Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ СОВЕТСКОГО ВРЕМЕНИ » СССР: 1964-1982, "ЗАСТОЙ" - ВРЕМЯ БРЕЖНЕВА Л.И.


СССР: 1964-1982, "ЗАСТОЙ" - ВРЕМЯ БРЕЖНЕВА Л.И.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Лицо эпохи компромиссов
Алексей Чичкин

Эпоху, в течение которой Брежнев возглавлял партию и страну (1965–1982), вскоре после него стали называть застоем. А через считаные годы началась перестройка. Наложенное на эпоху клише застоя лишь одна сторона медали…

    “ Брежнев планировал сказать о необъективности оценок Сталина, о перегибах в преодолении культа личности, о беспрецедентно грубых ошибках в отношении Китая, Албании, ряда зарубежных компартий ”

Сменивший в конце 1964-го Хрущева на высшем партийном посту, он считался «могиканами» тогдашнего Политбюро (Микоян, Козлов, Малиновский, Семичастный, Шелепин) временной, компромиссной фигурой. Эти деятели намеревались продолжать с некоторыми модификациями прежний курс, только без Хрущева. Но Брежнев постепенно обновлял состав высшего руководства страны и партии, и к началу 70-х явных адептов волюнтаризма в нем уже не было.

Преодоление колоссальных ошибок хрущевской команды во внутренней и внешней политике стало главной задачей нового курса, при этом предшественник не подвергался публичному шельмованию.

Напомним, что с брежневского времени стал ежегодно и торжественно отмечаться День Победы, объявленный снова, как 1946–1947-м, выходным. Именно при Брежневе колхозники начали получать зарплату и пенсии, были освобождены от налогов, коими при Хрущеве в конце 50-х – начале 60-х обложили чуть ли не каждый куст и голову скота или птицы в приусадебных хозяйствах. В начале брежневского правления было остановлено дорожание товаров широкого потребления, начавшееся с 1961 года как следствие, мягко говоря, волюнтаристской экономической политики.

Но вопрос о наследии и памяти Сталина остался открытым. По имеющимся данным, на XXIII съезде КПСС (1966) Брежнев планировал сказать о необъективности оценок Сталина в «закрытом» докладе Хрущева, о перегибах в преодолении культа личности, о беспрецедентно грубых ошибках в отношении Китая, Албании, ряда зарубежных компартий – тех, которые, как и Пекин с Тираной, категорически отвергли шельмование лидера СССР и мирового коммунистического движения. Но против этих планов восстали номенклатурные прохрущевцы и либералы вкупе с Тито, многими политическими деятелями Запада и уже «демократической» Восточной Европы (кроме Албании и Румынии). И Брежнев не решился пойти наперекор разношерстной, но влиятельной антисталинской оппозиции. Это, конечно, ухудшило и без того конфликтные отношения СССР с КНР и Албанией, усугубило раскол в мировом антиимпериалистическом движении.
Лицо эпохи компромиссов
Фото: ИТАР-ТАСС

Вторую попытку предприняли в канун 90-летия со дня рождения Сталина (1969). Готовилось постановление ЦК об исправлении ошибок в оценке его деятельности. И опять тот же слаженный хор голосов. Постановление отменили… Только в 1970-м под давлением Пекина на могиле Сталина почти через 10 лет после кощунственного перезахоронения установили-таки бюст.

Брежнев предписал оказывать военно-техническую помощь Вьетнаму в связи с агрессией США против него. Причем здесь СССР и КНР сотрудничали. Вьетнамское руководство и сегодня признает колоссальную, если не решающую роль СССР в отражении американской агрессии. Всевозможная поддержка Советским Союзом Египта и Сирии в борьбе с Израилем в 1967 и 1973 годах тоже была предписана именно генсеком, что не единожды отмечали Хафез Асад, Гамаль Абдель Насер, Анвар Садат, Муамар Каддафи, Саддам Хусейн, главы других стран.

Брежнев поначалу поддержал экономические реформы, инициированные в середине 60-х премьер-министром Косыгиным. Они были нацелены на сокращение обязательных плановых показателей, на отдаление партийных структур от руководства хозяйством, на развитие самостоятельности предприятий, на ликвидацию уравниловки в зарплате и премиях, на широкое привлечение иностранных капиталовложений, на расширение личных подворий в колхозах и совхозах. Напомним, что многое из вышеперечисленного опробовалось еще в 1951-м – начале 1953-го, то есть в последние сталинские годы, по предложениям Шепилова и Косыгина.

Но к концу 60-х – началу 70-х наступил своего рода рубикон. Остававшиеся в руководстве прохрущевцы, мимикрировавшие под Брежнева, и новое его окружение оказались союзниками в ограничении самостоятельности генсека. Те и другие опасались, что упомянутые акценты его политики приведут к отстранению номенклатурщиков от высоких постов. Понимали и то, что одно лишь поддакивание первому лицу уже не гарантирует прописку у властных кормушек. Это относится в первую очередь к Михаилу Суслову, главному идеологу КПСС с хрущевского периода, каковым он и оставался до своей кончины в январе 1982-го, и Юрию Андропову, всеми правдами и неправдами сменившему в 1967-м Семичастного на посту главы КГБ.

Чаушеску после встречи с Брежневым в 1970-м сказал, что тот не обладает, подобно Сталину, стальными качествами лидера, предрасположен к внешнему влиянию и может круто менять курс в угоду настойчивым коллегам. Скажем, Андропов и иже с ним настояли на плане «571» (1970) по физическому устранению Мао Цзэдуна. План провалился, но никто в Кремле не лишился за это должности. Ранее Брежнева убедили в необходимости ввода «братских» войск в Чехословакию (хотя, например, Косыгин, Мазуров, Машеров, Катушев предлагали просто добиться отставки перевертыша Дубчека). Чтобы окончательно лишить генсека личной инициативы, направить его в «русло коллектива», 19 января 1969 года было совершено покушение. По счастливой случайности Брежнев до этого пересел в другую правительственную машину, но покушение серьезно повлияло на его здоровье и дальнейшую политику.

Характерно, что покушавшийся беспрепятственно встал в шеренгу охранявших правительственный кортеж в пути следования и успел выпустить семь пуль по машине, где должен был находиться Брежнев. Только потом «стрелка» задержали… И еще странность: он не был приговорен к расстрелу, а дожил, пусть и в изоляции, до 90-х. В допросах «стрелка» участвовал Андропов, его вопросы были подчеркнуто политическими: «Кто, по-вашему, мог бы руководить партией и страной?», «Почему вы считали Леонида Ильича недостойным возглавлять КПСС?» и т. п.

С того времени Брежнев стал все чаще болеть и меньше участвовать в повседневной работе. Вскоре развилась и «мания величия»: в 70-х – начале 80-х он был награжден всевозможными орденами, премиями, медалями, а самые ретивые из Политбюро уже называли его «Ленин сегодня», «выдающийся полководец Великой Отечественной». Звучало и такое: «С вами мы победили в войне, с вами придем к победе коммунизма».

Некоторые влиятельные соратники уговаривали Брежнева нанести мощный военный удар по Китаю, договорившись об этом с США. Это стало известно за рубежом и привело к быстрому сближению Пекина с Вашингтоном. А советско-китайские отношения оказались на грани войны. Чтобы ослабить напряженность, Брежневу пришлось взять инициативу на себя: по его поручению премьер-министр Косыгин договорился в Пекине в 1969-м с премьером КНР Чжоу Эньлаем об отводе от границы крупных военных соединений обеих сторон, развитии взаимных торговых, культурных, научных связей.

По свидетельству Иосипа Броз Тито, в 1969–1971 годах в Хорватии, Косове и ряде районов Боснии и Герцеговины усилилось движение, поддерживаемое извне, за выход из Югославии. Брежнев в конце марта 1971-го в телефонном разговоре с главой СФРЮ заявил, что СССР окажет любую помощь для сохранения единства страны. Тито сообщил об этом на проходившем в тот же день в Белграде правительственном совещании, в котором участвовали и представители мятежных регионов. Сепаратисты сразу успокоились…

Безусловно, выдающейся заслугой лично Брежнева остаются разрядка военно-политической напряженности в Европе, договоры с США об ограничении стратегических вооружений и, конечно, Хельсинкский акт о безопасности в Европе и нерушимости послевоенных границ. Никсон и Картер, Миттеран и Жискар д’Эстэн, Брандт и Шмидт, Пальме и Ганди, главы многих других стран отмечали незаурядные дипломатические способности советского лидера, его умение быстро находить компромиссные выходы из сложнейших переговорных ситуаций.

Брежнев противился вводу войск в Афганистан. Он считал, что растущие угрозы в этой стране для СССР связаны с некомпетентностью советской дипломатии и разведки, оказавшихся неспособными должным образом повлиять на ситуацию. Однако сторонники военного вмешательства смогли «перевербовать» генсека.

С середины 70-х политическую самостоятельность Брежнева, здоровье которого быстро ухудшалось, все сильнее лимитировали «соратники». Он с 1978-го не единожды заявлял о желании уйти в отставку, но окружение и слышать об этом не хотело. Как раз в последние годы его руководства в высших эшелонах власти оказались деятели, возглавившие вскоре перестройку, приведшую к краху СССР. Инфильтрация антисоветчиков-антикоммунистов в Кремль вряд ли проводилась без участия КГБ и «сподвижников». Кстати, именно Андропов познакомил Брежнева с Горбачевым, намекая при этом на необходимость преемственности курса. С тех пор карьера молодого ставропольского функционера резко пошла в гору.

В последние брежневские годы старели и другие советские руководители, росло число некомпетентных чиновников в различных секторах экономики, в сферах управления, идеологической работы. Поэтому, когда его не стало (10 ноября 1982-го), многие зарубежные эксперты задавались вопросом: уцелеют ли экономика СССР да и он сам в ближайшие годы? И что ждет КПСС, в руководстве которой все меньше подлинных приверженцев марксизма и социализма? Главным, если не единственным сторонником такого курса западные чиновники и аналитики небезосновательно считали Черненко, давнего соратника и искреннего друга Брежнева. Но уже наступало время Горбачева…

Место и роль Леонида Ильича Брежнева в истории СССР вряд ли можно оценивать как застой. Столь упрощенный подход навязан теми, кто скрытно, а затем уже и не таясь разрушал Советский Союз.

Опубликовано в выпуске № 48 (663) за 14 декабря 2016 года
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/34243

0

2

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР

50 лет Октября – на все времена
7 марта 1967 года в СССР была введена пятидневная рабочая неделя

Алексей Чичкин

Решение действует и поныне во всех странах теперь уже бывшего СССР. До этого рабочая неделя с 20-х годов была шестидневной.

    “ Сокращение рабочей недели вписывалось в экономические реформы середины 60-х годов, инициированные премьер-министром Алексеем Косыгиным, и имело пропагандистский эффект, особенно в контексте политико-идеологической конфронтации с Китаем ”

Совместное постановление ЦК КПСС, Совета министров СССР и ВЦСПС «О переводе рабочих и служащих предприятий, учреждений и организаций на пятидневную рабочую неделю» принято в рамках подготовки к празднованию 50-летия Октябрьской революции. И подписано было именно 7 марта неспроста. Потому что адресовалос, в первую очередь трудящимся женщинам, ибо высвободило целые сутки для домашних дел.

Вопросы перехода на пятидневку и в целом сокращения времени, проводимого рабочими и служащими на производстве, впервые обсуждались в стране еще в ходе всесоюзной экономической дискуссии 1951–1952 годов и были упомянуты в последней работе Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952). Отмечалось, что по мере успешного развития народного хозяйства в стране появятся условия для того, чтобы у трудящихся стало больше свободного времени для отдыха и культурного досуга. Но…

Хрущевская политика исключала претворение подобных планов. С конца 50-х годов социально-экономическое положение в стране ухудшалось. Проявлениями этого тренда стали прежде всего растущий импорт продовольствия и оборудования, конфискационная денежная реформа 1961-го, сопровождавшаяся увеличением цен на товары и услуги вкупе с их дефицитом, новые налоги на подсобные и личные хозяйства. Все это вызывало социальную напряженность и как следствие привело к массовым волнениям в Новочеркасске (1962) и ряде других регионов в последние годы хрущевского правления.

Новое руководство понимало, что срочно нужна некая «социальная отдушина», которая докажет его стремление к улучшению качества жизни в стране победившего социализма. Особенно это было необходимо, по понятным причинам, в преддверии 50-летия Октябрьской революции. И еще потому, что в большинстве соцстран субботы уже были выходными.

Введение пятидневки дополнялось объявлением 9 мая нерабочим праздничным днем, расширением социальных льгот, поэтапной отменой хрущевских сельхозналогов. А также возобновлением тиражей по погашению облигаций восстановительных займов 1946–1958 годов. Напомним, что почти все рабочие и служащие страны были подписаны на эти займы. Но в 1961-м погашение остановили – как заявило тогдашнее руководство, по многочисленным просьбам трудящихся.

В более широком контексте сокращение рабочей недели вписывалось в экономические реформы середины 60-х годов, инициированные премьер-министром Алексеем Косыгиным. Именно он в 1965-м на основе госплановской аналитики предлагал политбюро положительно решить этот вопрос. Говорилось, что по данным Госплана СССР, не наблюдается и в ближайшей перспективе не предвидится дефицита рабочей силы и инженерных кадров в большинстве регионов и отраслей. А предусмотренное реформами увеличение фондов оплаты труда и премирования с лихвой компенсируют трудящимся «выпадение» из их заработков одного рабочего дня. При этом Косыгин отмечал, что показатели социально-экономического развития страны в 8-й пятилетке (1966–1970), особенно по росту производительности труда, намного выше, чем в предыдущий период. Это позволяет сократить рабочую неделю на одни сутки без ущерба для экономики. Брежнев и тогдашний глава ВЦСПС Гришин первыми поддержали аргументы премьера и соответственно проект вышеупомянутого постановления.

Стоит сказать о пропагандистском эффекте этого решения и в контексте политико-идеологической конфронтации Москвы с Пекином: в Китае и примкнувшей к нему Албании (а также в КНДР, на Кубе, в Монголии) в тот период даже воскресенье редко было выходным.

Экономические проблемы в стране стали усугубляться примерно с середины 70-х, после того как косыгинские реформы были приостановлены. Запад по нарастающей закупал советские энергоносители и другие виды сырья, что негативно отражалось как на темпах, так и на качестве развития народного хозяйства. Это в совокупности привело СССР к 1991 году.

Но пятидневной рабочей неделей все страны экс-СССР обязаны именно решению советского руководства от 7 марта 1967-го.

Опубликовано в выпуске № 9 (673) за 8 марта 2017 года

Подробнее: http://www.vpk-news.ru/articles/35487

0

3

Helsingin Sanomat, Финляндия

Одурманенный таблетками Брежнев лихачил на автомобиле, Кекконен прятал носки в карман

В 1970-х будущее Финляндии решалось во время поездок Кекконена «на отдых»

29.05.2017

Пекка Хакала (Pekka Hakala)


Важнейшие внешнеполитические вопросы Финляндии обсуждались в 1970-х годах в знаменитом охотничьем домике в Завидове. В этих так называемых поездках на отдых Урхо Кекконен (Urho Kekkonen) вел переговоры в одиночку, даже без переводчика.

Село Завидово находится в 120 километрах от Москвы по Ленинградскому шоссе. На обочинах дороги — продавцы с оленьими шкурами и рыбой, во дворах — прицепы для перевозки лодок. Волга совсем рядом, охотничьи угодья здесь отличные. Национальный парк «Завидово» считается уникальным.

В 1970-е годы финны, наверное, думали, что история вершится в небольшом селе. При прочтении сообщений новостных агентств возникало впечатление, что президент Финляндии Урхо Кекконен (Urho Kekkonen) и генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев постоянно ловят рыбу и охотятся в Завидове.

Одновременно там решалась судьба Финляндии. Кекконен обладал широкими конституционными правами и долгое время умел получать от этого максимум удовольствия.

В октябре 1972 года в политической истории Финляндии даже появился новый термин: «утечка из Завидова». Шведоязычные газеты Vasabladet, Dagens Nyheter и норвежская Dagbladet опубликовали статью журналиста Тура Хёгнеса (Tor Högnäs), в которой содержались обширные выдержки из бесед Кекконена с Брежневым, которые они вели в феврале того же года. В Завидове подробно обсуждались намерения Финляндии заключить договор о свободной торговле с Европейским Экономическим Сообществом.

Но в Завидове не только не велись никакие переговоры, там даже нет охотничьего домика. Он находится совсем в другом месте.

От Завидова надо проехать несколько километров в сторону Финляндии и повернуть налево. Хорошая асфальтированная дорога идет по южной стороне искусственного озера, называемого Московским морем. Согласно большой желтой вывеске, через 20 километров начинается территория национального парка. Туда можно попасть только по специальному разрешению.

Поездка заканчивается сразу же после того, как позади остается мост над железной дорогой Москва — Санкт-Петербург. Перед вами — пункт пропуска и девять полицейских машин, и дальше вам здесь делать нечего. Знаменитый охотничий домик находится недалеко от деревни Козлово, и до него еще примерно десять километров. Похоже, администрация президента России все еще им пользуется.

Публицист и бывший адъютант Кекконена Эса Сеппянен (Esa Seppänen) пишет в своей диссертации «Драма троих в восточных отношениях, Кекконен — Брежнев — Косыгин 1960-1980» (Itäsuhteiden kolmiodraama, Kekkonen-Brežnev-Kosygin 1960-1980), что возможной причиной «неверного» названия места расположения охотничьего домика были эстетические соображения, а не желание сохранить это место в тайне. «Козлово» имело бы антисоветский оттенок.

Название «Завидово» образовано от глагола «завидовать», и по-русски это звучит красиво. Лучше вызывать зависть, нежели жалость.

Под железнодорожным мостом начинается деревня Новозавидово, через которую со скоростью 200 километров в час проносится скоростной поезд «Сапсан», курсирующий между Москвой и Петербургом. Жители частных домов у моста не очень этому рады: недавно вырубили деревья, росшие вдоль дороги и служившие защитой от шума.

«Огромные вязы! — вздыхает 68-летняя Лидия Васильевна. Она не называет свою фамилию. — Что до них гастарбайтерам. Они сказали, что липы могут упасть на дорогу. Какие липы! Я объяснила, что это вязы. Они ответили, что в их бумагах написано, что это липы».

Свежие пни выглядят совершенно здоровыми. И огромными. Они были большими уже в 1970-е.

Лидия Васильевна очень хорошо помнит, как в 1970-е годы по мосту в сторону поселка Козлово проносились черные автомобили.

«Брежнев приезжал каждые выходные. На мост заранее выходили служащие и кричали: „Всем отойти на насыпь!" Сначала ехала машина милиции, за ней — две или три машины службы безопасности, последними ехали еще две или три такие же машины. Они мчались очень быстро».

Брежнев любил машины. Его гараж был заставлен полученными в подарок американскими автомобилями, и он хотел сам сидеть за рулем. Говорят, он проезжал путь в 148 километров от Кремля до поселка Козлово меньше чем за полтора часа.

Скорость за сто километров в час, наверное, не была для него большой проблемой. Но в начале 1970-х годов начались проблемы со здоровьем.

На основании воспоминаний врача советского руководителя, офицера госбезопасности, а также из рассказов племянницы и жены, Сеппянен делает вывод, что Брежнев сам виноват в своих недомоганиях. Генеральный секретарь начал употреблять успокоительные еще после оккупации Чехословакии в 1968 году, и количество таблеток быстро увеличивалось. У Брежнева сформировалась зависимость от лекарственных препаратов, а запивал он их польской водкой «Зубровка». Водки употреблялось мало, а таблеток — много.

Нет ничего удивительного в том, что американский дипломат Генри Киссинджер (Henry Kissinger) с ужасом вспоминал свою поездку с Брежневым в Козлово.

Но Киссинджер был исключением. Урхо Кекконен — единственный западный руководитель, который был постоянным гостем охотничьего домика в Завидове. Западный в том смысле, что Финляндия не входила в социалистический лагерь.

Впервые Кекконен побывал в охотничьем домике в Завидове еще в 1960-х годах во время встречи с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Мужчины подружились. Отставка Хрущева стала большим ударом для Кекконена, но он тут же начал налаживать отношения с новым советским руководством. Его самым близким приятелем и единомышленником стал энергичный премьер-министр Алексей Косыгин.

1970-1975 годы стали «периодом Завидова», в течение которого Кекконен побывал в охотничьем домике восемь раз. Только одна из его десяти поездок в Советский Союз была официальным государственным визитом, остальные назывались «неофициальными поездками на отдых».

В этих поездках, во время которых пили, ели, парились в бане, охотились и ловили рыбу, Кекконен, несмотря на недоверие и возражения Москвы, получил согласие на вступление Финляндии в ЕЭС и положил начало движению страны в сторону членства в ЕС.

Договорились и о другом: в Ловийсе построили атомную станцию, позже возвели целый город вокруг Костомукшского горно-обогатительного комбината. Развивался восточный экспорт, советская нефть текла на нефтеперерабатывающий завод в Порвоо. В начале следующего десятилетия Советский Союз был бесспорным лидером во внешней торговле Финляндии.
Кекконен заставил советское руководство поверить в то, что Финляндия не войдет в западные военные блоки до тех пор, пока он руководит делами. В Завидове президент Финляндии зашел так далеко, что один присутствовал непосредственно на переговорах с финской стороны. Он общался с Брежневым и Косыгиным, и даже переводчиком был гражданин СССР — частенько посол Советского Союза в Финляндии Владимир Степанов.

Знаменитая «утечка из Завидова» содержала записи, сделанные Кекконеном по возвращении в Финляндию и распространенные среди очень узкого круга лиц. Больше всего после этой утечки Кекконен беспокоился о том, как бы советская сторона не посчитала его виновником произошедшего. Любители теорий тайных заговоров все же считают, что в действительности инициатором утечки был сам Кекконен, который, пользуясь доверием Москвы даже после инцидента, стал для Финляндии еще более незаменим.

В 1971 году некоторые еще сомневались, надо ли управлять государством подобным образом. Депутат парламента от партии «Национальная коалиция» Тууре Юннила (Tuure Junnila) и Вейкко Веннамо (Veikko Vennamo), представлявший Сельскую партию Финляндии, требовали, чтобы Кекконен объяснил парламентскому комитету по иностранным делам, о чем же на самом деле говорят в Завидове во время «поездок на отдых».

Кекконен резко заставил замолчать Юннилу и Веннамо и, разумеется, победил. «Коалиционная партия получила по заслугам, притихла как ягненок и пожелала мне хорошего пути», — писал президент в своем дневнике.

Супермен Кекконен, или UKK (UKK — инициалы президента: Urho Kalevi Kekkonen), всегда был в ударе. В интервью Сеппянену Степанов вспоминает, как в охотничьем домике Кекконен по-студенчески подшучивал над своими финскими приятелями. Однажды он спрятал в свой карман носки приехавшего вместе с ним начальника департамента охотничьего хозяйства министерства сельского и лесного хозяйства Финляндии Тауно Мяки (Tauno Mäki), и «главному охотнику на дичь» пришлось прийти на ужин без носков на манер современной молодежи.

Адъютант Урпо Лево (Urpo Levo) был вынужден появиться на церемонии проводов делегации на московском аэродроме в резиновых сапогах, потому что Кекконен спрятал ботинки своего преданного помощника.

Постепенно Кекконен стал синонимом Финляндии. Вершиной его триумфа было принятие в 1973 году чрезвычайного закона, на основании которого были отменены следующие президентские выборы, и Кекконен продолжил быть Кекконеном. Завидово победило финскую конституцию.

Поездки Брежнева в Завидово с почетными гостями закончились в 1975 году, когда врачи запретили ему стрелять из ружья. Трясущийся глава государства ударился о приклад охотничьего ружья и вернулся в Москву с синяком на лице. Добычу персонал ему, конечно, обеспечил, хотя хозяин и не попал в цель. Генеральный секретарь не хотел демонстрировать гостям плохое состояние своего здоровья.

Проблемы со здоровьем становились очевидными и дипломатическим кругам, потому что бормотание руководителя уже невозможно было разобрать. Присутствие генерального секретаря на триумфе Кекконена — Совещании по сотрудничеству и безопасности в Европе 1975 года — было для помощников советского руководителя сплошным мучением. Реальная власть в Советском Союзе начала переходить к другим людям.

То же ожидало и руководство Финляндии. Журналистка Маарит Тюрккё (Maarit Tyrkkö) рассказывает в своей книге «Президент и журналист» (Presidentti ja toimittaja), основываясь на интервью с личным врачом финского президента Эркки Кивало (Erkki Kivalo), как Кекконен, страдающий нарушением кровообращения, во время визита в Москву в 1976 году слонялся ночью по городу без памяти.

На выборах 1978 года народ сначала назначил выборщиков, которые затем собрались, чтобы избрать президента. Заболевший Кекконен получил подавляющее большинство голосов выборщиков.

В поселке Новозавидовский живут так же, как и прежде. Похоже, что местное население хорошо знает, что здесь, говоря официальным языком, находится «важный государственный объект».

«Я-то уж точно не шпион!» — отвечает катящий велосипед 60-летний мужчина на вопросы иностранного журналиста. Он отказывается называть свое имя. Служба ФСО, которая занимается охраной руководства страны, вежливо сообщает, что журналистов на территорию не допускают. И точка.

Что-то все же изменилось. Во времена Ельцина автомобильные эскорты еще проезжали мимо поселка, но сейчас здесь гораздо спокойнее.

Место до сих пор является резиденцией российского президента, но в последнее время информации о посещении его иностранными гостями нет. Официально охотничий дом в Завидове сейчас именуется «государственной резиденцией „Русь"», на ее территории находятся, помимо охотничьих угодий, гостевые дома, несколько бассейнов и сауна, а также лодочная станция.

Местные жители догадываются, что господа из Кремля прилетают сюда на вертолетах. Это никого не беспокоит, но раздражают «новые русские» из Москвы. Их дачи на берегу закрывают местным проход к старым местам ловли рыбы.

«Но в Козлово легко попасть на автобусе, — сообщает Галина, наливая в канистру чистую колодезную воду. — И в лес мы ходим, как и раньше, там полно белых грибов!»

К сожалению, время белых грибов еще не пришло. И веселая поездка финских журналистов заканчивается в Козлове словами ФСБ.


http://inosmi.ru/history/20170529/239450911.html
Оригинал публикации: Brežnev kaahasi pilleripäissään, Kekkonen piilotti sukat taskuun – Suomen tulevaisuudesta päätettiin 1970-luvulla Kekkosen ”lomamatkoilla”
Опубликовано 19/05/2017 17:14

0


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ СОВЕТСКОГО ВРЕМЕНИ » СССР: 1964-1982, "ЗАСТОЙ" - ВРЕМЯ БРЕЖНЕВА Л.И.