ИСТОРИК.РФ

Законодатель империи

Ирина Ружицкая, доктор исторических наук

Свод законов, подготовленный в царствование Николая I, поставил точку в продолжавшихся почти полтора века работах по наведению порядка в законодательстве Российской империи.

На одном из барельефов памятника Николаю I в Санкт-Петербурге изображено, как в присутствии членов Государственного совета император снимает с себя звезду ордена Святого апостола Андрея Первозванного и вручает ее Михаилу Михайловичу Сперанскому. Ведь именно Сперанский реализовал замысел, родившийся еще в правление Петра Великого и не отпускавший российских монархов на протяжении всего XVIII века и первой четверти XIX столетия, – привести в порядок отечественное законодательство.

ХАОС В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Удивительно, но в первой четверти XIX века в России продолжал действовать сборник законов эпохи царя Алексея Михайловича – Соборное уложение 1649 года. Между тем к тому времени накопился огромный правовой материал, изменявший, дополнявший и даже отменявший отдельные его нормы. Это ставило на повестку дня вопрос о создании нового сборника действующих законов.

Кодификационные работы, начавшиеся при Петре I, не прекращались на протяжении всего XVIII века. С этой целью создавались многочисленные комиссии, деятельность которых, однако, не увенчалась успехом. При Екатерине II работа над законодательством активизировалась.

В 1767 году с большим шумом прошло открытие восьмой по счету Уложенной комиссии, или Комиссии о сочинении проекта нового уложения, со знаменитым «Наказом» к которой выступила сама императрица. Однако ни эта, ни следующая комиссия, функционировавшая уже при Павле I, со своей задачей не справились.

Одной из причин неудач стало отсутствие необходимых правил и знаний кодификационной техники: члены комиссий пытались «сочинить» новое уложение (или кодекс), не собрав и не обобщив весь накопившийся законодательный материал.

Время шло, вот уже и «осьмнадцатое» столетие подходило к концу, а преодолеть хаос в отечественном законодательстве не удавалось. Он был обусловлен тем, что появлявшиеся после 1649 года законодательные акты не всегда регистрировались.

....................................................................
К 1830 ГОДУ БЫЛО ПОДГОТОВЛЕНО 45 ТОМОВ ПОЛНОГО СОБРАНИЯ ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, в которое вошло 30 920 законодательных актов, изданных с 1649-го по 12 декабря 1825 года, когда был подписан манифест о вступлении на престол императора Николая I
....................................................................

Это затрудняло поиск нужного акта и приводило к принятию новых законов, либо повторявших уже существующие, либо противоречивших ранее изданным. Кроме того, отсутствие сборника действующего права вынуждало чиновников делать многостраничные выписки из огромного массива законов, чтобы иметь под рукой наиболее востребованные.
Показательно, что никто не мог назвать точное количество действующих узаконений, а также ручаться в достоверности того или иного правового акта, на основе которого решались дела в высших государственных учреждениях, не говоря уже о присутственных местах отдаленных губерний.

Характерный факт: позже, при составлении Полного собрания законов Российской империи, было собрано свыше 53 тыс. узаконений, хотя при дальнейшей проверке выяснилось, что из них реально действующих – около 30 тыс.!

«ДНЕЙ АЛЕКСАНДРОВЫХ ПРЕКРАСНОЕ НАЧАЛО»

Первая четверть XIX века стала новым этапом в правительственных попытках навести порядок в законодательстве. Указом Александра I от 5 июня 1801 года (он вступил на престол в марте этого года) учреждалась десятая по счету Комиссия составления законов.

Ее работа, во многом благодаря усилиям Сперанского, возглавлявшего Комиссию в 1808–1812 и 1821–1825 годах, увенчалась созданием ряда проектов – Гражданского, Торгового и Уголовного уложений (кодексов) и Устава уголовного судопроизводства, так, впрочем, и не получивших силу закона.

По свидетельству барона М.А. Корфа, работавшего со Сперанским и впоследствии написавшего его биографию, тот сам отказался от утверждения текстов вышеназванных уложений, поскольку к тому времени вполне осознал «необходимость сначала собрать все действующие российские законы».

Такое решение было принято под давлением внешних обстоятельств: в 1812 году Сперанский в результате дворцовых интриг был отправлен в ссылку на долгие девять лет – это приучило его к осторожности. Вернувшись из Сибири, он нашел при дворе Александра I могущественную группировку, идейным вдохновителем которой был Н.М. Карамзин.
Историк считал, что существующее право принципиально имеет бóльшую ценность, нежели вновь издаваемые законы, и к такому же выводу склонялось большинство членов высшего законосовещательного учреждения Российской империи – Государственного совета.

По вопросу о том, какой путь избрать для систематизации русского права – заимствовать опыт иностранного или же строго придерживаться существующего в России, сосредоточившись только на исправлении наиболее вопиющих его недостатков, члены Совета высказались за необходимость ограничить законодателей рамками отечественного права.
Сперанский, наученный горьким опытом, не пошел против «сильных мира сего» и отказался от привнесения в российское право европейских норм, признав неудачными уложения, составленные с их учетом в первой четверти XIX века.
......................................................................
ПОЯВЛЕНИЕ СВОДА, ИЗДАННОГО ВТОРЫМ ОТДЕЛЕНИЕМ, ЗНАМЕНОВАЛО СОБОЙ ПЕРЕХОД от бессистемности и противоречивости законодательства к четкой системе изложения законов
......................................................................

Тем не менее накопленный практический опыт деятельности Комиссии составления законов создал необходимую базу для следующего этапа систематизации законодательства.

Комиссией был издан «Систематический свод существующих законов Российской империи с основаниями права, из оных извлеченными» (публиковался с 1815 года) и подготовлен полный хронологический реестр всех изданных узаконений со времен царя Алексея Михайловича до 1825 года, содержащий краткую аннотацию на каждый акт.
Этот реестр лег в основу составленного уже при Николае I Полного собрания законов Российской империи, о котором речь впереди.

ВТОРОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ КАНЦЕЛЯРИИ

В 1825 году Александра I на престоле сменил его младший брат Николай. Молодой монарх с завидной энергией и настойчивостью сразу же принялся искоренять существовавшие недостатки.

Одним из первых стал его указ от 31 января 1826 года об учреждении Второго отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии – специального ведомства, призванного решить задачу создания системы отечественного права.

Руководитель Второго отделения подчинялся только императору: соответственно, монарх взял дело собирания и приведения в порядок законов под свой личный неусыпный контроль.

Официальным главой нового ведомства стал первый ректор Императорского Санкт-Петербургского университета М.А. Балугьянский, в свое время преподававший Николаю I законоведение; но фактически всеми работами руководил М.М. Сперанский.

Выбор последнего был сделан царем отнюдь не по причине какого-то особого доверия к опальному любимцу его старшего брата, а исключительно «по необходимости», так как монарх, по словам барона Корфа, не нашел «вокруг себя никого, к тому более способного».

Как раз доверия к Сперанскому на первых порах было мало. Он фигурировал в показаниях арестованных декабристов как человек, которого они планировали в случае успеха восстания ввести во Временное революционное правительство.

Однако по мере исполнения Сперанским порученного ему дела предубеждение Николая I постепенно исчезало и наконец уступило место искреннему расположению, о чем император не однажды говорил своему окружению.

Сперанский начал с кадрового обновления: уволил половину чиновников бывшей Комиссии составления законов и заменил их профессиональными юристами из числа преподавателей и выпускников Санкт-Петербургского университета и Царскосельского лицея.

Он привлек их обещаниями, что служащих Второго отделения ждут беспримерные награды и отличия (и не обманул!), а главное, уверением в том, что они будут подчиняться непосредственно монарху. Подбор сотрудников оказался на редкость удачным, что также способствовало успешному решению стоявших перед новым ведомством задач.

ВЫБОР ПУТИ

Второе отделение, в отличие от прежних комиссий составления законов, пошло по иному пути упорядочения российского права.

Основной задачей было провозглашено составление Свода законов, сборника действующего права, для чего в первую очередь предполагалось систематизировать и издать все существовавшие отечественные законы вообще.
Таким образом, Сперанский отказался от выбранной им при Александре I «методики» создания сборника действующих законов, основанной на привлечении норм европейского права, и предпочел путь, указанный первым русским историографом и поддержанный новым царем.

В этой связи характерен следующий эпизод. Когда в 1826 году Н.М. Карамзин опасно занемог, его навестил Сперанский, с которым у него к этому времени наладились отношения (при Александре I они были врагами).
Посетитель рассказал о предполагаемом создании Второго отделения Императорской канцелярии и основах его будущей деятельности. «Вот это совершенно согласно с моими давними убеждениями.

Я всегда думал, как это можно составлять законы, не зная всех тех, какие у нас есть и были. Надобно прежде знать свое; надобно собрать все без исключений и потом уже отделить то, что действительно имеет в настоящее время обязательную силу: так составится верный свод по крайней мере того, что существует», – сказал Сперанскому Карамзин…

Вскоре Сперанский разработал план деятельности Второго отделения.

Впервые в отечественном законотворчестве на теоретическом и практическом уровнях были разведены основные виды систематизации законов: инкорпорация (расположение существующих законов без изменения их содержания в определенном порядке, например хронологическом), консолидация (укрупнение, сведение близких по содержанию нормативных актов в один) и кодификация (систематизация законов государства по отдельным отраслям права с пересмотром имеющегося и отменой устаревшего законодательства).

Сперанским были также определены организационные особенности подготовки Свода законов как особого акта систематизации законодательства и намечены два этапа предстоящей работы.

Первый, подготовительный, включал в себя создание Полного собрания законов и составление так называемых «Сводов исторических»; второй предусматривал написание текстов статей непосредственно Свода законов, их корректировку с устранением повторов, согласование отдельных частей Свода между собой, внесение необходимых дополнений и изменений текущего характера и, наконец, составление общего оглавления, хронологического и предметного указателей ко всем томам Свода.

В соответствии с планом Сперанского, к 1830 году было подготовлено 45 томов Полного собрания законов Российской империи, куда были включены все законы вне зависимости от того, сохранили они или утратили юридическую силу.

В Полное собрание вошло около 40 тыс. (30 920) законодательных актов, изданных с 1649-го по 12 декабря 1825 года (последним значился манифест о вступлении на престол императора Николая I). Печатание всех томов заняло почти два года.

Одновременно было составлено и вскоре выпущено шесть томов продолжения, куда были помещены акты нового царствования (до 1832 года включительно).

Параллельно шла работа над сборником действующего законодательства – Сводом законов.
В нем законы распределялись по восьми «главным разрядам», получившим наименование «книги» и размещенным в 15 томах (с коррективами такая система Свода сохранялась до 1917 года).

В современном понимании «книги» можно рассматривать как отрасли законодательства. Так, первый том содержал нормы государственного права, то есть законы, регулирующие устройство государства, десятый – нормы гражданского права, пятнадцатый – уголовного и т. д. Свод представлял собой обновленную форму действовавших ко времени его составления законов.

СВОД ЗАКОНОВ

К 1833 году было подготовлено и издано 15 томов Свода. Для его утверждения 19 января 1833 года было созвано внеочередное заседание Государственного совета. Оно признало Свод единственным основанием для решения всех дел и постановило, что он вводится в действие с 1 января 1835 года.

Заседание открыл сам император Николай I. Он представил членам Совета 15 томов Свода законов Российской империи и 45 томов Полного собрания законов с приложениями и продолжением – всего 71 переплет!
В своей речи монарх отметил, что наконец решена задача упорядочения, или систематизации, русских законов – составлен «из всех многочисленных указов свод тех узаконений, которые действительную силу имеют».
Напомнив, что устройство правосудия стало его главной заботой сразу после вступления на престол, Николай подчеркнул: прежние законодательные комиссии шли по пути сочинения новых законов, а при составлении Свода во Втором отделении обратились к противоположным «началам» – «собрали и привели в порядок старые».

Нетрудно увидеть в этом заявлении влияние того течения при дворе, чаяния которого выразил в свое время Карамзин.
Впрочем, несмотря на уверения основного зиждителя Свода законов Российской империи в том, что он строго следовал завету историографа и монарха, большинство дореволюционных исследователей были уверены: работая, например, над Сводом гражданских законов, Сперанский внес в него ряд положений из западноевропейского, прежде всего французского, права (Code civil Наполеона), а заимствования замаскировал ссылками на старые русские законы.
Ученые расходились только в оценке объема этих заимствований. Сам же Сперанский объяснял такое сходство тем, что общим источником всех европейских законодательных сборников, включая российский Свод законов, являлось римское право.

Как бы то ни было, задача, поставленная перед ним императором, была решена. В памятный день 19 января 1833 года Сперанский зашел к одному своему старому другу, жена которого потом вспоминала: «…я, видя, что у него отстегнулась Андреевская звезда, хотела ее поправить.

«Ради Бога, оставьте ее так, – сказал он мне, – сейчас сам государь свою мне надел, когда я ему поднес мой Свод законов, он точно так ее надел; мне и вечером расстаться с нею будет тяжело»».

ПЕРЕХОД ОТ БЕССИСТЕМНОСТИ К СИСТЕМЕ

Издание Свода законов имело огромное значение не только для дальнейшего развития русского права и судопроизводства, но и для развития России в целом. Свод содержал куда более внятные формулировки, более точные определения по сравнению с ранее действовавшими законами. Его появление знаменовало собой переход от бессистемности и противоречивости законодательства к четкой системе изложения законов.

Он стал действующим источником права, который имел достаточно ясную и продуманную систему построения материала и был снабжен справочным аппаратом, позволявшим без труда найти нужный законодательный акт.
Однако полностью преодолеть архаизм прежнего законодательства составители Свода не сумели, поскольку вынуждены были формулировать положения исходя из содержания Полного собрания законов (и давать ссылки на статьи).

Многие несовершенства, присущие бывшему законодательству, не были устранены: помещенные в Свод законы отличались казуальностью и неопределенностью формулировок, неуклюжестью терминологии, наличием пробелов.
Существенным недостатком стало отсутствие четкого разделения между законами и распоряжениями, в результате чего целый ряд последних оказался включенным в Свод законов.

И тем не менее Свод следует рассматривать как важнейший этап и значительный прорыв в истории развития отечественного права. Он стал правовой базой реформ Александра II, обеспечив саму возможность их проведения. Известный юрист А.Ф. Кони позже подчеркивал, что «настоящее начало судебной реформы нужно отсчитывать с 1832 года – времени издания Свода законов».

Действительно, создание Свода открыло новую эру в истории российского законодательства и правоприменительной практике, явилось точкой отсчета новой эпохи в юридической политике Российской империи.
.....................................................................
ИЗВЕСТНЫЙ ЮРИСТ АНАТОЛИЙ КОНИ ПОДЧЕРКИВАЛ, что «настоящее начало судебной реформы нужно отсчитывать с 1832 года – времени издания Свода законов»
.....................................................................

Впрочем, не надо думать, что на этом работы по систематизации права завершились. Второе отделение Императорской канцелярии занялось подготовкой новых редакций Свода, который, с включением новых законов, был переиздан два раза – в 1842-м и 1857-м. Помимо общего Свода создавались местные своды (прибалтийских губерний, Царства Польского, мусульманских регионов).

При Николае I произошел и переход к высшему этапу систематизации права – кодификации (вопреки сложившемуся в литературе мнению, Свод законов актом кодификации не был).

Ведь все в той же речи, произнесенной на заседании Государственного совета 19 января 1833 года, монарх подчеркнул, что теперь ничто не помешает дальнейшему развитию законодательства, что именно с этих пор, «когда сделается известным, что мы имеем и в чем могут состоять недостатки», можно «приступить к усовершенствованию и дополнению законов».

Тогда же начались работы по созданию кодексов гражданского и уголовного материального и процессуального права. В 1845 году был издан первый в России кодекс уголовного права – Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Смерть императора в феврале 1855-го помешала утверждению проектов уставов гражданского и уголовного судопроизводства, работа над которыми была завершена в самом конце 1854 года. И хотя не все задуманное в тот период было осуществлено, проекты этого царствования, безусловно, создали основу для разработки документов судебной реформы 1864 года.

Неоднократные заявления Николая I о желании «положить в основу государственного строя и управления всю силу и строгость законов» и постоянные усилия по приведению в порядок отечественного законодательства, предпринимаемые в годы его правления, дали основание историкам и правоведам досоветского периода называть этого императора «царем-законодателем».

Представляется, что он это имя заслужил, своей волей инициировав систематизацию права, которая была успешно проведена в его царствование.


http://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/journal/%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8/