Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » США: президент Трамп: речи и выступления


США: президент Трамп: речи и выступления

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Время действовать". Инаугурационная речь президента США Дональда Трампа

00:1721.01.2017
(обновлено: 02:11 21.01.2017)

РИА Новости.www.whitehouse.gov

МОСКВА, 21 янв — РИА Новости. Стоя на ступенях Капитолия, 45-й президент США Дональд Трамп обратился к гражданам Америки с первой публичной речью после вступления в должность. Текст обращения опубликован на сайте Белого дома.

Речь президента США Дональда Трампа после принятия присяги. 20 января 2017

"Председатель верховного суда Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, дорогие соотечественники и люди всего мира, спасибо вам.

Сейчас мы, американцы, едины в великом стремлении заново обустроить нашу страну и наполнить смыслом все те обещания, что она некогда давала своим гражданам.

В предстоящие годы мы будем вместе вершить судьбы Америки и всего мира. Нам придется столкнуться с трудностями и лишениями, но мы сделаем то, что должны сделать.

Каждые четыре года мы собираемся здесь, чтобы обеспечить законную и мирную передачу власти, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди за их великодушную помощь. Вы были восхитительны. Спасибо вам.

Но сегодняшняя церемония имеет особый смысл, потому что сейчас власть не просто переходит от одной администрации к другой. Власть, сосредоточенная в Вашингтоне, сегодня возвращается к вам, граждане Америки.
Президент США Дональд Трамп и вице-президент США Майк Пенс на церемонии инаугурации в Вашингтоне

Слишком долго небольшая кучка людей в столице нашего государства пользовалась теми благами, которые приносит власть. При этом обычные американцы оставались в убытке. Вашингтон процветал, но его богатства не принадлежали народу. Политики чувствовали себя прекрасно, но фабрики закрывались, а рабочих мест становилось все меньше. Политические элиты знали, как себя защитить, но граждане Америки оставались беззащитными. Их победы не были вашими победами. Их триумфы не были вашими триумфами. И пока они пировали в столице, у американских семей, борющихся за выживание, не было никакого повода для веселья.

Все изменится здесь и сейчас, потому что это — ваше мгновение. Оно принадлежит вам!

Этот момент принадлежит всем тем, кто пришел сегодня сюда, и всем тем, кто следит за нами по всей Америке. Это ваш день. Это ваш праздник. А Соединенные Штаты Америки — это ваша страна.

Неважно, какая партия будет контролировать конгресс, важно, чтобы конгресс был подчинен народу.

20 января 2017 года войдет в историю как день, когда обычные американцы вновь обрели власть над своей страной.

Всеми забытые мужчины и женщины нашей страны выйдут из тени забвения. Теперь о них будут помнить.

Сейчас все взоры обращены к тебе. Ты пришел сюда вместе с десятками миллионов других людей, чтобы стать частью великого общенационального движения, подобного которому история еще не знала.
Президент США Дональд Трамп (слева) приносит присягу на церемонии инаугурации в Вашингтоне

В основании этого движения заложено убеждение, что страна существует для того, чтобы служить своим гражданам. Американцы хотят хороших рабочих мест. Они хотят, чтобы их дети учились в хороших школах и чтобы их семьям ничего не угрожало. Это разумные и справедливые требования для честных людей и честного общества.

Но слишком много наших соотечественников существуют в совершенно другой реальности. Матери и дети, живущие в неблагополучных районах, влачат свои дни в страшной нищете. По всей стране подобно надгробиям высятся разорившиеся заводы. Система образования раздулась от денег, но наши молодые и красивые выпускники не знают ровным счетом ничего. Преступность, банды, наркомания — все эти беды унесли слишком много жизней, они обездолили Америку. Они лишили ее потенциала.

Пришло время положить конец этому беззаконию. Здесь и сейчас.

Мы — один народ, и их боль — это наша общая боль. Их счастье — это наше счастье. У нас одно сердце, один дом, одна историческая судьба. Присяга, которую я принесу сегодня, будет присягой на верность всем американцам.

Десятилетиями мы вкладывали в иностранную промышленность. Но мы делали это в ущерб собственному индустриальному сектору. Мы тратили деньги на чужие армии и не заметили, как наши вооруженные силы пришли в упадок. Мы защищали границы других стран, но не обращали внимания на свои границы.

Наша инфраструктура все больше приходила в упадок, а мы отправляли триллионы долларов за рубеж. Мы помогали другим странам стать богатыми, но сегодня былое богатство Америки, ее сила и уверенность лишь едва заметны на горизонте.

Один за другим закрывались заводы. Производства вывозились в другие страны. И никто не позаботился о миллионах американских рабочих, лишившихся своих мест. Благосостояние нашего среднего класса разошлось по всему миру.

Но все это в прошлом. И сейчас пришло время обратить наш взор в будущее.

Мы собрались сегодня здесь, и наш голос будет услышан в каждом городе, в каждой мировой столице, в каждой точке земли, где сосредоточена власть. С этого момента мы будем управлять нашей страной по-новому. Отныне и впредь, Америка — прежде всего.

Каждое решение, касающиеся торговли, миграции или международной политики, будет приниматься во благо и ради американских семей и простых рабочих. Мы должны защитить наши границы от опустошительного влияния других стран, которые подделывают наши продукты, крадут наши производства и лишают нас рабочих мест.

Эта позиция усилит нашу страну, она позволит нам жить в достатке. Я буду биться за вас до последнего удара сердца и я никогда не разочарую вас.

Америка вновь начинает побеждать, побеждать, как никогда прежде.

Мы вернем наши рабочие места. Мы вернем наши границы. Мы вернем наше богатство. И мы вдохнем новую жизнь в наши мечты.

Мы наполним нашу прекрасную страну новыми дорогами, мостами, туннелями и аэропортами. Мы вернем людям работу и достаток, своим трудом и своими руками мы отстроим нашу Америку заново.

Мы будем следовать двум простым правилам: покупай американское и нанимай американцев.

Мы будем стремиться к дружбе и доброжелательным отношениям с другими странами, но мы будем делать это с ясным пониманием того, что каждая нация имеет право ставить свои собственные интересы превыше всего. Мы больше не будем навязывать другим странам наш образ жизни, но он воссияет столь ярко, что станет примером для всего мира.

Мы усилим наши прежние союзы и создадим новые. Мы сплотим весь цивилизованный мир в борьбе против радикального исламизма и он исчезнет с лица земли.

Основой нашей политики станет абсолютная преданность Соединенным Штатам. И эта преданность поможет нам вновь обрести веру друг в друга. Когда твое сердце открыто для патриотических чувств, в нем нет места предрассудкам.

Библия повествует о том, как славно, когда сыны Божии живут вместе в единстве и согласии. Мы должны свободно говорить о том, что нас волнует, честно обсуждать существующие противоречия. Но мы всегда должны проявлять солидарность. Когда Америка едина, никто не сможет ее остановить.

Не стоит бояться. Мы под защитой. Нас всегда будут защищать прекрасные мужчины и женщины нашей армии, а также наши служители правопорядка. Но что важнее всего, нас будет защищать Господь.

И, наконец, мы должны широко мыслить и не стесняться мечтать еще чаще. Здесь, в Америке, мы понимаем, что нация жива, пока у нее есть стремления. Мы больше не будем мириться с теми политиками, которые говорят, но ничего не делают, которые постоянно жалуются, но не решают проблем.

Время пустых разговоров ушло. Пришло время действовать.

Не слушайте тех, кто говорит, что ничего нельзя сделать. Сердце и боевой дух Америки пересилят любой вызов. Мы победим. Нашу страну вновь ждет расцвет.

Мы на пороге новой эпохи. Мы готовы постигать тайны космоса и избавить землю от страшных болезней. Мы готовы показать миру новые виды энергии, новые технологии и производства будущего. Новая американская гордость будет вести нас, она вознесет нас и залечит раны на теле нашего народа.

Давайте вспомним старую солдатскую мудрость. Неважно, кто ты: белый, чернокожий или латиноамериканец. Но как в любом патриоте, в тебе течет красная кровь.

Все мы пользуемся одними и теми же свободами, и все мы отдаем честь одному и тому же американскому флагу.

Ребенок из индустриального Детройта и его сверстник, выросший среди полей Небраски, смотрят на одни и те же ночные небеса. Они носят в своем сердце одни и те же мечты, а дыхание жизни в их груди было даровано им Всевышним.

Люди Америки, живущие в далеких и близких, больших и маленьких городах, рассыпанных среди великих гор от восточного до западного побережья — услышьте эти слова. Вас больше никогда не забудут.

Ваш голос, ваши надежды, ваши мечты будут вершить судьбу Америки. А ваши добродетели, смелость и любовь всегда будут вести нас по этому пути.

Вместе мы снова сделаем Америку сильной. Мы снова сделаем ее богатой. Мы снова будем ей гордиться. Мы снова сделаем ее безопасной. И, конечно, мы снова сделаем ее великой.

Благослови вас Господь! Боже, благослови Америку!"



https://ria.ru/world/20170121/1486182000.html

0

2

ABC News, США

Интервью Дэвида Мьюира с президентом Дональдом Трампом на ABC News


В среду 25 января 2017 года ведущий программы АВС World News Tonight Дэвид Мьюир (David Muir) взял в Белом доме интервью у президента США Дональда Трампа. Ниже приводится расшифровка этого интервью.

26.01.2017


Дэвид Мьюир: Господин президент, это честь — находиться здесь, в Белом доме.

Президент Трамп: Большое спасибо, Дэвид.

— Позвольте спросить, осознали ли вы всю значимость своей работы?

— Периодически ко мне приходит это понимание. Это работа колоссальной важности.

И ты реально видишь это, когда разговариваешь с генералами о мировых проблемах. А у нас действительно есть проблемы в мире. Большие проблемы. И я осознаю масштабы своей работы. Осознаю масштабы.

Вчера я встречался с людьми из компании Ford. И из General Motors. Это высшее руководство, важные люди. И они собираются провести огромную работу в США. Они намерены построить в США новые заводы. Когда видишь этот размах, даже как бизнесмен, видишь объемы инвестиций, которые намерены вложить эти компании, поражаешься еще больше. Мы намерены вернуть в Америку рабочие места, как я и обещал во время предвыборной кампании.

— Мы еще поговорим об этом.

— Хорошо.

— Господин президент, я хочу начать с того, что вы пятый день в должности. Поговорить о ваших предвыборных обещаниях. Я сегодня узнал, что вы планирует подписать распоряжение о строительстве стены.

— Верно.

— Вы будете строить эту стену на американские деньги? За нее заплатят американские налогоплательщики?

— В конечном итоге все зависит от того, что произойдет с Мексикой. В ближайшее время мы планируем начать переговоры. И мы получим некую компенсацию от Мексики, о которой я бы сказал…

— То есть, они нам заплатят?

— Совершенно верно, на сто процентов.

— Но сначала за стену заплатят американские налогоплательщики?

— В любом случае позднее мы получим возмещение от Мексики на основе той или иной договоренности. Конечно, я могу подождать год, могу отложить строительство стены. Но я хочу ее построить. Мы должны ее построить. Мы должны остановить приток наркотиков в нашу страну. Мы должны остановить приток людей в нашу страну.

Мы понятия не имеем, откуда они приезжают. Во время кампании я говорил о стене. Это очень важно. Но стена не будет нам стоить ни цента.

— Но вы говорили, причем часто, что за стену заплатит Мексика. А теперь вы говорите о компенсации. Мексиканский президент в последние дни заявлял, что его страна ни в коем случае не будет ничего платить. Он говорит: «Это ущемление нашего достоинства как страны и нашего достоинства как мексиканцев». Он говорит…

— Дэвид, ему приходится так говорить. Он вынужден так говорить. Но я говорю вам, что они заплатят. В каком виде? Наверное, это будет сложная форма выплаты. Вы должны понять: то, что я делаю, — на пользу США. И это также пойдет на пользу Мексике.

Нам нужна очень стабильная и очень крепкая Мексика. Более крепкая, чем сейчас. И им это тоже необходимо. Через Мексику проходят многое, что им совершенно не нужны. Я думаю, это будет полезно обеим странам. И я думаю, что отношения будут лучше, чем прежде.

Знаете, у нас в Мексике пару лет назад был один заключенный, и мы хотели его оттуда вытащить. А Мексика нам не помогала. Эти дни закончились, скажу я вам. Думаю, отношения между США и Мексикой станут намного лучше. Мы построим стену, а Мексика вполне серьезно заплатит за нее.

— Что вы скажете своим сторонникам, которые заявляют: «Погодите, мы думали, что Мексика заплатит за нее в самом начале»?

— Что ж, я отвечу очень просто: они за нее заплатят. Я никогда не говорил, что они заплатят в самом начале. А своим сторонникам я скажу вот что: «Вы хотите, чтобы я подождал два — три года, прежде чем заключать эту сделку?» Дело в том, что нам нужна договоренность по Североамериканскому соглашению о свободной торговле. Нам нужна новая торговая сделка с Мексикой, потому что сегодня нам из-за нее сильно достается.

У нас торговый дефицит в 60 миллиардов долларов. Так что, если хотите, я могу подождать пару лет, а потом мы все сделаем красиво и легко. Но я хочу начать строительство стены немедленно. Я говорю это всем своим сторонникам — а их у меня очень много, люди звонят мне, пишут в «Твиттере», пишут письма, где говорят, что очень этим довольны. Я хочу начать строительство стены. И мы получим компенсацию за эту стену.

— Когда начнется строительство?

— Как только у нас появится возможность. Как только сможем это сделать физически. Мы…

— В ближайшие месяцы?

— Я бы сказал, через несколько месяцев. Да, именно так — через несколько месяцев. Конечно, планирование начнется незамедлительно.

— Людям кажется…

— У нас будут очень хорошие, очень солидные планы уже в ближайшее время.

— Люди сегодня узнают новости о стене, и слушать эти новости будут очень многие. А я хочу задать вопрос об иммигрантах без документов, которые живут в нашей стране. Сейчас выросших здесь детей — их называют мечтателями — защищают родители, как вам известно. Надо ли им беспокоиться о том, что их депортируют? И что вы можете сказать, чтобы успокоить их, заверить, что им разрешат остаться?

— Сильно беспокоиться им не нужно. Они здесь нелегально. Но сильно беспокоиться им ни к чему. У меня большое сердце. Мы позаботимся обо всех. У нас будет очень крепкая граница. Очень прочная граница. Если живущие здесь люди хороши, если они хорошо работают, им вообще не нужно беспокоиться. Мы разработаем политику по этим вопросам в ближайшие четыре недели.

— Но, господин президент, разрешат ли им остаться?

— Я вам скажу через четыре недели. Но я подчеркиваю, мы работаем над этим, изучаем всю эту ситуацию с иммиграцией, мы приняли ее близко к сердцу. Да, здесь есть преступники. Да, здесь есть очень плохие люди. Вот им как раз надо беспокоиться, потому что они будут выдворены. Мы их депортируем. Мы вышлем их очень быстро. Генерал Келли — я поставил ему такую задачу в качестве приоритета номер один.

— Как вы знаете, сенатор Джефф Сешнс, которого вы решили назначить генеральным прокурором, при утверждении в должности сказал, что надо положить конец иммиграционной политике президента Обамы, которая защищает нелегальных иммигрантов, и отметил, что такое решение «определенно будет конституционным». То есть вы можете отказаться от защиты «мечтателей». Такое возможно?

— Мы поговорим с генеральным прокурором. Он скоро станет генеральным прокурором. Он очень хорошо показал себя, просто фантастически. Мы все очень им гордимся. Думаю, с ним обошлись очень и очень несправедливо. Он — умный и очень хороший человек. Он прекрасно будет делать свою работу. Я поговорю с ним, как только его утвердят.

— То есть, такое возможно.

— Мы поговорим с генеральным прокурором.

— Я хочу спросить вас о том, что вы говорили на этой неделе в Белом доме. Вы пригласили в Белый дом лидеров конгресса. Вы подробно говорили с ними о президентских выборах. Вы рассказали им, что проиграли всенародное голосование из-за миллионов незаконных голосов, сказали, что таких незаконных голосов — от трех до пяти миллионов. Это можно назвать величайшей фальсификацией на выборах за всю историю Америки. А где доказательства?

— Позвольте прежде всего сказать, что мои слова были искажены. Планировалась конфиденциальная встреча. Ее участники не должны были говорить с прессой сразу после окончания разговора. Однако демократы посчитали, что она не конфиденциальная.

— Но вы написали в «Твиттере»… о миллионах нелегалов…

— Конечно. Да, я очень… я говорю вполне серьезно. Но эта встреча должна была остаться конфиденциальной. А они превратили ее в… Во-вторых, разговор на эту тему длился около минуты. А они — кто-то говорил, что 25% времени. Это не так. Этот вопрос почти не обсуждался.

Я сказал об этом. Я сказал об этом резко, потому что обман избирателей — это ужасно. Это первое. Во-вторых, я бы победил на прямых выборах, если бы проводил избирательную кампанию в рамках всенародного голосования. Я бы поехал в Калифорнию, где вообще не вел кампанию.

Я бы посетил еще пару мест, где не был. И я бы одержал победу гораздо легче, чем с выборщиками. Однако, как вам известно, коллегия выборщиков — это самое главное. Но никакой разницы нет. Я бы победил очень и очень легко. Но это иная форма победы. И кампанию я бы провел совсем иначе. Совсем по-другому. Но… вы же задали вопрос. На всеобщих выборах мне было бы гораздо проще одержать победу, чем с коллегией выборщиков. Я побывал в 19 штатах. Например, штат Мэн я посетил четыре раза. Так было нужно.

Я поехал в М… — и, между прочим, я там победил. Но оказалось, что эта победа даже не была нужна, так как мы победили с большим преимуществом, получив 306 голосов. Мне требовалось 270. А мы получили 306. И вы, и все прочие говорили: «Да они ни в коем случае не наберут 270». Ваша телевизионная сеть это говорила, почти все это говорили: «Нет, это невозможно». Поэтому я четыре раза ездил в Мэн. Я ездил в разные места. И в этом прелесть системы выборщиков. Но при этом, если посмотреть на регистрацию избирателей, на умерших людей, которые были зарегистрированы для голосования, на тех, кто регистрировался сразу в двух штатах, станет понятно, сколько у нас странностей с регистрацией. Если внимательно взглянуть на процесс регистрации, то обнаружится — станет ясно — что здесь необходимо тщательное расследование.

— Но от трех до пяти миллионов незаконных голосов?

— Что ж, мы это выясним. Но такие цифры вполне возможны. Абсолютно.

— Но…

— Мы все выясним.

На самом деле, я слышал, как противоположная сторона говорила, что их не три — пять миллионов. Я тогда сказал: «Трамп ведет речь о регистрации». А тот человек заявил: «Знаете, мы не хотим говорить о регистрации». Вот так, они не хотят говорить о регистрации.

Регистрировали умерших, регистрировали нелегалов, регистрировали сразу в двух штатах. Да, люди регистрировались в двух штатах. Скажем, в Нью-Йорке и в Нью-Джерси.

И голосовали дважды. На мой взгляд, таких голосов миллионы.

— Но опять же…

— Я проведу расследование. Дэвид, Дэвид, Дэвид…

— Знаете, вы теперь — президент США, а говорите…

— Естественно, я хочу, чтобы процесс голосования был легитимным.

— Но я спрашиваю…

— Люди, которые…

— Я спрашиваю другое. Когда вы высказываете свое мнение о том, что нелегальных голосов — миллионы, это нечто чрезвычайное для системы нашей демократии, для свободных и честных выборов.

— Конечно. Конечно, Конечно.

— Вы говорите, что проведете расследование.

— Естественно.

— Однако то, что вы представили на сегодняшний момент, было опровергнуто. Названо фальшивкой.

— Нет, ничего подобного. Посмотрите на доклады Pew.

— Вчера вечером я звонил автору этого доклада. И он сказал, что они не нашли доказательств… фальсификации результатов голосования.

— Неужели? Зачем же он тогда написал этот доклад?

— Он сказал: доказательств фальсификации результатов голосования нет.

— Извините, зачем же он тогда написал этот доклад?

Согласно докладу Pew… Значит, он снова пресмыкается. Знаете, я всегда заявляю о репортерах, которые подхалимничают, когда хотят написать что-то такое, что вы хотите услышать. Но вовсе необязательно, что это хотят и должны слушать миллионы людей.

— Итак, вы начали расследование?

— Мы собираемся начать расследование и все выяснить. И я скажу так об этих голосах: в результате расследования станет ясно, что все эти фальшивые голоса были отданы не за меня. Ни один из них не был отдан за меня. Они были отданы за противоположную сторону. Но, опять же, нам надо внимательно все проверить насчет регистрации: умерших, незаконных избирателей, тех, кто голосовал в двух, а может, и в трех штатах.

— Спикер палаты представителей Пол Райан сказал: «Я не увидел доказательств. Я заявляю об этом предельно четко и ясно». Сенатор Линдси Грэм сказал: «Президенту не пристало говорить такие вещи без доказательств. Он одержим мыслью, что при прямом голосовании набрал бы большинство голосов, если бы не обман и мошенничество». Я хочу задать вам более важный вопрос. Важно ли это сейчас…

— Нет ничего важнее. Нет ничего важнее.

— И это важно, потому что…

— Позвольте вам сказать: вы знаете, что важно. Миллионы людей соглашаются со мной, когда я говорю об этом. Если посмотреть тот или иной канал, там множество людей звонят и говорят: «Мы согласны с господином Трампом. Мы согласны». Это очень умные люди.

Люди, голосовавшие за меня, многие из них говорят, что сталкивались с такими вещами. Я слышал рассказы об этом. Но вы не говорите о миллионах. Говорите, что это лишь ничтожно малая часть. А я вам скажу: хорошо, что мы это делаем, так как в итоге нам станет ясно, что происходит. Вот вы говорите, что доклад Pew внезапно изменился. Но есть и другие доклады, есть другие сообщения. Вы смотрите на регистрацию, на то, сколько умерших людей были зарегистрированы? Посмотрите на нее и с другой стороны, взгляните на другие моменты, о которых я уже говорил.

— И вы говорите…

— И вы поймете…

— Эти люди в списках проголосовавших, там что, миллионы незаконных голосов?

— Я не говорил, что их там миллионы, но я думаю, что такое вполне возможно. Все правильно.

— Но в «Твиттере» вы пишете…

— И я также говорю это…

— Вы пишете в «Твиттере»: «Если вычесть миллионы людей, которые проголосовали незаконно, получится, что всенародное голосование я выиграл».

— Дэвид, я могу повторить. Если бы были прямые выборы, всеобщее голосование, я бы победил очень легко. Но я бы поехал в Калифорнию и в Нью-Йорк. Я бы не поехал в Мэн. Я бы не поехал в Айову. Я бы не поехал в Небраску и во все те штаты, где мне нужно было выигрывать ради победы на выборах. Я бы поехал в Калифорнию и в Нью-Йорк. А я туда даже не ездил.

— Позвольте задать вам вопрос. Вы победили. Вы президент. Вы сидите…

— Это так.

— …сидите прямо напротив меня.

— Это так.

— Не кажется ли вам, что теперь ваши слова стали гораздо значимее?

— Да, это верно.

— Не кажется ли вам, что эти разговоры о миллионах незаконных голосов опасны для нашей страны, если не представлены доказательства?

— Нет, ни в коем случае.

Ни в коем случае, потому что многие думают так же, как и я. А…

— Не кажется ли вам, что отсутствие доказательств подрывает доверие к вашим словам?

— Вовсе нет, потому что эти голоса были отданы не за меня. Поверьте мне. Они достались Хиллари. Все они голосовали за Хиллари. Все за нее. За меня не голосовали. Думаю, я ни одного такого голоса не получил. И если бы они не голосовали, по всеобщему голосованию результат был бы другой.

Вы должны понять, что я сосредоточил внимание на этих четырех или пяти штатах ради победы. Наверное, она действовала иначе. Ей надо было поехать в Мичиган. Она думала, что этот штат у нее в кармане. Ей надо было поехать в Висконсин. Она думала, что победит там, потому что демократы побеждали в нем 38 лет. Не получилось. А я был в Мичигане, был в Висконсине. Я все время ездил в Пенсильванию. Я ездил во все эти штаты — во Флориду, в Северную Каролину. Вот на чем я сосредоточился.

— Господин президент, меня удивляет, что мы продолжаем этот спор по поводу кампании, по поводу выборов…

— Нет, нет. Мы поговорим об этом в другой раз. Вы должны понять, я одержал колоссальную победу, одну из величайших побед. Если считать по округам, то у меня их наибольшее количество за всю историю или почти наибольшее. Посмотрите на карту, она вся красная. А красное — это мы, республиканцы.

Одна из величайших побед. Но опять же, это была коллегия выборщиков. Это не было всенародное голосование. Я хочу сказать, что у нас много проблем, и что многие люди согласны со мной в этом. Вспомните, восемь лет назад Барак Обама, когда он в первый раз вступил в гонку, баллотировался в Чикаго.

И он смеялся над системой, потому что знал, что все эти голоса пойдут к нему в копилку. Посмотрите на Филадельфию, посмотрите, что там происходит. Взгляните на письмо, которое мне написал Барак Обама, которое лежит в ящике этого стола. Кстати, прекрасное письмо. Просто великолепное. И я его ценю. Но опять же, посмотрите, что он сказал, это есть в записи. Что он сказал о голосовании в Чикаго восемь лет тому назад.

Ничего не изменилось. Ничего не изменилось, поверьте мне. Чикаго, посмотрите, что там происходит. Ситуация там стала только хуже.

Но он в Чикаго улыбался и смеялся над голосованием. А став президентом, он уже так не поступал. Внезапно оказалось, что это основа нашей страны. В этом весь смысл.

Возможно, там было всякое. Я говорю, возможно. Но мы доберемся до сути и все выясним.

А потом мы сделаем так, чтобы это не повторилось. Чтобы люди не регистрировались с нарушениями, чтобы проживающих у нас незаконно не вносили в списки для голосования, чтобы не регистрировали умерших, как сейчас происходит. Такое случается. Я не знаю, насколько часто. Мы постараемся это выяснить, как и разобраться в других нарушениях, скажем, когда люди голосовали в двух штатах. Мы доберемся до сути происходящего, потому что должны это прекратить. Я согласен, это важно. Но другая сторона пытается принизить значимость. Скажу так: если бы этого не было, было бы замечательно. Но мне кажется, что такое случалось. И мне кажется, если бы этого не было, результаты голосования были бы другими.

— И вы считаете, что миллионы незаконных голосов…

— Мы это выясним.

— Позвольте спросить…

— Мы выясним. И кстати, когда я говорю «мы», я и вас тоже имею в виду. Безусловно, всего мы не узнаем, но каковы бы ни были цифры, таких людей много. И мы будем выяснять, потому что нам нужна более совершенная система, где такого не бывает.

— Господин президент, у меня еще один вопрос на эту тему. Об общей картине. Вас критиковали после вашего визита в ЦРУ, в этот священный зал со 117 звездами, которые символизируют погибших сотрудников ЦРУ. Вы говорили о другом. Но также вы говорили о количестве присутствовавших на инаугурации, о количестве присутствовавших на ваших митингах, об обложках журнала Time. Я хочу спросить: неужели это так важно? Когда вы перестанете об этом говорить, ведь вы теперь президент?

— Хорошо, я рад, что вы спросили об этом. Да, я поехал в ЦРУ, это был мой первый шаг. Я с большим уважением отношусь к людям из разведки, из ЦРУ. Правда, я не очень уважаю одного из руководителей. Но это ничего. Я с большим уважением отношусь к людям из ЦРУ.

Та речь попала прямо в яблочко. Посмотрите Fox, посмотрите, что они сказали. Они сказали, что это было одно из самых замечательных выступлений. Они показали, как люди аплодировали, кричали — и все они были из ЦРУ. Кто-то спросил Шона (пресс-секретарь Трампа — прим. пер.): «Это не подставные люди Трампа?» У нас нет подставных людей Трампа. Это были сотрудники ЦРУ.

Мне сказали, где будет проходить встреча. Майк Пенс поехал передо мной, отдал дань уважения погибшим в ЦРУ. Затем я выступил перед собравшимися. Мне аплодировали стоя. Сказали, что это была самая продолжительная овация с тех времен, как Пейтон Мэннинг завоевал Суперкубок. Мне аплодировали стоя. Аплодировали долго. Возьмите записи, вы наверняка вели трансляцию. Я знаю, когда у меня получаются хорошие выступления. И знаю, когда выступления — плохие. Та речь была стопроцентным успехом. Им понравилось. Я бы…

— Вы бы сказали то же самое, если бы это произошло снова?

— Безусловно.

— Перед той стеной?

— Народу она понравилась. Очень понравилась. Мне еще долго аплодировали стоя. Большинство ни разу не присели во время моей речи. В зале чувствовалась атмосфера любви. Вы и другие каналы вели очень неточные репортажи. Мне неприятно это говорить вам, да вы, наверное, вырежете это, но просто включите Fox, посмотрите их репортаж. Посмотрите, как люди реагируют на эту речь.

Это была хорошая речь. А вы и пара других каналов пытались преуменьшить ее значение. И зря вы так сделали. Сотрудникам ЦРУ она понравилась. Если бы я проводил голосование в этом зале, а там было около 300-350 человек, около тысячи хотели туда попасть, но не смогли. Все они были из ЦРУ. На мой взгляд, я бы получил все 350 голосов «за», вот какой был бы результат голосования. Эта речь стала большим хитом, огромным успехом. Потом я вернулся и посмотрел ваш репортаж и пару других.

— Не лично мой.

— Они пытались унизить меня. Что вы сказали?

— Не лично мой.

— Да, не лично ваш, но в репортаже на вашем канале пытались меня унизить. Я могу отличить хорошее от плохого. Только что вышел опрос по поводу моей инаугурационной речи, и подавляющему большинству людей она понравилась. Очень понравилась. Опрос показал замечательный результат.

— Наверное, об этом я и хотел вас спросить. Вы говорили об опросе, что людям понравилась ваша инаугурационная речь, масштаб вашего…

— Нет, потому что вы сами завели об этом разговор.

— Я хотел спросить, в первый день вы…

— Ну, вы сами об этом заговорили. Не я. Я не хотел говорить об инаугурационной речи. Я думаю, я хорошо выступил, и людям это понравилось. Вы видели опрос. Он вышел сегодня утром. Вы сами заговорили на эту тему. Не я.

— Так, значит, опросы, количество собравшихся людей, репортажи в Time — все это до сих пор имеет значение, когда вы уже стали президентом.

— Да, но вы сами настаиваете на этой теме. Там было огромное количество людей. А показывали совершенно неприглядные фотографии, они были сделаны с определенных ракурсов, их сняли рано, да и много всего остального. Я покажу вам потом фотографию, какая там толпа собралась, если хотите.

Если говорить обо всех зрителях, в том числе о телезрителях и все остальных, то мы собрали самое большое количество народа в истории. Зрители смотрели это шоу. Думаю, даже вы с этим согласитесь. Говорят, что я собрал больше всего публики за всю историю инаугурационных речей. И я горжусь этим. Но тему эту начал не я. Это вы сами об этом заговорили.

— Понимаете, меня не интересует количество собравшихся на инаугурации. Я думаю, американцы могут посмотреть на фотографии, сделанные с разных ракурсов, и сами для себя все решить. Мне интересно, как вы провели свой первый полный день здесь в Белом доме, почему решили отправить пресс-секретаря в конференц-зал, собрали журналистов, чтобы поговорить с ними о количестве собравшегося на инаугурацию народа. Вы хотите сказать американцам, что это гораздо важнее, чем некоторые весьма насущные проблемы?

— Одним из результатов моей победы стало то, что мужчины и женщины этой страны, которые прежде были забыты, никогда больше не будут забыты снова. А это отчасти происходит, когда меня пытаются несправедливо дискредитировать, так как у нас собралась огромная толпа зрителей. Собралась такая толпа, что я взглянул на это море людей и сказал: «Ух ты!»

Я и прежде видел толпы народа. Огромные толпы. Но эта толпа была невероятная. Когда я посмотрел на цифры, по оценкам разных источников, мы собрали самую большую аудиторию за всю историю инаугурационных речей. Я сказал, что те мужчины и женщины, с которыми я разговаривал и которые пришли и проголосовали за меня, никогда не будут забыты. Поэтому я не позволю ни вам, ни другим людям унижать эту толпу, унижать тех людей, которые приехали в Вашингтон издалека, потому что я им нравлюсь. И, что еще более важно, им нравится то, что я говорю.

— Я лишь хочу сказать, что не унижал никого из этой публики. Мы вели репортаж в течение нескольких часов…

— Нет, вы унижаете их, на мой взгляд, тем, как вы говорите. Я считаю, что вы унижаете их. Поэтому, я думаю, многие стали нападать на вас и на многих других. Поэтому вас одобрили всего 17%, что довольно плохо.

— Господин Трамп, давайте поговорим обо всем, что произошло на этой неделе. Чикаго. Вчера вечером вы написали сообщение в Twitter о количестве убийств в Чикаго, в нем говорилось: «Если Чикаго не остановит эту жуткую резню, мне придется отправить туда федералов».

— Точно.

— Вы действительно отправите туда федералов? Что вы хотите этим сказать?

— Там происходит резня. Знаете, в моей речи я дошел до чрезвычайного, это слово «резня» от некоторых людей. Это резня. Ужасная резня. Это Афганистан, то есть в Чикаго происходит другое. Людей убивают направо и налево. Тысячи людей за небольшой отрезок времени.

В этом году, который едва успел начаться, ситуация хуже, чем в прошлом, который уже был катастрофой. Они не выполняют свою работу. Поэтому если им нужна помощь, я бы с радостью им помог. Я отправлю к ним те силы, которые следует отправить. Быть может, им придется перестать вести себя столь политкорректно. Быть может, там что-то нечисто. Но нельзя допустить, чтобы эти убийства в Чикаго продолжались. Чикаго уже похож на зону боевых действий. Ситуация в Чикаго хуже, чем некоторые люди, о которых вы сообщаете, в некоторых местах, о которых вы сообщаете каждый вечер…

— Значит, я отправлю…

— …на Ближнем Востоке.

— …вы упомянули помощь со стороны федералов. Существует содействие со стороны федералов и меры по отправке федералов на место. Мне просто любопытно, будете ли вы принимать это решение самостоятельно?

— Я хочу, чтобы они разобрались с этой проблемой. Нельзя, чтобы в каком-то городе расстреливали тысячи людей, в стране, где я занимаю пост президента. Быть может, для кого-то другого на этом посту это было бы нормально. Я хочу, чтобы они решили эту проблему. Перед ними стоит проблема, которую легко решить.

Пусть они будут вести себя жестче, сильнее, умнее. Но они должны решить эту проблему. Я не хочу, чтобы тысячи людей убивали в городе, где я, по сути, являюсь президентом. Я люблю Чикаго. Я знаю Чикаго. Чикаго — прекрасный город, он может быть замечательным городом.

— А если они окажутся неспособны решить эту проблему?

— Чикаго может стать прекрасным городом. Прошу прощения. Он никак не может быть прекрасным городом, если людей там могут убить на улице просто за буханку хлеба. Так он не станет чудесным городом.

— Если им не удастся разобраться с этим, тогда вы и отправите туда федералов?

— Раньше им и не удавалось. Это продолжается уже многие годы. Но не я был президентом. Смотрите, когда две недели назад президент Обама произносил свою речь, очень хорошую речь, двух людей во время его речи застрелили насмерть. Так не должно быть.

— Позвольте спросить…

— Их застрелили не на его речи. Их застрелили в городе Чикаго во время его речи. Что же такое происходит? Я говорю только, что ко мне недавно обратился мэр города, а я сказал: «Вам нужно вести себя умней, надо ужесточить меры, нельзя позволять, чтобы такое происходило. Это просто зона боевых действий».

— Это предупреждение?

— Я хочу, чтобы они разобрались с этой проблемой. Это большая проблема.

— Позвольте спросить о новой информации, будто вы думаете снять запрет с так называемых секретных тюрем ЦРУ по всему миру, которые использовались в прошлом. Это правда?

— Я буду говорить об этом через два часа. Вы будете присутствовать и сможете сами все понять.

— Вы собираетесь снять запрет?

— Вы узнаете об этом через два часа.

— Предыдущий президент, президент Обама утверждал, что США не используют пытки. Сможете ли вы сказать то же самое?

— Знаете, есть один весьма уважаемый мною генерал, генерал Мэттис, он сказал (я был даже несколько удивлен этим), что он не верит в пытки. Как вы знаете, господин Помпео только что получил одобрение Сената. Это фантастический человек, он и возглавит ЦРУ.

Он — совершенно потрясающий человек, в отличие от того, кто только что покинул это место и не был потрясающим ни в каком отношении. Он, мне кажется, отлично справится со своей работой. Он… ну, знаете, я совсем в детали не вдавался, но скажу вам, что я поговорил с другими в разведке. И они верят, например, в пытки водой.

— Вы действительно говорили мне…

— Потому что они говорят, что это реально работает. Действует.

— Господин президент, вы говорили мне как-то раз во время дебатов, что могли бы вернуть пытки водой и кое-что похуже.

— Я бы их вернул…

Этого было бы достаточно — я хочу, чтобы наша страна была в безопасности. Хочу, чтобы наша страна была в безопасности.

— Что это означает?

— Когда они стреляют, когда они отрубают головы нашим и другим людям, когда они отрубают головы людям за то, что они — христиане на Ближнем Востоке, если «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. пер.) делает такие вещи, о которых никто не слышал со времен Средних веков, то будет ли меня сильно волновать вопрос об использовании пыток с применением воды?

На мой взгляд, мы должны отвечать огнем на огонь. Но теперь, сказав это, я будут работать с генералом Мэттисом. Я буду работать вместе со своим министром, потому что Помпео, как я думаю, будет феноменальным директором. Я буду действовать в соответствии с тем, что они скажут. Но всего 24 часа назад я побеседовал с самыми высокопоставленными руководителями разведки. И я задал им вопрос: «Это работает? Пытки приносят результат?» И они ответили: «Да, абсолютно».

— Теперь вы — президент. Вы хотите, чтобы применялись пытки водой?

— Я не хочу, чтобы отрубали головы гражданам или кому-то еще на Ближнем Востоке. О'кей? Только потому, что они христиане, мусульмане или кто-то еще. Я не хочу… послушайте, вы — достаточно взрослый человек, вы видели время, когда все было совсем иначе. Головы начали отрубать всего несколько лет назад.

И теперь они рубят головы и все это снимают на камеру, а потому распространяют запись по всему миру. Вот что у нас теперь происходит, и нам не разрешают ничего предпринять. Мы играем в разных условиях. Еще раз скажу: я доверяю Помпео, и Мэттису, и моей группе. И если они не захотят этого делать, то и хорошо. Но если они действительно захотят, то я буду работать для достижения этой цели.

Я хочу действовать в рамках того, что разрешено по закону. Считаю ли я, что это принесет результат? Я абсолютно уверен, что это работает. Говорил ли я с людьми на высшем уровне, которые видели, как это работает? Я сам не видел. Но я думаю, что это работает. Говорил ли я с людьми, которых это сильно беспокоит? Конечно.

— То есть, вы не будете возражать против…

— Я хотел бы сохранять…

— Вы не будете возражать как президент?

— …нет, я хочу… я буду полагаться на генерала Мэттиса. Я буду полагаться на этих двух людей, а также на других. И если они не захотят это делать, то я на 100% согласен. Но считаю ли я, что это работает? Несомненно.

— Господин президент, я хочу спросить вас о беженцах. Вы собираетесь подписать масштабный акт исполнительной власти относительно приостановки иммиграции в эту страну.

— Это так.

— О ком мы в данном случае говорим? Это запрет в отношении мусульман?

— Мы говорим… это не запрет в отношении мусульман. Речь идет о странах, где царит ужасный террор. Мы назовем эти страны в ближайшее время. Это те страны, из которых к нам приезжают люди, создающие огромные проблемы. У нашей страны — достаточно проблем и без того, чтобы разрешать въезд людям, которые нередко или в некоторых случаях пытаются причинить огромные разрушения.

Посмотрите, что происходит…

— О каких странах мы говорим?

— …Вы услышите об этом через два часа, потому что у меня целый список. Вы будете весьма удивлены. Вы видите людей, которые приезжают сюда и часто, либо в некоторых случаях имеют недобрые намерения. Я не хочу этого. Это «Исламское государство». Они приезжают под ложным предлогом. Я не хочу этого.

Я буду президентом безопасной страны. У нас достаточно проблем. Я считаю, что Европа совершила огромную ошибку, разрешив миллионам людей приехать в Германию и другие страны. Просто посмотрите. Это… это катастрофа, вот что там происходит.

Я не хочу, чтобы то же случилось здесь. Однако президент Обама и Хиллари Клинтон разрешили — и Керри разрешил — въехать в нашу страну десяткам тысяч человек. ФБР сегодня собирает информацию об огромном количестве подозреваемых в причастности к терроризму. Они… и они из числа приехавших в нашу страну. Слушайте, у нашей страны много проблем. Поверьте мне. Я знают об этих проблемах больше, чем вы. Это большие проблемы, серьезные проблемы. Дополнительные проблемы нам не нужны.

— Позвольте спросить вас о некоторых странах, которых не будет в этом списке, — я имею в виду Афганистан, Пакистан, Саудовскую Аравию. Почему мы собираемся разрешить людям приезжать к нам в страну…

— Вы увидите… вы увидите. Мы будем проводить самое тщательное расследование по каждому делу. Самое тщательное расследование. И мы не станем впускать человека в страну, если увидим даже самый незначительный риск возникновения каких-то проблем.

— То есть вы вообще…

— Мы исключаем определенные страны. Но в отношении остальных стран будем проводить самое тщательное расследование. Будет очень сложно въехать в страну. Именно сейчас это очень просто. А будет очень и очень сложно. Мне не нужен терроризм в этой стране. Посмотрите, что происходит в Сан-Бернардино. Посмотрите, что произошло в разных других местах. Посмотрите, что произошло со Всемирным торговым центром. О'кей, я хочу сказать, посмотрите на это как на пример.

— А вы вообще обеспокоены… вас вообще беспокоит, что это вызовет еще большее недовольство среди мусульман…

— Недовольство?

— …всего мира?

— Сейчас уже немало недовольства. Как его может стать еще больше?

— А вам не кажется, что это…

— Послушайте, Дэвид…

— …усугубит проблему?

— Дэвид, я знаю, что вы — искушенный парень. Мир пребывает в состоянии хаоса. Недовольство в мире достигло предела. И что? Вы считаете, что добавится еще немного недовольства? Мы живем в недовольном мире. Все это уже происходило. Мы вошли в Ирак. Мы не должны были входить в Ирак. И нам не надо было оттуда уходить так, как мы это сделали.

Мир сегодня — это тотальный хаос. Посмотрите, что происходит в Алеппо. Посмотрите, что происходит в Мосуле. Посмотрите, что происходит на Ближнем Востоке. И люди бегут оттуда, и они пытаются попасть в Европу или в другие места. Мир — это хаос, Дэвид.

— Вы упомянули Ирак и еще что-то, что, по вашим словам, может повлиять на американские военные контингенты в ближайшее время. Вы сказали: «Мы должны были сохранить контроль над нефтью, но ладно, возможно, у нас еще будет шанс». Что вы хотели этим сказать?

— Ну, нам нужно было сохранить контроль над нефтью, когда мы уходили. Знаете, это очень интересно: если бы мы сохранили контроль над нефтью, то не было бы «Исламского государства», ведь они подпитывают себя нефтью. Вот откуда они получают деньги. Они получают деньги из-за того, что мы ушли… когда мы ушли, когда мы ушли из Ирака, там не было правительства. Там и сейчас нет правительства.

И, кстати, я сказал кое-что еще. Мы имеем две нации — Ирак и Иран. И они были примерно равны по военной силе. Они воевали друг с другом десятки лет. Все время воевали. И они продолжили бы воевать, и все бы так и оставалось — это был просто образ жизни. Но войдя туда, мы обезглавили одну из этих наций, Ирак. Я сказал: «Иран возьмет верх над Ираком». По сути, так и вышло.

— То есть вы считаете, что мы можем войти и взять под контроль нефть.

— Мы должны был взять под контроль нефть. Не было бы «Исламского государства», если бы мы взяли нефть под контроль. Но я не говорил об этом с точки зрения «Исламского государства», потому что наш уход был ужасен. Мы создали вакуум, и образовалось «Исламское государство». Но если бы мы взяли под контроль нефть, все вполне могло бы быть по-другому. Они не смогли бы подпитывать свое весьма далекое от реальности стремление разрушать значительные части мира.

— Слышны голоса критиков, которые считают, что взять нефть под контроль — значит нарушить закон. Но я хотел бы обратиться к словам… которые вы…

— Подождите, подождите, вы серьезно? Кто эти критики, которые так говорят? Дураки.

— Давайте…

— Я не называю их критиками. Я называю их дураками.

— …давайте поговорим о ваших словах…

— Мы должны были взять… извините. Мы должны были взять под контроль нефть. И если мы возьмем под контроль нефть, то «Исламского государства» не будет. И мы бы получили выгоду. На настоящий момент мы потратили шесть триллионов долларов на Ближнем Востоке. А наша страна разваливается.

Наши дороги… простите. Наши дороги, наши мосты, наши школы, они же разваливаются. Месяц назад мы потратили шесть триллионов долларов на Ближнем Востоке. А в своей стране мы не можем себе позволить школу в Бруклине или в Лос-Анджелесе. Мы не можем себе позволить обустроить собственные города у себя дома. Мы вообще ничего себе не можем позволить. Послушайте, пора уже. Это была наша самая долгая война. Мы потратили на нее 15-16 лет. На самом деле никто даже точно не знает, сколько именно, потому что никто не знает, когда мы начали. Но уже пора. Пора.

— Вот на что я обратил внимание, господин президент, вы сказали: «Может быть, у нас будет еще один шанс».

— Ну, не позволяйте своему вниманию задерживаться на этом слишком долго, что будет происходить, мы еще увидим. Я имею в виду, мы посмотрим, как оно будет. Знаете, я вам говорил и всем вокруг говорил, кто хотел об этом узнать, что когда речь заходит о военных делах, я это обсуждать не хочу.

Я хочу, чтобы… хочу, чтобы действия шли впереди разговоров. Я видел, как было с Мосулом, когда несколько месяцев назад генералы и политики вставали и говорили: «Мы войдем в Мосул не позднее чем через четыре месяца». Потом они говорили: «Мы войдем туда через три месяца, через два месяца, через месяц. Мы войдем туда на следующей неделе».

Вот, а я тогда все говорил себе: «Эй, а чего они все время болтают об этом?» И вот они входят в город, и там все сложно, потому что они дали врагу все эти месяцы на подготовку. Я не хочу много говорить о военном деле. Я готов поговорить после того, как все будет завершено, а не до того, как оно начнется.

— Позвольте мне вас спросить, господин президент, еще об одном обещании касательно отмены программы Obamacare. Вы рассказали Washington Post, что собираетесь заменить Obamacare собственным проектом, включающим страховку для каждого. Это кажется невероятно обширной задачей, такой абсолютный охват.

— Так и будет… мой план заключается в том, что я хочу позаботиться о каждом. Я не собираюсь бросать на произвол судьбы эти 20%, которые не могут позволить себе страховку. Именно это, как вы понимаете, люди говорят об Obamacare. Я так и сказал республиканцам: лучшее, что мы можем сделать, — это ничего не делать два года, пусть эта программа сама коллапсирует. Тогда мы примемся за дело и создадим новый план и… и демократы проголосуют за него. Поверьте.

Потому что в этом году вы увидите рост на 150%. В прошлом году в Аризоне был рост на 116%, в Миннесоте было 60 с небольшим. И я сказал им: я это решу, за исключением одной проблемы. Лучшее, что я могу сделать как лидер этой страны… но также и желая сделать что-то, что найдет одобрение демократов. Если я за два года не сделаю ничего, они будут умолять меня что-то предпринять. Но я не хочу этого. Ведь как вы понима… Obamacare — это катастрофа.

Это слишком дорого. Ужасное здравоохранение. Оно не покрывает те нужды, которые нужно покрыть. Вы это знаете, и я это знаю. И я сказал республиканским ребятам… они потрясающие парни, Митч и Пол Райан, и я сказал им: «Послушайте, если вы спешите… я согласен этим заняться, потому что это хорошее дело. Мы добьемся хорошего охвата за гораздо меньшие деньги». Я сказал: «Если вы спешите, у нас будет собственная Obamacare. Они собираются свалить ее на нас. А Obamacare — это катастрофа, бомба, которая скоро взорвется. Если вы просто сядете и подождете, пока она сама взорвется, будет гораздо проще». Вот как надо бы сделать. Но правильнее будет предпринять что-то сейчас.

— Но вы…

— То есть я хочу заверить, что никто не будет умирать на улицах, пока я президент. Никто не будет умирать на улицах. Мы положим начало чему-то потрясающему. И помните, что до Obamacare множество людей были очень и очень довольны своими медицинскими страховками.

А сейчас многие из этих людей страховок вообще не имеют. Для них нет ничего подходящего. Помните об этом, сохраните своего врача, свою схему, на 100%. Помните веб-сайт за пять миллиардов долларов? Помните провал с сайтом. Я хочу сказать, вы же понимаете, о чем я? Провал с сайтом.

— Последний вопрос, потому что я знаю, что потом вы покажете мне Белый дом. Последний вопрос вот о чем. Вы видели расчеты, согласно которым 18 миллионов американцев могут потерять свои страховки, если программа Obamacare будет отменена, и ей не найдется никакой замены. Вы можете гарантировать всем этим американцам, которые смотрят нас прямо сейчас, что они не лишатся своих медицинских страховок или не окажутся в итоге с чем-то худшим?

— То есть подсчетом всех тех людей, что уже потеряли свои страховки, которые их вполне устраивали, никто не занимается. У вас миллионы людей, которым нравились их страховки, их врач и место, куда они ходили. У вас миллионы людей, которые сейчас больше не застрахованы.

— Я только спросил про тех людей…

— Нет, нет.

— …кто переживает и смотрит…

— Мы…

— …на вас в надежде на повторное страхование.

— …в чем я вас могу заверить, так это в том, что у нас будет лучший план, лучшее медицинское страхование и гораздо лучшее медицинское обслуживание. Этот план откроет вам доступ к тому врачу, к которому вы хотите попасть, и к той схеме, которая вам подходит. У нас будет гораздо лучший план по здравоохранению за гораздо меньшие деньги.

И помните, Obamacare уже готова взорваться. Вы брали у меня интервью пару лет назад. Я сказал: «2017 год… то есть именно сейчас, этот год… 2017 год будет катастрофой». Я очень хорошо в этом разбираюсь. «2017 год будет катастрофой из-за финансовой глупости Obamacare. Она взорвется в 17 году».

А почему нет? Обама — умный парень. Так что пусть все будет, как будет. Все это произойдет в 2017 году. И правильнее будет просто расслабиться и дать этой программе взорваться, а демократам прийти к нам просить им помочь, потому что ведь это все на них. Но я не хочу этого делать. Я хочу создать отличное здравоохранение за гораздо меньшие деньги.

— Так что, никто их тех, у кого сейчас есть медицинская страховка по программе Obamacare, не потеряет ее или в итоге не останется…

— Вы знаете, когда вы…

— …с чем-то худшим?

— …говорите «никто», я думаю, что никто. Это в идеале, а в реальности вы говорите о миллионах людей. Никто из них. А потом, понимаете, зная ABC, вы приведете этого единственного человека на телевидение, чтобы он рассказал, как пострадал. Хорошо. Мы бы хотели, чтобы никто. Мы хотим, чтобы ответ был — никто из них.

Но я говорю, что миллионы людей будут счастливы. Прямо сейчас у вас миллионы и миллионы людей несчастливы. Слишком дорого и не очень хорошо. А губернатор Миннесоты, у которого, к сожалению, вчера случилось очень, очень печальное событие, он хороший парень, но… пару месяцев назад он сказал, что Закон о доступном здравоохранении уже не доступен.

Он — стойкий демократ. Очень сильный демократ. Он высказал, что закон уже не по средствам. Сделал такое заявление. И Билл Клинтон в ходе предвыборной агитации… возможно, у него была плохая ночь после этого, когда он вернулся домой… он сказал: «Obamacare — это безумие. Это безумие». И знаете, они оба правы.

— Спасибо, господин президент.

— Большое спасибо. Ценю.

Оригинал публикации: TRANSCRIPT: ABC News Anchor David Muir Interviews President Trump
Опубликовано 25/01/2017 16:04

http://inosmi.ru/politic/20170126/238608877.html

0

3

МАТЕРИАЛ "Малюта"
28.01.2017,  22:15

Телефонный разговор Путина и Трампа вызвал панику в Брюсселе

Телефонный разговор между президентами России и США завершился, сообщают СМИ. Беседа Владимира Путина и Дональда Трампа продолжалась около 45 минут.

С американской стороны в переговорах участвовали советники Трампа и вице-президент Майкл Пенс. С российской — только глава государства.

Детали приводит Российская Газета.

​«Российский лидер еще раз поздравил собеседника с победой на президентских выборах, пожелал ему успехов в реализации предвыборной программы и отметил готовность выстраивать партнерский диалог с новой администрацией на принципах равноправия, взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела друг друга», — говорится в сообщении на сайте Кремля.

Оба собеседника оценили нынешнее состояние российско-американских отношений как «крайне неудовлетворительное», уточнили в пресс-службе Кремля, «и высказались в пользу активной совместной работы по их нормализации и выведению в русло конструктивного взаимодействия по самому широкому кругу вопросов».

Россия и США, говорится в сообщении, должны способствовать возвращению отношений между двумя странами в прагматичное и взаимовыгодное русло​.

Владимир Путин и Дональд Трамп высказались за объединение усилий в борьбе с международным терроризмом, назвав его врагом номер один. Именно в этом ключе президент России и избранный президент США обсудили вопросы урегулирования в Сирии, уточнила пресс-служба Кремля.

Это третий из пяти запланированных на 28 января разговоров президента США с зарубежными лидерами. Перед беседой с Путиным американский лидер пообщался с премьер-министром Японии Синдзо Абэ и канцлером Германии Ангелой Меркель, а после он поговорит с президентом Франции Франсуа Олландом и австралийским премьером Малкольмом Тернбуллом.

Предыдущий разговор Путина и Трампа состоялся 14 ноября прошлого года. Они обсудили отношения между двумя странами и высказались о необходимости объединить усилия в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом. Также Путин и Трамп договорились продолжить контакты по телефону, а в перспективе — провести личную встречу.

Как ранее сообщалось, Трамп разговаривал с Путиным из Овального кабинета, на встрече присутствовали ведущие советники Трампа. Пресс-секретарь американского президента Шон Спайсер выложил в Twitter фото, на котором видно, что Трамп разговаривает по телефону, сидя за столом, а вокруг стола расположились вице-президент Майк Пенс, шеф аппарата Белого дома Райнс Прибас, советник президента по нацбезопасности Майкл Флинн и советник Трампа по стратегическим вопросам Стивен Бэннон.

Уже завтра президент США Дональд Трамп подпишет указ о подготовке плана уничтожения ИГИЛ, который представят в течение 30 дней. Предполагается, что план должен предоставить Объединенный комитет начальников штабов ВС США, пишет агентство Reuters со ссылкой на чиновника в новой администрации американского лидера.

Документ должен быть представлен Дональду Трампу в ближайшие 30 дней.

Днем ранее сообщалось, что  Трамп и президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси провели телефонный разговор на тему борьбы с терроризмом в котором Трамп назвал Асада храбрецом , об этом писала ливанская газета Ad-Diyar.

Как сообщалось , говоря о войне в Сирии и Ираке, Трамп заявил, что Вашингтон намерен сотрудничать с Москвой для проведения совместных военных операций против террористов на территории двух стран, а также продолжать оказывать воздушную поддержку иракской армии, ведущей борьбу с террористами исламского государства (Daesh).

Согласно сообщению, Трамп сказал, что президент Сирии Башар аль-Асад является «смелым человеком», который остается непоколебимым перед лицом терроризма. В то же время, президент США также отметил, что некоторые обстоятельства не позволяют ему вступать в контакт с сирийским президентом.

Трамп добавил, что он собирается поддерживать связь с президентом России Владимиром Путиным в целях координации совместных военных операций против террористов, в частности против Daesh, на территории Сирийской Арабской Республики и выразил уверенность в том, что террористы Daesh будут ликвидированы.

Как сообщили источники Ad-Diyar, аль-Сиси рассказал президенту Сирии о словах Трампа, поскольку президент Египта воспринял слова президента США как сообщение для аль-Асада.
В Брюсселе же паника.

Среди лидеров Евросоюза началась самая настоящая истерика после того, как в телефонном разговоре президент России Владимир Путин и избранный глава Белого дома Дональд Трамп договорились начать "новую эру в российско-американских отношениях", сообщает express.co.uk.

Как отмечает британское издание, "лидеры Европейского Союза провели неделю в слепых нападках в адрес нового избранного президента США… однако телефонный разговор между двумя мировыми лидерами, по-видимому, был теплым и примирительным, и только усилит их опасения, что Брюссель может остаться в стороне от нового правительства США". В частности, глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер говорил, что "избрание магната угрожает глобальной безопасности".

Во время исторической беседы Владимир Путин поздравил Дональда Трампа и выразил надежду на то, что отношения между ними будут значительно лучше, чем те, которые он имел с Бараком Обамой.

"Дэйли экспресс" особо отмечает тот факт, что Трамп договорился продолжить диалог с Путиным по телефону в преддверии личной встречи, которая состоится в ближайшем будущем, и высоко оценил "конструктивное сотрудничество".

По мнению автора статьи, этот телефонный разговор, который носил, по всей видимости, "теплый и примирительный" характер, доказывает, что Россия окончательно вышла из тени и теперь занимает ведущее место на международной арене.

Подобная "новость" не обрадовала чиновников в Брюсселе. Лидеры ЕС опасаются, что могут "остаться в стороне" от решений нового американского правительства. Очевидно, по этой причине всю последнюю неделю лидеры Евросоюза "посвятили слепым нападкам" на Дональда Трампа, пишет Daily Express.

К примеру, председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что избрание миллиардера на пост президента США "представляет угрозу для глобальной безопасности".

Если после своей инаугурации Трамп официально признает присоединение Крыма к России, а также начнёт совместно с Москвой бороться с "Исламским государством" (запрещенная в РФ террористическая организация), то в отношениях между Вашингтоном и Брюсселем наступит трудный период, отмечается в статье.

"Близкие отношения между Россией и Америкой могут сулить проблему для Европейского Союза. И Путин, и Трамп кажутся союзниками в их взаимной ненависти к боевикам "Исламского государства" (группировка запрещена в РФ - "РГ"), и обещание работать вместе, чтобы бороться с терроризмом, может быть признаком союза российской и американской силы", - заключает автор статьи.

https://cont.ws/@skuratoff/505513

0

4

The New York Times, США


Полный текст указа Трампа «Защита страны от иностранных террористов, пытающихся въехать в США»


29.01.2017


В пятницу президент Трамп подписал указ «Защита страны от иностранных террористов, пытающихся въехать в США». Публикуем текст указа, распространенный Белым домом.

Властью, данной мне как президенту Конституцией и законами Соединенных Штатов Америки, включая Закон об иммиграции и гражданстве, 8 U.S.C. 1101 et seq., и разделом 301 третьей статьи Кодекса законов США, и для защиты американского народа от нападений иностранных террористов, допущенных в США, настоящим приказываю:

Часть 1. Цель.

Процедура выдачи визы играет важную роль в выявлении лиц, связанных с террористами, и в предотвращении их въезда в США. Возможно, нет лучшего примера, чем теракты 11 сентября 2001 года, когда политика Госдепартамента не позволила сотрудникам консульств тщательно изучить просьбы о предоставлении визы нескольких из 19 человек, убивших около трех тысяч американцев. И хотя после терактов 11 сентября 2001 года процедура выдачи виз была пересмотрена, чтобы эффективнее выявлять потенциальных террористов, эти меры не смогли предотвратить атак со стороны иностранцев, получивших разрешение на въезд в США.

Многочисленные рожденные в других странах люди были признаны виновными в совершении преступлений, связанных с терроризмом, после 11 сентября 2001 года. Среди них были те, кто въезжал в США по туристической, студенческой или рабочей визе, а также те, кто приехал в рамках программы приема беженцев. Ухудшение условий в некоторых странах в результате войн, раздоров, стихийных бедствий и беспорядков повышают вероятность того, что террористы всеми способами постараются проникнуть в США. США обязаны сохранять бдительность при выдаче виз и следить, чтобы приезжающие не собирались причинить вред американцам и не были связаны с террористами.

Чтобы защитить американцев, США обязаны удостовериться, что люди, получающие разрешение на въезд, не были настроены враждебно по отношению к стране и к ее основным принципам. США не могу и не должны принимать тех, кто не уважает Конституцию, или тех, кто ставит какую-либо основанную на насилии идеологию превыше американских законов. Вдобавок, США не должны пускать тех, кто совершал акты фанатизма или ненависти (включая так называемые убийства ради «защиты чести» семьи и другие формы насилия против женщин, а также преследование последователей других религий), и тех, кто будет преследовать американцев любой расы, пола или сексуальной ориентации.

Часть 2.

Политика США направлена на защиту граждан от иностранных граждан, намеревающихся совершить теракты в США, и на предотвращение приезд иностранных граждан, желающих использовать американские иммиграционные законы в преступных целях.


Часть 3. Отмена выдачи виз и других иммиграционных льгот для граждан стран, вызывающих особую озабоченность
.

A. Министр внутренней безопасности, после консультации с госсекретарем и директором национальных разведслужб, должен подготовить список запрашиваемых данных от любых стран для рассмотрения просьб о визе, разрешении на въезд и других льгот в соответствии с законом об иммиграции и гражданстве (вынесение решения). Сведения призваны установить, что запрашивающий визу человек является тем, за кого себя выдает, и не представляет собой угрозу для безопасности и для общества.

B. Министр внутренней безопасности, после консультации с госсекретарем и директором национальных разведслужб, должны передать президенту доклад о результатах работы по пункту А, в том числе, подготовленный министром внутренней безопасности список запрашиваемых данных для рассмотрения просьб о визах и список стран, не предоставляющих такую информацию, в течение 30 дней после издания этого указа. Копию доклада министр внутренней безопасности передаст госсекретарю и директору национальных разведслужб.

C. Чтобы временно облегчить проверку для соответствующих агентств по вопросу, изложенному в пункте А этой части, чтобы обеспечить должное рассмотрение и максимальное использование имеющихся ресурсов для проверки иностранных граждан, и для обеспечения внедрения должных стандартов для предотвращения въезда иностранных террористов или преступников, в соответствии с частью 212(f) Закона об иммиграции и гражданстве, 8 U.S.C. 1182(f), я постановляю, что въезд как иммигрантов, так и не иммигрантов из чужих стран, перечисленных в 217(a)(12) Закона об иммиграции и гражданстве, 8 U.S.C. 1187(a)(12), противоречит интересам США. В соответствии с этим я запрещаю въезд в США иммигрантам и не иммигрантам из этих стран на 90 дней, начиная с даты этого указа (исключая лиц, путешествующих с дипломатическими паспортами, визами Северо-Атлантического альянса, визами ООН С-2 и визами G-1, G-2, G-3 и G-4).

D. Сразу по получении доклада, описанного в пункте  B, с информацией, необходимой для рассмотрения просьб о визах, госсекретарь должен обратиться к иностранным правительствам, не предоставляющим эти сведения, и потребовать от них начать подавать такие данные о своих гражданах в течение 60 дней после получения уведомления.

E. После завершения 60-дневного периода, описанного в пункте D, министр внутренней безопасности, после консультации с госсекретарем, должен предоставить президенту список стран, рекомендуемых к включению в президентскую прокламацию о запрете въезда для граждан (исключая лиц, путешествующих с дипломатическими паспортами, визами Северо-Атлантического альянса, визами ООН С-2 и визами G-1, G-2, G-3 и G-4) иностранных государств, не предоставляющих запрошенную информацию, в соответствии с пунктом D, пока требование не будет выполнено.

F. В любой момент после подачи списка государств в соответствии с пунктом E этой части, госсекретарь и министр внутренней безопасности могут рекомендовать президенту включить другие страны в тот же список.

G. Вне зависимости от того, подпадает ли просящий визу иностранец под запрет на основании пункта C или на основании пункта E этой части, госсекретарь и министерство внутренней безопасности могут, рассматривая каждый случай отдельно, в случае соответствия национальным интересам, могут выдать визу и другие льготы гражданам стран, выдача виз для которых блокирована.

H. Госсекретарь и министр внутренней безопасности должны предоставить президенту совместный доклад о выполнении этого указа в течение 30 дней со дня издания указа, второй доклад — в течение 60 дней и третий доклад —в течение 90 дней, четвертый доклад — в течение 120 дней.


Часть 4. Внедрение единых стандартов проверки по всем иммиграционным программам.

А. Госсекретарь, министр внутренней безопасности, директор национальных разведслужб и директор Федерального бюро расследований должны внедрить программу в рамках выдачи иммиграционных льгот для определения лиц, желающих проникнуть в США на ложных основаниях, собираясь причинить ущерб, или тех, кто потенциально может причинить ущерб после въезда. Программа будет включать в себя единые стандарты и процедуру проверки, например, личное собеседование, базу данных предоставленных документов, чтобы избежать многократного использования одних и тех же документов разными людьми, включение в анкеты вопросов, направленных на выявление ложных ответов и злого умысла, механизм установления личности подающего просьбу, процедуру установления вероятности того, что подавший просьбу станет полезным членом общества и сможет внести свой вклад в национальные интересы, и механизм по оценке того, собирается ли подающий просьбу совершать теракты и преступления в США или нет.

B. Госсекретарь, министр внутренней безопасности, директор национальных разведслужб и директор Федерального бюро расследований должны предоставить предварительный доклад по выполнению этого распоряжения в течение 60 дней со дня издания этого указа, второй доклад — в течение 100 дней, и третий доклад — в течение 200 дней со дня издания этого указа.


Часть 5. Реорганизация Американской программы по приему беженцев на фискальный 2017 год.

A. Госсекретарь должен приостановить Американскую программу по приему беженцев (USRAP) на 120 дней. В течение этих 120 дней госсекретарь, вместе с министром внутренней безопасности и после консультации с директором национальных разведслужб должны пересмотреть процедуру по подаче прошения на участие в USRAP и по выдаче разрешения. Они должны определить, какие дополнительные процедуры следует применить, чтобы получающие статус беженца люди не угрожали безопасности и благополучию США, и должны внедрить эти дополнительные процедуры. Поданные просьбы о статусе беженца и уже принятые в USRAP будут рассматриваться в рамках старых стандартов, пока не будут внедрены дополнительные процедуры. По истечению 120 дней госсекретарь должен возобновить USRAP только для граждан тех стран, в отношении которых госсекретарь, министр внутренней безопасности и директор национальных разведслужб постановили, что дополнительных процедур достаточно для обеспечения безопасности и благополучия США.

B. С возобновлением USRAP госсекретарь, после консультаций с министром внутренней безопасности, может вносить изменения в дозволенных законом пределах, чтобы предоставить приоритет беженцам, подвергающимся преследованиям из-за вероисповедания, в случаях, когда последователи их религии представляют собой меньшинство в их родных странах. Там, где это необходимо и уместно, госсекретарь и министр внутренней безопасности могут рекомендовать президенту законодательные инициативы для обеспечения этого приоритета.

C. В соответствии с частью 212(f) Закона об иммиграции и гражданстве, 8 U.S.C. 1182(f), я постановляю, что въезд сирийских граждан в качестве беженцев противоречит интересам США, и будет приостановлен до истечения отведенного мной срока на внесение изменений в USRAP с целью гарантировать, что прием сирийских беженцев соответствует национальным интересам.

D. В соответствии с частью 212(f) Закона об иммиграции и гражданстве, 8 U.S.C. 1182(f), я постановляю, что прием более 50 тысяч беженцев в фискальном 2017 году противоречит интересам США и должен быть прекращен на отведенный мною срок, пока не будет решено, что дополнительный прием соответствует национальным интересам.

E. Вне зависимости от временного запрета в рамках пункта А этой части для подавшего просьбу, госсекретарь и министр внутренней безопасности могут вместе разрешить въезд отдельных лиц в США в качестве беженцев, рассматривая каждый случай отдельно, но только если они посчитают, что прием этих людей соответствует национальным интересам, в том числе, если речь идет о представителях религиозных меньшинств, подвергающихся преследованиям в своих странах, если прием этого лица позволит США выполнять предыдущие международные соглашения, или если человек уже проходит процедуру, и отказ станет для него несправедливым лишением. Во всех случаях не должно быть риска для безопасности и благополучия США.

F. Госсекретарь должен предоставить президенту предварительный доклад о выполнении распоряжения в пункте B этой части по поводу предоставления приоритета лицам, утверждающим о преследовании в качестве религиозных меньшинств, в течение 100 дней со дня издания этого указа, и второй доклад — в течение 200 дней со дня издания этого указа.

G. Политика исполнительной власти заключается в том, чтобы в рамках, установленных действующим законодательством, и в рамках практической возможности органам власти штатов и местным органам власти предоставлялось право участвовать в процессе определения места размещения или поселения в их юрисдикциях иностранных граждан, получивших право на нахождение на территории США в качестве беженцев. С этой целью Министр внутренней безопасности обязан изучить существующее законодательство с целью установления тех пределов, до которых в соответствии с применимыми правовыми нормами органы власти штатов и местные органы власти могут принимать более активное участие в процессе определения места размещения или поселения беженцев в их юрисдикциях, и составить предложение, которое должно содействовать подобному участию в рамках закона.

Часть 6. Прекращение осуществления полномочий применительно к случаям недопущения на основании подозрений в терроризме.

Госсекретарь и Министр внутренней безопасности должны по согласованию с Генеральным прокурором рассмотреть случаи прекращения осуществления полномочий в разделе 212 Закона об иммиграции и гражданстве США титула 8 Свода законов США, статья 1182, касающиеся недопущения на основании подозрений в терроризме, а также все связанные с этим акты.


Часть 7. Ускоренное внедрение биометрической системы отслеживания въезда и выезда.


(а) Министр внутренней безопасности обязан ускорить процесс создания и внедрения биометрической системы отслеживания въезда и выезда всех иностранных граждан в США, как было рекомендовано Национальной комиссией по террористическим атакам против США.

(b) Министр внутренней безопасности обязан периодически предоставлять президенту отчет о выполнении директивы, содержащейся в подразделе (а) этого раздела. Первый отчет должен быть предоставлен в течение 100 дней с даты этого указа, второй отчет должен быть предоставлен в течение 200 дней с даты этого указа, а третий отчет должен быть представлен в течение 365 дней с даты этого указа. Далее министр обязан предоставлять отчет каждые 180 дней вплоть до того момента, когда эта система будет полностью налажена и готова к работе.

Часть 8. Обеспечение безопасности собеседований на получение визы.

(а) Госсекретарь обязан немедленно приостановить действие альтернативной программы проведения собеседований на получение визы и обеспечить соблюдение раздела 222 Закона об иммиграции и гражданстве США титула 8 Свода законов США, статья 1222, которая требует, чтобы все претенденты на получение неиммиграционной визы проходили личное собеседование за исключениями, установленными законом.

(b) В рамках, установленных действующим законодательством, и с учетом доступности средств Госсекретарь обязан немедленно расширить действующую программу содействия сотрудникам консульств, в том числе существенно увеличить число сотрудников, увеличить срок их службы или сделать ее бессрочной, а также сделать языковые курсы в Институте дипломатической службы доступными для сотрудников, готовящихся занять посты вне зоны их основных лингвистических навыков, чтобы сроки ожидания собеседований для претендентов на неиммиграционную визу не растягивались.


Часть 9. Принцип взаимности в вопросе сроков действия виз.


Госсекретарь обязан изучить все соглашения о взаимности, касающиеся сроков действия неиммиграционных виз, чтобы убедиться, что с учетом классов виз все они настолько же взаимны, насколько осуществимы в части периода действия и пошлин, как этого требуют разделы 221 © и 281 Закона об иммиграции и гражданстве США титула 8 Свода законов США, статья 1201 © и 1351. Если та или иная страна не относится к гражданам США, стремящимся получить неиммигрантскую визу, с учетом принципа взаимности, Госсекретарь обязан скорректировать период действия виз, тарифы и другие аспекты, чтобы они соответствовали тому обращению, которое получают граждане США в этом иностранном государстве, насколько это возможно.

Часть 10. Прозрачность и сбор данных.

(а) Чтобы обеспечить более высокий уровень прозрачности в отношениях с американским народом и чтобы более эффективно осуществлять политику и практики, которые служат национальным интересам, Министр внутренней безопасности по согласованию с Генеральным прокурором обязан в соответствии с действующим законодательством и требованиями национальной безопасности, собрать с опубликовать в течение 180 дней, а затем каждые 180 дней:

(i) информацию касательно числа иностранных граждан, находящихся на территории США, которым были предъявлены обвинения в совершении преступлений террористической направленности за время пребывания на территории США; которые были признаны виновными в совершении преступлений террористической направленности за время пребывания на территории США; которые были высланы из США на основании обвинений в деятельности террористической направленности, в членстве или материальной помощи той или иной организации террористической направленности или на каких-либо других основаниях, связанных с национальной безопасностью, с даты этого указа или даты окончания предыдущего отчетного периода, в зависимости от того, что наступает позднее;

(ii) информацию касательно числа иностранных граждан, находящихся на территории США, которые были радикализованы после въезда на территорию США и принимали участие в актах террористической направленности; которые оказывали материальную помощь организациям террористической направленности в странах, представляющих угрозу для США, с даты этого указа или даты окончания предыдущего отчетного периода, в зависимости от того, что наступает позднее;

(iii) информацию касательно числа и типов актов гендерно-мотивированного насилия против женщин, совершенных на территории США иностранными гражданами с даты этого указа или даты окончания предыдущего отчетного периода, в зависимости от того, что наступает позднее;

(iv) любую другую информацию, касающуюся общественной безопасности, как ее определяют Министр внутренней безопасности и Генеральный прокурор, в том числе информацию об иммиграционном статусе иностранных граждан, обвиняемых в совершении тяжких преступлений.

(b) Госсекретарь должен в течение одного года с даты этого указа предоставить отчет, содержащий оценку долгосрочных расходов на Программу приема беженцев на федеральном уровне, на уровне отдельных штатов и на местном уровне.

Часть 11. Общие положения.

(а) Ничто в этом указе не должно истолковываться так, чтобы ослаблять или влиять иным образом на:

(i) полномочия, предоставляемые законом министерствам или агентствам исполнительной ветви власти или их руководителям;

(ii) должностные обязанности директора Административно-бюджетного управления в части бюджетных, административных или законодательных предложений.

(b) Этот указ должен исполняться в соответствии с требованиями законодательства и с количеством доступных средств.

© Этот указ не предназначен для создания и не создает никаких прав или привилегий, как вещественных, так и процессуальных, осуществимых по общему праву или по праву справедливости, для любых сторон, выступающих против США, их департаментов, агентств или учреждений, их чиновников, сотрудников, агентов или любых других лиц.

http://inosmi.ru/politic/20170129/238622489.html
Оригинал публикации: Full Executive Order Text: Trump's Action Limiting Refugees Into the U.S.
Опубликовано 27/01/2017

0

5

Fox News, США

Полный текст интервью Дональда Трампа для Билла О'Рейли из Fox News по случаю «Супербоула»

06.02.2017205885
Билл О'Рейли (Bill O'Reilly)



Ведущий Fox News Билл О'Рейли (Bill O'Reilly) взял интервью у Дональда Трампа, которое телеканал показывал в воскресенье, за несколько часов перед «Супербоулом». В прошлом Билл О'Рейли делал такие же интервью с президентами Джорджем Бушем и Бараком Обамой.

Fox заранее показал эпизод из интервью, во время которого Трампу был задан вопрос о том, уважает ли он российского президента Владимира Путина.

«Я уважаю многих людей, но это не значит, что мы с ними найдем общий язык, — сказал Трамп. — Он — лидер своей страны. Я бы сказал, что с Россией лучше ладить, чем не ладить. И если Россия помогает нам в борьбе против ИГИЛ (запрещенная в РФ группировка — прим. пер.), а это большая борьба, и в борьбе против исламского терроризма во всем мире, то это хорошо. Но найду ли я с ним общий язык? Понятия не имею».

«Но он еще и убийца, — сказал О'Рейли. — Путин — убийца».

«Убийц много, — сказал Трамп. — У нас полно убийц. Вы что же, считаете, что наша страна — такая невинная».

В другой части интервью О'Рейли спросил Трампа о его склонности делать заявления, не подкрепленные данными.

«Возможно, критика в ваш адрес обоснована, так как вы говорите вещи, не подкрепленные данными. Например, вы, будучи президентом, сказали, что против вас голосовали три миллиона нелегальных иностранцев, но у вас нет данных в поддержку этого утверждения. Некоторые скажут, что для президента делать такие заявления — безответственно».

«Многие люди сказали, что я прав, — ответил Трамп. — Когда вы видите нелегалов и тех, кто не является гражданами, в избирательных списках… Послушайте, Билл, мы можем ребячиться, но посмотрите на списки, в которых есть нелегалы, есть умершие люди, есть это. Это очень плохая ситуация. Очень плохая».

Текст интервью:

О'Рейли: Еще одна большая неделя для администрации Трампа. Судья Горсач, его назначение прошло очень гладко.

Трапм: Так и есть, так и есть.

— Но сделка по беженцам — нет.

— Я считаю, тоже очень гладко. Мы выбрали 109 человек из сотен тысяч путешественников и изучали их очень тщательно.

— Если бы вам пришлось делать это снова, вы ничего не изменили бы? Некоторые из ваших людей не поняли указа.

— Генерал Келли сказал о другом. Генерал Келли, сейчас уже — министр Келли, сказал, что он все понимал, что он был осведомлен, и все прошло гладко. Там было 109 человек.

— Давайте поговорим об Иране, о вашей оценке. Как вы считаете, мы — США — встали на путь, ведущий к столкновению с этой страной?

— Я считаю, что это была самая ужасная сделка из всех, что я видел. Эту сделку не следовало даже обсуждать…

— Ядерная сделка?

— Конечно. Сделка, которую заключила администрация Обамы. Я считаю позором, что мы заключили такую сделку, что нам пришлось подписать такую сделку, и не было никаких причин делать это. Если вам нужна сделка, то добейтесь хороших условий.

Мы дали им 1,7 миллиарда долларов. Это неслыханное дело: мы дали деньги и ничего не увидели взамен.

— Возможно, вы расторгнете сделку?

— Посмотрим. Посмотрим, что будет, но я могу сказать одно: они совершенно не уважают нашу страну. Они — главное государство-террорист в мире, они повсюду рассылают деньги и оружие, а так делать нельзя.

— Вы начнете с санкций против них, но как насчет отправки авианосца?

— Я не обсуждаю военные шаги. Я всегда критиковал Обаму за то, что он говорил о планах штурма Мосула. Они назвали место, день и час начала операции. Я в такой подход не верю.

— Значит, вы намерены играть на повышение с Ираном.

— Я не играю на повышение. Я считаю, что они совершенно не уважают нашу страну, и я понимаю сделку. Я мог бы смириться с этим, если бы они после этого начали сотрудничать, но случилось совсем иное. Они словно расхрабрились. Они отслеживают наши самолеты, они окружают наши корабли своими маленькими катерами, и они совершенно не уважают нас, потому что они не могут поверить, что мы были настолько глупы, что согласились на эту сделку.

— На прошлой неделе вы говорили с Путиным. Деловая была неделя.

— Полторы недели.

— Вы уважаете Путина?

— Я уважаю его, но…

— Уважаете? За что?

— Я уважаю многих людей, то это не значит, что мы с ними найдем общий язык. Он — лидер своей страны. Я бы сказал, что с Россией лучше ладить, чем не ладить. И если Россия помогает нам в борьбе против ИГИЛ, а это большая борьба, и в борьбе против исламского терроризма во всем мире, то это хорошо. Но найду ли я с ним общий язык? Понятия не имею.

— Но он еще и убийца. Путин — убийца.

— Убийц много. У нас полно убийц. Вы что же, считаете, что наша страна — такая невинная?

— Я не знаю ни одного государственного лидера-убийцу.

— Так посмотрите на то, что мы сделали. Мы совершили много ошибок. Я с самого начала был против войны в Ираке.

— Но ошибки — не то же самое, что…

— Много ошибок, и погибло много людей. Вокруг полно убийц, поверьте мне.

— Давайте поговорим о Мексике. Сообщалось, что вы в разговоре с президентом Нието сказали, что, если его войска не могут справиться с картелями, то это сделают американские солдаты. Так сообщалось, и я не помню, правда это или нет. Вы так говорили?

— С картелями необходимо что-то сделать. Я говорил с ним об этом. Я хочу помочь ему с этим. Я думаю, что он — очень хороший человек. Вы, возможно, знаете, что у нас очень хорошие отношения. Он, похоже, очень хочет получить от нас помощь, потому что у него проблема, и для нас это тоже серьезная проблема. Не забывайте, что картели орудуют в нашей стране. И они отравляют молодежь нашей страны.

— На данный момент вы считаете Мексику коррумпированной страной? Потому что все это творится уже десятки лет.

— Я люблю их народ. Мне очень нравится это правительство. Я считаю, что он — очень хороший человек. Мы отлично ладим. Но у них есть проблемы контроля над разными сферами жизни страны. В этом нет никаких сомнений, и главной проблемой я бы назвал наркотики и наркокартели.

— Вы рассчитали, какой тариф установите для Мексики, чтобы оплатить расходы на стену?

— Сейчас ситуация — очень неблагоприятная. Сейчас мы теряем наши рабочие места, уходящие в Мексику. Посмотрите на заводы, на эти большие заводы. Но я должен сказать вам, что уже обернул это вспять. Вы увидите это. «Форд» оказались молодцами. Они отменили строительство завода. Они строят огромный…

— Да, вы запугали их. Они вас боятся.

— Не уверен, что они боятся меня. Они хотят поступить правильно.

— Они хотят поступить правильно? А что мешало им поступить правильно все эти годы? Они боятся вас.

— Раньше с ними разговаривали не те люди. Но они поступят правильно, они возвращают рабочие места в Мичиган, в Огайо, в Пенсильванию, туда, где были утрачены рабочие места. Это уже происходит. Думаю, вы увидите огромный рост количества рабочих мест в нашей стране.

— Давайте поговорим о внутренней политике. Я провел неделю в Калифорнии. Как вам известно, они голосуют за то, следует ли превратить Калифорнию в штат-убежище. Получается, что США и Калифорния на пути к столкновению. Что вы думаете об этом?

— Я считаю, что это просто смехотворно. Как вы знаете, я категорически против городов-убежищ. Они распространяют преступность, там много проблем. Если придется, то мы лишим их финансирования. Мы переводим огромные суммы денег в Калифорнию, как вы знаете. И при этом во многом Калифорния не подконтрольна. Разумеется, избиратели согласны, иначе они не голосовали бы за меня.

— Лишение финансирования — ваше любимое оружие?

— Это просто оружие. Я бы не хотел лишать финансирования город или штат.

— Но вы сделаете это?

— Я бы не хотел никого лишать финансирования. Я хочу давать им деньги, в которых они нуждаются для управления городом и штатом должным образом. Но если они хотят иметь города-убежища, то, возможно, нам придется поступить так. Конечно, это будет оружием.

— Возможно, критика в ваш адрес обоснована, так как вы говорите вещи, не подкрепленные данными. Например, вы, будучи президентом, сказали, что против вас голосовали три миллиона нелегальных иностранцев, но у вас нет данных в поддержку этого утверждения. Некоторые скажут, что для президента делать такие заявления безответственно Не обоснованно ли это?

— Многие люди сказали, что я прав, сами знаете.

— Я знаю, но у вас должны быть данные в поддержку заявлений.

— Позвольте сказать вам. И это необязательно касается голосования, хотя в итоге ведет к этому. Это касается регистрации избирателей. Вы смотрите на регистрационные списки и видите, что голосовали мертвые, что голосовали люди, зарегистрированные в двух штатах, и многое другое, вы видите нелегалов, людей, не являющихся гражданами, но внесенными в списки. Послушайте, Билл, мы можем быть наивными, но посмотрите на списки, в которых есть нелегалы, есть «мертвые души», есть это. Это очень плохая ситуация. Очень плохая.

— Так вы считаете, что в этом вопросе ваша правота будет доказана?

— Я думаю, моя правота уже доказана. Многие сказали, что я прав.

—  Но данные должны показать, что голосовали три миллиона нелегалов.

— Забудьте об этом. Забудьте обо всем этом. Посмотрите просто на регистрационные списки избирателей. И мы займемся этим, я создам комиссию под руководством вице-президента Майка Пенса, и мы очень, очень тщательно разберем эту ситуацию.

— Что ж, это хорошо. Перейдем к сути. В 2017 году американцам стоит рассчитывать на снижение налогов?

— Думаю, да, и, возможно, еще до конца года. Я бы сказал, что да.

— Следует ли американцам ожидать в 2017 году появления системы медицинского страхования, разработанной администрацией Трампа.

— Как минимум, это будет в процессе. Возможно, на это потребуется больше времени, мы не закончим к началу следующего года, но процесс будет идти. Ситуация — сложная. Obamacare был катастрофой. Помните, эта реформа не сработала. Мы разрабатываем прекрасный план. В соответствии с законом на это требуется время. Мы довольно скоро предложим это. Я думаю, да, я бы сказал, что к концу года план будет как минимум в зачаточном состоянии, но кое-что у нас будет в этом году и в следующем.

— Последний вопрос. У вас остается четыре часа на сон или нечто в этом роде. Опуская голову на подушку, не говорите ли вы себе: «Поверить не могу, что я здесь. Поверить не могу, что, не будучи политиком, не стремясь к этому, не ставя себе такой цели в жизни, я стал президентом США»? Вам не приходит это в голову?

— Должен сказать вам, что однажды, входя в Белый дом, я подумал: «Это потрясающе». Или когда поднимаетесь на борт президентского самолета. Это отчасти сюрреалистический опыт, но с этим нужно справиться, так как работы очень много, как в сфере рабочих мест, так и в деле отношений со странами, которые нас ненавидят. Необходимо преодолеть это ощущение.

— Футбол. Вы будете смотреть матч?

— Мне нравится Боб Крафт (Bob Kraft). Мне нравится тренер Беличик (Belichick). Том Брэйди (Tom Brady) — мой друг.

— Все они теряют равновесие из-за этого, вы знаете.

— Знаю, они много горячо говорят. Но, знаете, они также набирают большую популярность на этом. Я думаю, они хорошо выступят. Том — победитель.

— Значит, вы болеете за «Патриотов»?

— Я считаю, что вторая команда — просто фантастическая. Нет, правда, фантастическая. У них замечательный нападающий. Но для «Патриотов» матч будет полегче, так как они там уже были. Если вы побеждали, если вы это делали — а они это делали — то играть вам гораздо легче. Так что посмотрим, что будет. Но надо же поддерживать друзей, верно?

— Конечно. Fox Sports требует, чтобы я спросил у вас, какой будет результат.

— Ненавижу предсказывать.

— Но вам придется.

— Терпеть это не могу. Я даже не знаю, каковы шансы. Думаю, шансы примерно равны, так как обе команды прекрасны, шансы примерно равны, но я бы сказал, что «Патриоты» победят.

— С каким счетом?

— Перевес в восемь очков.

— Хорошо. Это четкий президентский прогноз, и мы увидим, оправдается ли он.

— Мне бы не следовало это делать, ну да ладно.

— Для этого вам данные не нужны.

— Нет, не нужны.

— Господин президент, спасибо вам за уделенное время.



Оригинал публикации: Donald Trump Super Bowl interview transcript with Fox News' Bill O'Reilly
Опубликовано 05/02/2017
http://inosmi.ru/politic/20170206/238673152.html

0

6

The New York Times logoThe New York Times, США

Речь Дональда Трампа в Конгрессе

01.03.2017



Большое спасибо. Господин спикер, господин вице президент, члены Конгресса, первая леди Соединенных Штатов…

(аплодисменты)

… и граждане Америки, сегодня, когда мы отмечаем завершение празднования Месяца афроамериканской истории, мы вспоминаем о пути, которая наша страна проделала, чтобы добиться гражданских прав, и о той работе, которую еще предстоит сделать.

(аплодисменты)

Угрозы последнего времени…

(аплодисменты)

…угрозы, с которыми недавно столкнулись еврейские общинные центры, и вандализм на еврейских кладбищах, а также стрельба, произошедшая на прошлой неделе в Канзас-Сити, напоминают нам о том, что хотя наша страна, возможно, и разобщена в политическом плане, она едина в своем осуждении ненависти и зла во всех его уродливых проявлениях.

(аплодисменты)

Каждое поколение американцев передает друг другу эстафету правды, свободы и справедливости, и эта цепочка не прерывается, доходя до президента. Этот факел сейчас находится в наших руках, и с его помощью мы будем нести свет миру.

Сегодня я выступаю здесь, чтобы донести до вас главную идею единства и силы, и это послание идет из самой глубины моего сердца. Сейчас начинается новая глава…

(аплодисменты)

…американского величия. Новая национальная гордость охватывает нашу страну, и новый всплеск оптимизма вдохновляет нас, позволяя настойчиво стремиться к несбыточным мечтам. То, что мы наблюдаем сегодня, является возрождением американского духа. Наши союзники еще увидят, что Америка вновь готова быть лидером.

(аплодисменты)

Все страны мира — друзья или враги — увидят, что Америка — сильная, Америка — гордая и свободная. Через девять лет Соединенные Штаты будут отмечать 250-летие со дня основания, 250 лет с того дня, когда мы провозгласили свою независимость. Это станет одной из величайших вех в истории мира.

Но какой будет Америка, когда нам исполнится 250 лет? Какую страну мы оставим нашим детям? Я не допущу, чтобы ошибки последних десятилетий определяли наше будущее.

Слишком долго мы наблюдали, как сокращается наш средний класс, пока мы перемещали наши рабочие места и богатства в зарубежные страны. Мы финансировали и строили один глобальный проект за другим, но не обращали внимания на судьбы наших детей в бедных районах Чикаго, Балтимора, Детройта и многих других городов по всей стране.

Мы защищали границы других государств, оставляя наши собственные границы широко открытыми для всех людей и для наркотиков, и теперь все это хлынуло в нашу страну с невиданной скоростью. И мы тратим триллионы долларов за рубежом, а наша внутренняя инфраструктура при этом разрушается.

Затем, в 2016 году, земля начала уходить у нас из-под ног. Начало расти возмущение — это был тихий протест, который выражали семьи, представляющие разные этнические группы и вероисповедания, семьи, которые просто хотели справедливости для своих детей, хотели, чтобы им дали возможность рассказать о своих проблемах, чтобы их услышали.

Но затем их тихие голоса зазвучали громким хором — и теперь тысячи граждан, живущие в больших и маленьких городах по всей нашей стране, говорят вместе, в один голос.

Наконец этот хор превратился в землетрясение, и люди, десятки миллионов людей, восстали, и всех их объединяет одно очень простое, но крайне важное, принципиальное требование: Америка должна ставить на первое место своих собственных граждан. Потому что только тогда мы действительно сможем снова сделать Америку великой.

(аплодисменты)

Умирающие предприятия снова заработают, герои-ветераны получат то медицинское обслуживание, в котором они так нуждаются. Наши вооруженные силы получат те ресурсы, которых так заслуживают храбрые воины.

На месте разрушающейся инфраструктуры появятся новые дороги, мосты, туннели, аэропорты и железные дороги, которые будут радовать глаз по всей нашей очень красивой стране. Распространение страшной наркотической эпидемии замедлится, и в конечном итоге она прекратится, и в наших заброшенных городских кварталах вновь вспыхнет надежда, восстановится безопасность, и вновь появятся возможности.

Прежде всего, мы будем выполнять свои обещания, данные американскому народу.

(аплодисменты)

Спасибо. Прошло чуть больше месяца с момента моего вступления в должность, и я хочу воспользоваться этим моментом, чтобы рассказать гражданам страны о том, чего я добился, выполняя эти обещания. За период после моего избрания компании Ford, Fiat-Chrysler, General Motors, Sprint, Softbank, Lockheed, Intel, Walmart и многие другие объявили, что будут вкладывать многие миллиарды долларов в развитие США и создадут в Америке десятки тысяч новых рабочих мест.

(аплодисменты)

Фондовый рынок уже заработал почти три триллиона долларов после выборов 8 ноября, что является рекордом. Мы сэкономили налогоплательщикам сотни миллионов долларов, снизив стоимость фантастического — а он фантастический — нового истребителя F-35, и мы будем экономить дополнительные миллиарды по контрактам по всей нашей стране.

Мы ввели мораторий на прием новых федеральных служащих во всех сферах, за исключением оборонной и ряда ключевых отраслей.

Мы уже начали осушать болота коррупции в правительстве, установив пятилетний запрет на осуществление лоббирования чиновниками исполнительной власти и пожизненный запрет…

(аплодисменты)

Спасибо. Спасибо. И пожизненный запрет на лоббирование интересов иностранных государств. Мы предприняли исторические шаги, чтобы значительно уменьшить количество правовых норм, позволяющих сокращать и ликвидировать рабочие места, создав во всех государственных органах рабочие группы по снижению регулирования и контроля…

(аплодисменты)

…и мы вводим новое правило, согласно которому для принятия каждого нового нормативного акта необходимо отменить два старых.

(аплодисменты)

Мы собираемся отменить нормативные акты, которые ставят под угрозу будущее и благосостояние наших великих шахтеров.

(аплодисменты)

Мы расчистили путь, сделав возможным строительство трубопроводов Keystone и Dakota Access…

(аплодисменты)

…тем самым создавая десятки тысяч рабочих мест. И я подписал новый указ, согласно которому новые американские трубопроводы должны будут строиться из американской стали.

(аплодисменты)

Мы вывели Соединенные Штаты из Транстихоокеанского партнерства, которое ведет к ликвидации рабочих мест.

(аплодисменты)

И с помощью премьер-министра Джастина Трюдо мы со своими соседями в Канаде создали совет, чтобы помочь обеспечить женщинам-предпринимателям доступ к сетям, рынкам и капиталу, необходимым им для начала бизнеса и воплощения в жизнь их финансовых планов.

(аплодисменты)

Чтобы защитить наших граждан, я приказал Министерству юстиции сформировать рабочую группу по снижению уровня насильственных преступлений. Я дополнительно приказал Министерствам внутренней безопасности и юстиции, а также Госдепартаменту и директору национальной разведки скоординировать агрессивную стратегию, направленную на ликвидацию преступных картелей, которые распространились по всей нашей стране.

(аплодисменты)

Мы остановим поток наркотиков в нашу страну и положим конец отравлению нашей молодежи, и мы будем расширять систему лечения тех, кто уже страдает от серьезной зависимости.

(аплодисменты)

При этом моя администрация ответила на призывы американского народа, адресованные иммиграционным службам и службами пограничной безопасности.

(аплодисменты)

Обеспечив наконец соблюдение наших иммиграционных законов, мы повысим зарплаты, поможем безработным, сэкономим миллиарды и миллиарды долларов и сделаем наше общество более безопасным для всех.

(аплодисменты)

Мы хотим, чтобы все американцы добились успеха, но это невозможно в условиях хаоса и царящего беззакония.

Мы должны восстановить целостность и власть закона у наших границ.
© AP Photo, Julie Watson
Забор на границе Мексики и США

(аплодисменты)

Поэтому мы в ближайшее время начнем строительство огромной стены вдоль нашей южной границы.

(аплодисменты)

Уже сейчас мы изолируем членов преступных банд, торговцев наркотиками и преступников, которые угрожают нашему обществу и охотятся на наших ни в чем не повинных граждан. От плохих мы избавляемся — как я говорю это сейчас и как я и обещал в ходе избирательной кампании. Тем членам Конгресса, кто не считает, что мы должны исполнять наши законы, я хотел бы задать такой вопрос: «Что бы вы сказали американской семье, которая теряет работу, доходы или близкого человека, потому что Америка отказалась выполнять свои законы и защищать свои границы?».

(аплодисменты)

Наша обязанность — служить гражданам США, охранять их и защищать. Мы также принимаем решительные меры, чтобы защитить нашу страну от радикального исламского терроризма.

(аплодисменты)

Согласно данным, предоставленным Министерством юстиции, подавляющее большинство лиц, осужденных за терроризм и связанные с терроризмом преступления за период после терактов 11 сентября, приехали в нашу страну из-за границы. Мы были свидетелями терактов, совершенных у нас в стране, — от Бостона до Сан-Бернардино, Пентагона и, конечно же, Всемирного Торгового центра. Мы видели теракты во Франции, в Бельгии, в Германии и по всему миру.

Допускать бесконтрольный въезд из тех стран, где невозможно провести надлежащую проверку, — это не гуманизм, а безрассудство.

(аплодисменты)

Те, кто удостоился высокой чести и получил разрешение на въезд в Соединенные Штаты, должны поддерживать эту страну, любить ее народ и ее ценности. Мы не можем позволить, чтобы в Америке возник плацдарм терроризма, и мы не можем позволить, чтобы наша страна стала убежищем для экстремистов.

(аплодисменты)

Вот почему моя администрация работает над совершенствованием процедур проверки, и в ближайшее время мы предпримем новые шаги, чтобы обеспечить безопасность нашей страны и не допустить въезд в страну тех, кто будет причинять нам вред.

(аплодисменты)

Как я и обещал, я отдал распоряжение Министерству обороны разработать план по ликвидации и уничтожению ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.), этой сети ставящих себя выше закона дикарей, которые убивают мусульман и христиан, женщин и детей всех вер и убеждений. Мы вместе с нашими союзниками, включая друзей и союзников в мусульманском мире, будем работать над тем, чтобы стереть этого злобного врага с лица земли.

(аплодисменты)

Я также ввел новые санкции против юридических и физических лиц, которые поддерживают иранскую программу по созданию баллистических ракет, и подтвердил наш нерушимый союз с государством Израиль.

(аплодисменты)

И наконец, я сдержал свое слово и из 20 человек выбрал и назначил судью в Верховный суд США, который будет отстаивать нашу конституцию.

(аплодисменты)

Сегодня с нами в этом зале находится Морин Скалиа (Maureen Scalia) (вдова умершего в прошлом году судьи Верховного суда Антонина Скалиа — прим. пер.), и это для меня большая честь.

(аплодисменты)

Спасибо, Морин. Ее покойный супруг и великий человек Антонин Скалиа (Antonin Scalia) всегда будет символом американской юстиции.

На его место мы выбрали судью Нила Горсача (Neil Gorsuch), человека чрезвычайно опытного и глубоко преданного закону. Апелляционный суд одобрил его кандидатуру единогласно, и я прошу Сенат без промедлений утвердить его в этой должности.

(аплодисменты)

Сегодня, когда я излагаю те меры, которые мы должны принять как государство, нам надо честно рассказать о тех обстоятельствах, которые мы унаследовали. 94 миллиона американцев выбыли из числа работающего населения. Более 43 миллионов человек сегодня живут в бедности. И более 43 миллионов американцев сидят на продуктовых талонах.

Более 20% граждан в самом расцвете трудовых сил не работают. У нас было самое худшее финансовое оздоровление за 65 лет. За последние восемь лет ушедшая администрация накопила почти столько же новых долгов, сколько все остальные президенты вместе взятые.

После утверждения Североамериканского соглашения о свободной торговле мы потеряли более четверти рабочих мест в производственной сфере, а после вступления Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году мы лишились 60 тысяч заводов и фабрик. Наш дефицит торгового баланса в прошлом году составил почти 800 миллиардов долларов. А за рубежом мы получили в наследство целую серию трагических внешнеполитических катастроф.

Для решения этих и многих других неотложных проблем мы должны работать вместе, перешагнув через партийные разногласия. Нам надо черпать силы в американском духе, который помогал стране преодолевать трудности на всем протяжении нашей долгой и непростой истории. Но для достижения наших целей внутри страны и за рубежом мы должны заново запустить мотор американской экономики, чтобы компаниям было легче заниматься бизнесом в США и намного, намного труднее покидать нашу страну.

(аплодисменты)

Сегодня американские компании облагаются налогами, которые считаются одними из самых высоких в мире. Моя команда экономистов разрабатывает историческую налоговую реформу, которая поможет снизить норму налогообложения наших компаний, чтобы они могли конкурировать с кем угодно и преуспевать где угодно.

(аплодисменты)

Это будет большое, очень большое сокращение.

В то же время мы серьезно снизим налоговую нагрузку на средний класс. Мы должны создать равные условия для американских компаний и наших работников. Нам придется это сделать.

(аплодисменты)

В настоящее время, когда мы вывозим продукцию из Америки, многие страны заставляют нас платить высокие пошлины и налоги. Но когда иностранные компании поставляют свою продукцию в Америку, мы не взимаем с них ничего или почти ничего.

Я только что встречался с руководством и рабочими великой американской компании Harley-Davidson. Они с гордостью представили пять своих великолепных мотоциклов, изготовленных в США, сделав это прямо на переднем газоне Белого дома.

(аплодисменты)

Они предложили мне покататься, но я сказал: «Нет, спасибо».

(смех)

На этой встрече я спросил их: «Как ваши дела? Как работа?» Они ответили, что все хорошо. Я задал другой вопрос: «Как ваши дела с другими странами, как идут продажи за рубежом?»

Они рассказали мне — без жалоб, поскольку уже привыкли, что с ними так безобразно обходятся на протяжении многих лет, — что вести дела с другими странами очень трудно, потому что они облагают наши товары налогами по очень высокой ставке. По их словам, в одной из стран пошлина на мотоциклы Harley-Davidson составляет 100%.

Они даже не требовали перемен. Но я требую. Я верю…

(аплодисменты)

Я твердо верю в свободную торговлю, но это должна быть также честная и справедливая торговля. А у нас уже много лет не было честных и справедливых сделок.

Первый республиканский президент Авраам Линкольн предупреждал: «Отказавшись от протекционистской политики, американское правительство породит нищету и разруху в народе».

Линкольн был прав, и нам пора прислушаться к его совету и к его словам.

(аплодисменты)

Я больше не позволю, чтобы Америку, ее великие компании и рабочих кто-то обманывал. Они больше не будут эксплуатировать нашу страну.

(аплодисменты)

Я намерен вернуть назад миллионы рабочих мест. Чтобы защитить наших рабочих, мы должны реформировать систему легальной иммиграции.

(аплодисменты)

Сегодняшняя устаревшая система приводит к снижению оплаты труда самых бедных наших рабочих и становится огромным бременем для налогоплательщиков. Во многих странах мира, таких как Канада, Австралия и другие, действует меритократическая иммиграционная система.

(аплодисменты)

Это основополагающий принцип: тот, кто хочет въехать в другую страну, должен быть в состоянии обеспечить себя в финансовом плане. Но в Америке мы не реализуем это правило, что создает дополнительную нагрузку на те самые государственные ресурсы, от которых зависят беднейшие из наших граждан.

По данным Национальной академии наук, сегодняшняя иммиграционная система обходится американским налогоплательщикам во много миллиардов долларов ежегодно. Если мы откажемся от системы иммиграции малоквалифицированной рабочей силы и вместо нее примем меритократическую систему, у нас появится гораздо больше преимуществ. Мы сэкономим огромные деньги, повысим зарплаты рабочим, а также поможем нуждающимся семьям, в том числе семьям иммигрантов, перейти в средний класс. И они сделают это быстро, и будут очень и очень счастливы.

(аплодисменты)

Я считаю, что реальная и позитивная иммиграционная реформа возможна, если мы сосредоточимся на следующих целях: увеличение рабочих мест и зарплат для американцев, укрепление безопасности нашей страны и восстановление уважительного отношения к нашим законам.

Если нашим направляющим принципом будет благосостояние американских граждан, то, на мой взгляд, республиканцы и демократы смогут совместными усилиями добиться такого результата, какого нам не удавалось достичь на протяжении нескольких десятилетий.

(аплодисменты)

Другой президент-республиканец Дуайт Эйзенхауэр начал последнюю поистине великую общенациональную программу по развитию инфраструктуры — строительство сети федеральных скоростных автомагистралей. Пришло время разработать новую программу национального возрождения.

(аплодисменты)

Америка потратила на Ближнем Востоке примерно шесть триллионов долларов, и все это время наша инфраструктура внутри страны ветшала и разрушалась.

На эти шесть триллионов мы могли бы дважды перестроить нашу страну, а может, и трижды, будь у нас люди, умеющие вести переговоры.

(аплодисменты)

Чтобы начать процесс восстановления страны, я попрошу Конгресс утвердить закон, который даст один триллион долларов инвестиционного капитала на инфраструктуру Соединенных Штатов. Это будет государственный и частный капитал, который создаст миллионы новых рабочих мест.

(аплодисменты)

При этом мы будем руководствоваться двумя основополагающими принципами: «покупай американское» и «бери на работу американцев».

(аплодисменты)

Сегодня я также призываю Конгресс отменить и заменить Obamacare…

(аплодисменты)

…реформами, которые расширят выбор, обеспечат большую доступность, снизят расходы и в то же время повысят качество здравоохранения.

(аплодисменты)

Обязывать всех американцев покупать утвержденную государством медицинскую страховку — это неправильное решение для нашей страны.

(аплодисменты)

Чтобы медицинское страхование стало доступно для всех, нужно снизить стоимость медицинской страховки — и именно так мы поступим.

(аплодисменты)

Страховые выплаты по Obamacare в масштабах страны существенно увеличились. Например, в Аризоне только в прошлом году они выросли на 116%. Губернатор Кентукки Мэтт Бевин (Matt Bevin) только что сказал, что Obamacare в его штате терпит неудачу. Это штат Кентукки, и там эта программа стала неподъемной и провальной.

У трети округов —  только по одному страховщику, и они быстро их теряют. Они уходят. У многих американцев не остается выбора. Вообще не остается выбора.

Помните, нам говорили, что мы сможем сохранить и своего врача, и свой страховой план? Теперь мы знаем, что все эти обещания полностью нарушены. Obamacare терпит крах, и мы должны действовать решительно, чтобы защитить всех американцев.

(аплодисменты)

Действие — это не выбор, а необходимость. Поэтому я призываю всех демократов и республиканцев в Конгрессе к совместной работе ради спасения американцев от этой разразившейся катастрофы Obamacare.

(аплодисменты)

Вот принципы, которыми должен руководствоваться Конгресс, создавая более совершенную систему здравоохранения для всех американцев.

Во-первых, мы должны сделать так, чтобы американцы с хроническими заболеваниями получили доступ к страхованию, и чтобы смена страховки прошла спокойно.

(аплодисменты)

Во-вторых, мы должны помогать американцам покупать свою собственную страховку за счет налоговых скидок и расширения медицинских сберегательных счетов. Но это должен быть такой план, который придется им по душе, а не будет навязан государством.

(аплодисменты)

В-третьих, мы должны дать губернаторам штатов ресурсы и свободу, которые необходимы для реализации программы бесплатной медицинской помощи неимущим Medicaid, чтобы ни один человек не остался за ее рамками.

(аплодисменты)

В-четвертых, нам надо осуществить правовые реформы, чтобы защитить пациентов и врачей от ненужных трат, которые повышают стоимость страховки, а также немедленно снизить искусственно завышаемые цены на медикаменты.

(аплодисменты)

И наконец, пришло время дать американцам свободу действий, чтобы они могли покупать медицинскую страховку за пределами своего штата…

(аплодисменты)

…что создаст по-настоящему конкурентный общенациональный рынок. Это приведет к снижению расходов и к улучшению здравоохранения. Это очень важно.

В нашей стране надо починить все, что сломано. Решить можно любую проблему. И каждая страдающая семья может найти исцеление и надежду. Наши граждане заслуживают и это, и гораздо большее. Так почему бы нам не объединить усилия и не сделать это дело, причем сделать его правильно?

(аплодисменты)

В этих и многих других вопросах демократы и республиканцы должны объединиться и сплотиться ради общего блага нашей страны и ради блага американского народа.

(аплодисменты)

Моя администрация хочет работать с членами обеих партий, чтобы сделать доступными и недорогими дошкольные детские заведения, а также помочь молодым родителям с оплатой отпуска по семейным обстоятельствам…

(аплодисменты)

…с капиталовложениями в женское здравоохранение. Надо делать так, чтобы у нас были чистый воздух и чистая вода. Надо восстановить нашу армию и нашу инфраструктуру.

(аплодисменты)

Подлинная любовь к нашему народу требует, чтобы мы искали взаимопонимание, содействовали всеобщему благу и сотрудничали ради каждого американского ребенка, потому что все они заслуживают более светлого будущего.

В зале сегодня находится замечательная девушка, которая должна вдохновить всех нас. Сегодня День редких болезней, и к нам присоединилась Меган Кроули (Megan Crowley), перенесшая такую болезнь. Меган…

(аплодисменты)

У Меган нашли очень редкую и серьезную болезнь Помпе, когда ей было 15 месяцев. Многие думали, что она не доживет и до пяти лет. Узнав об этом, отец Меган Джон начал бороться, делая все возможное ради спасения своего драгоценного ребенка. Он учредил компанию для разработки лекарства, которое в итоге спасло Меган жизнь. Сегодня ей 20 лет, и она учится в университете Нотр-Дам.

(аплодисменты)

История Меган — это история безграничной силы отцовской любви к дочери. Но из-за медленного и обременительного процесса утверждения препаратов вроде того, который спас жизнь Меган, в Управлении по контролю за продуктами и лекарствами очень многие не получают необходимых средств.

Если мы снимем ограничения, причем не только в Управлении по контролю за продуктами и лекарствами, но и во всем правительстве, то у нас будет гораздо больше таких чудес, как спасение Меган.

(аплодисменты)

Наши дети будут расти в чудесной стране. Но чтобы создать такое будущее, мы должны обогатить умы и души каждого американского ребенка. Образование в наше время — это вопрос гражданских прав.

(аплодисменты)

Я призываю членов обеих партий принять закон об образовании, который позволит финансировать обучение обездоленной молодежи, в том числе миллионов афроамериканцев и латиноамериканцев.

(аплодисменты)

Эти семьи должны иметь возможность выбирать по своим потребностям государственную, частную, религиозную или домашнюю школу для своих детей.

(аплодисменты)

С нами сегодня находится замечательная женщина Дениша Мерриуэзер (Denisha Merriweather). В детстве она слабо успевала в школе и дважды провалила экзамены за третий класс. Но затем ей удалось поступить в частный центр обучения — великолепный центр обучения — при помощи налоговой субсидии и стипендиальной программы. Сегодня она — первая в своей семье, кто окончил не только среднюю школу, но и колледж. В этом году она получит магистерскую степень в социальной сфере. Мы хотим, чтобы все дети, подобно Денише, могли вырваться из порочного круга бедности.

(аплодисменты)

Но чтобы они могли вырваться из порочного круга бедности, нам надо также разорвать порочный круг насилия. Количество убийств в 2015 году выросло до уровня, до которого не поднималось почти полвека. Только в прошлом году в Чикаго застрелили более четырех тысяч человек, а в этом году смертность в результате убийств растет еще быстрее. Это недопустимо в нашем обществе.

(аплодисменты)

Каждый американский ребенок должен расти в безопасном обществе, должен учиться в хорошей школе и иметь возможность получить высокооплачиваемую работу.

(аплодисменты)

Но чтобы создать такое будущее, мы должны работать вместе с людьми из правоохранительных органов, а не против них. Не против них.

(аплодисменты)

Мы должны возводить мосты сотрудничества и доверия, а не вбивать в общество клин разобщенности и разногласий. Это чистой воды разобщенность. Нам надо объединиться. Полиция и шерифы — члены нашего общества. Это наши друзья и соседи, матери и отцы, сыновья и дочери. Каждый день, когда они уходят на работу, их близкие беспокоятся, думая о том, вернутся ли они домой живыми и здоровыми. Мы обязаны поддержать этих замечательных людей из правоохранительных органов.

(аплодисменты)

А еще мы должны поддержать жертв преступности. Я отдал распоряжение Министерству внутренней безопасности создать управление, которое будет заниматься жертвами преступлений в Америке. Сокращенно это управление будет называться VOICE (управление по взаимодействию с жертвами иммиграционной преступности).

Мы дадим возможность высказаться тем, кого игнорируют средства массовой информации, кому затыкают рты особо влиятельные круги. Сегодня с нами…

(аплодисменты)

Сегодня с нами находятся четверо отважных американцев, которых подвело государство. Их зовут Джемиел Шо (Jamiel Shaw), Сьюзан Оливер (Susan Oliver), Дженна Оливер (Jenna Oliver) и Джессика Дэвис (Jessica Davis). 17-летнего сына Джемиела зверски убил член преступной банды нелегальных иммигрантов, незадолго до этого вышедший из тюрьмы. Джемиел Шо-младший был замечательным юношей с безграничным потенциалом. Он готовился к поступлению в колледж, где мог стать великолепным студентом и спортсменом.

Но это ему не удалось. Находящийся сегодня с нами отец этого юноши стал моим добрым другом. Джемиел, спасибо тебе. Спасибо.

(аплодисменты)

Кроме того, здесь присутствуют Сьюзан Оливер и Джессика Дэвис. Их мужья — заместитель шерифа Дэнни Оливер (Danny Oliver) и детектив Майкл Дэвис (Michael Davis) — погибли при исполнении служебных обязанностей в Калифорнии. Они были фундаментом нашего общества. Этих отважных мужчин застрелил нелегальный иммигрант с уголовным прошлым, которого дважды депортировали. Его вообще нельзя было пускать к нам в страну.

Вместе с Сьюзан к нам пришла ее дочь Дженна. Дженна, я хочу, чтобы ты знала: твой отец — герой, и сегодня вся страна выражает тебе свою любовь, поддерживает и молится за тебя.

(аплодисменты)

Джемиел, Дженна, Сьюзан и Джессика. Я хочу, чтобы вы знали: мы будем непрестанно бороться за справедливость. Ваши близкие никогда не будут забыты. Мы всегда будем чтить их память.

(аплодисменты)

И наконец, чтобы Америка была в безопасности, мы должны обеспечить военнослужащих США необходимыми инструментами и средствами для предотвращения войны, а в случае необходимости — для ее ведения до победного конца.

(аплодисменты)

Я направляю в Конгресс бюджет, нацеленный на восстановление вооруженных сил, на уничтожение оборонного секвестра…

(аплодисменты)

В нем предусмотрено самое большое увеличение расходов на национальную оборону за всю историю Америки.

Этот бюджет также предусматривает увеличение финансирования на нужды наших ветеранов. Наши ветераны выполнили свой долг перед страной, а мы должны выполнить свой долг перед ними.

(аплодисменты)

Как нация мы сталкиваемся с огромными вызовами. Но наш народ сильнее. И нет более великих и отважных людей, чем люди в форме, которые сражаются за Америку.

(аплодисменты)

Нас почтила своим присутствием Каррин Оуэнс (Carryn Owens), вдова оператора ВМС главного старшины Уильяма «Райана» Оуэнса. Райан погиб так же, как и жил — как воин и герой, сражаясь с терроризмом и защищая наш народ.

(аплодисменты)

Я только что говорил с нашим замечательным генералом [Джимом] Мэттисом, и он подтвердил — я цитирую: «Райан участвовал в очень успешной операции, которая помогла собрать чрезвычайно важные разведывательные сведения и обеспечить новые победы над врагом в будущем».

Наследие Райана вечно. Спасибо.

(аплодисменты)

Райан сейчас смотрит на нас сверху. Мы знаем это. И он очень рад, так как, на мой взгляд, он совершил подвиг.

(аплодисменты)

Ибо, как учит нас Библия, нет более великого акта любви, чем отдать жизнь за своих друзей. Райан пожертвовал своей жизнью ради друзей, ради своей страны, ради нашей свободы. Мы никогда не забудем Райана.

(аплодисменты)

Тем союзникам, которые задают себе вопросы о том, каким другом будет для них Америка, достаточно взглянуть на наших героев в военной форме. Наша внешняя политика требует прямого, активного и содержательного взаимодействия с внешним миром. Американское лидерство, основанное на жизненно важных интересах безопасности, — это то общее, что у нас есть с союзниками во всем мире.

Мы решительно поддерживаем НАТО, этот альянс, сформированный после двух мировых войн, уничтоживших фашизм…

(аплодисменты)

…одержавший победу над коммунизмом в ходе холодной войны.

(аплодисменты)

Однако наши партнеры должны выполнять свои финансовые обязательства. Они как раз начинают это делать, основываясь на откровенных и честных дискуссиях с нами. Я могу сказать вам, что деньги начали поступать. Это очень хорошо.

(аплодисменты)

Мы рассчитываем, что наши партнеры в НАТО, на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе будут играть непосредственную и значимую роль в стратегических и военных операциях, а также нести свою долю финансовой нагрузки. Им придется это делать.

Мы будем с уважением относиться к историческим институтам. Но вместе с тем мы будем соблюдать права всех стран. А они должны соблюдать наши права как нации.

(аплодисменты)

Свободные страны лучше всех выражают волю народа, а Америка уважительно относится к праву любой страны следовать собственным курсом. Моя задача состоит не в том, чтобы представлять весь мир. Моя задача — в том, чтобы представлять Соединенные Штаты Америки.

(аплодисменты)

Но мы знаем, что Америке лучше тогда, когда в мире меньше конфликтов. Мы должны усвоить ошибки прошлого. Мы видим войны, которые бушуют во всем мире, и разрушения, которые опустошают мир. Весь мир.

Единственное долгосрочное решение этих катастрофических гуманитарных проблем во многих случаях заключается в том, чтобы создать условия для безопасного возвращения перемещенных лиц в свои дома и для начала длительного, очень длительного процесса восстановления.

(аплодисменты)

Америка готова к поиску новых друзей, к формированию новых партнерств в тех случаях, когда совпадают наши интересы. Нам нужны гармония и стабильность, а не войны и конфликты. Нам нужен мир во что бы то ни стало. Америка сегодня дружит со многими бывшими врагами. Некоторые из наших ближайших союзников в прошлом воевали по разные стороны этих ужасных, ужасных войн. Эта история должна зарядить всех нас верой в лучший мир.

Будем надеяться, что 250-й год существования Америки станет для нашей планеты годом более мирным, справедливым и свободным.

В столетнюю годовщину нашей страны в 1876 году граждане со всех концов Америки собрались в Филадельфии, чтобы отпраздновать этот юбилей. Во время этих торжеств строители, художники, артисты и изобретатели показывали свои замечательные достижения. Александр Белл впервые продемонстрировал телефон. Ремингтон показал первую пишущую машинку. Была предпринята первая попытка дать электрическое освещение. Томас Эдисон представил автоматический телеграф и электрическую ручку. Представьте, какие чудеса может показать наша страна в свою 250-ю годовщину.

(аплодисменты)

Подумайте о тех изумительных достижениях, которые станут возможны, если просто дать свободу полету мечты наших людей. Лекарства против досаждающих нам болезней — это не такая уж и несбыточная мечта. Следы американцев на далеких планетах — это надежда, которая может осуществиться. Миллионы людей, перешедших от социальной помощи к созидательному труду — это реально. Улицы, куда матери не боятся отпускать своих детей; школы, где дети могут мирно учиться; рабочие места, дающие американцам возможности для благополучия и роста, — все это — не какая-то недостижимая цель.

(аплодисменты)

Когда мы добьемся всего этого, Америка станет более великой, чем прежде, причем для всех американцев. Такова наша перспектива. Такова наша задача. Но выполнить ее мы можем только все вместе. Мы — единый народ с единой судьбой.

У нас одинаковая кровь. Все мы отдаем честь нашему великому американскому флагу. И все мы являемся творением единого Бога.

(аплодисменты)

Мы добьемся этих целей, когда будем праздновать 250 лет славной свободы. Оглядываясь назад, мы поймем, что сегодняшний день был тем моментом, когда открылась новая глава американского величия. Нам просто нужна смелость, чтобы разделить наполняющие наши сердца мечты; нужна отвага, чтобы выразить волнующие наши души надежды; нужна уверенность, чтобы превратить эти надежды и мечты в реальность.

С сегодняшнего дня Америка будет крепнуть благодаря нашим устремлениям, а не слабеть от наших страхов. Ее будет воодушевлять будущее, и неудачи прошлого не будут связывать ее по рукам и ногам. Она будет направляться перспективами, а не ослабевать из-за наших сомнений.

Я прошу всех граждан поддержать это обновление американского духа. Я прошу всех членов Конгресса вместе со мной мечтать масштабно, смело и бесстрашно ради нашей страны. Я прошу всех, кто сегодня смотрит, воспользоваться этим моментом. Верьте в свое будущее. И снова поверьте в Америку.

Спасибо, благослови вас Бог. Боже, благослови Соединенные Штаты Америки.


http://inosmi.ru/politic/20170301/238799779.html
Оригинал публикации: Trump’s Speech to Congress: Video and Transcript
Опубликовано 28/02/2017 10:59

0

7

Русская служба BBC, Великобритания

СМИ США: первую речь Трампа в конгрессе хвалят и левые, и правые


02.03.2017
Владимир Козловский




Американские СМИ в данный момент поляризованы донельзя, но первую тронную речь Дональда Трампа хвалили и правые, и левые. Правые видели в ней знамение дальнейших побед своего героя, а левые предсказывали, что уже на следующее утро Трамп опять бросится к «Твиттеру» и все опошлит.

Пока этого не произошло, но критики Трампа утешают себя тем, что он не удержится и клюнет на первую же провокацию, ибо не может не ответить ударом на удар.

Статья либерального обозревателя Washington Post Джонатана Кейпхарта озаглавлена так: «Трамп в любой момент может испортить то хорошее впечатление, что он произвел».

«Конечно, — продолжает автор, — он наобещал много такого, чего дать не сможет, и нарисовал образ Америки, которая радикально отличается от реальности. Но его часовое выступление на совместном заседании конгресса не содержало нападок на прессу, высокопарных и хвастливых заявлений и открытых предрассудков, которые отличали его избирательную кампанию, переходный период и первые недели его правления…»

«Но мы уже такое видели», — продолжает Кейпхарт, который уверен, что скоро Трамп неизбежно сделает, скажет или твитнет что-то неподобающее.

Первые опросы показали, что большинство американцев приняли речь хорошо. По первоначальным данным, ее смотрели 40-45 млн человек. Большинство из них, как это всегда бывает, симпатизировали партии президента.

Согласно опросу CNN, речь Трампа произвела весьма приятное впечатление на 57% американцев.

Он, правда, сильно уступает Бараку Обаме, который в 2009 году впечатлил своей первой президентской речью 68% опрошенных, и Бушу, чью речь 2001 года положительно восприняли 66%.

Немалое достижение

Но для Трампа, который имеет самый низкий рейтинг среди начинающих президентов последних десятилетий, это немалое достижение.

Почти семеро из десяти опрошенных сказали, что высказанные Трампом идеи двинут страну в правильном направлении. 72% сказали, что им нравятся его экономические планы.

Среди таких планов — отмена бюрократических ограничений и правил, которые, по словам Трампа, жерновом висят на шее у американских производителей, или намерение потратить чуть не 1 трлн долларов на ремонт обветшалой инфраструктуры вроде злополучной плотины в Калифорнии, у которой разом прохудились оба водосброса.

Неясно, впрочем, согласится ли финансировать все его начинания конгресс, который помнит, что долги США скоро превысят 20 трлн долларов.

Сам Трамп так радовался успеху, что стал опасаться, как бы этот триумф не был смазан запланированным на среду обнародованием исправленной версии его указа о временном запрете на въезд из семи мусульманских стран, и поэтому отложил это оглашение.

Трампа похвалил даже комментатор CNN Вэн Джонс, которого консервативный журнал American Thinker охарактеризовал как «ультрарадикального левака». После того как Трамп обратился с трибуны к вдове морского спецназовца Райана Оуэнса, погибшего в январе в ходе операции против «Аль-Каиды» (запрещена в России — прим. ред.) в Йемене, он, по словам Джонса, «сделал что-то, чего у него не отнять — он стал президентом Соединенных Штатов!»

«Что же до людей, которые надеялись, что он так и останется разделяющим нас карикатурным персонажем, — продолжал Джонс, — то им сегодня стоит малость встревожиться. Потому что если он найдет способ вновь и вновь делать то, что он только что сделал у вас на глазах, он продержится восемь лет», то есть два президентских срока.


«Трамп — это надолго»


У многих демократов, которые так и не переварили неожиданную победу Трампа на выборах, до сих теплится надежда на импичмент или на какой-то дворцовый переворот. Но что Трамп — это надолго, заявил после речи не только Джонс, но и обозреватель решительно антитрампистской Washington Post Крис Силизза.

Среди проигравших в результате речи президента он упомянул тех, кто мечтает о неминуемом падении Трампа, и заметил им: «Ребята, он никуда не денется. И эта речь наводит на мысль, что у него больше пороха в пороховницах, чем почти все думали раньше. Эта речь — самый наглядный пример того, как Трамп начинает осваивать и понимать силу своего поста».

Когда Трамп превозносил доблесть Оуэнса, вдова убитого, Кэррин, сидевшая рядом с Иванкой Трамп, воздела глаза к небу и прошептала покойному мужу сквозь слезы: «I love you baby…», — а Трамп в ответ выдал экспромтом: «В эту минуту Райан смотрит вниз, и он счастлив, потому что, я думаю, он побил сейчас все рекорды».

Трамп имел в виду, что аплодисменты растянулись на несколько минут. В них включились даже многие бывшие в зале демократы, которые большую часть речи не аплодировали, так что республиканской фракции приходилось хлопать за двоих. Так республиканцы отдувались за весь зал 94 раза.

СМИ писали на днях о том, что законодатели-демократы спорили, подавать ли Трампу руку в тот момент, когда он будет продираться сквозь густую толпу их коллег — до и после своей речи. Ваш корреспондент внимательно следил за его проходами через зал и не видел, чтобы кто-то отверг протянутую руку президента.

Если речь хвалили даже его оппоненты, то сторонники Трампа радовались как дети. Консерватор Томас Лифсон озаглавил свою статью в American Thinker злорадно: «После триумфа Трампа демократы депрессуют, дезориентированы, деморализованы и деградируют».

«Для демократов это был самый худший вечер с 8 ноября 2016 года», — пишет автор и отмечает, что либеральная ведущая левого телеканала MSNBC «выглядела в тот вечер так, будто у нее умер любимый человек — такое же лицо было у нее в ночь выборов; ее коллеги-комментаторы, отчаянно искавшие, что бы покритиковать, сосредоточились на том, что президент поднимал стакан обеими руками».

На самом деле, критиков у выступления президента было сколько угодно. Хотя практически все соглашались с тем, что это была лучшая речь Трампа, которую им приходилось слышать, одним не нравился ее стиль, другим — содержание. Критики сходились в том, что наиболее возвышенные пассажи речи звучали в устах приземленного Трампа не слишком органично и явно были детищем его спичрайтеров.

«Лучшая речь»

Но и здесь были исключения. Например, корреспондент телекомпании Си-би-эс Гейл Кинг написала в «Твиттере»: «В начале он сказал, что будет говорить от чистого сердца, — и я думаю, он так и сделал».

«Лучшая речь, с которой когда-либо выступил Дональд Трамп», — вторит ей в «Твиттере» публицист Кирстен Пауэрс, обычно не склонная к умилению.

Критикам слева не понравилось, что Трамп неоднократно возврашался к теме нелегалов, среди которых, по его словам, слишком много уголовников. Демократы парировали статистикой, согласно которой иммигранты менее криминальны, чем коренные жители.

Когда оратор объявил, что при министерстве внутренней безопасности создается отдел помощи жертвам преступников-нелегалов, в зале — единственный раз — прозвучал гул неодобрения.

И слева, и справа были недовольны тем, что Трамп употребил термин «радикальный исламский терроризм», которого избегали и Барак Обама, и Джордж Буш, всегда заявлявшие, что США воюют не с исламом, а с его извращенным вариантом, который взяли на вооружение террористы.

Если верить источникам СМИ в Белом доме, новоиспеченный советник Трампа по национальной безопасности генерал-лейтенант Герберт Макмастер уговаривал его не использовать в речи этот термин, поскольку он может оттолкнуть мусульман, в лице которых США хотели бы найти союзников по борьбе с террором.

Трамп мало того, что не послушался, но еще и сделал ударение на этой формулировке, заявив в конгрессе: «Мы также принимаем серьезные меры для защиты нашей страны от радикального исламского терроризма!»

http://inosmi.ru/politic/20170302/238809992.html
Оригинал публикации: BBC
Опубликовано 02/03/2017 10:42

0

8

CNN, США

Речь Трампа в Варшаве

07.07.2017


Президент Дональд Трамп выступил в четверг в столице Польши Варшаве во время своей второй международной поездки в качестве президента. Это его полное выступление с участием первой леди Мелании Трамп. Текст предоставлен Белым домом.

Г-жа Трамп: Здравствуй, Польша! Большое спасибо. Нам с мужем очень нравится находиться в вашей прекрасной стране. Я хочу поблагодарить президента Дуду и г-жу Дуду за теплый прием и щедрое гостеприимство. Сегодня у меня была возможность посетить Центр науки «Коперник», и я поняла, что этот музей является не только источником информации, он еще и заставляет думать. Его миссия состоит в том, чтобы вдохновлять людей, вызвать у них желание наблюдать, экспериментировать, задавать вопросы и искать на них ответы.

Я думаю, что лучшего назначения для такого замечательного научного центра и быть не может. Спасибо всем, кто участвовал в организации нашей экскурсии — особенно детям, благодаря которым она прошла просто замечательно.

Как многие из вас знают, главной целью моего мужа как президента является защита и безопасность американского народа. Думаю, все мы согласны с тем, что люди должны иметь возможность жить без страха — в какой бы стране они ни жили. И я желаю этого всем нам, живущим на планете. (Аплодисменты)

Еще раз благодарю вас за этот замечательный прием в вашей особенной стране. Мы всегда будем помнить о вашей доброте и большом гостеприимстве. (Аплодисменты)

А теперь имею честь представить вам моего мужа, президента Соединенных Штатов Дональда Трампа. (Аплодисменты)

Президент Трамп: Большое спасибо. Очень приятно. У Соединенных Штатов есть много замечательных дипломатов, но для нашей страны поистине нет лучшего посла, чем наша прекрасная первая леди, Мелания. Спасибо, Мелания. Очень приятно. (Аплодисменты)

Мы приехали в вашу страну, чтобы передать вам очень важное послание: Америка любит Польшу, и Америка любит польский народ. (Аплодисменты) Спасибо.

Поляки во многом обогатили, сделали лучше не только этот регион, американцы польского происхождения также способствуют и процветанию Соединенных Штатов. И я по-настоящему гордился тем, что они оказали мне поддержку на выборах в 2016 году. (Аплодисменты)

Для меня огромная честь находиться здесь, в этом городе, стоять возле этого памятника участникам Варшавского восстания и выступать перед народом Польши. Такой Польши, о которой мечтали многие поколения — безопасной, сильной и свободной. (Аплодисменты)

Президент Дуда и ваша замечательная первая леди, Агата, приветствовали нас с огромной теплотой, сердечностью и добротой, которыми Польша славится во всем мире. Спасибо. (Аплодисменты) Выражаю им обоим свою искреннюю… да-да, действительно искреннюю благодарность. И отдельная благодарность — премьер-министру госпоже Шидло. (Аплодисменты)

Мы также рады, что к нам сегодня присоединился и бывший президент Лех Валенса, очень известный руководитель движения «Солидарность». (Аплодисменты) Спасибо. Спасибо. Спасибо.

Позвольте мне также от имени всех американцев поблагодарить весь польский народ за великодушие и отзывчивость, которые вы продемонстрировали, приняв наших солдат в своей стране. Эти воины являются не только мужественными защитниками свободы, они к тому же являются и символом готовности Америки выполнять свои обязательства и быть на страже вашей безопасности, а также отстаивать ваше место в сильной и демократической Европе.

Мы гордимся тем, что здесь на сцене с нами рядом стоят американские, польские, британские и румынские солдаты. Спасибо. (Аплодисменты) Спасибо. Отличная работа.

Мы с президентом Дудой только что вернулись с невероятно успешной встречи с лидерами, участвующими в «Инициативе трех морей». Америка стремится к расширению нашего партнерства с вами, гражданами стран этого крупного региона. Мы приветствуем установление более тесных торгово-экономических связей по мере роста экономики ваших стран. И мы готовы обеспечить вам доступ к альтернативным источникам энергии, так что Польша и ее соседи больше не будут заложниками единственного поставщика энергоресурсов. (Аплодисменты)

Г-н президент, я поздравляю вас, а также президента Хорватии с тем, что вы возглавили эту историческую «Инициативу трех морей». Спасибо. (Аплодисменты)

Это мой первый визит в Центральную Европу в качестве президента, и я очень рад, что есть возможность нанести этот визит в эту великолепную, прекрасную страну. Она прекрасна. (Аплодисменты) Польша находится в географическом центре Европы, но гораздо важнее то, что в польском народе мы видим душу Европы. Ваш народ велик, потому что вы отличаетесь величием духа, вы сильны духом. (Аплодисменты)

На протяжении двух веков Польша подвергалась постоянным и жестоким нападениям. Несмотря на то, что Польшу можно было захватывать и оккупировать и даже стереть с карты ее границы, ее никогда нельзя было вычеркнуть из истории и из своего сердца. В те тяжелые времена вы теряли свою землю, но вы никогда не теряли своей гордости. (Аплодисменты)

Поэтому я могу сегодня с искренним восхищением сказать, что повсюду — от маленьких деревень и сел до храмов и площадей ваших прекрасных городов — Польша живет, Польша процветает, Польша побеждает и торжествует. (Аплодисменты)

Несмотря на все попытки переделать вас, подчинить и закабалить или уничтожить вас, вы выжили и все преодолели. Вы — гордая страна Коперника, вы только подумайте… (аплодисменты), Шопена, Святого Иоанна Павла II. Польша — это страна великих героев. (Аплодисменты) И вы — народ, который знает истинную цену того, что вы защищаете.

Триумф польского духа над столетиями невзгод и лишений дает нам всем надежду на будущее, в котором добро побеждает зло, а мир торжествует над войной.

Для американцев со времен становления нашей страны Польша была символом надежды. Польские герои и американские патриоты сражались плечом к плечу в войне за независимость и во многих войнах, которые были потом. Наши солдаты до сих пор вместе служат в Афганистане и Ираке, воюя с врагами всей цивилизации.

Америка со своей стороны никогда не отступалась, не забывала о том, что свобода и независимость — это право и судьба польского народа. И мы никогда об этом не забудем. (Аплодисменты)

Между нашими странами существует особая связь, формировавшаяся и укреплявшаяся благодаря уникальной истории и национальному характеру каждой из них. Это братство, которое существует только между людьми, которые воевали, проливали кровь и умирали за свободу. (Аплодисменты)

Знаками этой дружбы отмечена столица нашей страны. В нескольких шагах от Белого дома мы установили памятники людям с такими именами, как Пуласки и Костюшко. (Аплодисменты) Точно так же и в Варшаве есть улица, названная в честь Джорджа Вашингтона, и стоит памятник одному из величайших героев мира — Рональду Рейгану. (Аплодисменты)

Поэтому я сегодня нахожусь здесь не просто с визитом в страну, являющуюся давним союзником, но и для того, чтобы поставить ее в пример другим, кто стремится к свободе и желает проявить мужество и волю в деле защиты нашей цивилизации. (Аплодисменты) История Польши — это история народа, который никогда не терял надежды, никогда не сдавался, не терял присутствия духа и который никогда не забывал, кто он. (Аплодисменты)

Публика: Дональд Трамп! Дональд Трамп! Дональд Трамп!

Президент Трамп: Спасибо. Огромное спасибо. Спасибо. Огромное спасибо. Для меня большая честь. Это государство, которому более тысячи лет. На протяжении более ста лет ваших границ не существовало, они были стерты, и всего лишь сто лет назад они были восстановлены.

В 1920 году в ходе Варшавской битвы, известной как «Чудо на Висле», Польша остановила советскую армию, стремившуюся завоевать Европу. (Аплодисменты) Затем, спустя 19 лет, в 1939 году, на вашу страну снова напали — на этот раз нацистская Германия с запада и СССР — с востока. Это беда. Это тяжело.

В условиях двойной оккупации польский народ пережил страдания и муки, не поддающиеся описанию: кровавая бойня в катынском лесу, захваты территории, Холокост, Варшавское гетто и восстание в Варшавском гетто, разрушение этой прекрасной столицы и гибель почти каждого пятого поляка. Жизнелюбивое еврейское население — самое многочисленное в Европе — практически полностью исчезло в результате того, что в годы этой оккупации нацисты систематически убивали миллионы польских евреев наряду с бесчисленным множеством других людей.

Летом 1944 года гитлеровские и советские войска готовились к ужасной и кровавой битве прямо здесь, в Варшаве. В этом «аду на земле» граждане Польши встали на защиту своей родины. Для меня огромная честь стоять сегодня на этой сцене рядом с ветеранами и героями Варшавского восстания. (Аплодисменты)

(Публика скандирует)

Президент Трамп: Какое величие духа. Мы отдаем честь вашему благородному самопожертвованию и обещаем всегда помнить о вашей борьбе за Польшу и за свободу. Спасибо. Спасибо. (Аплодисменты)

Этот памятник напоминает нам о том, что в этой отчаянной борьбе за освобождение от угнетения погибло более 150 тысяч поляков.

А на другом берегу реки советские войска остановились и ждали. Они наблюдали, как нацисты безжалостно уничтожали город, жестоко убивая мужчин, женщин и детей. Они пытались уничтожить этот народ навсегда, сломив их волю к жизни.

Но в глубине польского характера есть мужество и сила, которые никому не удалось сломить. Об этом хорошо сказал польский мученик, епископ Михал Козаль: «Гораздо страшнее военного поражения — падение человеческого духа».

За сорок лет коммунистической власти Польша и другие порабощенные государства Европы пережили жестокую кампанию, направленную на уничтожение свободы, вашей веры, ваших законов, вашей истории, вашей идентичности — фактически самой сути вашей культуры и ваших характерных черт. Но, несмотря на все это, вы никогда не теряли силы своего духа. (Аплодисменты) Ваши поработители пытались сломить вас, но Польшу сломить невозможно. (Аплодисменты)

И когда наступило второе июня 1979 года, и миллион поляков собрался в районе площади Победы на свою первую мессу, которую вел их, польский, Папа Римский. В тот день все коммунисты в Варшаве, должно быть, поняли, что их репрессивная система скоро рухнет.(Аплодисменты)

Они, должно быть, поняли это как раз в тот момент во время проповеди Папы Римского Иоанна Павла II, когда миллионная толпа польских мужчин, женщин и детей вдруг в едином порыве вознесла единую молитву. Эти поляки не просили богатства. Они не просили привилегий. Вместо этого один миллион поляков пропел три простых слова: «Нам нужен бог». (Аплодисменты)

В этих словах поляки вспомнили об обещании лучшего будущего. Они вновь обрели мужество, чтобы противостоять своим угнетателям. И они нашли слова, чтобы заявить, что Польша опять будет Польшей.

Сегодня, когда я стою здесь перед этой потрясающей толпой, перед этим верующим народом, мы все еще можем слышать те голоса, которые эхом звучат сквозь годы. Сегодня их послание актуально, как никогда. Народ Польши, народ Америки и жители Европы все еще кричат: «Нам нужен бог». (Аплодисменты)

Вместе с Папой Иоанном Павлом II поляки подтвердили свою идентичность как народ, преданный Богу. И, громко заявив о том, кто вы есть, вы поняли, что делать и как жить. Вы тогда объединились в знак солидарности против угнетения, против беззакония тайной полиции, против жестокой и злой системы, которая довела до обнищания ваши города и обеднила ваши души. И вы победили. Польша победила. Польша всегда будет побеждать. (Аплодисменты)

Публика: Дональд Трамп! Дональд Трамп! Дональд Трамп!


Президент Трамп: Спасибо. В этой победе над коммунизмом вас поддержал прочный союз свободных стран Запада, которые бросили вызов тирании. Теперь Польша вновь заняла свое место среди самых преданных членов альянса НАТО как одна из ведущих стран Европы — как страна сильная, неделимая и свободная.

Сильная Польша — это благо для стран Европы, и они это знают. Сильная Европа — это благо для Запада и для всего мира. (Аплодисменты) Через сто лет после вступления американских войск в Первую мировую войну трансатлантическая связь между Соединенными Штатами Америки и Европой сильна, как никогда. И, возможно, во многих отношениях даже сильнее.

Этому континенту уже не грозит призрак коммунизма. Но сегодня мы находимся на Западе, и следует сказать, что существует ряд серьезных угроз нашей безопасности и нашему образу жизни. Вы видите, что там происходит. Они представляют угрозу. Мы будем противостоять им. Мы победим. Но они представляют угрозу. (Аплодисменты)

Публика: Дональд Трамп! Дональд Трамп! Дональд Трамп!

Президент Трамп: Нам противостоит очередная репрессивная идеология, которая пытается распространять терроризм и экстремизм по всему миру. Америка и Европа раз за разом становятся жертвами терактов. Мы собираемся положить этому конец. (Аплодисменты)

Во время исторической встречи в Саудовской Аравии я призвал лидеров более 50-ти мусульманских стран объединиться, чтобы покончить с этой опасностью, которая угрожает всему человечеству. Мы должны встать единым фронтом против этих общих врагов, чтобы лишить их территории и финансирования, их сетей, а также всех форм идеологической поддержки, которую они могут получать. Хотя мы всегда будем рады приветствовать новых граждан, которые разделяют наши ценности и любят наш народ, наши границы всегда будут закрыты для всякого рода терроризма и экстремизма. (Аплодисменты)

Публика: Дональд Трамп! Дональд Трамп! Дональд Трамп!

Президент Трамп: Мы ведем ожесточенную борьбу против радикального исламского терроризма, и мы победим. Мы не можем согласиться с теми, кто отвергает наши ценности, и кто оправдывает насилие против невинных людей ненавистью.

Сегодня против Запада также выступают державы, которые стремятся испытать нашу волю, ослабить нашу уверенность в себе и бросить вызов нашим интересам. Чтобы противостоять новым формам агрессии — в том числе пропаганде, финансовым преступлениям и кибервойнам — мы должны адаптировать наш альянс таким образом, чтобы успешно конкурировать на новых направлениях и на всех новых полях сражений.

Мы призываем Россию прекратить свои дестабилизирующие действия на Украине и в других странах, а также поддержку враждебных режимов, включая Сирию и Иран. И вместо этого присоединиться к сообществу ответственных стран в нашей борьбе против общих врагов и в защите самой цивилизации. (Аплодисменты)

Наконец, по обе стороны Атлантики наши граждане столкнулись с еще одной опасностью, которую мы в силах контролировать. Для кого-то эта опасность невидима, но полякам она знакома: неуклонное расползание государственной бюрократии, которая истощает жизненные силы и благополучие людей. Запад стал великим не благодаря бумажной волоките, правилам и положениям, а потому, что у людей была возможность стремиться к своим мечтам и строить свою судьбу.

Американцы, поляки и народы Европы ценят личную свободу и суверенитет. Мы должны действовать вместе, чтобы противостоять враждебным силам (действуют ли они изнутри или извне, с юга или востока), которые могут со временем разрушить наши ценности и уничтожить культуру, веру и традиции, делающие нас такими, какие мы есть. (Аплодисменты) Если не сдерживать эти силы, они лишат нас мужества, силы духа и ослабят нашу волю, которые нам необходимы для того, чтобы защищать себя и наши общества.

Мы пишем симфонии. Мы внедряем новшества. Мы прославляем наших древних героев, мы сохраняем наши бессмертные обычаи и традиции — и при этом всегда стремимся открывать и исследовать новые рубежи.

Мы вознаграждаем способности. Мы стремимся к совершенству и высоко ценим вдохновляющие произведения искусства, которые воздают хвалу богу. Мы глубоко уважаем законность и защищаем право на свободу слова и свободу мнений. (Аплодисменты)

Мы выступаем за права женщин — опор нашего общества и нашего успеха. В центр наших жизней мы ставим веру и семью, а не правительство и бюрократию. Мы все оспариваем, все подвергаем сомнению. Мы стремимся знать все, чтобы лучше знать самих себя. (Аплодисменты)

И в первую очередь мы ценим достоинство каждого человека, защищаем права каждой личности и разделяем надежду каждой души на свободную жизнь. Это то, что мы есть. Это те бесценные связи, которые объединяют нас как нации, как союзников и как цивилизацию.

То, что у нас есть, то, что мы унаследовали от наших — и вы, как видно по этой невероятной толпе, это знаете лучше, чем кто бы то ни было, — то, что мы унаследовали от наших предков, никогда до сих пор не существовало в таком масштабе. И если мы не сможем его сохранить, его никогда больше не будет. Поэтому нам нельзя потерпеть неудачу.

У этого великого содружества стран есть еще кое-что общее: в каждой из них основой для свободы и краеугольным камнем для нашей обороны всегда был народ, а не правители. Такой основой народ был и в Польше — вот прямо здесь, в Варшаве, — и с самого начала в Америке.

Наши граждане не для того вместе завоевывали свободу, не для того вместе переживали ужасы, не для того вместе боролись со злом, чтобы потерять свою свободу из-за недостатка гордости и неуверенности в собственных ценностях. Не для того — и этого не будет. Мы не отступимся. (Аплодисменты)

Публика: Дональд Трамп! Дональд Трамп! Дональд Трамп!

Президент Трамп: Пока мы помним нашу историю, мы будем знать, как нам строить наше будущее. Американцы знают, что сильный альянс свободных, суверенных и независимых стран — это лучшая защита для наших свобод и для наших интересов. Именно поэтому моя администрация требует, чтобы все члены НАТО стали, наконец, полностью и честно выполнять свои финансовые обязательства.

В результате такой настойчивости в бюджет НАТО стали поступать миллиарды долларов. На самом деле, люди потрясены. Но еще миллиарды и миллиарды долларов поступят от тех стран, которые, на мой взгляд, не стали бы платить так быстро.

Тем, кто критикует нашу жесткую позицию, я бы хотел сказать, что Соединенные Штаты не только словом, но и делом продемонстрировали, что мы твердо придерживаемся положений статьи 5 о взаимной обороне. (Аплодисменты)

Говорить легко, но действия гораздо важнее. И для своей собственной защиты Европа должна делать больше. Это известно вам, это известно всем, это должен знать каждый. Европа должна продемонстрировать, что она верит в свое будущее, вкладывая средства в обеспечение безопасности этого будущего.

Вот почему мы аплодируем Польше за принятое на этой неделе решение приобрести в США проверенный в боях зенитно-ракетный комплекс «Пэтриот», который является лучшим в мире. (Аплодисменты) Вот почему мы приветствуем польский народ за то, что он, находясь в составе НАТО, достиг установленного показателя по выделению средств на нашу общую оборону. Спасибо. Спасибо тебе, Польша. И я должен сказать вам, вы подаете замечательный пример, и мы аплодируем Польше. Спасибо. (Аплодисменты)

Мы должны помнить, что наша оборона это не только готовность вкладывать деньги, но и готовность демонстрировать волю. Как показывает нам опыт Польши, оборона Запада зиждется не только на денежных средствах, но и на воле его народа к победе, к успеху, к обретению того, что нам надо иметь. Фундаментальный вопрос нашего времени заключается в том, есть ли у Запада сила воли для выживания. Верим ли мы в наши ценности, чтобы защищать их любой ценой? Достаточно ли мы уважаем своих граждан, чтобы защищать наши границы? Есть ли у нас желание и мужество для сохранения цивилизации перед лицом тех, кто хочет подорвать и разрушить ее? (Аплодисменты)

У нас могут быть самые мощные экономики и самое смертоносное оружие в мире, но если у нас не будет крепких семей и прочных ценностей, то мы ослабнем и не выживем. (Аплодисменты) Если кто-то забыл критическую значимость всего этого, пусть приезжают в страну, которая никогда об этом не забывает. Пусть приезжают в Польшу. (Аплодисменты) Пусть приезжают сюда, в Варшаву, пусть узнают историю Варшавского восстания.

Приехав сюда, они должны узнать про Иерусалимские аллеи. В августе 1944 года Иерусалимские аллеи были одной из главных улиц, идущих через этот город с запада на восток, как и сегодня.

Контроль над этой дорогой был исключительно важен для обеих сторон, участвовавших в битве за Варшаву. Немецкой армии она была нужна как самый прямой маршрут для переброски войск и создания прочной линии фронта. А для Армии Крайовой было очень важно иметь возможность перемещаться через эту улицу на север и на юг, чтобы удерживать центр города и не допустить раскола и подавления восстания.

Каждую ночь поляки под пулеметным огнем — а это был страшный огонь — укладывали мешки с песком, чтобы прикрыть узкий проход через Иерусалимские аллеи. Каждый день вражеские войска снова и снова уничтожали это прикрытие. Затем поляки выкопали траншею. И наконец, они возвели баррикаду. После этого отважные польские бойцы начали пересекать Иерусалимские аллеи. Этот узкий проход шириной всего в несколько метров стал тем хрупким звеном, которое помогало продолжать восстание.

Между возведенными стенами борцы за свободу и граждане постоянно совершали смертельно опасные, просто гибельные перебежки. Они перебегали через улицу, они бежали по ней и под ней, делая все, чтобы защитить город. «Дальняя сторона была всего в нескольких метрах», — вспоминала польская девушка по имени Грета. Для нее это был вопрос жизни и смерти. Она говорила: «Смертельно опасный участок дороги пропитался кровью. Это была кровь посыльных, кровь девушек-связисток и курьеров».

Нацистские снайперы стреляли по всем, кто пересекал улицу. Стреляли по каждому, кто перебегал. Солдаты сожгли все здания на этой улице и использовали поляков в качестве живого щита для своих танков в попытке захватить Иерусалимские аллеи. Враг непрестанно вел неумолимое наступление на этот маленький форпост цивилизации. А поляки непрестанно оборонялись.

Проход через Иерусалимские аллеи надо было постоянно оборонять, чинить и укреплять, и его защитники были непоколебимы даже перед лицом смерти. Этот слабый проход существовал до последних дней восстания. Он не был забыт, и не будет. Его оборонял польский народ.

Память о тех, кто погиб в Варшавском восстании, взывает к нам через десятилетия, и четче всего воспоминания о тех, кто погиб, строя и обороняя проход через Иерусалимские аллеи. Эти герои напоминают нам о том, что патриоты спасли Запад своей кровью, что каждое поколение должно вносить свой вклад в его оборону, (аплодисменты) что каждая пядь земли, каждый сантиметр цивилизации стоят того, чтобы защищать их ценой собственной жизни.

Наша битва за Запад начинается не на поле боя. Она начинается с нашего сознания, с нашей воли и с наших душ. Сегодня объединяющие нашу цивилизацию узы важны ничуть не меньше и требуют ничуть не меньшей защиты, чем тот клочок земли, на который когда-то возлагала все свои надежды Польша. Наша свобода, наша цивилизация и наша жизнь зависит от этих уз истории, культуры и памяти.

Сегодня, как и всегда, Польша в нашем сердце, а ее народ ведет эту борьбу. (Аплодисменты) Польшу нельзя сломить, и я говорю сегодня во всеуслышание всему миру, что Запад никогда, никогда не будет сломлен. Наши ценности возобладают. Наши народы будут процветать. А наша цивилизация восторжествует. (Аплодисменты)

Публика: Дональд Трамп! Дональд Трамп! Дональд Трамп!

Президент Трамп: Спасибо вам. Итак, давайте вместе бороться, как поляки, — бороться за семью, за свободу, за страну, за Бога.

Спасибо. Благослови вас Господь. Господи, благослови польский народ. Господи, благослови наших союзников. Господи, благослови Соединенные Штаты Америки.

Спасибо. Благослови вас Господь. Большое спасибо. (Аплодисменты)

http://inosmi.ru/politic/20170707/239748910.html
Оригинал публикации: Trump's speech in Warsaw (full transcript, video)
Опубликовано 06/07/2017 13:59

0


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » США: президент Трамп: речи и выступления