции пришлось передать России свои прибалтийские провинции, а та в свою очередь прекратила оккупацию территорий Финляндии. Такой мир означал, что теперь великой державой в Балтийском регионе вместо Швеции стала Россия.

По подсчетам, нашествия русских в 1719 году обошлись шведам в 18 миллионов риксдалеров. Для сравнения: общий годовой бюджет короны, включая вооруженные силы, содержание королевского двора и все прочее, составлял тогда 15 миллионов, рассказывает Гуннар Линд.

«Тут трудно провести аналогии. Но это было крайне болезненно — для крестьян и для знати. А корона стала получать меньше налогов».

Чтобы помочь пострадавшим жителям шхер, их на несколько лет освободили от налогов. Конечно, это стало в некотором роде утешением для тех, кому приходилось заново отстраивать хутора, фермы и деревни.

Но были у войны и хорошие последствия. После смерти Карла XII в 1718 году в Швеции началась так называемая «эпоха свободы».

Быстрое восстановление

Никакого народного восстания против короля, к которому призывал Петр Великий, так и не произошло. А шхеры на удивление быстро оправились от всех этих разрушений и несчастий.

«Самое удивительное, как быстро на тех же местах снова расцвели фермы и хутора, прежде полностью уничтоженные. И если посмотреть в налоговые реестры, составленные через десять лет, можно увидеть, что жители тех мест снова платили такие же налоги, как раньше. Для меня это совершенно непостижимо».

Как нашествия повлияли на шхеры?

«Рассказы об этих событиях до сих пор живут в культуре шхер. Это свидетельствует, насколько значительными они были. После этих нашествий появилось множество топонимов со словом «русский». Порой речь шла о местах, где случилось нечто ужасное.

Здесь есть название вроде Русские могилы (Ryssgravarna), Русская гора (Ryssberget), Русский залив (Ryssviken) и так далее.

Кроме того, появилось множество преданий и легенд о том, как шведы обманывали русских, чтобы выжить.

«Но когда слышишь одни и те же рассказы в пятнадцатый раз то там, то тут, в них уже верится с трудом», — говорит Гуннар Линд.

Физические следы тоже остались. Например, русские печи — примитивные очаги, сложенные из камней в местах, где русские становились лагерем. Такие попадаются повсюду, в том числе на Сёдермёя, Рунмарё, Ноттарё и Ронё, где их аж 59 штук.

У пролива Баггенсстэкет, где шведские войска дважды отбивали атаки русских, осталось несколько укреплений, которые сейчас относятся к местному историко-культурному заповеднику. Кое-где также сохранились фундаменты сожженных домов, например, поместье Беателунд на Вэрмдё или имение Сундбю на Орнё в Ханинге.

Сейчас Гуннар Линд пишет новую книгу об этих нашествиях. На этот раз он сосредоточился на событиях, которые происходили в южной части стокгольмских шхер. Он уже связался и с российскими учеными, чтобы получить доступ к материалам в российских архивах.

https://inosmi.ru/history/20190802/245549055.html
Оригинал публикации: Skärgården reser sig efter härjningarna
Опубликовано 12/07/2019 14:13

0


Вы здесь » Россия - Запад » ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА XVII-XVIII вв. » ШВЕЦИЯ: КОРОЛЬ КАРЛ ХII ...