Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ » Индия-Китай: Мировые гиганты 21 века: Соперничество и взаимодействие


Индия-Китай: Мировые гиганты 21 века: Соперничество и взаимодействие

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

СТРАНИЦА 1

лист 01.....................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 02....."Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая", Indian Defence News, Индия, 16.05.16

лист 03....."У Индии есть свои причины бойкотировать китайскую инициативу «Один пояс — один путь», Hindustan Times, Индия, 16.05.2017

лист 04....."Политологи прогнозируют раскол в отношениях между Индией и Россией", 10.01.2018

лист 05...."Свободная Пресса", 2 сентября 2018, "Танк раздора Т-90: Россия становится злейшим врагом Индии", Александр Ситников

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 2 Сен 2018 14:00:34)

0

2

Indian Defence News, Индия

Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая

16.05.2016
Анкита Датта (Ankita Dutta)

Двусторонние отношения Индии и Китая — это ключевой внешнеполитический вызов, который требует от индийского правительства пристального внимания и усилий. При том, что все, предлагаемое Китаем, сулит большие экономические возможности и одновременно является стратегическим вызовом, общение с ним потребует отказа от неповоротливости и двойственности, которые пока еще сдерживают политику Нью-Дели в отношении Китая. Неважно, с какой скоростью возрождается индийская экономика и замедляется китайская. Нью-Дели не следует надеяться на что, чтобы обогнать Китай в каком-либо обозримом будущем. Вместо этого Индии необходимо превратить свои недостатки в преимущества и инициировать такое экономическое партнерство, которое привлекало и обеспечивало бы приток китайских инвестиций. Ниже перечислен ряд проблем, которые порождают эту амбивалентность в отношениях между двумя странами.

Первый вызов для Индии — это постоянно увеличивающийся разрыв в экономическом развитии двух стран. В сфере экономики Индия не пользуется благосклонностью КНР, которая ограничила Индии доступ к своему внутреннему рынку. Торговый дефицит Индии с Китаем достиг огромной цифры — 37,8 миллиарда долларов. США в 2014 году даже на фоне роста двустороннего товарооборота, достигшего 70,59 миллиарда долларов США, со средним ежегодным приростом в 7,9%. Согласно ежегодным данным, опубликованным Таможенной службой Китая, сегодня общий торговый объем вырос на 5,02 миллиарда долларов США с 65,57 (2013 год) до 70,59 миллиарда долларов США за счет увеличения китайского экспорта в Индию. В 2015 году торговый дефицит Индии с КНР достиг огромных значений в 44,87 миллиарда долларов. США на фоне незначительного роста товарооборота: 71,64 против 70,59 миллиарда долларов США в 2014 году. Цель увеличения объемов взаимной торговли до 100 миллиардов долларов США, поставленная руководителями двух стран, не была достигнута. Общий товарооборот Индии и КНР в 2015 году составил 71,64 миллиарда долларов США.

Во-вторых, Индия испытывает военный дисбаланс на севере, где Китай покушается на ее территорию в ходе застарелого пограничного спора между странами. В отношении Индии Китай использует политику стратегической двойственности в подходах к урегулированию границы. Это выражается в наращивании военного и экономического присутствия с последующими притязаниями на данную территорию из-за неопределенности ее статуса. Об этом свидетельствует тот факт, что, несмотря на то, что с 2003 года прошло 19 раундов переговоров между специальными представителями, прогресс либо невеликий, либо его практически не достигнуто. Используя двусмысленную ситуацию на границе, Китай периодически нарушает Линию фактического контроля (ЛФК), чтобы на своей стороне возводить стратегические объекты.

Готовность Китая взаимодействовать с правительством Нарендры Моди, к примеру, не содержит обещания достичь прогресса в урегулировании пограничной проблемы. Китайский министр иностранных дел раз за разом отвергает индийские протесты по поводу практики выдачи жителям Аруначал-Прадеша особых, «прикрепляемых» виз, называя это «жестом доброй воли». Стратегия Китая предусматривает укрепление таких механизмов пограничного контроля, которые, по его мнению, ограничат провоцирующее патрулирование Индией, оставляя за собой свободу действий в районах, которые он считает безоговорочно своими. Китай декларирует, что его цель ̶ снизить до «минимального уровня» влияние разногласий в пограничном урегулировании на двусторонние отношения.

В-третьих, Индия сталкивается с жесткой конкуренцией Китая в своем морском пространстве. Китай получает доступ к портовым структурам в ключевых точках Индийского океана не только для реализации собственных экономических интересов, но и для усиления своего стратегического присутствия. В соответствии со стратегией «нить жемчуга» Китай фактически окружил Индию, установив свое передовое военно-морское присутствие в таких странах, как Шри-Ланка и Пакистан. По мере усиления мощи ВМФ Китая в Индийском океане будет возрастать уязвимость Индии, несмотря на ее очевидные преимущества в плане географического положения в регионе. Индия располагает весьма ограниченными дипломатическими возможностями, чтобы противостоять этим действиям со стороны Китая. Индия справедливо обеспокоена сообщениями о заходе китайской подлодки в порты Пакистана и Шри-Ланки, хотя правительство Китая и принижало значение этих заходов заявлением, что они были осуществлены только для пополнения запасов.

Еще одним вызовом для морской безопасности Индии является план Китая по созданию «Морского шелкового пути ХХI века» в рамках инициативы «Один пояс и один путь». Морской шелковый путь предусматривает заключение ряда соглашений, которые позволят по морю связать Китай с Европой. Концепция заключается в налаживании своего рода морской магистрали путем строительства объектов инфраструктуры, модернизации портового оборудования и создания экономических возможностей для стран, расположенных вдоль маршрута. Все это будет способствовать реализации стратегических интересов Китая по форматированию путей, по которым осуществляются его торговля и поставки природных ресурсов. Акватория Индийского и Тихого океанов, играющая жизненно важную роль в системе экономических и стратегических интересов Индии, равно как Китая и Японии, станет важнейшим компонентом этого пути.

В индийском стратегическом сообществе, похоже, нет единого мнения относительно того, стоит ли Индии присоединяться к данной инициативе. В то время как некоторые эксперты считают, что это приведет к установлению доминирующего присутствия Китая в регионе на постоянной основе, чему Индия должна противостоять, другие убеждены, что Индии следует воспользоваться создаваемой инфраструктурой, которая принесет выгоду региону в целом.

В-четвертых, растущая уверенность Китая в своих силах наиболее заметна в регионе Южной Азии, что представляет серьезный вызов для Индии и заставляет ее активнее думать о том, как опередить Китай и стать надежным партнером. Китай активно продвигает экономическую дипломатию в сочетании со стратегическим взаимодействием с соседями Индии. Китай усиливает взаимодействие с регионом и продвигает взаимосвязанность Азии главным образом в рамках идеи «Нового шелкового пути» под лозунгом «один пояс — один путь», а также мобилизует значительные ресурсы для таких инициатив, как создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, который может превзойти другие источники финансирования.

Ось Китай — Пакистан — это отдельная тема. Недавнее заявление Китая о выделении Пакистану 46 миллиардов долларов США на развитие и укрепление инфраструктуры свидетельствует об интенсификации давнего партнерства. Китай также ответствен за нанесение стратегического ущерба Индии путем передачи Пакистану ядерных и ракетных технологий. Китай также опередил Индию в качестве основного торгового партнера Бангладеш еще в 2005 году и с тех пор вытеснил с ее рынка целый ряд индийских товаров более дешевой китайской продукцией. Товарооборот Китая и Шри-Ланки до сих пор отстает от объемов индийско-ланкийской торговли, но разрыв сокращается. Шри-Ланка входит в число ключевых торговых партнеров Индии в Южной Азии, а Индия — ее крупнейший торговый партнер. Тем не менее, с 2005 года объем китайского экспорта вырос четырехкратно, почти до четырех миллиардов долларов США, приблизившись к показателям Индии. Китай и Шри-Ланка также ведут переговоры по соглашению о свободной торговле, которое будет способствовать дальнейшему росту товарооборота и упростит доступ ланкийских товаров на китайские рынки. Шри-Ланка также играет важную роль в китайском проекте «Морского шелкового пути».

Несмотря на весь ажиотаж вокруг отношений Индии и Китая, в их основе заложен стратегический диссонанс. Пространство для маневрирования в отношениях с Китаем у Индии непрерывно сокращается по мере того, как неумолимо увеличивается разрыв между экономическим и военным потенциалом двух стран. Индийско-китайские экономические отношения имеют серьезный перекос — объем китайского экспорта в 3,5 раза превышает импорт из Индии. Невзирая на растущее число провокаций на границе, индийские политики не знают, как с этим справляться. Враждебность Китая к Индии нацелена на то, чтобы сдерживать возвышение Индии, не дать ей выпутаться из комплекса вызовов ее безопасности в Южной Азии и помешать ей обрести статус глобальной державы.

Кроме Индии, в Азии не существует державы, обладающей потенциалом соперничать с Китаем в плане экономической и военной мощи. Амбиции Китая — стать самой могущественной державой в мире, опередив Соединенные Штаты. В этом состоит китайская мечта, ради которой Китай формулирует свою глобальную стратегию. Часть этой более широкой стратегии — не допустить возвышения Индии.

Оригинал публикации: India Doesn’t Know How To Counter ‘China’s Grand Strategy’
Опубликовано 12/05/2016 11:13
http://inosmi.ru/politic/20160516/236537200.html

0

3

Hindustan Times, Индия

У Индии есть свои причины бойкотировать китайскую инициативу «Один пояс — один путь»
Становится все труднее верить аргументам Пекина о том, что его намерение потратить несколько триллионов долларов по всему миру является великодушным подарком мировому сообществу.

16.05.2017

Редакционная статья

Индия стала единственной крупной страной, открыто бойкотировавшей форум «Один пояс — один путь». Она превратилась в самого решительного противника китайского инфраструктурного проекта, охватывающего целый континент. На первый взгляд, причины скептического отношения Нью-Дели к инициативе «Один пояс — один путь» неочевидны. Но все становится намного яснее, если смотреть на ситуацию через призму геополитики.

Отношение Индии к проекту «Один пояс — один путь» со временем менялось. Оно стало более негативным и враждебным, когда дали о себе знать замыслы Китая на субконтиненте и в районе Индийского океана. Для начала Индия заявила, что флагманский проект «Одного пояса — одного пути» под названием Китайско-Пакистанский экономический коридор пройдет через территорию, которую она считает своей. Но еще важнее оказалось нежелание Пекина ответить согласием на просьбы Нью-Дели провести консультации о целях, характере и финансировании инициативы «Один пояс — один путь». Когда Китай начал один за другим представлять свои инфраструктурные проекты, зазвучали сигналы тревоги. Строительство портов и автомобильных дорог силами и на средства КНР вогнало в долги очень многие страны, и прежде всего, Шри-Ланку. Эти государства страдают от грабительских процентных ставок, от коррупции в рядах политического руководства и от попыток влиять на их внешнюю политику, когда их правительства связаны по рукам и ногам.

Это присутствует далеко не во всех сегментах «Одного пояса — одного пути», но такие тенденции наиболее ярко проявляются в соседних с Индией регионах. Если взять в качестве примера пакистанский коридор, то из этого проекта можно вынести важный урок. Навесив на Пакистан бремя долговых обязательств, Пекин радостно заманил своего ближайшего союзника в западню. Схема сухопутных проектов «Одного пояса — одного пути» весьма показательна. Почти во всех случаях они соединяют зарубежные страны с Китаем, но очень редко связывают их друг с другом.

Становится все труднее верить аргументам Пекина о том, что его намерение потратить несколько триллионов долларов по всему миру является великодушным подарком мировому сообществу. Это не должно быть неожиданностью ни для кого, и это не самый убедительный аргумент против «Одного пояса — одного пути». Великие державы довольно часто действуют на благо всего мира, хотя и исходят из эгоистических побуждений. В любом случае, Индия никогда не говорила, что будет действовать в ущерб или станет блокировать китайские проекты в других странах по той простой причине, что она не подписалась под этой инициативой. Без ответа остается вопрос о том, почему Пекин столь упорно настаивает на том, чтобы Индия одобрила инициативу «Один пояс — один путь», особенно с учетом того, что КНР считает допустимым выступать против Нью-Дели почти на всех международных форумах, включая Группу ядерных поставщиков. Как минимум, необходим намного более прозрачный диалог с Нью-Дели, от которого Поднебесная пока отказывается. Пекинский форум должен стать назидательным уроком о том, какую геополитику Китай нашептывает другим.

http://inosmi.ru/politic/20170516/239366348.html
Оригинал публикации: India has its reasons to boycott China's Belt Road Initiative
Опубликовано 15/05/2017

0

4

Политологи прогнозируют раскол в отношениях между Индией и Россией
10.01.2018

В последние годы в российско-индийском партнерстве наблюдается восходящий тренд. Между российским президентом Владимиром Путиным и премьер-министром Индии Нарендрой Моди сложились теплые личные отношения, они регулярно встречаются, проводят телефонные переговоры и ищут пути дальнейшего развития двусторонней торговли. Хотя официальная интерпретация двусторонних отношений представляет их совершенно безоблачными, за кулисами происходят фундаментальные перемены.

Предыдущий год ознаменовал прорыв в двусторонних отношениях между Москвой и Нью-Дели. Им удалось добиться впечатляющего 22-процентного роста объема взаимной торговли и активизировать сотрудничество в целом ряде областей, от сельского хозяйства до энергетики и фармацевтического производства. Ранее крупнейшая российская нефтедобывающая компания «Роснефть» приобрела за 12,9 миллиардов долларов второй по величине нефтеперерабатывающий завод в Индии Essar Oil. Эта сделка стала одной из самых масштабных инвестиций в индийскую экономику. Индия была крупнейшей участницей Санкт-Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) в 2017 году, крупнейшего национального мероприятия в России, посвященного международному сотрудничеству, и даже создала там павильон под названием «Сделай в Индии», а Нарендра Моди сидел на пленарном заседании форума рядом с Путиным.

Обе страны стремятся укрепить связи в военной сфере. Кремль сохраняет свои конкурентные преимущества и остается крупнейшим поставщиком оружия на индийском рынке. Две страны подписали межправительственное соглашение о приобретении передовых российских систем противовоздушной обороны С-400 на сумму 4,5 миллиарда долларов. Москва и Нью-Дели также договорились об импорте легких многоцелевых вертолетов Ка-226Т фирмы «Камов» и четырех ракетных фрегатов проекта 11356 (класс «Адмирал Григорович»).

Растущая взаимная торговля и новые оборонные контракты в сочетании с личной дружбой между Путиным и Моди способствуют созданию впечатления, что между странами развиваются стратегические двусторонние связи. Однако, сдвиги в геополитической динамике, вызванные ростом влияния Китая, международными санкциями против Кремля и непрекращающейся экономической стагнацией России, указывают на неизбежность серьезных перемен в российско-индийских отношениях в ближайшие годы.

Кремль сыграл ключевую роль в содействии вступлению Индии в Шанхайскую организацию сотрудничества. Москва выступала за прием Индии в эту организацию, чтобы как-то уравновесить явное доминирование Китая. Аналогичным образом, усилия Москвы сыграли решающую роль в поддержании трехстороннего формата дискуссий Россия-Индия-Китай, в рамках которого страны согласовывают позиции и принимают на себя ответственность за судьбу евразийского континента. Кремль также воспринимает подобные встречи как жизненно важные шаги в продвижении собственной идеологической программы формирования многополярного мира и противостояния западному господству. Однако Индия придерживается гораздо более прагматичных взглядов.

Нью-Дели обладает большим потенциалом эффективного реагирования на структурные и геополитические сдвиги и исключительной способностью быстро учиться приспосабливаться к изменениям силовой динамики. Например, в 1971 году Индия подписала договор о дружбе и сотрудничестве с Советским Союзом, чтобы сбалансировать сближение между Китаем и Соединенными Штатами Америки. После окончания холодной войны Индия стремилась присоединиться к возглавленному Москвой евразийскому движению и согласилась вступить в институциональное сотрудничество с Китаем. Идея состояла в том, чтобы защитить собственные геополитические амбиции, а также противостоять исходящим от Вашингтона угрозам нейтрализовать ядерные планы Нью-Дели и возможному вмешательству США в региональный спор с Пакистаном из-за Джамму и Кашмира.

В настоящее время геополитические реалии в регионе в очередной раз меняются. Растущее влияние Китая и сохраняющиеся амбиции Индии означают, что раньше или позже две страны начнут все чаще сталкиваться между собой. Новая обстановка диктует необходимость пересмотра прежних форматов взаимодействия, а также диверсификации внешней политики. Учитывая слабость Москвы и ее растущую зависимость от Пекина, Индии придется найти другого сильного игрока, который поможет ей сохранить нынешние геополитические амбиции.

Пекин в настоящее время создает для Индии наибольшую геополитическую угрозу. Обе страны имеют спорную границу, что проявилось в недавнем противостоянии на плато Доклам, на которое претендуют как Китай, так и королевство Бутан. Китай и Индия также конкурируют за влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Индийском океане. Поскольку нынешний ВВП Китая в четыре раза больше, а расходы на оборону в три раза больше, чем в Индии, нарушенный паритет подталкивает Нью-Дели к поиску других путей нейтрализации растущего влияния своего могущественного соседа.

В последние десятилетия китайско-индийские отношения постепенно ухудшались, и в то же время американо-индийские отношения улучшались приблизительно в том же темпе. Белый дом поддерживает претензии Нью-Дели на постоянное место в Совете Безопасности Организации объединенных наций и на вступление страны в Группу ядерных поставщиков (ГЯП), против чего выступает Пекин. Соединенные Штаты также более заинтересованы в поддержке Индии в ее борьбе за региональное лидерство, поскольку Вашингтон стремится нейтрализовать китайские амбиции в Южной Азии и Индийском океане, а кроме того Америка может многое предложить Индии в сфере торговли и оборонных технологий. Последний фактор имеет особое значение в свете стремления Индии диверсифицировать свои военные поставки.

Американская поддержка Пакистана в прежние годы ставила под угрозу геополитические амбиции Индии и ее внешнюю политику. Поэтому, недавнее довольно неожиданное решение администрации Трампа о замораживании помощи Пакистану может привести к позитивным результатам для американо-индийских отношений. У Нью-Дели имеется длинный список обвинений Исламабада в поддержке международного терроризма, которые могут найти поддержку в Вашингтоне, учитывая собственную критику Америки в Адрес Пакистана за его неудовлетворительные усилия по борьбе с терроризмом.

Кремль все еще в состоянии помочь Нью-Дели с некоторыми передовыми технологиями и оказать Индии  дипломатическую поддержку, но Индия, в конечном итоге, будет продолжать свое движение в  направлении прозападной орбиты. Несмотря на увеличение объемов торговли, российский экспорт в Индию составляет всего лишь 2 процента от общего объема индийского импорта, и в экономическом смысле Москва мало что может предложить Нью-Дели, если иметь в виду долгосрочную перспективу. Растущая политическая и экономическая зависимость Кремля от Пекина в конечном итоге означает, что нынешний всплеск российско-индийских отношений неизбежно будет поставлен под угрозу в течение ближайших лет.

С точки зрения Индии, ожидаемый геополитический сдвиг приведет к необходимости существенной поддержки для проведения независимой внешней политики, которая была бы направлена на диверсификацию политических связей и в то же время удовлетворяла лозунгу «сделать Индию первой». Это подтверждается участием Индии в рабочем совещании так называемой «четверки» стран, наряду с Японией, Соединенными Штатами и Австралией, где обсуждалась необходимость противодействия растущему влиянию Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Как растущая держава, Индия нуждается в новых путях увеличения своего веса в международных отношениях. При этом маловероятно, что ее внешняя политика, исторически ориентированная на независимость, сделает исключение для Кремля.

http://mixednews.ru/archives/128072?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

5

Свободная Пресса

2 сентября 2018, 10:00


Танк раздора Т-90: Россия становится злейшим врагом Индии

Поставка военной техники Пакистану рассорит Москву и Нью-Дели

Александр Ситников


Индийский Центр изучения проблем мира и конфликтов BESA Университета внутренней политики (штат Раджастхан) предостерег Россию от «смертельных объятий» с Пакистаном. Данное учреждение считается кузницей высших чинов Индии и зачастую отражает истинную политику государства, которую по тем или иным причинам нежелательно озвучивать публично.

«Россия уже давно является стратегическим союзником Индии, поэтому в Нью-Дели обеспокоены развитием отношений Москвы с Исламабадом, — пишет BESA. —  Особенно её нервируют российско-пакистанские связи в оборонной сфере, так как большая часть военной техники Индии имеет российское происхождение».

Нью-Дели считает сближение Москвы и Исламабада ситуативным, но через BESA предупреждает: Москва, ставя сразу на двух оружейных клиентов, может оказаться у разбитого корыта.

Вот еще одна её цитата: «Пакистан предоставляет собой потенциальный рынок для российского оружия. Это огромный стимул для Москвы. Но объем российской военной техники, поставляемой в Пакистан, все еще очень мал, так как у Исламабада нет финансовых возможностей для крупных закупок у Москвы. Но учитывая навязчивую антииндийскую парадигму в стратегической культуре Пакистана, можно ожидать, что военный истеблишмент Исламабада будет заниматься экономическим авантюризмом. Пакистан уже выразил желание приобрести у России танки Т-90 „Владимир“ в рамках долгосрочной сделки».

Правда, однако, заключается в том, что Индия нынешнего премьер-министра Нарендра Моди сильно сблизилась с Америкой, причем, настолько, что за океаном заговорили о стратегическом союзе Нью-Дели и Вашингтона.

С другой стороны, и здесь во главу угла поставлены ситуативные, а не долгосрочные интересы двух стран. Оба государства делают все возможное и невозможное, чтобы разрушить региональную китайскую стратегию «Нити жемчуга». Но достаточно ловкая позиция КНР и её лидера Си Цзиньпина, а также антиглобализм Дональда Трампа сильно мешают этим планам.

Кроме того, партия власти «Бхаратия джаната парти» * возглавила когорту индийских «ястребов», которые мечтают о победоносной войне против Исламабада. А у того сейчас напряженные отношения с США, поскольку Штаты полностью перестали считаться с суверенитетом Пакистана, нанося бесцеремонные смертоносные удары БПЛА по его территории и убивая мирных жителей. Это, кстати, очень полезный урок тем, кто ищет дружбы с Вашингтоном, надеясь за его спиной решить свои проблемы с безопасностью. Условно говоря, американцы дадут доллар — возьмут десять. Пакистанцы сыты по горло такой «дружбой».

В годы холодной войны Запада против СССР отношения между Вашингтоном и Исламабадом были на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что пакистанские ВВС имели второй после ЦАХАЛ** парк истребителей F-16. Долгое время, именно эти самолеты охлаждали пыл индийских военных и политиков.

Однако сегодня пакистанцы вынуждены приобретать на запчасти подержанные F-16 в Турции, что де-факто лишает её армию реальной авиации. То, что Пакистан с инженерной помощью Китая начал производить свой собственный истребитель JF-17 Thunder 4-го поколения, ничего не меняет в раскладе сил. Речь идет о клоне F-16, которого впору называть «овечкой Долли»: летает мало, стреляет мимо, но падает часто. Кстати, ситуация с качеством самолета значительно улучшилась после покупки у России партии двигателей «Климов» РД-33.

А Индия, кстати, обзавелась большим флотом эффективных российских истребителей Су-30МКИ, что обеспечило ей гарантированное преимущество в воздухе над Пакистаном.

Случись сегодня война, разгром пакистанской армии был бы предрешен, несмотря на наличие атомного оружия. Иначе Исламабад никогда бы не обратил внимания на российские танки, системы ПВО и боевые самолеты. Пакистан критически нуждается в модернизации своих вооруженных сил, хотя, как верно отметил BESA, денег у страны крайне мало. Тем не менее, Исламабад дал понять, что вопрос с финансами для приобретения большой партии новейших российских танков Т-90 решен.

Количество бронемашин не называется, но их должно быть столько, чтобы сформировался паритет с индийской армией, на вооружении которой находится 4000 Т-72 и Т-90. Если это так, то сейчас прорабатываются детали сделки, которая может стать крупнейшей за последние десять лет.

По мнению пакистанских военных, купленные в США и КНР танки M1 Abrams и Type 90, а также украинский Т-80 УД, не соответствуют по своим возможностям российскому Т-90 и в случае сражения станут легкой добычей русской бронетехники. Исламабад (чтобы не злить Вашингтон) с удовольствием приобрел бы южнокорейский танк K2 «Черная Пантера», который называют конкурентом «Владимиру». Но машина из РК продается запредельно дорого.

Особенно восхищает пакистанцев, что танк Т-90, несмотря на эффективное вооружение и непревзойденную защиту и броню, не прожорлив с топливом и доступен в плане технического обслуживания. Тогда как у американцев сервис и запчасти стоят очень дорого.

Министр обороны Пакистана Хуррам Дастгир Хан заявил: «Мы заинтересованы в танках Т-90, и это будет не одноразовая покупка, а долгосрочное обязательство». По его словам, интерес к «Владимиру» пришел вскоре после того, как его страна приобрела партию боевых вертолетов Ми-35. Он лично восхищен этими машинами.

Кроме того, Хуррам Дастгир Хан обозначил и дальнейшие шаги по расширению оборонного сотрудничества с Москвой, в частности, министр заявил о планах по покупке истребителей Су-35 и систем ПВО С-300 и даже С-400.

Начавшееся сближение, естественно, вызывает раздражение Индии. BESA выступила с плохо скрытой угрозой о полном прекращении военного сотрудничества с Россией: «Если Москва считает, что Нью-Дели должен предпринять шаги по устранению противоречий и дисбалансов в их двусторонних связях, она не может избежать собственной ответственности за выход из тупика. Рисковать индийскими интересами, поощряя безрассудно амбициозный военный истеблишмент Пакистана — не лучший путь вперед».

В свою очередь, Москва аргументирует решение о расширения сотрудничества с Исламабадом, во-первых, вступлением Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества и, во-вторых, курсом Индии на снижение зависимости от российских вооружений, а также её шагами в сторону США. В конце концов, не без интриг Вашингтона Индия приостановила программу FGFA по совместной разработке специальной модели истребителя 5-го поколения Су-57, что стало тяжелым ударом для российских оборонных фирм.

* «Бхаратия джаната парти» — Индийская народная партия, или по идеологии — партия индуистского национализма, которая является одной из двух ведущих общенациональных партий Индии. Лидер партии — Нарендра Моди, нынешний премьер-министр.

** ЦАХАЛ — армия обороны Израиля.

http://svpressa.ru/war21/article/209623/

0


Вы здесь » Россия - Запад » ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ » Индия-Китай: Мировые гиганты 21 века: Соперничество и взаимодействие