Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ЕВРАЗИЯ » АТР-РОССИЯ:СТРАНЫ ЮВА, АТР: сотрудничество и взаимодействие...


АТР-РОССИЯ:СТРАНЫ ЮВА, АТР: сотрудничество и взаимодействие...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

СТРАНИЦА 1

лист 01......................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 02.....Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)

лист 03....."При работе с Индонезией разведка...", ВЗГЛЯД, 19.05.2016

лист 04.....ВЗГЛЯД, "Бруней изъявил желание закупить Sukhoi Superjet 100", 19 мая 2016

лист 05.....ВЗГЛЯД, "Страны АСЕАН нуждаются в России как в «третьей силе»", 19 мая 2016

лист 06.....Журнал Эксперт, Москва, 24.01.2018, "Россия открыла в Азии второй фронт".

лист 07...."VTV News (Вьетнам): Отношения России и Вьетнама глазами посла Нго Дык Маня", 12.10.2018, Ча Нгуен

лист 08...."Они называют нас "русские дурачки". Белоруска о жизни во Вьетнаме и адаптации в местном обществе, 14 ноября 2018

Отредактировано Konstantinys2 (Чт, 15 Ноя 2018 17:35:43)

0

2

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии.

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) (англ. Association of SouthEast Asian Nations) — политическая, экономическая и культурная региональная межправительственная организация стран, расположенных в Юго-Восточной Азии.

АСЕАН была образована 8 августа 1967 г. в Бангкоке вместе с подписанием «Декларации АСЕАН», более известной как «Бангкокская декларация». Договорное оформление АСЕАН произошло лишь в 1976 году в подписанных на острове Бали Договоре о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии и Декларации согласия АСЕАН.

Высшим органом АСЕАН является саммит лидеров (глав государств и правительств) стран-членов, который проходит дважды в год[1].

Саммит обычно длится 3 дня и сопровождается встречами с партнёрами организации по региону. В качестве руководящего и координирующего органа выступают проводимые несколько раз в год[1] совещания министров иностранных дел (СМИД), которые берут своё начало из периода, когда саммиты проходили раз в три года и СМИД проходили на год ранее, подготавливая будущую встречу.

Также ежегодно проходят совещания министров финансов и периодически министров экономики и сельского хозяйства, однако важнейшие их решения подлежат утверждению министрами иностранных дел. Повседневное руководство осуществляется постоянным комитетом в составе министра иностранных дел председательствующей страны и послов остальных стран-членов.

Постоянный Секретариат расположен в г. Джакарта и возглавляется Генеральным секретарём (на ноябрь 2008 г. — бывший министр иностранных дел Таиланда Сурин Питсуван, 9 января 2013 года бывший заместитель министра иностранных дел Вьетнама Ле Лыонг Минь стал новым генсекретарём данной организации, сменив на этом посту Сурина Питсувана,срок полномочий составляет 5 лет).

Также работа ведётся в 29 комитетах, 122 рабочих группах, что позволяет проводить ежегодно более 300 мероприятий в рамках АСЕАН.

Председательство

Председательство в организации осуществляется в порядке установленной очерёдности со сроком в один год в соответствии с алфавитным расположением стран на английском языке. Соответственно, в 2007 г. председательствует Сингапур, в 2008 г. — по порядку Таиланд, однако это требует подтверждения. На СМИД председательствует министр иностранных дел той страны, которая возглавляла организацию в прошлом году.

Страны-члены

Непосредственно образующими государствами являлись Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины. Позже присоединились Бруней-Даруссалам (7 января 1984 г., через 6 дней после обретения независимости), Вьетнам (28 июля 1995 г.), Лаос и Мьянма (23 июля 1997 г.), Камбоджа (30 апреля 1999 г.). В 2002 году заявку на получение статуса наблюдателя подал Восточный Тимор[2]. На данный момент статус наблюдателя имеют Папуа — Новая Гвинея и Восточный Тимор.

Население стран-членов АСЕАН составляет около 500 млн человек, общая площадь 4,5 млн км2, их совокупный ВВП достигает около 737 млрд долларов США.

История

АСЕАН предшествовала организация под названием Ассоциация государств Юго-Восточной Азии — ASA, альянс, состоящий из Филиппин, Малайзии и Таиланда, который был сформирован в 1961 году. Сам блок, однако, был создан 8 августа 1967 года, когда министры иностранных дел из пяти стран — Индонезии, Малайзии, Филиппин, Сингапура и Таиланда — встретились в здании таиландского департамента иностранных дел в Бангкоке и подписали Декларацию АСЕАН, более известную как Бангкокская декларация. Пять министров иностранных дел — Адам Малик из Индонезии, Нарцисо Рамос, из Филиппин, Абдул Разак из Малайзии, С. Раджаратнам из Сингапура и Танат Кхоман из Таиланда — считаются отцами-основателями организации.[3]

Среди мотивов создания АСЕАН были: желание правящей элиты её членов сосредоточиться на государственном строительстве, общий страх перед коммунизмом, недоверие к ведущим иностранным державам в 1960-х, и стремление к экономическому развитию.

8 января 1984 года Бруней-Даруссалам стал шестым членом блока, спустя всего неделю после обретения независимости 1 января.[4]

Дальнейшее расширение

28 июля 1995 года Вьетнам стал седьмым членом.[5] Лаос и Мьянма (Бирма) присоединились два года спустя, 23 июля 1997 года.[6] Камбоджа должна была стать членом организации в одно время с Лаосом и Бирмой, но присоединение было отложено в связи с внутриполитической борьбой в стране. Страна присоединились позднее, 30 апреля 1999 года, после достижения стабильности.[6][7]

В 1990-х годах блок переживал рост числа стран-участников и стремление членов к дальнейшей интеграции. В 1990 году Малайзия предложила создать Экономический совет Восточной Азии[8] состоящий из тогдашних членов АСЕАН, а также Китайской Народной Республики, Японии и Южной Кореи для противовеса растущему влиянию США в Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве (АТЭС) и в Азиатском регионе в целом.[9][10] Это предложение, однако, провалилось из-за сильного сопротивления со стороны Соединенных Штатов и Японии.[9][11] Несмотря на эту неудачу, государства-члены продолжали работать на дальнейшую интеграцию и в 1997 году было создано новое образование, получившее название АСЕАН плюс три.

В 1992 году было подписано Соглашение об общем эффективном преференциальном тарифе (CEPT) в виде графика поэтапного ввода льготных тарифов с целью увеличения «конкурентных преимуществ региона в качестве производственной базы мирового рынка». Этот закон должен стать каркасом для зоны свободной торговли АСЕАН. После восточно-азиатского финансового кризиса 1997 года давнее предложение Малайзии было воскрешено в Чиангмае, и стало известно как Чиангмайская инициатива, которая направлена на более тесную интеграцию между экономиками стран АСЕАН, а также АСЕАН плюс три страны (Китай, Япония и Южная Корея).[12]

Помимо улучшения экономики каждого государства-члена, блок также сосредоточен на вопросах мира и стабильности в регионе. 15 декабря 1995 года был подписан Юго-Восточноазиатский договор о зоне свободной от ядерного оружия, с целью превращения Юго-Восточной Азии в зону, свободную от ядерного оружия. Договор вступил в силу 28 марта 1997 года после того, как все, кроме одного из государств-членов, ратифицировали его. Он обрел полную юридическую силу 21 июня 2001 года после того, как его ратифицировали Филиппины, и фактически запретил ядерное вооружение в регионе[13].

Восточный Тимор и Папуа — Новая Гвинея[править | править вики-текст]
Восточный Тимор представил письмо-заявление, чтобы стать одиннадцатым членом АСЕАН на саммите в Джакарте в марте 2011 года. Индонезия оказала Восточному Тимору теплый прием.[14][15][16]

Папуа — Новой Гвинее был предоставлен статус наблюдателя в 1976 году и статус особого наблюдателя в 1981 году[17]. Папуа — Новая Гвинея является меланезийской страной. АСЕАН после саммита на Бали в 1976 году приступил к программе экономического сотрудничества. Эта программа столкнулась с проблемами в середине 1980-х годов и была возрождена только приблизительно в 1991 году в связи с таиландским предложением о создании региональной зоны свободной торговли.

Окружающая среда.

На рубеже XXI века произошел поворот к вопросам, включающим в себя региональный подход к окружающей среде. Организация приступила к обсуждению природоохранных соглашений. В их числе - подписание Соглашения АСЕАН о трансграничном дымовом загрязнении воздуха в 2002 году, которое было призвано контролировать дымовое загрязнение в Юго-Восточной Азии.[18]

К сожалению, оно было неудачным из-за произошедших в 2005 году малайзийского задымления и в 2006 году задымления в Юго-Восточной Азии. Другие экологические договоры, принятые организацией, включают «Себуанскую декларацию об энергетической безопасности Восточной Азии»,[19]

«Природоохранную сеть АСЕАН по защите дикой природы», созданную в 2005 году,[20] и «Азиатско-Тихоокеанское партнерство по экологически чистому развитию и климату», которые являются ответами на потенциальные последствия изменения климата. Изменение климата является для АСЕАН актуальным вопросом.

В декларации «Балийское согласие II» (Bali Concord II) от 2003 года, АСЕАН использовал понятие «демократического мира», что означает, что все страны-члены верят, что демократические процессы способствуют региональному миру и стабильности. Кроме того, и недемократические члены согласились, что это то, к чему все государства-члены должны стремиться.[21]

АСЕАН плюс три.

Лидеры всех стран, в частности, Махатхир Мохамад из Малайзии, чувствовали необходимость дальнейшей интеграции региона.

Начиная с 1997 года, блок начал создавать в своих рамках организации с целью достижения этой цели. АСЕАН плюс три был первой из них. Она была создана для улучшения существующих связей с Китайской Народной Республикой, Японией и Южной Кореей.

За этим последовал ещё больший по составу участников саммит стран Восточной Азии, на котором, кроме этих стран, были также Индия, Австралия и Новая Зеландия.

Эта новая группировка действовала в качестве предпосылки к запланированному Восточноазиатскому сообществу, которое предполагалось создать по образцу ныне прекратившего своё существование Европейского сообщества. С целью изучения возможных успехов и неудач этой политики, а также возможности разработки Устава АСЕАН, была создана «Группа видных деятелей АСЕАН».

В 2006 году АСЕАН был дан статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее Организации Объединённых Наций.[22] В ответ организация предоставила Организации Объединённых Наций статус «партнёра по диалогу»[23].

Свободная торговля

В 2007 году АСЕАН отметил 40-летие с момента своего создания и 30-летие установления дипломатических отношений с Соединенными Штатами.[24]

26 августа 2007 года АСЕАН заявил, что он планирует заключить все свои соглашения о свободной торговле с Китаем, Японией, Южной Кореей, Индией, Австралией и Новой Зеландией к 2013 году, в соответствии с намеченным к 2015 году созданием Экономического сообщества АСЕАН.[25][26]

В ноябре 2007 года государства АСЕАН подписали Устав АСЕАН, определяющий отношения между членами АСЕАН и придающий самой АСЕАН статус международного юридического лица.

В том же году 15 января 2007 года в Себу была подписана «Себуанская декларация о Восточноазиатской энергетической безопасности». Её подписали АСЕАН и другие члены EAS (Австралия, Китайская Народная Республика, Индия, Япония, Новая Зеландия, Южная Корея). Декларация поощряет обеспечение энергетической безопасности путём поисков альтернативных источников энергии традиционным видам топлива.

27 февраля 2009 года было подписано соглашение о свободной торговле между региональным блоком АСЕАН, состоящим из 10 стран и Новой Зеландии и её близким партнером Австралией, и, как предполагается, это соглашение позволит увеличить совокупный ВВП этих 12 стран более чем на 48 млрд долл. США в течение 2000—2020 гг.[27][28]

Члены АСЕАН вместе с шестью своими основными торговыми партнерами — Австралией, Китаем, Индией, Японией, Новой Зеландией и Южной Кореей — начали 26-28 февраля 2013 года первый раунд переговоров в Бали (Индонезия), о создании «Всеобъемлющего регионального экономического партнерства».[29]

Диалоговое партнёрство Россия-АСЕАН

С июля 1996 г. Россия является полномасштабным партнёром по диалогу с АСЕАН. За этот период сформирована нормативно-правовая база взаимодействия, которая включает: — Совместную декларацию о партнёрстве в деле мира и безопасности, а также процветания и развития в АТР (подписана 19 июня 2003 г. в Пномпене, Камбоджа);

— Совместную декларацию Россия-АСЕАН о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом (2 июля 2004 г., Джакарта, Индонезия);

— Совместную декларацию лидеров России и Ассоциации о развитом и всеобъёмлющем партнёрстве (13 декабря 2005 г., Куала-Лумпур, Малайзия);

— межправительственное Соглашение о сотрудничестве России и АСЕАН в области экономики и развития (10 декабря 2005 г., Куала-Лумпур; вступило в силу 11 августа 2006 г.).

— Комплексную программу действий по развитию сотрудничества России и АСЕАН на 2005—2015 гг. (13 декабря 2005 г., Куала-Лумпур).

29 ноября 2004 г. Россия присоединилась к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии 1976 г. (Балийский договор), что создало предпосылки для углубления российско-асеановского диалога и участия в других интеграционных группировках, ядром которых является АСЕАН.

13 декабря 2005 г. в Куала-Лумпуре состоялся первый саммит Россия-АСЕАН с участием Президента Российской Федерации В. В. Путина. Принято решение о регулярном проведении таких встреч (их периодичность пока не установлена).

Министр иностранных дел России ежегодно участвует в министерских совещаниях (конференциях) Ассоциации с диалоговыми партнёрами в форматах «АСЕАН+10» и «АСЕАН+1».

23 июля 2008 г. в Сингапуре состоялось очередное совещание министров иностранных дел Россия-АСЕАН, в ходе которого были обсуждены вопросы развития диалогового партнёрства. Министры одобрили «дорожную карту», включающую конкретные меры по активизации взаимодействия в приоритетных секторах. Министры высказались в пользу проведения в перспективе второго саммита Россия-АСЕАН.

В рамках партнёрства Россия-АСЕАН функционируют следующие механизмы взаимодействия:

— Совместный комитет сотрудничества (СКС) — 7-е заседание состоялось 9 октября 2008 г. в Санкт-Петербурге.

— Совместный планово-распорядительный комитет (СПРК) — 6-е заседание состоялось 9 октября 2008 г. в Санкт-Петербурге.

— Финансовый фонд диалогового партнёрства. Взнос Российской Федерации в 2007—2008 гг. составил в общей сложности 1 млн долл. США.

— Рабочая группа по торгово-экономическому сотрудничеству (РГТЭС) — учредительное заседание состоялось в сентябре 2002 г. в Москве.

— Рабочая группа по научно-технологическому сотрудничеству (РГНТС). 4-я встреча РГНТС прошла 10 июля 2007 г. в Москве.

— Московский комитет АСЕАН (МКА) в составе асеановских послов в России.

На регулярной основе проводятся:

— Совещания старших должностных лиц по политическим вопросам (на уровне заместителей министров иностранных дел) — как правило, раз в полтора года. 4-е совещание СДЛ состоялось в мае 2004 г. в Сингапуре; 5-я встреча — 4 февраля 2008 г. в Москве.

— Совещания старших должностных лиц по транснациональной преступности — в привязке к соответствующим асеановским мероприятиям. 4-е ССДЛ-ТНП состоялось в июне 2008 г. в Куала-Лумпуре.

19 июля 2006 г. в Сингапуре прошли первые консультации старших должностных лиц Россия-АСЕАН по экономическим вопросам (СЭДЛ).

Расширяется взаимодействие на профильных направлениях. 6-8 декабря 2005 г. в Чианграе (Таиланд) прошла первая российско-асеановская экспертная встреча по вопросам культуры. В настоящее время в процессе согласования находится проект межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области культуры.

В 2006 г. согласована и утверждена Концепция научно-технологического сотрудничества между Россией и странами Ассоциации.

28 января 2007 г. в Сингапуре проведены консультации по туризму. В ходе Туристского форума АСЕАН в Ханое в январе 2009 г. принято Положение о консультациях Россия-АСЕАН в сфере туризма.

Важной составляющей российско-асеановских отношений являются межпарламентские контакты. Делегации российских парламентариев регулярно участвуют в качестве наблюдателей в заседаниях Межпарламентской ассамблеи АСЕАН (АИПА).

Развиваются связи между представителями деловых кругов. В 1998 году в Куала-Лумпуре подписано соглашение о сотрудничестве между ТПП России и Конфедерацией ТПП АСЕАН, создан Деловой совет Россия-АСЕАН. Под его эгидой организовано два Деловых форума Россия-АСЕАН (в апреле 2000 г. и в декабре 2005 г.). В апреле 2008 г. в ТПП России состоялось очередное заседание российской части Делового совета Россия-АСЕАН.

Положительную роль в развитии диалогового партнёрства призвано сыграть созданное в России в марте 2006 г. общественное движение «Восточное измерение». В марте 2007 г. делегация движения провела в Маниле встречи с политической и деловой элитой Филиппин, в том числе с Президентом Г.Арройо. В сентябре 2007 г. состоялся Российско-малайзийский бизнес-форум в Куала-Лумпуре.

30 — 31 октября 2010 года президент России Дмитрий Медведев принял участие во втором саммите России и стран-членов АСЕАН в Ханое, Вьетнам.

При Московском государственном институте международных отношений (Университете) открыт Центр АСЕАН.

Центр АСЕАН призван содействовать более полному информированию общественности России и государств Юго-Восточной Азии о возможностях и перспективах развития российско-асеановского партнёрства, стать базой для налаживания контактов между деловыми и научными кругами сторон, придать импульс расширению гуманитарных связей нашей страны с Ассоциацией.

Директором Центра назначен известный российский специалист по Юго-Восточной Азии д.и.н. В. В. Сумский.

19 — 20 мая 2016 года 3-й Саммит Россия — АСЕАН прошёл в российском городе Сочи.

Цели АСЕАН

В соответствии с Бангкокской декларацией, целями организации являются:

-установление мира и стабильности в регионе через приверженность принципам Устава ООН

-ускорение экономического, социального и культурного развития её государств-членов на основе сотрудничества и взаимопомощи

-поддержание взаимовыгодного сотрудничества с общими и региональными международными организациями, имеющими сходные цели[30]

Основные документы

-Декларация АСЕАН (1967). Образующий документ, установивший цели организации (см. выше);

-Декларация о зоне мира, свободы и нейтралитета в Юго-Восточной Азии (1971) (Куала-Лумпурская декларация). В ней заявлялось, что нейтральность региона являет собой «желанную цель».

-Договор о дружбе и сотрудничестве (Treaty on amity and Cooperation, TAC) (1976). В этом договоре страны договорились о принципах взаимоотношений друг с другом, а именно: взаимное уважение независимости, суверенитета, равенства, территориальной целостности и национальной идентичности каждой нации, право на невмешательство во внутренние дела государства, отказ от методов принуждения в международных отношениях, разрешения конфликтов мирным путём и пр. Договор принят в связи с уменьшением напряжённости в регионе после окончания Второй индокитайской войны.

-Манильская декларация, с которой выступили страны АСЕАН в 1992 году, призывала все стороны, вовлечённые в территориальные споры о принадлежности Парасельских островов и островов Спратли, ограничиться мирными средствами в урегулировании спорных вопросов.

-Договор о создании в Юго-Восточной Азии зоны, свободной от ядерного оружия (Бангкокский договор) (1995). Этот договор является логичным продолжением Куала-Лумпурской декларации.

Декларация о совместных действиях по противодействию терроризму принята в Брунее в ноябре 2001 года. В документе выражается решимость активизировать совместные и индивидуальные усилия стран АСЕАН по предотвращению, противодействию и пресечению деятельности террористических групп в регионе.
Устав АСЕАН. Подписан на саммите АСЕАН в Сингапуре в 2007 г., в настоящее время[уточнить] находится на стадии ратификации странами-членами.

АРФ

Асеановский региональный форум был создан в 1994 г. в рамках превентивной дипломатии.
Встречи проводятся ежегодно в одной из столиц стран - членов АСЕАН.

Согласно бюллетеню председателя на первом АРФ, целями АРФ являются:

1) стимулирование конструктивных диалога и консультаций по вопросам политики и безопасности;
2) создание весомого вклада в усилия, направленные на создание доверительных отношений и превентивной дипломатии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В рамках этого форума существуют две «дорожки»:

-по первой диалог ведётся на официальном межправительственном уровне;
-по второй — между НПО и академическими кругами.

Помимо АСЕАН в последнем форуме участвовали: Австралия, Бангладеш, Восточный Тимор, ЕС, Индия, Канада, КНДР, КНР, Монголия, Новая Зеландия, Папуа — Новая Гвинея, Пакистан, Республика Корея, Россия, США.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ассоциация_государств_Юго-Восточной_Азии

0

3

ВЗГЛЯД

При работе с Индонезией разведка должна учесть уроки соперничества с ЦРУ
 
19 мая 2016, 22:10

Текст: Евгений Крутиков

Соглашение об обмене разведданными между Россией и Индонезией имеет гораздо большее значение, чем кажется на первый взгляд. Джакарта для Москвы – перспективный партнер и в энергетической сфере, и в области торговли оружием. И стороны, судя по всему, учли прошлый опыт, когда сотрудничество СССР и Индонезии оказалось под прицелом ЦРУ.

Москва и Джакарта договорились об обмене разведданными и наращивании контактов между силовыми ведомствами, заявил в среду президент Индонезии Джоко Видодо. «Нас интересует налаживание и дальнейшее развитие сотрудничества в области преодоления вызовов и угроз, в первую очередь в сфере противодействия терроризму», – сказал он по окончании переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным. Какие именно данные индонезийской разведки могли бы заинтересовать Россию, тем более на двусторонней основе, – вопрос дискуссионный.

«Считается, что решающим фактором при аннексии Ириан-Джая стало присутствие вокруг Папуа – Новой Гвинеи с ее многочисленными мелкими островами десятков советских подводных лодок»

Первое, что очевидно, понятно и о чем сказал сам индонезийский президент, – это сотрудничество в вопросе борьбы с терроризмом. Индонезия – самое большое по численности населения мусульманское государство мира и постоянный объект атак террористов. Особенно часто террору подвергаются курортные зоны, а также места компактного проживания немусульманского населения. Его немного (около 2%), и наибольшая его плотность приходится как раз на курортный остров Бали, а также на провинцию Ачех – вечный источник сепаратизма.

Пока индонезийская контрразведка приучена работать постфактум, и после резонансных террористических актов, при которых на курортах гибнут иностранцы, командовать в расследовании пытается Австралийская служба безопасности и разведки (АСБР). Австралийцы негласно взялись курировать регион Южных морей, кроме того, в официальных документах Канберры, посвященных обороне и безопасности, записано, что «угроза для Австралии исходит извне», потому АСБР официально заключила договоры о сотрудничестве с 347 спецслужбами в 131 стране. Это абсолютный мировой рекорд, который никому уже не побить, поскольку Австралия – единственная страна в мире, знающая о существовании спецслужб Южного Самоа, Тувалу, Соломоновых островов, Фиджи, Восточного Тимора, Папуа – Новой Гвинеи, не говоря уже о Федеративных Штатах Микронезии. Канберра уникальна в своем желании заключить с ними договоры об обмене разведданными.

В то же время в Индонезии имеется тенденция на диверсификацию военных и разведывательных связей с постепенным отходом от западного стандарта и от приоритета работы с ЦРУ и его сателлитами. Это производная от официального политического курса на нейтралитет Индонезии, который отдаленно напоминает «движение неприсоединения», а в нынешнюю эпоху технологического доминирования предполагает чередовать закупки западного и российского оружия. Причем китайское оружие на этом рынке пока что не игрок, поскольку Индонезия располагает достаточным количеством ресурсов, чтобы покупать российские истребители, а не их испорченные китайские аналоги.

В контексте борьбы с терроризмом для России индонезийская разведывательная информация интересна, как и всякая другая, поскольку избытка информации в этом деле не бывает. Ее качество, надежность и полезность в каждом конкретном случае оценят эксперты, сопоставив в том числе с другими источниками. В любом случае такой обмен для нас полезен. А Индонезия, как это ни странно, первое государство региона, которое пошло на подписание такого соглашения. Даже с Вьетнамом такого рода официальных договоров нет, не говоря уже о Тувалу и Науру, с которыми мы тоже работаем на индивидуальном уровне, что показало признание этими государствами независимости Южной Осетии и Абхазии.

Разговоры о соглашении с Индонезией начались еще в феврале, и не столько в рамках подготовки к саммиту «Россия – АСЕАН» в Сочи и запланированной встречи президентов Путина и Видодо, сколько в контексте обсуждения контракта на поставку Джакарте истребителей Су-35. Это принципиально важное уточнение, так как у Москвы есть печальный советский опыт сотрудничества с Индонезией в военной и разведывательной сфере. Это, конечно, было давно, и Индонезия тогда была совсем другой, но все-таки это показательная история с точки зрения методологии разведывательной деятельности против главного противника на территории третьих стран.

В 60-е Индонезия, руководимая президентом Сукарно, формально склонявшимся к псевдосоциалистическому экономическому курсу, развернула территориальную экспансию против мира вокруг нее. В относительно небольшой промежуток времени она «откусила» западную часть острова Новая Гвинея (Ириан-Джая) и перешла к открытому столкновению с формирующимся государством Малайзия, стремясь оторвать от бывшей британской колонии большую часть ее островной территории. Официально эта кампания Сукарно называлась «Сокрушение Малайзии», а когда полупартизанская (теперь есть новое слово – «гибридная») война с посильным участием Северного Вьетнама и КНДР не принесла весомых результатов и Малайзия в ее нынешних границах была принята в ООН, Индонезия из ООН вышла.

Вся эта, с позволения сказать, внешняя политика основывалась на гигантской военной поддержке Советского Союза, традиционно купившегося на «социалистические идеи» Сукарно. Джакарта тогда получила от СССР вооружения на несколько миллиардов долларов, что и позволило ей нападать на весь мир вокруг себя. Считается, что решающим фактором при аннексии Ириан-Джая стало присутствие вокруг Папуа – Новой Гвинеи с ее многочисленными мелкими островами десятков советских подводных лодок (и формально переданных Индонезии, и с советскими экипажами на борту, а чаще всего – и то и другое одновременно), благодаря чему и голландские, и британские корабли не могли выйти в море. Таким же образом, но уже при президенте Сухарто, у Португалии был отобран Восточный Тимор, независимость которого была восстановлена относительно недавно.

Этой ситуацией и воспользовалось ЦРУ. Американцы развернули на территории Индонезии масштабную операцию «Хабринк», заключавшуюся в сборе информации обо всех видах вооружений, которые СССР передавал Джакарте. Контрразведка Индонезии в тот период находилась в зачаточном состоянии. Она состояла в основном из бывших офицеров голландской оккупационной армии местного происхождения, которые были увлечены кровавой борьбой с «противниками режима» и мусульманскими активистами. Американцы попросту подкупали местных, которые передавали им документацию на советское оружие, порой – вместе с образцами.

«Американцы развернули на территории Индонезии масштабную операцию «Хабринк», заключавшуюся в сборе информации обо всех видах вооружений, которые СССР передавал Джакарте»

В середине 70-х годов детали операции «Хабринк» вскрыл Джеффри Барнетт – бывший оперативник ЦРУ, который во времена Сукарно работал в посольстве США в Индонезии в консульстве в Сурабае, причем в его функции входила вербовка советских граждан. Уволившись из ЦРУ, Барнетт прижился в Индонезии, открыл креветочную плантацию, однако прогорел и передал данные об операции «Хабринк» КГБ в обмен на покрытие долгов в 100 тысяч долларов. В 1979 году его выдал США перебежчик КГБ Пигузов, завербованный в той же Индонезии. Барнетта осудили на 18 лет тюрьмы, но в 1990 году выпустили на поруки. А Пигузов, в свою очередь, был раскрыт Олдричем Эймсом и расстрелян в 1986 году.

Такие истории в профессиональном сообществе запоминаются навсегда. И сейчас Москве хотелось бы обезопасить себя от подобного. В тех образцах оружия, которые будут поступать в Индонезию, достаточно того, что может заинтересовать ЦРУ. Увлекательны и многие детали, которые всегда сопровождают масштабные контракты на поставку оружия: схемы финансирования, посредники, места встреч, маркировки поставок – вплоть до регистров транспортных судов. И российской стороне хотелось бы, чтобы разведка Индонезии хотя бы информировала ее о возможных попытках проникновения или вербовочных подходов ко всему и ко всем, кто так или иначе вовлечен в российско-индонезийское военно-техническое сотрудничество.

Кстати, соглашения о взаимодействии разведслужб далеко не всегда сопутствуют договорам о военных поставках, так что налицо дополнительный плюс к общей позиции Индонезии на нейтралитет. В Южной Америке, например, отсутствие такого взаимодействия в какой-то момент привело к ослаблению российских военно-технических связей с нейтральными государствами. ЦРУ быстро пришло в себя после первого шока, когда выяснилось, что чуть ли не 70% южноамериканского рынка оружия вдруг перешло к главному противнику, и принялось за планомерный срыв контрактов. Причем этой борьбе сопутствовали несколько странных смертей среди российского дипломатического персонала и посредников.

Торговля оружием не терпит пустоты, но любит тишину, к которой уроженцы Латинской Америки (как и арабы) не привычны. А вот в Индонезии вполне возможно сохранить требуемый режим конфиденциальности. Если, конечно, постараются обе стороны. Очевидная проблема здесь – неурядицы в индонезийских разведслужбах, назначения на ключевые должности в которых проводятся в основном по принципу личной преданности и фаворитизма. Кроме того, они используются в основном для решения внутренних проблем, а не для обеспечения режима секретности и контрразведывательной деятельности в прямом ее понимании.

Стоит добавить, что в российско-индонезийском соглашении есть ряд дополнительных моментов, которые теперь свойственны всем разведкам мира. В первую очередь речь идет об экономических аспектах разведки и обеспечении корпоративной защиты информации. С Индонезией заключены многомиллиардные гражданские контракты, к примеру, в нефтегазовой сфере и железнодорожном транспорте, а их сопровождение также требует обеспечения такого уровня секретности, которого силами служб безопасности Газпрома и Роснефти не достичь. Отдельная статья – обеспечение безопасности судоходства и рыбной ловли, поскольку воды Индонезии (особенно Малаккский пролив) – такой же проблемный с точки зрения пиратства регион, как и берега Йемена и Сомали.

Таким образом, соглашение об обмене разведданными между РФ и Индонезией – событие перспективное. Но важно и то, чтобы данный проект не превратился в сугубо бюрократическую систему, как это часто бывало. Увеличение численности штата посольств и консульств, как и формальное создание консультационных центров и комиссий – не самоцель. А вот налаживание рутинной, ежедневной работы, в которой между сотрудниками российского разведывательного сообщества и индонезийцами был бы достигнут нужный уровень взаимопонимания, весьма актуальная задача. В работе с такими сложными для понимания странами (с их своеобразной историей, национальным и религиозным составом, тяжелой внутриполитической ситуацией) требуются специалисты и такт. Индонезийцам проще: Россия в этом плане куда более понятна.

http://vz.ru/politics/2016/5/19/811562.html

0

4

ВЗГЛЯД

Бруней изъявил желание закупить Sukhoi Superjet 100
19 мая 2016, 18:17

Бруней выразил готовность закупить у России самолеты Sukhoi Superjet 100, сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков по итогам переговоров Владимира Путина с султаном Брунея.

«Обсуждались разные измерения двусторонних отношений, диалог на уровне парламентариев, была констатирована возможность сотрудничества в добыче и переработке углеводородов. Наш российский «Лукойл» впервые закупит нефть в Брунее, то есть сотрудничество в энергетической отрасли вполне вероятно. «Газпром» тоже проявляет интерес», - также сказал Песков.
Кроме того, султан Брунея Хассанал Болкиах пригласил российского президента Владимира Путина посетить султанат.

«Султан Брунея пригласил Путина в Бруней. Празднуется 25 лет установления дипломатических отношений», — сказал Песков.

Делегация Брунея участвует в саммите Россия - АСЕАН в Сочи, проходящем в эти дни в Сочи.

Самолеты Sukhoi Superjet-100 пользуются спросом за рубежом. Так, сейчас Москва и Каир обсуждают возможность поставки египетской авиакомпании Egypt Air до 40 самолетов SSJ-100. Другая египетская компания, Air Leisure получит согласно заключенному контракту от четырех до 10 лайнеров SSJ-100 до конца 2016 года. Поставки самолета могут начаться в Иран, Индию, Ирландию, Данию.  Сделано предложение о поставках SSJ-100 в Ирак.

По данным «Гражданских самолетов Сухого», эксплуатируется 64 SSJ-100. Крупнейшими эксплуатантами самолета являются «Аэрофлот» (26 лайнеров), мексиканская авиакомпания Interjet (21 лайнер), «Газпромавиа» (10 самолетов в версии увеличенной дальности полета).

SSJ-100 – российский ближнемагистральный пассажирский лайнер. Первый полет совершил в мае 2008 года, запущен в коммерческую эксплуатацию в 2011 году. Крупнейшим эксплуатантом этих самолетов является «Аэрофлот».

http://vz.ru/news/2016/5/19/811541.html

0

5

ВЗГЛЯД

Страны АСЕАН нуждаются в России как в «третьей силе» 
19 мая 2016, 08:02

Текст: Петр Акопов

В четверг в Сочи начинается главная международная встреча в верхах этого года, проходящая в нашей стране: откроется двухдневный саммит Россия – АСЕАН. Владимир Путин принимает руководителей десяти стран Юго-Восточной Азии, региона, который представляет для нас большой экономический интерес. А сами страны АСЕАН видят в России важного геополитического партнера.

Сочинский саммит – не рядовое событие для внешней политики России. Никогда еще в нашей стране не проходили встречи в верхах с руководителями крупных региональных объединений.

«Стабильно растущие страны АТЭС сейчас интересуют всех – Китай, Японию, США, Индию, Евросоюз»

Единственное исключение – это саммиты Россия – Евросоюз, но все-таки Европа – это традиционный партнер и сосед, несмотря на то, что сейчас от таких встреч временно отказались сами европейцы. Есть, конечно, ШОС, но до недавнего времени это объединение все-таки было в основном «советско-китайским», большинство его участников принадлежало к постсоветскому пространству, и только теперь, с расширением за счет Индии и Пакистана, Шанхайская организация приобретает паназиатский характер.

Но кроме Китая и Индии в Азии есть еще несколько центров силы и единственное региональное объединение, приступившее к экономической интеграции. И именно за влияние на него в ближайшие десятилетия будет идти главная борьба между Китаем и Россией с одной стороны и США и Японией – с другой, потому что центр геополитических противоречий перемещается в Тихоокеанский регион, на восток Азии.

Речь идет об АСЕАН – Ассоциации стран Юго-Восточной Азии. Говоря языком карт, это та часть света, которая находится в треугольнике между Индией, Китаем и Австралией. 600 миллионов человек, совокупный ВВП делает АСЕАН седьмой экономикой мира, и все это десять стран, чьи лидеры сейчас приехали в Сочи. В феврале «десятку» принимал в Калифорнии Барак Обама (это был первый саммит в истории американо-асеановских отношений), а в сентябре пройдет очередная встреча Китай – АСЕАН.

За 20-летнюю историю отношений России с АСЕАН это уже третья встреча на высшем уровне, но две предыдущие проходили в Юго-Восточной Азии. Первая – в Малайзии в 2005-м, а вторая – спустя пять лет во Вьетнаме. Путин участвовал в первом саммите, и из нынешних его гостей только трое были его собеседниками на малайзийской встрече. Это брунейский султан Хассанал Болкиах, камбоджийский премьер Хун Сен и глава сингапурского правительства Ли Сянь Лун.

Султан правит Брунеем скоро уже полвека – он возглавил самое маленькое и богатое государство АСЕАН как раз в год создания организации, в 1967-м. Впрочем, изначально АСЕАН создали пять стран – Малайзия, Индонезия, Сингапур, Таиланд и Филиппины – и до шестерки ассоциация разрослась лишь в 1984-м, когда Бруней присоединился к своим соседям.

В 90-е АСЕАН пополнили бывшие коммунистические страны – Вьетнам, Лаос, Камбоджа – и полусоциалистическая Мьянма. При этом во Вьетнаме и Лаосе коммунисты остались у власти, сохранив и контроль за экономикой, а в Камбодже, хотя и вернулась королевская династия, реальная власть осталась в руках Хун Сена, впервые возглавившего правительство тогда еще социалистической Кампучии в 1985-м.

Сингапурский премьер не может похвастаться 50-летним или 30-летним правлением, он у власти всего двенадцатый год, но у него еще все впереди. Отец Ли Сянь Луна – знаменитый Ли Куан Ю – руководил страной тридцать лет в должности премьера, а потом еще пару десятилетий в качестве «старшего министра».   

Семейственная передача власти традиционна в регионе – нынешний премьер Малайзии Наджиб Разак руководит кабинетом семь лет, но его отец и дядя возглавляли правительство в 70-е. В Индонезии президентом была дочь основателя страны генерала Сукарно, а на Филиппинах вообще есть несколько династий, сменяющих друг друга у власти. Так, до конца июня президентом страны будет Бенигно Акино III, чья мать была президентом, а отец не стал им только потому, что был застрелен. Впрочем, сменит Акино победивший на прошедших на днях выборах сверхоригинальный Родриго Дутерте, не представляющий никакую властную династию.

Филиппины станут единственной страной «десятки», которая не будет представлена в Сочи на высшем уровне. Еще в нескольких странах недавняя смена власти не помешала их новым руководителям приехать к Путину.

Ставший всего неделю назад премьер-министром Вьетнама генерал Нгуен Суан Фук прилетел даже с официальным визитом, ставшим его первой заграничной поездкой.

Для возглавившего Мьянму всего полтора месяца назад президента Тхин Чжо поездка в Россию – всего лишь второй выезд за границу.

Тхонглун Сисулит меньше месяца назад был назначен премьер-министром Лаоса, но и он прибыл в Сочи. У Сисулита два советских диплома о высшем образовании, а в октябре прошлого года он был награжден орденом Дружбы, который, скорее всего, ему и вручит в Сочи Владимир Путин, с ним они давно уже знакомы, ведь новый премьер десять лет возглавлял лаосский МИД.

Вообще, из всех гостей президент России не знаком только с новым президентом Мьянмы. С премьер-министром Таиланда генералом Праютом Чан-Оча, совершающим в эти дни официальный визит в нашу страну, Путин познакомился на саммите АТЭС в Пекине в ноябре 2014-го (генерал пришел к власти летом того года) – правда, переговоров тогда не проводилось.

Впрочем, у Праюта Чан-Оча установился хороший контакт с Дмитрием Медведевым – они несколько раз встречались на международных форумах, в том числе и в Таиланде. С индонезийским президентом Джоко Видодо, возглавившим свою страну полтора года назад, Путин за это время общался уже четыре раза, но это были разговоры на больших саммитах, и нынешний официальный визит даст первую возможность для обстоятельных переговоров.

Практически со всеми странами АСЕАН у России есть своя достаточно долгая история отношений – наиболее скромная она с Брунеем и Филиппинами. В советское время Филиппины были в зоне абсолютного американского влияния, и только в 1976 году Фердинанд Маркос решился приехать в Москву и установить дипломатические отношения. Мусульманский Бруней стал налаживать контакты лишь в 80-е, но маленькое и очень богатое королевство живет своей жизнью.

Самые глубокие отношения, конечно, с Вьетнамом – начиная с 50-х годов они прошли через все испытания, главное из которых, конечно же, оставление Россией всех геополитических позиций в 90-е годы.

Самые старые, сложные и при этом перспективные отношения – с Таиландом. Первый визит короля Сиама Рамы Пятого в Россию состоялся еще в конце 19 века, но в советские годы связи возобновились лишь в 60-е годы. Сближению мешала война во Вьетнаме – американцы жестко строили всех своих союзников, не рекомендуя им налаживать отношения с Москвой. Но тайцы все равно стремились к контактам, в том числе и на высшем уровне, а с 90-х годов началось освоение Таиланда русскими туристами. Сейчас генерал Чан-Оча говорит о желании закупать российское оружие (пока что были лишь небольшие закупки) и вообще всячески выступает за развитие отношений, говорит о своем уважении к «сильному человеку» Путину и называет Россию сверхдержавой.

Главным покупателем российского оружия в регионе является, конечно, Вьетнам, но растущий интерес к увеличению его закупок есть практически у всех, от Индонезии до Мьянмы. Тем более что в 50-60-е годы те же Мьянма и Индонезия были близкими друзьями СССР – со всеми вытекавшими отсюда оружейными последствиями.

Но не только оружие и туризм (в АСЕАН надеются в ближайшие годы довести количество наших туристов до 3 миллионов) сближают Юго-Восточную Азию с Россией. Есть немало совместных проектов в энергетике, строительстве инфраструктуры, есть большие планы по заметному увеличению экспорта продуктов сельского хозяйства в Россию и взаимным инвестициям (в том числе и в российское сельское хозяйство). Более того, Россия предлагает АСЕАН договориться о движении в сторону создания зоны экономического партнерства. Об этом говорил в декабре прошлого года в своем послании парламенту Владимир Путин:

«Предлагаю вместе с коллегами по Евразийскому экономическому союзу начать консультации с членами ШОС и АСЕАН, а также с государствами, которые присоединяются к ШОС, о формировании возможного экономического партнерства. Вместе наши государства составляют почти треть мировой экономики по паритету покупательной способности. Такое партнерство на первоначальном этапе могло бы сосредоточиться на вопросах защиты капиталовложений, оптимизации процедур движения товаров через границы, совместной выработки технических стандартов для продукции следующего технологического поколения, на взаимном открытии доступа на рынки услуг и капиталов. Естественно, это партнерство должно строиться на принципах равноправия и учета взаимных интересов.

Для России такое партнерство создаст принципиально новые возможности для наращивания поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион продовольствия, энергоресурсов, инжиниринговых, образовательных, медицинских и туристических услуг, позволит нам играть лидирующую роль в формировании новых технологических рынков, а также развернуть на Россию крупные глобальные торговые потоки».

Понятно, что нынешние 20 миллиардов долларов товарооборота не делают Россию главным экономическим партнером АСЕАН (с Китаем и США обороты на порядок больше), но это не значит, что мы не можем увеличивать там свое влияние. Причем как экономическое, так и геополитическое. 

Хотя стабильно растущие экономики стран АТЭС сейчас интересуют всех – Китай, Японию, США, Индию, Евросоюз – главная борьба за регион идет между Китаем и США. И это борьба экономическая по форме, но геополитическая по содержанию.

Юго-Восточная Азия – это зона естественной проекции китайского влияния, весь этот регион является главным объектом интересов Пекина. Китай не хочет никого захватывать – ему нужно, чтобы на юге от его границ были дружественные, экономически завязанные на него страны, не являющиеся союзниками США. Этого ни в коем случае не хотят допустить в Вашингтоне – Тихоокеанский регион объявлен главным приоритетом для США в 21 веке, сдерживание Китая, хотя еще официально не провозглашено, но по сути является главной задачей американцев в Юго-Восточной Азии.

За страны АСЕАН идет серьезнейшая борьба – США приглашают их в Тихоокеанское партнерство (куда вошли уже четыре страны АСЕАН – Вьетнам, Сингапур, Малайзия и Бруней), Китай продвигает «Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство», охватывающее все страны региона – от Японии до Индии (но не США). Понятно, что шансов сдержать экономическую экспансию Китая в регионе чисто экономическими средствами у США нет – время их военной, финансовой и идеологической гегемонии уходит, а для Китая это исторически «свой» регион.

Все страны АСЕАН веками испытывали огромное китайское влияние – культурное, экономическое, даже демографическое. Практически везде есть влиятельные китайские общины, а Сингапур и вовсе является «внешним» китайским государством. Уйти от этого китайского магнита им невозможно, но и потерять свою самостоятельность они не хотят. Игра на этом нежелании – единственный шанс для США проводить сдерживание Китая. По сути, Штаты хотят сдерживать Китай руками его южных соседей – вопрос только в том, нужно ли это им. В той же ситуации с территориальными спорами в Южно-Китайском море – где продвижение Китая вызывает тревогу у нескольких стран АСЕАН – видно, как американцы играют в защитника, всячески стремясь обострить отношения между соседями.

Россия в этой ситуации выступает в глазах стран АСЕАН не просто как партнер или союзник Китая, а как третья, не заинтересованная в циничном использовании их стран для своих интересов сила. И здесь геополитический вес Москвы и поставки российского оружия могут уравнять позиции России с китайскими и американскими – для тех стран региона, которые не хотят ни попасть в полную зависимость от Китая, ни стать марионетками в антикитайской игре США, Кремль выступает как уравновешивающий, а значит и очень нужный партнер.

Тем более что многие страны АСЕАН помнят, как начиная с 50-х годов, после того как они перестали быть европейскими колониями, Москва помогала становлению их независимости. Теперь перед ними стоит не менее сложная задача, и было бы странно, если бы они не смотрели в сторону возвращающейся в глобальную игру России.

http://vz.ru/politics/2016/5/19/811308.html

0

6

Журнал Эксперт

Москва, 24.01.2018

Россия открыла в Азии второй фронт

Сергей Мануков


Пользуясь опасениями слишком сильной зависимости от Китая и США, Москва пытается вернуть былой авторитет в Юго-Восточной Азии. И это ей, в целом, удается делать. Наряду с активностью в регионе Ближнего Востока можно назвать российскую политику на противоположной оконечности Евразии мирным «вторым фронтом»

Россия проводит активную внешнюю политику не только в Сирии, но и по многим другим направлениям. Одно из них – несколько позабытая в отношении политики за четверть с лишним века, миновавшие после распада СССР, Юго-Восточная Азия (ЮВА). Возвращение России в ЮВА, можно сказать, произошло. Остальные игроки после долгого перерыва вновь вынуждены считаться с Москвой. Российская дипломатия, пишет Asian Review (AR), ловко пользуется тревогами, существующими в ЮВА по поводу чересчур сильной зависимости от КНР и США, которые борются за влияние в регионе.

В качестве одного из примеров AR приводит Камбоджу, где в июле состоятся парламентские выборы и где правительство Хун Сена вынудило в ноябре прошлого года распуститься крупнейшую оппозиционную партию – Партию национального спасения Камбоджи (CNPR). Основанием послужило обвинение в адрес ее президента Кем Сохи в государственной измене. Запад, возмущенный действиями властей, отказался признавать результаты летних выборов и, по обыкновению, намерен вводить санкции против Пномпеня.

Естественно, Россия быстро заполнила образовавшуюся пустоту. Главным наблюдателем на предстоящих выборах, на которых вне всяких сомнений победит правящая партия, теперь будет Москва. За четыре дня до вынесения судебного решения о роспуске CNPR Хун Сен встречался в Маниле на саммите АСЕАН и ВАС с российским премьером Дмитрием Медведевым и, утверждает Asian Review, получил благословение Москвы. При поддержке России и, естественно, Китая Хун Сен может чувствовать себя уверенно и не бояться давления Запада.

«Если США намерены прекратить оказывать нам финансовую поддержку, пусть делают это!»- подчеркнул камбоджийский премьер, выступая в конце прошлого года в Пномпене.

В сентябре Phnom Penh Post процитировала главу МИД Прака Сокхона, сказавшего: «Мы заметили, что Запад слабеет». В этих словах в Камбодже и не только в ней увидели прозрачный намек на то, что королевство еще больше поворачивается в сторону Китая, а теперь еще и России.

Главные козыри России в Камбодже так же, как в других странах ЮВА, достались ей по наследству от Советского Союза. Пномпень хочет, чтобы Москва списала весь или хотя бы частично долг королевства перед СССР, составляющий 1,5 млрд долларов. Россия долго не соглашалась, но сейчас, похоже, смягчила позицию. В ноябре Дмитрий Медведев заявил о готовности начать переговоры по долгу и предложил создать для этого рабочую группу. AR полагает, что взамен Москва может попросить у Пномпеня разрешение заходить в камбоджийские порты российскому Тихоокеанскому флоту.

Примерно, по такой же схеме российские дипломаты действуют и в других странах ЮВА, пытаясь восстановить былой авторитет и потеснить Запад и, в первую очередь, США.

У СССР были очень прочные связи с такими коммунистическими странами, как Вьетнам, что позволяло ему пользоваться большим влиянием в регионе. Эти связи, конечно, существенно ослабли после развала Советского Союза, но Москва в последнее время начала очень энергично восстанавливать былое влияние и отношения со старыми союзниками. Все они считают себя демократами, но в отношении большинства у Вашингтона и Брюсселя существуют серьезные сомнения. Запад, например, указывает на то, что СМИ и неправительственные организации в регионе существуют везде, но во многих странах они находятся под жестким контролем государства.

Западное влияние ослабевает не только в Камбодже, но и в других странах ЮВА. Например, в Таиланде и Малайзии, где у власти находятся жесткие режимы (в Таиланде – военные) и где в этом году тоже должны пройти выборы. В Малайзии они намечены на август. В декабре 2017 года заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин ездил в Куала-Лумпур обсуждать сотрудничество между российским «Спутником» и малазийской телекоммуникационной компанией Bernama.

Россия привлекает регион как противовес не только Западу, но и Китаю. Пекин считает ЮВА зоной своего влияния, но страны региона боятся попасть в слишком сильную финансовую и экономическую зависимость от Поднебесной.

«Поддерживаем идею формирования Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли, — написал Владимир Путин в статье "XXV саммит АТЭС в Дананге: вместе к процветанию и гармоничному развитию". — Видим в этом практический интерес, возможность укрепить позиции на динамично растущих рынках АТР. Отмечу, что за прошедшие пять лет доля экономик АТЭС во внешней торговле России увеличилась с 23 до 31%, а в экспорте — с 17 до 24%. И останавливаться на достигнутом мы не собираемся».

Немалую роль в возвращении России в ЮВА играет торговля оружием. По данным SIPRI, шестерка ключевых стран региона: Индонезия, Малайзия, Филиппины, Таиланд, Вьетнам и Сингапур потратили в 2016 году на закупки оружия и военной техники около 37 млрд долларов, что на 30% больше, чем в 2010 году.

На авиасалоне МАКС в Москве в июле 2017 году Россия получила контракт на модернизацию ВВС Малайзии российскими самолетами. Куала-Лумпур купил в 1994 году МИГи и собирался заменить их французскими Rafale, но Москва обошла Париж, предложив не только более дешевую модернизацию, но и технологии.

Индонезия в прошлом году тоже подписала контракт на покупку Cу-35. Его стоимость оценивается в 1,5 млрд долларов.

Страны ЮВА в последнее время все чаще отдают предпочтение российской технике еще и потому, что контракты с Москвой имеют значительно меньше обязательств с их стороны. И опять же немалую роль играет желание создать контрбаланс Китаю.

Вашингтон активность России в ЮВА, конечно, беспокоит. Сейчас в Белом доме, пишет AR, собираются улучшить отношения с военным правительством Таиланда, хотя это и идет вразрез с защитой демократии и прав личности. Так, в октябре прошлого года первый рабочий визит в Вашингтон совершил Прают Чан-Оча, глава военного правительства Таиланда.

На Западе явно спохватились, что теряют ЮВА, но спохватились, считает AR, слишком поздно. Сейчас для восстановления былого авторитета и влияния им придется приложить огромные усилия. Регион все больше становится сферой влияния России и КНР. Что же касается соблюдения собственных национальных интересов, то в Москве и Пекине прекрасно понимают важность стратегического сотрудничества между РФ и КНР и поэтому сумеют достичь компромисса и в ЮВА.

http://expert.ru/2018/01/24/rossiya-otk … roj-front/

0

7

VTV News, Вьетнам

VTV News (Вьетнам): Отношения России и Вьетнама глазами посла Нго Дык Маня

12.10.2018
Ча Нгуен ( Trà Nguyễn)




Чрезвычайный и полномочный посол Вьетнама в Российской Федерации — Нго Дык Мань — дал интервью по случаю 30-й Дипломатической конференции.

Газета «Вьетнам Ньюз»: Как вы на настоящий момент оцениваете отношения Российской Федерации и Вьетнама?

Нго Дык Мань: За последние семьдесят лет, начиная с установления дипломатических отношений в 1950 году, установления стратегического партнерства в 2001 году и с началом в июле 2012 года всеобъемлющего стратегического партнерства, сотрудничество между двумя странами прошло через сложное испытание временем, став достоянием двух народов. Оно стремительно растет во всех направлениях и развивается во всех сферах.

С каждым днем уровень доверия в политических отношениях растет со стремительной прогрессией, благодаря программам обмена делегациями и постоянным двусторонними общением на всех уровнях, особенно на высшем, а также благодаря осуществлению консультаций и стратегическим диалогам. Мы развиваем отношения с РФ по всем каналам, во всех сферах, начиная с партийной и государственной дипломатии и заканчивая сотрудничеством на региональном уровне, народной дипломатией, уделяя особенное внимание созданию дружественной атмосферы между народами двух стран. Особенно хотелось бы отметить искреннее желание двух народов сплотиться и действовать сообща. Обе страны также сотрудничают и поддерживают друг друга на многосторонних форумах, таких как ООН, АТЭС, АСЕМ, АСЕАН — Россия.

Не так давно ныне покойный президент Вьетнама — Чан Дай Куанг — с официальным визитом в июне 2017 года посещал Россию, в свою очередь президент Путин посетил форум АТЭС, проходящий в Дананге, и присутствовал на встрече на высшем уровне в ноябре 2017 года, тем самым поспособствовав развитию партнерских стратегических отношений между двумя странами, сделав их более глубокими и результативными.

Торгово-экономическое сотрудничество и капиталовложение продолжают динамично развиваться. Партнерские проекты в нефтегазовой сфере успешно процветают в обеих странах, особенно совместное предприятие «Вьетсовпетро», созданное в 1981 году и работающее по сей день, по-прежнему является символом вьетнамско-российского сотрудничества. Это основой сектор добычи и эксплуатация нефти и газа во Вьетнаме. Расширение сотрудничества в области сборки и автомобилестроения обещает внести позитивные изменения в экономические отношения между Вьетнамом и Россией.

После того, как соглашение о свободной торговле между Вьетнамом и Евразийским экономическим союзом официально вступило в силу в октябре 2016 года, товарооборот двух стран вырос более чем на 30% в год (согласно данным за 2017 год товарооборот увеличился до рекордных 5,2 миллиарда долларов, что является самым высоким показателем с 1991 года. Согласно статистическим данным Вьетнама, за первые 6 месяцев 2018 года двусторонний товарооборот достиг 2,3 миллиарда долларов, что на 42% больше, чем в 2017 году, из которых экспорт Вьетнама в Россию достиг 1,24 миллиарда долларов, что составляет 24%, и импорт составил 1,06 миллиарда долларов, что является 59,5%).

Что касается инвестиций, помимо сотрудничества в области нефти и газа, то по состоянию на июнь 2018 года на территории Вьетнама находится 117 проектов РФ. Их общий уставной капитал составляет почти 1 миллиард долларов. У Вьетнама же, в свою очередь, на территории России расположено 22 инвестиционных проекта, общий капитал которых составляет около 3 миллиардов долларов. Компания «Тру Милк Груп» (True Milk Group) инвестировала более 2 миллиардов долларов в проекты по молочному животноводству и переработке молочной продукции в Москве и Калуге. Содействуя успешному сотрудничеству в области традиционной энергетики, обе стороны активно изучают и реализуют проекты по сотрудничеству в области возобновляемой энергетики, посевного материала и пестицидов для сельского хозяйства. Сотрудничество в производстве медицинского оборудования и лекарств, поиск лекарства от рака, изучение восточной медицины считаются перспективными направлениями.

Отношения в области национальной обороны и безопасности между Вьетнамом и Российской Федерацией вышли на новый этап развития, более глубокий и эффективный. Сотрудничество проявляется в подготовке кадров, поставках вооружения и оборудования. Россия является самым надежным и перспективным партнером в военном сотрудничестве. Фактически, Россия предоставила Вьетнаму разнообразные виды вооружения и в настоящий момент расширяет сотрудничество в области обслуживания вооружения; осуществляет передачу технологий, уделяет особенное внимание оказанию помощи в обучении, отправляет специалистов во Вьетнам для обучения наших сотрудников.

Примечательно, что в последнее время отношения между регионами развиваются и с каждым днем становятся все более продуктивными, огромное внимание уделяется сотрудничеству в сфере экономики, торговли, капиталовложений, культуры и образования.

Говоря об образовании, важно сказать, что за последние годы российское правительство предоставило почти 1000 стипендий вьетнамским студентам, обучающимся в российских университетах. Количество вьетнамских студентов, кстати, значительно возросло по сравнению со странами бывшего Советского Союза. Области туризма, культуры, программы обмена по-прежнему сильны. Обе стороны часто организуют дни культуры и культурные недели, выставки, семинары, на которых все желающие могут узнать новое о странах и народах.

Количество российских туристов во Вьетнаме по-прежнему доминирует по сравнению с Европой. В 2017 году более 600 тысяч российских туристов отправились во Вьетнам, а за первые шесть месяцев 2018 года цифра достигла 338 393 человек, что на 7,9% больше, чем за тот же период прошлого года. Напротив, десятки тысяч вьетнамцев за последние два года посетили Россию, особенно приток туристов увеличился во время недавнего Чемпионата мира. Многие вьетнамские фанаты отправились в Россию, чтобы посмотреть игру любимых команд.

— Вьетнамские ученые и востоковеды отметили, что торгово-экономические отношения и инвестирование между Вьетнамом и Россией не соизмеримы с хорошими политическими отношениями между двумя странами. Что вы думаете об этих замечаниях, учитывая, что в отношениях двух стран есть и так называемые слабые места. И я также задам следующий вопрос: какие вы видите меры по дальнейшему развитию отношений между двумя странами в ближайшем будущем, особенно в области экономики?

— Как посол Вьетнама в РФ, я очень беспокоюсь по поводу данной проблемы. Оглядываясь на конкретные цифры, особенно смотря на приверженность высших руководителей двух стран к достижению двустороннего товарооборота, к 2020 году он должен составить 10 миллиардов долларов, но до 2020 года осталось не так много времени. Необходимо, чтобы заинтересованные учреждения и предприятия двух стран, включая посольства, приложили все усилия для достижения поставленных целей.

На мой взгляд, обе стороны должны активно искать новые методы сотрудничества, которые в дальнейшем принесут огромную пользу обеим сторонам, и постараться развивать сотрудничество так, чтобы добиться максимальной эффективности. Во-первых, синхронное и плодотворное осуществление соглашений о сотрудничестве между двумя странами требует решительного содействия и срочности министерств, секторов и местностей. Во-вторых, необходимо повысить роль Межправительственной комиссии по функционированию, расширить и укрепить диалог и надзор министерств Национального собрания двух стран по отношению к подписанию соглашений. В-третьих, необходимо улучшить административные процессы и условия командировок на территорию двух стран. И особенно необходимо разработать новые методы для активизации торговли и эффективному осуществлению российских проектов во Вьетнаме; а также методы по укреплению программы обмена сотрудниками.

Таким образом, в 2019 году обе страны организуют перекрестный год — «Год Вьетнама в России» и «Год России во Вьетнаме». Нам необходимо разработать основные принципы, продумать план и активизировать проект при активном участии министерств, задействовав все отрасли и связанные с ними регионы. Больше внимания следует уделить пропаганде деятельности общественных организаций и сообществ, необходимо повысить уровень студенческого обмена, чтобы помочь молодежи наладить дружеские отношения между двумя народами, складывающиеся на протяжении семидесяти лет. Нам необходимо создать импульс для развития двусторонних отношений в ближайшее время.

— Вы можете рассказать подробнее о «проблемных местах», которые препятствуют развитию торгово-экономических отношений между двумя странами, а также о методах их преодоления?

— Я считаю, что нынешние «узкие места» состоят в том, что у нас нет эффективных механизмов для развития потенциала и сильных сторон каждой страны. Трудно экспортировать морепродукты и тропические фрукты в Россию, а у Вьетнама в этой области определенные преимущества. Чтобы проникнуть в торговую сеть России, необходимо преодолеть определенные барьеры, такие как санитарные нормы, а также получить доступ к сети супермаркетов. Во-вторых, существует нехватка информации между двумя странами, так что в торговых транзакциях у нас недостаточно доверия.

Поэтому, чтобы облегчить предприятиям двух стран сбор информации друг о друге, необходимо увеличить прямые транзакции и постепенно исключить промежуточные расходы, нам необходимо активизировать деятельность по торговому содействию, т.е. проводить семинары, конференции, выставки, активно подключать для этого СМИ; необходимо создать центр содействия торговле, импорту и экспорту. Открытие российского экспортного центра во Вьетнаме и осуществление эффективной деятельности поможет российским предприятиям изучить рынок экспорта российских товаров во Вьетнам, что поможет нам, вьетнамцам, в дальнейшем взять пример и учиться, оглядываясь на эту модель. С другой стороны, необходимо разработать эффективные механизмы для решения торговых споров в соответствии с международной практикой и законами двух стран.

Другая проблема, которая требует срочного решения, — это оплата. Как мне кажется, в нынешнем контексте с относительной стабильностью рубля и вьетнамского донга нам необходимо открыть каналы оплаты в национальной валюте двух стран. Центральные банки двух стран должны предоставлять такие гарантии. Что касается содействия местному сотрудничеству и туризму, обеим сторонам необходимо организовать больше чартерных рейсов в туристические места Вьетнама и России.

Наши регионы должны быть более активными в продвижении товаров, на которых они специализируются. Необходимо привлечение команды гидов, обладающих безупречными знаниями и пониманием русской культуры. Только после этого мы сможем представить российским туристам уникальные культурные особенности нашей страны. Кстати, особенно популярны среди русских такие курорты, как Фукуон, Биньтхуан, Нячанг и Куангнинь.

— В настоящее время вьетнамская молодежь склонна следить за культурой и подражать образу жизни Запада и Кореи… Но между тем, русская культура и русский язык укоренились в умах вашего поколения, ведь очень много кто жил, учился и работал в течение многих лет в России. Сейчас кажется, что старшее поколение не сильно заинтересовано в образовательном процессе молодежи. Это недостаток России и Вьетнама, ведь в двух странах нет пропаганды культур друг друга.

— Действительно, прошел пик культурного обмена, обмена кадрами и спортивными мероприятиями между двумя странами. Наше поколение видело много фильмов, выпущенных известными советскими киностудиями, такими как «Ленфильм» и «Мосфильм», наслаждалось прекрасной русской культурой, читало произведения классической литературы или же русской военной литературы. Переводчики со знанием русского языка очень ценились во Вьетнаме.
В частности, многие вьетнамцы направились в Советский Союз и стали хорошими специалистами, которые затем вернулись на службу на родину во Вьетнам. Мы наслаждаемся достижениями советского прошлого и в настоящее время. Хотя число студентов, отправляемых в Россию, составляет почти 1000 человек в год, оно выше советского периода (всего на 500-600 человек). Но надо заметить, что сейчас в кинотеатрах Вьетнама уже не показывают русские фильмы.

В России очень много различных жанров искусства, например балет, так обожаемый вьетнамцами, или же российский спорт, в котором очень много достижений на мировом уровне, но между двумя странами сейчас довольно низкий уровень культурных программ.

Поэтому, во-первых, должен быть разработан специальный план сотрудничества между странами в области культуры и спорта для расширения обмена в этих областях.

Во-вторых, необходимо взять на себя инициативу в организации культурных и спортивных обменов между двумя странами; показывать российские литературные и художественные произведения на сцене, в кинотеатрах и в средствах массовой информации; необходимо привлечь больше вьетнамской молодежи для учебы в России, чтобы понять суть российского образования. С другой стороны, необходимо создать сеть российских студентов, специальное сообщество во Вьетнаме, которое сфокусируется на привлечении молодежи двух стран.

— Как вы отреагировали на новость, что в следующем год будет перекрестным? По вашему мнению, что может сделать посольство для организации этого дружественного мероприятия в 2019 году?

— Перекрестный год, то есть «Год России во Вьетнаме» и «Год Вьетнама в России» — огромное событие, имеющие важное значение для укрепления сотрудничества между двумя странами. В его организации примут участие многие министерства, оно затронет многие отрасли и регионы. Это не только культурный обмен, но и обмен делегациями на высшем уровне, обмен опытом. Будут проведены мероприятия по содействию в торговле, туризме и капиталовложении.

Узнав о предстоящем событии, посольство успело проинформировать местные власти о ситуации в России, отношениях между двумя странами, дало несколько рекомендаций о том, как организовать наши действия в этом году. Я лично встретился с чрезвычайным полномочным представителем президента России по культуре, чтобы обсудить программу 2019 года. Я лично посетил такие места, как Башкирия, Татарстан, Санкт-Петербург; с рабочим визитом посетил Москву, Калугу, Иркутск, Санкт-Петербург, чтобы изучить возможность сотрудничества между регионами России и Вьетнама, чтобы способствовать созданию и развитию отношений между регионами двух стран, особенно это важно в рамках подписания договоров о сотрудничестве.

Мы договорились, что делегация из провинции Куанинь посетит Иркутск, и там будет подписан договор о сотрудничестве между двумя регионами. В Санкт-Петербурге по случаю 95 годовщины приезда Хо Ши Мина в Россию будет организована серия мероприятий с участием делегации из города Хошимина, возглавляемой секретарем городского комитета партии Нгуен Тхиен Няном.

Также важно сказать, что, посольство активно участвовало в разработке планов и программ по подключению населенных пунктов и составлению программы мероприятий в 2019 году для дальнейшего ее представления компетентным органам и утверждения.

— Вьетнамская диаспора в Российской Федерации не так велика и составляет всего 100 тысяч человек. Несмотря на то, что вьетнамцев не так много, их влияние довольно сильное, важно заметить, что они внесли позитивный вклад в развитие страны. Можете сказать несколько слов о защите прав вьетнамцев в России? Многие вьетнамцы довольно долго мечтают получить юридические права и стать полноценными гражданами Российской Федерации. Можете ли вы объяснить роль посольства в этой процедуре?

— Защита граждан, проведение общественной работы — это одна из главных задач посольства. Мы рады, что многие вьетнамцы живут и работают в России. Многие из них остаются в России и получают официальное гражданство, женятся, как на вьетнамцах, так и на русских. Скажем так, после этого рождается второе поколение вьетнамцев, оно здесь растет, воспитывается, учится и активно участвует в экономической и социальной жизни России. Естественно, необходимо сказать, что российское правительство создает благоприятные условия для того, чтобы наш народ комфортно жил и работал в территории России. Однако на практике все еще есть случаи нарушения дисциплины и даже закона.

Посольство регулярно получает всю необходимую информацию и оперативно предпринимает меры, чтобы устранить возникшие трудности и поддержать граждан Вьетнама и предоставить все необходимые документы для решения проблем с местными властями. Проблема заключается в основном в том, что многие вьетнамцы не знают русского языка, а также местных законов, благодаря которым они могут получить гражданство.

Некоторые из них по разным причинам нарушили российский закон о нахождении на территории страны, и в свою очередь посольство создало благоприятные условия для депортации. Согласно российскому законодательству (закон от 31 мая 2014 года) те, кто приехал в Россию и пробыл непрерывно на ее территории свыше 180 дней, для депортации должны приобрести визу типа ТР1, в чем и помогает посольство. Стараясь войти в экономическое положение большинства вьетнамцев, мы постараемся скоординировать действия, чтобы облегчить их выезд из России.

— Вопрос легализации документов безусловно важен, но более важным является преобразование деловой практики для адаптации к нынешней ситуации в России. По вашим словам на настоящий момент модель рынка устарела, как изменить и скоординировать бизнес наших соотечественников в России?

— Я думаю, что модель рынка останется такой же, главное, чтобы наши соотечественники вели бизнес и торговлю по закону, то есть соблюдая все законодательные акты РФ, в том числе оплачивая жилье, выплачивая налоги, предоставляя лицензию о происхождении товаров… Способ это делать «подпольно» неприемлем, и выставляет вьетнамскую диаспору в плохом свете.

В основном, существует много новых моделей и способов ведения бизнеса, таких как открытие ресторанов вьетнамской кухни, которые во многих городах России ассоциируются с фразой «вкусно и дешево», создание вьетнамских швейных фабрик в России сейчас на самом пике процветания, потому что вьетнамские рабочие умелые, трудолюбивые, и у россиян большой спрос на продукцию вьетнамского производства.

В настоящем, а также в будущем невозможно поддерживать «нелегальные швейные мастерские». Я думаю, что все больше и больше швейных фабрик будут действовать по закону в соответствии с местными требованиями, такими как заводская лицензия, трудоустройство, уплата налогов, соблюдение прав интеллектуальной собственности. Сейчас на рынок выходят вьетнамские производители. Все это помогает вьетнамцам жить и стабильно работать на протяжении многих лет.

— Вы довольно много лет уже живете в России, закончили бакалавриат и докторантуру МГУ им. М.В. Ломоносова. Вы также три раза были избраны как член Национального собрания и несколько раз приезжали в Россию по работе. В частности, на этот раз вы приехали в Россию в качестве чрезвычайного полномочного посла Вьетнама в России. Можете ли вы поделиться с нашими читателями самым глубоким впечатлением о России?

— Возвращение в Россию в качестве посла Вьетнама — огромная честь для меня, я как будто вернулся к старому другу. Я был связан с Россией с юношества, и теперь самое время внести свой вклад в отношения между двумя странами. В моем сердце полно воспоминаний о России, о учителях, о российских политиках.

Помимо рассказов о создании мира, красивых пейзажах, добродушных русских, с Россией у меня связано глубокое впечатление о культуре чтения. Русские могут читать повсюду и в любое время, в метро, в ​​автобусах, пока ждут свою вторую половинку в парке. Сейчас я замечаю, что культура чтения русского народа снижается. Сейчас россияне, особенно молодые люди, больше пользуются планшетами, смартфонами и Интернетом, в поисках новой информации. Размышляя на эту тему, я понимаю, что культура чтения повлияла и на образ жизни. Раньше после занятий, как российские, так и иностранные студенты спешили в читальные залы или библиотеки. Извините, но сейчас я такого ни разу еще не заметил.

У меня много прекрасных воспоминаний, связанных и с моими учителями. Мой научный руководитель, который курировал мою квалификационную работу, был мне близким другом, почти отцом. Он научил меня как читать, как нужно учиться, как рассуждать и размышлять над каждой проблемой. У меня много впечатлений и от государственных политиках. Мне довелось встретиться с Мельниковым — первый заместитель председателя ЦК Коммунистической партии Российской Федерации, первый заместитель председателя Государственной Думы ФС РФ, — и я подарил ему нашу совместную фотографию. Также я встретился с господином Шевченко, который на сегодняшний момент исполняет обязанности губернатора Иркутской области (в статье допущена ошибка, губернатор — С. Г. Левченко — прим. ред.). Это был первый политический деятель, с которым мне удалось познакомиться в мои первые годы жизни в Москве по работе. После рабочих переговоров, он пригласил меня в свой кабинет и показал мне свои фотографии, сделанные несколько лет назад, когда он был во Вьетнаме в провинции Бенче в 2014 году.

В частности, я глубоко впечатлен президентом Путиным, которому я имел честь представить свои верительные грамоты. Я стоял с ним совсем близко и заметил, какие яркие и умные у него глаза, а улыбка немного ироничная. Когда он узнал, что я вьетнамский посол, он очень обрадовался, как будто я был его старым другом. Он тут же стал вспоминать свои поездки во Вьетнам. Президент Путин говорит очень мало и только по делу.

— Спасибо, что уделили нам время! Желаем вам здоровья и дальнейших успехов в вашей работе.

https://inosmi.ru/politic/20181012/243453664.html
Оригинал публикации: Quan hệ Việt Nam – LB Nga dưới góc nhìn Đại sứ Ngô Đức Mạnh
Опубликовано 07/08/2018 16:47
173266

0

8

"Они называют нас "русские дурачки". Белоруска о жизни во Вьетнаме и адаптации в местном обществе


В семье Татьяны двое детей, кошка и собака. О том, как она поменяла страну и жизнь, Татьяна рассказала LADY.

14 ноября 2018, 14:00


Татьяна Писарчук уже 6 лет живет во Вьетнаме, где занимается бизнесом, или, как уточняет сама Татьяна, социальным предпринимательством, так как все ее проекты созданы для того, чтобы приносить пользу обществу. В семье Татьяны двое детей, кошка и собака. О том, как она поменяла страну и жизнь, Татьяна рассказала LADY.

https://hb.bizmrg.com/ex-press/images/content/x1024x1024/tanya3-643c8400cf8713ad82c229cc6a27bf2e88090972.jpg

— Мы переехал и во Вьетнам случайно: было хорошее предложение по работе, и после небольшого изучения страны мы его приняли. С тех пор многое поменялось, той работы уже нет, несколько бизнесов прогорело, несколько, наоборот, показали большой потенциал. Сейчас почти все мои стартапы связаны с онлайн-режимом, я целенаправленно занималась этим последний год, чтобы можно было жить где угодно. Два года назад мы хотели переехать в Гонконг, но там оказались сложные условия для открытия малого бизнеса, сейчас мы рассматриваем другие страны, с лучшей экологией, дружественной средой для развития новых стартапов и более низкими налогами. А пока наш дом в Ханое, и мы очень любим этот город.

Вьетнам мне понравился сразу, и очень нравится по сей день. Помню это ощущение: раздвигаются двери аэропорта, и тебя окутывает жаркий влажный воздух, будто ты погружаешься в теплую воду. Непривычно шумно, такое чувство, что все вокруг соревнуются, чтобы крикнуть погромче. Первое время у меня с лица не сходила улыбка в ответ на предложение подвезти, устроить, что-то продать, доставить — от улыбчивых и готовых помочь мне людей. Я с радостью принимала помощь.

Где-то через неделю я поняла, что меня обманывают на каждом шагу. Впоследствии я узнала, что этому явлению даже есть название «налог на иностранца». Налог на иностранца не имеет размера, это может быть + 5000 донгов к бутылке воды, а может быть и +500 000 донгов к паре обуви. Вьетнамцы не считают обман чем-то зазорным: наоборот, они очень радуются удачной сделке и гордятся своей предприимчивостью. Также я узнала, что они называют нас Nga Ngố, что можно перевести как «русские дурачки», наивные и негибкие.

Ежедневные сложности в коммуникации и ощущение, что меня обманывают на каждом шагу, сильно мотивировало меня быстрей разобраться с языком и изучить его хотя бы на бытовом уровне. Так как я знаю китайский, думала, мне будет это сделать несложно. Но (сюрприз!) оказалось, что, несмотря на 60% совпадений в обоих языках, вьетнамский намного сложнее в произношении. Через три месяца индивидуальных занятий с учителем я обнаружила, что говорю по-китайски вместо вьетнамского, а на вьетнамском вместо китайского. Голова моя чуть не взорвалась, и я решила оставить все как есть. С тех пор мой уровень языка не очень продвинулся, но зато очень сильно продвинулось понимание того, что вьетнамский язык мне не нужен. (Улыбается.)

Первое время мы жили в апартаментах в центре города. Из плюсов — в самом здании был спортзал, бассейн, теннисный корт, ресторан, супермаркет, 24/7 ресепшен, где можно было взять такси или попросить какой-либо другой помощи.

Из минусов — очень шумно, загазовано. Через месяц мы переехали в виллу в районе Западного Озера, там живет много иностранцев, красивые виды, хорошая инфраструктура.

Первое, что поразило в новом доме, это то, что к нему прилагалась живая женщина — помощница. Хозяйка нам ее представила при встрече: «Познакомьтесь, это Хыонг, она работала на семью, которая жила в этом доме до вас, а теперь будет работать на вас». Мы такие: «Эээ, а можно подумать?». И поймали два удивленных взгляда. Хыонг вообще удивилась, приняв это на свой счет.

Ну а потом началось: хотела я купить кресла у иностранца, который уезжал, а он говорит — пусть ваша помощница свяжется с моей помощницей. Мы говорим, что у нас нет помощницы… И ловим еще один удивленный взгляд. Короче, мы вскоре поняли, что помощники есть у всех, даже у вьетнамцев. Вопрос только, как много эти помощники делают. Хыонг у нас только убирает и утюжит белье два раза в неделю, иногда я прошу ее купить сезонных фруктов или букет цветов. У других людей помощницы еще готовят, смотрят детей, у некоторых две помощницы, у кого-то они живут в доме постоянно.

Нам с Хыонг очень повезло, она здорово выполняет свою работу. И еще она ответственная, что большая редкость. Бывают и косяки: следуя своей особенной логике, она может вылить коньяк, но оставить киснуть на плите суп. Однажды она выбросила капусту, которую я квасила. Не успела ее предупредить, что мы это едим. А еще она складывает трусы по цветам.

Мы платим Хыонг в месяц 3 миллиона донгов (130 $), что считается очень неплохо, так как работает она всего 30 часов в месяц. 3 миллиона донгов — это средняя зарплата по Вьетнаму, в городах люди зарабатывают чуть больше за месяц работы. Очень развито предпринимательство, почти у всех по 2−3 источника дохода. Вьетнамцы часто сочетают работу на кого-то с собственным микробизнесом.

Вьетнамцы живут очень просто, иногда в очень спартанских условиях, питаются на улице. Продавцы фруктов и цветов рассказывали, что с 3 миллионов в месяц умудряются еще какие-то деньги отсылать семье в деревню.

https://hb.bizmrg.com/ex-press/images/content/x1024x1024/com-755707d0a6913a689230de26501d831aefc2b66d.jpg

Есть и богачи. Район Западного Озера, в котором мы живем, считается местом «для богатеньких». Одна только земля под каждой виллой стоит более миллиона долларов. Богатых людей очень много, и это не так, как в Беларуси, где состоятельные боятся показать свои деньги. Богатые во Вьетнаме гордятся своими деньгами и выставляют благосостояние напоказ. Богатство — это машина, брендированные шмотки, часы и прочие атрибуты шика.

Машины во Вьетнаме облагаются огромным налогом, поэтому любой автомобиль будет стоить в три раза дороже аналогичной машины в Беларуси. Богатые люди в северном Вьетнаме — это, как мне кажется, либо члены партии, либо бизнесмены, которые дружат с членами партии. Коррупция — на самом высоком уровне, деньги решают все.

Легко и просто покупаются самые ужасные вещи: алкоголь, проституция, наркотики, нелегальные препараты, якобы улучшающие здоровье, за которыми стоят сотни тысяч долларов и десятки убитых животных, как, например, рог носорога.

Пока в деревнях люди вкалывают с утра до ночи на рисовых полях и погибают от наводнений, у богачей столько «подматрасных» денег, что им их некуда девать.

Роскошь — дорогие сорта древесины, редкий мрамор — пожалуйста, это все можно посмотреть в районах для богатых. Виллы, в которых 10 спален, искусственные озера, огромные гольф-поля. Около Ханоя есть курорт Фламинго, вилла на 2 спальни там стоит от 400 $ в день. Так вот, попробуйте ее забронировать за неделю — там не будет мест. Попробуйте улететь в праздники куда-то из Ханоя: самые дорогие отели, самые дорогие направления (в Австралию, в Корею или Японию) будут раскуплены за недели вперед.

Средний класс тоже есть, сейчас он как раз формируется на фоне рыночного гиперроста. Обычные люди живут примерно так же, как и мы, иностранцы, в вилле или апартаментах. Нанимают помощницу. Покупают продукты в магазине у дома, иногда ищут лучшего качества в специализированных магазинах. Развивается e-коммерция, все можно заказать онлайн с доставкой, очень удобно.

https://hb.bizmrg.com/ex-press/images/content/x1024x1024/vn11-f9f6626ed41e94a0a87baf4a4cf0c3a763493c4f.jpg

Первое время мы вообще не знали, где купить еду. В нашем районе не было таких магазинов, к которым я привыкла в Беларуси, чтобы продукты красиво стояли на полочке: тут творожок, тут кефирчик в ряд. Магазины во Вьетнаме — это гаражи, в которые можно въехать прямо на мопеде. Купить молоко, шампунь, расплатиться, не слезая с мопеда, и уехать. За хлебом надо ехать в пекарню, а за мясом — на рынок. Рынки сначала произвели на меня тошнотворное впечатление: во-первых, тем, что вьетнамцы едят все, что можно и что нельзя. Кровавые пудинги, кишки вперемешку с огурцами и отрубленными собачьими головами — это в принципе ужасное зрелище. Все это к тому же стоило недешево, так как продавцы при виде «белой обезьяны» с радостью включали «налог на иностранца».

Какое-то время я покупала овощи, фрукты и мясо на рынке у одной и той же женщины, которая даже снизила «налог» на меня, пока однажды не обнаружила в мясе червяков. После этого стало ясно, что пора искать другие варианты.

https://hb.bizmrg.com/ex-press/images/content/x1024x1024/vn1-a593a7566f155634030f55ab914b6b2d93e561d3.jpg

Другие варианты — это шопинг с заботой о здоровье. Эти варианты недешевые. Органическая редиска с японской фермы, яйца уток на свободном выпасе, хлеб с отрубями и семенами чиа, свежевыжатый сок из гуавы — все странные продукты по цене оказались довольно доступными. Продукты из нашей привычной схемы питания — нет. Литр молока, например, стоит 40 000 донгов (1.7 $). Томатный сок — 35 000 донгов (1,5 $) за 0,33 л. Картошка на вкус, как картон, но есть французская, 60 000 донгов (2,6 $) / килограмм. Новозеландские яблоки — 1 $ за штуку. Сыр от 300 000 донгов (13 $) / килограмм. Хорошей морской рыбы в магазинах нет, за ней надо ехать на рынок. Цены от 250 000 донгов (11 $) / кг за морского окуня — и до бесконечности.

Цены на одежду — отличные, если не включается «налог на иностранца». В принципе, я хорошо торгуюсь, и меня не смущает, что нужно проехаться в другой магазин, если отношения с продавцом не заладились. Но сейчас почти 50% всех вещей я покупаю онлайн. Это очень классная, ориентированная на человека система.

Для любителей брендов, правда, есть небольшая проблема: очень сложно отличить подделку от оригинала. Ни цена, ни качество не выступают индикаторами, так как подделки вышли на совершенно новый уровень. Один вьетнамец убеждал меня, что реплика кроссовок лучше оригинала. И я не удивлюсь, если так оно и есть.

Я не интересуюсь модой и брендами. Меня в одежде устраивает удобство, поэтому я спокойно покупаю майки и шорты в магазине Made in Vietnam (супермаркет одежды вьетнамских брендов). Цены на одежду в этом магазине — 3−10 $ за майку летом и 10−30 $ за куртку зимой. Сумки я ношу водонепроницаемые North Face (10 $ за фейк, купленный на барахолке в центре Ханоя). Есть, правда, в моем гардеробе и несколько дорогих вещей от вьетнамских дизайнеров, цена на эти вещи 200−300 $ за штуку. И хотя они у меня есть, за все время я наряжалась всего несколько раз, даже на посольские приемы в жару никто не одевается броско. Последний раз на приеме в доме австрийского посла на мне были майка c надписью Belarus Pride от LSTR-адзенне и джинсовые шорты.

https://hb.bizmrg.com/ex-press/images/content/x1024x1024/tanya2-15fedf2c53fb33219be2c886d0adfff99011a423.jpg

Кроме жары, которая мешает наряжаться и использовать косметику, есть проблема с плесенью. Таких чудесных переливов и оттенков плесени я не видела никогда в своей жизни. За несколько зимних сырых месяцев плесень съела все кожаные ремешки часов, а также всю хорошую кожаную обувь. Ну а то, что не съела плесень, через какое-то время доел щенок.

Стало понятно, что хорошие дорогие вещи и вьетнамский климат несовместимы.

https://hb.bizmrg.com/ex-press/images/content/x1024x1024/vn13-25625553030f6559b500978e116b9f47c06dd221.jpg

Как уже говорила, мы живем в развитом районе, где много иностранцев. Наш круг общения — в основном дипломаты, владельцы местного бизнеса, родители из нашей школы. Очень важно заниматься нетворкингом, быть на виду, вести бизнес этично, тогда люди будут любить тебя и верить тебе. Важно поддерживать small talk в магазинах, парикмахерских и кафе. Благодаря этому тебя запоминают и относятся с симпатией. Гуляя с собакой, можно легко зайти в магазин и взять пакет молока в долг. Недавно в кафе не сработала карточка, они сказали: «Заплатите в следующий раз» — и проводили с улыбкой. В булочной спрашивают, почему не берете больше круассаны, ваши дети их больше не любят, что ли? Этот кредит доверия и симпатии приходит со временем, но потом в нем можно купаться с удовольствием, как в теплой воде.

Я состою в нескольких организациях, например в HIWC (международный женский клуб), члены клуба не только пьют вместе кофе и играют в теннис, но еще и делают много разных благотворительных проектов, в год собирая более 130 000 $ на благотворительность.

Эта же организация организует свои мероприятия. Когда мы приехали в 2013 г., с развлечениями здесь было совсем плохо. Это побудило меня начать делать фестивали в 2015 году.

Я подумала, что это будет невероятно круто, если я сделаю такое мероприятие, которое понравится мне и будет соответствовать моим ценностям: фестиваль для всей семьи, где мы не продаем крепкий алкоголь и сигареты, пускаем людей с собаками (и кошками, и другими питомцами), у нас есть зона для детей, где им разрешено бегать, прыгать и делать все, что они любят, у нас много еды из разных стран (люблю поесть, люблю пробовать новое), у нас играет живая музыка (люблю рок-н-ролл).

Когда писала концепцию первого фестиваля, аж мурашки пошли. Я тогда решила для себя, что если даже никто не придет, хоть сама оторвусь.

Пришло 1500 человек.

https://ex-press.by/rubrics/obshhestvo/2018/11/14/oni-nazyvayut-nas-russkie-durachki-beloruska-o-zhizni-vo-vetname-i-adaptacii-v-mestnom-obshhestve?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0


Вы здесь » Россия - Запад » ЕВРАЗИЯ » АТР-РОССИЯ:СТРАНЫ ЮВА, АТР: сотрудничество и взаимодействие...