Фонд
Стратегической
Культуры

Запад и память о войне
Юрий РУБЦОВ
07.05.2016 | 00:00

В среднем только 15% британцев, французов, американцев и немцев считают, что СССР играл ключевую роль в победе над нацизмом во Второй мировой войне. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного в рамках Международного проекта по изучению общественного мнения «Sputnik. Мнения», итоги которого были подведены 5 мая.

Опрошенным предлагалось назвать страну, вклад которой в победу над нацистской Германией был решающим. Половина ответивших назвали США. Интересно, что наибольшее число респондентов, признающих решающую роль за СССР (24%), проживают в Германии. Видимо, сказывается урок, преподанный Красной армией вермахту и осевший в исторической памяти нации. А вот во Франции таковых вдвое меньше – 12%. Старейшая французская компания Ifop, занимающаяся опросами общественного мнения, напоминает, что в 1945 г. приоритет Советскому Союзу при оценке вклада в победу признавали 57% французов.

Такая инволюция общественного мнения на Западе по-своему закономерна: огромные силы и средства брошены на то, чтобы умалить и принизить роль СССР в разгроме германского нацизма. Ибо этот вопрос – о вкладе Советского Союза в Великую Победу – никогда не был исключительным достоянием кабинетных учёных: то или иное его решение неизменно затрагивает политическую злобу дня.

Приведем, в общем-то, широко известные, но не тиражируемые западными СМИ факты и цифры. В вооруженной борьбе на советско-германском фронте участвовало до 81% орудий и минометов, 67% бронетанковой техники, 60% боевых самолетов германской армии. В полосе от Белого до Черного моря летом 1941 г. вели бои 190 дивизий Германии и ее союзников (95,5% общего количества их сухопутных сил), в ноябре 1942 г. – 266 дивизий (95,5%), в январе 1944 г. – 245 дивизий (92,1%). Даже после открытия второго фронта в Европе против Красной армии вели борьбу 195-240 дивизий, на западном же фронте действовало от 56 до 75 дивизий.

Красная армия осуществила против вермахта 37 стратегических операций, союзники на западном фронте – шесть, на итальянском и североафриканском – по три стратегические операции. Важнейшим критерием того, что советско-германский фронт был решающим во Второй мировой войне, являются потери, которые понес на нем вермахт. Здесь было уничтожено 607 вражеских дивизий, в то время как в Западной Европе, Италии и Северной Африке союзники общими силами разгромили 176 дивизий. Из общих потерь люфтваффе, насчитывающих чуть более 100 тыс. самолетов, в боях с советскими войсками Германия потеряла до 77 тыс. Красной армией было уничтожено или захвачено также до 75% орудий и минометов (167 тыс. из 225 тыс.), около 75% танков и штурмовых орудий (48 тыс. из 64 тыс.) противника.

То, что решающую роль в разгроме фашистского блока сыграл именно Советский Союз, его вооруженные силы, признавали в свое время как неоспоримую истину политические и военные деятели многих стран мира. Так, 27 октября 1944 г. премьер-министр Великобритании У. Черчилль в послании к И.В. Сталину писал: «…именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины». Президент США Ф. Рузвельт: «Красная армия и русский народ, несомненно, заставили вооруженные силы Германии идти по пути к окончательному поражению».

Такие объективные оценки сегодня на Западе не в чести. Перелистаем европейскую прессу последних месяцев и лишний раз убедимся, как далеко отстоят от оценок западных лидеров времен войны нынешние представления их сограждан.

«Русские пришли, как спасители, но не были таковыми», неважно, была ли это Восточная Германия, Венгрия или Польша – такова основная мысль американки Энн Эпплбаум «Железный занавес». Одна сцена грабежей, изнасилований, подавления любой общественной инициативы, «разумеется», со стороны бойцов Красной армии и функционеров советских спецслужб сменяет другую. А как иначе? Ведь советский режим был «террористическим», а восточноевропейские страны, откуда Красная армия с огромными для себя потерями изгнала нацистов, на самом деле подверглись «оккупации».

Оккупации? Приведем лишь один пример: когда жители берлинского района Трептов узнали о планах перевода их района из советской в американскую зону оккупации, то обратились к бургомистру с требованием «возбудить ходатайство перед русским командованием оставить район за русскими». За что же это берлинцы так возлюбили «оккупантов», что готовы были предпочесть их американским освободителям?

Энн Эпплбаум возлагает на Москву ответственность и за то, что «во всех странах Восточной Европы проводились этнические чистки, в результате которых оттуда были изгнаны миллионы немцев, поляков, украинцев и венгров».

Упреки не по адресу, госпожа Эпплбаум. Пусть лучше в Варшаве поднимут архивы и расскажут, как польские власти, получив после Второй мировой войны германские земли, зверски согнали с них миллионы коренных жителей, мужчин - убивая, женщин – насилуя, детей – отнимая у родителей. По оценкам Союза изгнанных немцев, потери последних в ходе депортации из Польши составили около 3 млн. человек. Не случайно в 1963 г. канцлер ФРГ Вилли Брандт заявил о том, что следует считать предательством любую попытку забыть тот «крест изгнания», который суждено было нести немецкому народу.

Что, этим зверствам научил поляков советский «террористический режим»?

Об уровне компетентности некоторых западных авторов легко судить по деталям, абсурдность которых даже не имеет смысла опровергать. Бывший главный редактор Daily Telegraph англичанин Макс Хастингс, давая испанской газете АBC интервью по поводу выхода в свет своей книги «Тайная война. 1939-1945», ничтоже сумняшеся заявляет: «Если кто-то в СССР произносил хотя бы слово, которое могло не понравиться Сталину, его расстреливали на месте».

Объективности ради надо сказать, что далеко не все западные авторы готовы изменить исторической правде. Так, Уве Шмит, пишущий для Die Welt, считает, что именно наступление Красной армии в Маньчжурии «нанесло императорской армии смертельный удар», приблизив окончание всей Второй мировой войны.

Чешский политолог Оскар Крейчи не побоялся во всеуслышание заявить: частью победы СССР «было спасение малых центральноевропейских славянских народов. Победа немецких нацистов означала бы ликвидацию чешского, а затем и словацкого народа».

Однако даже сторонники исторической правды не в состоянии полностью преодолеть идеологическую установку на очернение СССР и его армии. В опубликованной в конце прошлого года на «Радио "Свобода"» беседе с французскими историками о сборнике очерков «Мифы Второй мировой войны» подвергается критике ряд мифов и стереотипов, укоренившихся в западном обществе за минувшие после окончания войны 70 лет:

- о слабости советской экономики (Оливье Вивьерка: «Советская экономика оказалась не менее продуктивной в производстве всего необходимого для войны, нежели экономика Германии. На Западе это у многих вызывает удивление, но тем не менее это правда»);

- о якобы вынужденном, превентивном характере нападения Германии на СССР (Жан Лопез: «Согласно этому ошибочному мнению, операция «Барбаросса» лишь на несколько дней опередила готовившуюся атаку Сталина. На мой взгляд, это самый вопиющий современный миф о Второй мировой войне. Масла в огонь, как известно, подлила книга Виктора Суворова-Резуна «Ледокол»… Возмутителен тот факт, что этот тезис, не базирующийся ни на одном историческом документе, подтасовывающий связанные с военной эпохой факты, нашел отклик даже в серьезных академических кругах»);

- о политике Москвы на оккупированной немецкой территории (Оливье Вивьерка: «…советская военная администрация Берлина, несмотря на все сложности, пыталась снабдить город всем необходимым для выживания… Это, конечно, противоречит привычному на Западе мнению о том, что в Красной армии были одни насильники»).

Однако французские историки будто сами пугаются высказанного им опасения, что их книга «Мифы Второй мировой войны» будет воспринята читателем «как зеркало официальной позиции Кремля». И тут же начинают отыгрывать назад, утверждая, что «версия Великой Отечественной войны, которую предлагает россиянам Путин, в огромной степени полна мифов». В пример они приводят якобы пропагандируемый в России тезис о том, что американская военная помощь сыграла второстепенную роль в развитии оборонного потенциала СССР. Еще одно их утверждение сводится к тому, что «Сталин, объективно говоря, помог Гитлеру развязать Вторую мировую войну». Наконец, «еще один момент, о котором в Москве предпочитают не говорить, – масштабы военных преступлений советской армии в Германии». Поскольку «в самой России сегодня хватает мифов о той эпохе, наша книга ни в коей мере не играет на руку тем, кто пытается переписать военную историю», спешат заверить западного читателя французские исследователи.

Даже на этих немногих примерах видно, что тенденциозный, а то и открыто враждебный взгляд на роль Советского Союза в разгроме германского нацизма укореняется в Европе всё больше. И этот взгляд на прошлое в свою очередь прямо влияет на политические отношения сегодня.

http://www.fondsk.ru/news/2016/05/07/za … 40079.html